Социальная политика в Казахстане есть – Марат Шибутов

30.10.2018

Эксперты дали оценку усилиям Астаны и Москвы в сфере социальной политики.

«Государство одной рукой дает, а другой забирает», но социальная политика у нас «далеко не самая худшая» – участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии» обсудили, как решаются на евразийском пространстве чувствительные для граждан вопросы, передает Total.kz.

Палка о двух концах

В период рыночных трансформаций и нарастания интеграционных процессов в странах евразийского пространства одним из важнейших условий сохранения стабильности и развития может стать целенаправленная социальная политика, считают казахстанские эксперты. Есть определенные достижения в этой области, в том числе подтвержденные данными ООН. Так, по индексу человеческого развития государства-основатели ЕАЭС занимают высокие позиции: в рейтинге 2018 года Россия, Беларусь и Казахстан вошли в группу с очень высоким развитием, заняв 49-е, 53-е и 58-е места соответственно. Армения (83-е место) относится к категории государств с высоким развитием, Кыргызстан (120-е место) – к группе среднего развития.

Лидеры Казахстана и России в 2017–2018 годах выступили с рядом важных социальных инициатив, отметил руководитель общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард ПолетаевНурсултан Назарбаев 5 марта этого года озвучил обращение к народу Казахстана с говорящим названием – «Пять социальных инициатив президента». Первая инициатива, так называемая программа «7-20-25», посвящена новым возможностям приобретения жилья, вторая предусматривает снижение налоговой нагрузки в целях повышения зарплат низкооплачиваемым работникам, третья нацелена на повышение доступности и качества высшего образования, а также условий проживания студентов, четвертая посвящена расширению микрокредитования, пятая – дальнейшей газификации страны. Послание главы государства от 5 октября 2018 года «Рост благосостояния казахстанцев: повышение доходов и качества жизни» также обратило на себя внимание насыщенным социальным содержанием, добавил политолог.

Президент РФ Владимир Путин в конце ноября прошлого года выдвинул ряд инициатив в социально-демографической сфере, в том числе предложил продлить программу по выплате материнского капитала до конца 2021 года. Кроме того, в так называемых майских указах Путина не только определены цели развития России до 2024 года, но и показатели эффективности правительства в плане повышения качества жизни людей. В идеале, согласно этому документу, россияне должны войти в число мировых лидеров по качеству жизни граждан.

«В то же время в наших странах увеличивается пенсионный возраст, облагают налогом самозанятых. В России с 1 января 2019 года с 18 до 20 % повышается НДС – самый крупный федеральный налог, который дает треть доходов бюджета», – заметил Эдуард Полетаев.

Оценка новых социальных инициатив во многом зависит от того, под каким углом их рассматривать, поддержал модератора заседания старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Даурен Абен.

«Одной рукой государство дает, а другой забирает. Те же майские указы Владимира Путина могут представляться «мягкой подушкой» перед пенсионной реформой. Или взять нашу казахстанскую программу «7-20-25» и другие озвученные инициативы: частично они уже съедены инфляцией, падением курса национальной валюты. Программа «7-20-25» – это поддержка банковского сектора. Пенсионные деньги отдать банкам, чтобы они давали ипотеку людям. В этом плане результат – палка о двух концах», – считает эксперт.

Полигон для реформ

Государства заинтересованы в социальной поддержке своих граждан, но на это нужны деньги, объяснил ряд принятых и ожидаемых решений Эдуард Полетаев. Однако бытует мнение, что постсоветские государства «сливают» свои социальные обязательства, как в 1990-х это делали крупные предприятия, скидывая непрофильные активы вроде поликлиник, домов культуры и детских садов.

«Недавно на одной из конференций российский экономист Василий Колташовзаявил, что Россия переходит от неолиберализма к неомеркантилизму, и пенсионная реформа совпала с этой тенденцией по времени. Получается, новым либералам нужно сбрасывать обязательства с государства, а новому меркантилизму необходимо, чтобы сварщики, электрики, инженеры, все те, кто умеет работать, еще не выходили на пенсию, потому что фабрики, заводы и прочие предприятия в них нуждаются», – подчеркнул политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын.

Он также отметил, что в России эксперты и депутаты Госдумы, комментируя грядущее повышение пенсионного возраста, ссылались на Казахстан, где аналогичное решение уже несколько лет активно реализуется.

«Есть мнение о том, что Казахстан является своеобразным полигоном для социальных реформ. Однако пенсионная реформа в России показала, что установки у людей другие, потому что там средний возраст населения выше, и советские социальные стандарты люди помнят дольше», – добавил Владислав Юрицын.

То, что все мы родом из СССР, играет очень большую роль в оценке социальной политики населением, убеждена президент центра социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова. Но молодежь исходит уже из других реалий, сложившихся в постсоветских странах за годы независимости. Социальная политика каждого государства складывалась исходя из экономических возможностей, а потому трудно предположить, что сегодня можно создать единые евразийские социальные стандарты в рамках ЕАЭС, как это существует в рамках того же Европейского союза. Что же касается европейских, западных социальных стандартов, на которые можно было бы ориентироваться, то в нашем обществе их не всегда адекватно оценивают.

«Мы сейчас смеемся над «хрущевками», но стоит пожить где-то за границей, даже в тесных квартирках богатой Великобритании, и ты понимаешь, что хрущевки – далеко не самое плохое жилье. Более того, когда англичанам рассказывали, что многие люди получали бесплатно жилье, в котором было тепло и проведены коммуникации, и сколько платили за коммунальные услуги, честно говоря, данную информацию они воспринимали с недоверием», – поделился заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов.

Мир сильно изменился, причем не в лучшую сторону, говорит главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте Республики Казахстан, доктор экономических наук Вячеслав Додонов.

«Немецкий докладчик на конференции в Алматы несколько дней назад говорил, что ситуация в Германии очень быстро меняется. Если раньше, лет 10 назад, у них средний размер пенсии был 74–75% от заработной платы, то сейчас он всего 47%. Мы вступили в эру постоянных финансовых кризисов – один заканчивается, следующий начинается, и это, в том числе, сильно бьет по системе пенсионных фондов во всем мире», – подчеркнул Вячеслав Додонов.

Статистика и реальность

Эксперт также напомнил, что высокие стандарты жизни населения Евросоюза обеспечиваются за счет стран-доноров: Германии, Франции, Великобритании. В ЕАЭС такой сценарий невозможен, потому что это потребовало бы от экономических лидеров союза, а это прежде всего Россия, а затем Казахстан, направлять часть выплат налогоплательщиков на поддержку стран-партнеров.

Совместная работа в сфере соцполитики может быть успешной в тех направлениях, которые уже обозначены лидерами евразийской пятерки, говорят эксперты. Речь идет о защите прав трудовых мигрантов, взаимном зачете трудового стажа при начислении пенсий. Но все же основные вопросы соцобеспечения странам придется решать самостоятельно, и успех преобразований зависит от развития экономики.

Цели же вполне можно обозначить конкретными показателями, отметил главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge, политолог Замир Каражанов. Выделяют два основных индикатора социального государства – расходы на социальную сферу по отношению к ВВП и способность государства контролировать уровень неравенства и бедности в обществе.

«Если оценивать по уровню расходов, то оптимально ориентироваться на европейские страны, где этот показатель иногда превышает 30% к ВВП (Франция, Дания, Финляндия, Бельгия, Австрия). Но такой показатель не у всех стран Евросоюза. Условно комфортный уровень расходов составляет 20–30%, минимальный, по данным Евростата, – от 15%. По расходам государства на социальную сферу мы отстаем. Для Казахстана показатель порядка 10 %, у России еще меньше – 5,3 % (по данным Росстата за 2016 год). Хотя, надо признать, что в казахстанском бюджете, если верить отечественному правительству, в 2018 году на социальную сферу заложено 44% расходов», – рассказал Замир Каражанов, добавив, что показатели Казахстана и России по бедности и неравенству «на фоне других государств мира выглядят умеренно».

Однако вышеприведенные показатели не учитывают многие направления государственной соцполитики. В частности, по данным статистики, Россия тратит на социальную сферу почти в два раза меньше, чем Казахстан, но едва ли эту страну можно назвать менее социально ориентированной. Скорее, наоборот, учитывая сохранившиеся с советских времен бесплатное высшее образование и многочисленные льготы для поддержки определенных категорий граждан.

Кроме того, в статистике и различных рейтингах зачастую не учитываются многие услуги, бесплатно оказываемые населению со стороны государственных органов Казахстана и России. Об этом напомнил представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов.

«Социальная политика в Казахстане на самом деле есть, это социальное государство. Возьмем в качестве примера работу санитарной авиации. Она действует не только внутри страны, но и за ее пределами. Если раненого или больного из другой страны доставляют на специальном самолете, а не бросают на произвол судьбы, это именно означает, что государство социальное. Если гражданин скончался за рубежом, гроб с телом доставляют на Родину. Но, извините, самолет недешево стоит за одним человеком отправить. Дорогие препараты для редких, но смертельных болезней требуются – по ним отдельные деньги выделяются. Вот последнее, что обсуждали в городском маслихате Алматы: выделили 60 млн тенге на шесть человек для покупки бионических протезов. На самом деле, это огромная сумма, я занимался проблематикой, помогал одному человеку получить необходимые средства. Каждому слепому у нас выдается читающий сканер, плеер, говорящая трость, говорящий термометр, смартфоны со специальным программным обеспечением. Но не все об этом знают, потому что надо самому ходить, заполнять заявки. В этом проблема нашей социальной политики, что она ориентирована на активного человека. Поэтому создается впечатление, что ее мало», – заключил Марат Шибутов.

 

Сергей Михайличенко

Источник: ИА «Total.kz»