Выборы в Казахстане вызывают немалый интерес экспертов как внутри страны, так и за ее пределами. Ниже приведены мнения некоторых из них.

11.03.2016

— Если говорить о том, что старый парламент распустили и новый должен создаваться под лозунгом «Получить кредит доверия от населения», то мы фиксируем, что между электоратом и партийно-политической системой увеличивается расстояние, – рассказала в ходе заседания экспертного клуба «Мир Евразии» социолог Ольга Симакова, координатор проектов Центра социальных и политических исследований «Стратегия».

О том же говорили и другие участники дискуссии на тему «Казахстан до и после выборов: модернизация, стабильность, интеграция» – ни в личных беседах, ни в социальных сетях рядовые казахстанцы не всегда демонстрируют политически активную гражданскую позицию. Однако Ольга Симакова обратила внимание на одну важную деталь: нынешний электоральный период отличается от предыдущих чрезвычайно малым количеством социологических исследований. Так что падение интереса граждан к избирательной кампании эксперты определяют, основываясь на личных впечатлениях.

Тем не менее, политтехнологам есть о чем подумать. Ведь единовременные внеочередные выборы в Мажилис парламента и маслихаты всех уровней знаменуют собой серьезное обновление.

— Истоки данных выборов лежат в реализации масштабного раунда реформ, который был запущен главой государства Нурсултаном Назарбаевым в феврале прошлого года, – отметил политолог Эдуард Полетаев.

Он напомнил, что кандидаты сражаются за 107 мест в нижней палате парламента, а в маслихаты будет избрано 3335 человек. Что же касается общественных советов, то в них войдут преимущественно представители гражданского общества, которые в силу своего независимого статуса смогут гораздо жестче отстаивать интересы населения. Не случайно, говорит политолог, к выборам в Казахстане, судя по публикациям в прессе, приковано пристальное внимание экспертного сообщества в странах постсоветского пространства, прежде всего, в государствах ЕАЭС.

— Мне кажется, люди до сих пор плохо представляют себе значимость парламента, — считает главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Леся Каратаева. – Такое поведение можно объяснить недостаточным знанием и пониманием той роли, которую играет в жизни казахстанцев законодательная ветвь власти. В то же время содержание 59 законов, которые были приняты в прошлом году и вступили в действие с января текущего года – достаточное основание для того, чтобы обратить внимание на возросшую роль парламента страны. Очевидно, что новые законы на системном уровне трансформируют нормы и правила функционирования казахстанского общества.

К слову, данные законы обеспечивают реализацию экономических мер, прописанных в Плане нации «100 шагов», который, в свою очередь, является стратегическим документом на среднесрочную перспективу. Но, может, дело не в отношении к парламенту, а в авторитете политических партий?

— По исследованиям мы видим, что доверие к парламенту выше, чем к политическим партиям, – говорит социолог Ольга Симакова. – Более того, в общественном сознании нет связи между партиями и парламентом, что в парламенте несколько партий. Когда кандидат попадает в парламент, то, независимо от партийной принадлежности, он становится депутатом без каких-либо опознавательных знаков. И если человек ругает парламент, он ругает его целиком, если хвалит, то хвалит весь парламент.

Записали себя в аутсайдеры?

Будущих парламентариев хвалить пока не за что, а вот для критики поводы нашлись. Эксперты констатировали: политические партии отстают от населения в техническом отношении. Ни тебе рассылок с помощью месседжеров, ни каналов на видеохостингах, ни креатива – агитационная кампания проходит без сюрпризов. Впрочем, дело не только в форме, но и в содержании политической борьбы.

— Одна из особенностей нынешних выборов заключается в том, что у пяти из шести партий ограниченный предвыборный партийный список. Всего в списках 234 кандидата. Из них у правящей партии «Нур Отан» заявлено 127 человек, у партии бизнеса «Ак Жол» – 35, у КНПК – 22, у ОСДП – 23 человека,  у «Ауыл» – 19, у «Бiрлiк» – 8 человек. Всего в парламенте 107 кандидатов, из них девять проходят от Ассамблеи народа Казахстана. Таким образом, 234 человека претендуют на 98 мест. При этом показательно, что только список партии «Нур Отан» является максималистским, в то время как остальные партии, судя по количеству людей в их списках, по сути, заранее записали себя в аутсайдеры. То есть, к примеру, партия «Ак Жол» фактически претендует на не более чем 38% мест в парламенте, остальные и того меньше, – проанализировал амбиции партий Эдуард Полетаев.

Представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов полагает, что короткие партийные списки свидетельствуют о том, что на политическом поле страны не хватает лидеров общественного мнения.

— Мы практически не видим в партийных списках молодых и раскрученных лиц. Только артисты и спортсмены. Но это старая технология «паровозов» – она, конечно, работает, но все равно должно быть какое-то обновление. Конечно, есть в списках новые лица, но все они 50-60-летние, – отметил Марат Шибутов.

В партийные списки потому и включают далеких от политики и законотворчества людей, что не хватает молодых лидеров, добавила директор Центра ЮНЕСКО КазНУ им. аль-Фараби Лайла Ахметова. Тем не менее, утверждает она, прогресс от выборов к выборам налицо.

— Действительно, сейчас усиливается общественный сектор, открытости становится все больше. Власть начинает понимать, что это необходимо. Появляются лидеры общественных организаций в списках кандидатов. Впервые в Казахстане появился кандидат от инвалидов в партии «Нур Отан». Мы в Алматы бились по этому вопросу с самых первых выборов. В период работы депутатов парламента пятого созыва появились консультанты-инвалиды у министров. Это также продвижение. Женщин из числа кандидатов в депутаты Мажилиса 23,6% у партии «Нур Отан» (30 человек), в КНПК – 18,8% (4), в «Ак Жол» – 17,1% (6), «Бiрлiк» – 12,5% (1), ОСДП – 14,3% (4), «Ауыл» – 10,5% (2). Всего 47 кандидатов. Например, у коммунистов на выборах в парламент четвертого созыва не было ни одной женщины. То есть мы видим, что идет движение вперед, – считает Лайла Ахметова.

При этом, по мнению экспертов, политические партии не отражают в полной мере интересы электората, утверждает Марат Шибутов.

— Недавно я говорил о том, какими видятся потребности населения, исходя из жалоб населения в госорганы. Так вот, кроме вопросов занятости (это еще в программах партий встречается), ничего из топ-7 потребностей в платформах нет. В том числе это вопросы следствия, дознания, правосудия, правопорядка, безопасности. Как будто у нас нет роста уличной преступности. О вопросах правосудия тоже ничего не сказано, хотя в связи с новым Уголовным кодексом в полтора раза больше поступает жалоб, – заметил он. – Международных отношений для партий почти не существует – ничего конкретного, разве что, «давайте дружить с нашими партнерами».

Политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын придерживается аналогичного мнения:

— Партии уменьшают объемы своих программ, а их все равно мало читают, потому что там мало конкретики. К сожалению, в программах не указаны простые вещи: как будет развиваться производящая экономика вместо сырьевой, что будет с завтраками в школах, что будет с развитием общественного транспорта. Соответственно, люди плохо воспринимают эти программы, например, в автобусах разговоров о выборах нет. В СМИ я вижу партийную тематику, и в соцсетях тоже, но она не вызывает большого резонанса.

— Запросы избирателей, конечно, тяжело проанализировать, нет у политологов некоего электорального Google Analytics, — заступился за политические партии Эдуард Полетаев. — Если мы посмотрим, какие темы востребованы в СМИ, то это, как правило, «желтая» информация. Насколько разумно политикам использовать такую тематику? Ведь партии подают себя, как более серьезные структуры. Есть еще и корпоративный интерес. У политиков он один, они приходят к власти с помощью такого инструмента, как выборы. Однако, их важной обязанностью должна стать работа с избирателями, что называется, «в поле». Это послужит росту доверия граждан к политическим партиям, интересу к работе электоральных механизмов и к неравнодушию по поводу улучшения ситуации в стране в целом.

Так что если предвыборные программы менять уже поздно, то активизировать и наполнить свои агитационные кампании содержанием, адекватным запросам общества, партии еще успеют. В конце концов, от этого во многом зависят результаты выборов, а затем и результативность работы парламента шестого созыва.

Аманжол Смагулов

Источник: Редакция «Аргументы и Факты в Казахстане»