Смотрим на Украину – видим Россию

28.11.2013

После того, как Украина силой геополитических обстоятельств была поставлена перед выбором дальнейшей интеграции – с Евросоюзом или Евразийским союзом – многие в Казахстане посчитали выбор предрешенным. Ведь ядро евразийской интеграции это Россия, а там воруют, масса неустроенностей, демографическая яма и прочая, и прочая, и прочая… Однако после того, как Киев сделал выбор в пользу Москвы, вдумчивый взгляд из Казахстана оказался устремлен не на Украину, а на Россию. Потому что главная причина сделанного выбора лежит там.

Чуть ли не за месяц до «исторической» встречи в Вильнюсе 28-29 ноября (возможно, что ситуация с кавычками будет и неуместна) в Алматы прошел экспертный клуб на тему политики «восточного партнерства», который Европейский союз проводит в отношении шести постсоветских государств – Украина, Беларусь, Молдова, Азербайджан, Грузия, Армения – уже на протяжении довольно длительного времени. Казахстана в этом списке нет в силу географического фактора, хотя Венгрия в 2011 году предлагала включить и Астану, но коллеги по Объединенной Европе инициативу потомков всадников Паннонии приняли прохладно.

Интерес к теме был сугубо научный и общеразвивающий. Просто мир не заканчивается на 30 км от Астаны или Алматы, поэтому было интересно какие сейчас процессы на западных окраинах постсоветского пространства. Казахстанские исследователи, политологи и журналисты тогда фактически сошлись во мнении, что геополитическую битву за Украину выиграет ЕС, а приглашенные российские эксперты возражали мало и в основном в том ключе, что реально Киев от интеграции на европейском направлении больше потеряет, чем приобретет. Причины «европейского выбора» Украиныы перечислялись следующие. В Евросоюзе населения уже под полмиллиарда, там права человека, мало коррупции, высокое качество жизни. В схватке за Украину Брюсселю активно помогает Вашингтон, а тот в современном мире самый сильный.

Что касается России, как главной ударной силы в битве за Украину (потому что Беларусь и Казахстан к данному процессу относятся сравнительно индифферентно), то ее набор тоже стандартный. Коррупция, казнокрадство, технологический упадок, демографический кризис, люмпенизация, идеологическая невнятность, ксенофобия, межэтнические конфликты, проблемы с регионами вроде Северного Кавказа. В общем получалось, что побороться за Киев Москва может (когда Россию низкие шансы на успех удерживали от участия в игре?), но шансов на победу мало. В итоге эксперты сошлись во мнении, что геополитическая неконкурентоспособность евразийской интеграции по сравнению с европейской должна заставить элиты России, Казахстана и Беларуси расти над собой (то есть меньше воровать и больше приносить пользы своим обществам), развивать инфраструктуру, повышать уровень жизни населения.

А потом случилось резкое маневрирование Украины между Евросоюзом и Евразийским союзом, где в конце концов Киев «припарковался» по направлению «Восток». После этого по иному зазвучали те тезисы, которые на экспертном клубе в Алматы шли вторым планом. Сейчас мы их перечислим. «Главный вызов Евросоюза – это Средиземноморье» (в смысле ресурсов на восточное направление экспансии может элементарно не хватить). Эксперты из России отмечали, что по Украине «речь идет не о ценностях, а о цене». При этом само поведение Евросоюза отличается двусмысленностью – по аналогии ухаживания парня за девушкой, когда одно дело подарить даме цветы и совсем другое говорить ей, что можешь подарить букет. США уже не так сильны, как прежде и спонтанно на тех территориях, которые составляли ядро СССР – это Россия, Казахстан, Украина и Беларусь, процессы интеграции идут самотеком. Пусть это во многом «ностальгическая интеграция» в память о былой мощи и социальных гарантиях периода Советского Союза, однако она присутствует.

Отдельно стоит остановиться на информации, которую предоставила социолог Гульмира Илеуова. Согласно замерам общественного мнения, запад Украины выступает за европейскую интеграцию, тогда как восток – за евразийскую, в направлении Таможенного союза. Поведение украинской правящей элиты на тот момент демонстрировало, что она в состоянии игнорировать настроения минимум половины населения. А вот события последних дней ставят происходящее совсем под другим ракурсом.

Главный приз, который должно было получить население Украины от подписания соглашения по зоне свободной торговле с Евросоюзом – это возможность безвизового въезда на территорию Объединенной Европы и право там работать. Элита страны, которая держит свои капиталы и другое имущество на Западе, при движении в европейском направлении получала бы определенную легитимность и гарантии по размещенной там собственности. Вроде бы все складывалось логично и последовательно, но цена получалась чрезмерной.

Дело в том, что Брюссель выставил Киеву массу красных флажков от аграрного комплекса и военной промышленности до морского транспорта и правил торговли алкогольной продукцией. В итоге получалось, что Украина сдает свой рынок сбыта ничего не получая взамен (поездки чиновников в Европу за счет принимающей стороны не в счет). Поэтому промышленность, а это в первую очередь восток страны, получает шанс выжить только при работе на российский рынок. Кремль недвусмысленно дал понять как будет выглядеть жизнь производственных мощностей Украины с помощью серии демонстративных торговых войн. Потери украинских производителей конфет и труб оказали явно отрезвляющий эффект. При этом специалисты в области экономики отмечают, что Россия даже не закрывала свой рынок для Украины, а только «тестировала» подобное закрытие, но по достаточно широкой линейке товаров.

Если называть вещи своими именами, то многие жители западных областей Украины уже сегодня работают в странах Евросоюза, создавая конкуренцию полякам, румынам, болгарам, литовцам, грекам и другим неофитам ЕС. Что делать с миллионами новых безработных, которые потенциально могут появиться после закрытия российского рынка для Украины, в Киеве элементарно не знают. В любом случае для страны, которая уже проходила «оранжевый сценарий», столько горючего материала в уравнении по удержанию власти слишком много. Не стоит забывать, что президент Украины Виктор Янукович является ставленником донецких промышленников и конец украинской тяжелой индустрии означает удар по его собственному материальному благополучию. В итоге из зла знакомого и незнакомого (или добра – кому как нравится), украинская правящая элита выбрала знакомое в виде Москвы.

Теперь уже обделенной себя посчитала евросоюзовски ориентированная часть украинцев. Настроены они боевито, о чем свидетельствуют события на площадях Киева. Вот только хватит ли у них запала – вопрос открытый. Украинский политический спектр, в отличие от казахстанского, который просто аморфный, достаточно сильно сегментирован, а справляться с оппонентами по частям любой власти легче, чем когда она имеет дело с неоформленной и взбудораженной массой.

Но главный игрок в свете украинско-евросоюзовских приключений – это Россия. Что бы ни писали про путинизм со всеми справедливыми замечаниями в его адрес, тезис о том, что Россия – это исчезающая держава, оказался сильно преувеличенным. Та же экономическая мощь и привлекательность Российской Федерации, размер ее рынка и покупательская способность населения конкретно для Украины оказались важнее, чем предложение Евросоюза. Ситуация Киева такова, что находиться в состоянии буфера между Европейским и Евразийским союзами у него вряд ли получится. Для евразийской интеграции, если Украина пойдет по этому пути, Киев станет очень важным и принципиальным приобретением. Если Россия на сопредельных территориях способна в одиночку эффективно конкурировать с Евросоюзом, то совокупная мощь Москвы, Астаны, Минска и Киева – это полноценный центр силы не только в масштабе Евразии. Секрет успеха все тот же: работать и расти над собой.

Андрей ЛОГИНОВ (Астана-Киев-Астана),
Источник: Контур.