Погонщики торгуются, собаки лают, караван интеграции идет

22.04.2014

Состоялось заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему “Интеграция 2.0: проект ЕАЭС вышел на стадию подписания”. “Если уж делать Союз, то делать Союз!” – подчеркнул аналитик Марат Шибутов в ходе заседания.

“Если уж делать Союз, то делать Союз!” – подчеркнул аналитик Марат Шибутов в ходе заседания экспертного клуба на тему “Интеграция 2.0: проект ЕАЭС вышел на стадию подписания” (организатор – ОФ “Мир Евразии”). Для реализации такого подхода он видит правильным сценарий, при котором ликвидируются излишние структуры вроде Зоны свободной торговли СНГ, да и границы Евразийского Союза по идее должны совпадать с границами ОДКБ.

Если уж делать Союз, то делать Союз

“Хотят создать пример успешной интеграционной структуры”, – так видит амбиции президентов России, Казахстана и Белоруссии Эдуард Полетаев, модератор заседания экспертного клуба. Однако “процесс интеграции – это еще и мировоззренческий вопрос”. Отсюда такой ракурс проблемы, как качество распространяемой информации о новом интеграционном объединении.

“Далеко не все знают, что Казахстан вообще собирается подписывать в мае договор о ЕАЭС”, – констатировал г-н Полетаев. Чиновники в своих выступлениях оперируют главным образом макроэкономическими показателями. А вот формат безопасности, на взгляд политолога, остается вне поля зрения. Тему продолжил политолог Андрей Чеботарев: “Власть информационно проигрывает. Когда слушаешь представителей власти, то элементарно не понятно о чем они говорят. Оппозиция заявляет “у нас отбирают суверенитет” – этот тезис понятен людям”“Национал-патриотический фланг растет, но он расколот”, – отметил г-н Чеботарев.

Марат Шибутов, рассматривая нюансы подготовки Договора, обратил внимание на то, что Россия старается усилить тот момент, где Союз рассматривается как субъект международного права. Казахстан наоборот хотел бы данный пункт убрать. По экономическому блоку “Россия свои собственные обязательства не выполняет”, – считает г-н Шибутов. К тому же у РФ практически нет общенационального рынка – вместо этого получается конгломерат из 85 рынков по числу субъектов федерации. “Та Россия, которая в Договоре – ее в реальности нет”, – особо выделил аналитик. Он предлагает для успеха проекта ликвидировать межгосударственные “зомби-объединения”, в которых состоят будущие участники Евразийского Союза и сосредоточиться на главном формате.

Участники дискуссии обратили внимание на то, что после возвращения Россией Крыма ряд экспертов ожидал заметного торможения Астаны на пути евразийской интеграции. В реальности такого не произошло и темп создания ЕАЭС не ослабевает. Значит, в Союзе есть некие положительные моменты, которые не особо присутствуют в информационном поле, однако в реальности однозначно имеются. Марат Шибутов в качестве “серой” части невидимого айсберга выделил то, что от Казани до Томска в России доминирует контрабандный алкоголь из Казахстана. Счет трудовых мигрантов из Казахстана в России идет на сотни тысяч человек (это снижает социальную напряженность в семи приграничных с РФ областях РК), в разы вырос экспорт казахстанской пшеницы.

“В Казахстане есть фобия любых интеграционных процессов”, – уверен Айдархан Кусаинов. Поэтому властям нужно изменить пропагандистские акценты. “Хороший казахстанский бизнесмен – это тот, кто вышел на российский рынок и всех там победил”, – так ему видится адекватный пропагандистский посыл в условиях ЕАЭС. К тому же опора для подобных тезисов есть. Например, г-н Кусаинов знает российскую сеть в 500 аптек, которая отказалась от малазийского масла из черного тмина и перешла на казахстанскую продукцию. Также он считает важным поиск новых идеологических конструктов с целью создания общей надэтнической идентичности.

“Разделять цели и принципы – это одно, а выполнять их – это другое”, – акцентировала Галия Мовкебаева. Она указала на присутствие в Казахстане евразо-оптимистов и евразо-скептиков (по аналогии с евро-оптимистами и евро-скептиками). Она разделяет тезис Султана Акимбекова о том, что от интеграции выигрывает в первую очередь крупный бизнес, тогда как средний и мелкий больше теряет.

“Самодостаточность экономики – это когда она имеет внутренние генераторы развития”, – подчеркнула Айгуль Тулембаева. Весь малый и средний бизнес Казахстана – это торговля импортом. В зародыше загубили производственный сектор. В Беларуси у МСБ тоже проблемы (население страны последние двадцать лет не растет, из-за чего МСБ для роста не хватает кадров), но там они качественно иные.“Производственный бизнес в Казахстане не страдает от Таможенного союза”, – заявила г-жа Тулембаева.

Журналист Ярослав Разумов в ходе заседания экспертного клуба “зацепился” за определение “Мы”. На его взгляд, одна из ключевых проблем формирования ЕАЭС с казахстанской стороны в том, что договор подписывают и ведут переговоры по нему те самые люди, которые и загубили несырьевое производство в стране. То есть адресат претензий населения за коррупцию и некомпетентность по факту решает фундаментальные вопросы по вхождению Казахстана в Евразийский союз.

“Весь процесс интеграции завязан на личностях лидеров, из-за чего мнение населения мало кого волнует”, – указал Сергей Акимов. Он прогнозирует дальнейшее ухудшение работы власти с народом, поскольку каналы обратной связи деформированы.

“Население не ощутило преимуществ, – в этом видит серьезную проблему функционирования Таможенного союза, а следом и Евразийского Замир Каражанов. – Если удастся решить проблему конкуренции – высокое качество и низкие цены – людям станет лучше. Интеграция должна рассматриваться как фактор развития и роста. Надо создавать идеологию, которая будет объединять”.

“Информационное сопровождение интеграции никакое – отсюда полярность идей “за” и “против”, нет взвешенных оценок”, – отметил Антон Морозов. Сама ситуация парадоксальная: документы давно в открытом доступе, но мало кто их читал.

Владислав ЮРИЦЫН

Источник: ZONAkz