Вместо фундаментального образования у нас получается ремесленное училище

27.03.2018
В этом учебном году вузы Северного Казахстана остались без абитуриентов – все уехали поступать в Россию. В прилегающих к Кыргызстану территориях республики выпускники школ едут учиться в Бишкек

«Любое создание высокотехнологичной отрасли – это результат государственной программы, – подчеркнул Сергей Козлов, заместитель главреда «Московский комсомолец в Казахстане». – Без государства, без воли правящего класса никакого результата не будет». Прозвучало это в ходе экспертного клуба ОФ «Мир Евразии» на тему «Евразийская экономика знаний: инструменты взаимодействия и научный подход».

Участники дискуссии согласились с тем, что ключевым элементом экономики знаний является сфера образования. Однако во взглядах на состояние современной сферы образования Казахстана расхождения достаточно большие. «В образовании проблемы есть, но не настолько чудовищные, как об этом принято говорить», – считает Замир Каражанов, политолог. Другие эксперты утверждают, что проблемы как раз чудовищные и проводимая в настоящее время реформа школьного образования уже привела к катастрофическимрезультатам.

После средней школы эксперты перешли на ситуацию с высшим образованием и Джанибек Сулеев, web-издатель, среди прочего заметил, что в этом учебном году вузы Северного Казахстана остались без абитуриентов – все уехали поступать в Россию. В прилегающих к Кыргызстану территориях республики многие выпускники школ едут учиться в Бишкек.

казахстанские вузы

Затем затронули последний скандал с грантовым финансированием научных проектов. «Мой проект прошел, только финансирование в три раза сократили», – сообщила Галия Мовкебаева, историк, профессор КазНУ им. аль-Фараби. При этом она рада тому, что проблема с финансированием вышла на такой высокий уровень обсуждения, поскольку ситуацию необходимо оздоравливать. «Нельзя так распределять ресурсы, когда львиная доля идет в «Назарбаев Университет», а остальные получают крохи с барского стола», – настаивает Даурен Абен, Евразийский научно-исследовательский институт.

«Каждая страна разработала свою стратегию в области инновационного строительства, но они не скоординированы друг с другом», – отметила Галия Мовкебаева. Чтобы кооперация и интеграция на евразийском пространстве вышли на качественно иной уровень нужны евразийские технологические платформы со своими технопарками и бизнес-инкубаторами.

«Казахстан занимает не последнее место в мире по развитости интернета, много продуктов интернет-банкинга», – обратил внимание Эдуард Полетаев, модератор заседания. Таким образом, фундаментальная инфраструктура для экономики знаний определенно имеется. «Трудно управлять умными людьми – вранье. Просто им нужно создавать благоприятные условия. Класс интеллектуалов нужно поддерживать материально», – отдельно указал г-н Полетаев.

В ходе дискуссии всплыла тема «контроля за умными людьми со стороны умных» в том плане, что мало адекватных и научно подкованных людей находится в сфере государственного управления. «Корни в ценностных, социальных, общественных проблемах», – акцентировал Александр Губерт, университет «AlmaU».

казахстанские вузы

Современная тенденция заключается в том, чтобы научить студента находить знания, а не обладать ими, как в старые времена. «Прошлое образование прошло проверку столетиями. Мы растеряли там и не научились здесь. Вместо фундаментального образования у нас получается ремесленное училище», – обрисовал положение вещей г-н Губерт.

Должен быть запрос со стороны кого-то на инновации – этот тезис прошел красной нитью через все заседание экспертного клуба. В качестве одного из красноречивых примеров была приведена история строительства железнодорожной магистрали Санкт-Петербург – Москва в тогда еще крепостнической феодальной России. То есть появился государственный заказ, подкрепленный политической волей и ресурсами, а следом началось производство паровозов, вагонов, рельс и прочих вещей, сопутствующих железнодорожному строительству. «Самолет «Як-53» собирались делать в Казахстане, но выпускают в Иркутске – здесь поддержки не нашли», – отметил режиссер Олег Белов.

Сырьевые отрасли экономики отнюдь не отменяет запроса на инновации, ведь сборка автомобилей может быть отверточной, а добыча урана наукоемкой. Замир Каражанов на примере добычи сланцевой нефти указал на острую необходимость инновационных решений в нефтегазовой сфере, а в противном случае конкуренты просто вынесут Казахстан с рынка углеводородов. «Израиль в качестве модели развития сделал упор на интеллектуальные ресурсы, а не природные. Годы с нефтью $110 за баррель остались далеко позади и нам нужно следовать израильским путем», – особо выделил г-н Каражанов. «Ниши надо выбирать как-то грамотно – химия, аграрные технологии, у нас много экологических проблем», – отметил Даурен Абен. «Белоголовая порода коров, способная в условиях Северного Казахстана давать мясо и молоко – тоже инновация», – обратил внимание Сергей Козлов.

Олег Белов напомнил о периоде, когда с российского телевидения ушла научно-популярная передача «Очевидное – невероятное», а на ее место пришли оболванивающие программы и ученый Сергей Капица спорил с руководством первого канала по данному поводу. «К счастью, появился канал «Наука 2.0», но он входит не в основной, а дополнительный пакет кабельного телевидения», – заметил г-н Белов. «Дворцы пионеров и дворцы школьников были лабораториями научного знания», – считает он. Потом эксперт сообщил про недостроенный завод по производству роботов в Капшагае, в корпусах которого сейчас играют в пейнтбол. «Очень трогательно, что ТРЦ «АДК» сохранил название Алматинского домостроительного комбината», – обратил внимание на метаморфозы с берндом Олег Белов.

казахстанские вузы

Г-н Белов считает, что есть потенциал для создания научной оси Алматы – Бишкек – Ташкент. В этой связи политолог Рустам Бурнашев сообщил, что в 80-ые годы прошлого века Казахстан и Узбекистан шли в авангарде органической химии – научная и производственная база такое позволяли.

«Толчок к отъезду специалистов – это несправедливость, а не отсутствие денег, – подчеркнул г-н Бурнашев в свете скандала с грантами для научных проектов. – Ученый ищет реализации, научной среды. Для развития науки должен быть запрос на исследование. Есть заказ – есть развитие».

Источник: ZONAkz