Шахиду собраться – только подпоясаться

07.03.2014

На днях финансовые полицейские Атырауской области задержали мужчину, который перечислил на счет международной террористической организации «Союз исламского джихада» три тысячи долларов. К сожалению, таких спонсоров в Казахстане, да и в других постсоветских странах, немало. На этом фоне члены Таможенного союза ужесточают антитеррористическое законодательство, а отечественные эксперты все чаще задаются вопросом: как обезопасить нашу республику от распространения радикальной идеологии. Быть может, объединить усилия?

Влияние интеграции между Казахстаном, Россией и Беларусью на
безопасность в наших странах обсуждалось на заседании экспертного клуба в Алматы.Лоб в лоб Казахстан столкнулся с экстремизмом в 2011 году. Ликвидация террористов в третьем микрорайоне Алматы, перестрелки в поселках Шубарши и Кенкияк, массовый самоподрыв религиозных фанатиков в Балхашской колонии, теракты в Астане, Актобе, Атырау и Таразе и, наконец, спецоперация в Боролдае заставили признать – религиозный экстремизм в сытой и благополучной республике все-таки есть. Тогда же в срочном порядке было создано Агентство по делам религий и принят закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», предусматривающий обязательную перерегистрацию всех религиозных учреждений страны.
Новый виток законодательной борьбы с террором начался уже в нынешнем году. В январе мажилисмены одобрили проект нового Уголовного кодекса, предусматривающий ужесточение ответственности за экстремизм и терроризм. В это же время в Государственную думу России был внесен пакет законопроектов, также направленных на усиление антитеррористических мер. В частности, наши партнеры по Таможенному союзу предлагают ввести пожизненное заключение для тех, кто организует, совершает или финансирует теракты. Серьезное наказание грозит и тем, кто обучает боевиков. Любопытно, что движение по ужесточению борьбы с радикалами возглавила Беларусь. Там поправки в антитеррористический закон были внесены еще в 2012-м, а в прошлом году – утверждена Концепция борьбы с террором.– Понятно, что любое общество хочет обезопасить себя от терактов, и считается, что интеграция позволит более успешно бороться с таким явлением, как терроризм, – рассуждает политолог Эдуард Полетаев. – Логика исходит из того факта, что террористические организации сейчас многонациональные. Например, в «Аль-Каиде» эксперты насчитали представителей из более чем 20 стран. Естественно, чтобы бороться с таким транснациональным явлением, необходимо объединить усилия.– Я посмотрела новую программу на 2014–2016 годы по противодействию терроризму в рамках СНГ, – продолжила беседу главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте Леся Каратаева. – В какой-то мере она порадовала: наблюдается динамика развития, если сравнивать с предыдущими документами. Очевидно, что государства продвигаются – модели и законы разработали, теперь они их корректируют, делают рекомендации. Порадовало и возникновение такого понятия, как противодействие кибертерроризму. Мы обычно говорим о терроризме как о действиях в реальном пространстве. Киберизмерение терроризма происходит чаще всего в сфере понимания информационной безопасности как защиты массового сознания от деструктивного контента. В программе есть очень интересный пункт, который носит название «выявление и пресечение актов кибертерроризма». До 2016 года мы будем этим заниматься.
Пожалуй, самая явная кибератака на умы рядовых казахстанцев прошла в конце прошлого года. Сторонники «Аль-Каиды» опубликовали в Интернете скандальное видео с нашими соотечественниками в главной роли, которые якобы приехали в Сирию целыми семьями делать джихад. Тогда же в Астане за пропаганду экстремизма через Интернет была осуждена русская мусульманка Наталья Войтенкова. Женщина разместила на YouTube ролик о своем муже, состоящем в запрещенном объединении «Хизб-ут-тахрир», и уверяла, что эта организация вовсе не террористическая. Все эти события в очередной раз заставили казахстанцев содрогнуться, а силовикам напомнили – экстремизм рядом, он никуда не делся, а только ушел в подполье.

Татьяна КУАН, Алматы

Источник: Экспресс К