Сразу несколько государств буквально «охотятся за мозгами» в Казахстане

14.03.2018

Чтобы стать успешной страной, важно понять, кто в стране должен быть успешным

Невысокая производительность труда, огромный теневой сектор в экономике, большая численность так называемых самозанятых — все это проблемы, характерные для стран, называемых «развивающимися экономиками». И решить их можно через улучшение качества жизни населения. Или, говоря научным языком, человеческого капитала.

Сразу несколько государств буквально «охотятся за мозгами» в Казахстане

Человек казахстанский — это кто?

Казахстанские эксперты отмечают, что термин «человеческий капитал» нередко встречается в казахстанских официальных документах, но чаще всего в связи с социальной политикой. Его более широкий контекст — взгляд на уровень этого «капитала» как на конкурентное преимущество отображен в программе «Рухани жангыру» и в Стратегическом плане развития Казахстана до 2025 года.

Так вот, человеческий капитал как основа модернизации является седьмым направлением в Послании президента Казахстана 2018 года. Речь идет о создании передовых и устойчивых систем образования, здравоохранения, системы занятости, развитии массового предпринимательства. И, в конечном счете, о построении эффективной модели экономики. Понятно, что актуализирует развитие человеческого капитала задача перехода и на цифровую экономику.

Международные рейтинги демонстрируют, что ситуация в Казахстане с человеческим капиталом в целом благоприятная. Но, как говорится, есть проблемы. Например, достаточно ли нынешних темпов его развития, эффективны ли используемые методы? Эта тема сейчас часто обсуждается экспертами, которые сразу говорят о ее сложности.

С одной стороны, согласно рейтингу ООН, Казахстан является страной с высоким уровнем развития человеческого капитала — в 2015 и 2016 годах страна занимала по этому показателю 56-е место. Но, несмотря на двухлетнюю (согласно рейтингу) стабильность, говорить о стагнации этого процесса нет оснований: отмечается вроде бы положительная динамика по ряду показателей. Таких, например, как продолжительность жизни, среднее количество лет, потраченных на обучение, валовый национальный продукт.

— Есть очень много подходов и теорий того, что же понимать под человеческим капиталом. Я остановлюсь на следующей. Под человеческим капиталом понимается совокупность интеллектуальных способностей, профессиональных навыков, знаний и умений человека, полученных им в процессе образования и в практической деятельности, а также качество жизни и здоровья, которые способствовали бы реализации потенциала каждого человека в обществе, — пояснила политолог Ирина Черных на недавней экспертной дискуссии в Алматы, посвященной этой теме.

Она отмечает: мировой опыт показывает, что максимального результата в развитии человеческого капитала добиваются обычно те страны, которые делают в этом процессе ставку не на группы каких-то «головастиков», лучших умов, а на достаточно большой процент населения. А основными инструментами здесь являются концепция образования и практика пожизненного доступа к нему. Конечно, нельзя решить эту задачу и без серьезных подходов к системам социальной защиты и здравоохранения.

Так вот, в Казахстане, по мнению ряда экспертов, состоялся переход от советской концепции «образование на всю жизнь» к современной концепции «образование через всю жизнь». Об этом говорят, например, система трехступенчатого образования, возможность получать образование в любом возрасте, персонифицированные программы, онлайн-обучение. И это все, безусловно, достижения, и не отметить их нельзя.

Люди как «точечная материя»

Но все же проблемы остаются, в том числе концептуальные. Г-жа Черных заметила, что необходимо конкретно определиться с тем, «что мы в Казахстане понимаем под качеством (она сделала особое ударение на это слово) человеческого капитала». Нужно ли стране большее количество людей с высшим образованием, так сказать, вообще, или же нужны специалисты в сфере обслуживания, техники, строители?

— Наша «визитная карточка» — это программа «Болашак». Много хороших специалистов учились по ней и сейчас успешно работают. Но что происходит в наших вузах? Мы можем только тогда подготовить качественного специалиста, когда преподаватели сами занимаются научными исследованиями и передают их опыт аудитории. Но, ссылаясь на мой собственный почти двадцатилетний опыт работы в одном из ведущих вузов страны, могу сказать: крайне редко встречается преподаватель, который бы вел авторский курс для студентов на основании собственных исследований. Профессора загружены, им некогда заниматься исследованиями. Да, у нас есть университеты-образцы, к модели которых надо стремиться. Это Назарбаев Университет, Каспийский университет, КИМЭП. Но в большинстве других университетов ситуация категорически иная, — считает г-жа Черных.

В итоге, в Казахстане часто наблюдаются ситуации, когда докторантом может руководить человек, который не имеет статей в первоклассных научных журналах, зато имеет очень странные представления о том, как делать научные исследования. Хорошо, что есть «болашакеры», которые знают стандарты научного исследования. Но люди, способные двигать науку, — это «точечная материя». А переход на PhD инициировали в Казахстане для того, чтобы готовить среднестатистического специалиста высокого уровня внутри страны.

При этом некоторые ученые, прошедшие программу «Болашак», говорят, что ее выпускники вносят вклад в развитие науки, но они часто недоступны широкому кругу, нет базы данных по ним, нет открытых площадок. Нужны казахстанские научные журналы, которые были бы конкурентоспособными с западными журналами. Вот она, еще одна грань проблемы развития отечественного человеческого капитала!

Социолог Айман Турсынкан отметила, что повышать его качество в части образования населения Казахстану приходится в непростых конкурентных условиях.

Дело в том, что ряд стран активно «пылесосит» Казахстан в поисках талантливой молодежи, начиная со школьников. В из числе назвали Турцию, Китай, Россию, страны Восточной Европы, Канаду и США. Кроме того, крупным казахстанским городам с большим образовательным потенциалом, таким как Алматы и Шымкент, нужно озаботиться наращиванием преимуществ перед ближайшими городами-конкурентами.

Г-жа Турсынкан заметила, что для Алматы это Урумчи, для Шымкента — Ташкент («хотя сейчас Ташкент уже и для Алматы серьезный конкурент…»).

Приведенная ею статистика образовательной динамики казахстанских выпускников школ показывает, что ситуация у нас в стране очень даже непростая. Из примерно 313 тысяч выпускников чуть менее 40 процентов поступают в колледжи, 29 процентов — в вузы, 11 процентов уезжают на дальнейшее обучение за рубеж (и возвращаются не все), остальные не продолжают образование.

Что такое «четыре К»?

Что же делать для преодоления проблем в системе образования? Свое видение предложила Ирина Черных.

По ее мнению, прежде всего нужно разработать концепцию развития человеческого капитала в Казахстане. Собственно, в части образования эксперт озвучила целый ряд предложений. В частности, усиление качества преподавания математических и естественных наук на всех уровнях образования, создание сети детских технопарков и бизнес-инкубаторов, совершенствование преподавания казахского языка и перевод его на латинскую графику, развитие трехъязычия.

Нужно также не забыть о проекте «Бесплатное профессионально-техническое образование для всех».

Большое значение эксперт придает «наращиванию потенциала нации через развитие культуры и идеологии в рамках программы «Рухани жаңғыру». Нужно кардинально менять образовательные программы, начиная с программ раннего развития детей, соответственно — средней и высшей школы, пересматривать образовательные программы с фокусом на развитие основных навыков «четырех «К» или самых востребованных навыков в современном мире: коммуникация, кооперация, креативность, критическое мышление.

Развитие вузовской науки, считает г-жа Черных, должно идти с приоритетом на исследования в металлургии, нефтегазохимии, сельском хозяйстве, био- и IT-технологиях. Делать это нужно, помимо традиционных источников, за счет реализации совместных проектов с ведущими зарубежными университетами и исследовательскими центрами, крупными предприятиями и ТНК.

Впрочем, другие отечественные эксперты отмечают, что необходимо и увеличение бюджетного финансирования системы образования хотя бы до уровня в один процент от ВВП. А социолог Айман Турсынкан отметила еще один аспект проблемы:

— Реальный человеческий капитал формируют не только система накопленных знаний, не только их монетизируемость через авторские права и патенты, но и такие вещи, как мораль и культура, которые в обществе определяют линии поведения, способность общества эффективно противостоять вызовам и проблемам.

Постоянно звучит на дискуссиях о человеческом капитале и тема миграции (похоже, что скоро ни один серьезный вопрос на евразийском пространстве не будет обходиться без нее). Например, Ирина Черных считает, что необходимо говорить о стимулировании иммиграции квалифицированных кадров, имея в виду среднее звено специалистов, которые в перспективе могут стать гражданами Казахстана:

— Разрабатывать систему облегчения принятия такими людьми казахстанского гражданства, если они хотят это сделать… Эта фокусная группа, являясь массовой, станет стимулировать рост качества человеческого капитала в стране как за счет повышения конкуренции, так и посредством передачи имеющихся знаний, навыков и опыта.

Дина Шарипова, ассистент-профессор, рассказала о социологическом опросе казахстанцев, где, в частности, задавался вопрос по этой проблеме. Оказалось (вполне ожидаемо), что многие плохо относятся к нелегальным мигрантам из соседних стран при довольно позитивном отношении к легальным мигрантам-рабочим и внутренним мигрантам.

При этом парадокс — большинство хотели бы, чтобы число трудовых мигрантов в стране уменьшилось.

— То есть большинство у нас все же отрицательно относятся к мигрантам, — заметила г-жа Шарипова, — люди считают, что иностранные мигранты занимают рабочие места казахстанцев.

Заметим, что в этом исследовании, проведенном в 2016 году, изучали состояние не человеческого, а социального капитала. Эксперт пояснила разницу: человеческий капитал — это способности, а социальный — благоприятные возможности для их применения человеком. Исследований по этой теме в Казахстане немного.

В одной из зарубежных работ, касающейся Центральной Азии в целом, отмечается доминирование в странах региона негативного социального капитала, основанного на клановых отношениях. Ряд ученых также подчеркивают важность неформальных взаимоотношений. Однако в целом в Казахстане фиксируется неплохая ситуация, например, по такому важному показатель, как уровень социальной солидарности.

Один из замеров социального капитала включает вопрос: «Доверяете ли вы вообще людям?», и более половины опрошенных сограждан ответили положительно. Очень мало респондентов ответили «плохо» на вопрос: «Как вы относитесь к представителям других этнических групп?».

— Одним из параметров социального капитала является доверие к политическим институтам. Мы в проведенном опросе разбили их на три составляющие: парламент, правительство, президент, и уровень доверия оказался очень высоким. Конечно же, уровень доверия к президенту оказался наиболее высоким, — заметила г-жа Шарипова.

Источник: «МК в Казахстане»