Monthly Archives: Ноябрь 2017

Озвучивание достижений освоения целины еще пригодится

Освоение целины превратило и Казахстан, и Россию в крупные хлебные державы, но переоценка ценностей и событий общего исторического прошлого фокусируют внимание не только на позитивных последствиях, считают эксперты.

В мировой истории трудно найти аналог проекту возделывания огромных территорий целинных и залежных земель, который стартовал в СССР в 1954 году, но в истории новейшей этому периоду даются весьма неоднозначные оценки. Тему освоения целины как фактора интеграции евразийских народов подняли на совместном заседании в Алматы казахстанский общественный фонд «Мир Евразии» и Центр геополитических исследований «Берлек-Единство» из Башкортостана. В дискуссии приняли участие казахстанские и российские общественные деятели, историки, экономисты, социологи, политологи и журналисты.

Освоение целинных земель началось одновременно в Казахской ССР, в основном в северных регионах, и ряде регионов РСФСР – в Алтайском крае, на Урале, в Омской, Новосибирской, Саратовской и Волгоградской областях, в Красноярском крае, а также в некоторых районах Дальнего Востока и Северного Кавказа. За 6 лет, по данным на 1960 год, было освоено 41,8 млн гектаров, из них в Казахстане – 25,5 млн га,в России –16,3 млн га, отметил политолог Эдуард Полетаев.

«Когда в 2004 году в Казахстане широко отмечалось 50-летие целины, а 60-летие с большим размахом праздновалось в России, общую площадь новых земель оценили в 43 млн гектаров. Кроме того, за 50 лет целина дала 3,5 млрд тонн зерна. Только в Казахстане было создано 337 совхозов, порядка 300 тысяч человек, а это население крупного города, получили квартиры в новостройках. Всего в программе было задействовано 1,7 млн человек, на нее было выделено 21,1 млрд советских рублей», – озвучил цифры статистики политолог.

Именно в эпоху освоения целины началась история превращения Казахстана и России в крупные хлебные державы, напомнил Эдуард Полетаев. В 2017 году в казахстанские хлеборобы собрали более 22 млн тонн зерна, а Россия сейчас претендует на мировое лидерство по экспорту зерна, обойдя США – главного экспортера пшеницы на планете. Северный сосед уже побил абсолютный рекорд времен СССР: так, в 1978 году было собрано 127,4 млн тонн зерновых, урожай этого года составил около 140 млн тонн, из них 88 млн тонн пшеницы. Целина в одном ряду стоит с освоением космоса, уверен политолог, но, например, фильмы об этом периоде уже давно никто не снимает.

Изменилось само отношение к событию, считает главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Юрий Булуктаев.
«После прочтения школьных учебников, да и вообще книг на историческую тематику, создается впечатление, что освоение целины – это вообще не подвиг. В них доминируют негативные факторы целинной эпопеи, – сказал эксперт КИСИ. – Критике подвергается экстенсивный способ освоения земель: вспахать землю – вспахали, но затем началось вымывание гумуса из почвы, эрозия почвы, пыльные бури. Внимание читателей также акцентируется на том, что освоение целинных земель подкосило развитие животноводства, были сокращены пастбищные земли.

Упоминается и о том, что первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Жумабай Шаяхметов был против программы освоения целинных земель, за что и был смещен со своего поста. В результате вырисовывается картина, что целина это не столько героическая эпопея, сколько нанесение ущерба Казахстану».

На таком восприятии воспитывается молодое казахстанское поколение, именно поэтому, как отметил Юрий Булуктаев, целине сложно стать интегрирующим фактором на постсоветском пространстве.

Однако социологические исследования показывают, что отношение молодежи к этой странице истории нельзя назвать однозначно негативным. Глава центра социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова рассказала, что в 2009 году проводилось исследование на тему отношения населения постсоветских стран к истории и лидерам ХХ века.

«Когда мы проводили этот проект, была гипотеза, что в силу этнического подхода к истории, произошел перекос в общественном мнении, и сформировалось негативное отношение, особенно у молодых, к истории советского периода ХХ века», – пояснила социолог, добавив, что в опросе принимали участие респонденты в возрасте 18-30 лет. В числе вопросов о главных событиях казахстанской истории была и тема об освоении целины. Негативно оценили этот период только 5 % опрошенных, подчеркнула Гульмира Илеуова. Еще 7,5 % ничего о нем не знают, 10 % затруднились с ответом, столько же выказали нейтральное отношение, остальные воспринимают освоение целины скорее положительно.

«Отношение к этой теме спокойное. Но чем моложе респонденты, тем меньше они знают, тем меньше положительных оценок, – сказала президент центра «Стратегия». – В Казахстане нет того негатива, который мы предполагали, и который мог бы сформироваться при специальной идеологической политике. Просто у насинформирование без знаков и акцентов, без определения вклада и значимости события, поэтому я думаю, что с течением времени целина как проект, как событие померкнет».

Тем не менее, Гульмира Илеуова прогнозирует, что со временем появится необходимость опереться на достижения народа, которыми можно гордиться, и трудовой подвиг – это как раз такой случай. «Строители новой истории страны скоро устанут от батыров. Тогда встанет вопрос: на что обратить внимание, на что опереться, как построить уважение к себе, стране, нации в любом ее измерении – например, через достижения. И здесь целина, ее звучание в свежем, современном оцифрованном виде очень пригодится. Я уже вижу определенные тенденции, чтобы посмотреть другими глазами на историю ХХ века. И главное, что там не все до конца оплевали. Могло быть хуже, как это есть в других постсоветских странах. У нас нет таких перекосов», — сказала она.

По мнению социолога, Казахстану и России в рамках своих информационных политик нужно расставлять акценты на подвиге народа, на вкладе отдельных людей, на образах, которые персонифицировано помогли бы нынешним людям воспринять, через что прошло старшее поколение. В ходе дискуссии отмечалось, что для нашей республики такой подход актуален, прежде всего, благодаря концепции общества всеобщего труда.

Что касается объединяющего фактора, то, как считает руководитель сектора изучения мировой экономики и евразийских интеграционных процессов геополитического центра «Берлек-Единство» Алексей Чекрыжов, как раз целина и заложила основы для сотрудничества.

«Именно 1950-60-е годы прошлого века и стали основой современного взаимодействия субъектов сельского хозяйства России и Казахстана, равно как и сотрудничества государств в других отраслях. В этот период истории в северной части Казахстана, Оренбургской области, Башкортостане для нужд целины была сформирована действующая по сей день основа транспортной системы. Многие производственные цепочки, существующие сегодня между предприятиями в регионах России и в северных областях Казахстана, выстраивались именно в период освоения целинных земель. Промышленность КазССР, в том числе сельскохозяйственная, была ориентирована на современные российские регионы Урало-Поволжья, Южной Сибири, и наоборот», – рассказал российский эксперт.
Производственные цепочки, которые были разорваны 25 лет назад, сегодня восстанавливаются, констатировал Алексей Чекрыжов. Но, действительно, немногие сегодня, особенно молодежь, осознают значимость масштабного проекта по освоению целины и его влияние на экономику современных государств. «Отношение к общему наследию наших стран и должно складываться именно из того, что это подвиг», – заключил эксперт из Уфы. Как минимум, добавили другие участники обсуждения, на примере целинников необходимо формировать уважение к труду квалифицированных специалистов.

 

Виктор Санькович

 
Источник: Информационно-аналитический портал «polit-asia.kz»

Эксперты: о целинниках надо вспомнить, пока они еще живы

Казахстану и России необходимо включить тему целины в повестку информационных политик, считают эксперты двух стран. Акцент при этом надо сделать на людях, которые обеспечили хлебом и свое, и последующие поколения.

Факты и цифры

В истории Казахстана можно выделить несколько крупных событий, оказавших беспрецедентное влияние на ход развития нашей страны, освоение целины – одно из них.При этом современные оценки данного события в большей степени эмоциональны, нежели рациональны. Такое мнение высказала главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Леся Каратаева в рамках дискуссии, организованной казахстанским общественным фондом «Мир Евразии» и Центром геополитических исследований «Берлек-Единство» (Россия, Башкортостан).

Эмоционально оценивают промахи, допущенные в процессе планирования и управления, и именно на них сегодня акцентируют внимание. Факты же остаются в стороне. Между тем, за шесть лет, начиная с 1954 года, было освоено 41,8 млн гектаров, из них вКазахстане –25,5 млн га, в России – 16,3 млн га. Именно тогда началось превращение Казахстана и России в крупные хлебные державы.

«За 50 лет целина дала 3,5 млрд тонн зерна, – привел официальные данные руководитель фонда «Мир Евразии», политолог Эдуард Полетаев. –В 2017 году в Казахстане хлеборобами было получено более 22 млн тонн зерна. А Россия сейчас может стать мировым лидером по экспорту зерна, обойдя США как главного мирового экспортера пшеницы. Она уже побила абсолютный рекорд времен СССР: в 1978 году было собрано 127,4 млн тонн, а в этом году урожай зерновых составил около 140 млн тонн, из них 88 млн тонн пшеницы».

При этом только в Казахстане было создано 337 совхозов, порядка 300 тысяч человек, а это население крупного города, получили квартиры в новостройках. Всего в программе было задействовано 1,7 млн человек, на нее было выделено 21,1 млрд советских рублей, добавил политолог.

«Благодаря масштабному освоению целинных земель в Казахстане была построена транспортно-логистическая инфраструктура,– привела еще один из многих фактов Леся Каратаева. – Например, до середины 50-х в Кустанайской области вообще не было асфальтированных дорог. Их строительство началось в 1955 году, и за год было построено 100 километров. В 1959 году протяженность асфальтированных автодорог в области составила 400 км, а в 1966 году – 2100 км».

Разные оценки

Участники дискуссии говорили о том, что молодое поколение практически ничего не знает о трудовом подвиге целинников, которые обеспечили продовольственную безопасность в стране, пережившей войну, голод. Более того, как отметил главный научный сотрудник КИСИ при президенте РК Юрий Булуктаев, в современных книгах на историческую тематику, в том числе в учебниках по истории, доминируют негативные факторы. «В результате вырисовывается картина, что целина – это не столько героическая эпопея, сколько нанесение ущерба Казахстану», – констатировал эксперт.

Минусы, безусловно, были. О них, в частности, говорила директор Центра ЮНЕСКО Казахского национального университета Лайла Ахметова. Освоение целинных земель зачастую происходило без учета состояния почвы, климата, наличия водных ресурсов, что в отдельных случаях наносило урон экологии.

«Освоение целины и индустриальная стройка привлекли 2,5 млн молодежи, и это в корне изменило демографическую структуру северного и центрального Казахстана.Электрификация сел, строительство дорог, водопроводы. Казахстанский север был модернизирован. Но перепись 1959 года показала, что казахов стало всего 30%. Село в любой стране является хранителем национальных традиций и обычаев. Но основной частью села стали целинники, городские, приезжие. Произошла потеря казахских традиций и обычаев», – сказала Лайла Ахметова.

Если бы не было целины, не известно, как развивалась бы республика, считает независимый политолог, публицист Айгуль Омарова: «Из новых 337 совхозов семь приходились на мой родной Нуринский район Карагандинской области. Этот район и сегодня один из самых больших в республике. И сегодня наш район продолжает жить и находиться на плаву благодаря именно целинным совхозам и их руководителям, которые остались еще с последних лет СССР».

А.Омарова подчеркнула, что в рамках праздников в целинных совхозах всегда отдавали дань казахским традициям и обычаям. «Казакшакурес и байга у нас были всегда», – рассказала публицист. Также она добавила, что в целинные годы сформировалась пропаганда патриотизма иной формы, не связанной с военными подвигами. В качестве примера она привела подвиг механизаторов Владимира Корешкова и Николая Гриба, которые ценой своей жизни спасли целинный хлеб.

На историях простых людей и надо делать акцент, уверен политолог Антон Морозов. «На форуме межрегионального сотрудничества в Челябинске Нурсултан Назарбаев и Владимир Путин говорили, что нужно отказаться от практики пересмотра итогов некоторых исторических событий. И хотя там говорилось о Великой Отечественной войне, целинная эпопея тоже сейчас оценивается не так однозначно, как в годы выхода книги «Целина». История не должна быть служанкой идеологии. Нужна объективная оценка исторических событий. И тогда, возможно, целинная эпопея сможет стать интегрирующим фактором. Для этого пока есть главный ресурс – люди. Если ветеранов войны почти не осталось, то целинники еще живы. Надо просто не упускать эту возможность», – сказал политолог.

Чтобы помнили

На заседании присутствовал как раз один из таких людей – ветеран труда, журналист Сергей Борисов. Он рассказал о том, что в истории освоения целины были разные страницы:

«Я связан с промышленной целиной, трудился в Рудном, в Темиртау монтажником-высотником.Приехал на строительство казахстанской магнитки. Одновременно работал с Нурсултаном Назарбаевым, но лично с ним не знаком. Знал, что есть такой парень – и себя защитить может, и на гармошке сыграть.

Наблюдал целину в разных ипостасях. В 1958 году мы ехали из города Рудного, куда нас послали в командировку из Темиртау. Там мы устанавливали высоковольтную линию. Август месяц. Все выгорело. Суслики пищали жалобно. Мы в степи их ловили и ели. В этом году люди бежали с целины, у нее ведь были и спады, и пики. Я помню кустанайский вокзал, тогда представлявший собой маленькую станцию. Тысячи людей, горы чемоданов. Милиция не пускает. Они рвутся на запад, каким угодно поездом, потому что все сгорело. А если нет урожая, то и платить нечем.

Я видел целину, когда, будучи студентом факультета журналистики, в совхозе «Абай» Павлодарской области строили под ключ детский сад. Помню пыльную бурю. Солнце как матовый шар еле-еле светит, ветра нет, все время смог. Но видел целину и в тучные годы. Уже работая журналистом, я ехал из Кокчетава в Кустанай. Целый день ехали – ивсе время хлеб, хлеб, хлеб. И какой хлеб!

Во времена Хрущева сначала были очереди за хлебом. Затем целинным хлебом накормили всю страну. Шли мы, например, по алматинским улицам, будучи студентами КазГУ, видели по дороге хлебный магазин, из него на целый квартал пахло хлебом. Можно было им наесться «от пуза».

Целина – это часть моей жизни. Сын спорит: вот ты экономические выкладки приведи, сколько потрачено на целину, во что она обошлась и что дала. Мы, журналисты, искали такие данные, работали с серьезной литературой. Но данных, к сожалению, было мало. Ряд показателей не учитывался. Для молодежи сейчас это просто статистика. А для меня это – костер, студенческие отряды…

Говорят, что целина изменила состав населения. Но ведь были межнациональные браки, межнациональная дружба. Этого не разорвать. Я думаю, будет еще некий ренессанс, вспомнят о целине добрым словом. Мне хотелось бы, чтобы о целине и ее заслугах помнили», – резюмировал Сергей Борисов.

Владимир Мищенко, Алматы

Источник: «Матрица.Kz»

Из послевоенной разрухи в мировые лидеры – как «поколение безотцовщины» совершило подвиг

«В эпоху освоения целины началась история превращения Казахстана и России в крупные хлебные державы. Сегодня же пахотные земли двух стран занимают территории, равные площадям как минимум нескольких европейских государств» — сказал казахстанский политолог Эдуард Полетаев, выступая на заседании экспертного клуба на тему: «Сила колоса: освоение целины Казахстана как фактор интеграции евразийских народов».

StanRadar.com приводит выдержку из выступления эксперта:

Освоение целинных и залежных земель началось 63 года тому назад, в 1954-м году. Это грандиозный социально-экономический проект, аналогов которому не было в мировой истории. Одновременно освоение земель началось в Казахской ССР (в основном в северных регионах) и ряде регионов РСФСР (Алтайский и Красноярский края, Урал, Омская, Новосибирская, Саратовская и Волгоградская области).

В целинный проект попали даже некоторые дальновосточные районы СССР и Северный Кавказ. В результате за 6 лет, по данным на 1960-й год, было освоено 41,8 млн. гектаров (в Казахстане 25,5 млн. га и 16,3 млн. га в России). То есть в авангарде освоения земель был Казахстан.

Когда в 2004 году в Казахстане широко отмечалось 50-летие целины, а 60-летие с большим размахом праздновалось в России (центром праздника стал Барнаул в Алтайском крае, этот город считается столицей российской части целины) общую площадь новых земель оценили в 43 млн гектаров. Кроме того, за 50 лет целина дала 3,5 млрд. тонн зерна. Только в Казахстане было создано 337 совхозов, порядка 300 тыс. человек, а это население крупного города, получили квартиры в новостройках. Всего в программе было задействовано 1,7 млн человек, на нее было выделено 21,1 млрд. советских рублей.

Стоит отметить, что подлинное значение таких исторических и социально-экономических событий, как целина, в полной мере проявляется позже, когда появляется возможность проанализировать достигнутые результаты и их воздействие на страну, и жизнь людей, а также на их будущее. Я говорю это без пафоса, который был присущ идеологии тех времен.

Именно в эпоху освоения целины началась история превращения Казахстана и России в крупные хлебные державы. Сегодня же пахотные земли двух стран занимают территории, равные площадям как минимум нескольких европейских государств.

Дружественные государства обеспечивают зерном не только свое население, но и продают его на экспорт. В 2017 году в Казахстане хлеборобами было получено более 22 млн тонн зерна.

А Россия сейчас может стать мировым лидером по экспорту зерна, обойдя США как главного мирового экспортера пшеницы.

Она уже побила абсолютный рекорд времен СССР (в 1978 году было собрано 127,4 млн тонн). В 2017 году урожай зерновых составил около 140 млн тонн, из них 88 млн тонн это пшеница. Между тем, освоение земельного фонда СССР несколько десятилетий назад началось в условиях послевоенного времени, фактически без предварительной подготовки инфраструктуры.

В реализации программы участвовала вся страна, на ее выполнение были направлены огромные материальные и людские ресурсы. Посланцы союзных республик укомплектовали множество зерновых совхозов. В целинных хозяйствах Казахстана также трудились молодежные бригады из ряда социалистических стран Азии и Восточной Европы. Каждый из местных руководителей тогдашнего времени был заинтересован в этой кампании, чтобы какие-то средства привлечь из Центра в свой регион. Некоторые товарищи земли под освоение закладывали больше, чем было на самом деле надо.

Целина — этот проект, который демонстрировали союзным политическим лидерам, как успешный. Многие на нем учились. Если мы вспомним визиты важных государственных деятелей, то многие из них благодаря целине в Казахстане оказались. Например, Джавахарлал Неру специально приезжал в Казахстан, чтобы посмотреть на целину. Потому что Индия в то время проводила аграрную реформу.

Есть такой исторический факт: около 27 тысяч человек русскоязычных жителей Китая в 1954 — 55 гг. прибыли на целину. Было решение советского правительства о льготном выезде в СССР.

Еще один момент, касающийся интеграционной тематики: из нескольких сотен колхозов, которые были построены, большая часть — вклады союзных республик и городов Москвы и Ленинграда. Украина укомплектовала 54 зерновых совхоза, Белоруссия – 22 и т.д.

Прибалтийские республики также принимали в этом участие. В СССР акцентировали идеологическое внимание не только на достижениях отдельных республик, особое внимание уделялось событиям, в которых были задействована дружба народов. Целина как нельзя лучше подходила для этого. Кстати, в эти же годы в стране проходили Всесоюзный фестиваль советской молодежи и VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов, ставший для многих окном в мир – также следствие хрущевской оттепели.

Не все, конечно, оценивается однозначно с позиции сегодняшнего дня. Считается, что много было допущено ошибок и просчетов в условиях кампанейщины, внедрения не совсем верных методов освоения земли.

Даже солончаки в свое время вспахивали, на которых ничего не росло, потому что бежали за цифрами. Но эта работа оправдала себя, вселила в людей веру в будущее, накормила страну, дала шанс огромному количеству людей почувствовать себя именно людьми.

В то время было такое понятие, как «поколение безотцовщины» — это молодые люди, чьи родители погибли во время ВОВ. Чтобы прокормить себя, они приезжали на целину, создавали семьи, начинали жизнь с чистого листа.

Кроме того, целина – это не только голый энтузиазм. Людям платили подъемные. Им обеспечивали бесплатный проезд с имуществом к месту вселения, суточные на время пути. Единовременное денежное пособие составляло 200 рублей на главу и 100 рублей на члена семьи.

Кроме того, предоставлялся кредит на постройку дома на 10 лет в размере 1 тысячи  рублей (из него треть суммы государство брало на себя), а также на приобретение скота на 3 года в сумме 1,5 тысячи рублей. Это было до денежной реформы 1961 года, но и по тем временам деньги были неплохие, особенно для тех, кто приезжал с Украины и России, с тех регионов, где еще недавно была война. Что помогало многим молодым людям вырваться из нищеты.  В совхозах платили приличные деньги и выдавали крестьянам паспорта. Эти социальные выплаты созвучны с нашими реалиями, когда специалистам, изъявившим желание ехать на север Казахстана, в село, предоставляются определенные льготы по месту прибытия.

На целине был созданы новые стандарты сельской жизни. Новые поселки по новым правилам строения возводились, с широкими улицами, большими домами, они не были похожи на прежние традиционные деревни. Большую лепту в этом плане внесла жившая на севере Казахстана немецкая диаспора.

Шло развитие культуры и науки. 13 вузов и 44 средних учебных заведения были построены на целинных землях. В 1956 году начала выходить республиканская литературная газета «Қазақ әдебиеті», а также сатирический журнал на казахском и русском языках «Ара» («Шмель»). И это тоже было связано с целиной, потому что имелось такое понятие, как целинная журналистика. Чтобы избавиться от недостатков, пресса «кусала» нерадивых хозяйственников.

 

Заседание экспертного клуба на тему «Сила колоса: освоение целины Казахстана как фактор интеграции евразийских народов» было организовано ОФ «Мир Евразии» и центром геополитических исследований «Берлек-Единство». Материал предоставлен организаторами мероприятия.

Источник: StanRadar.com

Перспективы Каспийской интеграции обсудили в Астрахани

24 ноября 2017 года в Астрахани состоялся Международный круглый стол «Перспективы Каспийской интеграции: экономика, транспорт, гуманитарная сфера» (десятое заседание Каспийского экспертного клуба). Организаторами мероприятия выступили Центр международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия» и телеканал «Астрахань 24». В работе круглого стола приняли участие эксперты из России и Казахстана — участники Каспийского экспертного клуба, а также руководитель Представительства Министерства иностранных дел Российской Федерации в г. Астрахань Олег Коломин, консул Республики Казахстан в г. Астрахань Канат Шеккалиев, второй секретарь Консульства Туркменистана в Российской Федерации Нурымурад Розыджумаев, атташе по политическим и экономическим вопросам Генерального консульства Исламской Республики Иран в г. Астрахань Мохтари Бехруз, начальник отдела информационно-аналитической и организационной работы Министерства международных и внешнеэкономических связей Астраханской области Илья Торопицын.

Спикеры и участники мероприятия обсудили интеграционные процессы в Каспийском регионе; экономическое взаимодействие «Прикаспийской пятерки»; международные транспортные коммуникации и проекты диверсификации экономики прикаспийских государств; особенности гуманитарного сотрудничества стран региона.
Открывая дискуссию, один из модераторов встречи, руководитель Центра «Каспий-Евразия» Андрей Сызранов сказал: «Каспийский регион имеет огромный экономический и культурный потенциал, для развития которого необходим комплексный подход. Важно развивать интеграционные процессы в регионе, что в равной степени будет отвечать интересам как России, так и других прикаспийских государств. Совместная активная работа позволит существенно повысить эффективность развития стран Прикаспия».
С основным докладом, посвященным экономическому взаимодействию стран Каспийского региона, выступила Лидия Пархомчик, старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института (г. Алма-Ата, Республика Казахстан). В частности, она отметила: «Проводимые странами «Каспийской пятерки» консультации о юридических аспектах правового статуса Каспийского моря с течением времени наполнялись новым содержанием и, постепенно, из переговоров исключительно трансформировались в многоплановое обсуждение целого комплекса проблем, связанного с организацией межгосударственного диалога на Каспии. Так появились инициативы экономической интеграции: идея создания региональной структуры Организации Каспийского экономического сотрудничества (ОКЭС) (Иран, Россия); инициатива создания Каспийской зоны свободной торговли (Казахстан); инициатива создания зоны свободной торговли ЕАЭС-Иран; инициатива проведения Каспийских бизнес-форумов. Но, к сожалению, эти проекты пока не дошли до этапа практической реализации.
В последнее время появляются признаки формирования благоприятных условий для ослабления взаимных претензий, препятствующих региональным игрокам выйти на качественно новый уровень экономического партнерства. Совершенно очевидно, что одним из основных вопросов Каспийской повестки дня является поступательное наращивание регионального товарооборота и дальнейшее развитие взаимовыгодных торгово-экономических отношений. Однако, очевидно, что намерение «Каспийской пятерки» начать процесс региональной экономической интеграции, сталкивается с рядом весьма острых вызовов.
Несмотря на то, что в настоящее время прикаспийские страны в силу причин объективного и субъективного характера еще не достигли достаточного уровня взаимного доверия, необходимого для формирования полноценного интеграционного объединения, тем не менее, ряд выдвинутых странами региона инициатив свидетельствует об их намерении развивать свое сотрудничество в обозначенном направлении. Анализируя последние встречи лидеров прибрежных стран в рамках саммитов глав прикаспийских государств, можно заключить, что ряд озвученных предложений направлены именно на формирование тесных экономических взаимосвязей, которые в перспективе будут способствовать формированию региональных интеграционных образований».
Астраханский политолог Эдуард Захарьяш в своем выступлении подчеркнул, что для интеграции стран Каспийского региона в различных сферах взаимоотношений существует ряд препятствий, и прежде всего, это отсутствие осознания того, что регион представляет собой целостную взаимозависимую систему, и все прикаспийские государства должны быть ответственно за его развитие. «Взаимодействие государств Каспийского региона должно быть равноправным. Необходим комплексный подход к решению общих прикаспийских вопросов. Должны быть учтены интересы всех прикаспийских государств, чтобы это равноправное сотрудничество».
Главный редактор телеканала «Астрахань 24», кандидат политических наук Александр Васильев отметил, что Каспийский регион, представляя собой разветвленную сеть морских, сухопутных и трубопроводных маршрутов, выступает как стратегически важный транспортно-коммуникационный участок Евразии. Для прикаспийских государств регион важен с точки зрения не только ресурсных богатств, но и, прежде всего, создания регионального транспортно-логистического центра.
Мохтари Бехруз, атташе по политическим и экономическим вопросам Генерального консульства Исламской Республики Иран в г. Астрахань обратил внимание присутствующих на экологические аспекты Каспийской интеграции. «Именно каспийская экология — наименее конфликтная зона для переговоров между странами региона и выстраивания других интеграционных взаимодействий».
Начальник международного отдела Астраханского государственного технического университета Евгения Юкина затронула еще один важный аспект Каспийской интеграции — гуманитарное сотрудничество. «Гуманитарное взаимодействие стран Каспийского региона является не только фактором развития систем образования, науки и культуры этих стран, но и фундаментом долгосрочного социально-экономического партнерства. Одна из задач каспийской интеграции — формирование общего образовательного пространства. Такая задача уже решается в рамках, к примеру, Ассоциации университетов Прикаспийских государств».
Азамат Аминов, руководитель Астраханского отделения Молодежной ассамблеи народов России подчеркнул необходимость обмена студентами между вузами стран Прикаспия для укрепления процессов Каспийской интеграции, так как именно от молодежи зависит будущее этих процессов. Один из таких проектов — Молодежный форум Каспийского региона, который можно будет провести в Астрахани в 2018 году.
Олег Коломин, руководитель Представительства Министерства иностранных дел Российской Федерации в г. Астрахань отметил, что серьезным препятствием для Каспийской интеграции является нерешенность правового статуса Каспийского моря. Это фактор также повышает степень вмешательства в Каспийскую политику внерегиональных держав. «Однако, — заметил он, — есть все основания считать, что переговорный процесс вступил в свою завершающую стадию, и в скором будущем страны региона окончательно определят статус нашего общего моря».
Консул Республики Казахстан в г. Астрахань Канат Шеккалиев выразил уверенность в том, что необходимость проведения подобных международных круглых столов не вызывает сомнений для укрепления добрососедских отношений между странами «Каспийской пятерки».
В завершение круглого стола участники пришли к выводу, что взаимодействие прикаспийских государств в области экономики, транспорта и гуманитарной сферы имеет значительный потенциал, который может стать фундаментом для формирования новой модели «Каспийского сотрудничества».

Освоение целины как реализация запроса на подвиг

15 ноября в Алматы прошло заседания экспертного клуба на тему «Сила колоса: освоение целины Казахстана как фактор интеграции евразийских народов». Организаторами Международного круглого стола выступили Центр геополитических исследований «Берлек-Единство» (г. Уфа, Россия) и Общественный фонд «Мир Евразии» (г. Алматы, Казахстан).

С содержательным докладом о современном отношении к целинной эпопее в Казахстане выступила Леся Роллановна Каратаева – главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК. По результатам мероприятия представители Центра «Берлек-Единство» задали эксперту несколько вопросов о значении периода освоения целинных земель для Казахстана.

ЦГИ «Берлек-Единство»: Леся Роллановна, оценки истории освоения целины порой разнятся. По Вашему мнению, как всё-таки повлиял период возделывания залежных земель на Казахскую ССР?

Л.Р. Каратаева: В истории Казахстана можно выделить несколько крупных событий, оказавших беспрецедентное влияние на ход развития нашей страны, освоение Целины является одним из таких событий. Это объясняет широкий диапазон, высказываемых оценочных суждений. При этом очевидно, что современные оценки в большей степени эмоциональны, нежели рациональны. Исключение может составить разве что, экологическая тематика. Что же касается остальных вопросов, то для того, чтобы сказать, что Целина не имела смысла, надо иметь научно обоснованные сценарии альтернативной истории.

В целом, Целину можно оценить как крупный модернизационный проект. Благодаря масштабному освоению целинных земель в Казахстане была построена транспортно-логистическая инфраструктура, например, до 1955 года в Кустанайской области вообще не было асфальтированных дорог. Их строительство началось в 1955 и за год было построено 100 км. В 1959 году протяженность асфальтированных автодорог в области составила 400 км, а в 1966 году — 2100 км, строились новые железнодорожные ветки. Быстрый прирост  населения поставил вопрос о необходимости увеличения количества образовательных учреждений, расширение жилищных площадей и обеспечение культурного досуга целинников. В республике с 1954 по 1960 год было построено 750 школ, около 19 млн. квадратных метров жилья, из них две трети в сельской местности. И да, наш этнический ландшафт обогатился — 6 млн приехавших из других республик остались жить на территории Казахстана. И это не просто квалифицированные специалисты, а люди, которые приняли Казахстан как родную землю.

ЦГИ «Берлек-Единство»: В ходе работы круглого стола, Вы упомянули, что освоение целины позволило реализовать, существующий запрос на подвиг. Вы не могли бы подробнее раскрыть этот тезис?

Л.Р. Каратаева: Реализация социального запроса на подвиг – очень важная задачей, которая также была решена в тот период. В принципе Целина – это практически последняя точка, когда такой запрос существовал в национальном масштабе. Старшие поколения делали революцию, создавали уникальное по мировым меркам государство, потом была Великая Отечественная война и победа над фашизмом. А тут подросло молодое поколение, которому тоже необходимо было совершать какие-то героические поступки. Таков был дискурс и правила игры.  Целина стала тем самым проектом, который реализовал ожидания молодых людей, что и у них будет право на подвиг. Как бы это сейчас старомодно не звучало, но Целина подарила гражданам страны светлую и воодушевляющую цель.

ЦГИ «Берлек-Единство»: Если целина – это модернизационный проект, какое значение он имеет для агропромышленного потенциала современного Казахстана?

Л.Р. Каратаева: Если оценивать значимость Целины с высоты сегодняшней ситуации, то полагаю, что событие должно оцениваться в позитивном ключе. Что мы имеем сегодня? Мы располагаем богатейшим потенциалом производства зерновых. До начала украинских событий, прогнозировалось, что три государства – Казахстан, Россия, Украина сформируют хаб по производству зерновых, заняв нишу ведущих производителей пшеницы в мире. Реализация этого проекта во многом облегчается на фоне перевода посевных площадей традиционно зерновых государств под производство масличных культур. Таким образом, у Казахстана и России сохраняются позитивные перспективы. Все главные риски, связанные с эксплуатацией целинных земель концентрируются в экологической сфере.

ЦГИ «Берлек-Единство»: Так ли сильно экологические риски связаны именно с историей освоения залежных земель в Казахстане?

Л.Р. Каратаева: Риски и угрозы экологической безопасности до сих пор в полной мере не оценены и не осознаны. Замеры 2012 года показали, что треть пахотных земель в Казахстане деградировали или находятся на пороге деградации. Но с момента окончания целинной кампании прошло уже более полувека. Технологический прогресс не стоит на месте. Созданы уникальные технологии орошения пахотных земель и влагосбережения в условиях аридности.

Пора перестать стенать по поводу экологического ущерба, нанесенного освоением целинных земель полвека назад, а искать варианты минимизации последствий и возможностей нанесения нового ущерба в настоящий момент. Безусловно, представителям малого и среднего бизнеса сложно, и на первый взгляд, экономически невыгодно самостоятельно решать вопросы экологической безопасности, однако очевидно, что их решение позволит значительно поднять производительность и прибыльность. Именно экологический аспект может выступить мотиватором к сотрудничеству как государства и бизнеса на внутринациональном уровне, так и различных структур на уровне казахстанско-российского Приграничья.

Беседовал Алексей Чекрыжов, Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Источник: Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Перспективы сотрудничества в сфере транспорта и экономики стран Прикаспия как фундамент региональной интеграции обсудят в Астрахани

Каспийский регион имеет огромный экономический и культурный потенциал, для развития которого, по мнению политиков и экспертов, необходим комплексный подход. Чрезвычайно важно развивать интеграционные процессы в регионе, что в равной степени будет отвечать интересам как России, так и других прикаспийских государств.
24 ноября 2017 г. в Астрахани представители экспертного сообщества, академической среды, органов государственной власти, СМИ и общественных организаций примут участие в работе Международного круглого стола «Перспективы каспийской интеграции: экономика, транспорт, гуманитарная сфера» (Десятое заседание Каспийского экспертного клуба).
Организаторами мероприятия выступают: Центр международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия» и Каспийская редакция телеканала «Астрахань 24».
В работе круглого стола примут участие эксперты из России и Казахстана — участники Каспийского экспертного клуба, а также руководитель Представительства Министерства иностранных дел Российской Федерации в г. Астрахань О.В. Коломин, консул Республики Казахстан в г. Астрахань К.М. Шеккалиев, второй секретарь Консульства Туркменистана в Российской Федерации Н.А. Розыджумаев, атташе по политическим и экономическим вопросам Консульства Исламской Республики Иран в г. Астрахань Мохтари Бехруз, Министерства международных и внешнеэкономических связей Астраханской области.
В рамках мероприятия планируется обсудить интеграционные процессы в Каспийском регионе; экономическое взаимодействие «Прикаспийской пятерки»; международные транспортные коммуникации и проекты диверсификации экономики прикаспийских государств; особенности гуманитарного сотрудничества стран региона.

Время проведения мероприятия: 24 ноября 2017 г., начало в 13:00.

Место проведения мероприятия: г. Астрахань, ул. Советская/Кирова, 4/18, конференц-зал гостиницы «Новомосковская».

Люди поднимали целину, целина поднимала людей

За короткий период истории в Казахстане, что называется «с нуля» была создана целая отрасль, при этом она является рентабельной и обеспечивает продовольственную безопасность страны

Освоение целины является одной из важнейших вех общей истории народов стран постсоветского пространства. В середине прошлого века в реализации крупнейшего социально-экономического проекта возделывания залежных земель были заняты миллионы людей со всех республик огромной страны. Этот период общей истории Казахстана и России по праву характеризуется одним из величайших трудовых подвигов советского народа.

Недавно в г. Алматы эксперты из Казахстана и России обсудили вопросы, связанные с современным восприятием освоения целинных земель в Казахстане. Организаторами международного круглого стола «Сила колоса: освоение целины Казахстана как фактор интеграции евразийских народов» выступили ОФ «Мир Евразии» и Центр геополитических исследований «Берлек-Единство».

«Целина в послевоенное время для многих людей стала смыслом, дала возможности развития. Современным молодым людям тяжело даже вообразить масштабы этого явления, когда сотни тысяч людей были заняты в реализации одного общего проекта, призванного обеспечить страну самым необходимым продовольствием, хлебом», — заявил политолог Эдуард Полетаев.

По словам представителя руководителя сектора изучения мировой экономики и евразийских интеграционных процессов ЦГИ «Берлек-Единство» (Уфа, РФ) Алексея Чекрыжова, освоение целины стало началом ощутимых социально-экономических изменений, как во всём СССР, так и в Казахской ССР. «Не то что в российской и казахстанской, но и в мировой истории тяжело найти аналог проекту возделывания огромных территорий залежных земель. Как мне кажется, одним из неоспоримых плюсов масштабного возделывания залежных земель является то, что этот период обусловил мультипликативный эффект в экономике Казахской ССР. За короткий период на ее территории озникли новые населенные пункты, разрослись существующие города, протянулась сеть железных и автомобильных дорог», — сказал он.

Российский эксперт также отметил важность периода освоения целины для современного взаимодействия экономик России и Казахстана. «Именно 1950-60-е годы прошлого века, по сути, и стали основой современного взаимодействия субъектов сельского хозяйства России и Казахстана, равно как и сотрудничества государств в других отраслях, — отметил эксперт. — Дело в том, что многие производственные цепочки, существующие сегодня между предприятиями в регионах России и в северных областях Казахстана выстраивались именно в период освоения целинных земель. Промышленность КазССР, в том числе сельскохозяйственная, была ориентирована на современные российские регионы Урало-Поволжья, Южной Сибири, и наоборот. Сегодня производственная кооперация резидентов двух стран, конечно, видоизменилась, но история её становления связана, в том числе со «строительным бумом» и сопутствующей индустриализацией этих территорий России и Казахстана в период освоения целины».

По мнению директора Центра ЮНЕСКО Казахстанского национального университета им. аль-Фараби Лайлы Ахметовой, реализация программы освоения целины в КазССР имела ряд недостатков, однако без возделывания залежных земель в прошлом, современная Республика Казахстан лишилась бы важных современных аспектов своей безопасности. «Казахстанский север стремительно менялся, модернизировался. Но, что особенно важно, освоение целины в прошлом веке – это национальная и продовольственная безопасность суверенного Казахстана сегодня. К 1959-му году в Казахстане было построено 337 крупных зерновых совхозов. Сейчас мы можем говорить, что экономическая безопасность нашего государства основывается на нефти и хлебе благодаря этому периоду общей для наших стран истории», — убежден эксперт.

Заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов рассказал о том, чем примечателен период освоения целины.  В это время была создана одна из важных отраслей экономики Казахстана. «Несмотря на то, что в истории реализации проекта есть огрехи и ошибки, возделывание целинных залежных земель решило главную проблему – обеспечило продовольственную безопасность страны, — подчеркнул эксперт. — Нельзя упускать из внимания, что за короткий период истории в Казахстане, что называется «с нуля» была создана целая отрасль, являющаяся рентабельной. Сельскохозяйственный сектор нас кормит, эта отрасль, за которую сегодня не стыдно – и без проекта целины этого бы не случилось».

Спикеры мероприятия сошлись во мнении, что период освоения целинных земель в Казахстане характеризуется позитивным следствием высокого уровня развития современного агропромышленного комплекса страны. Освоение целины, по мнению экспертов, также стало фундаментом продовольственной безопасности сегодняшнего Казахстана, являющегося одним из мировых центров производства зерновых.

Виктор САНЬКОВИЧ

 
Источник: Контур

Сила колоса: нужна объективная оценка исторических событий

Для того, чтобы сказать, что целина не имела смысла, надо  иметь научно обоснованные сценарии альтернативной истории…

Пахотные земли Казахстана и России занимают территории, равные площадям как минимум нескольких европейских государств. Сегодня дружественные страны обеспечивают зерном не только свое население, но и продают его на экспорт. История их превращения в крупные хлебные державы началась с освоением целинных и залежных земель. В 50-е – 60-е годы XX века имена героев-целинников были известны всем. Они стояли в одном ряду с героями ВОВ и именами первых космонавтов. Об этом говорили казахстанские и российские участники экспертного клуба на тему «Сила колоса: освоение целины Казахстана как фактор интеграции евразийских народов», состоявшегося в Алматы. Мероприятие было организовано ОФ «Мир Евразии» и Центром геополитических исследований «Берлек-Единство» (Уфа, РФ)…

«В 2017 году в Казахстане хлеборобами было получено более 22  млн тонн зерна. А Россия сейчас может стать мировым лидером по экспорту зерна, обойдя США как главного мирового экспортера пшеницы. Она уже побила абсолютный рекорд времен СССР (в 1978 году было собрано 127,4 млн тонн). В 2017 году урожай зерновых составил около 140 млн тонн, из них 88 млн тонн это пшеница, — отметил политолог Эдуард Полетаев. — Между тем, освоение земельного фонда СССР несколько десятилетий назад началось в условиях послевоенного времени, фактически без предварительной подготовки инфраструктуры. В реализации программы участвовала вся страна, на ее выполнение были направлены огромные материальные и людские ресурсы».

Освоение целины повлияло не только на сельское хозяйство, обусловив мультипликативный экономический эффект. За короткий период были возведены новые здания, расширена дорожная инфраструктура, открыт ряд предприятий промышленности, шло развитие образования, науки и культуры.

«В истории Казахстана можно выделить несколько крупных событий, оказавших беспрецедентное влияние на ход развития нашей страны, освоение целины является одним из таких событий, — подчеркнула главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК Леся Каратаева— Это объясняет широкий диапазон высказываемых оценочных суждений. При этом очевидно, что современные оценки в большей степени эмоциональны, нежели рациональны. Исключение составит только экологическая тематика. Что же касается остальных вопросов, то для того, чтобы сказать, что целина не имела смысла, надо  иметь научно обоснованные сценарии альтернативной истории. Несмотря на допущенные в процессе планирования и управления промахи, в целом, целину можно оценить и как крупный модернизационный проект. Благодаря масштабному  освоению целинных земель в Казахстане была построена транспортно-логистическая инфраструктура, например, до 1955 года в Кустанайской области вообще не было асфальтированных дорог».

В годы целины был заложен надежный фундамент настоящей дружбы и согласия между народами. И в этом несомненная заслуга, в первую очередь, казахского народа, который не только сам активно включился в процесс происходивших масштабных преобразований, но и с большой теплотой и сердечностью принял многотысячный отряд целинников, помог каждому обустроиться и адаптироваться к непростым условиям казахской степи.

«В информационных политиках Казахстана и России нужно расставлять акценты, о чем конкретно говорить: о подвиге народа, о трудовом вкладе отдельных людей, выходить на какие-то образы, которые персонифицировано помогли бы нынешним людям воспринять, через что прошло то поколение людей», — считает президент ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова.

Освоение целины — это подвиг, по сей день объединяющий многие национальности, общие память, история и гордость. Предпосылки интеграции между странами и регионами Евразии в различных сферах жизни — сельском хозяйстве, транспорте, науке и культуре были во многом созданы более 60 лет назад. Сегодня они достигли высокого уровня качества, например, во взаимоотношениях РК и РФ, а также их регионов. «Многие производственные цепочки, существующие сегодня между предприятиями в регионах России и в северных областях Казахстана выстраивались именно в период освоения целинных земель, — рассказал руководитель сектора изучения мировой экономики и евразийских интеграционных процессов геополитического центра «Берлек-Единство»  Алексей Чекрыжов. — Промышленность КазССР, в том числе сельскохозяйственная, была ориентирована на современные российские регионы Урало-Поволжья, Южной Сибири, и наоборот. Сегодня производственная кооперация резидентов двух стран, конечно, видоизменилась, но история её становления связана, в том числе со «строительным бумом» и сопутствующей индустриализацией этих территорий России и Казахстана в период освоения целины».

Теперь, когда идет процесс развития интеграционных связей, речь идет и о сотрудничестве в агропромышленном комплексе. В настоящее время ЕАЭС охватывает десятки миллионов га пашни от Бреста до Владивостока. «Нужна объективная оценка исторических событий,— убежден политолог Антон Морозов— И тогда, возможно, целинная эпопея сможет стать интегрирующим фактором. Для этого пока есть главный ресурс – люди! Если ветеранов войны почти не осталось, то целинники еще живы. Надо просто не упускать эту возможность». Память о целине и сотрудничество в АПК совместными силами — это возможности для продолжения и развития интеграционных процессов сегодня.

Аманжол СМАГУЛОВ

Источник: Интернет-издание SPIK.KZ

Қазақстандағы білім саласы: қаптаған реформалардың салдары қандай?

«Еуразия әлемі» пікірсайыс клубының кезекті отырысы «Еуразияның көзі ашық, көкірегі ояу адамдары. Білім беруді модернизациялау: дәстүрлер мен тенденциялардың дамуы, сапа және тиімділік факторлары» деген тақырыпқа арналды

 Жиынның шымылдығын түрген саясаттанушы Эдуард Полетаев, интернет пайда болғалы классикалық білім берудің үлгілері де өзгерді.

«Айталық, осыдан 20 жыл бұрын ешкімде желілік университеттер болады деп ойлаған жоқ.  Білім саласына келгенде бізде бір мәселені шешу керек. Байқар болсаңыздар, посткеңестік мемлекеттердің көпшілігінде алдымен білім саласына арналған реформа пайда болады, артынша ол реформаларды ақауын ретке келтіретін тағы бір реформа қабылданады. Жалпы менің ойымша білім саласындағы реформалар қоғамдың дамуы мен мүмкіндігіне қарай қабылдануы керек», – деді Полетаев.

Өз кезегінде журналист Владислав Юрицын бұл мәселені еліміздегі білім саласы мамандарының айлығының төмендігімен байланыстырды. Оның айтуынша, мұғалімдердің жалақысы елдегі орташа жалақыдан 40 пайызға төмен.

әл-Фараби атындағы ҚазҰУ ЮНЕСКО орталығының директоры Лайла Ахметованың айтуынша, ең үлкен мәселе оқулықтарда.

«Кеңес уақыты кезінде оқулық жазатын авторлар аз еді. Себебі, оларды жазу өте ауыр болатын.  Ал қазіргі жағдай қандай?  Әйтеуір бір құрылым кітап шығаруға тендер ұтып алады. Кейін оқуылық жазу үшін бір каферда меңгерушісін жұмысқа алады. Болды. Әлгі адам бір кітапты жалғыз өзі жазып шығады. Міне, былықтың басы осында» деді ол.

Өз кезегінде Kesarev Consulting бас кеңесшісі Наталья Малярчук:  «Қазіргі таңдағы білім саласындағы кемшілікті төменнен емес, жоғарыдан іздеуге тиістіміз. Неге? Егер жоғары жақта білім жүйесін қалай және қандай жолмен дамыту қажеттігі туралы нақты жоспар болса қазіргідей былық болмас еді» дегені пікір білдірді.

Ал жиынды түйіндеген Еуразиялық ғылыми-зерттеу институты, аға ғылыми қызметкері Дәурен Абеннің пікірінше билік реформаның соңына түсіп алғанды.

«Әйтеуір бір аласапыран. Бір реформаның үстін бір реформа басады. Біреуі келеді, біреуі ұмытылады. Біреуін ендіріп те үлгермейді, үстіне жаңасын енгізеді.

Министр ауысса болғаны. Онымен бірге жаңа реформа да жетіп келеді.

Меніңше, бұл арада бар пәрмен жоғарыдан келетін сияқты. Жоғары жақта да, министрлікте де білім саласын қалай дамыту керектігі туралы нақты стратегия жоқ», – деді ол.

 
Источник: Dalanews.kz

Білім саласының проблемалары ортаға салынды

«Еуразия әлемі» пікірсайыс клубының кезекті отырысы «Еуразияның көзі ашық, көкірегі ояу адамдары. Білім беруді модернизациялау: дәстүрлер мен тенденциялардың дамуы, сапа және тиімділік факторлары» деген тақырыпқа арналды

 

Жиынның шымылдығын түрген саясаттанушы Эдуард Полетаев, интернет пайда болғалы классикалық білім берудің үлгілері де өзгерді.

«Айталық, осыдан 20 жыл бұрын ешкімде желілік университеттер болады деп ойлаған жоқ.  Білім саласына келгенде бізде бір мәселені шешу керек. Байқар болсаңыздар, посткеңестік мемлекеттердің көпшілігінде алдымен білім саласына арналған реформа пайда болады, артынша ол реформаларды ақауын ретке келтіретін тағы бір реформа қабылданады. Жалпы менің ойымша білім саласындағы реформалар қоғамдың дамуы мен мүмкіндігіне қарай қабылдануы керек», – деді Полетаев.

Өз кезегінде журналист Владислав Юрицын бұл мәселені еліміздегі білім саласы мамандарының айлығының төмендігімен байланыстырды. Оның айтуынша, мұғалімдердің жалақысы елдегі орташа жалақыдан 40 пайызға төмен.

әл-Фараби атындағы ҚазҰУ ЮНЕСКО орталығының директоры Лайла Ахметованың айтуынша, ең үлкен мәселе оқулықтарда.

«Кеңес уақыты кезінде оқулық жазатын авторлар аз еді. Себебі, оларды жазу өте ауыр болатын.  Ал қазіргі жағдай қандай?  Әйтеуір бір құрылым кітап шығаруға тендер ұтып алады. Кейін оқуылық жазу үшін бір каферда меңгерушісін жұмысқа алады. Болды. Әлгі адам бір кітапты жалғыз өзі жазып шығады. Міне, былықтың басы осында» деді ол.

Өз кезегінде Kesarev Consulting бас кеңесшісі Наталья Малярчук:  «Қазіргі таңдағы білім саласындағы кемшілікті төменнен емес, жоғарыдан іздеуге тиістіміз. Неге? Егер жоғары жақта білім жүйесін қалай және қандай жолмен дамыту қажеттігі туралы нақты жоспар болса қазіргідей былық болмас еді» дегені пікір білдірді.

Ал жиынды түйіндеген Еуразиялық ғылыми-зерттеу институты, аға ғылыми қызметкері Дәурен Абеннің пікірінше билік реформаның соңына түсіп алғанды.

«Әйтеуір бір аласапыран. Бір реформаның үстін бір реформа басады. Біреуі келеді, біреуі ұмытылады. Біреуін ендіріп те үлгермейді, үстіне жаңасын енгізеді.

Министр ауысса болғаны. Онымен бірге жаңа реформа да жетіп келеді.

Меніңше, бұл арада бар пәрмен жоғарыдан келетін сияқты. Жоғары жақта да, министрлікте де білім саласын қалай дамыту керектігі туралы нақты стратегия жоқ», – деді ол.

 

Источник: kaz.365info.kz

Молодежь мигрирует в Россию за образованием — эксперты

Качество высшего образования — в сравнении с нашим — там лучше. Чтобы изменить ситуацию, в Казахстане нужно провести реформы в этой сфере.

Сфера образования является одной из самых критикуемых на постсоветском пространстве, заключили на заседании экспертного клуба «Мир Евразии».

По мнению политолога Эдуарда Полетаева, негативный информационный фон закрепился за системой образования не случайно. Всему причиной беспрестанные реформы. В итоге множатся проблемы на всех уровнях образовательного процесса.

Перспективы не в пользу Казахстана

Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива», считает, что российское образование давно стало заметным фактором миграции из Казахстана. Казахстанцев привлекает в нем

  • доступность,
  • качество и
  • дальнейшие перспективы.

— Многие молодые люди, особенно из приграничных областей, после учебы остаются в России,

обустраиваются, потом к ним подтягиваются их родители и другие родственники, – делится он наблюдениями.

По данным казахстанского посольства в России, в 2016 году количество казахстанских студентов в вузах РФ превысило 70 тыс. человек. Чеботарев считает, что казахстанские абитуриенты отдают предпочтение российским вузам благодаря системе квот Россотрудничества.

— Хотя власти приграничных областей Казахстана время от времени выражают озабоченность по такому оттоку молодежи, чего-либо существенного взамен они предложить пока не могут, – констатирует Чеботарев.

Цены на уровне России

По наблюдениям Сергея Домнина, главного редактора делового журнала «Эксперт-Казахстан», цены в вузах Казахстана и России примерно идентичны — к примеру, в Евразийском национальном и Новосибирском государственном университетах. В частности, по такой востребованной специальности, как информационно-вычислительные технологии, семестр обучения в НГУ в 2017 году стоит 1970 долларов, а в ЕНУ – 2110 долларов.

— Еще одна востребованная специальность – востоковедение: в НГУ – $2005, в ЕНУ – $2083. Цены, как видим, сопоставимые

Казахстанские вузы не могут предложить образование дешевле, учитывая, что бренды и качество услуг в России в среднем выше, чем у нас. По недавнему рейтингу региональных вузов, представленному QS, НГУ на постсоветском пространстве занимает 2-е место после МГУ, а ЕНУ – 24-е, — приводит данные Домнин.

Выпускники не угадывают с выбором

В итоге, по словам Домнина, результат налицо. По данным Высшей школы экономики, в 2016 году рынок образовательных услуг в России составлял 30 млрд долларов, в Казахстане в 2014 году оценивался в 350 млн долларов. И речь, как он отмечает, идет прежде всего о высшем образовании, потому что школьное и дошкольное – сегменты не вполне рыночные.

— Российский рынок получается в сто раз больше, а значит априори там больше продавцов, длиннее линейка услуг и цен. А в 350 млн долларов казахстанского рынка образования превалирует госзаказ, который формируется не работодателем, а спросом абитуриентов

Проще говоря, они выбирают те специальности, которые, по их мнению, смогут обеспечить им достойное будущее. Однако их желания далеко не всегда соответствуют реалиям рынка труда, — считает Домнин.

Вузы расплодились, а пользы — ноль

Поэтому эксперт считает, что пора перейти к теме приватизации вузов и постепенном отказе от госзаказа, потому что своей задачи он не выполняет. Он убежден, что одним из факторов, который выталкивает абитуриентов на российский образовательный рынок, является ЕНТ.

— Логично его применять для распределения грантов, но если у человека есть деньги на учебу в вузе, ограничивать его нелогично. Даже если человек не хочет и не будет учиться, а готов платить, пусть уже он эти деньги оставит в стране, – отмечает Сергей Домнин.

Даурен Абен, старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института, в свою очередь, считает, что проблему решит сокращение вузов.

— Действительно, нужны ли нам больше 120 вузов? Ведь это в основном частные заведения, которые являются лишь цехами по штамповке дипломов с крайне низким качеством предоставляемых образовательных услуг. Однако воз и ныне там.

Вузам — автономию

Видимо, у владельцев такого рода вузов весьма сильное лобби. С другой стороны, возможно, такое количество частников государству выгодно. В условиях отсутствия рабочих мест молодежь занята, по крайней мере, на 4-5 лет. Но в будущем дипломированные специалисты останутся без работы и пополнят ряды самозанятых либо с дипломами юристов и экономистов пойдут работать мойщиками машин и охранниками, — делает неутешительные прогнозы эксперт.

По мнению Даурена Абена, для полноценного развития высшего образования вузам нужна автономия.

— Помимо академической свободы, это автономия и в подборе персонала, а также управленческая и финансовая

И начинать надо с правового статуса вузов. Когда мы говорим, что вуз должен сочетать в себе и научно-исследовательскую, и образовательную, и предпринимательскую деятельность, то должны понимать, что в соответствии с действующим законодательством, ограничивающим их автономию, они не в состоянии полноценно развиваться и эволюционировать. Процентов на 80 они зависят от госзаказов и грантов. Поэтому вузы между собой конкурируют, открывая специальности, востребованные студентами, но не рынком. В каком-нибудь провинциальном вузе могут готовить, к примеру, специалистов по международным отношениям. Но нужны ли они нашему рынку труда? — спрашивает Абен.

Не все так плохо

Галия Мовкебаева, профессор кафедры международных отношений и мировой экономики факультета международных отношений КазНУ имени аль-Фараби, директор Центра Евразийских исследований, в свою очередь, считает, что Министерство образования и науки Казахстана дает вузам карт-бланш в отношении написания образовательных программ вне зависимости от формы их организации.

— Каждый вуз может разрабатывать собственные образовательные программы. Мы ориентируемся на студентов, действуем по международным стандартам, где основополагающим принципом является студентоцентрированное обучение. То есть в центре стоит студент, и именно он является заказчиком и потребителем этих знаний

Академическая свобода у вуза есть, и она реализуется через механизм элективных курсов, практической подготовки выпускника и программ самообразования, предусматривающих возможность формирования индивидуальной траектории обучения студента, — говорит Галия Мовкебаева.

Болонская трансформация

Представитель КазНУ добавляет, что новые возможности для студентов появились благодаря присоединению Казахстана к Болонскому процессу, которое подразумевает в том числе приведение учебных планов образовательных программ в соответствие с европейскими стандартами и создание совместных образовательных программ с ведущими зарубежными вузами. Но Даурен Абен считает, что при внедрении в целом положительных практик есть определенные перегибы и недоработки. Тот же Болонский процесс предполагает корпоративное управление в вузах, но реальной власти у попечительских и наблюдательных советов нет. С международным взаимодействием тоже не все гладко.

Неработающий список «Маккензи»

— У нас в рамках программы Форсированного индустриально-инновационного развития существует проект по содействию 11-ти вузам. Начинание нужное, но тут вмешивается «любовь» наших чиновников к иностранным консультантам. Министерство нанимает компанию «Маккензи», которая составляет список учебных заведений, с которыми должны сотрудничать выбранные вузы. Но тот же

Когда представители вуза приходят в министерство и говорят: господа, у нас есть список наших традиционных, скажем, российских партнеров, мы с ними успешно сотрудничаем, выделите нам средства, а в ответ слышат: нет, вы должны придерживаться списка «Маккензи», – рассказывает Даурен Абен.

Просто открыть филиалы

По мнению участников заседания, более активное взаимодействие с евразийскими партнерами в сфере образования, в том числе высшего, могло бы принести свои плоды. В частности, Андрей Чеботарев убежден, что для Казахстана было бы лучше, чтобы те, кто выбирает российскую систему образования, могли учиться, не покидая своей родины.

— В Казахстане действуют филиалы шести вузов России, включая МГУ имени М. В. Ломоносова

Однако про них практически ничего не слышно с точки зрения привлекательности для потенциальных абитуриентов и карьеры выпускников. Россия довольно слабо работает на нашем образовательном поле. Хотя увеличение численности филиалов российских вузов в Казахстане и уровня привлекательности их учебных программ вполне может стать фактором снижения молодежной миграции в РФ. Этот вопрос тоже можно изучить в рамках развития евразийской интеграции, – полагает Чеботарев.

Больше интеграции в образовании!

Он напоминает, что евразийские государства не координируют образовательную политику, поскольку эта сфера не является предметом Договора о ЕАЭС и деятельности Евразийской экономической комиссии.

— На мой взгляд, ситуацию следует изменить, поскольку сфера образования тесно связана с экономикой, – говорит Чеботарев.

По мнению Эдуарда Полетаева, в сфере образования евразийской пятерке есть над чем работать.

— Между вузами существуют академические обмены. Несмотря на то что уровень образования в странах ЕАЭС сильно разнится, они сумели договориться о взаимном признании дипломов. Но если мы посмотрим на исключения, которые сделаны, окажется, что норма не касается медиков, фармацевтов, юристов и педагогов. Им придется делать нострификацию дипломов, – приводит он пример.

 
Источник: 365info.kz

Освоение целины – это общая память и значимый результат совместных усилий

15 ноября 2017 г. в г. Алматы (Республика Казахстан) пройдёт Международный круглый стол «Сила колоса: освоение целины Казахстана как фактор интеграции евразийских народов». Российские и казахстанские эксперты обсудят наследие постсоветских государств, к которому по праву относится и общий Трудовой Подвиг советского народа в освоении целинных земель территории современного Казахстана. В преддверии экспертного заседания заместитель главного редактора ИАЦ Дарья Чижова побеседовала с представителем организаторов мероприятия, руководителем сектора изучения мировой экономики и евразийских интеграционных процессов Центра геополитических исследований «Берлек-Единство» Алексеем Чекрыжовым.

Алексей Владимирович, как сегодня оценивается история освоения целины в Казахстане?

Отношение к этой вехе общей истории строится на осознании масштабов общего для всех народов постсоветских государств Подвига. Возделывание целинных земель было обусловлено необходимостью восстановления народнохозяйственного комплекса в тяжелое послевоенное время. В те годы уровень производства сельскохозяйственной продукции, в том числе в Казахстане, не удовлетворял потребностей населения. Вся страна нуждалась в продовольствии, нуждалась в хлебе. И на достижение этих целей были брошены огромные силы советских рабочих. По сути, люди откликались на патриотический призыв. Наши родственники, наши родители трудились над восстановлением государства, над обеспечением народа всем необходимым. Сегодня освоение целины воспринимается как один из самых грандиозных подвигов наших предков.

Представители нашего поколения понимают, что в истории тяжело найти аналог подобному явлению, как всенародное участие в освоении целинных земель. В реализации задач по возделыванию земельного фонда были задействованы представители всех национальностей и этносов такого огромного государства как СССР, а также некоторых стран Восточной Европы и Азии. Люди трудились сообща в далеко не самых благоприятных климатических условиях, практически без подготовленной заранее инфраструктуры. При этом рабочие выполняли и перевыполняли планы возделывания земель. Опять-таки, в Казахской ССР поставленные задачи были решены за сроки вдвое меньше запланированных. Первый миллиард пудов зерна занятые в Казахстане рабочие сдали уже в 1956 г. В связи с этим освоение целины нами может восприниматься только как трудовой подвиг народов евразийских государств, как общая для всех нас память и гордость.

Как повлиял масштабный проект возделывания целинных земель на жизнь коренного населения Казахской ССР, ведь на территорию республики было направлено огромное количество ресурсов?

Прежде всего, стоит отметить, что в период 1953 по 1058 гг. на территории современного Казахстана в сельскохозяйственной отрасли было задействовано впечатляющее своим количеством число кадров. По разным данным за эти годы в республику прибыло до 650 тысяч специалистов самых разных отраслей. Из них, к примеру, 1500 учителей, 50 тысяч строителей. Разумеется, наибольшую часть прибывших рабочих составляли специалисты-механизаторы сельского хозяйства.

Но освоение целины – это не просто период возделывания залежных земель. Трудовой подвиг 50-60 гг. прошлого века стал одной из главных причин позитивных изменений в социально-экономической среде, в развитии производственной инфраструктуры. В республику завозились оборудование, стройматериалы и иные ресурсы, в больших количествах поступала сельскохозяйственная и строительная техника. Освоение целины обусловило настоящий «строительный бум» — тружеников было необходимо обеспечить жильём, объектами социальной и иной инфраструктуры. На территории Казахской ССР раскинулась сеть автомобильных дорог и железнодорожных путей, открывались новые производства и целые отрасли промышленности, вырастали населенные пункты. Огромное влияние этот период оказал на системе образования в Казахской ССР – стране были нужны квалифицированные кадры. Что уж говорить, город Акмолниск разросся, став центром освоения североказахстанской и южносибирской целины, и именно в 1961 году он получил говорящее само за себя название – Целиноград.

Казахский народ, равно как и все другие народы СССР, встретил решение по возделыванию целинных земель с одобрением. Объективно коренное население Казахстана и приняло самое активное участие в решении этих задач. Совместная деятельность населения Казахской ССР и прибывших на освоение целины рабочих стала, в том числе, важным фактором формирования общей евразийской идентичности.

По Вашему мнению, какое влияние этот период общей истории оказал на современные отношения России и Казахстана?

Народы, населяющие наши государства, неспроста называют братскими. Отношения России и Казахстана строятся как на экономической выгоде, так и на социокультурном притяжении населения наших стран. Факторы сближения и интеграции стран и регионов Евразии в сельском хозяйстве, транспортно-логистических проектах и иных секторах экономики формировались в том числе в годы освоения целинных и залежных земель. Так же и причины уже естественного мирного взаимодействия народов России и Казахстана кроются в общей для нас всех истории, и, в особенности, в общих для наших народов подвигах.

Важно также отметить, что сельское хозяйство сегодня является одной из приоритетных отраслей взаимодействия России и Казахстана. И базис этого также был заложен в период освоения залежных целинных земель. Республика Казахстан сегодня является крупным экспортером зерна. И если посмотреть на посевную карту государства, можно заметить, что зерновые культуры возделываются в Центральной, Восточной и Северо-Западной областях Казахстана. Это главный фонд пахотных земель, основа которого была сформирована в прошлом веке советским народом.

Что Вы можете сказать о потенциале взаимодействия государств в этой сфере?

Развитие агропромышленного комплекса является одним из приоритетов и российской, и казахстанской экономики. При этом отрасль сельского хозяйства наших государств уже традиционно имеет множество точек соприкосновений – это и взаимная торговля сельскохозяйственной продукцией, и льготные поставки ГСМ, и множество совместным предприятий и производств сектора АПК, в особенности в приграничных регионах России и Казахстана. В то же время, по моему мнению в сельскохозяйственной отрасли мы до сих пор не раскрыли потенциал инновационного взаимодействия наших государств.

В агропромышленном секторе экономик России и Казахстана наблюдается необходимость внедрения инноваций как в производстве, так и в управлении. Об этом неоднократно напоминали и главы наших стран.  Как мне кажется, модернизация предприятий агропромышленного комплекса государств напрямую зависит в том числе от качественного взаимодействия вузов и совместной подготовки кадров. Здесь нам может помочь огромный потенциал единого экономического пространства ЕАЭС. Евразийские интеграционные процессы уже способствуют сближению предприятий сельского хозяйства и формированию совместных производств. Однако сегодня Евразийский союз уже можно рассматривать и как инструмент инновационного взаимодействия, в том числе в вопросах совместной подготовки высококвалифицированных кадров и внедрения инноваций в сельском хозяйстве России и Казахстана.

Источник: Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Образование как эксперимент: сначала реформы, потом контрреформы

Нуждается ли система образования на постсоветском пространстве в изменениях, почему нововведения вызывают широкий общественный резонанс и всегда ли проблема в деньгах, обсудили участники алматинского экспертного клуба «Мир Евразии».

Противоречивые новшества

Общественный фонд «Мир Евразии» предложил экспертам обсудить тему модернизации образования на постсоветском пространстве. О качестве и эффективности обучения постоянно полемизируют и в Казахстане, и во всех других государствах, с которыми нас объединяет общая история и когда-то общая система образования. И причиной полемики, к сожалению, зачастую становятся ляпы образовательных реформ, которые проводятся перманентно начиная с 90-х годов XX века.

Критика реформ имеет сезонные обострения – начало учебного года традиционно вызывает волну возмущения по поводу очередных изменений и качества новых учебников. Например, казахстанский учебник по русскому языку для семиклассников не только вызвал бурление мнений в социальных сетях и СМИ, в Сенате казахстанского парламента даже прошли парламентские слушания, посвященные законодательному регулированию системы среднего образования. При этом спикер верхней палаты парламента Касым-Жомарт Токаев высказал мнение о том, что необходимо сделать паузу в непрерывном процессе реформ в сфере образования для переосмысления достигнутых результатов. «В системе образования нельзя проводить необдуманные эксперименты», – подчеркнул он.

История образовательных реформ на постсоветском пространстве свидетельствует, что сначала проводятся реформы, они могут быть не всегда удачными, а за ними предлагаются контрреформы. Это борьба идеологий либерализма и консерватизма в образовании. При этом очевидно, что темп реформ должен соответствовать реальному уровню развития и возможностям общества. Реформы должны не раскалывать население, а объединять. При этом учитывать менталитет евразийских народов, привычную систему ценностей, без внедрения ценностей нетрадиционных.

Наглядный пример реформы и последовавшей впоследствии контрреформы привел заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов«После развала СССР встал вопрос о том, какие специалисты нужны новым независимым государствам. Я прекрасно помню 1993 год, Верховный Совет 13-го созыва, перед закрытием сессии, когда принимался первый закон об образовании в независимом Казахстане. Красные директора чуть ли не умоляли присутствующих не рушить систему профтехобразования, потому что в новом законе об этом вообще не говорилось. На что последовали мнения, которые можно прочитать в стенограммах этого заседания: ну что вы цепляетесь за это? Нам уже не нужны ПТУ. Нам будут нужны менеджеры, юристы, экономисты. Говорили также, что не нужно брать пример с тех стран, которые стремятся развивать тяжелую и вообще индустрию, мол, мы страна совершенно другого типа. Тогда были в моде так называемые «Восточноазиатские тигры» – Южная Корея, Тайвань, демонстрировавшие очень высокие темпы экономического развития до финансового кризиса 90-х годов XX века. Красные директора выходили после заседания сокрушенные: кто же будет работать на заводах?» – поделился воспоминаниями С. Козлов.

Правы оказались тогда именно «красные директора», не случайно уже много лет в Казахстане говорят о том, что нужно развивать систему профессионального технического образования. Спустя годы оказались нужными и заводы, и специалисты, которые будут на них работать.

Меняющийся мир

Что касается скандального учебника по русскому языку, то в ходе заседания прозвучало мнение, совсем противоположное шквалу критических высказываний. «Как родитель семиклассника, по поводу скандала с учебниками скажу, что здесь абсолютно надуманный негатив. Учебник для седьмого класса, с моей точки зрения, один из лучших учебников по русскому языку, который я вообще видел в школе», – сказал профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев. Он отметил, что методика, использованная составителем учебника, – не нова, правда, речь идет о методике преподавания иностранного языка. Насколько корректно использование данной методики в Казахстане, где русский язык является родным для многих граждан, эксперт не уточнил.

По его мнению, критикуют учебники и систему образования люди, которые, во-первых, не работают в системе образования, а во-вторых, их критика основана на личном опыте, на той модели образования, по которой обучались они сами. «Они хотят, чтобы и дети воспроизводили ту модель, к которой эти взрослые привыкли, но оставляют за бортом своего сознания то, что мир вокруг поменялся. Тут очень серьезное психологическое противоречие, – отметил Р. Бурнашев. – Средняя школа должна готовить ребенка не к тому миру, в котором жили его родители, бабушки, дедушки, а к тому миру, в котором он будет жить».

Эксперты говорили о том, что в эпоху цифровых технологий, когда, с одной стороны, объем информации увеличился в разы, а с другой – информация стала доступнее, во всем мире появился новый подход к обучению. Сейчас важно не то, чтобы ребенок запомнил готовый свод правил, гораздо важнее, чтобы он научился быстро находить нужные данные и анализировать потоки информации.

«С моей точки зрения, проблемы в образовании связаны с тем, что за последние годы вся система и люди, которые в ней работают, успешно растеряли символический капитал, который был накоплен учителями и преподавателями вплоть до распада СССР. Современные учителя им не обладают. Они скатились под модель капиталистическую и финансовую. И вся аргументация, почему у нас плохо работают школы, сводится к тому, что у учителей маленькая зарплата. Но маленькая зарплата и качество работы между собой абсолютно никак не связаны», – убежден Р. Бурнашев. Он считает, что само отношение к профессии учителя должно быть другим. Формировать образ педагога с большой буквы необходимо через признание его заслуг, внимание, получение каких-то бонусов от государства и общества.

Кризис управления

Критика учебников, программ и другие проблемы на всех уровнях обучения свидетельствуют о кризисе управления системой образования, уверена старший советник Kesarev Consulting Наталья Малярчук«Одной из главных причин этого кризиса, как мне представляется, является отсутствие целеполагания – куда идем и чего хотим достигнуть в итоге, а также представления о происходящем на всех уровнях системы образования», – сказала она.

Н. Малярчук назвала характерные признаки такого кризиса: реформы, сменяющие одна другую, а зачастую противоречащие одна другой; отсутствие полноценной экспертизы достигнутых результатов по той или иной инициативе; непрозрачность процесса принятия решений; несамостоятельность лиц, принимающих решения. По ее мнению, необходимо ввести мораторий на реформы, довести до логического завершения уже озвученные инициативы и провести оценку полученных результатов. Кроме того, требуется провести комплексный аудит системы управления образования на всех уровнях, сократить бюрократию, чтобы учителя могли 90% своего времени посвящать обучению детей, а не отчетам.

«Также нужно провести ревизию деятельности общественных консультативно-совещательных органов. Сейчас общественные советы – это в основном группа лояльных людей, имеющих в системе образования собственные интересы, в том числе и коммерческие. То есть мы наблюдаем прямой конфликт интересов, когда заинтересованные лица (ректоры вузов, бизнесмены от образования) участвуют в процессах принятия решений уполномоченного органа и лоббируют изменения, которые облегчают им условия ведения своего образовательного бизнеса», – отметила Н. Малярчук.

Старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Даурен Абен тоже считает, что проблема реформ – в их хаотичности. «Нет никакой преемственности и последовательности. Меняется министр – меняется направленность и темп реформ», – констатировал он, добавив, что для чиновников главное – это отчитаться в том, что выделенные деньги были освоены. А вот ответственности за то, как внедряются инициативы, как они приживаются, какие несут последствия, никто не несет.

«Никто ситуацию не анализирует, цельную картину не представляет. Это отчетливо видно на примере программы внедрения трехъязычия в школах Казахстана. Начали с бухты-барахты обучать учителей-предметников по всей стране, лишь бы освоить к сроку выделенные средства. А с учетом и без того низкого качества школьного образования заложниками поспешной реализации данной инициативы в итоге станут наши школьники»,– отметил Д. Абен.

Участники экспертного клуба «Мир Евразии» считают, что реформы в сфере образования, безусловно, нужны. Но начинать надо все-таки с модернизации в сфере управления и стратегического планирования, чтобы каждое новшество вносило свой вклад в развитие человеческого капитала в Казахстане, а не приводило к проведению экспериментов над детьми.

____________________

Фото А. Мурзанова

 
Источник: «Ритм Евразии»/a>

На пути к новой модели

Образование в Казахстане: нужны более гибкие инструменты

Советская система образования не являлась идеальной, но была эффективной. Технические специальности были востребованы. Теперь система образования испытывает импульсивные маневры. И многие абитуриенты уезжают уезжают поступать в вузы других стран.

Возможно, это связано с отставанием Казахстана в выборе самого содержания образовательных программ, предположил Сергей Козлов, заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане», на заседании экспертного клуба «Мир Евразии».

«Сейчас говорят о цифровизации экономики. Но разве это наша инициатива? Если сравнить китайскую систему образования и казахстанскую в начале 90-х годов, то в то время мы были впереди. А сейчас вторыми после англоязычного массива информации об информатике, искусственном интеллекте, идут китайцы. Прошло всего 25 лет», — обращает внимание Сергей Козлов.

По его словам, он сотрудничает с группой энтузиастов, которые работают над искусственным интеллектом. «Они пытаются создать такую базу казахского языка, чтобы на его основе работал не просто электронный переводчик, а чтобы казахский язык вошел в развитую систему искусственного интеллекта», — рассказывает Козлов. В основном этим занимаются американцы и китайцы. И вот члены этой группы ищут партнеров для сотрудничества. Единственное, что им дали — систему словарей. А так в вузах им говорят: возьмите книги на кафедре, или читайте лекции, тогда мы вам поможем.

На пути к новой образовательной модели

Сергею Козлову нравится, как работает министр образования и науки Казахстана Ерлан Сагадиев. Он заявил о необходимости перехода от старой «знаковой модели образования, где человек очень много запоминает цифр, дат» к принципиально новой «так называемой функциональной грамотности, где он умеет, где он понимает, как применять свои знания, умеет их искать, быстро читает, умеет связывать большие блоки информации логическим способом».

Владимир Павленко, PR-консультант из Казахстанской коммуникативной ассоциации также считает, что важно соединить различные направления образования с реальной экономической деятельностью.

«А ведь господин Сагадиев пытался это внедрить, еще будучи в другом министерстве на позиции вице-министра. На конференциях он говорил, что принципиально важно, чтобы предприятия приходили в вузы, создавали

экспериментальные лаборатории. В этом направлении были сделаны определенные шаги. Был энтузиазм, «планов громадье». Имелись позитивные отклики общественности по поводу назначения господина Сагадиева министром образования и науки РК. А сейчас складывается такое ощущение, что он только и делает, что пытается парировать нападки по поводу реформ, учебников и т.д.», — анализирует Владимир Павленко.

Следует отметить, что назначение Ольги Васильевой министром образования в России тоже было радостно воспринято. Теперь пошла критика. Заголовки: «А тот ли министр?» Она заявила о необходимости формирования единого образовательного пространства России. «Вот огромное проблемное поле. А мы сегодня говорим о вопросах интеграции. Но есть ли единое образование в Казахстане? В Кыргызстане? В Беларуси? В Армении? В России? И как вырабатывать общее образовательное пространство ЕАЭС?», — спрашивает эксперт.

Почему в середине нулевых убрали специальность PR в Казахстане? «Это в то время, когда рынок показывал реальный растущий спрос на эту специальность. Предприятия и компании, которые пытались работать по международным стандартам, искали людей с образованием по специальности PR, связи с общественностью. Казахстан специальность закрыл. Рядом братский Кыргызстан обучал специалистов, у которых было написано в дипломах то, что надо. И они приезжали в Казахстан, устраивались здесь на работу. Сколько усилий потребовалось, чтобы вернуть специальность!», — приводит он пример.

Образование — фактор миграции

Другой пример – ценность и привлекательность российского образования. Когда начинается ажиотаж и борьба за абитуриента, россияне не понимают, почему у нас так активно рекламируется и продвигается большое количество иностранных вузов, а российские представлены в медиапространстве Казахстана не так активно. «Потому что это близко к чувствительной теме миграции. Приграничное сотрудничество есть, дети уезжают учиться, а затем часто бывает так, что за ними подтягиваются родители», — говорит Владимир Павленко.

XIV Форум межрегионального сотрудничества России и Казахстана пройдет в Челябинске в начале ноября 2017 года. Он будет посвящен развитию человеческого капитала. «И если у нас единое пространство, то актуальны такие вопросы интеграции – уезжать, учиться, оставаться или гарантированно возвращаться? Пока вопросов больше, чем ответов», — говорит эксперт.

Аскар Нурша, руководитель алматинского офиса Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК сомневается, что возможна стандартизация образовательных систем на постсоветском пространстве. В рамках СНГ есть несколько договоров, которые регулируют культурно-гуманитарную сферу. «И нам надо стремиться к унификации стандартов, в частности, в вопросе взаимного признания дипломов. Чтобы человеку, получившему образование в казахстанской школе, не пришлось переучиваться и доучиваться, брать дополнительные курсы», — говорит Нурша. Но объективно имеется очень много подводных камней.

«Например, возьмите новый закон об образовании в Украине. Или кейс Татарстана, где не могут договориться о статусе татарского языка. Или вопросы религии. Наши культурные пространства расходятся в разные стороны, так как отношение к религии разное. Допустим, введут предмет «религиоведение». Какие у него будут стандарты и акценты?», — задается вопросом эксперт.

Если говорить о координации образовательной политики стран-участниц ЕАЭС, то ее нет. Так считает Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива». Данная сфера не является предметом Договора о ЕАЭС и деятельности Евразийской экономической комиссии. «Хотя, на мой взгляд, эту ситуацию следует изменить, поскольку сфера образования тесно связана с экономикой», — считает Чеботарев.

По его мнению, российское образование давно стало заметным фактором миграции из Казахстана. Оно привлекает уровнем своей доступности, качества и, более того, дальнейшими перспективами. Многие молодые люди, особенно из приграничных областей, после учебы остаются в России, обустраиваются, а потом к ним подтягиваются их родители и другие родственники.

По данным Посольства РК в РФ, в 2016 году количество казахстанских студентов в российских вузах превысило 70 тыс. человек. При этом действует система квот Россотрудничества для поступления выпускников казахстанских школ в данные вузы. Хотя власти приграничных областей Казахстана время от времени выражают озабоченность по такому оттоку молодежи, чего-либо существенного взамен они предложить пока не могут.

Кстати, в Казахстане действуют филиалы шести вузов России, включая МГУ им. М.В. Ломоносова. Однако про них практически ничего не слышно с точки зрения привлекательности для потенциальных абитуриентов, карьеры выпускников и т.п. «Россия довольно слабо работает на нашем образовательном поле. Хотя увеличение численности филиалов российских вузов в Казахстане и уровня привлекательности их учебных программ вполне

может стать фактором снижения молодежной миграции в РФ. Этот вопрос тоже можно изучить в рамках развития евразийской интеграции», — предлагает Чеботарев.

Российский рынок образования — в сто раз больше

Сергей Домнин, главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» напоминает, что общий рынок образования с Россией у Казахстана был еще до ЕАЭС. «Думаю, что значимая часть тех казахстанских абитуриентов, кто едет в Россию поступать, имеют также миграционные цели. Но речь больше не о них, а о людях, выбирающих между российским и казахстанским образовательным продуктом», — говорит Домнин.

По данным Высшей школы экономики, в 2016 году рынок образовательных услуг в России составлял $30 млрд. В Казахстане в 2014 году — около $350 млн. Речь идет о высшем образовании, потому что школьное и дошкольное образование – это не вполне рыночные сегменты. «Разрыв, который мы видим, больше той 10-кратной разницы, к которой мы привыкли, когда сравниваем российский и казахстанский рынки. Российский рынок получается в сто раз больше, а, значит, априори там больше продавцов, длиннее линейка услуг и цен», — сравнивает эксперт.

Он также сравнил, сколько стоит учиться в России и Казахстане. Понятно, что сравнивать КазНУ и, допустим, МГИМО – это не совсем релевантно. Если человек едет учиться в Москву, ему придется дополнительно много денег потратить, чтобы жить. Но если житель казахстанской провинции, скажем, Павлодара или Усть-Каменогорска, выбирает между, например, ЕНУ и Новосибирским государственным университетом, то набор его затрат примерно идентичен. Востребованная специальность: информационно-вычислительные технологии. По данным на текущий год, за семестр в НГУ год обучения стоит $1970, в ЕНУ -$2110. Еще одна востребованная специальность — востоковедение: в НГУ $2005, в ЕНУ $2083.

«Цены, как мы видим, сопоставимые; казахстанские вузы не могут предложить образование дешевле притом, что бренды и качество услуг в России в среднем выше, чем у нас», — делает вывод Домнин.

По недавнему рейтингу региональных вузов, представленному QS, у НГУ второе место после МГУ на постсоветском пространстве, а у ЕНУ – 24-е место.

«Проблема еще и в том, что из этих $350 млн рыночная часть — меньше половины, а, может, быть и меньше четверти. Все остальное — госзаказ, объем которого зависит не от работодателя. Это фактически олигополический рынок», — говорит Домнин. Объем финансирования от государства идет через

национальные университеты, от ректоров которых зависит, сколько денег получит вуз. Не случайно ректора имеют такой же аппаратный вес, как министр: и первых, и второго назначает президент.

Отменить ЕНТ, чтобы удержать студентов?

«Если непонятно, как формулируется запрос на те или иные специальности, стоит ли удивляться, что потом в экономику приходят не те, кто нужен работодателю, а те, кого выгодно было учить генералам от системы образования?», — спрашивает Сергей Домнин.

Он считает, что, возможно, уже надо перейти к теме приватизации вузов и постепенному отказу от госзаказа, потому что своей задачи он не выполняет. Нужны более гибкие инструменты и более адекватные времени институты. В этом плане хороший пример — уже упомянутый Нархоз. Его ректор Кшиштоф Рыбиньски высказал большую тревогу по поводу наших позиций в сфере образования в контексте евразийской интеграции: 20 тысяч человек ушли с нашего рынка на российский, в том числе из-за ЕНТ.

«Может быть, ЕНТ — это важный сдерживающий фактор для многих, кто поступает в казахстанские вузы. Логично его применять для распределения грантов, но если у человека есть деньги на учебу в вузе, то нелогично его ограничивать, фактически выталкивая людей на другой рынок. Даже если человек не хочет и не будет учиться, а готов платить, то пусть уже он эти деньги оставит здесь», — предлагает Сергей Домнин.

Юрий Быков

Источник: «Аргументы и Факты в Казахстане»/a>

Нужен ли мораторий на реформы в образовании?

Сегодняшнее состояние дел – это не кризис учебников, а кризис управленцев, считают отечественные эксперты.

В настоящее время категории качества и эффективности образования стали актуальной темой общественных дискуссий на постсоветском пространстве. Об этом говорили казахстанские эксперты на заседании клуба «Мир Евразии» на тему «Просвещенные люди Евразии. Модернизация образования: традиции и тенденции развития, факторы качества и эффективности».

Касым-Жомарт Токаев: В системе образования нельзя проводить необдуманные эксперименты

«Появляется уверенность в том, что реформы невозможно остановить, они будут продолжаться очень долго», – говорит политолог Эдуард Полетаев. Имеются также сезонные обострения критики разных нововведений, когда родители осенью открывают учебники и обращают на их содержание серьезное внимание.

Например, появление в Казахстане нашумевшего учебника по русскому языку для семиклассников привело не только к бурлению мнений в социальных сетях и СМИ. В сенате парламента РК прошли слушания на тему «Состояние, проблемы и перспективы законодательного регулирования системы среднего образования».

Возможно, как сказал на слушаниях спикер сената Касым-Жомарт Токаев, необходимо сделать паузу в непрерывном процессе реформ в сфере образования для переосмысления достигнутых результатов.

«В системе образования нельзя проводить необдуманные эксперименты», – подчеркнул он.

Международный опыт нам в помощь

С другой стороны, в нынешних условиях, которые связаны с развитием интернета, принципы классического образования меняются. Никто еще два десятка лет назад не думал, что появятся сетевые университеты. А сейчас их работа в порядке вещей. Во всем мире растет понимание, что именно наука выступает в современных условиях самым мощным мотором роста.

Что касается интеграционной проблематики в вопросах образования, то основная актуальная тема ныне заключается в том, что многие вопросы, которые поднимаются в 2017 году в рамках ЕАЭС, касаются необходимости цифровизации экономики стран-участников.

Несмотря на то, что уровень образования в странах ЕАЭС сильно разнится, они сумели договориться о взаимном признании дипломов. Это заслуга интеграционных процессов, облегчившая жизнь многим гражданам.

«Но если мы посмотрим на исключения, которые сделаны, то окажется, что норма не касается медиков, фармацевтов, юристов и педагогов. Им нострификацию дипломов придется делать. При этом толковых учителей не хватает во всех странах», – замечает Эдуард Полетаев.

Что нужно сделать, чтобы эффект от реформ проявился? Как обычно, обратиться к зарубежному опыту. Например, в Китае в 1993 году был принят Закон об учителе КНР, в котором указывалось, что важно уделять особое внимание учителям, предоставлять им больше возможностей, улучшать служебные и бытовые условия. В 1995 году запустили проект «100 вузов навстречу XXI веку». Эти 100 вузов должны были стать одними из лучших в мире, получая дотации от государства. Китай после США и Великобритании занимает сейчас третье место в мире по числу обучающихся в стране студентов-иностранцев.

«Это очень хороший кейс, который можно использовать на постсоветском пространстве. И мы видим, что в этой стране учится много студентов из Казахстана и России», – говорит Эдуард Полетаев.

Можно также обратить внимание на опыт некоторых стран Восточной Европы, которые сделали соблазнительным обучение в своих странах благодаря относительной дешевизне, возможности освоить иностранные языки и участвовать в программах международного обмена. Таких, например, как Erasmus.

«История образовательных реформ на постсоветском пространстве свидетельствует, что сначала появляются реформы, они могут быть не всегда удачными, а за ними предлагаются контрреформы. Это борьба идеологий либерализма и консерватизма в образовании. На мой взгляд, темп реформ должен соответствовать реальному уровню развития и возможностям общества», – считает Эдуард Полетаев.

Проблематика начинается с того, что зарплата учителя на 40% ниже, чем средняя в стране, отмечает Владислав Юрицын, политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net. Старая система образования разрушена, а плюсы новой еще не очевидны. Конечно, теперь есть сетевые университеты, интернет с огромным количеством информации.

«Но исследования показывают, что со времен массового распространения интернета человечество поглупело. Если раньше информация была в голове, то теперь она на внешних носителях и бессистемная», – констатирует Владислав Юрицын.

Учебник – это коллективная работа

Лайла Ахметова, директор Центра ЮНЕСКО КазНУ им. аль-Фараби, думает, что изменение принципов классического образования как раз и дало сбой. Она работает в области ЮНЕСКО по вопросам образования и культуры. 10 лет назад была задача внедрить международные стандарты ЮНЕСКО в журналистское образование.

«Нам хотелось, чтобы Казахстан первым освоил стандарты и затем свои наработки рекомендовал для всего постсоветского пространства. Но появилось бюрократическое сопротивление, мол, зачем разрабатывать что-то новое? Между тем, некоторые предметы преподаются по методам 60-х годов ХХ века», – отмечает Лейла Ахметова. Например, «введение в журналистику» или «научно-популярная журналистика».

В итоге ЮНЕСКО пошло по такому пути: подготовить из студентов определенное количество педагогов, библиотекарей. Написали около 20 учебных программ на русском, казахском, английском языках. Но факультет и кафедры не хотят их брать.

Другая проблема с учебниками. В советское время авторов учебников было мало, так как трудно их было тогда написать.

«Например, под моим авторством есть учебное пособие по конфликтологии, но не учебник. Я 5 лет конфликтологию преподавала. И после этого имею право издать учебное пособие, но никак не учебник. Потом апробирую через некоторое время учебник», – вспоминает прежние порядки Лейла Ахметова.

Сейчас же происходит так: какая-то структура выигрывает тендер, затем нанимает какого-нибудь заведующего кафедрой. И он один составляет учебник. «А затем все шишки сыплются на него», – говорит Лейла Ахметова.

Она считает, что учебник должен писать коллектив авторов. «Невозможно одному знать все. Затем учебник анализируют и рецензируют. Вот здесь снова проявляется бюрократия, фактор знакомств, а цензура отсутствует, никто не хочет сильно критиковать своих коллег. Да и мотивации нет», – перечисляет проблемы эксперт.

Кризис – в отсутствии целей и понимания

Однако продвижение к лучшему все же есть, например, на постсоветском пространстве Казахстан находится на третьем после России и Украины месте по вопросам медиа-образования, а в вопросах внедрения международных стандартов в высшее образование мы – одни из первых.

К сегодняшней ситуации в системе образования на всех уровнях, включая озвучиваемые проблемы с программами и учебниками, необходимо относиться как к следствию кризиса управления в уполномоченном органе, считает Наталья Малярчук, старший советник KesarevConsulting

«Одной из главных причин этого кризиса, как представляется, является отсутствие целеполагания – куда идем дальше и чего хотим достигнуть в итоге – и представления о происходящем на всех уровнях», – жестко оценивает ситуацию эксперт.

Характерными признаками такого кризиса, по ее мнению, являются: реформы, сменяющие одна другую, а зачастую противоречащие одна другой; отсутствие полноценной экспертизы достигнутых результатов по той или иной инициативе/реформе; непрозрачность процесса принятия решений; несамостоятельность лиц, принимающих решения.

«Подтверждением тезиса об отсутствии понимания происходящего служит простой факт – основные данные по эффективности системы образования, которые в том числе включаются в отчеты, основаны на данных ОЭСР, Всемирного банка, ЮНЕСКО, ООН. И ни одного собственного источника», – говорит эксперт. Но и международные институты не дают полной картины происходящего.

Возможные решения обозначенных проблем, по мнению Натальи Малярчук, это введение моратория на реформы, доведение до логического завершения уже озвученных инициатив, проведение оценки полученных результатов.

«Также нужно осуществить комплексный аудит системы управления образования на всех уровнях. Исключить дублирование функций на региональном и республиканских уровнях, оптимизировать процессы внутри системы для сокращения бюрократии (надо, чтобы учителя, преподаватели, ученые все-таки 90% времени занимались своей профильной деятельностью, а не написанием отчетов), выработать единую для всех систему измерения эффективности и сбора статистической информации», – перечисляет Наталья Малярчук.

Также не мешало бы провести ревизию деятельности общественных консультативно-совещательных органов (общественные советы).

«Сейчас – это в основном группа лояльных людей, имеющих собственные интересы, в том числе и коммерческие, в системе образования. То есть мы наблюдаем прямой конфликт интересов, когда заинтересованные лица (ректоры вузов, бизнесмены от образования) участвуют в процессах принятия решений уполномоченного органа и лоббируют изменения, которые облегчают им условия ведения своего образовательного бизнеса», – заявляет эксперт.

По ее мнению, сегодняшнее состояние дел – это не кризис учебников, а кризис управленческий, который не позволяет удерживать фокус деятельности уполномоченного органа на долгосрочных целях, управлять приоритетами, не обеспечивает прозрачность и понятность системы образования для всех ее участников, не создает мотивации для интенсивного, творческого труда и профессионального роста людей внутри системы.

Напомним, вчера Счетный комитет по контролю за расходованием бюджета подвел итоги государственного аудита эффективности использования средств республиканского бюджета в министерстве образования РК, выявив многомиллиардные нарушения.

В свою очередь сегодня пресс-служба МОН РК ответила на эти обвинения, отчитавшись по суммам нарушений, выявленных Счетным комитетом.

 
Источник: ИА Тотал Казахстан/a>

Реформы в образовании должны быть вкладом в человеческий капитал

Необходимо повысить ответственность за внедрение и последствия нововведений в образовании и поднять статус педагогов, считают участники экспертного клуба «Мир Евразии»

 

Цензура учебников отсутствует: никто не хочет критиковать коллег

Перед странами ЕАЭС стоит задача повысить конкурентоспособность национальных экономик и экономики интеграционного объединения на мировой арене, и для этого нужны квалифицированные кадры. Между тем реформирование образовательной сферы, не прекращающееся на постсоветском пространстве с 90-х годов, зачастую проводится бессистемно, непоследовательно и «для галочки», отметили участники дискуссии.

«Во всем мире растет понимание, что именно наука выступает в современных условиях самым мощным мотором роста. Возрастает значение культа знания в развитии человеческого капитала как основного критерия успеха страны и ее граждан. «Образование – самый фундаментальный фактор успеха в будущем, – отметил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в своей статье «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания». В целом вся статья главы государства подразумевала необходимость повышение конкурентоспособности страны и граждан. И как один из инструментов этого – качественное образование», – сказал руководитель общественного фонда «Мир Евразии», политолог Эдуард Полетаев.

Он добавил, что в современных реалиях популярна установка на то, что учиться придется всю жизнь. Сетевые университеты, например, уже стали обыденным явлением. При этом повсеместно на постсоветском пространстве качество и эффективность образования – горячая тема для обсуждения. Эдуард Полетаев упомянул в качестве примера до сих пор не утихающие споры вокруг нового учебника по русскому языку для седьмого класса, который критикуют многие казахстанские родители.

Более того, не так давно в сенате прошли парламентские слушания, посвященные законодательному регулированию  системы среднего образования. Спикер сената Касым-Жомарт Токаев на этих слушаниях сказал, что необходимо сделать паузу в непрерывном процессе реформ в сфере образования для переосмысления достигнутых результатов. «В системе образования нельзя проводить необдуманные эксперименты», – подчеркнул Токаев.

«В советское время авторов учебников было мало, так как трудно их было тогда написать. Например, я пять лет конфликтологию преподавала, и после этого имела право издать учебное пособие, но никак не учебник. Сейчас же происходит так: какая-то структура выигрывает тендер, затем нанимает какого-нибудь заведующего кафедрой. Он один составляет учебник, а затем все шишки сыплются на него, – рассказала директор Центра ЮНЕСКО КазНУ имени аль-Фараби, доктор исторических наук Лайла Ахметова.– Учебник должен писать коллектив авторов. Невозможно одному знать все. Затем учебник анализируют и рецензируют. Вот здесь проявляется бюрократия, фактор знакомств, а цензура отсутствует – никто не хочет сильно критиковать своих коллег, да и мотивации нет».

 

Платное образование – путь к социальному расслоению общества

В ходе заседания учебник по русскому языку для семиклассников защитил профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев, назвав его «лучшим учебником по русскому языку, который когда-либо видел в школе». А Мадина Нургалиева, руководитель алматинского представительства Казахстанского института при (КИСИ) при президенте РК, похвалила учебник по литературе: «Если можно влюбиться в учебник, то это учебник по русской литературе за седьмой класс. Министерство образования постоянно вынуждено отбиваться от нападок. А на самом деле, есть и  рациональные зерна в его деятельности, они не успевают распылять позитив, отбивая стрелы нападок».

При этом она отметила несколько проблем отечественного образования. Первое – это наличие сразу нескольких документов, определяющих развитие и реформирование образовательной сферы. «Например, у нас есть Госпрограмма развития образования и науки РК на 2016-2019 годы и еще план мероприятий по реализации госпрограммы, есть стратегический план МОН РК на 2017-2021 годы  и Дорожная карта развития трехъязычного образования на 2015-2020 годы. Отдельно представлены различные подпрограммы. И каждая новая инициатива порождает еще большую путаницу. В головах самих управленцев формируется некая расфоркусировка того, что нужно сделать», – считает Мадина Нургалиева.

Есть вопросы и к финансированию образования и науки. Руководитель алматинского представительства КИСИ отметила, что с 2016 года затраты на образование в связи с реализацией госпрограммы  растут. В прошлом году расходы на образование составили 1,6 трлн. тенге, или 18% от всего государственного бюджета. При этом сфера образования стоит на втором месте в рейтинге расходов после социальной помощи и соцобеспечения (21%), на третьем месте – здравоохранение (11%), на четвертом – транспорт (8%). Но из Нацфонда, как пояснила Нургалиева, финансируются масштабные проекты, например, строительство школ. На 80% образование поддерживается за счет средств местных бюджетов, естественно, объемы расходов зависят от возможностей разных регионов. «Отсюда мы имеем разные показатели. У нас очень большой дисбаланс в уровне образования городской и сельской молодежи, причем на всех ступенях», – констатировала Нургалиева.

Отдельным пунктом стоят расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки. В рейтинге расходов на научные исследования и  разработки из 72 стран Казахстан, по данным за 2015 год, находится на 61 месте. «Расходы исчисляются исходя из расходов по отношению к ВВП, – напомнила Мадина Нургалиева. – Так вот в Казахстане только 0,2% ВВП тратится на НИОКР. Для сравнения, в России — 1,1% (27 место), в Беларуси — 0,5% (44 место). Ниже нас только Кыргызстан  — на 66 месте (0,1 %). В Китае, например, с 2012 года фиксируется приличный рост, он на 14-м месте с 2,1% ВВП. Страна вкладывает примерно 369 млрд. долларов ежегодно в данный сектор».

Еще одним вызовом представитель КИСИ считает тот факт, что платное образование сегодня стало нормой не только в сфере высшего образования, существуют частные детские сады и школы. «Ценовая политика здесь разная. Есть совсем элитные школы и детские сады, есть попроще, а есть частные квартиры. Это в будущем может стать большой проблемой, когда образование станет одним из факторов социального неравенства», – отметила Мадина Нургалиева.

 

Педагог не должен быть палочкой-выручалочкой для акиматов

«Проблематика начинается с того, что зарплата учителя на 40% ниже, чем средняя в стране,– считает политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын. — Складывается общий тренд на ухудшение системы образования, и Казахстан в этом плане не одинок». Он привел мнение российского историка Андрея Фурсова, который «устал спасать детей, ушибленных ЕГЭ», а также утверждает, что трудно подготовить большое количество сильных абитуриентов из-за низкой квалификации учителей.

«Вся аргументация, почему у нас плохо работают школы, сводится к тому, что у учителей маленькая зарплата. Но маленькая зарплата и качество работы между собой абсолютно никак не связаны,– возразил Рустам Бурнашев. – С моей точки зрения, проблемы в образовании связаны с тем, что за последние годы вся система и люди, которые в ней работают, успешно растеряли символический капитал, который был накоплен учителями и преподавателями вплоть до распада СССР. Сейчас работа учителя не фиксируется через престижность, признание, внимание, получение каких-то бонусов, которые составляют символический капитал. Сколько бы ни повышали зарплату учителям, они лучше работать не будут. Нужно формирование образа учителя с большой буквы».

Как этого добиться, рассказывает опыт Китая, заметил Эдуард Полетаев. В КНР серьезно задумались о качестве учащихся, когда поставили цель адаптации населения к рыночным условиям. Чтобы заинтересовать педагогов, в 1993 году был принят специальный закон об учителе. «В нем указывалось,  что важно уделять особое внимание учителям, предоставлять им больше возможностей, улучшать служебные и бытовые условия», – пояснил политолог.

Кроме того, в 1995 году китайцы запустили проект «100 вузов навстречу XXI веку». Эти 100 вузов, получая дотации от государства, должны были стать одними из лучших в мире. В 2006 году изменили закон об обязательном образовании, руководствуясь концепцией «человек – корень всего». Таким образом, в Китае решили превратить свой недостаток – перенаселенность – в достоинство. «Мы видим, что Китай вышел на мировой рынок образовательных услуг, в этой стране учится много студентов из Казахстана и России. Китай после США и Великобритании занимает третье место в мире по числу обучающихся в стране студентов-иностранцев. Этот опыт можно использовать и на постсоветском пространстве», – резюмировал Эдуард Полетаев.

Но еще до создания концепций и отдельных законов некоторые вопросы реально решить точечно и только усилиями профильного министерства, считает руководитель алматинского офиса Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК Аскар Нурша:

«Раньше учителя жаловались на избыточную отчетность. Министерство сократило отчетность по своей линии и ввело электронный документооборот. Оказалось, что много отчетов учителям приходится делать по линии акиматов, которые во взаимодействии со школами не перешли на электронную отчетность. Проблема еще и в том, что учителя низведены до статуса бюджетников. Мне кажется, что в Казахстане наряду с госслужбой необходимо создание гражданской службы. Учителя школ – люди «служивые», то есть состоят на службе общества и государства. Необходимо создать некую систему, учитывающую службу за выслугу лет, за уровень, за опыт, достижения по категориям их работы как гражданской службы. Педагог должен быть освобожден от посторонних функций палочки-выручалочки для акиматов. Они и на выборах задействованы, и полиции помогают, преподаватели вузов дежурят в общежитиях. Если акиматам так нужно, чтобы какие-то функции выполняла школа, давайте создадим системную занятость, введем в школе специальные должности, представители которых отдельно от учебного процесса будут выполнять соответствующие обязанности», – предложил Аскар Нурша.

Аманжол Смагулов

Источник: Пресс клуб «Содружество»/a>

Эксперты: вузы ориентируются на студентов, а не на рынок труда

На всем постсоветском пространстве сфера образования — одна из самых критикуемых. О том, как улучшить человеческий капитал и выиграть борьбу за абитуриента, дискутировали казахстанские эксперты преподаватели вузов, политологи, социологи и журналисты.

 

За системой образования закрепился негативный информационный фон, отметила в ходе заседания экспертного клуба «Мир Евразии» руководитель представительства Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при президенте РК в Алматы Мадина Нургалиева. Качество и эффективность образования — актуальная тема общественных дискуссий на всем постсоветском пространстве, зачастую связано это с беспрестанными реформами в этой сфере, сказал политолог Эдуард Полетаев. Участники дискуссии, состоявшейся в Алматы, рассуждали на тему «Просвещенные люди Евразии. Модернизация образования: традиции и тенденции развития, факторы качества и эффективности». Проблемы есть на всех уровнях образования, говорили эксперты, но недостатки в системе высшего образования приводят к негативным последствиям в других жизненно важных сферах.

 

Борьба за абитуриента

«Российское образование давно стало заметным фактором миграции из Казахстана. Оно привлекает уровнем своей доступности, качества и дальнейшими перспективами. Многие молодые люди, особенно из приграничных областей, после учебы остаются в России, обустраиваются, а потом к ним подтягиваются их родители и другие родственники», – рассказал директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев.

Политолог привел данные казахстанского посольства в России, согласно которым в 2016 году количество казахстанских студентов в вузах РФ превысило 70 тыс. человек. Он напомнил, что поступлению выпускников казахстанских школ в российские вузы способствует, в том числе, система квот Россотрудничества. «Хотя власти приграничных областей Казахстана время от времени выражают озабоченность по такому оттоку молодежи, чего-либо существенного взамен они предложить пока не могут», – констатировал Чеботарев.

Главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин сравнил цены в вузах Казахстана и России: «Понятно, что сравнивать КазНУ и, допустим, МГИМО – это не совсем правильно. Если человек едет учиться в Москву, ему придется потратить много денег, чтобы жить в российской столице. Но если житель казахстанской провинции, скажем, Павлодара или Усть-Каменогорска, выбирает между, например, Евразийским национальным университетом и Новосибирским государственным университетом, то набор его затрат примерно идентичен. Востребованная специальность: информационно-вычислительные технологии. По данным на текущий год, за семестр в НГУ год обучения стоит 1970 долларов, в ЕНУ – 2110 долларов. Еще одна востребованная специальность – востоковедение: в НГУ – 2005 долларов, в ЕНУ – 2083 доллара. Цены, как мы видим, сопоставимые. Казахстанские вузы не могут предложить образование дешевле, притом, что бренды и качество услуг в России в среднем выше, чем у нас. По недавнему рейтингу региональных вузов, представленному QS, НГУ занимает второе место после МГУ на постсоветском пространстве, а у ЕНУ – 24-е место».

По данным Высшей школы экономики, в 2016 году рынок образовательных услуг в России составлял 30 млрд. долларов, в Казахстане в 2014 году оценивался в 350 млн долларов, сказал Сергей Домнин, уточнив, что речь идет, прежде всего, о высшем образовании, «потому что школьное и дошкольное образование – это не вполне рыночные сегменты». Российский рынок получается в сто раз больше, а, значит, априори там больше продавцов, длиннее линейка услуг и цен, добавил главред делового журнала.

По словам Сергея Домнина, в этих 350 млн долларов казахстанского рынка образования превалирует госзаказ, который формируется не работодателем, а спросом абитуриентов. Проще говоря, они выбирают те специальности, которые, по их мнению, смогут обеспечить им достойное будущее, однако их желания далеко не всегда соответствуют реалиям рынка труда.

«Возможно, уже надо перейти к теме приватизации вузов и постепенном отказе от госзаказа, потому что своей задачи он не выполняет. Нужны более гибкие инструменты и более адекватные времени институты», – считает Домнин. В частности, одним из факторов, который выталкивает абитуриентов на российский образовательный рынок, многие эксперты называют ЕНТ. «Логично его применять для распределения грантов, но если у человека есть деньги на учебу в вузе, то нелогично его ограничивать. Даже если человек не хочет и не будет учиться, а готов платить, то пусть уже он эти деньги оставит в стране», – резюмировал редактор.

 

Нужна ли автономия?

Старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Даурен Абен в свою очередь отметил, что несколько министров образования обещали сократить количество вузов: «Действительно, надо ли нам в Казахстане больше 120 вузов? Ведь некоторые из них, в основном, частные, являются лишь цехами по штамповке дипломов, с крайне низким качеством предоставляемых образовательных услуг. Однако воз и ныне там. Видимо, весьма сильное лобби у владельцев такого рода вузов. С другой стороны, возможно, государству выгодно их такое количество. В условиях отсутствия рабочих мест молодежь занята, задействована, по крайней мере, на 4-5 лет. Но в будущем-то они останутся без работы, пополнят ряды самозанятых, либо с дипломами юристов и экономистов пойдут работать мойщиками машин и охранниками».

По мнению эксперта, для полноценного развития высшего образования вузам нужно дать автономию. «Помимо академической свободы, это и управленческая, и финансовая автономия, и автономия в подборе персонала, – пояснил Даурен Абен. – И начинать надо с правового статуса вузов. Те же госвузы, в основном, являются РГП на ПХВ. Это существенно ограничивает их возможности. Когда мы говорим, что вуз должен в себе сочетать и научно-исследовательскую, и образовательную, и предпринимательскую деятельность, мы должны понимать, что в соответствии с действующим законодательством, ограничивающим их автономию, они не в состоянии полноценно развиваться и эволюционировать. Процентов на 80 они зависят от госзаказов и грантов. Поэтому вузы между собой конкурируют, открывают востребованные студентами, но не рынком специальности. В каком-нибудь провинциальном вузе могут готовить, к примеру, специалистов по международным отношениям. Но нужны ли они нашему рынку труда?».

Министерство образования и науки Казахстана дает карт-бланш вузам вне зависимости от формы их организации в отношении написания образовательных программ, заявила профессор кафедры международных отношений и мировой экономики факультета международных отношений КазНУ имени аль-Фараби, директор Центра Евразийских исследований Галия Мовкебаева.

«Каждый вуз может разрабатывать собственные образовательные программы. Мы ориентируемся на студентов, действуем по международным стандартам, где основополагающим принципом является студентоцентрированное обучение. То есть в центре стоит студент, он является заказчиком и потребителем этих знаний. Академическая свобода вуза есть, и она реализуется через механизм элективных курсов, практической подготовки выпускника и программ самообразования, предусматривающих возможность формирования индивидуальной траектории обучения студента», – отметила Галлия Мовкебаева.

Представитель КазНУ добавила, что новые возможности для студентов появились благодаря присоединению Казахстана к Болонскому процессу, которое подразумевает, в том числе приведение учебных планов образовательных программ в соответствие с европейскими стандартами и создание совместных образовательных программ с ведущими зарубежными вузами.

 

Поле для сотрудничества

Как считает Даурен Абен, есть и определенные перегибы и недоработки при внедрении в целом положительных практик. Тот же Болонский процесс предполагает внедрение корпоративного управления в вузах, но реальной власти у попечительских и наблюдательных советов нет, констатировал он. И с международным взаимодействием тоже не все гладко.

«Существует у нас проект по содействию 11-ти вузам в рамках программы Форсированного индустриально-инновационного развития. Нужное начинание, но тут вмешивается «любовь» наших чиновников к иностранным консультантам. Министерство нанимает компанию «Маккензи», которая составляет список вузов, с которыми должны сотрудничать выбранные вузы. Но тот же Массачусетский технологический университет не будет сотрудничать с Карагандинским государственным техническим университетом. Когда представители вуза приходят в министерство и говорят: господа, у нас есть список наших традиционных, скажем, российских, партнеров, мы с ними успешно сотрудничаем, выделите нам средства, то в ответ слышат: нет, вы должны придерживаться списка «Маккензи», – рассказал Даурен Абен.

По мнению участников заседания, более активное взаимодействие с евразийскими партнерами в сфере образования, в том числе высшего, могло бы принести свои плоды. В частности, как считает Андрей Чеботарев, для Казахстана было бы лучше, чтобы те, кто выбирает российскую систему образования, могли бы учиться, не покидая свою родину.

«В Казахстане действуют филиалы шести вузов России, включая МГУ имени М.В. Ломоносова. Однако про них практически ничего не слышно с точки зрения привлекательности для потенциальных абитуриентов, карьеры выпускников. Россия довольно слабо работает на нашем образовательном поле. Хотя увеличение численности филиалов российских вузов в Казахстане и уровня привлекательности их учебных программ вполне может стать фактором снижения молодежной миграции в РФ. Этот вопрос тоже можно изучить в рамках развития евразийской интеграции»,– полагает директор Центра актуальных исследований «Альтернатива».

Он напомнил, что евразийские государства не координируют образовательную политику, поскольку эта сфера не является предметом Договора о ЕАЭС и деятельности Евразийской экономической комиссии. «На мой взгляд, эту ситуацию следует изменить, поскольку сфера образования тесно связана с экономикой», – сказал Чеботарев.

Об одной из таких связующих нитей говорил руководитель фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев. Он напомнил, что на протяжении 2017 года в рамках ЕАЭС много говорили о необходимости цифровизации экономики стран-участников. Задача актуальная, поскольку цифровизация – новый этап развития и модернизации мировой промышленности и, следовательно, залог успешной конкуренции на мировом рынке, пояснил политолог. Вопрос в том, кто этим будет заниматься в евразийских государствах и есть ли необходимые специалисты в достаточном количестве и качестве.

По мнению политолога, в сфере образования евразийской пятерке есть над чем работать. «Инструменты для сотрудничества в сфере образования в основном работают в рамках двусторонних отношений. Существуют академические обмены между вузами. Несмотря на то, что уровень образования в странах ЕАЭС сильно разнится, они сумели договориться о взаимном признании дипломов. Это заслуга интеграционных процессов, облегчивших жизнь многим гражданам. Но если мы посмотрим на исключения, которые сделаны, то окажется, что норма не касается медиков, фармацевтов, юристов и педагогов. Им придется делать нострификацию дипломов», – привел пример Эдуард Полетаев.

Политолог также сообщил, что в ноябре в Челябинске состоится XIV Форум межрегионального сотрудничества России и Казахстана, где будут обсуждаться проблемы образования и человеческого капитала. «Впервые на данных мероприятиях акцентируется внимание на проблемах гуманитарного характера, что говорит о взаимосвязи развития экономики и уровня образовательных процессов»,– отметил Полетаев.

Сергей Михайличенко

 

Источник: Пресс клуб «Содружество»/a>