Прорывной саммит

02.10.2014

Вопрос статуса Каспия сдвинулся с мертвой точки

Четвертый саммит глав прикаспийских стран в Астрахани открыл новую страницу во взаимодействии пяти прибрежных государств. По итогам саммита было принято политическое заявление о создании на Каспии суверенных прибрежных зон и недопущении вмешательства третьих стран, а также подписано три соглашения по защите биоресурсов, предупреждению и предотвращению чрезвычайных ситуаций, сотрудничеству в сфере гидрометеорологии.

Своими оценками итогов саммита в интервью газете «Каспiй» поделились отечественные и зарубежные эксперты.

1386670348_tofig

Тофик АББАСОВ, политолог:

— Вопреки многим пессимистическим высказываниям относительно прорыва в каспийском вопросе, в Астрахани данный прорыв имел место. Главное, что характеризует эту встречу — у всех глав пяти прикаспийских государств был позитивный настрой и политическая воля, чтобы перешагнуть через очень высокий барьер. Дело в том, что за 20 лет переговоров по проблеме статуса, когда проходили многочисленные встречи рабочих групп и личных представителей президентов, наряду с маленькими шажками по направлению к урегулированию основной проблемы, накапливались и проблемные вопросы, становившиеся камнем преткновения перед решением основной задачи. С этой точки зрения на встрече в Астрахани восторжествовал дух взаимопонимания и главы государств дали понять, что откладывание проблемы статуса в долгий ящик не приводит к ее решению, а лишь позволяет ей обрастать балластами, что в будущем будет только мешать поиску общих точек соприкосновения.

Говоря о проблеме разграничения на Каспии, достаточно вспомнить успешно решенные аналогичные вопросы по разграничению Великих озер между США и Канадой, Персидского залива между соседними государствами. То есть, вопрос разграничения водоемов не является чем-то необычным в мировой практике. Главное, чтобы был выработан механизм раздела. Предложенная российской стороной схема на основе суверенных зон, по всей видимости, оказалось единственно приемлемой и компромиссной для всех сторон.

Что касается позиции Азербайджана в этом вопросе, то я не думаю, что если бы суверенная зона была бы невыгодна нашей стране, Президент Ильхам Алиев согласился на нее. Учитывая сложную ситуацию в мире, необходимо уметь находить консенсус по проблемным вопросам, чтобы сформировать общую атмосферу доверия на Каспии. В силу этого принятие российского предложения о суверенных зонах является меньшим из зол, которое поможет снизить накал эмоций и предоставит возможность для подготовки новых экономических и коммуникационных проектов.

Кроме того, несмотря на подписанное заявление, именно Азербайджан остается пионером в нефтегазовых разработках на шельфе Каспия, подавшим пример другим прикаспийским странам. Никто не собирается оспаривать у нас эту роль или претендовать на уже разрабатываемые нами месторождения.

Что же касается спорных месторождений на Каспии, то их можно разрабатывать совместными усилиями двух государств. В свое время Азербайджан предлагал Туркменистану применить этот способ к месторождению «Кяпаз», но Ашгабад отказался. Сейчас же наступили новые времена, и всем придется договариваться.

При этом следует помнить, что даже принятие статуса не будет означать автоматического решения всех проблем, имеющихся на Каспии. Но зато в этих условиях будут уже применяться более мягкие подходы к решению проблем. А это уже не составит труда азербайджанцам с туркменами и иранцами находить общие точки соприкосновения и решать межгосударственные проблемы.

В связи с благоприятным настроем глав прикаспийских государств на прошедшем саммите, есть надежда, что к 2016 году — времени проведения нового саммита в Казахстане в случае отсутствия каких-то экстраординарных событий, стороны смогут выработать статус Каспия.

rustam_mamedov

Рустам МАМЕДОВ, политолог, эксперт по вопросам Каспия:

— Встреча глав прикаспийских государств стала большим событием и благодаря этому саммиту каспийский вопрос сдвинулся с мертвой точки. Во-вторых, в вопросе определения статуса Каспия также имелись некоторые подвижки. В частности, было подписано политическое заявление, в котором обговаривались вопросы создания суверенных зон. До сих пор ничего подобного подписано не было.

Вместе с тем, суверенная зона будет несколько ограничивать интересы Азербайджана в вопросе национального сектора, так как не совпадает с его границами и является намного меньше его. Наряду с этим следует понимать, что политическая декларация является только предварительным документом и статус Каспия еще не определен. Только после определения статуса будет прояснена картина с границами секторов. Но, несмотря на оптимистический настрой глав прикаспийских государств, считаю маловероятным решение вопроса статуса через два года на очередном саммите.

Ïðåññ-êîíôåðåíöèÿ Öåíòðà ðåãèîíàëüíîãî ðàçâèòèÿ Àçåðáàéäæàíà

Чингиз ИСМАЙЛОВ, руководитель Центра регионального развития:

— Выступление на прошедшем в Астрахани саммите нашего Президента Ильхама Алиева показало, что вопросы безопасности в каспийском регионе остаются наиболее актуальными. Но основным камнем преткновения на пути развития экономических связей и интеграционного сотрудничества в регионе является военная агрессия со стороны Армении и нерешенная проблема, связанная с оккупацией Ереваном части азербайджанской территории. Это важно, несмотря на некоторую отдаленность Нагорного Карабаха от каспийского побережья.

Относительно итогов саммита хочу сказать, что прорывных решений принято не было, так как такие моменты связаны лишь с определением статуса Каспия. Позиции сторон серьезно разнятся между собой. Были подписаны другие менее важные документы. Подписанное же заявление о 15 мильной суверенной зоне, на мой взгляд, не соответствует интересам Азербайджана. Дело в том, что наша страна располагает на Каспии рядом островов, и такого количества островов ни у кого больше на этом море нет. Некоторые из них находятся на пределами 15 мильной зоны. За пределами этой зоны находятся и наши основные месторождения — блок АЧГ.

Более того, за пределами 15-мильной суверенной зоны будет позволено свободно передвигаться судам других государств любого назначения, как пассажирских, рыболовецких, так и военных. Они могут создать проблему для передвижения наших морских и воздушных судов, так как на переговорах речь идет и об обобщении воздушного пространства над морем, за исключением суверенной зоны. Таким образом, будет возникать опасность и для вертолетов, перевозящих вахтовиков на нефтегазовые месторождения.

Стоит отметить, что в настоящее время мы не используем полностью потенциал островов, но в перспективе все будет иначе. И их нахождение за пределами 15 мильной зоны станет невыгодным Азербайджану. К примеру, представим себе такую картину, когда за пределами 15 мильной зоны между азербайджанским берегом и каким-нибудь островом выстраивается несколько ракетных кораблей какой-то другой прикаспийской страны. При этом они не осуществляют никаких враждебных действий. Но что нам предпринять, чтобы гражданские суда прошли к острову — просить иностранные суда пропустить наши корабли к своим же островам?

Таким образом, учитывая наличие множество островов у Азербайджана и наличие у нас активной воздушной и морской связи с многочисленными нефтегазовыми месторождениями на море, этот вопрос надо урегулировать. В это заявление должны быть внесены поправки для Азербайджана, принимающие во внимание наши острова и месторождения. С этой точки зрения 15-мильная зона является очень большой уступкой с азербайджанской стороны. Нам необходима 45-мильная зона.

Что касается возможности добиться принятия статуса Каспия в 2016 году, то, на мой взгляд, это очень маловероятно. Скорее всего, это лишь политическое заявление, так как не думаю, что за столь краткий срок Иран и Туркменистан поменяют свои прежние позиции. Если бы речь шла только об Азербайджане, России и Казахстане, то договор о статусе можно было бы подписать, так как между нашими странами есть понимание по ключевым вопросам. И только изменение позиций Тегерана и Ашгабада ускорит этот процесс.

Эдуард Полетаев

Эдуард ПОЛЕТАЕВ, политолог:

— Саммит получился эффективным и продуктивным. Подписано три соглашения, озвучены интересные инициативы (о зоне свободной торговли), предложены полезные проекты (кольцевая железная дорога). Должен отметить, что со времени последнего такого мероприятия каспийской пятерки (2010 г.) прошло достаточно много времени (главы государств тогда договорились встречаться каждый год). Да и Конвенция о правовом статусе Каспия казалось скептикам вечноподписываемым документом, мол, определенное статус-кво на Каспии есть, следовательно, и торопиться некуда. Однако судя по весьма оптимистичному тону лидеров прикаспийских стран, в вопросе удалось значительно подвинуться и приблизить дату подписания. Это говорит о том, что компромисс на Каспии возможен и договориться можно без внешних игроков-советников.

Что касается позиции Казахстана, то ему и так принадлежит 29% береговой линии Каспия — это больше, чем у других государств. Кроме того, к Казахстану относится относительно мелководная часть моря, с островами и заливами, что облегчает его освоение. Здесь Астану все устраивает. Пока договорились по зонам суверенитета и рыболовства. Но по самому вкусному — шельфу — согласия еще нет. Тут, конечно, вопрос в позиции Ирана, которому мало предлагаемых ему 13,8%. Если поделить шельф одинаково, на равные 20% доли, тогда Казахстану это не выгодно. Пока вполне устраивает соглашение по срединной линии, подписанное в 2003 году с Россией и Азербайджаном. Да и Туркменистан не оспаривает право Казахстана на добычу нефти на шельфе.

Роман ТЕМНИКОВ
r.v.temnikov@list.ru

Источник: Каsрi