По мнению экспертов, как позитивные, так и негативные ожидания от ТС оказались преувеличены

04.10.2013

СОДРУЖЕСТВО

Заседание экспертного клуба “Мир Евразии” на тему “Казахстанско-российские отношения: реалии и перспективы” от немалого количества дискуссий на эту тему за последние годы отличалось эффективным форматом — полным отсутствием какой-либо формализованности, что, как показывает опыт, очень способствует качеству обсуждения заявленной темы. Итоги дискуссии, если будут востребованы, могут представлять интерес не только для экономистов и политологов, но для этнологов, социальных психологов и даже культурологов.

Руководитель клуба Эдуард ПОЛЕТАЕВ, открывая мероприятие, заметил:
— Ряд людей, называющих себя представителями науки, продвигают те или иные идеи, фактически уже являясь общественными деятелями. Научная мысль в итоге теряется в весе… Хорошего, серьезного анализа очень мало, а если и есть, то далеко не всегда он доходит до широких масс людей.

Актуальность рассматриваемой проблемы он связал, в частности, с недавним заседанием в Астане, где прозвучало немало неожиданных фактов. “Например, Россия озвучила данные по количеству казахстанцев, которые работают в стране — многие удивились, что их число составило около 600 тысяч, хотя, казалось бы, Казахстан не миграционный донор”. Строго говоря, эта тема звучала и раньше (пожалуйста, Панорама №16, 2010 г.). Но сейчас, в связи с обостренным вниманием к вопросам казахстанско-российских отношений интерес к ней более сильный. На круглом столе прозвучало мнение, что, вероятно, в очень большом количестве случаев трудовая миграция из Казахстана в РФ — это вариант “отложенной эмиграции”, когда люди сначала создают “фундамент” в России, временно сохраняя казахстанское гражданство.
Что касается собственно интеграции, то бывший дипломат и общественный деятель Казыбек БЕЙСЕБАЕВ считает, что она воспринимается в обществе “как неизбежная данность”. А “активировавшиеся в социальных сетях и некоторых СМИ антиевразийские публикации… не совсем отражают мнение народа по известным причинам. Согласно некоторым социологическим опросам, около 70% опрошенных все-таки поддерживают интеграцию”. Эксперт объясняет это, в частности, такими причинами:

— Укоренившийся патернализм — мы привыкли, что какое наверху приняли решение, так оно и будет. Я все-таки считаю, что народ не сильно волнует эта проблема — гораздо больше его заботит вопрос преемственности власти. Потом — безопасность. Все, что происходит в мире — активизация исламских радикалов, предстоящий вывод войск из Афганистана — подталкивает к укреплению взаимоотношений с Россией. Мы входим в ОДКБ и понимаем, что это на сегодня единственный орган, который обеспечивает нашу безопасность. Еще одно — коррупция госаппарата. Все понимают, что интеграция — это уменьшение независимости и суверенитета, но надо выбирать. Из трех зол, как говорится, выбирают наименьшее. В данном случае между Россией, Китаем и исламизирующимся югом выбор очевиден.
Экономические аспекты интеграции очень емко были освещены в докладе эксперта Сергея Домнина. Он отметил, что “если анализировать статистику, которая сейчас есть, существенного влияния на казахстанскую экономику вступление в ТС и ЕЭП не оказало, по крайней мере, это не отслеживается по ключевым индикаторам, хотя влияние, безусловно, есть”.

— Собственно, по большей части ничего мы России нового кроме сырья не поставляем. Относительно экспорта можно сказать, что самый большой сегмент — это минеральные продукты. До ТС в 2009 году этот сегмент составлял 72%, после стал составлять 80%. То есть амбициозные планы по несырьевому экспорту, которые дает Министерство индустрии и новых технологий, непонятно, на что опираются. Пока несырьевой экспорт в общей структуре выглядит непривлекательно. Экспорт машин и оборудования, то есть самый “сладкий” сегмент обрабатывающей промышленности, у нас как был 1,2%, так 1,2% в общей структуре и остался. По импорту интересная ситуация. У нас классический процесс скатывания страны в третий мир. То есть растет экспорт необработанной продукции в общей структуре экспорта и растет импорт машин и оборудования, — отметил эксперт.

Ожидания от членства в ТС, и оптимистические, и пессимистичные, были сильно раздуты: степень интеграции у РК и РФ и до 2010 года была высока. По мнению г-на ДОМНИНА, к 2017 году существенных подвижек в этом плане вряд ли стоит ждать.

Политолог Марат Шибутов считает саму постановку вопроса “выгодно или нет для Казахстана экономически интегрироваться с Россией”, “крайне глупой” в силу того, что Казахстан крайне неоднороден, и разные социальные слои и элитные группы имеют свои, очень разные интересы.

— Если говорить о казахстанской элите, то она свое от интеграции с Россией уже получила: со следующего года “Транснефть” будет применять внутрироссийские тарифы на перекачку нефти из Казахстана по территории России. То есть для России — понижается доходность от этого. А для нашей элиты это $5 млрд, может быть, даже больше, “лишней” прибыли сразу “в карман”. И это не говоря уже о железнодорожных тарифах. И на таком фоне у нашей элиты никаких вопросов и проблем с россиянами не будет, — считает г-н ШИБУТОВ.

Журналист Ботагоз Сейдахметова подняла популярную проблему: “ориентированность” казахстанского телевидения и печатных СМИ “на Россию”. Происходит это, по мнению г-жи СЕЙДАХМЕТОВОЙ, “потому, что много непрофессиональных журналистов”. И Россия, и Казахстан, “были и останутся феодальными государствами”. Весьма интересным стало следующее замечание г-жи Сейдахметовой:
— Мы Россию знаем в основном благодаря телевидению. Хотя знаем очень негативно: у меня такое впечатление, что там все программы нацелены на то, чтобы дискредитировать образ русского человека. Даже не россиянина, а именно русского. Если бы я не училась и не жила в России, я бы тоже думала, что русский народ совершенно необразованный и дремучий.

Из других мнений, высказанных на круглом столе, привлекло внимание замечание доктора политических наук Дулатбека Кыдырбекулы. Он поддержал тезис г-жи Сейдахметовой по поводу “феодального сознания” и казахов, и россиян и предложил свое объяснение этого:

— Это сознание законсервировала русская литература, которую нам преподавали — Пушкин, Толстой, Чехов…

Ярослав РАЗУМОВ,
Республиканская газета «Панорама».