Развитию производства мешает инертность

02.04.2015

В скором времени за счет диверсификации экономики должно появиться три-четыре новых казахстанских продукта, востребованных на мировом рынке, заявил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на недавнем съезде правящей партии «Нур Отан». При этом он отметил, что благодаря интеграционной политике новые возможности для развития. Однако есть и проблемы, требующие решения для создания конкурентоспособной отечественной продукции, считают эксперты.

Как известно, благодаря ЕАЭС Казахстан получил доступ на рынок в 10 раз превышающий собственный. На сегодня, по данным официального сайта ЕАЭС, численность населения союза составляет свыше 175,7 миллиона человек. Кроме того, в Казахстане более благоприятный, чем у стран-партнеров, налоговый и инвестиционный климат. Все говорит в пользу увеличения производства. Какие внутренние барьеры мешают успешной диверсификации экономики, на днях обсуждали казахстанские эксперты в рамках очередного заседания экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Логика развития ЕАЭС: рост импортозамещения, экспорта и конкурентоспособности».

Казахстанская промышленность сродни полотнам супрематистов – отдельные фигуры прослеживаются четко, а в целом впечатление несколько обескураживающее. С одной стороны, как говорили эксперты, отечественная продукция зачастую неконкурентоспособна даже на внутреннем рынке, с другой стороны – медленно, но все-таки увеличивается экспорт несырьевых товаров. В республике собирают автомобили и изготавливают урановые таблетки для АЭС, но не производят элементарных зубных щеток. Созданы комфортные условия для бизнеса, а предприятий мало.

«Проблемы производства, экспорта, импортозамещения пересекаются с проблемой дотационных регионов, – считает политолог, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов. – Причина – в самих регионах. Власти принимают хорошие программы, но на местах не всегда есть мотивация. Посмотрите на китайскую модель: там чиновнику, чтобы попасть в правительство, нужно сначала отработать в провинции, проявить свои организационные способности. По результатам конкретной работы оценивают, насколько ты можешь расти и развиваться, можешь идти дальше – в Пекин. Кстати, многие китайские чиновники сами просятся в регионы, поскольку знают, что без этого послужного списка им ничего не светит. Что же касается Казахстана, то известен случай: один крупный чиновник не знал, что такое ВРП – валовой региональный продукт. Поэтому нужны изменения не только в сфере экономики, речь идет об административных реформах».

«Действительно, есть проблема управления, – продолжил разговор директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. – Если рассматривать вопрос экспорта-импорта, то у нас нет органа, который непосредственно отвечал бы за эти направления. Есть какие-то подразделения, структуры, но нет системной работы, например, как это было в Советском союзе, когда данными вопросами занималось министерство внешней торговли или министерство внешнеэкономических связей».

Он также затронул проблему барьеров в рамках ЕАЭС: каждая из стран под различными предлогами периодически не пропускает импорт на свой рынок. «Здесь речь идет о том, что нет единой политики регулирования потока товаров. И также есть проблема наших переговорщиков: кто должен помогать казахстанским экспортерам отстаивать свои права?».

Серьезной проблемой эксперты также считают отсутствие научных разработок и тесной кооперации производственников с учеными. Ведь как заметил политобозреватель общественно-политической газеты «Литер» Олег Сидоров, «есть ли смысл изобретать велосипед, когда другие уже выехали на мотоциклах?». А по мнению генерального директора консалтинговой компании «Алмагест» Айдархана Кусаинова, ноу-хау позволили бы выпускать конкурентоспособную продукцию даже без собственных предприятий: «Почему бы не создавать казахстанский продукт на плечах более развитого индустриально российского производства, а затем экспортировать его под своим брендом?».

«В Казахстане, стремясь сделать страну более конкурентоспособной, с высоких трибун не раз обращали внимание на опыт Финляндии, страны, обладающей незначительной емкостью внутреннего рынка среди стран Евросоюза, при этом являющейся одной из самых конкурентоспособных и технологически продвинутых стран в мире, – отметил политолог Эдуард Полетаев. – Инновационная система Финляндии основана на взаимодействии государства, предприятий и университетов. За научную и технологическую политику ответственны минобразования и министерство торговли и промышленности, через которые направляется основная часть финансирования НИОКР. Затем деньги на научные разработки и развитие технологий получают университеты. К сожалению, в странах ЕАЭС, в том числе в Казахстане, деятельность образовательных центров часто далека от требований реальной экономики, вузы не генерируют инновационные продукты, а минобры не занимаются индустриализацией».

В качестве наглядной демонстрации того, насколько далека экономика всех стран интеграционного объединения от новых технологий, кандидат политических наук Антон Морозов привел проект документа «Основные направления промышленного сотрудничества», размещенный на сайте ЕАЭС. В нем перечислены отрасли, в которых союзники имеют более-менее прочные позиции и перспективы, а также сферы, в которых похвастаться нечем. К примеру, в отстающих числятся фармацевтика, электроника, химическое производство.

«Можно заметить, что в нетехнологических отраслях у нас все более-менее нормально. Отрасли же, где требуются какие-то технологии, НИОКР, значительно отстают, – констатировал политолог. – Тут два варианта: либо нужна мощная антикризисная политика, либо нужно сосредоточиться на тех отраслях, где национальные производители уже занимают прочные позиции». В то же время Морозов акцентировал внимание на том, что для производства электронных устройств есть прямая потребность в редкоземельных металлах, которыми, как известно, богат Казахстан. «И вот к вопросу об образовании и науке: именно сейчас решается, будем ли мы по-прежнему экспортировать редкоземельные металлы или сами начнем производить какую-то продукцию. Пока прорывных проектов в странах ЕАЭС мало», – резюмировал эксперт.

Претензии к образованию предъявила и советник председателя правления АО «Национальное агентство по экспорту и инвестициям Kaznex Invest» Сауле Ахметова. По ее словам, в Казахстане нет дипломированных специалистов в области международной торговли. «Мы никогда независимо не торговали, всегда делали это через союзный Внешторг. Теперь торгуем самостоятельно, научились это делать на сырьевых материалах. Но когда дело доходит до обработанной продукции, приходится гораздо тяжелее, потому что конкуренция выше», – утверждает Ахметова.

Между тем главный научный сотрудник отдела проблем развития реального сектора экономики Института экономики МОН РК Олег Егоров корень зла видит в менталитете чиновников. По его мнению, люди, которые могут и должны способствовать диверсификации экономики, заинтересованы лишь в продаже ресурсов. По крайней мере, конкретные предложения по развитию нефтегазохимической отрасли с различными кластерными приложениями, как говорит доктор экономических наук, никого не интересуют.

«Между тем нефтегазохимическая отрасль вкупе с текстильным кластером позволит выпускать десятки видов продукции – от строительных материалов до парашютной ткани, — говорит Олег Егоров. — В данном случае углеводороды могли бы стать основой национальной экономики, но уже совсем в другом ключе – различные виды производств, широкая линейка товаров, тысячи рабочих мест, конкурентоспособная продукция с высокой добавленной стоимостью».

В общем, проблем немало, их значительно больше, чем затронули эксперты в рамках прошедшей дискуссии. Однако нельзя не заметить, что большинство из них связаны с некой инертностью, нежеланием нарушать привычный ритм ради прогресса. Это означает, что все проблемы решаемы – было бы желание и больше ответственности со стороны чиновников, производителей и представителей научной сферы.

Сергей Михайличенко

Источник: Caspian bridge — информационно-аналитический центр