Санкционная война: что делать странам ЕАЭС? 25 сентября 2018, 15:35

25.09.2018

Казахстанская элита не считает антироссийские санкции серьезной угрозой.

Такой тезис озвучен в ходе заседания экспертного клуба «Мир Евразии», посвященного влиянию мировых тенденций экономики и политики на развитие евразийских государств.

Мы в одной лодке?

В экспертной среде стран ЕАЭС уже не первый год обсуждается вопрос, как антироссийские санкции повлияют на экономику евразийских государств и на развитие интеграционных процессов на постсоветском пространстве. В последние недели эта дискуссия обострилась в Казахстане, где падение курса национальной валюты совпало с введением США нового пакета санкций в отношении России. Санкции — это надолго, а потому евразийской «пятерке» необходимо принимать решения и план действий, отметили казахстанские эксперты.

«С начала острой фазы противостояния России и Запада действует негласный принцип, когда Москва не пытается втянуть партнеров по ЕАЭС в противостояние, обеспечивая им пространство для маневра. Однако, учитывая глубину даже не столько торговых, сколько инфраструктурных связей стран ЕАЭС с Россией, государства-партнеры объективно находятся в одной лодке, поэтому им придется искать общий долгосрочный ответ», — считает политолог Эдуард Полетаев.

Существует и альтернативное мнение, которое сводится к тому, что союзники России должны дистанцироваться от Кремля настолько, чтобы не страдать от санкций. В частности, в информационном пространстве активизировались противники евразийской интеграции. Однако, как говорили участники обсуждения, последствия санкционного противостояния России и Запада, которые ощутили казахстанцы, не связаны напрямую с функционированием ЕАЭС, а просто отойти и переждать не получится.

Так, например, исчезновение с казахстанских прилавков ряда импортных продовольственных товаров после того, как в России запретили их ввоз, вызвано вовсе не солидарностью евразийских государств в отношении ответных мер Москвы. Основной товаропоток в Казахстан из Европы проходит через Россию. Поставки в Казахстан, когда исключили из цепочки 146-миллионный российский рынок, многим стали невыгодны.

В ходе дискуссии привели также пример из мира бизнеса. Как рассказал финансовый консультант Расул Рысмамбетов, из-за введения США персональных санкций в отношении одного из крупнейших в мире производителей алюминия — российской компании «Русал» — пострадал Павлодарский алюминиевый завод. Российская сторона отказалась закупать в Казахстане глинозем, по крайней мере, в прежнем объеме, а речь идет о миллионе тонн из полутора миллионов тонн, добываемых на заводе.

Последствия не просчитывали

Принципы Всемирной торговой организации, как напомнил Эдуард Полетаев, препятствуют наложению санкций, и по уставу их применение считается незаконным и противоправным. Однако реальность намного сложнее. На уровне Евразийской экономической комиссии ведется работа по созданию механизма согласованной политики на случай введения санкций в отношении одного из государств ЕАЭС, добавил политолог. Звучали похожие заявления и на уровне национальных государств. В частности, министр экономики Казахстана Тимур Сулейменов говорил о том, что в РК будут реагировать на российские события.

В то же время, как отметили участники экспертного клуба, последствия санкций никто не просчитывал. А как можно принимать меры, когда ущерб неизвестен?

«К сожалению, нет аналитики о том, на кого и как влияют санкции, — констатировал профессор Казахстанско-Немецкого университета Рустам Бурнашев. — Говорят, что очередные санкции наложены на Россию, но это неправда — санкции накладываются на ту или иную компанию, на олигархов, а не на всю страну. Жители глухой российской деревни могут и не заметить этих санкций. Та же самая ситуация у нас. Поэтому возникает логичный вопрос: кого мы должны в Казахстане поддерживать — население, государство или производителя?»

Профессор Бурнашев считает, что тема санкций не просто политизируется, как отмечали многие участники обсуждения, она идеологизируется.

В России смогли использовать санкционное противостояние в свою пользу, уверена главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Ирина Черных.

«Россияне используют вопрос с санкциями для формирования своей идентичности. Масса телешоу, которые идут одно за другим каждый день на всех телеканалах РФ, где наблюдается мощный посыл: «Мы выстоим», «Американцы хотят изменить нашу внешнюю политику, мы никогда ее не изменим, даже если санкции будут тяжелыми, долгосрочными», «Мы не поменяем режим и не поменяем своего лидера». И масса других вещей, которая очень мощно влияет на формирование единения. На наших каналах нет такой массовой дискуссии, которая могла бы хотя бы здесь капитализировать фактор санкций. Потому что, наверное, наша политическая элита не рассматривает это как реальную угрозу. Есть определенный нарратив, который продвигается некоторыми группами, относительно того, что мы беднеем и что Россия в этом виновата. Только этот фактор раскручивается. А по сути, нет серьезных исследований, экспертных оценок, которые реально объясняли бы ситуацию. И тут я согласна с мнением, что нам на руку считать, что кто-то виноват в наших бедах», — уверена Черных.

Разумный компромисс

Эксперты приводили в пример публикации в ряде СМИ, в которых ослабление тенге связывали именно с антироссийскими санкциями. Участники дискуссии были абсолютно солидарны в том, что девальвация вызвана внутренними причинами. Доказательством тому служит факт, что ни в одной стране ЕАЭС, кроме Казахстана, новый пакет санкций в отношении России не вызвал падения национальной валюты.

«Сейчас принято объяснять положение тем, что у нас якобы большой торговый оборот с Россией. Хотя это всего около 20%. Но почему-то курсы валют наших партнеров ЕАЭС держатся, хотя торговый оборот с Россией у них больше: у Беларуси — 50 %, у Армении — порядка 27%, у Кыргызстана — больше 20%, — рассказал старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Даурен Абен. — Не всегда можно и нужно искать причины своих проблем в чем-то стороннем. Был такой пример, когда мы чуть не потеряли зерновой рынок Ирана. И случилось это не из-за санкций, а потому что у нас не было зерновозов».

Эксперты также отметили, что реальной диверсификации экономики так и не произошло, Казахстан по-прежнему зависим от мировых цен на нефть. Для развития производства с высокой добавленной стоимостью необходимы комплексные меры поддержки, убежден президент интернет-ассоциации Казахстана, член общественного совета при МИД РК Шавкат Сабиров.

«В свое время мы все отрасли экономики поставили в одинаковые условия. В то же время Россия и Беларусь выделили целые отрасли экономики, которые подлежали субсидированию со стороны государства. Мы упустили из виду, что экономика и мировой рынок меняются так быстро, что без субсидирования и поддержки не выжить. Если говорить об отраслях, где создается высокая добавочная стоимость продукта, например, машиностроении, инжиниринге, информационных технологиях, то нам все приходилось покупать либо у России, либо на Западе. У нас же собирать тот же картридж-принтер получится дороже, чем его привезти из-за рубежа и продавать здесь. Потому как производственное помещение тебе дают по аренде самого крутого офиса. И мне кажется, борьба с санкционными последствиями — дело рук самого утопающего. Если мы сами себя не будем развивать и продвигать, мы не преуспеем ни в чем — ни в экономике, ни в ИТ, ни в каких-либо других сферах», — считает Шавкат Сабиров.

Главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge политолог Замир Каражанов при этом отметил, что политика протекционизма на самом деле вредна, поскольку не позволяет производителям конкурировать с другими в реальных условиях, а значит, не подталкивает их к развитию, снижению издержек и улучшению качества продукции. Он также напомнил, что далеко не все страны способны сами выпускать широкий ассортимент продукции, поэтому возникает международная кооперация, когда готовый продукт собирают из комплектующих, сделанных в разных государствах.

Старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Лидия Пархомчик полагает, что можно использовать «и санкции, и политику протекционизма в рамках разумной достаточности». В пример эксперты привели ту же Россию, которая старается развить торговое партнерство со странами Востока и Юго-Восточной Азии. Тот же Павлодарский алюминиевый завод и другие казахстанские предприятия, которые оказались в трудном положении из-за антироссийских санкций, должны искать новые рынки сбыта своей продукции. Необходимо активнее заниматься собственным развитием, а также активнее отстаивать собственные интересы в ЕАЭС, чтобы задействовать уже существующие меры поддержки и продвижения внутри интеграционного объединения.

 
Источник: Информационное агентство Total.kz