Полетаев: все говорят о гибридной войне, но никто — о гибридной дружбе

07.06.2017

Социальные аспекты интеграции рассматриваются на постсоветском пространстве как второстепенные по отношению к ключевому мотиву интеграции — созданию общего рынка.

Почему так происходит и можно ли вывести социальные аспекты евразийского сближения в повестку дня, порассуждал казахстанский политолог Эдуард Полетаев на заседании экспертного клуба «Дружба глазами простого человека: социальное измерение интеграции» в Алматы.

Э. Полетаев

Э. Полетаев. Фото: Серикжан Ковланбаев

На евразийском пространстве еще нет единого и определенного понимания сути социального измерения. Дело в том, что, например, при создании ЕАЭС представители Казахстана и Беларуси неоднократно заявляли о том, что политической интеграции не предусматривается, политизация данного союза недопустима. Утверждалось, что такие направления как миграционная политика, вопросы здравоохранения, образования, культуры не относятся к экономической интеграции. То есть новое объединение фактически не учитывает свои социальные императивы.

Между тем, странами-участницами ЕврАзЭС (чьим преемником является ЕАЭС) ранее были приняты и реализовывались межгосударственные и межправительственные акты, направленные на упрощение порядка принятия гражданства и пересечения границ; создание равных условий для получения медицинской помощи; взаимное признание документов о получении образования; создание льготных условий для занятия малым и средним бизнесом и др.

Десять простых шагов

Самым характерным документом является программа «Десять простых шагов навстречу простым людям». Она была принята по инициативе президента Казахстана Нурсултана Назарбаева главами Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России на заседании Межгосударственного совета еще в апреле 1998 года в Москве. Позже к заявлению присоединился Таджикистан.

Целью программы стало придание действующим интеграционным процессам качественно нового дополнительного импульса. Содержащиеся в программе меры носят комплексный характер, и их реализация должна способствовать улучшению условий жизни и более тесному сближению народов.

Об этом, в частности, сказано в более позднем документе, посвященном гуманитарным аспектам интеграции на постсоветском пространстве — Концепции согласованной социальной политики государств-членов ЕврАзЭС, принятой в 2007 году. В ней же в первом абзаце подчеркивалось, что «учреждение ЕврАзЭС установило политические предпосылки для разработки согласованной социальной политики».

Но сегодня трудно оценить результат реализации концепции. Конечной целью ее реализации должно было стать формирование сообщества социальных государств, а в качестве главного результата названо «обеспечение единого социального пространства».

К сожалению, индикаторы оценки оказались довольно размыты, стандартизовать законодательства в ряде случаев не удалось, да и экономический кризис 2008-2009 гг. сыграл свою роль

Тем не менее, те или иные меры по сближению в социальной сфере имеют место и в настоящее время. В конце концов, никто не отменял того утверждения, что главной целью экономической интеграции в ЕАЭС является повышение благосостояния населения входящих в него стран.

Кроме того, ЕАЭС как интеграционный проект видит своей целью снижение препятствий на пути «четырех свобод». Свободное движение трудовых ресурсов путем создания единого рынка труда будет способствовать созданию новых рабочих мест и увеличению занятости. А этот процесс напрямую относится к социальной сфере и трудовым отношениям.

Экономическое неравенство стран

На мой взгляд,

определяющим фактором в гармонизации социального пространства является преодоление в первую очередь экономического неравенства между странами

Во многом интеграционные процессы буксуют из-за вопросов экономического неравенства. Не секрет, что экономические возможности Казахстана или Российской Федерации пока несопоставимы с возможностями Армении или Кыргызстана. Из-за этого появляются то завышенные ожидания со стороны некоторых участников, то некоторое недопонимание.

Касательно социального измерения интеграции в странах постсоветского пространства часто приводится пример Беларуси как страны, в которой социальная поддержка своим гражданам относительно высока, и это знание на постсоветском пространстве представляет собой в определенной степени мягкую силу этой страны.

«Клубок противоречий»

Кстати, неслучайно социальная политика обычно понимается как деятельность государства по перераспределению финансовых ресурсов между социальными группами. В широком смысле социальная политика – это достижение некоторого общественного идеала, включение и культурных, и социальных прав в социальную сферу деятельности. То есть это не только получение пенсий, пособий и других бонусов, но еще и определенные нравственные установки общества.

Например, у Европейского Союза есть знаменитый документ «Хартия основных прав ЕС», подписанный в 2000 году. Он отражает эволюцию концепции всеобщего благосостояния. Если ранее в договорах европейских стран труд рассматривался как источник средств к существованию, то теперь он стал способом самореализации в тех сферах деятельности, в котором люди чувствуют себя наиболее приемлемо и комфортно.

В свою очередь на постсоветском пространстве социальная политика хотя и входит в сферу интеграционных интересов, но пока играет вспомогательную роль. Потому что в приоритете — создание общих рынков. А социальная интеграция воспринимается как средство нейтрализации рисков. Поворотным моментом стали кризисы (последствия мирового экономического и события на Украине). В это время социальная повестка стала играть более значимую роль.

Деятельность ЕАЭС противниками интеграции стала намеренно политизироваться,

несколько вырос евразоскептицизм, появилось больше вопросов на тему: а стали мы жить лучше после вступления в ЕАЭС? На этом фоне неслучайно в дискурсе противников интеграции муссировались цифры из статистики по поводу падения товарооборота между странами ЕАЭС (хотя оно произошло не в количественном, а в долларовом исчислении, и ситуация в настоящее время налаживается).

Социальная политика — это такой мощный инструмент в руках государства. И оно не горит желанием передавать его на наднациональный уровень

Ведь это действенный рычаг во взаимодействии с обществом, будь это раздача денег пенсионерам, повышение заработной платы госслужащим в Казахстане и т. д.

Социальные аспекты в интеграционных процессах – это в определенной степени клубок противоречий, который необходимо распутывать. Если целью ставится снижение препятствий на пути «четырех свобод», это значит, что государства-участники интеграционных объединений должны унифицировать законодательство, согласовывать нормативную базу. И чем больше будет так называемых изъятий и ограничений (а их сейчас уже у ЕАЭС немногим менее 500), трудно будет избежать очевидных социальных рисков.

Тем не менее, в области социальной политики к сегодняшнему дню удалось сделать много важных завоеваний. Сохраняются контакты родственные, рабочие, образовательные. Часто под социальным измерением интеграции понимаются миграционные процессы.

Разновидности дружбы

Наши страны, если мы будем говорить о дружбе, испытывают два ее типа – интегрированную и недостаточно интегрированную. К первому типу дружбы можно отнести взаимодействие национальностей и государств на основе исторического и культурного опыта, долгого совместного проживания. Второй тип дружбы подразумевает взаимодействие нового порядка, в основном связанное с ростом миграционных потоков. К примеру, многие граждане России неожиданно столкнулись с тем, что им нужно контактировать с людьми, которые до развала СССР на их территории не жили. Сюда же относятся и взаимоотношения с так называемыми экспатами – гражданами стран дальнего зарубежья.

Кроме того, на постсоветском пространстве вопросы добрососедства и дружбы народов часто обсуждаются в стиле официоза.

Политологи сейчас много говорят о так называемых гибридных войнах, но никто не рассуждает на тему гибридной дружбы

Этот феномен еще не изучен наукой. Насколько эта дружба сильна в условиях интеграции и глобализации – это, на мой взгляд, важный предмет для обсуждения.

Безусловно, страны имеют свои особенности, определяемые разными возможностями в обеспечении населения определенным уровнем жизни. Также становление модели социального взаимодействия государств является длительным процессом, но это путь к успеху. Он в свою очередь достигается не только общей риторикой о значимости интеграции, но в том числе и социальными гарантиями:

люди должны быть уверены, что их интересы будут соблюдены

К сожалению, порой в науке и практике роль социального взаимодействия государств недооценивается и проходит по остаточному принципу. Поэтому изучение и обсуждение форм социального измерения интеграции важны теоретически и практически.

 

Источник: 365info.kz Информационно-аналитический портал