ВТО для Казахстана – это вызов

01.10.2015

Сенат парламента РК на этой неделе ратифицировал протокол о вступлении Казахстана во Всемирную торговую организацию. В декабре страна станет полноправным членом ВТО, регулирующей 98% всей мировой торговли. Политолог, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов уверен, что Казахстан стоит перед выбором: или конкурировать, или проигрывать. Об этом она заявил на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему: «Глубокая интеграция. Как Казахстан, вступив в ВТО, укрепляет позиции ЕАЭС?»
— Про ВТО обычно говорят в контексте преимущества этой организации для экспортеров той или иной страны. Но в Казахстане сырьевая экономика и экспорт идут в основном нефть и металлы. И пока конъюнктура на внешнем рынке в ценах на них складывается далеко не самая благоприятная. Серьезных поводов для радости я не вижу, но в том факте, что Казахстан будет в ВТО, есть некоторые преимущества.
ВТО для Казахстана – это вызов. Страна оказывается на глобальной площадке с жесткой конкуренцией – здесь необходимо либо конкурировать, либо проигрывать, третьего не дано. Проигрыш спровоцирует возникновение шоковой ситуации – чем не стимул, чтобы задуматься о необходимости перемен? Ведь в таком случае будет сокращение роста экономики, доходов населения. Встречаться с данной реальностью иногда полезно – по-новому оцениваешь ситуацию, начинаешь действовать. Если сравнивать реформы 1990-х и сегодняшние, бросается в глаза, что на заре независимости ни с кем не церемонились. Надо было проводить реформы – они проводились. Сегодня реформы часто носят половинчатый характер. Ясно, что пытаются чьи-то интересы защитить, отстоять. В итоге получаются реформы-полумеры – они создают много видимости, но мало эффекта.
Если проанализировать интеграционные процессы в рамках ЕАЭС, то я бы выделил интересную особенность: вступление Казахстана в ВТО для России есть повышение выживаемости. То есть если не работает какой-то внутренний рынок, если Россия и Казахстан сталкиваются с проблемами в рамках ЕАЭС, появляется вариант продвинуться в рамках глобальной интеграции, глобальной конкуренции, выйти на мировые площадки и там пытаться что-то сделать. Это все-таки возможность выбора.
Вступление в ВТО также часто связывают с ожидаемым ростом экономики. Есть хороший пример стран – «азиатских тигров», которые благодаря глобальной торговле начали наращивать собственное производство. Это та позиция, которой придерживается правительство, когда объясняет, зачем надо вступать в ВТО. Но рассчитывать на быстрый эффект не приходится. Скорее всего, придется столкнуться с проблемами. Об этом говорилось и при вступлении в ЕАЭС – это дебют, умеренная конкуренция, тест-драйв, а впереди ждет еще большая конкуренция в рамках ВТО.
При этом у Казахстана наиболее либеральная экономика среди стран ЕАЭС, в этом плане в ВТО она вписывается хорошо. Но либерализм – палка о двух концах. С одной стороны, есть преимущества, но с другой стороны, к нам на рынок приходит кто угодно, но только попытается казахстанский производитель выйти на внешние рынки, тут же сталкивается с протекционистскими мерами. И рассматривать либерализацию как особое преимущество в рамках ВТО можно только с большим скептицизмом. Преимущество для Казахстана – это наличие общих правил игры в глобальном масштабе. Может быть, выход на внешние рынки для наших производителей будет облегчен. Также для Казахстана может являться преимуществом законодательство об инвестициях, в которое в прошлом году вносились правки, вызвавшие интересный ажиотаж среди зарубежных партнеров.
Россия является одним из основных экономических партнеров Казахстана. Эта страна столкнулась с проблемами девальвации и дает хороший опыт того, как апгрейдить экономику и выживать в ВТО, в случае с Россией, да еще и в условиях санкций. В прошлом году, когда Россия установила свободный курс рубля, эта мера объяснялась западными санкциями, падением цены на нефть. Рубль стал терять в цене. Но у данного вроде бы негативного шага имеется одно большое преимущество – появился внутренний источник роста российской экономики. До санкций, до нынешней ситуации с ценой на нефть он не был драйвером развития. К тому же после финансовая политика в России стала более предсказуемая.
Опыт КНР также интересен. Китай девальвировал юань в этом году – знаковое событие для инвесторов, которое само по себе уже должно их заинтересовать. Рабочая сила стала дешевле, инфраструктура создана хорошая. Но Китай этим не ограничился. Он занялся реформами в госсекторе. Казахстанский квазигосударственный сектор лежит на боку после того, что произошло с тенге. В Китае начались реформы, которые должны сделать госкомпании эффективнее. С так называемыми «зомби-компаниями» Китай и решил разобраться. Для чего? Чтобы привлечь инвестиции в этот сектор, чтобы он начал двигать экономику вперед.
Конечно, у Казахстана большой потенциал, но его надо реализовать. Перед нами есть два пути. Российский вариант – обваливать валюту и полагаться на рыночные инструменты и китайский – здесь тоже действует стихия рынка, но важные решения зависят от властей. Соседи демонстрируют хороший опыт, как достигать результата. В случае с российским опытом нам нужны сильные рыночные институты, с китайским – эффективные политические институты. В конечном итоге мы можем получить эффект от вступления в ВТО проводя дальнейшие политические реформы, благодаря которым можно укрепить рыночные институты.

Источник: Институт Евразийской интеграции