Monthly Archives: Январь 2018

Дружба на расстоянии: соцсети создают условия большей причастности к пульсу жизни

Алматы. 31 января. Центр информации. Социальные сети создают условия большей причастности к пульсу жизни.
Кто-то называет социальные сети глобальным помешательством современного человечества, при этом половина жителей Земли не представляют и дня без общения с друзьями в просторах интернета. В социальных сетях общаются люди разных полов, поколений, религиозных взглядов. «Жизнь» в соцсети, то есть временное замещение настоящего мира, превращается в самостоятельную реальность.
Разобраться, какова роль социальных сетей в жизни современных людей и в чем их феномен на евразийском пространстве решили казахстанские специалисты на заседании экспертного клуба «Мир Евразии», прошедшего в южной столице Казахстана под названием «От телеграмм до Telegram: жизнь в социальных сетях, как новая реальность Евразии».
Политолог Эдуард Полетаев высказал довольно неожиданную мысль о том, что в наших краях значение интернета и соцсетей больше, потому что в Северной Евразии плохой климат. «Когда холодно, люди не гуляют на улице, а чаще сидят за компьютером, при этом обсуждая в соцсетях в том числе погоду, — отметил он. — подобное явление есть в странах Скандинавии, Канаде. Не случайно в той же Беларуси придумали Viber, а в Эстонии Skype. Меньше шансов, что такие проекты возникли бы в каких-то курортных теплых странах», — отметил он.
При этом соцсети уже давно вошли в жизнь обывателей всех континентов. Согласно исследованию Social Media Around The World, опубликованному в апреле 2017 года, шесть из десяти человек в мире хотя бы один раз в день посещают ту или иную социальную сеть. По данным другого исследования, проведенного агентством We Are Social и менеджером соцсетей HootSuite, число пользователей социальных сетей превысило 3 млрд. человек (из 7,5 млрд. жителей Земли).
Политолог также отметил, что на евразийском пространстве в последнее время увеличилось внимание к тому, что происходит в социальных сетях. С одной стороны, они открывают новые возможности для взаимодействия людей, проживающих в разных местах, показывают успешные примеры самоорганизации, но, с другой стороны, могут быть использованы для проведения политики отчуждения стран и их жителей, настроенных на дружбу и сотрудничество, что производит новые риски и уязвимости. Особо опасны тенденции запуска экстремистских идей в социальные сети.
В конце минувшего года в Казахстане был принят закон об изменениях и дополнениях в некоторые законодательные акты по вопросам информации и коммуникаций, который предусматривает внесение 280 поправок. И хотя во время обсуждения законопроекта было решено, что социальные сети и блогеры не будут приравниваться к средствам массовой информации (тем более, что самые популярные социальные сети в стране являются зарубежными), без внимания они не останутся.
Теперь контент, публикуемый на территории Казахстана, будет контролироваться, и в случае, если он окажется противоправным, власти будут отправлять уведомления о необходимости его устранения. Кроме того, критики закона, запрещающего анонимные
Комментарии в казахстанском сегменте интернета, говорили о том, что в результате количество пользователей зарубежных соцсетей увеличится.
В ходе обсуждения президент Интернет ассоциации Казахстана Шавкат Сабиров рассказал, что в прошлом году правоохранительными органами страны были закуплены соответствующие системы мониторинга. В этом году объявлен тендер на два миллиарда тенге Министерством информации и коммуникаций по мониторингу в интернете. Но нелишне сказать о том, что ужесточение законодательства за противоправную деятельность в соцсетях — это мировой тренд. «Если мы сравним происходящее у нас с немецким законом, который вступил в действие с нынешнего года, то наши ограничения покажутся цветочками, потому что за оскорбление и разжигание социальной розни там предусмотрены серьезные наказания. Мы по сравнению с теми же немцами и французами выглядим «слабенькими», — заявил Сабиров.
«Неудивительно, что государство пытается привычными методами регулировать блогосферу и даже «прикормить» наиболее видных его представителей», — в свою очередь сказал старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Даурен Абен. — Тем более, соцсети играют все более возрастающую роль в генерации контента. Если провести непредвзятый мониторинг информационных поводов и новостных сюжетов, можно прийти к выводу, что вклад соцсетей неуклонно увеличивается. Традиционные СМИ и соцсети становятся взаимодополняемыми ресурсами».
Но высказывались также иные мнения. Как, например, по мнению независимого эксперта Аскара Нурша, что значение соцсетей преувеличено: «Они появились, потому что возникла такая техническая возможность. Отношение же на постсоветском пространстве к соцсетям сформировалось под влиянием цветных революций, арабской весны. В них видели мобилизационный потенциал для протестов. Но сейчас власти от этого отходят, они поняли, что лучше дружить с соцсетями, чем запрещать и ограничивать. В результате в соцсетях появилось много чиновников».
Это мнение разделяет Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива». «Участвуя в течение последних трех лет в разных социологических и мониторинговых исследованиях, и ознакомившись с их результатами, могу отметить, что социальные сети не входят даже в пятерку наиболее используемых в Казахстане источников информации, — сказал эксперт. — И это, несмотря на большой уровень их распространения и активность пользователей. К примеру, в регионах по-прежнему большую роль в процессе получения всевозможной информации играет телевидение». Что касается качественного содержания соцсетей, то сугубо негативную информацию, слухи и сплетни в них обсуждают гораздо активней, чем действительно важные события.
Что касается молодежи, рожденной в 1980-1990 гг. (так называемое поколение У), то боле 90% ее представителей состоят в социальных сетях. По словам Полины Абугалиевой из университета UIB, «интернет и соцсети для молодежи — это сейчас все. Те же новости молодежь узнает из Instagram, а там максимум 2000 символов, но обычно стараются написать не более 500 символов. И реальность молодежи формируется вот этими 500 символами». Когда же говорят про зрелость гражданского общества, сказала она, то лет через двадцать неизвестно, где будет нынешняя молодежь, которая в современные процессы недостаточно включена. «Все живут в разной реальности в интернете, — сказала Абугалиева, — в иных медийных коридорах. Молодежь не сидит в Facebook. Но надо бы ее включать во все эти дискуссии».
Но в любом случае, влияние и роль соцсетей на евразийском пространстве будут усиливаться. В этом едины во мнении почти все участвовавшие в дискуссии эксперты. «Соцсети создают условия большей причастности к пульсу жизни в той или иной стране, — подчеркнул Полетаев. — Проще простого стало подружиться с известным политиком или звездой. Как сказал Марк Цукерберг, «социальная сеть — это не альтернатива дружбе, это ее продолжение». Много споров идет о том, насколько феномен соцсетей расширил наше пространство для общения. Те пользователи, которые называются френдами, друзьями, на самом деле в большей степени являются net-френдами, знакомыми. Поскольку настоящая дружба требует большего участия и большего включения, вложения в общение. В то время, как зафиксировать в один клик дружбу — это пока новое явление. Кроме того, географический фактор пока не имеет столь значимой роли для дружбы в соцсетях, поскольку каждый может вбирать себе друзей по интересам, особенно при условии владения иностранными языками».
Искандер ИСАЕВ.

Источник: Центр информации IC24

Наше странное время попало в соцсети. В поисках выхода

Мы еще не совсем поняли — какая она, виртуальная реальность, и что она делает с нами и с нашими детьми.

Интернет и социальные сети — что это сегодня, какое место эти во многом непознанные сферы занимают в казахстанском обществе? И можно ли вообще представить современное общество без интернета, социальных сетей и информации, которую мы от них получаем?

Наше странное время попало в соцсети. В поисках выхода

Она уже есть — самостоятельная альтернативная реальность

В конце минувшей недели премьер-министр страны Бакытжан Сагинтаев провел совещание по вопросам реализации Послания президента Назарбаева народу Казахстана «Новые возможности развития в условиях четвертой промышленной революции».

В ходе него немало говорили и о цифровизации экономики, и о роли новых коммуникационных технологий в повышении уровня образованности и компетенции казахстанских специалистов и в целом молодого поколения. Потому что сегодня без интернета и, как оказалось, без соцсетей невозможен никакой общественный прогресс, особенно в сфере образования.

Знаменательно, что во время этого совещания многие министры не раз отмечали, что новые информационные технологии и даже социальные сети — это не только создание совершенно новой социальной среды, но и фактор реализации тех задач, которые поставлены перед страной главой государства.

Надо заметить, что и экспертное сообщество республики активно анализирует эти процессы. Причем в самых различных аспектах и воздействия современных коммуникационных технологий в первую очередь на молодежь. А так как интернет и его самое массовое порождение — социальные сети сегодня ассоциируются с молодежью в первую очередь, то эта тема не может оставаться вне анализа специалистов самого разного направления.

И вот на днях состоялась конференция экспертов фонда «Мир Евразии» как раз на актуальную тему «От телеграмм до Telegram: жизнь в социальных сетях как новая реальность Евразии». В ходе дискуссии отметили: если Казахстан стремится попасть в число современных стран, то важно осознать, что развитые страны мира стремительно входят в стадию информационно-коммуникативного общества. Готова ли и наша страна к этому?

Для новой информационно-коммуникативной стадии развития характерны увеличение численности необходимых специалистов и новых информационных продуктов. Все это должно удовлетворять стремительный рост потребностей людей и организаций, связанных с информацией и необходимостью мобильных коммуникаций.

Это важно также при организации дальнейшего сотрудничества, например, между странами Евразии, где должны использоваться преимущества информационных технологий для эффективного функционирования сетевых способов взаимодействия участников. Ведь традиционные СМИ уже уступают значительную часть аудитории социальным сетям.

При этом в ряде стран постсоветского пространства количество жителей, зарегистрированных в той или иной соцсети, по сравнению с общим числом граждан, является довольно высоким, как и количество времени, проведенное в интернете. «Жизнь» в соцсети, то есть временное замещение настоящего мира, уже превратилась в самостоятельную, альтернативную реальность.

Интернет приходит с Севера?

— Я убежден, что в наших краях значение интернета и соцсетей больше, потому что в Северной Евразии плохой климат. Когда холодно, люди не гуляют на улице, а чаще сидят за компьютером, при этом обсуждая в соцсетях в том числе погоду. Подобное явление есть в странах Скандинавии, Канаде. Неслучайно в той же Беларуси придумали Viber, а в Эстонии — Skype. Меньше шансов, что такие проекты возникли бы в каких-то курортных теплых странах. Таким, прямо сказать, неожиданным пассажем начал заседание экспертного совета руководитель фонда «Мир Евразии» политолог Эдуард Полетаев.

Он также отметил, что на евразийском пространстве в последнее время явно увеличилось внимание к тому, что происходит в социальных сетях. С одной стороны, они открывают новые возможности для взаимодействия людей, проживающих в разных местах, показывают успешные примеры самоорганизации, но с другой — могут быть использованы для проведения политики отчуждения стран и их жителей, настроенных на дружбу и сотрудничество, что производит новые риски и уязвимости. И особо опасны, конечно, тенденции проникновения экстремистских идей в социальные сети.

Как отметили на недавнем саммите ОДКБ в Минске, одним из ключевых направлений деятельности организации будут являться коллективные усилия в такой важной и актуальной сфере, как информационная безопасность. Взаимодействие стран-участников в этой области в последние годы заметно активизировалось. В свою очередь, накопленный опыт и стоящие новые задачи нашли отражение в подписанном «Соглашении о сотрудничестве государств — членов ОДКБ в области обеспечения информационной безопасности».

Подчеркнули, что сейчас значительная доля вербовок террористов и случаев распространения запрещенных материалов происходит именно посредством социальных сетей. Киберугроз становится все больше, поэтому документ предусматривает «проведение совместных мероприятий, в том числе практического характера, направленных на укрепление информационной безопасности и противодействие противоправной деятельности в информационном пространстве государств — членов ОДКБ».

То есть с распространением интернета и соцсетей возник феномен возвращения масс в социальную и общественно-политическую жизнь. Причем интернет-активисты в доступной для них форме участвуют в жизни не только собственной страны. Для многих сети заменили традиционные институты социализации, поэтому игнорировать их воздействие на современную жизнь уже нельзя.

Не могут это игнорировать и госструктуры. В конце 2017 года в Казахстане приняли специальный закон, предусматривающий внесение 280 поправок в уже действующее законодательство, регулирующее коммуникационную сферу.

Любопытно, что во время обсуждения этого законопроекта решили, что социальные сети и блогеры не будут приравниваться к средствам массовой информации (тем более что самые популярные социальные сети в стране являются зарубежными), но без внимания госорганов они не останутся, и теперь контент, публикуемый на территории Казахстана, будет контролироваться, и в случае, если он окажется противоправным, власти отправят уведомления о необходимости его устранения.

Смартфон как двигатель соцсети

То есть наблюдается такой процесс — за ростом информационных технологий следует и ужесточение законодательства разных стран, пытающихся если не контролировать, то регулировать коммуникационную сферу. Ведь все чаще жителей стран Евразии осуждают за возбуждение ненависти либо вражды в соцсетях, распространение запрещенной информации.

В 2017 году в интернете и вовсе появилились памятки о том, как не сесть за репост.

В Казахстане также в прошлом году стал набирать популярность мессенджер Telegram, в котором начали открывать каналы популярные блогеры из Facebook, Instagram и YouTube. Между тем основатель этого мессенджера Павел Дуров заявил о планах выпустить криптовалюту и привлечь деньги инвесторов. Если у Telegram удастся запустить и популяризировать кошельки для пользователей, то это позволит мессенджеру частично конкурировать с розничными банками и традиционными системами денежных переводов.

Однако нелишне напомнить и о том, что социальные сети в первую очередь создавались для того, чтобы «всего лишь» найти старых знакомых, бывших одноклассников и однокурсников, но со временем все изменилось. Сначала появились развлечения, вызвавшие рост аудитории. Затем наступила эпоха смартфонов. И до сих пор непонятно: это соцсети стимулировали людей покупать смартфоны или возможности последних побудили людей быть более активными в соцсетях?

Затем социальные сети оказались политизированы в связи с так называемыми событиями арабской весны. Вскоре соцсети начали восприниматься как один из инструментов продвижения компании или продукта, в качестве эффективного канала рекламы. В странах ЕАЭС уже много примеров того, как евразийские бренды наладили коммуникации с потребителями. Ведь торговля в соцсетях удобна пользователям, достаточно сделать один клик и написать продавцу.

В итоге соцсети обрели поклонников в лице тех публичных людей, деятельность которых состоит в привлечении внимания, чем они не замедлили воспользоваться. Так, коммуникации в соцсетях стали представлять собой инструмент влияния на общественное мнение.

«Дружба» одним кликом

Между тем сами по себе возможности социальных сетей не являются ни опасными, ни безопасными. Соцсети предоставляют нам много хорошего. Риски возникают в связи с тем, как используются эти возможности. Сегодня у людей не так много свободного времени, и, чтобы социальная сеть в определенный момент могла быть полезна, ее функционал напитывается новыми дополнительными функциями.

Сервисы, которые раньше существовали отдельно, теперь входят внутрь соцсетей. Следовательно они все сильнее изменяют наше повседневное поведение.

Ну и, конечно же, соцсети создают условия большей причастности к пульсу жизни в той или иной стране. Проще простого стало подружиться с известным политиком или звездой. Как сказал Марк Цукерберг: «Социальная сеть — это не альтернатива дружбе, это ее продолжение».

Много споров идет о том, насколько феномен соцсетей расширил наше пространство для общения. Известно, что социальные сети — это доминирование слабых связей над сильными. Те пользователи, которые называются френдами, друзьями, на самом деле в большей степени net-френды, знакомые. Поскольку настоящая дружба требует большего участия и большего включения, вложения в общение. В то время как зафиксировать в один клик дружбу — это пока новое явление. Кроме того, географический фактор пока не имеет столь значимой роли для дружбы в соцсетях, поскольку каждый может выбирать себе друзей по интересам, особенно при условии владения иностранными языками.

Таким образом, социальные сети — это большой, постоянно действующий и обновляющийся учебник современной информационной жизни.

Как известно, для достижения аудитории в 50 миллионов человек радио понадобилось 38 лет, телевидению — 13, интернету — четыре года. Социальная сеть Fасеbоок получила 100-миллионного пользователя менее чем за девять месяцев. Более 90 процентов молодых людей, рожденных в 1970-1990 годы (так называемое поколение «У») состоят в социальных сетях.

А согласно исследованию Social Media Around The World, опубликованному в 2017 году, шесть из десяти человек хотя бы один раз в день посещают ту или иную социальную сеть. По данным другого исследования, проведенного агентством We Are Social и менеджером соцсетей HootSuite, число пользователей социальных сетей превысило три миллиарда человек (из 7,5 миллиарда жителей Земли).

На вопрос — что нам теперь со всем этим делать? — нет ответа ни у кого, в том числе и у экспертов. Потому что это уже, повторимся, реальность, и игнорировать ее или тем более бороться с ее проявлениями — дело неблагодарное. С этим придется жить.

Источник: «МК в Казахстане»

Жизнь в социальных сетях — казахстанские эксперты обсудили новую реальность

Ужесточение законодательства за противоправную деятельность в соцсетях — это мировой тренд.

«От телеграмм до Telegram: жизнь в социальных сетях, как новая реальность Евразии» — на такую тему в Алматы прошло очередное заседание экспертного клуба «Мир Евразии». Казахстанские эксперты попытались ответить, что сегодня представляют собой соцсети и какое место они занимают в нашей жизни, передает Total.kz.

«Cоцсети уже давно вошли в жизнь обывателя. Согласно исследованию Social Media Around The World, опубликованному в апреле 2017 года, шесть из десяти человек хотя бы один раз в день посещают ту или иную социальную сеть. По данным другого исследования, проведенного агентством We Are Social и менеджером соцсетей Hoot Suite, число пользователей социальных сетей превысило 3 млрд.человек (из 7,5 млрд жителей Земли)», — привел любопытные факты политолог Эдуард Полетаев.

«Мы живем в эпоху, когда люди существуют в разных «коридорах реальности». И эти реальности не соприкасаются. Люди смотрят разные телеканалы, разные новости, а соцсети эти миры объединяют. Появился какой-то принцип в организации мероприятий — если нет картинки, если нет информации о мероприятии в соцсетях, значит, события не было. Однако я думаю, что значение соцсетей преувеличено», — считает Аскар Нурша, независимый эксперт.

Отношение на постсоветском пространстве к соцсетям, по мнению эксперта, сформировалось под влиянием цветных революций, арабской весны. В них видели мобилизационный потенциал для протестов.

«А сейчас власти от этого отходят, они поняли, что лучше дружить с соцсетями, чем запрещать и ограничивать их», — говорит Нурша.

«Если брать политический аспект, то социальные сети в свое время сильно обсуждались на фоне арабской весны и украинского евромайдана. Причем чуть ли не в качестве одного из движущих соответствующие процессы и события факторов», — продолжил разговор Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива».

Политолог уверен, что в Казахстане преувеличивают значимость и влияние соцсетей в политической жизни страны.

«Они всего лишь инструмент. Поэтому сегодня в Казахстане социальные сети в политическом плане используют главным образом для какой-нибудь пропаганды среди сравнительно узкой аудитории, а также для критики потенциальных оппонентов. Причем в «оппоненты» здесь можно легко попасть, даже среди незнакомых людей, затронув, к примеру, в своих постах темы языка, религии или миграции», — подчеркнул Андрей Чеботарев.

Несмотря на всю видимую популярность социальных сетей, согласно статистике, в стране они даже не входят в тройку или пятерку основных источников информации для населения.

«К примеру, в регионах по-прежнему большую роль в процессе получения всевозможной информации играет телевидение. Если же посмотреть на качественное содержание социальных сетей, то различную информацию скандального и криминального характера здесь обсуждают гораздо активнее, чем какие-либо политические события», — говорит Чеботарев.

Мнения экспертов по поводу степени влияния соцсетей на современных людей разделились, причем, основываются эти мнения на разных источниках и исследованиях.

«Говорят, что интернет оказывает влияние на жизнь людей, это верно лишь отчасти. Здесь нелишне уточнить — без доверия не может быть влияния. Но, с другой стороны, надо признать, что соцсети стали образом жизни современного человека. И по этой причине все же оказывают влияние на него. Другое дело, какое оно», — заявил Замир Каражанов, политолог, главный редактор Информационно-аналитического центра Caspian Bridge.

По мнению Каражанова, обращает на себя внимание, что это влияние «ломает» даже журналистские стандарты. Причем речь идет не только о блогерах (как назвал их Каражанов — неформальных журналистах или тех, кто пытается подменить их), но и СМИ, которые ушли в интернет-пространство. Если в бумажном формате большинство из них соблюдало неписанные этические правила и принципы, то в глобальной сети они часто уподобляются своей аудитории. А аудитория эта оставляет желать лучшего.

С формированием виртуальной реальности возник феномен возвращения масс в социальную и общественно-политическую жизнь. Это факт, игнорировать который не возьмется сегодня никто, даже сомневающиеся в высокой оценке роли социальных сетей и интернета в целом. Причем, и это тоже феномен, — интернет-активисты в доступной для них форме участвуют в жизни не только собственной страны. Для многих сети заменили традиционные институты социализации, поэтому игнорировать их воздействие на современную жизнь уже нельзя.

Как следствие, за ростом информационных технологий последовало и ужесточение законодательства в разных странах за их использование. Все чаще жители стран Евразии осуждаются за возбуждение ненависти либо вражды в соцсетях, за распространение запрещенной информации. В 2017 году в Интернете распространялись памятки на тему: как не сесть за репост.

Но страны Евразии в этом отношении далеко не самые «передовые». Например, как сказал в ходе дискуссии Шавкат Сабиров, президент «Интернет ассоциации Казахстана», ужесточение законодательства за противоправную деятельность в соцсетях — это мировой тренд.

«Если же мы сравним наши законы с соответствующим немецким законом, который вступил в действие с нынешнего года, то наши ограничения покажутся цветочками, потому что за оскорбление и разжигание социальной розни там предусмотрены серьезные наказания. Так что, мы, по сравнению с теми же немцами и французами, выглядим «слабенькими», — подчеркнул он.

Подводя итоги дискуссии, Владимир Павленко, PR-консультант из Казахстанской коммуникативной ассоциации, обратил внимание экспертов на следующее обстоятельство: «По итогам третьего квартала 2017 года Интернет, и в значительной степени соцсети, впервые привлекли больше бюджетов рекламодателей, чем телевидение. Это прошло достаточно тихо. Специалисты и эксперты пока не осмыслили в полной мере, видимо, сам факт и его последствия, поэтому аккуратны в комментариях. Но, к примеру, в России они уже заявляют, что это историческое событие и некий «водораздел» не только и не столько даже для рекламного рынка, сколько для всей индустрии коммуникаций в целом».

Артур Смолин

Источник: Total.kz

Казахстанский Facebook: в чем секрет успеха?

Социальные сети – это уникальное явление всемирной паутины, о котором, еще лет десять тому назад в нашей стране мало кто знал. Об этом говорили в ходе заседания
Социальные сети – это уникальное явление всемирной паутины, о котором, еще лет десять тому назад в нашей стране мало кто знал. Об этом говорили в ходе заседания экспертного клуба «Мир Евразии» в Алматы известные казахстанские специалисты. Все они сошлись в мнении о том, что в настоящее время популярность некоторых социальных сетей бьет все мыслимые рекорды — причиной этому феномену стала повышенная потребность в общении самых разных людей. «Сегодня социальные сети — это большой, постоянно действующий и обновляющийся учебник современной информационной жизни, — заявил политолог Эдуард Полетаев. — Как известно, для достижения аудитории в 50 млн человек радио понадобилось 38 лет, телевидению — 13 лет, интернету — 4 года.
Социальная сеть Fасеbоок получила 100-миллионного пользователя менее чем за 9 месяцев. Более 90 процентов молодых людей, рожденных в 1970-1990 годы (так называемое поколение «У») состоят в социальных сетях». В то же время нельзя отрицать, что соцсети стали играть существенную роль и в привлечении внимания властей к определенным проблемным ситуациям, преимущественно социально-экономического, криминального или экологического плана. Как считает Даурен Абен, старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института, «если говорить о степени влиятельности той или иной соцсети, то я бы не стал подходить к ее оценке лишь с точки зрения количественных показателей – числа пользователей, просмотров, репостов, лайков и т.д. Важно учитывать и качественные критерии». А наиболее продвинутая аудитория в плане образованности и политической активности, по его мнению, именно у Facebook, «что, наверное, неудивительно, поскольку более образованные люди более активны и в политическом отношении, а Facebook предлагает привлекательную и удобную платформу, как для общения, так и выражения своих взглядов». То есть в стране, где, по мнению эксперта, большинство населения декларирует свою аполитичность, тот же Facebook выполняет полезную для властей и необходимую для стабильности страны функцию паро- и громоотвода, предоставляя политически наиболее активным гражданам возможность выражать свое недовольство, не выходя на улицы. «Но это палка о двух концах, — говорит Абен, — острые, бескомпромиссные дискуссии в соцсетях создают у людей иллюзию участия в политическом процессе и влияния на государственную политику, формируя, таким образом, своеобразный эрзац гражданского общества. Я уж не говорю о том, что соцсети все чаще используются для манипулирования общественным мнением». При этом, несмотря на то, что во всем мире Facebook является самой популярной соцсетью, по словам Шавката Сабирова, президента «Интернет ассоциации Казахстана», «отечественные пользователи, которые присутствуют в Facebook – это менее 5% всей аудитории. Переход на ссылки c Facebook на новости – 8%, не больше, очень редко доходит до 20%. Наша аудитория сидит в Instagram и во ВКонтакте». «Кроме того, политика соцсетей сегодня изменилась, — отмечает эксперт, — раньше если они боролись за своего пользователя и защищали свободу слова, то сейчас вынуждены признать, что первыми «сдают» нарушителей с потрохами в соответствующие органы. Они сами будут принимать решение, что является правдой, что фактом, что можно писать, за кем следить и т.д. Мир ломается быстрее, чем мы себе это представляем».
Да, мир ломается, вернее, ломаются представления о том, в чем его реальность, если все больше люди предпочитают из нее «перемещаться» в виртуальное пространство, где они могут играть совсем другую, порой, куда более значимую роль, чем, например, в своей профессиональной среде или среди своих сверстников. «Дискуссия показывает, что мы еще недостаточно знаем про Интернет и социальные сети, много есть путаницы, — подчеркнул Замир Каражанов, политолог, главный редактор Информационно-аналитического центра Caspian Bridge, — говорится, например, о том, что социальные сети разделяют казахстанцев. Одна их часть сидит в Facebook, другая во ВКонтакте. Но было ли разделение? Ведь социальные сети не стали фактором самоидентификации людей. Мы говорим, что являемся казахстанцами, но не «фейсбукерами». Мы не отождествляем себя с социальными сетями, так как они для нас только средство общения». По мнению Каражанова, интернет в целом и соцсети в частности по-прежнему трудно оценивать как СМИ. Да, они привели к сокращению зрительской аудитории телевидения, но по уровню доверия никак пока не могут конкурировать с традиционными СМИ. Хотя, несмотря на это, сегодня мы видим в глобальной сети телеканалы, радио и газеты. Но следует признать, что доверяют сегодня не всему интернету, как категории, а отдельным сайтам или блогам. Любопытно в этой связи мнение другого эксперта, политолога Андрея Чеботарева, директора Центра актуальных исследований «Альтернатива». «Участвуя в течение последних трех лет в разных социологических и мониторинговых исследованиях, и ознакомившись с их результатами, могу отметить, что социальные сети не входят даже в пятерку наиболее используемых в Казахстане источников информации. И это, несмотря на большой уровень их распространения и активность пользователей. К примеру, в регионах по-прежнему большую роль в процессе получения всевозможной информации играет телевидение. Если же посмотреть на качественное содержание социальных сетей, то различную информацию скандального и криминального характера здесь обсуждают гораздо активнее, чем какие-либо политические события», — рассказал он. Тем не менее, Бекнур Кисиков, публицист, писатель, президент Евразийской ассоциации франчайзинга, придерживается своего, особого мнения на вопросы оценки уровня влияния соцсетей. «Да, где-то Facebook — это попса, легкий текст про то «где был, что делал», — говорит он. — Но, тем не менее, через Facebook проходит много нужной информации, и нередко задается актуальный дискурс. Я согласен с тем, что это делается часто настолько неумело и топорно, что влиять на аудиторию практически не получается. Тем не менее, налицо по-прежнему такой феномен: думающая, более авторитетная, солидная публика присутствует сегодня именно в Facebook».

Алия АХМЕТОВА

Источник: АиФ

Российские и казахстанские эксперты обсудили ежегодное послание Нурсултана Назарбаева народу Казахстана

Как воспринимаются в Казахстане послания Лидера нации? Какое место занимает Казахстан в системе международных транспортных коридоров? Какую роль сыграет обращение Президента в международном сотрудничестве стран Центральной Азии и Каспийского региона?
Эти и другие вопросы обсудили на заседании Международного круглого стола «Послание Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева от 10 января 2018 г. в контексте новых возможностей Прикаспийского сотрудничества» (двенадцатое заседание Каспийского экспертного клуба) 23 января 2018 г., в г. Актау (Республика Казахстан). Организаторами мероприятия стали: Центр международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия», Областная общественно-политическая газета «Огни Мангистау», Информационное агентство «INFOPOLE», Региональная служба коммуникаций Мангистауской области Республики Казахстан. Модераторами экспертного заседания выступили руководитель Центра «Каспий-Евразия» Андрей Сызранов (г. Астрахань, Российская Федерация) и Наталья Бутырина, главный редактор областной общественно-политической газеты «Огни Мангистау» (г. Актау, Республика Казахстан).
Открывая работу Круглого стола, Андрей Сызранов обозначил основные цели предстоящего обсуждения: «В Казахстане ежегодное Послание Главы государства — это одно из центральных политических событий года. Вокруг него формируется вся политическая повестка страны. Трендом и основным посылом Послания от 10 января 2018 г. является всеобщая технологизация, затрагивающая все сферы развития казахстанского государства от экономической до социально-политической. Послание Н.А. Назарбаева вот уже который год играет очень важное значение для Казахстана и для его соседей. Надеемся, что и в этом году обращение к казахстанскому народу даст новый импульс для государственного и общественного развития. В рамках нашего мероприятия предлагаю проанализировать его с точки зрения отношений России и Казахстана и прикаспийского сотрудничества в целом».
Далее выступил Главный редактор телеканала «Астрахань 24» Александр Васильев: «Любое послание лидера государства — это инструмент выстраивания институтов. Это задание некоей системы ценностей, ориентиров. Это механизм институционального строительства, ориентированного на человека, развитие общества, удовлетворение потребностей человека. Главной идеей Послания-2018 является интеграция Казахстана в мир, включение Казахстана в мировую экономику, мировую культуру при сохранении национальной идентичности. Мир многополярен, и Казахстан очень четко находит свое место в этом мире. Обращение Президента РК, конечно, адресовано не только во внутрь, но и на внешние аудитории. Это анонсирование, что «мы готовы».
Документ четко ориентирует на сохранение национальной идентификации и внутреннее развитие в опоре на новые и традиционные ресурсы. Основу государственного развития Н.А. Назарбаев видит в создании новых знаний. Вот это все очень четко выражено в послании Президента РК».
В дискуссии активно поучаствовал председатель общественного объединения «Народное согласие» Юсуп Шахшаев, который отметил: «Все послания мы внимательно рассматриваем, читаем, обсуждаем, поддерживаем. Каждое новое обращение Президента к народу является логическим продолжение предыдущих посланий. В этом году, помимо цифровизации экономики, модернизации общества, очень много внимания уделяется аграрному сектору, модернизации транспортно-логистической системы и развитию приграничного сотрудничества. Человеческий фактор в своем обращении Н.А. Назарбаев поставил во главу угла. Ведь спокойствие в стране, единство нации — основа государственного развития. Добавлю, что любое послание Президента выполнимо. Это стимул и работать лучше, и жить лучше, это вектор процветания нашего государства».
Заведующий сектором межрегионального сотрудничества отдела стран СНГ и регионов России министерства международных и внешнеэкономических связей Астраханской области Нурбек Шаймаков обозначил основные направления взаимодействия между Астраханским регионом и Республикой Казахстан, в том числе в рамках культурных и бизнес-проектов: Каспийский технологический форум, Каспийский медиафорум, бизнес-форум. «Мы делимся опытом друг с другом. Так, на территории Астраханской области реализуется проект альтернативной солнечной энергии, применяются уникальные технологии капельного орошения, интерес может представлять разведение, рыбодобыча и рыбопереработка… Мы активно сотрудничаем со всеми странами Прикаспия. Наш губернатор А.А. Жилкин ежегодно встречается Президентами Азербайджана, Туркменистана. Но с Казахстаном, и особенно с Мангистауской областью, у нас больше, чем дружественные — у нас родственные связи. Мы придерживаемся политики наших стран, делаем все для стабильности наших отношений».
Также интересен был взгляд представителей казахстанских масс-медиа на обращение Лидера нации и его роль в государственном развитии и межрегиональном сотрудничестве. Одним из докладчиков выступил Нариман Саттаров, эксперт Информационно-аналитического центра «Caspian bridge»: «В Послании-2018 Президент Казахстана обозначил 10 приоритетов, в том числе: глобальная цифровизация, эффективное государственное управление, индустриализация. Одним из приоритетных направлений Н.А. Назарбаев называет также повышение эффективности транспортно-логистической системы и внедрение интеллектуальной транспортной системы. Большую роль в обеспечении этих процессов играет финансирование собственных магистральных дорог и сообщений, так как через Казахстан проходит несколько трансконтинентальных коридоров. В настоящее время перед государством стоит задача увеличить прибыль посредством развития данной области. Президент также говорит о перезагрузке финансового сектора, оздоровлении банковского сектора, что позволит Казахстану приблизится к стандартам развитых государств».
В завершении экспертной встречи участники пришли к выводу, что послание Главы государства Республики Казахстан — это системный план мер, который позволит в условиях неустойчивой экономической конъюнктуры обеспечить качество жизни и рост социального благополучия. Одной из целей посланий Н.А. Назарбаева является повышение общегражданской квалификации. Люди должны быть не просто информированы, они должны понимать, куда идет государство, оценивать осознанно государственные инициативы. И поэтому экспертное сообщество должно изучать, анализировать такие документы.
Сегодня Казахстан находится на пороге перемен, качественно нового прорыва в экономическом и социальном развитии, — резюмировали эксперты.

Казахстанские эксперты разобрали паутину социальных сетей

С одной стороны, соцсети открывают новые возможности для взаимодействия людей, проживающих в разных государствах, показывают успешные примеры самоорганизации, но, с другой, они могут быть использованы для проведения политики отчуждения стран и их жителей, настроенных на дружбу и сотрудничество, что производит новые риски и уязвимости. В чем феномен соцсетей на постсоветском пространстве?

«Интернет — это как погода или футбол, тема вечная, — заявил заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов— Мне странно слышать, что влияние интернета надуманное. У него колоссальное влияние, в том числе благодаря его неотъемлемой части – социальным сетям, которые во многом формируют личности. Люди женятся и разводятся благодаря соцсетям, не говоря уже об их практической пользе. Интернет — неотъемлемая часть нашей жизни, так же, как мобильные телефоны и телевизоры. Без этого уже нет ни общества, ни отдельных людей, которые не могут без соцсетей. Последние влияют даже на тех, кто в них не присутствует».

Это было сказано на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «От телеграмм до Telegram: жизнь в социальных сетях, как новая реальность Евразии», состоявшегося на днях в Алматы. В мероприятии приняли участие известные казахстанские эксперты: историки, социологи, политологи, писатели, PR-специалисты и журналисты.

Специалисты отметили, что в ряде стран постсоветского пространства количество жителей, зарегистрированных в той или иной соцсети, по сравнению с общим числом граждан, является довольно высоким, как и количество времени, проведенное ими в интернете.

«Из-за соцсетей возник феномен возвращения масс в социальную и общественно-политическую жизнь, — подчеркнул политолог Эдуард Полетаев— Причем интернет-активисты в доступной для них форме участвуют в жизни не только собственной страны. Для многих сети заменили традиционные институты социализации, поэтому игнорировать их воздействие на современную жизнь уже нельзя».

В конце 2017 года в Казахстане был принят Закон РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам информации и коммуникаций», предусматривающий внесение 280 поправок. И хотя во время обсуждения законопроекта было решено, что социальные сети и блогеры не будут приравниваться к средствам массовой информации (тем более, что самые популярные социальные сети в стране являются зарубежными), без внимания они не останутся.

Контент, публикуемый на территории Казахстана, будет контролироваться, и в случае, если он окажется противоправным, власти будут отправлять уведомления о необходимости его устранения. Кроме того, критики закона, запрещающего анонимные комментарии в казахстанском сегменте интернета, говорили о том, что в результате количество пользователей зарубежных соцсетей увеличится.

В России в 2017 году много споров и различных оценок вызвал так называемый «закон Милонова» — законопроект депутата Государственной Думы Виталия Милонова. Он предложил ограничить доступ к социальным сетям, ввести возрастной ценз с 14 лет (дети могут завести страницу в соцсетях только после разрешения родителей или опекунов), а за невыполнение требований предусмотреть штраф для граждан, должностных и юридических лиц. Законопроект был отклонен, но несколько инцидентов, случившихся в начале 2018 года в российских школах, побудили депутата внести несколько доработанный законопроект в Государственную Думу вновь. Эксперты не исключают, что в нападениях подростков в школах на учащихся были замешаны соцсети, через которые нападавшие получали побуждение к действиям.

«Если говорить о негативных эффектах соцсетей, то в Казахстане дело не ограничивается лишь случаями пропаганды в них терроризма и экстремизма. Для нашей страны также актуальны темы подросткового суицида, насилия в школе, — сказал по этому поводу старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Даурен Абен— Поэтому компетентным органам надо своевременно обращать внимание на распространение такого рода противоправного контента в сети и проводить эффективную профилактику, чтобы снизить деструктивное влияние соцсетей на несовершеннолетних. Иначе и в наших школах может прокатиться волна насилия, подобная той, что наблюдается в России. При этом понятно, что проблемы молодежи надо решать системно, а не ограничиваться голословным обвинением соцсетей во всех грехах».

Как известно, за ростом информационных технологий последовало и ужесточение законодательства. Все чаще жители стран Евразии осуждаются за возбуждение ненависти либо вражды в соцсетях, распространение запрещенной информации. В 2017 году в интернете распространялись памятки о том, как не сесть за репост. «Ужесточение законодательства за противоправную деятельность в соцсетях — это мировой тренд, — рассказал президент ОЮЛ «Интернет Ассоциация Казахстана» Шавкат Сабиров— Если мы сравним с немецким законом, который вступил в действие с нынешнего года, то наши ограничения покажутся цветочками, потому что за оскорбление и разжигание социальной розни там предусмотрены серьезные наказания. Мы по сравнению с теми же немцами и французами выглядим «слабенькими».

В связи с этим эксперты обсудили, в каких формах возможно сотрудничество стран Евразии в рамках социальных сетей. Есть опасения, что их огромные возможности из-за проявлений экстремизма будут как-то зажиматься. Что нужно сделать, чтобы соцсети объединяли людей, а не разделяли?

«Вероятно, требуется разработка новых идеалов гуманизма, адекватных реалиям сетевого общества, его вызовам, — заявил Эдуард Полетаев. — Социальные сети на евразийском пространстве объективно имеют большой созидательный потенциал, так как конкуренция между группами, каналами и сообществами во многом осуществляется только на уровне количества подписчиков (просмотров), а это служит всестороннему формированию общего информационного пространства. Примеров стремления к сотрудничеству и наведению «мостов» между разными аудиториями в социальных сетях должно быть все больше».

«Мы должны понимать, что на евразийском пространстве нет единой платформы для всей аудитории, — подчеркнул представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов— Если в США 46 медийных аудиторий, то у нас можно насчитать около 25-ти. И они будут пересекаться друг с другом краями. Медийная аудитория — это те пользователи, которые переходят на новость и читают ее. Мы живем в эпоху постмодернизма, в котором весь мир рассматривается, как текст».

Независимый эксперт Аскар Нурша считает, что значение соцсетей преувеличено. «Они появились, потому что возникла такая техническая возможность, — подчеркнул он. —  Отношение на постсоветском пространстве к соцсетям сформировалось под влиянием цветных революций, арабской весны. В них видели мобилизационный потенциал для протестов. А сейчас власти от этого отходят, они поняли, что лучше дружить с соцсетями, иногда против их воли, чем запрещать и ограничивать. Чиновников стали привлекать в соцсети. Руководство заявляет, допустим, коллективу, что все должны там зарегистрироваться. В итоге в соцсетях появляется большое количество людей, которые не умеют ими пользоваться».

Дискуссия показывает, что мы еще недостаточно знаем про интернет и социальные сети. Так считает политолог Замир Каражанов, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge. «Говорилось, например, о том, что социальные сети разделили казахстанцев. Одна их часть сидит в Facebook, другая во ВКонтакте. Но было ли разделение? Ведь социальные сети не стали фактором самоидентификации людей. Мы говорим, что являемся казахстанцами, но не «фейсбукерами». Мы не отождествляем себя с социальными сетями, так как они для нас только средство общения», — уверен эксперт.

Интернет, по его мнению, размывает не только привычные границы, но и в том числе нравственные и ценностные. В 1990-х годах в сфере международных отношений была популярной концепция «столкновения цивилизаций». По поводу нее и сегодня не утихают споры: есть ли такое в реальности? Зато в интернет-сфере все ясно — она превратилась в арену столкновения цивилизаций. «Здесь часто не ищут правды, зато есть попытки навязать своим оппонентам свою позицию, — сказал Замир Каражанов. — Очевидно, что это не интернет такой плохой — это люди такие. Поэтому ожидать больших положительных преимуществ от социальных сетей на постсоветском пространстве можно тогда, когда здесь появится зрелое гражданское общество, состоящее из людей, отвечающих за свои слова».

Виктор САНЬКОВИЧ

 

Источник: Контур

Жизнь сетевая

Условно нормальные и реально ненормальные вместе строят реальности

«Я не верю, а реально проживаю в определенном пространстве. Поэтому виртуальная акция может быть важнее реальной»– подчеркнул Рустам Бурнашев, политолог. Это стало ответом на тезис Эдуарда Полетаева, модератора экспертного клуба ОФ «Мир Евразии»: «Соцсети создают иллюзию участия в общественно-политической жизни». Правда, модератор и сам заметил, что в Казахстане подобное часто не иллюзия – власти реагируют на публикации. Сама тема заседания была сформулирована «От телеграмм до Telegram: жизнь в социальных сетях, как новая реальность Евразии».

«Арабская весна» сильно напугала власти новыми техническими возможностями, из-за которых появились социальные сети. В результате мы стали свидетелями серии попыток контроля, подавления и подчинения виртуального сетевого пространства. «Теперь власти от этого отходят. Они предпочитают дружить с соцсетями, порой против их воли», – отметил Аскар Нурша, историк.

Социолог Гульмира Илеуова рассказала, как видела в Астане чиновников, которые адекватно воспринимают социальные сети. «Информация как таковая не имеет размера (в отличии от денег или нефти), ее можно мерить только по соразмерности – у кого больше», – отдельно выделила она. В свою очередь, политолог Марат Шибутов 42 млрд тенге госинформзаказа на традиционные СМИ (в первую очередь телевидение) и 450 млн тенге на блогеров рассматривает в качестве иллюстрации разумного государственного видения кто чего реально весит в информационной сфере. Разница почти в 100 раз.

Мир Евразии

«Объединяющая Евразийское пространство сеть – это не Фейсбук, а Ютуб, – акцентировал г-н Шибутов. – Реально объединяют не текстовые материалы, а видео». Массовый евразийский пользователь ориентирован на смех, музыку и спорт.

«Работа Казахстана и России по ликвидации влиятельных СМИ увенчалась «успехом» – все подавлены, – подвел итог Дмитрий Шишкин, журналист. Фейсбук – среда узкая, но влиятельная. Есть политики, чье утро начинается с доклада по ФБ – кто чего про них сказал»«Если ты в это веришь – оно на тебя влияет», – прокомментировал Марат Шибутов.

«Потребность в общении есть всегда – «на кухнях» в СССР тоже была соцсеть, – считает Адиль Каукенов, политолог. – Круг создателей информации не так уж велик. Экспертное сообщество тоже является создателем контента». Потом г-н Каукенов поделился личным опытом жизни в социальных сетях: «Работать полноценно с аккаунтом – это напряженный труд, который не всегда оправдан». Эксперта поддержала Гульмира Илеуова. Она уже десять лет участвует в проекте «Евразийский монитор», но огромный объем информации по данной линии никак не оживляет одноименную группу в Фейсбуке. «В соцсетях общаться институциональными домами трудно», – подвела итог г-жа Илеуова.

Мир Евразии

Участники дискуссии несколько раз обращались к теме блогеров. Видимо, отправной точкой стал «Список блогеров», который в свое время инициировали власти. «А потом многие люди активно себя пиарили, чтобы в него попасть», – напомнила процедуру Айгуль Омарова, публицист. В казахстанском сегменте социальных сетей нет культуры убеждения, отсюда много троллей и попытки «затоптать» оппонента.

«Мы сами убедили чиновников, что деньги нужно пускать не на медийную сферу, а на блогеров, – считает Шавкат Сабиров, президент ОЮЛ «Интернет Ассоциация Казахстана». – КПД у медийного ресурса эффективнее, чем у поста в соцсетях».

«Метания «кому давать деньги?» для нас естественны, – указал Антон Морозов, политолог. – «Мангилик Ел» пихали во все программы. Автор идеи «сидит», но инерция продолжается»«Мастерство заключается в том, какую информацию куда давать и в какой пропорции. Трамп победил в президентской гонке в том числе благодаря соцсетям и Big Data (большим данным)», – особо выделил эксперт.

«Соцсети – это доминирование слабых связей

 над сильными (то есть общаются между собой в первую очередь

 

 простые люди, а не различные институты), – подчеркнул Эуард Полетаев. – Что делать, чтобы соцсети объединяли людей, а не разъединяли?».

Мир Евразии

«В нашей аполитичной стране ФБ – это что-то вроде отстойника или гром

оотвода для политически активных людей», – полагает Даурен Абен, Евразийский НИИ. «В нашем государстве каналов коммуникация мало, Фейсбук – один из них», – считает Адиль Каукенов. «ФБ поглощает политическую активность. Но он поглощает не только негативную активность, но и позитивную – гражданскую», – обрисовал картину Марат Шибутов. «Благодаря ФБ я научился работать с оппонентами, – признался Бекнур Кисиков, писатель. – Инстаграм я серьезно не воспринимаю».

«Соцсети для многих реализуют потребность в самопрезентации, – акцентировал Аскар Нурша. ­– Много людей насильно загнаны в социальные сети, например, руководством организаций. Из-за этого одни не хотят там находиться, другие не умеют пользоваться соцсетями». Потом он добавил: «Публикации в соцсетях стали важным отображением результативности мероприятия. Государство благодаря ботам и прочему стало активным участником соцсетей. Со временем до государства дойдет, что сфера переоценена».

Мир Евразии

«Социальные сети вроде бы активные, но они не входят в тройку и пятерку топ-источников информации», – отметил политолог Андрей Чеботарев. «Соцсети – это прежде всего канал, а не способ влияния, – подчеркнул Замир Каражанов, политолог. – Нет никакого доверия к информации в Интернете, но как среда обмена информацией он функционирует однозначно. В Интернете есть столкновение ценностей».

Все участники заседания экспертного клуба сошлись во мнении, что интернет является частью образа жизни и структурой повседневности. «Соцсети для молодежи – это все, но все живут в разных медийных коридорах», – особо выделила Полина Абугалиева, студентка UIB.

«Маркетологи жалуются: молодежь ведет себя прагматично, не «разводится» на интернет-покупки», – сообщил Владимир Павленко, PR-консультант. Хочется надеяться, что вся интернет-аудитория с течением времени начинает себя вести более осознанно и прагматично. Потому что мы согласны с журналистом Сергеем Козловым: «На общество и политическую среду интернет-сфера влияет».

Мир Евразии

***

Источник: ZONAkz

Социальные сети — это большой и постоянно обновляющийся учебник современной информационной жизни

Казахстанские эксперты обсудили преимущества информационных технологий для эффективного функционирования сетевых способов взаимодействия людей. Социальные сети на евразийском пространстве имеют большой созидательный потенциал, но и у них есть предел развития. При этом традиционные СМИ и соцсети становятся взаимодополняемыми ресурсами.

«От телеграмм до Telegram: жизнь в социальных сетях, как новая реальность Евразии» — под таким названием состоялось заседание экспертного клуба «Мир Евразии», прошедшего в Алматы, на которое собрались известные казахстанские историки, социологи, политологи, писатели, PR-специалисты и журналисты. Тема обсуждения многим оказалась близка и знакома, большинство собравшихся являлось активными пользователями социальных сетей. А «жизнь» в соцсети, то есть временное замещение настоящего мира, уже превратилось в самостоятельную реальность.

«Убежден, что в наших краях значение интернета и соцсетей больше, потому что в Северной Евразии плохой климат, — задал тон дискуссии политолог Эдуард Полетаев. — Когда холодно, люди не гуляют на улице, а чаще сидят за компьютером, при этом обсуждая в соцсетях в том числе погоду. Подобное явление есть в странах Скандинавии, Канаде, не случайно в той же Беларуси придумали Viber, а в Эстонии Skype. Меньше шансов, что такие проекты возникли бы в каких-то курортных теплых странах».

Эксперт также заявил, что «социальные сети — это большой, постоянно действующий и обновляющийся учебник современной информационной жизни», напомнив, что для достижения аудитории в 50 млн человек радио понадобилось 38 лет, телевидению — 13 лет, интернету — 4 года, социальная сеть Fасеbоок получила 100-миллионного пользователя менее чем за 9 месяцев. Более 90% молодых людей, рожденных в 1970-1990 гг. (так называемое поколение У) состоят в социальных сетях.

На евразийском пространстве в последнее время увеличилось внимание к тому, что происходит в социальных сетях. С одной стороны, они открывают новые возможности для взаимодействия людей, проживающих в разных местах, показывают успешные примеры самоорганизации, но, с другой стороны, могут быть использованы для проведения политики отчуждения стран и их жителей, настроенных на дружбу и сотрудничество, что производит новые риски и уязвимости. Особо опасны тенденции запуска экстремистских идей в социальные сети.

Политолог Полетаев напомнил, что, как было отмечено на недавнем саммите ОДКБ в Минске, одним из ключевых направлений деятельности организации в ближайшее время будут являться коллективные усилия в такой важной и актуальной сфере, как информационная безопасность. Взаимодействие стран-участников в этой области в последние годы заметно активизировалось. В свою очередь, накопленный опыт и стоящие новые задачи нашли отражение в подписанном «Соглашении о сотрудничестве государств-членов ОДКБ в области обеспечения информационной безопасности».

На саммите было подчеркнуто, что в настоящее время значительная доля вербовок террористов и случаев распространения запрещенных материалов, происходит посредством социальных сетей. Киберугроз становится все больше, поэтому документ предусматривает «проведение совместных мероприятий, в том числе практического характера, направленных на укрепление информационной безопасности и противодействие противоправной деятельности в информационном пространстве государств-членов ОДКБ».

Стоит отметить, что сами по себе возможности социальных сетей не являются ни опасными, ни безопасными. Соцсети предоставляют людям много хорошего. Риски возникают в связи с тем как используются эти возможности.

«Социальные сети в первую очередь создавались для того, чтобы найти старых знакомых, бывших одноклассников и однокурсников, но со временем все изменилось. Сначала появились развлечения, вызвавшие рост аудитории. Затем наступила эпоха смартфонов. До сих пор не понятно, это соцсети стимулировали людей покупать смартфоны, или возможности последних побудили людей быть более активными в соцсетях? Затем социальные сети оказались политизированы, в связи с так называемыми событиями арабской весны. Вскоре соцсети начали восприниматься как один из инструментов продвижения компании или продукта, в качестве эффективного канала рекламы. В странах ЕАЭС уже много примеров того, как евразийские бренды наладили коммуникации с потребителями. Ведь торговля в соцсетях удобна пользователям, достаточно сделать один клик и написать продавцу. В итоге соцсети обрели поклонников в лице тех публичных людей, деятельность которых состоит в привлечении внимания, чем они не замедлили воспользоваться. Так коммуникации в соцсетях стали представлять собой инструмент влияния на общественное мнение», — подчеркнул Эдуард Полетаев.

Сами социальные сети, понимая, это, изменили свою политику. «Если раньше они боролись за своего пользователя и защищали свободу слова, то сейчас вынуждены признать, что первыми сдают нарушителей с потрохами в соответствующие органы. Они будут принимать решение, что является правдой, что фактом, что можно писать, за кем следить и т.д. Мир ломается быстрее, чем мы себе это представляем», — отметил президент ОЮЛ «Интернет Ассоциация Казахстана» Шавкат Сабиров.

Гульмира Илеуова, президент ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» заметила, что значимость соцсетей преувеличена. «По нашим исследованиям было заметно падение потребления телевидения в середине десятых годов на фоне роста интернета вообще и популярности соцсетей, в частности, — рассказала эксперт. — Сейчас ситуация стабилизировалась. За исключением одного коммуникативного ресурса, мессенджеров. Вот они дают гигантский рост. Я считаю, что мессенджеры и социальные сети нужно изучать раздельно. Мессенджеры пока недооценены. И этому инструменту коммуникации надо уделять большее внимание.

У социальных сетей есть предел, появляются неофиты, но те, кто там долго, уже выработали свою линию поведения, не гонятся за процентами. А мессенджеры — это непознанная территория. А в целом имеет место стабилизация использования практически всех СМИ в Казахстане, в том числе и газет, радио — примерно одинаковые доли у них все последние годы».

Действительно, уже есть примеры того, как некоторые социальные сети или те же мессенджеры испытывают кризис из-за блокировок в той или иной стране, или из-за простого падения интереса к той или иной площадке. Поэтому судьба и влияние соцсетей в среднесрочной и долгосрочной перспективах сложно прогнозируемые.

«Что касается пресловутого конфликта между профессиональным медийным сообществом и блогерами, то сейчас, как мне представляется, границы между ними размываются, и четких признаков who is who уже нет, — утверждает старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Даурен Абен. — Человек может одновременно быть и журналистом, и блогером, и экспертом (и самопровозглашенным интеллектуалом, если хотите), а любое уважающее себя СМИ имеет не только вебсайт, но и страницу в соцсетях. Тем более, соцсети играют все возрастающую роль в генерации контента. Если провести непредвзятый мониторинг информационных поводов и новостных сюжетов, можно прийти к выводу, что вклад соцсетей неуклонно увеличивается. Традиционные СМИ и соцсети становятся взаимодополняемыми ресурсами».

Специалист в своем выступлении также затронул проблему экспертных обсуждений в рамках каких-то групп в соцсетях. По его мнению, в этом плане соцсети не являются (пока, по крайней мере) хорошим инструментом для профессиональной дискуссии. «Как показывает мой опыт, говорить об объективности и конструктивности научных споров в соцсетях не приходится, — сказал Даурен Абен. — Зачастую они превращаются в заурядный холивар, а иногда перерастают в разборки в реальной жизни. Поэтому традиционные форматы типа конференций, семинаров и банальной переписки все еще более полезны в плане обмена мнениями и научного сотрудничества. Возможно, со временем потенциал соцсетей в данном аспекте возрастет».

Аманжол СМАГУЛОВ

Источник: Евразийский мониторинговый центр

Россия и Казахстан: не только перенимать опыт друг друга, но и совместно планировать долгосрочное развитие

Об этом было сказано на видеоконференции «Россия-Казахстан: повестка на 2018 год», прошедшей 23 января. Она связала Новосибирск и столицу Казахстана — Астану. Участие в работе видеоконференции принимали эксперты — учёные, представители деловых кругов, журналисты и общественники.

Значимость проведения видеоконференции «Россия-Казахстан: повестка на 2018 год» вызвана тем, что хозяйственная интеграция в рамках Евразийского экономического союза требует согласования национальных стратегий экономического развития. Важнейшую роль в этом направлении сотрудничества будут играть такие отрасли как энергетика, торговля, транспорт и туризм. Наряду со взаимодействием на общегосударственных уровнях большую роль в развитии интеграционных процессов предстоит сыграть межрегиональным контактам.

Организаторы: Экспертный клуб «Сибирь-Евразия», Сибирский институт управления – филиал Российской академии народного хозяйства при Президенте РФ (Новосибирск, Россия), Центр аналитических исследований «Евразийский мониторинг» (Астана, Казахстан).

Эксперт Центра политического анализа и стратегических исследований партии «Нур Отан» Владимир Тельнов (Астана) отметил, что необходимо обновление идеи евразийской экономической интеграции. Для этого потребуется несколько базовых направлений. Например, это может быть создание сверхскоростных транспортных магистралей и перевод всей системы логистики на управление на основе цифровых технологий. В этом случае транспортные пути на евразийском пространстве могут быть реальной конкуренцией морских перевозок. Также перспективным видится и идея «производственного конвейера» со специализацией отдельных стран на выпуске той или иной продукции и их последующей кооперацией — тогда у центра Евразии появится шанс стать центром мирового экономического развития.

Президент Общественного фонда Eurasian Expert Council Чингиз Лепсибаев (Астана) обратил внимание на важные составляющие успеха работы Евразийского экономического союза — успешность противостояния РФ введённым в отношении неё санкциям и возможности использования «мягкой силы» в условиях современных вызовов. Союзнические и партнёрские отношения между членами ЕАЭС, в частности, между РК и РФ, требуют более активной координации совместной работы по актуальным направлениям экономического развития.

Заместитель декана факультета политики и международных отношений СИУ – филиала РАНХиГС при Президенте РФ Александр Барсуков (Новосибирск) подчеркнул общность многих вызовов, с которыми столкнулись РК и РФ. Среди них — урегулирование вопросов трудовой миграции и развития туристической отрасли, а также перспективы работы на рынке медицинских товаров и услуг, формирование энергетического рынка, взаимодействие по линии высшего образования. Во многом такие контакты могут быть наиболее успешны по линии взаимодействия регионов, но эта работа требует системных подходов. Немалую роль здесь будут играть единые нормативные акты, регулирующие взаимоотношения экономик.

Советник по внешнеэкономической деятельности президента Томской торгово-промышленной палаты Эдуард Беляев на конкретных примерах показал перспективность расширения деловых контактов бизнеса из регионов России и Казахстана. К примеру, у Томской области есть большие возможности для более интенсивного сотрудничества с казахстанскими областями в сфере производства продовольственных товаров, а также цифровых технологий; такое взаимодействие сейчас несколько осложнено тем, что делегации предпринимателей из РК в последние несколько лет не посещали регион. В этом направлении необходима системная работа на уровне постоянно действующих региональных представительств и ассоциаций деловых людей.

Член Совета по устойчивому развитию Астаны и Астанинской агломерации Ержан Багдатов отметил важность взаимодействия Казахстана и России в сфере информационных технологий, прежде всего, для нужд управления городским хозяйством. Речь идёт не столько об обмене опытом, сколько о совместной работе, особенно с учётом общности городской инфраструктуры в РК и РФ. В этом направлении нет смысла полностью полагаться на разработки США и Китая, несмотря на их лидерство.

Выступление исполняющей обязанности профессора кафедры международных отношений Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилёва Айнур Ногаевой (Астана) было посвящено рискам обстановки в Центральной Азии в условиях происходящих перемен в официальных внешнеполитических доктринах ряда крупнейших стран, таких как США и Китай. Поэтому возрастает роль переговорного процесса как со стороны РФ, так и РК, особенно с учётом союзнических отношений двух стран.

Подводя итоги дискуссии, исполнительный директор Экспертного клуба «Сибирь-Евразия» Сергей Козлов отметил, что необходимо усилить совместную работу, а не просто заимствовать опыт друг друга. Кроме того, Казахстан и Россия должны переходить к совместному долгосрочному планированию своей деятельности как в рамках ЕАЭС, так и в двусторонних отношениях.

 

Послание Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева от 10 января 2018 г. в контексте новых возможностей Прикаспийского сотрудничества

10 января 2017 года Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выступил с ежегодным посланием к народу Казахстана в телевизионном эфире. Отметив, что человечество «вступает в эпоху новой промышленной революции», Лидер Нации заявил, что Казахстан войдет в число 30-ти наиболее развитых стран мира и обнародовал десять основных задач, которые предстоит реализовать.

Ежегодное Послание Президента — это одно из ключевых политических событий страны, представляет собой форму выражения политического курса развития государства. В своих Посланиях глава государства традиционно намечает основные векторы развития страны, обозначает политическую повестку, проблемы и конкретные пути их решения, дает поручения органам власти по реализации намеченного курса, оценивает их деятельность.

Каковы основные направления, обозначенные в Послании Президента Республики Казахстан? Как воспринимаются казахстанским обществом Послания главы государства? Что представляет собой цифровизация экономики как фактор модернизации и индустриализации? Какое место занимает Казахстан в системе международных транспортных коридоров? Какую роль играет Послание Н.А. Назарбаева в контексте повышения эффективности транспортно-логистической инфраструктуры в Центральной Азии и Каспийском регионе?

Эти и другие вопросы будут обсуждены на заседании Международного круглого стола «Послание Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева от 10 января 2018 г. в контексте новых возможностей Прикаспийского сотрудничества» (двенадцатое заседание Каспийского экспертного клуба) 23 января 2018 года в г. Актау Республики Казахстан.

Организаторы мероприятия: Центр международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия» (г. Астрахань, Российская Федерация), областная общественно-политическая газета «Огни Мангистау» (г. Актау, Республика Казахстан), Информационное агентство «INFOPOLE» (г. Актау, Республика Казахстан).

Большой спорт или Большая политика?

Может ли спорт быть вне политики? Почему в современном спортивном движении существуют двойные стандарты? Каковы будут последствия запрета спортсменам выступать на Олимипаде под флагом своей Родины? Эти и многие другие вопросы обсуждались в ходе Международного круглого стола «Современный спорт: политика, бизнес, инструмент сближения народов. К открытию XXIII Зимних Олимпийских игр: мнения казахстанских и российских  экспертов» в г. Астана 15 января 2018 года.

Приводим отдельные выступления участников мероприятия.

Открывая мероприятие Директор ЦАИ «Евразийский мониторинг» Алибек Тажибаев отметил, что хоть спорт и позиционируется «вне политики», на деле же он имеет особое значение в рамках внутри- и внешнеполитической деятельности любой страны:

«Очевидно, что спорт способствует укреплению социальной интеграции и сотрудничества на различных уровнях, будь то местный, национальный или же вовсе международный. Он способствует укреплению социальной сплоченности».

С приветственным словом к собравшимся выступил Бахытжан Есжанов – главный эксперт Управления спортивного резерва и методического обеспечения Комитета по делам спорта и физической культуры Министерства культуры и спорта РК. В частности, спикер высказался о, своего рода, бессмысленности дисквалификационной дискриминации спортсменов из России:

«… Хочется отметить, что, несмотря на известные скандалы вокруг предстоящих Олимпийских игр, российские спортсмены являются основными соперниками всех государств мира. Это связано с тем, что развитие спорта в России сегодня находится на очень высоком уровне. Поэтому хочется пожелать успехов российским олимпийцам. Период дисквалификации тоже минует, и время покажет, что спортсмены из России сильнее».

Следующим выступил серебряный призер Олимпиады в Турине 2006-го года, заслуженный мастер спорта по бобслею Алексей Селиверстов (г. Уфа, Россия).  Спортсмен привел сравнительный анализ отношения к нашим и западным спортсменам:

«…Складывается ощущение масштабного политического заказа, когда спортсмены из России, Казахстана и других постсоветских стран получают пожизненную дисквалификацию только на основе предположений, а для американских или европейских спортсменов такая мера вовсе не предусмотрена. Антидопинговая политика в олимпийском движении проявила свою уязвимость и некомпетентность, так какдля западных спортсменов происходит подмена понятий «допинг» на «астматическое заболевание».

Далее слово перешло руководителю сектора изучения этнополитики и конфликтологии Геополитического центра «Берлек-Единство», канд. полит. наук Артуру Сулейманову (г. Уфа, Россия). Спикер обратил внимание на нарушение самих принципов Олимпизма

«… Один из основополагающих принципов Олимпизма, утвержденных Олимпийской хартией, гласит, что занятие спортом, как одно из прав человека, должно быть обеспечено в отсутствие какой-либо формы дискриминации, в том числе языкового, религиозного, политического характера, или же, к примеру, наличия иного мнения. Так или это сейчас? Не дискриминацией ли является отношение к нашим спортсменам?

Людмила Прокашёва (г. Павлодар, Казахстан), бронзовый призер Олимпийских игр 1998-го года, выступая следом за гостем из Уфы, выразила свое мнение об участии российских спортсменов под нейтральным флагом

«… Вопрос об участии под нейтральным флагом для меня не чужд. Одно из моих выступлений совпало с последствиями распада СССР, и мы не могли выступать под его флагом. Но все понимали, кто и за что выступает. Поэтому, ответ на вопрос об участии под нейтральным флагом один – надо ехать, надо забирать свое, законное».

Известный казахстанский политолог Султанбек Султангалиев считает, происходящие в Большом спорте процессы требуют консолидации позиций:

«… То, что происходит с Большим спортом – дискриминация России, свидетельствует о новом ветке Холодной войны. Олимпийским кругам наших стран необходимо иметь консолидированную позицию. Это оскорбление целой страны. На месте России может оказаться любая другая страна».

В завершении круглого стола участники сошлись во мнении о проблеме политизации Большого спорта. Эксперты пришли к выводу о необходимости выработки и дальнейшего продвижения единой позиции адекватной части мирового сообщества касаемо невмешательства политики в международную социокультурную сферу, коей, несомненно, является спорт в целом и предстоящие Олимпийские игры в частности.

Миграция в странах ЕАЭС: зовут рабочих, а приезжают люди

Согласно оценкам экспертов ООН, к 2050 году численность населения мира по медианному прогнозу составит примерно 9,6 млрд. человек. Из них классических трудовых мигрантов будет примерно 0,5 млрд. Если же говорить обо всех категориях мигрантов, то их численность может превысить 3 млрд. То есть каждый третий житель Земли будет являться мигрантом.

В рамках ЕАЭС в одной только России трудятся, по разным данным, от 10 до 13 млн. мигрантов. И эта цифра может вырасти. Эффективность политики по управлению миграционными процессами вызывает дискуссии. Что с этим делать – размышляли казахстанские эксперты на заседании клуба «Мир Евразии».

Страны ЕАЭС уже ощутили последствия создания единого рынка труда и свободного движения рабочей силы. Это один из зачастую недооцениваемых успехов евразийской интеграции. Гражданам союзных государств теперь не надо получать разрешение на осуществление трудовой деятельности в стране трудоустройства. Их обеспечивают медицинским страхованием, решаются вопросы обретения ряда социальных льгот в стране пребывания. Министры труда Казахстана и России Тамара Дуйсенова и Максим Топилин уже подписали меморандум о сотрудничестве. Речь идет о синхронизации процессов разработки профессиональных стандартов, создании интегрированной Евразийской электронной биржи труда и ускорении решения вопросов, касающихся пенсионного обеспечения.

За длинным рублем…

Казахстан среди стран ЕАЭС занимает уникальную позицию, одновременно являясь страной и принимающей, и экспортирующей рабочую силу. Во многом это зависит от регионов. Если из северных приграничных областей Казахстана трудовые мигранты едут в соседние области России, то Алматы, Астана и западные области Казахстана являются мигрантопринимающими.

Такие же страны, как Кыргызстан и Армения явно ориентированы в плане миграции своей рабочей силы на другие рынки. После снятия барьеров в ЕАЭС граждане Беларуси, Армении и Кыргызстана стали более конкурентоспособными при трудоустройстве в России и Казахстане. Им не надо получать разрешение на работу, в отличие от мигрантов из других стран.

При этом возникла новая тенденция. На недавней сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ в Минске, состоявшейся 30 ноября, было принято решение, что на пространстве ответственности ОДКБ для борьбы с нелегальной миграцией в 2018 году будет запущена постоянная операция «Нелегал».

Ситуация обострилась как раз в связи с созданием единого рынка труда ЕАЭС, так как увеличилась возможность облегченного передвижения по территории Союза, на которой проживают свыше 180 млн. человек. Речь идет о скоординированных мероприятиях, направленных на противодействие нелегальной миграции на территорию ЕАЭС граждан третьих стран и лиц без гражданства.

Не секрет, что в некоторых областях деятельности доля мигрантов критично высока, особенно в России, например в ЖКХ и строительстве. В то же время есть ряд отраслей, где имеется нужда в рабочей силе, но ее недостаточно.

И все же миграция должна восприниматься не как проблема, которую нужно решать, а как ресурс, который необходимо использовать. Ситуацию планируется направить в цивилизованное русло. Например, в ноябре Госдума Российской Федерации ратифицировала соглашение с Узбекистаном об организованном наборе и привлечении граждан этой страны для временной̆ трудовой̆ деятельности в России. И это – первый подписанный РФ международный документ по данному вопросу.

Как известно, в некоторых странах бывшего Советского Союза примерно четверть ВВП составляют переводы мигрантов. Это снижает социальное напряжение. Трудовая миграция в определенной степени нормализовала ситуацию, учитывая, что основной реципиент рабочей силы, Россия, имеет демографические проблемы.

Мигрант – человек из будущего

Жители постсоветского пространства стереотипно мигрантов воспринимают как людей, которые уезжают на заработки, живя в стране пребывания продолжительное время. Но трудовая миграция в настоящее время отличается высокой степенью гибкости поведения людей. Популярна краткосрочная или сезонная работа, фронтьерская или челночная миграция (частое пересечение границы). Внутри трудовой миграции определилось разделение по типам мигрантов.

Можно сказать о том, что уже сформировалась евразийская миграционная система, имеющая свои характерные признаки. Поэтому экспертам необходимо чаще присматриваться к механизмам управления миграционными процессами.

Владислав Юрицын, политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net, считает важной проблемой то, что в мигрантопринимающих странах постсоветского пространства стало меньше денег и зарплаты уменьшились в долларовом исчислении. «Получается, на работу будут отправляться те люди, в чьих странах ситуация еще хуже», – говорит он.

Разбитые семьи, брошенные жены – издержки трудовой миграции

В. Юрицын рассказал о том, что в Центральной Азии значительное количество молодежи фактически выросло без родителей, уехавших на заработки, а их функции заместило старшее поколение – бабушки и дедушки. Это создает условия для утраты традиционных ценностей. Или другой пример: девушки из Кыргызстана, попадая в российские города, чаще ходят в мечеть, чем у себя на родине. То есть у них имеется потребность либо в снятии стресса, либо в поддержании чувства идентичности. «Получается, что звали рабочих-мигрантов, а приехали, прежде всего, люди. И подобные попутные эффекты очень многочисленны», – говорит В. Юрицын.

В настоящее время наблюдается изменение социального пространства в рамках ЕАЭС в связи с миграционными процессами, отмечает Ирина Черных, главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК. «Например, в Таджикистане, стране-доноре, появился новый термин «пердуктер», который фиксирует возникновение нового феномена. Пердуктер – это женщины, которых мужья покинули на долгосрочный период и отправились в трудовую миграцию в Россию. Эти женщины остаются с детьми, выживают своими силами. Термин звучит негативно, как «брошенки»», – говорит эксперт. Исследования таджикских социологов показывают, что этим женщинам достаточно сложно потом вновь создать семью, выйти замуж.

«Новый тренд, характеризующий миграцию в рамках пространства ЕАЭС, – увеличение количества женщин, выезжающих на заработки в другие страны. Увеличение количества женщин-мигранток – это глобальная тенденция. Согласно статистике Международной организации миграции (МОМ), женщины составляют 48% всех мигрантов. Мы можем говорить об изменении социальных ролей в традиционных восточных обществах, потому что женщина становится основным добытчиком», – отмечает И. Черных.

Что касается единого рынка труда ЕАЭС, то надо продвигать идею о том, что управление миграционными процессами – это индикатор. Он сигнализирует, насколько успешно происходит интеграция внутри интеграционного образования, существует ли реальная интеграция в ЕАЭС или нет.

К вопросу интеграции и адаптации приезжих

«Если мы не можем эффективно управлять миграцией на национальном уровне, то насколько эффективно это возможно делать в рамках ЕАЭС? Последний пример – договор о пенсионном обеспечении трудящихся государств-членов ЕАЭС, который должен был быть принят еще в 2016 году. Сейчас это опять переносится. Мы не можем согласовать все вопросы по данной проблеме уже несколько лет», – сетует И. Черных.

Сегодня вопросами миграции занимаются полицейские структуры, хотя, по мнению эксперта, необходимо создавать и развивать другие социальные службы (институт психологов, юристов, социальных работников и т.д.), занимающихся вопросами адаптации и интеграции мигрантов в общество. Откуда берутся мигранты с неурегулированным миграционным статусом? Многие из них просто не знают законодательства в данной сфере, чтобы пребывать и работать в стране легально и быть защищенными.

«Если говорить о едином рынке рабочей силы в рамках ЕАЭС, то здесь каждой стране необходимо учитывать все риски и вызовы, которые в связи с этим возникают. Это абсолютно нормально, когда люди имеют возможность выезжать и работать в тех странах, в которых хотят. И, как правило, человек едет туда, где, как он считает, существуют лучшие условия жизни, более высокие зарплаты, более качественные условия труда и т.д. Едут наиболее мобильные, предприимчивые люди, обладающие определенными компетенциями и уверенные, в том, что они смогут устроиться в другой стране», – считает И. Черных.

Нужна внятная миграционная политика

Директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев напомнил, что в нынешнем году была утверждена концепция миграционной политики Республики Казахстан, рассчитанная на 2017-2021 годы. Как сообщалось, документ был подготовлен с учетом изменяющихся условий мировой экономики и возможных экономических вызовов. В том числе концепция учитывала интеграционные процессы в рамках ЕАЭС и общемировые тенденции глобализации.

Общие разделы в новом документе, которые посвящены именно трудовой миграции, по его мнению, касаются всего и вся, нет четкого разделения, хотя оно должно быть, потому что трудовые мигранты из стран ЕАЭС – это совсем иная категория работников, чем их коллеги из других государств. В целом новая миграционная политика поддерживает стратегию временной миграции для привлечения иностранцев в отдельные сектора экономики или конкретные проекты. «Но мы знаем, что иностранную рабочую силу у нас привлекают по квотам. Опять же в концепции нет четкого разделения, кто приедет по квотам, а кто нет. Как я понимаю, трудовые мигранты из стран ЕАЭС должны приезжать вне всяких квот», – недоумевает эксперт.

«Граждане стран ЕАЭС – это совершенно другая база регулирования миграции, иное попадание на рынок труда, – объясняет профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев– Но применяются все те же юридические термины, соответственно, отношение возникает то же самое. На бытовом уровне оно приводит к тому, что, допустим, гражданин Кыргызстана, который работает в России или Казахстане, неожиданно сталкивается с теми же проблемами, с которыми сталкивается гражданин Таджикистана. Какие-то неправомочные действия со стороны правоохранительных органов, непонимание органов трудоустройства, как правильно оформлять его документы. Хотя этого не должно быть».

По мнению Р. Бурнашева, реальный, кардинальный механизм урегулирования эмиграции – это либо «железный занавес», либо патерналистская модель создания подходящих условий. Либо надо отказаться от рыночной экономики и пытаться создать условия с распределением, с обязательной отработкой, либо признать, что трудовая миграция – это нормальный процесс.

«А в рамках ЕАЭС этот процесс даже желательный, – подчеркивает эксперт. – То есть мигранты в рамках ЕАЭС – это такие же мигранты, как и внутренние в каждой из стран. И вопросы их трудоустройства и проживания должны регулироваться теми же юридическими нормами, которые работают для любого гражданина страны их пребывания».

Эдуард ПОЛЕТАЕВ

Источник: «Ритм Евразии»

Рынку труда ЕАЭС не хватает цивилизованности — эксперты

Евразийский союз создал крупный общий рынок труда, но до сих пор не придумано механизмов полноценного использования его потенциала.

Трудовая миграция стала нормой современной жизни, потому и восприниматься должна не как проблема, а как крайне полезный для развития ресурс, считают казахстанские преподаватели, историки, экономисты, политологи и журналисты, собравшиеся на площадке экспертного клуба «Мир Евразии».

Все упирается в законы
Как отмечается в докладе «Евразийская экономическая интеграция-2017», подготовленном Центром интеграционных исследований Евразийского банка развития, общий рынок труда, действующий в ЕАЭС с начала 2015 года, является, пожалуй, самым недооцененным достижением евразийской интеграции.

«На самом деле таких рынков в мире всего два — в Европейском и Евразийском союзах. Определенные достижения в этом плане есть и в других региональных объединениях и субрегионах (Союз государств Персидского залива; Австралия — Новая Зеландия), но они носят ограниченный характер», — сказано в документе.

Действительно, создание единого рынка труда становится мощным импульсом для промышленного роста государств Евразии, появления новых рабочих мест и, как следствие, увеличения занятости населения. Имеющиеся проблемы, связанные с миграцией, казахстанские специалисты призвали решать поступательно, а не придумывать что-то заранее, пытаясь максимально зарегулировать жизнь трудовых мигрантов, усложняя и без того непростое их положение.

— Актуальные миграционные вопросы должны быть хорошо проработаны, а не сводиться только к экономическим нормам, — считает профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев. — Нелегальный мигрант, по сути, это тот, кто нелегально перешел границу или просрочил сроки своего пребывания, или находится в стране с фальшивыми документами, а то и вовсе без документов. Нелегал — это некая мифологическая характеристика.

На самом деле мы чаще сталкиваемся с мигрантами, у которых неурегулированный статус

Это другая ситуация, в которой предполагается иной механизм решения. С нелегальными мигрантами должны работать органы правопорядка, а с мигрантами с неурегулированным статусом – социальные службы.

По мнению эксперта, в оценке вопросов безопасности появляется некая модель, свидетельствующая о том, что мигранты являются какой-то особой категорией, а это не так.

— Надо, чтобы законы работали, тогда не будет необходимости выделения мигрантов, как явления, приносящего какую-то специфическую угрозу, — заявил Бурнашев. — Реальный, кардинальный механизм урегулирования эмиграции – это либо «железный занавес», либо патерналистская модель создания подходящих условий. Либо надо отказаться от рыночной экономики и пытаться создать условия с распределением, с обязательной отработкой, либо признать, что трудовая миграция – это нормальный процесс. А для ЕАЭС этот процесс даже желательный. То есть мигранты в рамках ЕАЭС – это такие же мигранты, как и внутренние в каждой из стран. И вопросы их трудоустройства и проживания должны регулироваться теми же юридическими нормами, которые работают для любого гражданина страны их пребывания.

Не только дворники и строители
Основным потребителем рабочей силы в ЕАЭС является Российская Федерация, занимающая второе место в мире по привлечению мигрантов после США. По разным данным, в стране работают от 10 до 13 млн трудовых мигрантов.

Казахстан среди стран ЕАЭС занимает уникальную позицию, одновременно являясь страной и принимающей, и экспортирующей рабочую силу

Не секрет, что в некоторых областях деятельности доля мигрантов критично высока, особенно в РФ, например, в ЖКХ и строительстве. В то же время есть ряд отраслей, где имеется нужда в рабочей силе, но ее недостаточно.

— Ситуацию планируется направить в цивилизованное русло, — рассказал политолог Эдуард Полетаев. — Например, недавно Госдума Российской Федерации ратифицировала соглашение между Россией и Узбекистаном об организованном наборе и привлечении граждан Узбекистана для временной трудовой деятельности в России. И это первый подписанный Россией международный документ по данному вопросу. Такого рода документы должны помочь решению проблем неконтролируемой и незаконной миграции и защитить в определенной степени права трудовых мигрантов.

По мнению политолога, миграция — это не только попытка малообеспеченных и безработных найти себе пропитание в чужой стране. Миграционный процесс сегодня развит среди специалистов высокого класса, менеджеров, бизнесменов.

— Мигранты становятся неотъемлемой частью принимающих обществ, — пояснил он. — Поэтому необходима и культурная интеграция: книги, фильмы о том, как люди переезжают в другую страну, с какими проблемами сталкиваются, какие позитивные примеры имеются. Для более эффективной интеграции надо управлять ситуацией. Одним из положительных примеров можно назвать сериал «А у нас во дворе», показанный в 2017 году «Первым каналом» российского телевидения. На фоне гламурных сериалов зрителям продемонстрировали кино о реальных людях, которых большинство.

Варианты есть
Привлекать к решению вопросов миграции психологов, социальных работников, юристов и адаптационные службы предложила главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Ирина Черных.

— Откуда у нас берется миграция с неурегулированным статусом? Просто потому что огромное количество мигрантов не знают о своих правах, обязанностях и возможностях, — считает она.

Сергей Домнин, главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» напомнил, что единый рынок рабочей силы, по сути, появился еще в 2012 году, когда возникло Единое экономическое пространство.

— Чтобы менять стереотип о «вредных» или «полезных» мигрантах, необходимо комплексное понимание ситуации и выравнивание базовых правовых вопросов. В информационной политике тоже нужно проводить работу. СМИ должны заниматься разъяснением тонких деталей и уходом от больших обобщений и эмоциональных реакций, — посоветовал он.

Несмотря на стереотипы, мигранты не только пополняют ряды криминалитета, но и сами зачастую становятся жертвами преступлений

— Надо понимать, что это незащищенная часть населения, пусть и являющаяся гражданами других государств. СМИ периодически публикуют материалы о случаях рабства, сексуального насилия. Люди, пытаясь бороться с мигрантами, не понимают, что на самом деле борются сами с собой, — заявил политолог, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов.

Как резюмировал главный редактор журнала «Центр Азии» Евгений Пастухов, «трудовая миграция сегодня — это норма жизни».

— Нужно исходить не только из того, о чем договорились чиновники, но также из потребности людей. Есть проблема, давайте ее решать и распространять эту практику на все государства ЕАЭС, тогда будет движение вперед. Может нужно выслушивать также предложения от самих трудовых мигрантов и решать поступательно их проблемы? — подытожил эксперт.

Захар Мостовой

Источник: пресс-клуб «Содружество»

Источник: 365info.kz