Странам-экспортерам сырья необходимо изыскивать антикризисные ресурсы

18.02.2016

Наблюдаемый в мире кризис наиболее сильно отразился на странах — экспортерах сырья, которые в отличие от стран, с ограниченными возможностями в энергоносителях, сделали упор не на наукоемкие технологии, а на добычу и транспортировку имеющихся у них природных ресурсов.

В связи с этим национальная экономика стран-экспортеров сырья, стала зависимой от колебаний цен на энергоресуры. Когда цена на сырье на мировых рынках растет, отмечается экономический подъем и строительный бум. Однако, при снижении цен на энергоресурсы, страны поставщики испытывают ухудшение экономической ситуации, со всеми вытекающими. Это все влияет на активность всех секторов экономики, затрагивая как предприятия, так и рядовых граждан, ставших заложниками сложившейся ситуации.

Страны-члены ЕАЭС также стали вовлечены в круговорот событий, связанных с кризисными явлениями в мировой экономике. О превратностях сложившейся ситуации и возможных путях выхода из нее говорили на днях участники экспертного клуба «Мир Евразии» в рамках заседания «Внешний фактор: влияние низких цен на энергоресурсы и скачков валютных курсов на новые экономические реалии».

Так, по мнению руководителя ОФ «Мир Евразии» Эдуарда Полетаева: «…страны постсоветского пространства, экспортирующие нефтегазовые ресурсы, относятся к так называемой группе отстающих, где уровень ВВП на душу населения относительно низкий или средний, а среднедушевая добыча, например, нефти находится на уровне до 10 тонн. При этом у ряда стран Персидского залива уровень ВВП существенно выше, себестоимость ресурсов гораздо ниже, количество добытых тонн нефти или газа на душу населения превышает 50 тонн. Поэтому равно необходимо вести речь о том, что всего несколько государств в мире способны решать все свои социально-экономические задачи исключительно за счет нефтегазового экспорта в условиях низких цен».

В свою очередь генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов, подчеркивает, что во всех раскладах по ценам на энергоресурсы, в первую очередь Казахстан с Россией меряются, потому что они являются нефтеэкспортерами, но у стран принципиально разная экономика. «В Казахстане внутреннее потребление нефти составляет 10 процентов от общего объема, все остальное идет экспорт. В России 80 процентов – это внутреннее потребление, 20 процентов – экспорт. Отсюда два вывода, которые принципиально меняют влияние низких нефтяных цен на экономики страны.

Когда низкие цены в России – да, это падение экспорта, но это реальное удешевление внутренних энергоресурсов. Нужно понимать, что 80 процентов остается внутри страны. А в Казахстане есть абсолютно очевидные минусы, связанные с падением экспорта, и при этом выигрыша как такового нет. Потому что, второй аспект, Россия – более энергоемкая экономика, чем Казахстан, там больше производств. У нас торговая экономика – когда структура импорта потребительских товаров составляет 40-60 процентов. В России доля импорта гораздо ниже, и влияние низких топливных цен на промышленность гораздо выше, чем в Казахстане. У нас от низких цен промышленность в таком объеме не выиграет.

В-третьих, в России более-менее стабильная добыча нефти, она не падает, а все обещает упасть, но существенных изменений нет. В Казахстане при таких ценах падают объемы добычи», — отметил Айдархан Кусаинов.

В свою очередь экономист Сергей Смирнов отметил: «Еще дело в том, что себестоимость добычи нефти в России составляет около 15 долларов за баррель, у нас официально озвучивалась цифра в среднем 50 долларов за баррель, самая низкая (на Тенгизском месторождении) – 24 доллара за баррель. Я думаю, по факту ниже, чем озвучивается, но все равно выше, чем в России».

Учитывая разницу в добыче, внутреннем потреблении и экспортной составляющей между двумя странами, можно говорить о довольно существенных изменениях, которые коснутся Казахстана и Россию при дальнейшем развитии ситуации на энергетическом рынке. «Я и хочу подчеркнуть, что на нас это влияние сказывается более существенно. Чтобы в России упала добыча на 10 процентов, это еще лет 20 нужно. А у нас показатель системно падает. Мне кажется, у нас этот фактор не получает должного внимания. Подспудно сидит уверенность в том, что Казахстан – нефтяная страна, у нас все еще впереди, доходы будут. Народ дискутирует, что 50 долларов за баррель – это плохо сейчас, но зато в будущем будет 100 – и наступит счастье. Нужно понимать, что еще два года 30-40 долларов за баррель и у нас добыча в два раза упадет, и вообще мы перестанем быть хоть сколько-нибудь значимыми экспортерами. И это важный фактор: если мы говорим о перспективах в 2-3 года, то надо осознать, что в Казахстане вот такая ситуация. То есть наша экономика, к сожалению, гораздо слабее российской», — отметил экономист Айдархан Кусаинов.

Вместе с тем страны-экспортеры энергоресурсов, сталкиваясь с немалыми трудностями, вынуждены приспосабливаться к низким ценам на сырье. Такая адаптация неизбежно сопровождается резким падением реальной стоимости местной валюты, потери рабочих в строительной отрасли и в сфере услуг на внутреннем рынке, обесцениванием активов и др. Однако это в целом, является вынужденным шагом, способным выработать новую «вакцину» от кризиса и зависимости от глобального сырьевого рынка.

Олег СИДОРОВ, Алматы

Источник: Литер