Подходит к концу первый год работы ЕАЭС

29.12.2015

На днях в Москве прошло заседание Высшего евразийского экономического совета Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Последнее заседание в текущем году по традиции стало своеобразным рубежом, на котором принято подводить итоги уходящего года и намечать планы на будущее.

Как известно, в 2014 году был завершен процесс присоединения к ЕАЭС Армении, которая 2 января 2015 года стала полноправным участником объединения. В мае текущего года к ЕАЭС присоединился Кыргызстан. Таким образом, трансформация организации из «тройки» (Казахстан, Россия и Беларусь) в «пятерку» (членство Армении и Кыргызстана) не только открывает перед всеми частниками интеграционного объединения новые перспективы, но и накладывает определенного рода обязательства.
И сегодня на повестке дня стоят воп-росы формирования общих рынков, обсуждение единых таможенных процедур, привлечение инвестиций в инфраструктурные проекты, развитие торговли и рынка капитала, сотрудничество с другими странами и объединениями. 2015 год был сложным, так как из-за кризисных явлений наблюдались проблемы во взаимной торговле. Но интеграционные процессы продолжаются, поскольку страны консолидировались, чтобы стать успешнее.
О том, чем запомнился уходящий год для Казахстана, являющегося активным членом ЕАЭС, рассуждали известные политологи и экономисты в ходе заседание экспертного клуба на тему «Интеграционная мозаика и перспективы Казахстана», организованного ОФ «Мир Евразии».
Существующая реальность в условиях экономической турбулентности заставляет по-новому воспринимать процессы, происходящие как внутри интеграционного объединения, так и за его пределами. Такие новые тенденции, как экономическая многополярность и ускоренная регионализация (в качестве ответа на глобальные угрозы), стремление ряда стран укрепить собственные экономические позиции с помощью «подушек безопасности» – все это может вести к некоторой трансформации процессов интеграционной практики. К примеру, когда функционировал Таможенный союз и создавался ЕАЭС, была озвучена идея создания нового Шелкового пути – торгового коридора для прямых поставок товаров. Сегодня же политики и эксперты рассуждают о сопряжении этих двух проектов. В 2015 году на крупнейших площадках речь также шла о взаимодействии ЕАЭС с Европейским союзом, БРИКС, ШОС, АТЭС, обсуждались идеи концепций «Большая Евразия» и «Интеграция интеграций».
Руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев отмечает: «Когда создавался и планировался ЕАЭС, никто не знал, что будут заниматься и обсуждать его сопряжение с проектом Великого Шелкового пути. Будут говорить о том, как вчера предлагал Нурсултан Назарбаев, усилить взаимодействие ШОС и Евразийского экономического союза, большая часть стран представлена и в том, и в другом объединении. В этом же году появились разговоры об усилении сотрудничества ЕАЭС с такими организациями, как АТЭС, БРИКС. Давно уже идет речь о попытке создания зоны свободной торговли между ЕАЭС и ЕС».
Его позицию разделяет директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Болат Султанов, который также отметил: «Я хотел бы вот еще на что обратить внимание. Есть такой Ариэль Коэн, после экономического форума в Астане он сказал: «Евразийский экономический союз – это, конечно, хорошо. Но основные источники инвестиций и инноваций для постсоветского пространства находятся за его пределами – в Китае, Европе и США». Поэтому сейчас надо готовиться к интеграции с Европой, Азией и Америкой.
Поэтому мы должны в нашей работе исходить из того, что когда нас критикуют за то, что мы создаем какие-то интеграционные объединения, кстати, критикуют нас американские эксперты и с их подачи часть наших политологов, то надо обратить внимание, что США, по словам Ариэля Коэна, даром времени не теряют. Они понимают необходимость создания не просто регио-нальных интеграционных структур, а субрегиональных структур. Для нас другого выхода нет, поскольку мы находимся в большом отрыве от морских торговых путей. Это единственный выход, если мы хотим провести диверсификацию экономики (а с нашим рынком в 17 млн человек это невозможно), нам нужны большие рынки. И эти рынки нам может предоставить ЕАЭС и создание ЗСТ с теми государствами, которые готовы это сделать».
В этом направлении уже проделана определенная работа. Ведь, как известно, интерес к созданию зоны свободной торговли (ЗСТ) с ЕАЭС уже проявили более 40 стран. При этом одним из первопроходцев стал Вьетнам, с которым было подписано соглашение о создании ЗСТ с ЕАЭС. Подписанный документ предусматривает обнуление Вьетнамом для поставщиков из стран Евразийского союза ввозных таможенных пошлин на более чем 59 процентов тарифных линий от общей товарной номенклатуры. Это преду-смотрено сразу после вступления соглашения в силу. В отношении еще 29 процентов групп товаров ставки таможенных пошлин будут снижены до нуля процентов в течение 5–10 лет.
К слову, сотрудничество между ЕАЭС и Вьетнамом уже имеет свою положительную историю. Так, с 2010 по 2014 год взаимный товарооборот между двумя сторонами вырос на 61,5 процента, составив 4,2 млрд долларов. А после вступления в силу договора о ЗСТ ожидается увеличение товаро-оборота более чем в два раза (с 4 до 10 млрд долл.). Кроме этого, сотрудничество с Вьетнамом позволит странам ЕАЭС расширить сотрудничество со странами Азиатско-Тихоокеанского региона.
Подписание договора ЕАЭС о ЗСТ с Вьетнамом соответствует национальным интересам Казахстана. Так, Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в своем недавнем Послании народу «Казахстан в новой глобальной реальности: рост, реформы, развитие» отметил, что «необходимо заключить соглашения о свободной торговле ЕАЭС с ключевыми региональными рынками. Правительство должно проработать эти вопросы с нашими партнерами и решать их с выгодой для всех».
На очереди – подписание очередных соглашений о ЗСТ с другими странами мира. Так, в октябре 2015 года было принято решение о запуске аналогичных переговоров с Израилем. Параллельно проводится работа по определению перспектив сотрудничества с такими крупными странами, как Индия, Египет и Иран.
Наряду с оптимистическими планами необходимо более тщательно изучать возможные риски и угрозы, способные повлиять на ЕАЭС. Так, главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований Андрей Хан отметил: «Действительно, хотим мы того или нет, это реальность, это касается всех участников ЕАЭС – Армении, Беларуси, Кыргызстана, Казахстана и России: у всех товарооборот как в целом, так и между странами значительно упал.
Причем, что интересно, в России как экспорт, так и импорт снизились примерно в одинаковых пропорциях – где-то 68 процентов, 61 процент. У Казахстана очень интересное снижение: экспорт снизился на 42 процента, а импорт – всего на 3,2 процента. То есть здесь мы видим, в какой серьезной ситуации в отличие от той же России мы находимся… Мне кажется, есть здесь некое неудачное стечение обстоятельств. Прошлый год, когда началось движение в сторону выстраивания ЕАЭС, совпал с теми катаклизмами, с той турбулентностью в Европе, с Украиной. Это все усилилось конфликтом на Ближнем Востоке. И, несмотря на нашу позицию «Pro», а мы проблемами ЕАЭС занимаемся практически год, здесь у нас на заседаниях часто звучит критика по этому вопросу. Но надо находить плюсы, надо находить аргументы».
Его мнение разделяет руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев: «Когда вы говорили о падении товарооборота, на самом деле со всеми основными торговыми партнерами товарооборот упал. Просто те или иные спикеры, желая привести как факт якобы ухудшения взаимоотношений или ближайших ухудшений в работе ЕАЭС, начинают приводить данные о падении товарооборота.
Вот вчера приезжал высокопоставленный чиновник ЕС. Привели цифры: за последние 10 месяцев товарооборот Казахстана с Евросоюзом, а это основной наш партнер, составил 26,7 млрд. А в прошлом году за 10 месяцев было 45,6 млрд. Падение наблюдается по всем фронтам. И даже с теми странами, которые не имеют отношения к союзническим отношениям. С той же Украиной падение составило почти 50 процентов».
Другим вопросом стало обсуждение доверительных отношений между членами ЕАЭС. «Самое главное – в рамках ЕАЭС нет доверия, каждый друг друга подозревает. И это провоцируется, это усиливается. Нам нужно выходить на другие проекты, искать пути решения. Я думаю, что пути решения очень простые: надо создавать наднациональные проекты, которые бы, например, объединили Соколовско-Сарбайский обогатительный комбинат и Магнитку – Магнитогорский металлургический комбинат. То есть те экономические цепочки, которые существовали в Советском Союзе, нужно восстанавливать, или создавать новые на другой какой-то основе.
Если будут создаваться общие проекты, тогда никто не будет на себя тянуть одеяло. Я считаю, что одним из путей решения является создание надстрановых и, может быть, надрегио-нальных торговых, экономических, промышленных структур. И второе. Я призываю посмотреть выступление Таира Мансурова, который предлагает сделать одним из коньков евразийской экономической интеграции энергетический комплекс. То есть создание казахстанско-российских энергетических комплексов. Я думаю, это тот мотор, который может потянуть наши страны в интеграционном русле», – отметил директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Болат Султанов.
Другим моментом является дальнейшее развитие ЕАЭС. И это понятно, ведь сегодня создается новая глобальная архитектура, состоящая в большинстве своем из интеграционных объединений. В этом просматривается объективный и долговременный характер процессов становления новых транснациональных экономических конструкций. «Наверное, на Высшем совете мы должны говорить о том, как Евразийский союз развивать дальше в условиях, когда там создают Трансатлантический, здесь – Транстихо-океанский… У нас есть тоже моменты, которые нам надо решить», – отметил Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на встрече со своим российским коллегой Владимиром Путиным.
Необходимость обсуждения перспектив ЕАЭС сегодня как никогда высока с учетом динамично меняющейся ситуации в мире. «Комбинированные, гибридные формы интеграционного взаимодействия очень характерны были для уходящего года. Тем не менее, как показывает практика, как показывает то же Послание Нурсултана Назарбаева, где речь идет о пяти направлениях антикризисных структурных преобразований, когда Президент сказал, что мы должны эффективно использовать потенциал близлежащих стран… Вчерашний день для Казахстана тоже был в определенной степени знаковым, когда было подписано об усилении взаимодействия и сотрудничества с Европейским союзом, и в то же время в Москве Президент говорил, что надо двигать Евразийский союз дальше, тем более что в 2016 году Казахстан будет председательствовать в ЕАЭС. Это тоже определенный вызов и возможности», – отметил руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев.
Однако и здесь необходимо просчитывать все возможные варианты, связанные с дальнейшим развитием ЕАЭС. «Нам нужно будет сейчас внимательно посмотреть переход от однополярного к многополярному миру, в частности создание и деятельность ШОС, БРИКС и ЕАЭС. Нам нельзя допустить, чтобы эти объединения перешли в конфронтационное противопоставление с теми объединениями, которые создают США. Я думаю, что в этой связи визит Федерики Могерини – это один из шансов прежде всего для казахстанских дипломатов проявить свою прыть, гибкость, обаяние для того, чтобы решить главную задачу, которую обозначил Президент. Это создание Большой Центральной Азии. Это создание зоны свободной торговли от Атлантики до Тихого океана», – отметил директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Болат Султанов.
Конечно, чтобы двигаться вперед, необходимо извлечь так называемый «Lessons learned», чтобы не повторить ошибки прошлых лет. Поэтому для Казахстана, который в наступающем, 2016 году будет председательствовать в ЕАЭС, анализ деятельности интеграционного объединения, равно как и изучение ситуации на мировых рынках и глобальной политической арене, будет иметь одно из первоочередных значений.

Олег СИДОРОВ, Алматы

Источник: Литер