ЦГИ «Берлек-Единство»: ЕАЭС навстречу новым горизонтам

17.02.2015

Недавно в казахстанском Алматы Общественный фонд «Мир Евразии» собрал солидный пул экспертов из Казахстана и Кыргызстана, которые обсудили перспективы и ограничители Евразийского экономического союза (ЕАЭС), с которыми он столкнется в 2015 году.

Эксперты совершенно справедливо отметили поэтапность и постепенность формирования полноценной единой экономической жизни в рамках ЕАЭС. Повестка дня ЕАЭС определена уже на 10 лет вперед. К 2025 году должно завершиться формирование единого рынка нефти и газа, а до этого в 2019 году должен заработать единый рынок электроэнергии.

Эксперты практически единодушно отметили, что создание такого интеграционного объединения как ЕАЭС – это тренд развития мировой экономики. Для того чтобы соответствовать ему необходимо создавать региональные и трансграничные экономические зоны. Тогда можно будет ожидать мультипликационного эффекта развития экономики.

Мы все привыкли видеть за проблемами ЕАЭС политизированный контекст. Действительно, палок в колеса евразийской интеграции вставляется немало. Российским и казахстанским экспертам постоянно приходится деконструировать антиевразийские идеологемы, подавляющее большинство из которых не имеют никакого отношения к реальности. Эти симулякры засоряют общественное сознание и негативно влияют на восприятие евразийской интеграции, однако, к счастью, их существование, чаще всего так и ограничивается медиаполем и не влияет, по крайней мере, прямо, на реальный сектор экономики стран-участниц.

Однако за проблемами евразийской интеграции стоят не только субъекты политической, но и экономической активности. Например, есть целые группы, имеющие свои интересы, которые не заинтересованы в снижении цен. В силу различных причин (например, низкой конкурентоспособности производимого товара) этих хозяйствующие субъекты больше устраивает формат замкнутой, функционирующей по протекционистской логике экономики. В частности, некоторые монополисты в Казахстане, несомненно, отличаются таким почерком. Как правило, они посредством экспертов и других лидеров общественного мнения (ЛОМы) «гонят» антиевразийскую волну. Хотя на самом деле для них же в долгосрочной перспективе было бы лучше, если бы они снизили цены на производимые товары и сделали бы их, таким образом, более конкурентоспособным на рынках не только своей страны, но на общеевразийском рынке. Например, можно отметить попытку бизнес-сообщества добиться от правительства введения на неопределенный срок ограничений на ввоз в республику российских автомобилей, некоторых продуктов питания и т.д.

Протекционистские меры не совсем вписываются в логику евразийской интеграции, хотя практически все страны этим периодически грешат. Постепенно или нет, но от этой логики нужно уходить. Новая экономическая политика евразийского экономического союза должна разрабатываться скоординировано. Важнейшая точка роста ЕАЭС – развитие производства и создание конкурентоспособных предприятий в несырьевых секторах.

Что же касается расширения ЕАЭС – то уже сейчас около 30 стран проявляют интерес к присоединению к организации. Среди них Сирия, Вьетнам, Турция, Египет и Израиль. Несмотря на то, что каждый вопрос потенциального членства каждой из стран следует рассматривать отдельно, ясно, что для «коллекции» страны ЕАЭС не нужны. Однако мировая геополитическая конъюнктура свидетельствует, что после неминуемого и происходящего сейчас краха однополярного мира будет много конкурентоспособных экономик, заинтересованных в евразийской интеграции.

В то же время страны-участницы ЕАЭС должны учитывать то обстоятельство, что Китай ставит одной из своих приоритетных задач – создание зоны свободной торговли в рамках стран Шанхайской организации сотрудничества. Еще в 2004 году Пекин предложил создать зону свободной торговли ШОС. Казахстан и Россия тогда очень настороженно отнеслись к этим планам, однако рано или поздно Пекин будет предлагать реализовать их вновь и вновь. В этом вопросе ЕАЭС и Китаю нужно будет искать точки соприкосновения.

Безусловно, экономики таких крупных государств как Казахстан и Украина могли бы сбалансировать российскую экономику в рамках ЕАЭС. Однако этого не произошло в силу политических причин. Теперь уже Украина вряд ли вступить в ЕАЭС. Конфигурация сформировалась и нужно искать в ней дополнительные точки роста. То, что они, безусловно, есть, свидетельствует и первый месяц функционирования ЕАЭС. Хотя совершенно очевидно, что медиапространство того же Казахстана находится под волной массированной, заранее заготовленной критики по поводу начала функционирования ЕАЭС, а наиболее распространенная идеологема – влияния санкций против России на экономики других государств-участниц.

Даже если это мнение верно, не стоит забывать, что именно Российская Федерация выступает локомотивом создания на евразийском пространстве влиятельного центра силы, без которого никакие экономические преференции и инициативы не будут иметь должного эффекта в условиях современной мир-системы.

Дмитрий Михайличенко — ЦГИ «Берлек-Единство»

Источник: НКП Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»