Monthly Archives: Ноябрь 2019

Союзное государство Беларуси и России не угрожает интересам других стран ЕАЭС — политолог

Александр Лукашенко и Владимир Путин встретятся, чтобы обсудить дальнейшие планы интеграции России и Беларуси. Как это отразится на Казахстане?

8 декабря исполнится 20 лет подписанному между странами договору. Углубление интеграционных процессов и без того сильных в ЕАЭС экономик России и Беларуси волнует казахстанцев. Политики пока не договорились по 10 дорожным картам из 31-й.

Сложности в переговорах по электроэнергетике, нефти и газу, развитию атомной энергетики, а также формированию единой аграрной и промышленной политики.

До 1 декабря все спорные моменты должны быть улажены. Чтобы президенты двух стран обсудили готовые документы будущего сотрудничества. Как в союз Беларуси и России вписывается ЕАЭС в целом и Казахстан в частности, медиапорталу 365info рассказал политолог Эдуард Полетаев.

От слов — к делу 

— Эдуард, не получится ли так, что махина в лице союзного государства затопчет в ЕАЭС остальных членов союза, ну или сделает явными аутсайдерами?

— Я не готов говорить о том, что это махина. Это политический проект, связанный больше не с экономикой. Он важен, да, а по нефти и газу до сих пор между странами идут споры. У белорусов отрицательное сальдо торговли с Россией, так что сложностей много. И медиаповестка последнего времени по взаимоотношениям этих стран весьма скандальная. Постоянно находятся сложности — тайные или явные, реальные или ложные.

У союзного государства бюджет чуть более 7 млн рублей, на эти деньги даже квартиру в Москве не купишь

В рамках этого союзного государства рассматривается 31 дорожная карта. Это, по сути, документы на перспективу. Это сценарий развития событий на будущее. Даже если они и согласуют вопросы по 10 оставшимся картам по электроэнергетике, нефти и газу, это будет компромиссное решение. А как эти карты будут выполняться, насколько это будет реально, это тоже вопрос.

В начале 2000-х предлагали ввести ту же единую валюту. Столько лет прошло, а воз и ныне там. Другое дело, что союз России и Беларуси в некотором смысле — это модель дальнейшего интеграционного сотрудничества. И Беларусь, также как Россия и Казахстан, одна из инициаторов всех этих вещей на постсоветском пространстве.

На следующие 4 года страна будет председателем в Евразийской экономической комиссии

Я думаю, что какое-то совпадение белорусских интересов будет как в союзном государстве, так и в ЕАЭС.

Одни интересы на одних рельсах

— Тем более, где окажемся мы?

— Что касается Казахстана, у нас проблема та же — с Россией отрицательное торговое сальдо. Чуть поменьше, чем с Беларусью, но тем не менее. И поскольку у нас нет общих границ, несмотря на попытки увеличения товарооборота, Беларусь не является нашим основным торговым партнером. Также, как и мы для нее.

Да, мы союзное государство в рамках ЕАЭС. Но наши экономики зависят друг от друга не так сильно, как белорусская от российской

Никаких серьезных вещей я здесь не вижу. Кроме того, Беларусь будет лоббировать свои интересы и в рамках ЕАЭС, и в двусторонних отношениях, и в международной политике. Например, белорусские посольства славятся тем, что очень хорошо продавливают экономические интересы своей страны за рубежом небольшими кадровыми силами.

Думаю, после всех этих подписаний и празднеств 20-летия договора, когда представитель Беларуси возглавит ЕЭК, мы увидим усиленное лоббирование интересов этой страны.

Казахстан в какой-то степени к этому готов. У нас появилось министерство торговли и интеграции, поэтому уже на формальном уровне есть кому защищать интересы страны

В ближайшее время все эти выстраивания надо превратить в какие-то конкретные продукты. То есть создать единые рынки электроэнергии, нефти и газа, запланированные на 2025 год. Когда это все случится, можно будет говорить, что горизонт планирования, поставленный ЕАЭС в 10 лет, достигнут. Но успеют ли политики согласовать к тому времени все эти вопросы?

Я бы не стал разделять работу союзного государства и ЕАЭС. Они движутся по одним рельсам и не противоречат друг другу.

Алкоголь преткновения

— Месяц назад с разницей в две недели руководители нашего министерства торговли и интеграции высказывали недовольство отношением России и Беларуси к казахстанскому экспорту. Россияне, дескать, негласно запретили ставить наши товары на прилавки, а белорусы перекрыли кислород алкогольной продукции. Не станут ли совсем тщетными эти попытки после укрепления интеграции России и Беларуси?

— Уверен, что будут находить компромиссы. У нас противники интеграции всегда используют водочный вопрос и поднимают его. Алкогольной продукции действительно тяжело пробиться на российский рынок. Ее там фактически нет, за исключением той, что путешествует в чемоданах и багажниках машин.

Если посмотреть весь экспорт Казахстана за рубеж, окажется, что казахстанские продукты питания, в том числе и алкоголь, занимают жалкие проценты. Если не ошибаюсь, всего 1,5-2%, основной же экспорт — это сырьевые ресурсы.

Алкоголь — подакцизный товар, как и сигареты, поэтому в ЕЭК тяжело все это протащить. Слишком уж это серьезные поступления в бюджет каждой страны

Следовательно, борьба будет очень серьезной, учитывая, что те же сигареты в России продаются в розницу в два раза дороже. Возникают разные сложности — например, вопросы теоретической контрабанды. Как это все решать, пока непонятно. В июле должны были решить вопрос с DutyFree, но так и не решили.

Казахстанские товары в России есть

— Если исключить из вопроса пока нерешаемую проблему экспорта алкоголя и табака, есть много примеров, когда все работает. Достаточно развитые торговые сети с казахстанскими товарами в Санкт-Петербурге и Омске. Потихоньку наши производители заходят в федеральные сети.

Тут проблема даже не в том, пускают или не пускают, а в том, что еще не согласованы разные вопросы. Например, по той же ветеринарии, когда россияне пользуются своими законодательными документами и не все наши товары проходят.

И второй момент — федеральные сети требуют крупных объемов поставок, которые не всегда в состоянии изготовить казахстанские производители

Там серьезные требования и по поставкам в срок, и по определенным стандартам, и так далее. Это большой кусок рынка, и выйти на него не каждому казахстанскому производителю по силам.

В вопросах экспорта в рамках ЕАЭС нам просто нужно быть пожестче и поактивнее, и где-то что-то пройдет. Это рынок, который на ярком примере тех же конфет алматинской кондитерской фабрики доказал, что наша продукция нередко устраивает и по цене, и по качеству.

Источник: Казахстанский портал 365info.kz

Зеленый свет для казахстанского экспорта

Никто не ожидает в ближайшее время взрывного роста цен на энергоресурсы, благодаря чему существовала модель «нефтяного роста» экономики 2000-х годов. Сейчас Казахстан, сохраняя свои конкурентные преимущества по сырьевым товарам, пытается с помощью системных решений нарастить экспорт несырьевых продуктов.

В декабре 2019 года запустят единый информационно-аналитический портал поддержки казахстанских экспортеров. Портал export.gov.kz уже работает в тестовом режиме, в рамках созданного в сентябре «единого окна» для экспортеров QazTrade. Казахстанским предприятиям, заинтересованным в выходе на внешние рынки, теперь в одном месте можно будет получить всю необходимую информацию о мерах поддержки. Упор сделан на цифровизацию. Кроме того, на портале разместят реестр казахстанских экспортеров-поставщиков и их продукции. В результате иностранным партнерам станет легче находить казахстанских контрагентов.

Данный проект является одним из последствий реализации меры поддержки национального бизнеса на международных рынках, отмеченной в послании главы государства народу Казахстана от 2 сентября 2019 года. «Предстоит решительно повысить эффективность господдержки компаний, работающих на экспорт», — подчеркнул Касым-Жомарт Токаев. В Послании президент также сказал, что страна имеет значительный потенциал для производства органической и экологически чистой продукции, востребованной за рубежом. Поэтому компетентным министерствам следует решительно поддержать фермеров со сбытом их продукции на внешних рынках. Соответствующее поручение правительство уже имеет, и это приоритетная задача.

Власти Казахстана хотят диверсифицировать рынки сбыта и экспорта товаров и услуг. Одним из главных направлений развития экономики Казахстана является увеличение объема несырьевого экспорта, который формируется, прежде всего, из конкурентной способности предприятий, и не только внутри страны, но и за рубежом. Для этого создаются различные условия.

В сентябре распоряжением премьер-министра РК Аскара Мамина была утверждена дорожная карта по продвижению экспорта несырьевых товаров и услуг. В ней много внимания уделяется устранению барьеров, что позволит облегчить отечественным производителям и экспортерам продвигать свою продукцию на внешние рынки. Дорожной картой предусмотрено 81 мероприятие (52 по продвижению экспорта несырьевых товаров и 29 по развитию экспорта услуг).

В настоящее время экономическое пространство становится глобальным и вовсе не заключается в границах государств. Это понимание превратило Китай из страны по преимуществу аграрной в мировую фабрику. Казахстан также осваивает новые рынки. Например, стал экспортировать мед и баранину в промышленных объемах в ОАЭ.

«В рамках реализации экономической дипломатии важной задачей в работе загранучреждений Казахстана является продвижение продукции казахстанских предприятий на зарубежные рынки. Поэтому наше посольство старается максимально наращивать и использовать имеющийся потенциал по оказанию поддержки и дипломатического содействия экспортёрам казахстанских товаров, включая продовольственную продукцию с учетом особенностей эмиратского рынка и условий регулирования», — сказал посол Казахстана в ОАЭ Мадияр Менилбеков.

«География нашего экспорта раньше распространялась в основном на традиционные рынки близлежащих стран и Европу… Сегодня же нам открываются огромные возможности вывода продукции на новые рынки», — отметил на одном из брифингов официальный представитель Министерства иностранных дел РК Айбек Смадияров. В частности, 4 ноября в Пекине состоялось очередное заседание комитета по сотрудничеству Казахстана с КНР. «В целях расширения объемов торговли между Казахстаном и Китаем достигнута договоренность увеличения поставок экспортной продукции в Китай, в том числе энергетической и сельскохозяйственной продукции. Планируем практически в два раза увеличить экспорт», — сообщил Смадияров.

«У казахстанских производителей «имеется возможность нарастить поставки в Китай на 1,6 млрд. долларов США. Это прокат плоского из железа и стали, полуфабрикаты из стали, феррохром, уран, сера, семена масличных культур, пшеница, кондитерские изделия», — заявил ранее вице-министр торговли и интеграции РК Кайрат Торебаев. Он также проинформировал, что имеется целый ряд товарных позиций, по которым казахстанские предприятия могут нарастить экспорт: в Россию – по 87 товарным позициям, в Китай – по 60-ти, Кыргызстан – по 70-ти, Туркменистан – по 48-ми, Узбекистан – по 70-ти.

* * *

Для продвижения экспорта государством оказывалась финансовая и сервисная поддержка и в прежние годы. В результате уже виден прогресс в развитии экспорта готовой продукции, казахстанские товары знают в России и государствах Центральной Азии. В 2017 году был создан консультативно-совещательный орган — Совет по экспортной политике при правительстве РК, основанный на принципе партнерства между государственным и частным секторами. В том же году утверждена программа «Национальная экспортная стратегия РК» на 2018-2022 годы с целью создания условий для увеличения объема несырьевого экспорта в 1,5 раза к 2022 году. Объем экспорта несырьевых товаров и услуг Казахстана должен достигнуть 31,8 млрд. долларов США.

Программа нацелена на формирование единой и целостной политики по обеспечению условий для роста несырьевого экспорта в два раза к 2025 году и в три раза к 2040 году согласно Стратегии «Казахстан-2050». Также она предусматривает ряд значительных мер для развития транспортно-логистической и торговой инфраструктуры, улучшения условий продвижения несырьевых товаров и услуг. К примеру, предоставление льготного кредитования, предэкспортного и экспортного финансирования проектам несырьевого сектора. Компенсироваться будут затраты, связанные с рекламой продукции, участием в зарубежных выставках, ярмарках и фестивалях, а также разработкой и распространением рекламных каталогов. Помимо этого, возместят часть суммы на содержание представительства, торговой точки или склада за рубежом, проведение процедур по регистрации товарных знаков и сертификации продукции. Также намечается возмещение транспортных расходов.

«Экономика должна развиваться, одной только нефтью мы не проживем, а высокотехнологичных вещей, которые мы могли бы возить далеко, чтобы торговать на мировом рынке, страна производит мало, — заявил экономист Айдархан Кусаинов на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» «Развитие приграничной торговли: мосты для торгово-экономического сотрудничества». — Однако неизбежно то, что страна отойдет от модели «продавать нефть, импортировать необходимое». Существенно изменились приоритеты экономической политики: они развернулись в сторону доходов населения. Малый и средний бизнес, который как раз и работает в самой трудоемкой экономике простых вещей, получил существенную поддержку. В стране создано Министерство торговли и интеграции, то есть орган, целью которого является улучшение торговой позиции Казахстана в экспортно-импортных операциях, а проще говоря, продвижение казахстанской продукции на новые рынки. Наконец-то появилось министерство, которое стучит кулаком по столу в ЕАЭС. Если Казахстан хочет развиваться, он должен больше продавать».

К концу прошлого года страна экспортировала 898 товаров в 117 стран. По словам премьер-министра Аскара Мамина, по результатам 2019 года внешнеторговый оборот должен будет приближен к 100 млрд. долларов США, из которых 65% составит экспорт, а 35% – импорт. Однако почивать на лаврах еще рано. «МВФ снизил прогноз роста мировой торговли. Всего лишь 1,1% в этом году ожидается», — отметил глава кабмина.

В последние годы доля экспорта обрабатывающей промышленности в общем объеме экспорта Казахстана демонстрирует нестабильность. Скажем, с 2013 по 2017 годы она увеличилась с 23% до 32,3%.  В прошлом году она снизилась по сравнению с 2017 годом на 6,6 процентных пункта и составила 25,7%. То есть в нынешнем году, согласно планам, ее надо увеличивать почти на 10%.

Экспорт казахстанских товаров и услуг достиг пика в 2012 году, составив 91,3 млрд. долларов США. Однако, что не скрывается в Национальной экспортной стратегии РК, ввиду преобладания нефти и газоконденсата в структуре казахстанского экспорта, его стоимость отличается волатильностью.

В 2015 году в результате падения мировых цен на нефть, стоимость казахстанского экспорта упала сразу на 42% по сравнению с 2014 годом. В 2016 году экспорт продолжил снижаться и его объем упал ниже уровня 2007 года. Тем не менее, по итогам 2016 года доля экспорта товаров и услуг в ВВП Казахстана составила, как было отмечено выше, 32,3%, что аналогично показателям большинства крупных развитых и развивающихся экономик. Это, с одной стороны, отражает высокую степень открытости казахстанской экономики и, с другой стороны, свидетельствует о значительной чувствительности к рискам, связанным со структурой экспорта.

Именно поэтому необходимо диверсифицировать экспортную корзину, с целью облегчить ценовые шоки, способные негативно отразиться на экономике страны. Что сделать непросто, так как если сырьевые отрасли могут относительно безболезненно восстановить свои позиции на мировом рынке при росте цен на сырье, то несырьевому сектору восстанавливать потерянные экспортные позиции гораздо сложнее. Это связано с объективными особенностями производства товаров обрабатывающей промышленности, которые усложняют условия экспорта (например, наличие сложных цепочек поставок, высокая чувствительность к логистике и срокам транспортировки и т.д.).

* * *

Согласно анализу состояния внешней торговли Казахстана, подготовленному АО «Казахстанский центр индустрии и экспорта», внешнеторговый оборот страны за 2018 год составил 93,5 млрд. долларов США, что на 20,4% больше по сравнению с аналогичным периодом 2017 года. При этом экспорт увеличился на 26% и составил 61 млрд. долларов США, а импорт снизился на 11% и составил 32,5 млрд. долларов США. Таким образом, сальдо торгового баланса оказалось положительным в размере 28,5 млрд. долларов США.

Однако, в основном экспорт вырос за счет увеличения поставок сырьевых товаров почти на 38%, а обработанных товаров — всего на 0,3%, объемы которых составили 45,3 и 15,7 млрд. долларов США соответственно. 86% всего объема экспорта составляют сырая нефть, газ, медь, ферросплавы, металлопрокат, уран, нефтепродукты, медные руды, пшеница, алюминий и железные руды.

В структуре обработанного экспорта традиционно значительную долю занимают

товары промежуточного потребления (вроде муки или полуфабрикатов из железа). Объем их экспорта за 2018 год составил 13,2 млрд. долларов США. В свою очередь, экспорт потребительских товаров за 2018 год составил 2 млрд. долларов США, что на 7%

больше по сравнению с 2017 годом. Это те самые товары, которые казахстанцы везут за рубеж в качестве подарков, их видно на прилавках магазинов в близлежащих странах.

В прошлом году экспорт инсектицидов вырос на 90,8%, ювелирных изделий на

38,4%, сахара на 33,2%, лекарств на 24,2%, безалкогольных напитков на 16,5%. Средства производства за 2018 год экспортировались в объеме 384,8 млн долларов США, что на 9% превысило показатели прошлого года. Это такие товары, как железнодорожные вагоны, электрические трансформаторы, пульверизаторы и жидкостные насосы.

Фактически половина экспорта Казахстана ушла в страны ЕС, на 30,7 млрд. долларов США. В Китай поставлялось 10% всего экспорта, в страны ЕАЭС — 9,7%, в другие страны СНГ – 6%. В страны остального мира направлялось 24% экспорта. Согласно данным министерства торговли и интеграции РК за январь-сентябрь 2019 года, главными потребителями казахстанских обработанных товаров являются ближайшие соседи: Китай (с долей 24,8%), Россия (18,8%) и Узбекистан (6,3%).

* * *

В процессах обеспечения и увеличения казахстанского экспорта участвуют несколько государственных органов и квазигосударственных структур. В июле 2019 года министерству торговли и интеграции переданы функций в сфере развития и продвижения несырьевого экспорта. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поставил перед новым ведомством задачу продвижения казахстанских товаров на рынках ЕАЭС, Китая и Центральной Азии. Кроме того, оно должно сконцентрировать меры сервисной поддержки экспортеров по принципу «одного окна».

Министерство индустрии и инфраструктурного развития РК определяет экспортную политику и реализует ее в области обрабатывающей промышленности; министерство сельского хозяйства РК — в сфере пищевой промышленности; министерство национальной экономики разрабатывает государственную политику в области регулирования и развития внешнеторговой деятельности; НПП РК «Атамекен» предоставляет сервисные меры поддержки; АО «Экспортная страховая компания «KazakhExport» оказывает финансовые и страховые услуги экспортерам; АО «Казахстанский центр индустрии и экспорта «QazIndustry» содействует в обеспечении успеха политики индустриализации страны. В компетенцию этих и других отраслевых структур входит оформление и согласование документации, необходимой экспортерам.

Министерство иностранных дел РК, хоть и не участвует в процессах выдачи каких-либо разрешительных документов, с учетом своей специфики фокусируется на важном направлении внешних аспектов развития экспорта с использованием потенциала загранучреждений. Внешнеполитическое ведомство вовлечено в проведение переговоров с властями зарубежных государств по многим важным вопросам.

Новым элементом в инструментарии МИД стало прямое взаимодействие с казахстанским экспортоориентированным частным сектором. Предприятия обращаются с просьбами о предоставлении необходимой информации по ведению бизнеса в тех или иных странах, организации встреч с зарубежными партнерами, поиске покупателей и т.п.

При непосредственном содействии со стороны МИД в стране и за границей ежегодно проводятся сотни мероприятий по торгово-экономической и инвестиционной тематике, а также организуются визиты иностранных деловых кругов в Казахстан и казахстанских экономических делегаций за рубеж.

Для реализации поставленных главой государства задач задействованы все имеющиеся ресурсы министерства и страны за рубежом, включая загранучреждения, советников по инвестициям, экономике и торговле, ВТО, торговые представительства, фронтофисы, а также почетных консулов Казахстана.

МИД проработаны обращения целого ряда казахстанских компаний с просьбами о продвижении экспорта или привлечении инвестиций. Ярким примером является первая в истории РК транспортировка пшеницы объемом в 720 тонн во Вьетнам по новому транспортному коридору «Казахстан — Ляньюньган (КНР) — Вьетнам». Данная поставка была организована дочерней компанией АО «НК «Казакстан темір жолы» — АО «KTZ Express» совместно с ООО «Китайско-казахстанская международная логистическая компания г.Ляньюньган».

В этом смысле работа на внешнеполитическом треке по продвижению экспорта важна потому, что Казахстан является членом ЕАЭС, а это значит, что предприниматели освобождены от таможенных пошлин. Экспорт проходит по упрощенной системе — вместо таможенной декларации используются статистические формы. Совместно со странами-партнерами по ЕАЭС продолжается работа по созданию зон свободной торговли. В частности, в 2015 году в Казахстане было подписано соглашение о свободной торговле с Вьетнамом. Несырьевой экспорт во Вьетнам в 2015 году составил 9,5 млн долларов США, в 2017 году вырос до 272,3 млн долларов США. В результате подписанного соглашения и значительной работы внешнеполитического ведомства по этому поводу он увеличился в 27 раз.

Эдуард ПОЛЕТАЕВ, политолог

Источник: Республиканская общественно-политическая газета «Аргументы и Факты – Казахстан»

Завязли в приграничье: ЕАЭС помогает или мешает торговле Казахстана и России?

«Деятельность Таможенного Союза и ЕАЭС привела к резкому увеличению транспортных потоков через границу, что заставило задуматься о необходимости увеличения количества пограничных пунктов пропуска», — заявил главный научный сотрудник КИСИ при президенте Казахстана Вячеслав Додонов, выступая на заседании экспертного клуба на тему: «Развитие приграничной торговли: мосты для торгово-экономического сотрудничества».

StanRadar.com приводит выдержку из выступления эксперта.

«Мы все время путаемся в терминах. В нашем понимании почему-то приграничная торговля – это некий обмен топоров на мясо.

Если рассматривать приграничное сотрудничество Казахстана и России, эти 7 казахстанских и 12 российских областей, то там имеет место быть единый территориально-производственный комплекс (ТПК), который был создан еще в СССР.

Именно он, в основном, и дает 70% взаимного товарооборота, которые фигурируют в официальной статистике. Такая цифра не возникнет в результате перевозки колбасы и алкоголя. Вся наша отечественная пищевая промышленность в структуре ВВП – это всего 1,5%.

Объемы дает крупное производство: металлургия, энергетика, уголь, топливо и т.д. 

Вероятно, не все так благополучно в этой сфере. В 2017 году была подписана действующая Программа межрегионального и приграничного сотрудничества между Правительством РК и Правительством РФ на 2018-2023 годы. Видимо, она недостаточно хорошо работает, раз на XVI Форуме межрегионального сотрудничества России и Казахстана в Омске возникла нужда подписания Концепция программы приграничного сотрудничества «Казахстан – Россия» на период с 2020 по 2025 годы.

Что касается конкретной оценки приграничного сотрудничества двух стран, на мой взгляд, возникает не совсем естественная ситуация, так как уже пять лет работает ЕАЭС с его общим рынком товаров. По идее Союз должен был снимать и решать все вопросы по перемещению товаров, в том числе, между приграничными регионами. Но барьеры остаются, ЕАЭС и ЕЭК не могут убрать их, не хватает компетенции и мощи противостоять национальным интересам. Поэтому приходится использовать двусторонние форматы.

Деятельность Таможенного Союза и ЕАЭС привела к резкому увеличению транспортных потоков через границу, что заставило задуматься о необходимости увеличения количества пунктов пропуска через границу. Встречались мнения о том, что в 5-6 раз эти потоки увеличились. Хотя есть еще факторы транспортного коридора Западный Китай – Западная Европа и транзита Россия — Центральная Азия.

На форуме в Омске было подписано 25 документов, 14 из них – представителями бизнес-структур. Это не так много, хотя был большой форум с участием президентов, более 1600 представителей из 10 областей Казахстана и 24 субъектов Российской Федерации. Соглашений должно быть больше».

Источник: Портал STANRADAR

«Подводные камни» ЕАЭС: все ли в порядке в приграничной торговле?

На первый взгляд, приграничное сотрудничество практически со всеми соседями неуклонно развивается. Объемы торговли растут, что положительно сказывается на экономике в целом. Но почему-то ряд препонов и барьеров остались, и их не могут ликвидировать ни ЕАК, ни ЕАЭС. Об этом говорили участники круглого стола «Развитие приграничной торговли: мосты для торгово-экономического сотрудничества».

Плюсы и минусы

Эдуард Полетаев, руководитель ОФ «Мир Евразии», привел статистику торговли с приграничными странами (данные от министерства торговли и интеграции). По итогам 2018 года, среди приграничных государств доля торгового оборота составила:

  • Россия — 19,5% ($18,5 млрд, рост +13,1%) от общей торговли Казахстана,
  • Китай — 12,3% ($11,7 млрд, + 11,4%),
  • Узбекистан – 2,9% ($2,8 млрд, + 40,8%),
  • Кыргызстан – 1% ($900,5 млн, + 17,7%),
  • Туркменистан – 0,1% ($98,1 млн, — 1,5%).

Благотворно рост торговли сказался и на партнерах. Например, в Китае улучшилось положение северных и восточных регионов, поскольку значительная часть товаров в приграничье привозили именно оттуда.

— В целом объемы взаимной торговли Казахстана со странами-соседями в значительно степени зависят от колебаний мировых цен на сырьевые товары. Однако тенденция дальнейшего увеличения товарооборота сохранится в обозримом будущем. Экономический потенциал СНГ и ЕАЭС будет меняться в пользу их азиатской части, — сказал Полетаев.

Акимжан Арупов, директор Института мировой экономики и международных отношений, добавил, что

совокупный продукт приграничной торговли оценивается в 300 млрд долларов

Например, между нами и РФ самая протяженная в мире непрерывная сухопутная граница длинной порядка 7,5 тыс. км. В приграничных областях по обе стороны проживают 5,5 млн казахстанцев и 26,5 млн россиян.

— Для Казахстана приграничный товарооборот составляет порядка 40% ВВП нашей страны, для России – до 20%, — добавил он.

Хотя для нас появились и неожиданные минусы, утверждает Арупов.

— Для того чтобы получить государственный грант, там значительно меньше баллы. Что касается платного образования, местным абитуриентам дешевле поехать учиться в российские регионы, чем в Нур-Султан или Алматы. Еще одна проблема – это утечка из Казахстана в Россию квалифицированных кадров, — перечислил он.

Появились вопросы к местным властям

Адиль Каукенов, директор Центра китайских исследований CHINA CENTER, считает, что главный вопрос в том, как эффективно реализовывать соответствующие проекты. Например, сейчас одна из проблем «Хоргоса» — неравномерность.

— С казахстанской стороны он пока менее развит, чем со стороны Китая. Строительство китайской части началось еще в 2007 году. Впрочем, ввод в эксплуатацию инвестиционных объектов на казахстанской стороне продолжается. Когда мы говорим, что подобный центр, возможно, будет построен на границе с Узбекистаном или Россией,

возникает вопрос: кто будет вкладывать инвестиции?

— сказал он.

Китаевед добавил, что для нашей приграничной торговли «характерна некая хаотичность».

Кроме того, особое внимание следует обратить на безопасность посетителей, поскольку

«вокруг границ часто наблюдаются криминальный фон, контрабанда»

Еще одна проблема, по мнению эксперта, это власть на местах.

— Вокруг приграничной торговли не удалось избежать скатывания в криминал, авантюризм и контрабанду. При том, что эта торговля несет в себе огромный позитивный потенциал. Множество заградительных препонов, неурегулированность, сращивание криминала с силовиками может привести к тому, что люди с деньгами побоятся закупаться в таких местах. Из Алматы поток посетителей на «Хоргос» уже специфичный, — сказал он.

Экономист Айдархан Кусаинов в ответ заявил, что «благодаря отмене таможенных постов приграничная торговля постепенно декриминализуется». Хотя согласен, что к региональным властям остаются вопросы.

— Отличными инициативами, которые идут сверху, на местах не всегда пользуются или не понимают, что с ними делать,

— сказал Кусаинов.

Но в целом эксперт настроен вполне оптимистично, считая, что позитив ощущается уже сегодня.

Остались подводные камни

Вячеслав Додонов, главный научный сотрудник КИСИ, оказался настроен более скептически. Для начала он напомнил, что в приграничном сотрудничестве Казахстана и России

работает единый территориально-производственный комплекс был создан еще в СССР

— Именно он в основном и дает 70% взаимного товарооборота, которые фигурируют в официальной статистике, — добавил эксперт.

Но экономист подозревает, что на самом деле не все так благополучно. Хотя Программу межрегионального и приграничного сотрудничества на 2018-2023 годы подписали еще в 2017 году, почему-то в 2019 возникла необходимость подписать еще и Концепцию программы приграничного сотрудничества «Казахстан – Россия» на период с 2020 по 2025 годы.

Было это на XVI Форуме межрегионального сотрудничества России и Казахстана в Омске. Это может означать наличие неких подводных камней, которые нужно каким-то образом ликвидировать.

— Что касается конкретной оценки приграничного сотрудничества двух стран, возникает не совсем естественная ситуация. Уже пять лет работает ЕАЭС с его общим рынком товаров. По идее, Союз должен был снимать и решать все вопросы по перемещению товаров, в том числе между приграничными регионами.

Но барьеры остаются, ЕАЭС и ЕЭК не могут убрать их, не хватает компетенции и мощи противостоять национальным интересам

Поэтому приходится использовать двусторонние форматы, — подытожил он.

Источник: 365info.kz

В Астрахани состоялся первый выпуск Каспийской медиашколы

С 18 по 22 ноября в Астрахани прошла первая Каспийская медиашкола – международный образовательный проект, участие в котором приняли около ста специалистов в сфере медиаиндустрии, рекламы и PR. Это студенты и преподаватели  из университетов Азербайджанской Республики, Республики Казахстан и России, а также практикующие журналисты из стран Прикаспия. Проект реализуется при поддержке Фонда президентских грантов.

Астраханская область не зря выбрана местом проведения Каспийской медиашколы, поскольку представляет собой южный форпост России на Каспии, а также исторически является местом пересечения ведущих торговых и транспортных путей между государствами Каспийского моря. Здесь же реализуются и актуальные  проекты, посвящённые информационному сотрудничеству прикаспийских стран. Это не только проведение Каспийского медиафорума, но и работа Каспийской редакции, деятельность Каспийского экспертного клуба, проведение Медиатренинга для молодых журналистов, организованного Центром международных и общественно-политических исследований «Каспий Евразия». Именно он, а также Астраханский государственный технический университет стали организаторами первой Каспийской медиашколы в Астрахани.

Целью проекта является сохранение и популяризация русскоязычного информационного контента и русского языка в странах Каспийского региона за счёт формирования единого информационного пространства, в том числе среди студентов профильных специальностей, молодых журналистов и медиа-специалистов. Эта идея оказалась актуальной для студентов и преподавателей Бакинского государственного университета, Евразийского национального университета им.Л.Н. Гумилёва, Астраханского государственного университета, Атыраусского государственного университета им. Х. Досмухамедова, Казахского национального университета им. Аль-Фараби и Астраханского государственного технического университета.  Обмен в академической среде, медицинский туризм, развитие торговых отношений – всё это актуально для стран «каспийской пятёрки», и формирование единого информационного поля здесь играет не последнюю роль.

«Содружество со странами прикаспийского региона является одним из направлений работы Астраханского региона. Вы можете судить об этом по проектам, которые здесь реализуются. Это строительство Азербайджанского делового центра, Иранского торгового дома. В настоящее время ведётся строительство Астраханского делового центра в Баку. У нас тесно развиты контакты не только в экономике, но и в гуманитарной сфере. Много студентов учится в Астрахани из Прикаспийских государств. Развит медицинский туризм. Это говорит о том, что сотрудничество многоаспектное,  и мы будем стремиться наращивать его и расширять, в том числе благодаря информации, которая будет доноситься до наших стран», — отметил на открытии проекта  начальник отдела стран СНГ и регионов России министерства международных и внешнеэкономических связей Астраханской области Илья ТОРОПИЦЫН.

Знаковой назвал премьеру проекта и руководитель Агентства по делам молодёжи Астраханской области Егор УГАРОВ. «В 2021 году в Астрахани состоится Каспийский экономический форум – важное событие не только для Астраханской области, но и для прикаспийского сотрудничества и такая первая весточка – Каспийская медиашкола и Каспийский медиафорум, которые проходят в Астрахани – всё это говорит о том, что мы становимся серьёзной международной площадкой», — отметил глава ведомства.

В ходе мероприятия участникам была представлена широкая образовательная и интерактивная программа. В  течение нескольких дней  на площадках медиашколы проходили лекционные занятия и дискуссии, практические мастер-классы  в формате work-shop и встречи с экспертами, мастер-классы по видеосъемке, монтажу и звукозаписи, деловые игры и тренинги на командообразование.

Журналист, доцент кафедры журналистики Бакинского государственного университета Заур БАБАЕВ представил участникам лекцию, посвящённую особенностям мастерства журналиста при поиске и обработке информации. Телевизионные журналисты из Баку  Алмаз НАСИБОВА и Вафа АГАБАЛАЕВА также поделились опытом, рассказав о социальных сетях как об источнике информации в журналистской профессии.

На кейс-турнире доцента факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ «Высшая школа экономики» Ольги АФАНАСЬЕВОЙ, посвящённом коммуникациям, слушатели медиашколы узнали об олимпиадах вуза и возможностях «прокачать» свои профессиональные навыки на соответствующих соревнованиях.  Тему образования специалистов в сфере медиа  слушатели и эксперты подняли в рамках круглого стола «Разработка образовательных программ по направлению подготовки журналистики, PR и коммуникации». Встречу модерировали преподаватель кафедры телерадио и связи с общественностью ЕНУ им. Л.Н. Гумилева Айгерим МУРАТ и колумнист информационного портала «strategy2050.kz» Олжас БЕЙСЕНБАЕВ. По итогам дискуссии участникам удалось договориться о реализации совместных образовательных проектов, а также поделиться опытом в области профессионального медийного обучения. 

Более практико-ориентированным  стал мастер-класс  старшего научного сотрудника Центра глобальных проблем Института международных исследований МГИМО МИД России Алексея ТОКАРЕВА «Объективность vs кликбейт: кто победит в эпоху «новых медиа»? В качестве примера эксперт привёл феномен популярности топовых блогеров инстаграма, которые не являются профессиональными журналистами, а также назвал основные механизмы, благодаря которым авторы могут сделать свои материалы более кликабельными и популярными.  

Обозреватель астраханской областной газеты «Волга» Людмила КОЧИНА поделилась личным опытом работы с информацией в рамках воркшопа «Редактирование текстов или как насмешить читателя ошибкой?».  О продвижении медиа и бизнес-составляющей продукта участники поговорили на практикуме директора маркетингового агентства MIX Марины ЛИНЬКО «Digital Marketing & Social Media в бизнесе». Помимо встреч и занятий, посвящённых узким аспектам профессии, слушатели Каспийской медиашколы также побывали на занятии по сценической речи у преподавателя актёрского мастерства Георгия БУТУСОВА.

Стоит отметить, что во время Каспийской медиашколы многие молодые журналисты продолжали работу для своих СМИ и подготовили ряд статей и телевизионных сюжетов о мероприятии. В завершении обучения участники презентовали свои проекты под общим названием «Мой друг живёт на Каспии».

«Мы увидели совершенно профессиональные работы, которые были пропитаны любовью к Каспию, к своей малой родине. Это очень ценно и трогательно. Мы хотели выделить лучшую из работ, но поняли, что это невозможно. Все наши участники — победители», — сказала руководитель Центра «Каспий Евразия» Ксения ТЮРЕНКОВА. Итогом Каспийской медаишколы стало вручение официальных сертификатов о прохождении обучения. Как говорят организаторы, пилотный проект можно назвать состоявшимся, и не исключено, что в следующем году они повторят этот же опыт.

Торговля – двигатель приграничья

Если люди живут в приграничье – они должны получать от этого пользу

«Покупатели не строят базары – базары строят продавцы», – подчеркнул Айдархан Кусаинов, экономист. Прозвучало это в ходе заседания экспертного клуба ОФ «Мир Евразии» на тему «Развитие приграничной торговли: мосты для торгово-экономического сотрудничества». «У нас нет торговой политики в плане государственного видения. Двадцать лет философия госпрограмм такая: сделаем прорывной проект и сразу станем «барсом». Потому министерства торговли так долго и не было», – акцентировал г-н Кусаинов. Появление министерства торговли и интеграции эксперт оценивает как положительную вещь в плане стратегического переосмысления и понимания существующих экономических реалий.

«Вопросы приграничной торговли на высокий политический уровень поднимаются не первый год», – отметил Эдуард Полетаев, модератор экспертного клуба. Все заседание его участники пытались разобраться со смыслом понятия «приграничная торговля». Ведь если это продажа пива и воблы в приграничной полосе, то тогда невозможны официальные цифры в 70% общего товарооборота Казахстана и России, например. Когда в приграничную торговлю вводят показатели бывших советских территориально-производственных комплексов, чья инерция в случае РК и РФ продолжается, то уголь, нефть, газ, электроэнергия, асбест и окатыши не подходят под общепринятое понимание приграничной торговли. «Приграничная торговля разноуровневая», – сформулировал Рустем Курмангужин, историк. С такой трактовкой почти все согласились.

Торговлю Казахстана и Китая на Хоргосе эксперты определили как «торговля на границе». Востоковед Адиль Каукенов отдельно остановился на криминальном аспекте торговых операций и сопутствующих ей отношений в округе Хоргоса: «В районе Жаркента для большой группы населения стало нормально отсидеть в тюрьме – своеобразная «путевка в жизнь». Этому нужно идеологическое противостояние». «Люди в фуражках» с казахстанской стороны границы часто отрицательно настроены к желанию людей разбогатеть. «Безумное желание государства залезть в карман граждан» привело к тому, что «из Алматы поток людей на Хоргос достаточно специализированный».

«Сращивание силовых структур и криминала называется мафия», – заметил Сергей Козлов, журналист, в развитие темы Хоргоса. Касаясь мировых примеров приграничной торговли, он сообщил, что в районе Сан-Диего между США и Мексикой с американской стороны мафии нет, а с мексиканской есть. А если взять регион Сиэтла и Ванкувера (США – Канада), то никаких мафий нет по обе стороны границы. «Если бы правящая элита Казахстана была заинтересована в наведении порядка на Хоргосе – он был бы быстро наведен», – считает г-н Козлов. «Хоргос – это символ. Символ того, что у Китая есть торгово-экономическая политика, а у нас такой политики нет», – еще один его тезис.

Гульмира ИЛЕУОВА

Социолог Гульмира Илеуова в продолжение темы криминала и приграничной торговли рассказала об исследованиях в районе Кордая. Оказывается, после вступления Кыргызстана в ЕАЭС, когда таможенная граница из Кордая ушла и осталась только государственная граница, криминал в данном районе снизился просто в разы.

Г-жа Илеуова концептуально исходит из того, что простые люди должны получать определенные бонусы от жизни на приграничной территории. В качестве примера она привела жителей Ленинградской области России, которые регулярно посещают Финляндию, потому что для них предельно упрошена шенгенская виза. Финны с ответными визитами в Санкт-Петербурге тоже встречаются в больших количествах. Эксперт предлагает Казахстану развивать аналогичную модель, где и по приграничной торговле в людском измерении тоже должны быть определенные льготы и преимущества. В таком случае приграничная торговля будет реально способствовать хозяйственным и гуманитарным связям, содействовать добрососедству и комплиментарной среде.

Политолог Рустам Бурнашев тоже сторонник определения с целевыми установками. Если государство заинтересовано в комфорте своих граждан, проживающих в приграничной полосе, то оно идет на создание «легализованной системы нарушения норм». В этом случае проживающие в приграничных районах получают официальные послабления по сравнению с остальными гражданами страны.

«От нефтяной модели, где 1% кайфует и всем доволен, а остальные елее сводят концы с концами, мы рано или поздно отойдем. Поэтому торговлю развивать придется, – акцентировал Айдархан Кусаинов. – Если мы хотим развиваться – мы должны что-то продавать»«Если приграничный регион будет обезлюдевать, там появится аким, который будет «двигаться», – считает экономист. К тому же области теперь получили широкие полномочия в плане налогов, а это действенный инструмент проведения экономической политики в регионах.

Акимжан Арупов, экономист, сообщил, что вдоль казахстано-российской границы расположены 12 российских регионов и 7 казахстанских областей. «Кроме Атырауской области, уровень жизни в российских регионах значительно выше, чем в Казахстане», – сообщил он. Как результат, идет переток населения на российскую сторону. «Как набирают абитуриентов в Северо-Казахстанский университет – для меня загадка», – признался г-н Арупов.

«Граница может быть жесткой (охранительной), а может мягкой. Она в очень большой зависимости от политических факторов», – констатировал Эдуард Полетаев.

Источник: ZonaKZ.net

Экономическая политика в Казахстане уже принципиально изменилась

Отношения государства с бизнесом можно сравнить с двумя разными подходами в воспитании детей богатыми родителями.

Недавно участвовал в обсуждении проблем и перспектив приграничной торговли РК, в связи с чем суммировал происходящие изменения в экономической политике страны последних двух лет и дальнейших необходимых шагах. Думаю, что будет полезно ретроспективно оценить эти меры.

Во-первых, существенно изменились приоритеты экономической политики: они развернулись в сторону доходов населения. Сравните приоритеты января и октября 2018 года.

Январь (Послание президента РК 10 января 2018 года):

  1. Индустриализация должна стать флагманом внедрения новых технологий.
  2. Дальнейшее развитие ресурсного потенциала. 3) «Умные технологии» – шанс для рывка в развитии агропромышленного комплекса.
  3. Повышение эффективности транспортно-логистической инфраструктуры.
  4. Внедрение современных технологий в строительстве и коммунальном секторе.
  5. Перезагрузка финансового сектора.
  6. Человеческий капитал – основа модернизации.

Октябрь (Послание президента РК 5 октября 2018 года):

  1. Рост доходов населения.
  2. Повышение качества жизни.
  3. Создание комфортной среды проживания.
  4. Госаппарат, ориентированный на потребности граждан.
  5. Эффективная внешняя политика.
  6. Сопричастность каждого казахстанца процессам преобразований в стране.

Сейчас в выступлениях официальных лиц мы практически не слышим риторики о том, как государство заботится о бизнесе и поддерживает его. Ключевые сообщения строятся на утверждении: мы проводим политику в интересах граждан Казахстана и заботимся о благосостоянии и качестве жизни народа страны.

Из лексикона и дискурса практически исчезли «прорывные проекты», вместо них появилась «экономика простых вещей», то есть развитие производств повседневных понятных товаров и услуг, которыми пользуются обычные граждане и которые могут создать они же.

В стране введено прогрессивное налогообложение, когда люди с низкими доходами платят подоходный налог по меньшей ставке, понижены и заморожены тарифы на ЖКХ, существенно повышены доходы низкооплачиваемой части населения страны, что привело к росту медианных доходов. Кроме того, мы перешли к системно слабому тенге. По моему мнению, это случайный ситуативный результат проводимой денежно-кредитной политики, с принципами которой я не согласен и критикую, но результат – он и есть результат. Микро- и малый бизнес освобождены от части налогов.

Эта система привела к тому, что, с одной стороны, микро- и малый бизнес, которые как раз и работают в самой трудоёмкой экономике простых вещей, получили существенную поддержку:

  • снизились затраты на электроэнергию;
  • при том же фонде заработной платы низкооплачиваемые рабочие получили её рост, потому что налоги снижены;
  • будут снижены налоги на бизнес;
  • повысился платёжеспособный спрос, который в этом сегменте формируется населением с доходами из нижней части распределения;
  • улучшилась конкурентная позиция из-за удорожания импорта.

В стране наконец создано Министерство торговли и интеграции, то есть влиятельный государственный орган, единственной целью которого является улучшение торговой позиции Казахстана в экспортно-импортных операциях, а проще говоря, продвижение казахстанской продукции на новые рынки.

Корпоративный подоходный налог передан в областные акиматы, внедряется система налогового кредита. Это даёт акиматам фискальные инструменты и возможность проводить экономическую политику, адаптированную к реалиям и специфике каждого региона. Экономика простых вещей предполагает реалистичный подход и производство товаров, конкурентоспособных на локальных рынках. Это для hightech-компаний, производящих товары с высокой добавленной стоимостью, расстояния и локальные вкусовые предпочтения нипочём, а в простых вещах (пищевые продукты, производство потребительских товаров) значительную роль играют как раз локальные вкусы, предпочтения и расстояния.

Итак, за последние два года происходит стремительное системное преобразование экономической политики в принципиально новые контуры. Этот процесс, с одной стороны, незаметен, потому что здесь невозможно вывесить громкое заявление: «Раздадим бизнесу сто тысяч миллионов тенге – вот как мы заботимся о бизнесе». С другой стороны, это глубочайшие изменения, которые имеют гораздо более значимый эффект в поддержке бизнеса. Они гораздо эффективнее, правильнее и здоровее с точки зрения социально-экономических результатов, принципов государственной политики и снижения коррупциогенности экономики.

Процесс преобразования идёт непросто и небыстро в силу искажённого общественного сознания и, конечно, сопротивления выгодополучателей старой системы. Идея не давать деньги бизнесу, а давать ему возможность зарабатывать – трудная для понимания, поскольку десятилетия общество и бизнес приучали к дешёвым деньгам и заботе.

Сравню эту ситуацию с воспитанием детей.

Есть один подход. Ребёнку с детства родители говорят: вот тебе лучшая одежда, лучшая еда, лучшая школа, лучшие преподаватели, десять миллионов на собственный бизнес и каждый год по 3 миллиона, потому что «бизнес не идёт, но мы в тебя верим, ты же национальный чемпион и завтра будешь нас обеспечивать». Когда вдруг родители заявляют, что всё, денег нет, ребёнок, естественно, говорит: «Как же я без стартового капитала (дешёвых денег), супертренингов смогу делать бизнес? Это невозможно, дайте ещё хоть чуть-чуть и ещё несколько лет».

Он просто не представляет, что можно жить и зарабатывать без родителей – они ему должны по жизни. И он не замечает, что инфраструктуру ему создали – образование, связи, возможности.

В другом подходе очень богатые родители ребёнку говорят: зарабатывай, мой полы в свободное время, подрабатывай официантом, репетитором, трудись, живи в реальном мире. Хочешь делать бизнес – найди стартовый капитал, венчурных инвесторов, и да, деньги вполне могут оказаться дорогими, но если ты хочешь и можешь делать бизнес, то найдёшь. Такой ребёнок не ноет, а зарабатывает как может, благодаря родителей за инфраструктуру – образование, связи и возможности.

Он не представляет, почему ему, здоровому и умному, родители ещё и деньги должны давать.

Тем не менее изменившаяся политика, риторика и дискурс постепенно и неизбежно модернизируют общественное сознание. Кстати, «Рухани жангыру» – как раз именно об этом процессе. Это не просто разные социальные проекты, объединённые логотипом.

Источник: Мультимедийный информационно-аналитический портал informБЮРО

Айдархан Кусаинов: «одной нефтью мы не проживем»

Проблемы приграничных регионов и вопросы реализации потенциала приграничной торговли находят свое место в ряду приоритетных направлений государственной политики

Приграничное сотрудничество — один из важнейших факторов реализации целей и интересов стран, входящих в СНГ. Жизнь доказала, что это наиболее устойчивая и развивающаяся система взаимосвязей сопредельных государств. Об этом говорили известные казахстанские эксперты на состоявшемся недавно в Алматы заседании экспертного клуба «Мир Евразии» под названием «Развитие приграничной торговли: мосты для торгово-экономического сотрудничества».

В своем выступлении на заседании глав государств СНГ в Ашхабаде, Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев одной из первостепенных задач Содружества назвал развитие торгово-экономического сотрудничества. «Нам нужны точки роста, которые придали бы новый импульс экономическому взаимодействию», — сказал он. Одной из таких точек является развитие приграничной торговли. Ее потенциал все еще используется не в полной мере. Ей же была посвящена сессия на ХVI форуме межрегионального сотрудничества России и Казахстана, прошедшем 6 — 7 ноября 2019 года в Омске.

«Приграничная торговля очень важна для развития казахстанских регионов, — заявил директор Центра китайских исследований CHINA CENTER Адиль Каукенов— Вопрос в том, как эффективно реализовать проекты. Один из ярких примеров — Международный центр приграничного сотрудничества (МЦПС) «Хоргос» для беспошлинной торговли между Китаем и Казахстаном. Феномен «Хоргоса» изучают, он обратил на себя особое внимание с самого начала своего существования. Официально он начал свою работу более 3 лет назад, в августе 2016 года. Но избежать проблем и скандалов не удалось. Их не должно быть в новых проектах. Тем не менее, с Китаем у нас приграничная торговля одна из самых успешных. Все происходит систематизировано, цивилизовано. Ежедневно МЦПС посещают более трех тысяч человек».

Действительно, в Китае развитие приграничной торговли стабилизировало экономическое положение в его северных и восточных регионах. Позиционирование ряда приграничных городов в качестве крупных логистических центров привело к росту заработков на логистике (по принципу «товар на Юге – продажа на Севере»). «Не секрет, что в китайском континентальном приграничье продаются товары, значительная часть которых привезена из более развитых юго-восточных приморских провинций», — отметил политолог Эдуард Полетаев.

В целом, объемы взаимной торговли Казахстана со странами-соседями в значительно степени зависят от колебаний мировых цен на сырьевые товары. Однако, тенденция дальнейшего увеличения товарооборота сохранится в обозримом будущем, а экономический потенциал СНГ и ЕАЭС будет меняться в пользу их азиатской части. Соответственно, как отмечают многие эксперты, должно возрастать значение этой части постсоветского пространства для приграничной торговли.

«Почти два десятилетия назад мы ездили на конференцию в Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая, — поделилась воспоминаниями президент ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова— На мероприятии мы говорили о безопасности. Китайцы рассуждали о зонах приграничной торговли. Мы тогда думали: неужели они хотят нас через приграничную торговлю поставить в зависимость? Те же самые зоны приграничной торговли китайская сторона предлагала России, один и тот же доклад гулял по русскоязычной территории. Смысл был в том, чтобы развивать эту идею, использовать приграничную торговлю как драйвер сотрудничества. В настоящее время мы имеем свершившийся факт. Зона приграничной торговли в том виде, как они ее хотели, создана и функционирует».

«Хоргос» — это китайская инициатива выбора точку на границе и создания вокруг нее инфраструктуры. По мнению экономиста Айдархана Кусаинова, на других границах Казахстана, например, с Россией и Кыргызстаном, нет смысла создавать МЦПС в связи с тем, что эти страны являются членами ЕАЭС. «Экономика должна развиваться, одной только нефтью мы не проживем, а высокотехнологичных вещей, которые мы могли бы возить далеко, чтобы торговать на мировом рынке, страна не производит, — отметил он. — Однако, и в приграничной торговле мы еще весьма пассивны. Мы не горим особым желанием строить эти центры приграничного сотрудничества, потому что здесь являемся импортерами. Базары строят продавцы, а мы покупатели китайских, кыргызских, узбекских, российских товаров народного потребления. Это такой формат существования стран Персидского залива: продавать нефть, импортируя необходимое. Но неизбежно то, что страна отойдет от этой модели. А значит, должна развивать и приграничное сотрудничество».

По данным министерства торговли и интеграции РК, торговля Казахстана с соседями растет. Так, по итогам 2018 года среди приграничных государств доля торгового оборота с Россией составила 19,5% (18,5 млрд. долларов, +13,1%) от общей торговли Казахстана, с Китаем — 12,3% (11,7 млрд. долларов, + 11,4%), с Узбекистаном – 2,9% (2,8 млрд. долларов, + 40,8%), с Кыргызстаном – 1% (900,5 млн долларов, + 17,7%), и лишь с Туркменистаном она немного ушла в минус  – 0,1% (98,1 млн долларов, — 1,5%).

На официальном уровне декларируют оптимистичные цифры по поводу значимости приграничного сотрудничества. В частности, цифра 70% очень часто звучит, когда говорят о товарообороте Казахстана с Россией. Именно столько товарооборота приходится на приграничную торговлю. Однако, когда речь идет о работе ЕАЭС, его критики возмущаются различными ограничениями, которые порой возникают при экспорте казахстанских товаров в Россию.

«Проблема ряда казахстанских экспортеров в том, что не у всех из них имеются необходимые объемы, чтобы попасть в российские торговые федеральные сети, где высокие требования по поставкам и качеству. Тем не менее, успешные примеры выхода на рынки есть, — привел ряд примеров Эдуард Полетаев. — Например, кажется удивительным, но в 2021 году казахстанский партнер «АвтоВАЗа» завод «Азия авто» закончит строительство завода полного цикла, и будет экспортировать автомобили LADA в Россию. Вода бренда Tassay сегодня продается в 6 странах СНГ, только в России торговые представительства расположены в 16 крупных городах. Сеть магазинов с казахстанскими продуктами из Омска «КазМаркет», предлагающая продукцию около 80 казахстанских производителей, рассматривает возможность развития по модели франчайзинга. Также развивается в Москве и Московской области сеть магазинов «Баурсак». «Алтын Кум» является крупнейшей в России специализированной сетью магазинов продуктов питания из Казахстана. В Санкт-Петербурге у нее 18 магазинов, в ассортименте которых больше 2 тысяч наименований 30 разных производителей, включая национальные продукты».

Эксперты пришли к выводу, что вопросы приграничной торговли требуют системного аналитического осмысления. Оценка влияния фактора приграничного положения на социально-экономическое развитие того или иного региона представляет собой сложную многокомпонентную задачу. Проблемой, связанной с анализом внешнеторговой информации, является наличие расхождений в статистических данных между соседями, которая вызвана рядом причин: от использования разных систем учета торговли и стоимостной оценки товаров до случаев их недостоверного декларирования.

«Наш институт несколько лет сотрудничает с московскими коллегами, — заявил директор Института мировой экономики и международных отношений Акимжан Арупов— Они издавали интересную энциклопедию «Регионы России». Она включает такие разделы, как география, недра, история, население, религия, власть, экономика, социальная сфера, достопримечательности, стратегии развития регионов. Кроме того, в нее включены различные тематические статьи, а также выступления видных государственных деятелей.  Значительное место отведено и сведениям об известных личностях, политических деятелях прошлых лет и нашего времени, о населенных пунктах, природных и исторических памятниках, учреждениях образования, культуры, сельскохозяйственных, промышленных предприятиях и многом другом» создание такой энциклопедии по сей день актуально, с учетом постоянных приграничных контактов. По мнению Арупова, создание такой энциклопедии актуально и в Казахстане.

Аманжол СМАГУЛОВ

Источник: Информационно-аналитическое издание КОНТУР

«Взаимодействие стран Центральной Азии с Китаем не исключает их интеграции в рамках ЕАЭС»

Об этом было сказано в ходе международного круглого стола «Евразийские процессы и перспективы «Путей» сближения». Он прошёл 7 ноября в Алма-Ате на площадке факультета международных отношений Казахского национального университета им. аль-Фараби при поддержке Экспертного клуба «Сибирь-Евразия».

Евразийский экономический союз (сокр. ЕАЭС) — международная организация региональной экономической интеграции, обладающая международной правосубъектностью и учреждённая Договором о Евразийском экономическом союзе. В ЕАЭС обеспечивается свобода движения товаров, а также услуг, капитала и рабочей силы, и проведение скоординированной, согласованной или единой политики в отраслях экономики. Государства-члены ЕАЭС: Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия. Государства-наблюдатели ЕАЭС: Молдавия.

В своем вступительном слове декан факультета международных отношений КазНУ им. аль-Фараби Сагынгали Айдарбаев отметил потребность в налаживании эффективного диалога российских и казахстанских экспертов по вопросам евразийской интеграции и геополитики Большой Евразии в целом. С его точки зрения, процессы внутри ЕАЭС демонстрируют конструктивную динамику, что предполагает качественно новый уровень, как экспертного сопровождения данных процессов, так и учета гуманитарного измерения интеграции.

Как подчеркнул в своём выступлении профессор Кемеровского государственного университета Сергей Бирюков, процессы евразийской интеграции разворачиваются в ситуации, когда многополярность современных международных отношений не приобрела законченной структурной организации. Именно в этом контексте проект ЕАЭС и китайская инициатива «Нового Шелкового пути» создают новые возможности для формирования устойчивых взаимоотношений государств на евразийском пространстве. Успех сопряжения формата ЕАЭС и китайской инициативы напрямую зависит от того, удастся ли найти общую стратегию, которая могла бы гармонизировать интересы вовлеченных в эти проекты государств.

Анализируя промежуточные результаты интеграционной политики Республики Казахстан, профессор кафедры международных отношений и мировой экономики КазНУ Фатима Кукеева отметила, что эта политика разрабатывается с учетом тренда на «новый регионализм», который делает акцент на горизонтальных связях не только между государствами, но и другими акторами интеграционных процессов, что создает условия для стабильности формируемых структур. Кроме того, профессор подчеркнула, что принцип многовекторности, который лежит в основе внешней политики Казахстана, создает общую рамку, внутри которой проект ЕАЭС выступает одним из ключевых приоритетов позиционирования Казахстана на мировой арене.

Генеральный директор Китайского Центра в Алматы АдильКаукенов сделал акцент на анализе волнообразной динамики китаефобии в современном казахстанском обществе. По мнению эксперта, этому способствует присутствие антикитайского дискурса в казахстанской публичной сфере, а также некоторые устойчивые мифологемы исторической политики, которые можно встретить в продукции СМИ и учебниках истории, непосредственно влияющих на восприятие исторического прошлого молодым поколением казахстанцев.

В свою очередь, декан Школы государственной и общественной политики и права AlmaU Аскар Нурша подчеркнул, что проект ЕАЭС и стратегические инициативы и проекты КНР могут развиваться в синергии, усиливая позитивные возможности каждого из них. При этом необходимо серьёзно относиться к необходимости совершенствования принципов дальнейшего развития ЕАЭС, что должно найти своё отражение в правовом поле.

В своём выступлении российский эксперт, доцент Новосибирского государственного университета Дмитрий Березняков сделал акцент на разнице в стратегиях России и Китая на евразийском пространстве. С его точки зрения, заявленные и реализуемые инициативы КНР можно рассматривать в логике меркантилистской экспансии. Такая модель предполагает, что соседние государства — в первую очередь транзитные территории для товарных потоков, которые должны максимизировать выгоды китайской стороны. Эта стратегия не делает серьёзного акцента на инвестиции в поддержание безопасности и долгосрочного партнерства в укреплении межкультурного диалога и стабильности. В свою очередь для России коалиционное строительство является приоритетом политики в отношении соседей. Соответственно, российская стратегия выстраивания регионального альянса на евразийском пространстве рассматривает Республику Казахстан в качестве ключевого и долгосрочно партнера и соучредителя ЕАЭС.

Рассматривая вопрос о различных статусах участников евразийской интеграции, казахстанский эксперт, профессор Александр Князев отметил, что успехи ЕАЭС с очевидностью демонстрируют общее усложнение его инфраструктуры. Данный факт требует использования различных форматов участия для того, чтобы сформировать гибкие механизмы для интенсификации позитивной динамики. При этом он подчеркнул, что проекты КНР вряд ли можно считать интеграционными по своей сути, о чём, в частности, свидетельствует растущая зависимость Таджикистана и Киргизии от китайских инвестиций.

В центре внимания доклада доцента Кемеровского государственного университета Евгения Бадаева находились вопросы, связанные с весьма противоречивыми результатами экономической политики КНР в Юго-Восточной Азии. Эксперт подчеркнул, что Китай всегда отдает приоритет собственным национальным интересам и обладает значительными ресурсами и технологиями для их продвижения. На примере реализации «дипломатии долговых ловушек» в этом макрорегионе можно извлечь определенные выводы и для центрально-азиатских государств, выстраивающих свои экономические отношения с Китаем.

Политолог, руководитель Общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев отметил, что Концепция внешней политики Республики Казахстан четко фиксирует основные приоритеты страны, где эффективному сотрудничеству с Россией отведена приоритетная роль. В этом контексте значимым становится такой формат внешней политики, который бы позволял ее различным векторам не конфликтовать друг с другом, создавая условия для долгосрочного партнёрства, стабильности и безопасности на евразийском пространстве.

Подводя итоги круглого стола профессор кафедры международных отношений и мировой экономики, директор Центра германских исследований КазНУ им. аль-Фараби Мара Губайдуллина подчеркнула, что доминанта интеграционных процессов в Евразии – это сопряжение стратегических интересов её участников. Сами же эти процессы имеют не только очевидное для всех экономическое измерение. В этой связи необходимо уделять пристальное внимание гуманитарному, правовому и информационному аспектам выстраивания долгосрочного взаимодействия стран внутри ЕАЭС. Кроме того, по словам эксперта, для Казахстана особую партнерскую роль играет Сибирский регион, с которым за многие годы сформировались надежные деловые и экспертные связи.

Итоги Медиатренинга для журналистов государств Каспийского региона «Навстречу 75-летию Великой Победы» (Астрахань, 29-30 октября 2019 г.)

Аспекты освещения темы Великой Отечественной войны в медийном пространстве, многие из которых в последнее время зачастую обретают дискуссионный характер, исследовали в Астрахани участники Матренинга для журналистов государств Каспийского региона «Навстречу 75-летию Великой Победы».

В мероприятии, организованном российским Политологическим центром «Север – Юг», приняли участие около 100 делегатов из Азербайджана, Казахстана и России (молодые журналисты, редакторы печатных и электронных СМИ, представители медиа-сообществ, студенты факультетов журналистики ведущих вузов).

Помимо насыщенной образовательной части организаторы медиатренинга предусмотрели обширную культурную программу. При содействии администрации Астраханской области участники имели возможность познакомиться с историей и главными достопримечательностями Астрахани, прежде всего с теми, которые связаны с событиями Великой Отечественной войны. В первый день медиатренинга они посетили один из лучших музеев Нижнего Поволжья – Музей боевой Славы, где вниманию гостей была представлена экскурсия «Погружение» – воспроизведение реальных событий одного дня из жизни простого астраханца Колосова в грозовые сороковые.

В музее также прошла лекция доцента кафедры истории России новейшего времени Российского государственного гуманитарного университета Сергея КОНДРАТЕНКО на тему: «Историческая наука и журналистика: точки соприкосновения».

Как отметила исполнительный директор Политологического центра «Север – Юг» Анжелика ТРАПЕЗНИКОВА, постичь дух времени, прикоснуться к живым свидетельствам истории – чрезвычайно важный формат профессионального становления для людей, чья миссия – информировать общество.

После возложения цветов к Вечному огню в память о погибших в Великой Отечественной войне на площадке Астраханского государственного университета стартовала образовательная часть медиатренинга.

На мастер-классе под руководством заместителя директора Российского государственного архива кинофотодокументов Ольги БЕЛЯКОВОЙ участники познакомились с методикой оцифровывания военной хроники из фондов Российского государственного архива кинофотодокументов.

Выступление сооснователя проекта Political.kz, президента Общественного фонда AINCitadel (Казахстан) Ассоль МИРМАНОВОЙ было посвящено навыкам выявления фейк-новостей в масс-медиа и практикам борьбы с этим явлением.

Существенный интерес аудитории был проявлен к лекциям и тренингам доцента кафедры зарубежной истории и регионоведения Астраханского государственного университета Юлии КУДРЯШОВОЙ, профессора Бакинского славянского университета Шелале ГАСАНОВОЙ. Собственным видением будущего масс-медиа поделились секретарь Союза журналистов России Юлия ЗАГИТОВА и казахстанский блогер Денис КРИВОШЕЕВ.

Второй день рабочей программы медиатренинга после экскурсии по знаменитому Астраханскому кремлю открылся лекцией Валерия РУЗИНА, генерального директора международного фестиваля документальных фильмов и телепрограмм «Победили вместе». Также участники имели возможность пообщаться в формате свободных дискуссий с генеральным директором радиостанции «Говорит Москва» Владимиром МАМОНТОВЫМ и генеральным директором телеканала «Просвещение» Владимиром КОСЕНЧУКОМ. Особый интерес начинающие журналисты проявили к аспектам информационного противостояния, реализуемого через медиа-ресурсы.

Итоговым мероприятием медиатренинга стал круглый стол под модераторством руководителя международного совета Ассоциации исследователей российского общества АИРО-XXI Геннадия БОРДЮГОВА, в ходе которого были подробно рассмотрены подлинные и мнимые практики сохранения памяти о Великой Победе.

Состоявшееся мероприятие – один из этапов межгосударственного проекта «Медиатренинг журналистов стран Содружества», который Политологический центр «Север – Юг» реализует в 2019-2020 годах при поддержке Фонда президентских грантов. Партнерами нынешнего медиатренинга выступили Музей боевой славы г. Астрахань, Астраханский государственный университет и Астраханский государственный технический университет.

Символично то, что первая встреча в рамках проекта прошла под знаком юбилея величайшего события в Новейшей истории человечества.

Также медиатренинг дал старт подготовке к традиционному ежегодному Международному форуму Победителей «Великая Победа, добытая единством».

Проводимый Политологическим центром «Север – Юг» с 2010 года, этот масштабный форум стал постоянно действующей и авторитетной дискуссионной площадкой, местом встречи представителей научной интеллигенции, экспертных и медийных сообществ, лидеров общественных организаций из разных государств, чья деятельность направлена на сохранение памяти о Великой Отечественной войне, о вкладе представителей всех народов бывшего СССР в Великую Победу.