Роль и значение Казахстана в интеграционном процесс

10.12.2014

Полетаев Эдуард Эдуардович , политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии»

Уважаемые участники конференции!
Прежде всего, хотел бы выразить искреннюю благодарность организаторам за предоставленную возможность выступить на заседании экспертного клуба «Сибирь-Евразия», посвященного обсуждению важнейших вызовов и перспектив интеграции на постсоветском пространстве. Тем более, что тему моего доклада пронизывает идея приверженности Казахстана к реализации интеграционных проектов, как ресурса целеполагания политики.

С начала 1990-х годов Казахстан постоянно ведет активную работу по переводу в практическую плоскость интеграционных процессов. Кроме того, в силу своего географического положения, особенностей исторического развития и структуры экономики приоритет отдается проектам, имеющим евразийское измерение. Поэтому евразийская интеграция – это не только одно из приоритетных направлений внешней политики страны, но и долгосрочный тренд развития страны в будущем.

Как известно, главным событием текущего года для интеграции на постсоветском пространстве и выводом ее на новый уровень стало подписание в конце мая договора о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС). В этом году также исполнилось 20 лет с момента, когда президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым во время лекции в МГУ им. Ломоносова в 1994 году была озвучена идея создания этого интеграционного объединения. Спустя 20 лет в стенах этого же вуза казахстанский лидер сказал, что евразийский экономический союз уже стал брендом. В 2014 году в Казахстане и экспертное сообщество, и журналисты, освещающие политико-экономические вопросы, достаточно большое внимание уделяют проблематике создания и работы ЕАЭС. В частности, анализ содержательной части СМИ показывает, что в Казахстане к этому проявляется наибольший интерес, в отличие от тех же российских масс-медиа, которые наполнены событиями в Украине, другими проблемами.

Известно, что стремление Казахстана стать передовым государством, попасть в 30-ку развитых стран мира в 2050 году, само по себе является позитивным намерением. И одной из важных точек роста является как раз таки стремление Казахстана сделать из ЕАЭС пример более или менее успешной постсоветской интеграционной структуры. Понятное дело, что после развала СССР у всех стран объединения одним из главных критериев успеха стали считаться темпы экономического роста. Сохранялась также преемственность общей идее: хорошо все то, что поддерживает высокие темпы роста, укрепляет экономическую безопасность стран и отвечает национальным интересам государства. Такое понимание успеха доминирует в Казахстане по сей день. Утверждается на самом высоком уровне, что ЕАЭС – это в первую очередь экономическое, а не политическое объединение. Что же касается измерения будущих критериев успеха, к которым стремится ЕАЭС, то лучше пока руководствоваться макроэкономическими показателями, которыми оперируют чиновники. В первую очередь, это оценка интеграционных процессов через призму товарооборота, рост ВВП, экспорта и т.д.

В качестве примера приведу фактические достижения Казахстана в рамках ТС-ЕЭП за 2009-2013 гг. 24,2 млрд. $ составил товарооборот Казахстана с РФ и РБ в 2013 г. Он увеличился на 87,6% по сравнению с 2009 г. За этот же период на 64% увеличился казахстанский экспорт, на 34% выросли общие объемы иностранных инвестиций (с 21,4 до 28,3 млрд. $). На 88% увеличились объемы инвестиций в обрабатывающую промышленность (с 2009 по 2012 г.) с 1,8 до 3,4 млрд. $. C 44,9% до 54,3% выросла доля обработанных товаров в казахстанском экспорте. При этом по ряду позиций экспорт вырос за 4 года в несколько раз: соков, автомобильной техники, трансформаторов, труб, конденсаторов. Более конкретно: кондитерских изделий – в 9 раз (35 млн. $), риса – в 5 раз, макаронных изделий – на 60%.

Далее перечислю ожидаемые плюсы для Казахстана от вступления в ЕАЭС:

рост ВВП на 25% до 2030 года;
-повышение устойчивости к мировым кризисам;
снижение цен от повышения конкуренции;
создание новых рабочих мест на совместных предприятиях;
существенное развитие несырьевого сектора экономики;
улучшение инвестиционного климата;
выход на новый уровень развития рынка услуг, человеческих ресурсов;
открытие новых капитало- и наукоемких отраслей;
повышение качества продукции за счет более высоких требований;
рост внешней торговли;
обновление производства и технологий, наращивание промышленной мощи;
работа единого рынка для более 170 млн. человек без тарифных и нетарифных барьеров.
Среди преимуществ и возможностей интеграции для казахстанского бизнеса можно назвать следующие:

создание единого интегрированного экономического блока в международных отношениях усиливает национальные экономики стран-участниц ЕАЭС;
объемный рынок потребления повышает инвестиционную привлекательность и вырабатывает единую экономическую позицию (удачный пример блочного сотрудничества: Евросоюз – ОЭСР (организация экономического сотрудничества и развития)).
усиление переговорных позиций и конкурентных преимуществ казахстанского бизнеса в экономических отношениях с третьими странами;
переговоры крупных экономик мира с ТС о зонах свободной торговли (Индия, Вьетнам и т.д.)
Целями и принципами экономической интеграции в Казахстане определяются: повышение устойчивости развития через укрепление экономики; открытие новых возможностей развития для национальных экономик; экономический прагматизм; добровольность, уважение суверенитета и укрепление национальной государственности; равноправие при принятии всех решений; эволюционность развития и открытость евразийского пространства.

При этом в казахстанской экспертной среде все чаще высказываются мнения о том, что пора отходить от традиционных оценок интеграционных процессов (рост товарооборота и т.д.). Нужно искать другие ниши и оценивать иные аспекты критериев успеха государств. Это в том числе вопросы интеллектуальной собственности, обмена, создания высокотехнологичных новаторских производств, кибер-безопасность, информационные технологии, уровень образования, нанотехнологии и т.д. Отрицательным фактором является то, что в наших странах структура экономики пока еще примитивна, и если мы хотим производить что-то из готовых изделий, сделать производство полного цикла, а не экспортировать только голые природные ресурсы, нужна комплексная программа развития научно-технического прогресса, где будут участвовать несколько стран. Я думаю, что ЕАЭС может этому поспособствовать.

Тем более, надо признать: несмотря на имеющиеся некоторые негативные характеристики информационного обеспечения вхождения в ЕАЭС и скепсис, связанный с перспективами постсоветских межгосударственных формирований – их «похороны» идут уже лет 10 (СНГ, например, называли «инструментом цивилизованного развода», а он существует по сей день), в последующие годы следует ожидать от их работы новой энергии. Тот же ЕАЭС, как новая ступень вслед за ЕврАзЭС, ТС, и ЕЭП, служит тому доказательством.

Межгосударственные формирования дают для большинства людей определенное чувство защищенности. По крайней мере, есть многие вещи, к которым мы привыкли и не ценим, хотя это тоже инструменты интеграционного взаимодействия, носили ли они двухсторонний или многосторонний характер. Например, наличие между Казахстаном и многими странами СНГ безвизового режима уже позволяет избегать многих сложностей и очень удобно.

Многим странам комфортнее действовать сообща. Как мы помним, во времена кризиса Россией, Казахстаном, Арменией, Таджикистаном и Кыргызстаном был создан совместный антикризисный фонд в размере $10 млрд. для поддержки межгосударственных программ. Есть много примеров, где наблюдалось улучшение в рамках таможенного регулирования, стандартизации. Борьба с организованной преступностью, например, хоть и не касается экономики, но программа о взаимовыдаче преступников действует и облегчает многим государствам работу в этой сфере.
Среди положительых факторов интеграционной работы отмечу что, по моему мнению, среди казахстанского общества эмоции сейчас менее преобладают в оценках будущей жизни в рамках ЕАЭС. Экспертных исследований стало гораздо больше, правда, пока они смутно показывают нам какую-то среднюю и долгосрочную перспективу. Для примера, Казахстан, благодаря той же «Стратегии-2050» имеет представление о своем будущем: в 30-ку лучших государств попасть, какие-то блага населению будут обеспечены. К сожалению, в ЕАЭС такие долгосрочные ориентиры просматриваются более размыто.Возможно, именно это и путает мнения: эмоции, которые часто выплескиваются через СМИ и социальные сети дают определенную разноголосицу, что мешает более или менее трезво оценить ситуацию, так как восприятие негативных последствий интеграции, во многом выдуманных, преувеличено.

Сейчас казахстанское общество осознало, что евразийская интеграция — это проект не на год и не на два, а курс на десятилетия. К ней нельзя относиться как к какой-нибудь очередной программе, о реализации которой можно отчитаться, а потом забыть. В скором времени роль восприятия населением интеграционных процессов серьезно возрастет, так как у них большой потенциал для простых людей. ЕАЭС надо учиться у лидеров рынка, а при необходимости приглашать компетентных специалистов из других стран. Тогда наши общие усилия принесут желанный экономический эффект.

Ведь ЕАЭС — проект не тактический, а стратегический, инвестиционный. Да, при нем результат гарантируется потом, а вкладывать средства нужно уже сейчас. Просто странам-участницам необходима новая модель экономического роста. Считается, что старая модель, основанная на товарном, сырьевом экспорте и на притоке капитала, эффективно действовать уже не будет. Дело в том, что притоки капитала в развивающиеся страны уменьшаются, они не могут компенсировать низкий уровень конкурентоспособности и темпы превышения роста заработной платы над производительностью труда, характерные для постсоветских экономик. В результате интеграция является одним из важнейших путей поиска новой экономической модели выживания.

Теоретически унифицированные правила ЕАЭС позволяют всем предприятиям каждого государства-участника развиваться одинаково, таким образом, стимулируя развитие бизнеса. Ведь это объединение является, по сути, коллективным протекторатом над местным бизнесом, призванным дать возможность ему окрепнуть. Жаль только, что во время обсуждений проблем евразийской интеграции бизнес, декларативно поддерживаемый, часто остается в стороне. При этом он также хочет заработать от плюсов ЕАЭС, но по сей день опасается, что его проблемы могут быть не замечены.

Источник: кспертный клуб СИБИРЬ-ЕВРАЗИЯ 2014