Прогресс налицо

29.01.2014

Казахстан в минувшем году достиг большого успеха в нефтегазовой сфере. По результатам казахстанско-российских переговоров, нефть будет идти в страну, как и все товары внутри Таможенного союза, без пошлины. Это экономит Казахстану примерно 1,15 млрд. долларов США ежегодно

Казахстан в минувшем году достиг большого успеха в нефтегазовой сфере. По результатам казахстанско-российских переговоров, нефть будет идти в страну, как и все товары внутри Таможенного союза, без пошлины. Это экономит Казахстану примерно 1,15 млрд. долларов США ежегодно.
В конце прошлой недели в Алматы состоялось заседание экспертного клуба на тему: «Российско-казахстанские проекты в нефтегазовой отрасли: новая реальность интеграции». Организатором выступил общественный фонд «Мир Евразии». Казахстанские эксперты обсудили новации, проблемы и перспективы тесного взаимодействия Казахстана с партнерами в сфере добычи, переработки и транспортировки нефтегазовых ресурсов. Поводом для обсуждения стало то, что 21 год назад (4 февраля 1993 года) в Казахстане было создано первое совместное предприятие в нефтегазовой отрасли.
В последнее время в отраслях топливно-энергетического комплекса начинает активизироваться (в том числе в рамках Таможенного союза) взаимодействие Казахстана с Россией. Через территорию России осуществляется значимый объем транзита казахстанской нефти на внешние рынки. «Система нефтепроводов и нефтеперерабатывающих заводов в Казахстане всегда была ориентирована на переработку российской нефти – если посмотреть баланс ГСМ, то примерно 60% имеющихся в Казахстане нефтепродуктов или произведены в России или сделаны из российской нефти, подчеркнул политолог Марат Шибутов. – На это накладывается еще одна проблема – нефть на внутреннем рынке стоит в несколько раз дешевле, чем на внешнем, поэтому нефтяникам не выгодно поставлять нефть на НПЗ». Марат Шибутов отметил, что после казахстанско-российских переговоров, состоявшихся в 2013 году, нефть будет идти в нашу страну, как и все товары внутри Таможенного союза, без пошлины. Это экономит Казахстану примерно 1,15 млрд. долларов США ежегодно. «Также «Роснефть» и другие компании будут поставлять нефть в Китай по казахстанскому нефтепроводу «Атасу-Алашанькоу», у которого дешевые тарифы на прокачку. Ну а мы заполним трубопровод, что нам и китайцам выгодно. Так что можно сказать, что Казахстан в минувшем году достиг большого успеха в нефтегазовой сфере», – заключил он.
Как считает политолог Антон Морозов, Казахстан в вопросах о перспективах рынков сбыта нефти и маршрутов ее транспортировки придерживается прагматичной политики, заключающейся в многовекторности маршрутов экспорта и максимальной эффективности использования трубопроводной системы. Но, несмотря на то, что Казахстан неоднократно заявлял о том, что именно российское направление экспорта углеводородов является основным, возможности увеличения прокачки нефти через трубопровод КТК стали ограничиваться. «Это связано с тем, что пропускная способность турецких проливов Босфор и Дарданеллы, через которые проходят нефтеналивные танкеры, достигла критических показателей, – напомнил Морозов. – Эту проблему, как известно, хотели решить путем запуска трубы «Бургас – Александрополис», но проект так и не был реализован из-за позиции Болгарии». При этом Россия, в целом, с пониманием относится к заинтересованности Казахстана в многовекторности экспортных маршрутов энергоносителей. «В частности, был поддержан проект по заполнению нефтепровода «Атасу – Алашанькоу», закрывающего восточное направление, – подчеркнул Морозов. – Это, конечно, обусловлено прагматичной позицией России: она также осуществляет экспорт нефти со своих западносибирских месторождений в Китай через эту трубу. Эксперты полагают, что данная схема экспорта нефти в Китай может стать реальным вкладом в создание единой энергетической системы ШОС».
По мнению профессора Олега Егорова, главного научного сотрудника Института экономики МОН РК, прогресс в казахстанско-российских отношениях налицо. «Тем не менее, участие российских компаний в нефтегазовом секторе Казахстана ограничивается только разведкой месторождений, добычей и транспортировкой нефти, – сказал он. – Думаю, что пора бы принять участие в проектах, связанных с обрабатывающим сектором». Олег Егоров в частности разъяснил, что есть проблемы с модернизацией нефтеперерабатывающих заводов. К примеру, Павлодарский НПЗ работает на российской нефти. «Следовательно, именно российским компаниям лучше всех известно, что требуется для его модернизации. В Казахстане добываются уникальные по качеству нефти. Но до сих пор не используются содержащиеся в них металлы, парафиновые соединения, не выделяются в виде самостоятельных продуктов масла, не проводятся работы по освоению месторождений нефтебитуминозных пород. Может быть, в этом направлении и следует расширять совместную деятельность», – заметил он.
«Что касается казахстанско-российского сотрудничества, у Казахстана сейчас достаточно дифференцирован пакет предложений по нефти и газу, – сказала ученый секретарь Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Бэла Сырлыбаева. – И мы видим, что приоритет отдается западным компаниям и Китаю, а российские компании занимают не самый большой сегмент рынка, не владеют многими сложными технологиями, которые требуются. На том же месторождении Кашаган россиян нет, да они туда и не пойдут, потому что это, как оказалось, сегодня самый дорогой и самый рисковый проект в мире. Нефть здесь будет дорогая, и возникает вопрос, что делать с этой нефтью. Поэтому для россиян приоритетными направлениями остаются транспортировка и поставка нефтепродуктов – это моя оценка».
Редактор информационно-аналитического нефтегазового портала Oilnews.kz Сергей Смирнов заметил, что сейчас отечественные заводы недозагружены, так как нефть выгоднее поставлять на экспорт. «Сейчас мы перерабатываем около 14 млн тонн, из них только 7 млн – отечественная нефть, подчеркнул он. – Там они собираются 18-21 млн тонн перерабатывать, но где возьмут еще 7 млн тонн сырой нефти для заполнения этих заводов – это большой вопрос. Если система останется та же самая – низкие таможенные пошлины – нефть будет также утекать на Запад. Поэтому с точки зрения интеграции с Россией можно поднять экспортные пошлины на нефть, и тем самым, по аналогии с РФ, можно заставить некоторых недропользователей поставлять нефть на наши заводы. Другого выхода просто не будет».
Как известно, Министерство экономики и бюджетного планирования РК объявило, что в марте текущего года внесет предложения по срокам строительства и размещения нового НПЗ. «Правительству до конца первого квартала текущего года следует решить вопросы по размещению, источникам инвестиций и срокам строительства четвертого нефтеперерабатывающего завода», – говорится в недавнем Послании президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.

Сергей Михайличенко

Источник: Номад