Туризм в Казахстане: бумажная волокита воспринимается болезненно

26.12.2014

С 1 января 2015 года начнет свою работу ЕАЭС. По данным пресс-службы Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), единый рынок услуг в ЕАЭС с 1 января 2015 года может охватить более 40 секторов экономики, в том числе и туризм. Общеизвестно, что туризм – значимый фактор, способствующий налаживанию связей между гражданами разных стран. О развитии этого сектора экономики эксперты говорили на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» под названием «Туризм объединяет: наследие, культура, инфраструктура и технологии».
— Сегодня активно вливаются деньги в сферу внутреннего туризма и в Казахстане, и в РФ, и в Беларуси, — начал обсуждение политолог Эдуард Полетаев. — По данным некоторых исследований, наши страны входят в группу государств, которые наиболее существенно вкладываются в туристическую инфраструктуру. Ведется активная разработка туристических брендов – даже по некоторым иностранным телеканалам мы видим рекламу нашей страны. Проводятся различные выставки, совещания, круглые столы, строятся прогнозы, пишутся планы, существует концепция развития туризма в Казахстане до 2020 года. На мой взгляд, необходимо использовать опыт зарубежных государств по привлечению туристов, например, стран Юго-Восточной Азии, которые, боясь конкуренции со стороны Индии и Китая, ввели такую практику: турист за одну поездку может посетить сразу две или три страны. То есть если ты приехал в Сингапур, можешь спокойно поехать в Малайзию и т.д. Недавно министр по интеграции и макроэкономике ЕЭК Татьяна Валовая заявила, что в будущем возможен единый визовый режим на территории ЕАЭС. Конечно же, это облегчило бы путешествие иностранных туристов по нашим государствам.
— С визами отдельная история, — подхватил тему Казбек Бейсебаев, бывший консул Казахстана во Франции и Швейцарии. – Мы не воспользовались возможностью привлечения иммигрировавших в Германию немцев в качестве туристов. На моей памяти есть бабушка, которая приезжала в Караганду, чтобы картошку посадить. Каждый год она должна была получать визу. У нас было столько препонов для получения виз! Например, в Германии были турфирмы, работающие с нашими посольствами. Наши все делали, чтобы забюрократизировать процесс получения виз. Если, коротко, то визами для наших бывших граждан занимались 30 немецких турфирм, потом по неизвестной причине число этих фирм, имеющих право обращаться в посольства и консульства за визами, сократилось до 5-10. Соответственно, цена визы для желающего поехать в Казахстан за счет увеличения посредников выросла. Сейчас, конечно, ситуация изменилась, но потенциальных туристов, которые хотели ехать к нам просто так, мы упустили.
Другой пример. Лет 7-8 назад посол Казахстана в Японии написал письмо, где предлагал сделать безвизовый режим для японских туристов на какое-то определенное время. Аргументы были приведены, в числе которых дисциплинированность и законопослушность японцев. Это письмо так и затерялось в кабинетах. Такой вот чиновничий фактор, который мешает развитию туризма. А что надо сделать? Это очень просто. У нас только определенная категория иностранцев без приглашения может получить визу. Для иностранцев, особенно для европейцев бумажная волокита воспринимается болезненно. А уже имеющего визу иностранца мы должны регистрировать в полиции – это нонсенс. Правда, не всех, но, тем не менее, этот вопрос требует решения. Хотя решение видится довольно простым – разрешить иностранным гражданам из развитых стран приезжать в качество туристов без визы на определенный срок. Тем более, пилотный проект с этого года о безвизовом режиме для граждан 10 стран сроком на 15 дней уже сказался на количестве приезжающих иностранных туристов. Надо только это дело продолжить.
Дмитрий Шишкин, главный редактор республиканской общественно-политической газеты «Литер», сделал акцент на необходимости применения комплексной программы развития туристической отрасли:
— У нас налицо синдром нефтяной страны. Казахстанский бизнес 10% рентабельности не считает привлекательными. Все хотят 50%, 100%. Недавно прошел конгресс журналистов в Актау. Мы остановились в пустом пятизвездочном отеле. Спросили у организаторов, сколько стоят номера, так выяснилось, что 94 000 тенге. Это в 3 раза дороже, чем пятизвездочный отель в Турции. Объективно у нас пляж хуже, море хуже. Кто поедет отдыхать сюда, если транспортные расходы одинаковые? Расходы на проживание в три раза выше, плюс еще нужно питаться. Стоит учитывать и неблагоприятную криминогенную обстановку в сравнении с мировыми курортами. Понятно, что мало перспектив у такого туризма. В итоге, мы имеем пустой отель, в котором 8 номеров по 500 долларов проданы. Почему бы не продать 50 номеров по 200 долларов? У нас, с одной стороны, отсутствие конкуренции внутренней, с другой стороны понятно, что мы должны конкурировать на международном уровне, но мы даже не шевелимся. Здесь действительно без большой госпрограммы ничего не сдвинется, даже с учетом создания нормального, благоприятного климата для предпринимательства. Туристская отрасль, она особенная. Из наших туристических компаний половина не занимается развитием туризма, а только, по сути, спекуляцией – покупает готовые турпакеты у крупных российских компаний и перепродает.
Игорь Братцев, директор центра международной журналистики MediaNet, предложил искать какие-то точки соприкосновения между странами-членами ЕАЭС.
— Нас связывает, например, Великая Отечественная война, только здесь можно найти множество вариантов для развития военно-патриотического туризма. Пока еще текут трансграничные реки, Урал, например. В 60 км от Уральска находится место, где погиб Василий Чапаев. Да где-нибудь в ОАЭ это бы быстро раскрутили! У них там бедуинское поселение искусственно создали в пустыне. Надо только создать соответствующую инфраструктуру, открыть соответствующие сувенирные лавки. В 30 км от Уральска, в селе Дарьинское находится Мемориальный музей Михаила Шолохова. Музей Емельяна Пугачева в Уральске имеется, где находятся клетка, в которое его перевозили и трон, на котором он сидел. Трансграничный туризм — это продукт, разработка маршрутов которого займет несколько дней, и они могут совместить в себе несколько составляющих. Уровень инфраструктуры пока здесь не обязательно должен быть таким, как для требовательных западных туристов или для нуворишей.
Алексей Хакимжанов, менеджер информационного центра по туризму Алматы при Казахстанской туристской ассоциации, рассмотрел тему языкового барьера иностранцев.
— Иностранцам очень сложно передвигаться по городу и в области. Вспоминается такой случай. Две девушки, француженки приехали в Алматы, чтобы посмотреть Большое алматинское озеро. Сейчас нет групповых туров от туроператоров, а снимать машину для того, чтобы туда подняться, для них было слишком дорого. Я им подсказал легкий вариант – на улице Навои стоят таксисты, мол, с ними можно договориться. Я им дал свой телефон, если вдруг будут какие проблемы. До озера они добрались благополучно. Но когда начали осматривать окрестности, не обратили внимания на табличку на русском языке: «Запретная зона», нельзя идти дальше. К ним подошли пограничники. Две молодые, миниатюрные девушки, а тут люди с автоматами. Можно представить их испуг. В итоге они дали пограничникам мой номер, те позвонили и заявили: девушки вошли в запретную зону, мы их забираем до выяснения обстоятельств. Я объяснил, что девушки — иностранки, попросил не портить имидж города. Их отпустили, но впечатление от Алматы испортилось. Вряд ли они еще когда-нибудь приедут к нам, чтобы посетить другие объекты. Другая проблема – туристам тяжело передвигаться. Сейчас возрос поток туристов из-за пилотного проекта – безвизового режима с 10 странами. Иностранцы приезжают, хотят куда-нибудь съездить, но не могут никуда добраться без знания языка. Например, туристы хотят съездить на Кольсайские озера. Есть вариант добраться через автовокзал, но как они сориентируются там, как объяснят, что им надо? Да и элементарно опасно это. Я всегда говорю, что таксистов стоит остерегаться. И обсчитать могут, и по пути где-нибудь выкинуть.
— Мы почему-то всегда ориентируемся на каких-то богатых туристов. Вы что думаете, все казахстанцы Алматы и Астану видели? – сказал, подытоживая заседание, Эдуард Полетаев. — У нас огромное количество людей, которые не выезжают за пределы своего региона. В лучшем случае они выезжают за город на природу. Это же огромный потенциал, который не используется. У нас мобильных людей меньше половины. Остальных надо стимулировать, чтобы они начали вести более активный образ жизни. Многие ведь раньше не приезжали в Казахстан потому, что боялись коррупции на таможне. Сейчас эта проблема в связи с работой Таможенного союза решена. Да, в России много своих озер, но когда россияне приезжают на Капшагай, они чувствуют, что температура воды здесь 25 градусов, а не 15, и им уже одно это огромное удовольствие доставляет. Надо использовать те преимущества, которые у нас реально есть, а не ориентироваться на избалованных туристов. Для них есть ОАЭ, Турция и прочие государства.
Обращать внимание надо и на другие нюансы. Скажем, индустриальный туризм. В Европе принято так: практически в каждом известном, уважаемом предприятии есть свой музей, куда за определенную плату можно прийти и посмотреть, что они там производят. Огромные толпы туристов туда ходят. У нас, например, в Экибастузе самая высокая труба в мире на ГРЭС – 400 метров. Мало кто об этом знает. Есть довольно интересные промышленные производства в Усть-Каменогорске, в Темиртау, в Караганде, а этот ресурс совершенно не используется. Хотя предприятия то не все секретные. Они могли бы зарабатывать дополнительные деньги.
Кроме того, нужно обращать внимание на ближайшие перспективы. Казахстан в рамках ЕАЭС делает серьезные шаги в области туризма. Скоро мы примем Универсиаду и ЭКСПО-2017 – это событийный туризм. Есть перспективы принять Зимнюю Олимпиаду в 2022 году. Под эти проекты выстраивается определенная инфраструктура. Смотрите, в 2014 году в Минске проходил чемпионат мира по хоккею – огромное количество казахстанских болельщиков туда поехало. Был прямой рейс, не было языкового барьера – вот уже определенные условия. На чемпионате мира по футболу в Бразилии казахстанских болельщиков было мало. В 2018 году чемпионат пройдет в России. И не нужна никакая статистика, чтобы сказать: болельщиков из Казахстана будет гораздо больше. Нужно просто использовать элементарные вещи и побуждать людей к более активному передвижению, все-таки мир более мобильным становится, это естественный процесс.
Аманжол Смагулов

Источник: Литер