Странам ЕАЭС надо отказаться от подхода «плохонький, да свой»

29.03.2015

Как поддержать товаропроизводителей, чтобы не было мучительно больно самим же производителям, потребителям и торговым партнерам. Примерно в таком ключе казахстанские эксперты на днях обсуждали вопросы импортозамещения и экспортоориентированности в рамках Евразийского экономического союза.

На сайте ЕАЭС размещен проект документа «Основные направления промышленного сотрудничества». Одна из главных задач – уменьшить импорт из третьих стран за счет взаимной торговли стран-участниц союза. По сути, речь идет об импортозамещении в масштабе интеграционного объединения. При этом каждая из стран ЕАЭС в отдельности в той или иной степени придерживается данной политики.

Так, руководитель общественного фонда «Мир Евразии», политолог Эдуард Полетаев напомнил, что Армения, оказавшаяся в транспортной блокаде с начала 1990-х годов, была вынуждена ввозить часть жизненноважных товаров из Ирана, а затем стала выпускать их сама.

В России изначально производится широкий спектр товаров, но сейчас, в условиях экономических санкций, замена импорта собственной продукцией получила новый импульс. В Беларуси принята государственная программа импортозамещения и национальная программа экспорта. Ну а в Казахстане программа импортозамещения была начата еще в 1999 году, после экономического кризиса.

— В 90-е годы мы завозили 80-90% растительного масла, сейчас казахстанские производители покрывают 60% внутренней потребности. Тогда же все ели бельгийскую, польскую колбасу, а сейчас уже покупают отечественную салями, – отметила в ходе заседания экспертного клуба ОФ «Мир Евразии» советник председателя правления национального агентства по экспорту и инвестициям Kaznex Invest Сауле Ахметова. – Я не сторонница импортозамещения, потому что мы не должны лишать потребителя права выбора. Но во многих случаях мы предпочитаем продукты исключительно казахстанского производства. В Алматы, например, никто не хочет покупать импортные яблоки, всем нужны местные.

Однако по многим позициям товаров Казахстан зависит от импорта на 100% (например, электроника, автомобильные шины). И все же эксперты относятся к политике импортозамещения крайне осторожно.

В частности, Э. Полетаев сослался на работы известных экономистов, которые считают, что ускорение темпов экономического роста возможно на основе индустриализации и экспортной ориентации. При этом индустриализация экономики должна достигаться не путем замещения импорта отечественным производством при помощи внешнеторговых ограничений и дискриминации импорта, а путем наращивания экспортного потенциала страны. Проще говоря, выпускать надо такую продукцию, которая будет востребована не только на внутреннем, но и внешнем рынках.

— Считается, что впервые импортозамещение, как принцип госполитики, было применено в странах Латинской Америки после Второй мировой войны. Не хотелось быть «банановыми государствами», экспортируя только сырье и фрукты. Импортозамещающая индустриализация сначала демонстрировала успехи, поскольку осваивала несложные легкую и пищевую промышленности. Однако продукция тяжелой промышленности оказалась неконкурентоспособной. В тоже время в ряде стран Юго-Восточной Азии применили так называемую доктрину «летящих гусей», согласно которой движение к технологическому развитию шло постепенно, вслед за лидерами. Затем ориентация на зарубежные рынки привела к тому, что те, кто были вторыми, по многим показателям стали первыми. Например, корейская автомобильная и электронная промышленность, – рассказал Эдуард Полетаев.

Между тем генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов заявил, что он активный противник импортозамещения, и даже предложил исключить сам термин из обсуждения на различных уровнях.

— Когда у чиновника сидит червяк импортозамещения, и это посылает неправильный сигнал бизнесу, тогда предприниматели начинают ходить по кабинетам и требовать: «Защити меня! Купи у меня, потому что я свой». Пока этот червяк будет сидеть в голове у российского, казахстанского, белорусского чиновника, мы в рамках ЕАЭС будем иметь торговые войны. Каждый будет пытаться поддержать своего производителя местными усилиями. Если же выбросить дискурс импортозамещения, то половина спорных вопросов снимется, – убежден Кусаинов.

По его мнению, существует путаница между импортозамещением и поддержкой отечественных товаропроизводителей. К примеру, за счет государственного заказа предприятиям помогают нарастить производство. Благодаря такой поддержке на мировой рынок вышли бразильские самолеты Embraer и российский Sukhoi Superjet. При этом господдержка и в России, и в Бразилии была направлена именно на развитие экспорта, а не на замену импорта.

— Прочитал про нововведение фонда «Самрук-Казына»: покупать казахстанское можно будет, даже если в тендере представлен всего один поставщик. Даже не знаю, как это рассматривать – то ли как поддержку отечественного производителя, то ли как ограничение импорта. Но, скорее, это можно отнести к концепции закрытого рынка. Получается, что государство сначала закрывается по периметру ЕАЭС, а потом уже закрывается внутри, поддерживая своих товаропроизводителей, – считает политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын. – Для меня в вопросе импортозамещения главным представляется необходимость отделить мух от котлет: кто реально будет эффективным производством, а кто «анфан террибль» (с фр. «ужасный ребенок»), которого поддерживают только потому, что он родной.

Представитель нацагентства по экспорту Сауле Ахметова на это заметила, что в международной практике существует масса примеров, того, что чем больше государство поддерживает какую-то отрасль, тем менее она конкурентоспособна. В сфере экспорта, по ее словам, тоже уже давно отошли от практики прямой поддержки предприятий, продающих свои товары на внешних рынках.

Государства предпочитают создавать саму возможность для экспорта, а именно обучать бизнесменов, упрощать какие-то процедуры, предоставлять преференции, не запрещенные требованиями других стран. Впрочем, именно в запрете и кроется причина отказа от поддержки экспортеров: уставом той же Всемирной торговой организации не разрешается предоставлять такие преференции, чтобы сохранить честную конкуренцию на рынке.

— Что касается поддержки, которая не развивает конкурентоспособность, то наглядный пример – это наш топливный рынок, – говорит экономический обозреватель, аналитик портала Oilnews.kz Сергей Смирнов. – Когда развалился Советский союз, нефтеперерабатывающие заводы в Казахстане и России были на одном уровне. Сейчас у нас все еще производят топливо стандарта Евро-2, а в России – Евро-5. Тот же Омский завод построен в 1955-м, спустя десятилетие после запуска Атырауского НПЗ, и тогда объем производства составлял 3 миллиона тонн. Сейчас Омский НПЗ перерабатывает 20 миллионов тонн нефти, производит 50 видов продукции. Когда к нам идет российский, более качественный и дешевый бензин, мы закрываем рынок. Тем самым мы консервируем наше отсталое производство.

Понятно, конечно, что до окончания модернизации казахстанских НПЗ, отечественные производители автомоторного топлива не могут соперничать с россиянами в плане качества продукции. Но также очевидно, что барьеры выгодны производителям, но невыгодны потребителям. В некоторых других отраслях складывается обратная ситуация.

— Рубль обвалился, и российские товары стали более конкурентными: теперь наша шоколадка стоит 160 тенге, а завезенная – 60 тенге. Поэтому когда дело касается вхождения в ЕАЭС, нельзя говорить только о плюсах или о минусах. Плюсы однозначно есть, но есть и достаточно много минусов, которые возникают в основном из-за нашей собственной слабости, – уверена Сауле Ахметова. – Например, когда казахстанское предприятие поставляет что-то в Россию, у нас считается, что это экспорт. В России поставки в Казахстан экспортом не считают, так как у нас общее таможенное пространство. В результате возникает разница в НДС. То есть мало того, что рубль дешевле, так и еще налог россияне не платят. Я не говорю уже о субсидировании электроэнергии в России.

Но есть и другая сторона медали: по признанию представителя Kaznex Invest, в Казахстане осуществляется такая поддержка экспортеров, которая запрещена во всем мире. Так, отечественным предприятиям возмещают затраты на консалтинговые исследования, получение сертификатов и разрешений в других государствах, участие в выставках, открытие торговых миссий. И в данном случае уже россияне кивают головой в нашу сторону.

Что же касается импортозамещения, то совокупное мнение экспертов таково: необходимо увеличивать производство товаров в каждой стране ЕАЭС отдельно и внутри экономического союза, но не за счет запретов на ввоз, а за счет создания благоприятных условий для товаропроизводителей. Прежде всего, речь идет о самих государствах экономического союза, которые все еще не отказались от взаимных барьеров.

И в приоритете должны быть все-таки интересы потребителей – более 175 миллионов человек, ради которых, собственно, и создавалось интеграционное объединение. В конечном итоге от этого выиграет и бизнес, поскольку честная конкуренция заставляет становиться сильнее.

Сергей Михайлов, специально для Матрица.kz

Источник: Матрица.kz