Постсоветские правительства прописывают экономикам рецепты ужесточающего толка

08.02.2016
Эдуард Полетаев: «Страны постсоветского пространства ищут новые решения». Состоялось заседание экспертного клуба ОФ «Мир Евразии» по теме «Внешний фактор: влияние низких цен на энергоресурсы и скачков валютных курсов на новые экономические реалии»

«Если вы у населения и компаний забираете одно средство накопления, то должны взамен предложить что-то другое. В противном случае население может устроить что-нибудь нехорошее», — отметил Сергей Домнин, главный редактор журнала «Эксперт-Казахстан». Сказано это было в свете вопроса дедолларизации, который регулярно вбрасывается от правящих элит в информационное поле государств ЕАЭС, но никакого предложения по решению данной задачи властями не предлагается.

Постсоветские правительства

Экономически развитые страны в свое время адаптировались к высоким ценам на нефть. Теперь вопрос, как адаптируются страны Евразийского экономического союза к низким ценам на «черное золото». Те постсоветские государства, которые вне ЕАЭС, на новые реалии реагируют главным образом через механизмы ужесточения. Азербайджан и Туркменистан фактически ввели довольно существенные валютные ограничения. Участились призывы к увеличению пенсионного возраста практически везде в СНГ.

Эдуард Полетаев, модератор заседания, проводя обзор по нефтедобывающим государствам, подчеркнул, что Россия, Казахстан, Азербайджан и Туркменистан находятся в группе «отстающих» по отношению к странам Персидского залива, где себестоимость добычи углеводородов ниже, а объемы высокие.

Постсоветские правительства

«Конкуренция на нефтяном рынке настолько жесткая, что 2-3 игрока могут выпасть из нефтедобычи», – считает Андрей Хан, главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований. Экономист Сергей Смирнов в этой связи заметил, что нефтедобыча последние годы в Казахстане падает, а валютная выручка от экспорта «черного золота» тем более. «Еще два года по $30-40 за баррель и у нас вообще все упадет», – прогнозирует Айдархан Кусаинов, генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест».

Постсоветские правительства

Г-н Полетаев среди катализаторов экономического роста видит расширение торгово-экономического сотрудничества стран ЕАЭС с использованием преимуществ общего рынка. То есть устранение барьеров, изъятий и ограничений в отношении движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, дальнейшая гармонизация национальных законодательств. Отдельное направление видится в расширении контактов и введении режима свободной торговли с перспективными партнерами.

Видимо, в свете затянувшихся девальваций, главным вопросом в ходе экспертного обсуждения стал такой: будет ли сформирована в ближайшее время коллективная монетарная политика? «Все валюты примерно устаканились и серьезных дерганий быть не должно», – предположил Айдархан Кусаинов. В своем выступлении он отдельно остановился на сравнительном анализе экономик Казахстана и России. В РК внутреннее потребление составляет 10% от общего объема производства, остальное – экспорт. Для РФ аналогичные показатели 80% и 20%. На этой почве г-н Кусаинов делает вывод: «Для России низкие цены на нефть несут и моменты внутреннего выигрыша». «Наша экономика, к сожалению, гораздо слабее российской. Наши экономики прошли разный путь», – резюмирует он. Как результат: «Коллективной монетарной политики не будет. Страны оставят валютные политики на усмотрение друг друга».

Постсоветские правительства

«В монетарной политике мы будем смотреть в одну сторону. Нас толкают к этому внешние обстоятельства, – подчеркнул Сергей Домнин. – Это не совместно выработанные политики, а потому что люди в Центробанках смотрят в одну сторону». Общие черты следующие: обменный курс плавающий, инфляционное таргетирование, попытки регулировать ликвидность через процентный канал, расширение ломбардного списка. «Политика Нацбанка в фарватере российской финансовой политики. Мы повторяем то, через что Россия прошла», – уверен Андрей Хан. Сам он сторонник такого метода: «Пусть будет инфляция, но деньги в экономику надо вбросить».

У дедолларизации имеется определенный коридор возможностей. В первую очередь он касается взаимной торговли в рамках ЕАЭС. Если в России молоко продают за рубли, то с рублями туда и едут (порядка 60% взаимной торговли РФ и РК идет через рубль). Однако внешняя торговля стран Евразийского экономического союза за рамками общего рынка ведется уже по иным правилам.

Аскар Нурша, координатор проектов по внешней политике Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК, поделил постсоветские страны на несколько групп. Помимо «интеграционной» в лице участников ЕАЭС, есть «европейская группа» (Молдова, Украина), «отгребающая группа» (Азербайджан, Таджикистан). «Вступая в интеграцию, мы не рассчитывали на конфликт на востоке Украины, войну санкций. Мы мало учитываем фактор Китая», – указал он. Г-н Нурша обратил внимание на проблему низкой покупательской способности населения. «Девальвация произведена, но бизнесмены не торопятся меняться сами», – заметил он.

Постсоветские правительства

«Разрыв между принимающими решения и остальным населением, – так видит одну из ключевых проблем Рустам Бурнашев, профессор Казахстанско-немецкого университета. – Это переносится на межстрановой формат. Если решения не понятны населению, как они могут быть понятны партнерам?».

Постсоветские правительства

«Все интеграционные процессы в 2016 году сильно затормозятся. А риторика интеграционная усилится, – акцентировал Айдархан Кусаинов. – Гонка девальваций не продолжится – есть пределы у всех девальваций. Ползучая – будет». Он обратил особое внимание на то, что Нурсултан Назарбаев распорядился сократить количество неподлежащих приватизации объектов. «Казгеология», ее же нельзя приватизировать – стратегический объект. Но продают со всеми месторождениями», – дополнила картину Айгуль Омарова, политолог.

Участники экспертного обсуждения констатировали, что экономическая политика в странах ЕАЭС очень сильно отличается. К примеру, в цене российского бензина сырая нефть составляет 6% (остальное налоги, акцизы, сборы), а в казахстанском – 60%. Под политику импортозамещения в РФ выстроен мощный санкционный барьер. То есть неугодных игроков пусть грубо, но выкинули с рынка, освободив соответствующие ниши. В Казахстане импортозамещение проводится в жизнь на уровне деклараций. «Для инвесторов критически важна вменяемая, адекватная политика правительства и Нацбанка», – подчеркнул Замир Каражанов, политолог. «В Астане внутренней экономической политики нет», – настаивает Айдархан Кусаинов.

Владислав Юрицын

Источник: ZONAkz