Цифровая повестка в эпоху «умной жизни»

27.03.2018

Четвертая промышленная революция, внедрение инноваций и экономика знаний помогут странам ЕАЭС стать ближе друг к другу
Сегодня ведущие государства мира вкладывают серьезные ресурсы в развитие цифровых отраслей с применением технологий Четвертой промышленной революции. Стараются не отставать от них и страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Четвертая революция (Индустрия 4.0) приведет к автоматизации большинства производственных процессов и, соответственно, к укреплению конкурентоспособности стран-участниц. Для Казахстана и его партнеров по ЕАЭС она дает шанс устранить имеющееся технологическое отставание.
«По нашим данным доля цифровой экономики к ВВП в странах ЕАЭС уже составляет более 2,8% или 85 млрд. долларов США. Почти весь эффект от диджитализации сосредоточен в таких секторах экономики, как финансы, торговля, развлечения и медиа. В сфере промышленности и АПК доля цифровой экономики еще незначительна», — отмечал член Коллегии (министр) по промышленности и агропромышленному комплексу Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Сергей Сидорский.
По предварительным оценкам, к 2025 году вклад цифровой экономики стран ЕАЭС в прирост ВВП должен составить порядка 20% в год. На такой же объем должна вырасти эффективность экономических процессов, благодаря цифровой трансформации инфраструктур и систем управления. Полноценное включение в экономику знаний позволит евразийским партнерам стать полноправными участниками мирового интеллектуального рынка труда. Кроме того, цифровизация не только вовлекает страны объединения в процессы глобальной трансформации, но и на сегодняшний момент является одним из ключевых элементов развития сотрудничества и укрепления межгосударственных связей в рамках ЕАЭС.
«Совместная реализация цифровой повестки обеспечит вдвое больший рост ВВП ЕАЭС, нежели реализация национальных цифровых программ странами союза по отдельности, — убежден политолог Игорь Шестаков. — То есть цифровые технологии окажут огромное влияние на конкурентоспособность евразийских товаропроизводителей и, как следствие, на экономический рост государств союза».

* * *

Казахстан, как страна-инициатор интеграционных процессов на постсоветском пространстве всегда стремится вперед, навстречу новым глобальным вызовам. Конкретные задачи в этом направлении поставлены в Послании Главы государства Нурсултана Назарбаева народу Казахстана от 10 января 2018 г. «Эпоха «нефтяного изобилия» практически подходит к концу. Стране требуется новое качество развития. Глобальные тренды показывают, что оно должно основываться в первую очередь на широком внедрении элементов Четвертой промышленной революции», — подчеркнул Президент Казахстана.
Его коллега, Президент России Владимир Путин в Послании Федеральному собранию от 1 марта 2018 года также говорил о важных глобальных трендах. «В мире сегодня накапливается громадный технологический потенциал, который позволяет совершить настоящий рывок в повышении качества жизни людей, в модернизации экономики, инфраструктуры и государственного управления, — сказал он. — Насколько эффективно мы сможем использовать колоссальные возможности технологической революции, как ответим на ее вызов, зависит только от нас».
Стоит отметить, что именно Нурсултан Назарбаев предложил России вместе двигаться в направлении Четвертой промышленной революции. «Сейчас отдельная тема — научно-техническое сотрудничество. Обмен опытом и совместная работа в инновационной промышленности, — отметил он. — Сегодня все говорят о переходе к Четвертой промышленной революции — так эту революцию надо вместе осуществлять в индустриально-промышленной области совместно с Россией». Такое мнение он высказал в интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману в июне 2016 года.
Так в процесс интеграции была включена новая сфера — цифровая повестка ЕАЭС. Ее история началась уже в конце 2016-го года с подписания президентами Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России соответствующего совместного заявления. С тех пор на каждой встрече на разных уровнях обсуждаются цифровые технологии, как новый инструмент интеграции экономических процессов. В процессе исполнения находятся основные направления реализации цифровой повестки ЕАЭС до 2025 года, которые были утверждены главами государств на заседании Высшего Евразийского экономического совета в октябре 2017 года.
В феврале нынешнего года в Алматы по инициативе Нурсултана Назарбаева состоялся международный форум «Цифровая повестка в эпоху глобализации» с участием глав главы правительств государств-членов ЕАЭС и международных экспертов в сфере цифровых технологий. Итоги мероприятия свидетельствовали о необходимость реализации цифровых преобразований в национальных экономиках в пределах общего рынка и ускоренного развития конкурентоспособности в глобальном масштабе. «Объединение усилий даст синергетический эффект для развития ЕАЭС в целом и каждой страны в отдельности», — говорится в приветственном слове Президента Казахстана.

* * *

Инновации, наука и производство в настоящее время являются тремя китами развития евразийской экономической интеграции. Любое региональное объединение устойчиво, если учитывает мировые тренды. В их числе — значительное увеличение объема умственного труда во всех сферах деятельности. Об этом говорили на днях казахстанские эксперты на заседании дискуссионного клуба «Мир Евразии», посвященного развитию евразийской экономики знаний.
Ни одно государство не в состоянии повысить уровень жизни населения без эффективной реализации достижений научно-технического прогресса. В настоящее время доля стран — участниц ЕАЭС на рынке наукоемкой продукции, к сожалению, пока еще низка и не соответствует имеющемуся потенциалу. В рейтинге по уровню расходов на научно-исследовательские работы государства занимают не самые высокие места. Внедрение инноваций, обмен научно-техническими знаниями, создание коллективных научных продуктов могли бы поднять уровень их конкурентоспособности, поэтому сотрудничество в данной сфере является важной темой в рамках идущих интеграционных процессов.
«Важность инновационной сферы приводит наши страны к пересмотру приоритетов, — говорит главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов. — В современном мире всякой новой разработки хватает на полгода — год, затем она перестает быть инновацией. Если данный процесс не обновлять постоянно, то компании будут испытывать сложности и проиграют в конкурентной борьбе. Это ждет и наши страны, если игнорировать инновации».
Теоретически экономические объединения создаются в том числе, чтобы использовать преимущества той или иной страны в какой-либо сфере. На пространстве ЕАЭС существуют отрасли, в которых объединение компетенций способно привести к появлению высококачественных товаров и услуг, конкурентоспособных на внутреннем и внешнем рынках. Союз сегодня делает ставку на развитие высокотехнологичных отраслей: наноиндустрии, авиационной и космической, био-, IT-, космические, геоинформационные технологии и т.д.
В рамках евразийских технологических платформ обсуждается более 200 совместных кооперационных проектов. А платформы эти определены в ЕАЭС в качестве ведущего инструмента формирования инновационной экономики будущего, создания в пяти странах центров компетенций, стимулирования постоянного технологического обновления, повышения глобальной конкурентоспособности промышленности.
По сути, платформы есть ни что иное, как механизмы кооперации в научно-технической, инновационной и производственной сферах. Они должны создать комфортные условия для сотрудничества между ведущими организациями бизнеса, науки, государства, общественными организациями союзных стран.
В свою очередь, построить конкурентоспособное интеграционное пространство, привлекательное для его участников, в современной глобальной среде невозможно, если оно опирается только на традиционные инструменты (межправительственные соглашения, договоры и пр.). Конкуренция идей сегодня представляет собой такую же неотъемлемую часть борьбы за мировое лидерство, как соперничество стран и регионов в экономической и военной сферах. Значительно возрастает роль аналитической деятельности, а ключевым элементом экономики знаний становится сфера образования. В будущем она должна стать не только источником интеллектуальной ренты, но и определять позиции стран ЕАЭС в мировых раскладах. Приоритетными они станут у тех, кто сумеет стать лидером не только в производстве знаний, но и в широком и мобильном распространении их через различные системы.
«Помимо модернизации собственных национальных инновационных систем, в новых условиях ЕАЭС надо развивать и межгосударственную инновационную систему, — считает профессор кафедры международных отношений и мировой экономики факультета международных отношений КазНУ им. аль-Фараби, директор Центра Евразийских исследований Галия Мовкебаева. — Пока о ней говорить еще рано: нет ни документов, ни организации, которая бы этим занималась. Сегодня мы констатируем тот факт, что количество научных разработок в странах ЕАЭС явно недостаточно. Следует поднять вопросы их внутреннего финансирования. Если говорить о мировой тенденции, то идет сближение бизнеса и образования. Компании, которые участвуют в образовательном процессе, зачастую платят меньшие налоги. У нас пока все по-другому, предпринимательский сектор, например, неохотно сотрудничает со сферой высшего образования, крупный бизнес не поощряет науку».

* * *
Пока на наших глазах совершается Четвертая промышленная революция, стоит поразмыслить над мировым опытом. Тем более, если страны не готовы обсуждать и принимать технологические изменения, их роль остается малозначительной. Однако, мы живем в эпоху, когда информация становится важнее, чем товар. Одно дело, конечно, высокотехнологичное производство, но страны, которые испытывают тягу к потреблению инновационных продуктов, могут предложить хороший рынок и, соответственно эти продукты будут развиваться, а затем и стартапы начинают подтягиваться со стороны или возникать внутри.
Например, в ряде стран Африки из-за криминала и неразвитости банковского сектора огромную популярность приобрела оплата товаров и услуг посредством мобильных телефонов. Только на страны тропической Африки приходится около половины всех мобильных денежных услуг в мире. Первенцем в области мобильных платежей стала Кения, где телекоммуникационная компания в 2007 году открыла платформу M-PESA, благодаря которой стало возможно хоть заплатить за чашку кофе, хоть отправить средства жителю трущоб. При этом создание платформы спонсировалось со стороны, фактически, это была гуманитарная помощь, нечто вроде удочки для голодного, чтобы научить его ловить рыбу.
В итоге такой успех не дал покоя традиционным финансовым структурам, в результате чего в более развитых странах мира начал успешно внедряться мобильный, а также интернет-банкинг. Да и в Казахстане, как и в странах-партнерах ЕАЭС, например, довольно высокие по мировым меркам показатели проникновения мобильных технологий, электронных услуг, предоставляемых государством населению. Появляются высокотехнологичные идеи и стартапы, некоторые представители продвинутой молодежи устраиваются работать даже в Кремниевую долину.
Четвертая промышленная революция – это не только тотальное внедрение новейших технологий. Это, прежде всего новое мышление, выстраивание взаимодействия между людьми на иных принципах. Экономика знаний, постиндустриальная экономика формируется именно в результате растущей роли человека и результата его деятельности — интеллектуального капитала.
В развитых странах это уже давно поняли. Скажем, в Южной Корее уже несколько лет формируют так называемую эпоху «умной жизни», а в ней — внедрение системы Smart work («умная работа»). Эта система фокусируется на эффективности и производительности труда путем создания гибких условий для работы, не как обычно, когда люди проводят большую часть дня в офисах. В отличие от обычной офисной Work hard («тяжелая работа»), «умная работа» обрела популярность в такой отрасли, как мобильные технологий передачи информации. Эта система позволяет ускорить переход к экономике знаний. Передовые информационные технологий сегодня уже не требуют для многих работников присутствия в офисе. Работа может быть выполнена в специальных смарт-центрах, или дома у сотрудника. Система «умной работы» стала в Корее более популярной, чем в других странах по всему миру, например, в США, Японии или европейских странах. Она бережет драгоценные часы, особенно тех людей, которым приходится преодолевать большие расстояния. При этом «умная работа» не означает, что сотрудники работают, как придется. Общее количество отработанных часов остается тем же, меняются только время и место.
Сейчас экономика знаний характеризуется ее стремлением к конкретным, коммерчески успешным результатам. То есть не ради изобретения чего-либо без какой-то цели. Прежняя поговорка о том, что «наука — это способ удовлетворения любопытства ученого за казенный счет» уже не актуальна. В развитых странах основные вложения в науку делает бизнес, роль государства уменьшается. Проекты разрабатываются под определенные интересы тех или иных компаний. Но о вложениях евразийских крупных гигантов в науку мало что слышно, если только это не касается их непосредственной сферы деятельности. Разве что есть информация об их благотворительности, социальной ответственности.
В настоящее время инвестиции в научные исследования, как правило, венчурные, сопряженные с высокой степенью риска. Здесь прибыль достигается за счет высокой отдачи от наиболее удачных инвестиций, как правило, в инновационные компании. То есть можно вложиться в пять проектов, из которых «выстрелит» только один. Поэтому, если в инновации вкладываются государственные деньги, возникают проблемы (проверки, ответственность, упреки в нерациональном расходовании средств и т.д.). Если же вкладывается в инвестиции частный бизнес, то риски, как правило, просчитаны. Таким образом, развитие экономики знаний должно быть связано с тем, чтобы в странах ЕАЭС имелись оптимальные условия для ведения бизнеса.
Кстати говоря, благодаря интернет-технологиям, меняется скорость принятия решений, их эффективность. Допустим, у изобретателя появилась идея, которой он может поделиться в сети и понять, насколько эта идея интересна потребителю. Так и появились краудфандинговые платформы, интернет-площадки для презентации и сбора средств на поддержку идеи, компании, стартапа.
К сожалению, не у всех людей есть понимание, что такое инновации. Это слово часто используется как мантра и ассоциируется с компьютерными технологиями, мобильными системами. Между тем, важным признаком развития экономики знаний является специализация. Предприятия концентрируются на том, что умеют делать лучше других. Например, французская компания Bic занимается изготовлением всего трех одноразовых предметов — шариковых ручек, бритв и зажигалок. И покоряет до сих пор своими товарами весь мир, потому что они дешевы, качественны и практичны. Стоит напомнить, что привычная для всех нас шариковая ручка тоже являлась в свое время инновационным продуктом. Долгое время не могли наладить ее качество, а Bic выпустила свою собственную нормальную шариковую ручку Cristal Pen, которая к тому же стоила дешевле, чем у конкурентов. Она покорила миллионы пользователей и вскоре перестала быть инновацией.
Другой пример — Новая Зеландия, страна, традиционно специализирующаяся на сельском хозяйстве. Во всем мире страна пользуется репутацией эффективного аграрного инноватора при отсутствии дотаций со стороны государства и свободной конкуренции среди производителей. В разных рейтингах страна занимает первые места в мире, в том числе как одна из лучших для ведения бизнеса. Поэтому важно знать, что инновации – это не только смартфон последней марки, это любая продукция, которая сделана качественно и является востребованной.
В итоге, с масштабным распространением информационно-коммуникационных технологий и ростом сектора инновационного предпринимательства становится все более очевидным прямое влияние науки на жизнь человека. Задел научных исследований и разработок в странах евразийского пространства существенен, но не используется надлежащим образом. Следовательно, в экспертной среде будет продолжаться обсуждение того, как эффективно задействовать научно-технический потенциал, сделать так, чтобы страны ЕАЭС смогли сократить технологический разрыв с ведущими державами, а разработки ученых не лежали на полках, а давали практический результат.

Эдуард ПОЛЕТАЕВ, политолог

Источник: Республиканская общественно-политическая газета «Аргументы и факты – Казахстан»