Monthly Archives: Апрель 2015

Война остроконечников и тупоконечников, или Размышления накануне Победы

Тема Великой Отечественной войны постепенно переходит в сферу идеологической войны. Не случайно в апреле главы министерств иностранных дел стран ОДКБ в связи с приближающимся празднованием Дня Победы приняли заявление о недопустимости искажения и пересмотра её итогов.
Великая Отечественная война как историческое событие используется сейчас либо в качестве аргумента, либо контраргумента в различных дискуссиях, и люди порой становятся заложниками различных интерпретаций. Появилась контристория, которая постепенно институционализируется. Манипулируя фактами, придавая значение одним событиям и замалчивая другие, можно поссорить достаточно большое количество людей и создать неразрешимые противоречия. К тому же, несмотря на то, что прошло 70 лет, я считаю, в скором времени появятся ещё «новости», связанные с ВОВ.

Сегодня постсоветские государства разделились по отношению к интерпретации истории. Часть сохраняет советское понимание того, что произошло в 1941-1945 или в 1939-1945 годах. Это такие страны, как Беларусь, Армения, Россия, Казахстан. В ряде стран подход немного трансформировался, например, в Азербайджане, Узбекистане, Туркменистане. В части республик бывшего Советского Союза значительно пересмотрели историю. Это, в первую очередь, прибалтийские республики, нынешние Украина и Грузия.

На смену действительно причастным людям приходят различные интерпретаторы, реконструкторы, которые постепенно всё это превращают в развлечение.
С чем это связано? С тем, что болевые точки истории Второй мировой войны воспринимаются сознанием политических элит этих государств по-разному. Например, такая болевая точка, как пакт Молотова-Риббентропа. В одних странах он воспринимается как необходимость, к которой вынужден был прибегнуть Сталин. В других странах, особенно тех, которые «поделили», допустим Польшу, пакт воспринимается как сговор между сильными мира сего. То же самое происходит и в оценке роли СССР во Второй мировой войне. На смену действительно причастным людям приходят различные интерпретаторы, реконструкторы, которые постепенно всё это превращают в развлечение.

Здесь можно даже и не брать пространство бывшего Союза, а посмотреть в целом. В Западной Европе, например, такой праздник как День Д – высадка союзнических войск в Нормандии, который отмечается 6 июня — имеет гораздо большее значение для их историографии, поскольку там как раз участвовали союзники, чем для стран Восточной Европы и республик бывшего Союза. Конечно, для нас Сталинград, Курская дуга всегда будут более значимыми событиями. То есть восприятие истории приобретает этноцентрический характер и сильно зависит от того, как события интерпретируются политической элитой в каждой из стран бывшего Советского Союза.

Характерна история с генералом Панфиловым, которого считают своим Казахстан и Кыргызстан. Обе страны выпустили недавно монеты, посвящённые 70-летию Победы. И на монетах – фрагменты памятников, связанных с Панфиловым. На казахстанской монете – монумент в Парке им. 28 гвардейцев-панфиловцев. На кыргызстанской – памятник Панфилову в Бишкеке. Определить, кто откуда, достаточно тяжело.

Ещё один показательный пример связан с четырьмя дважды героями Советского Союза, которые являются казахстанцами. До сих пор каждое из государств пытается этих героев привязать к себе. Я недавно наткнулся на статью в одном из украинских изданий, где Казахстан отмечен как страна, которая дала только одного дважды героя. А, например, Сергей Луганский, который родился и скончался в Алматы, отмечен как украинец, только потому, что у него фамилия заканчивается на «ий». Иногда Талгата Бегельдинова называют героем из Кыргызстана, поскольку он там воспитывался и рос. Двух выходцев из Кустанайской области – Павлова и Беду – тоже иногда причисляют к другим странам. Например, Леонид Беда был членом ЦК компартии Белоруссии, дважды депутатом Верховного совета, там он и скончался. В Белоруссии ему стоят памятники, и его воспринимают как героя-белоруса. В то же время как уроженец Кустанайской области он считается казахстанцем.

Прошло 70 лет, но в скором времени появятся ещё новости, связанные с Великой Отечественной войной.
Эти споры – у кого больше героев Советского Союза, у какой нации или у какой республики – ни к чему хорошему не приведут. Историческое прошлое должно рассматриваться не по частям, а в целом. Идея в том, чтобы характер, трагический смысл войны, её последствия, её страшное лицо сохранились в памяти потомков. Как бы там ни было, мы не избежим того, что будет писаться новая история, но она всё-таки должна меньше противостоять старой, гармонировать с ней. То есть патриотические идеалы народа, чувства общей скорби, общего плеча, – всё это необходимо нашей истории, которая в то же время должна быть социальной.

Не должно забываться, что это, в первую очередь, подвиг народа. Пока же получается, что у каждого сейчас своя победа на уме. И на смену действительно причастным людям, потомкам тех, кто воевал, приходят различные интерпретаторы, реконструкторы, которые постепенно всё это превращают в развлечение.

Не случайно на таком идеологическом фронте, как кино, происходят достаточно серьёзные бои. Самый последний скандал связан с запретом в России показа американского фильма «Номер 44», в связи с чем выступал министр культуры РФ Владимир Мединский. В Казахстане фильм не посмотреть.

…Помните «Приключения Гулливера» Джонатана Свифта, там была война остроконечников и тупоконечников. Ведь это аллегория, которая обозначает бесполезную идеологическую войну. А на самом деле за этим скрывались войны между католиками и протестантами. До нас это всё дошло в таким комическом, усечённом виде. Не хотелось бы, чтобы потомкам, скажем, через 100-200-300 лет, донеслось таким образом то, что происходило на Земле в середине XXI века. Понятно, что каждая страна стремится сделать акцент на памяти своего народа, своих граждан, которые участвовали в войне. Но всё-таки главное – гармония, главное, чтобы эти воспоминания не конфликтовали друг с другом, чтобы были компромиссы. Чтобы политические деятели не пиарились на этой трагедии — что сейчас происходит, увы, сплошь и рядом. В итоге мы получаем, что получаем – нас ссорят.

Источник: InformBURO

Лента раздора

«Манипулируя фактами, придавая значение одним событиям и замалчивая другие, можно поссорить достаточно большое количество людей и создать неразрешимые противоречия… Историческое прошлое должно рассматриваться не по частям, а в целом». Прошло заседание экспертного клуба ОФ «Мир Евразии» на тему «Неравнодушная история. Современные риски и тенденции, связанные с пересмотром итогов Великой Отечественной войны»

«Наши враги ленточек видят дальше своего носа? – задалась сакраментальным вопросом Айгуль Омарова, публицист. – Ведь на Украине все началось с конфликта по георгиевским ленточкам!» Политолог Антон Морозов считает, что в Казахстане тему Великой Отечественной войны в систему новой идеологии не встроили, из-за чего у Акорды нет четкого и однозначного отношения к этому вопросу. «В Казахстане ни два, ни полтора. Потому что мы не знаем, как пользоваться знанием о нашей Победе», – указала Леся Каратаева, главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК.

«Восприятие истории принимает этноцентрический характер и сильно зависит от официальной интерпретации», – подчеркнул Эдуард Полетаев, модератор экспертного клуба. Кроме того, что нездоровые формы принимает дележ Героев Советского Союза между бывшими советскими республиками или той же Панфиловской дивизии (между Казахстаном и Кыргызстаном), само отношение ко Второй мировой и Великой Отечественной войне как ее части в разных государствах отличается.

Россия, Беларусь, Армения, официальная Астана остаются в русле традиционного подхода к войне. В Азербайджане и Узбекистане трактовки по Великой Отечественной войне существенно трансформировали. Прибалтийские республики произвели пересмотр событий Второй мировой войны, особенно в свете пакта Молотова-Риббентропа. Что касается государств за пределами бывшего СССР, то там тоже все неоднозначно. Польша воспринимает себя как жертву, Венгрия и Болгария – союзники гитлеровской Германии – объясняют свою позицию вынужденной необходимостью. У Великобритании официальная трактовка позиции России по войне не противоречит. В целом можно фиксировать, что страны оказываются в разных идеологических лагерях.

Мир Евразии

«Нас ссорят, – считает г-н Полетаев. – Появилась контристория, которая постепенно институционализируется. Манипулируя фактами, придавая значение одним событиям и замалчивая другие, можно поссорить достаточно большое количество людей и создать неразрешимые противоречия». «Историческое прошлое должно рассматриваться не по частям, а в целом», – указал он.

Юрий Булуктаев, главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК, отметил, что нынешние студенты порой высказывают разочарование из-за поражения Гитлера в войне. Мол, находились бы под властью Германии и жизнь протекала бы как в Европе. Однако концепция унтерменшей (недочеловеков) плохо стыкуется с благами цивилизованной жизни.

Г-н Булуктаев обратил внимание на то, что фальсификация истории Великой Отечественной войны началась давно. Уже после поражения гитлеровцев под Москвой в 1941 году немецкие генералы и пропаганда обратились к мифу о генерале Морозе. Как будто советская сторона воевала в других климатических условиях.

Срочную службу Юрий Булуктаев проходил в группе советских войск в Германии (на территории ГДР) в 1968-1970 гг. Из разговоров с местными жителями узнал, что их гнетет не столько чувство вины за ту войну, сколько дух побежденных. «История сохраняется и воспроизводится в виде коллективной памяти», – подчеркнул г-н Булуктаев. Поэтому фальсификаторы истории ставят цель не только в виде пересмотра геополитических итогов, поднятия духа побежденных, но и ослабления духа победителей, вбивания клина между бывшими советскими республиками. Он рассказал о специальных институтах в США, которые давно работают над распространением фальсификаций. Сам Юрий Булуктаев считает, что 1196164 казахстанца, воевавшие на фронтах Великой Отечественной войны, обеспечивают ситуацию, при которой для большинства населения 9 мая остается святым праздником.

Мир Евразии

Казбек Бейсебаев, бывший консул Казахстана во Франции и Швейцарии, не разделяет оптимизма Юрия Булуктаева. Людей, которые придерживаются подхода, что для казахов это была не их война – становится все больше. Особенно высокий процент с таким отношением среди казахской молодежи.«Лично со своей стороны я сделал многое для того, чтобы эта война воспринималась все-таки нашей войной», – акцентировал г-н Бейсебаев. На средства жертвователей издана книга «Мы помним, мы гордимся», где более 1000 фотографий безымянных солдат, призванных в Красную армию из нашего региона, рассказы фронтовиков.

«Книга сделана так, чтобы показать молодежи, прежде всего казахской, что это была наша война, потому что там участвовали наши деды. И если вы в это не верите, об этом вам расскажут другие деды, которые живут в других странах мира», – объяснил подход Казбек Бейсебаев. «Это чисто народная инициатива, которую реализовала группа энтузиастов. К сожалению, все мои обращения в госорганы и национальные компании остались совершенно без ответа. Они не выделили ни одного тиына», – проиллюстрировал он отношение государства. Кстати, деньги на фильм о 28 гвардейцах-панфиловцах Казахстан тоже не выделил.

Мир Евразии

Участники экспертного обсуждения с разных ракурсов обратили внимание на то, что по теме Победы у Акорды внятной позиции нет. 9 мая остается праздничным днем, на заседании ОДКБ Астана поддержала позицию, согласно которой фальсификация истории Второй мировой войны недопустима. С другой стороны, что делать с красным знаменем Победы и гвардейской ленточкой, которую теперь все больше называют георгиевской – четкого сигнала нет. Управленческие решения все больше принимаются на уровне полутонов, недосказанности и странных компромиссов. Местный официоз пытается придумать что-нибудь такое, что устроило бы все стороны в ситуации, где у многих людей четкая позиция и часто враждебная.

Придумать в 2015 году что-нибудь креативное и всех устраивающее про 1945-ый год трудно. Тем более, когда в том же Донбассе символика периода Великой Отечественной войны заново одевается и проживается. За нее убивают и погибают. Мутной остается история с Айгуль Байкадамовой – внучкой генерала Ивана Панфилова – косвенные признаки указывают на то, что причиной нападения на женщину послужила ее поддержка гвардейской ленты.

«Почему у нас не работают некоторые законы? – Потому что у нас нет четких дефиниций, то есть четкого определения. И пока у нас в стране не будет четкого отношения к Победе, к Великой Отечественной войне и значению Казахстана в этой войне, у нас будут эти битвы в социальных сетях. И главное, чтобы они не вылились и на улицы. Этому необходимо идеологическое противостояние», – заявила Айгуль Омарова.

«Мы упускаем инициативу. Есть такая фраза: «Хочешь попасть в цель – стреляй по детям». Вот то, что сейчас происходит, это и означает, что «стреляют» по детям, – считает Антон Морозов. – Идеологическая борьба – это такой же фронт геополитической конкуренции, как экономика».

Мир Евразии

Много внимания в ходе экспертного обсуждения уделили художественным и документальным фильмам о войне, памятникам и мемориалам, музеям и веб-ресурсам, книгам, исследованиям историков. Рассуждая над вопросом зачем переснимать кино на сюжет «А зори здесь тихие», пришли к выводу, что для каждого поколения нужна своя подача и свои художественные образы. Главное, чтобы правда о войне сохранялась. Ведь одно дело, когда фильм снимает режиссер-фронтовик на сценарии фронтовика и другое, если за дело берется человек из другой эпохи с отстоящим по времени и жизни взглядом на события. «Сейчас фильмы о войне в стиле экшн. Люди видят насилие, но не видят страданий», – заметила Леся Каратаева.

«Помимо кино, есть еще компьютерные игры. Одна из самых популярных – Worldoftanks. Когда ты играешь в нее, ты узнаешь, в том числе, технические характеристики танков – немецких, советских… То есть это обращение к истории. Почему игру, которая популярна на всем постсоветском пространстве, на казахский язык перевели белорусы? Почему не мы? Где наши патриоты?» – обратил внимание Олег Сидоров, политический обозреватель газеты «Литер».

Мир Евразии

Политолог Замир Каражанов акцентировал внимание на отношениях государства и общества. В СССР у человека был мощный пакет социальных гарантий. Когда школьник, у которого родители на нормальной работе с достойной зарплатой, семья с жильем от государства, приходил на мероприятия, посвященные Великой Отечественной войне, то он пропитывался духом Победы и подвигом отцов и дедов иначе, чем ученик из современного неустроенного времени. Поменялось государство, поменялось общество, поменялось отношение.

«У нас гвардейская лента стала лентой раздора! Нам важно сохранить хотя бы отношение общества, что мы участвовали в Победе над фашизмом», – так видит задачу-минимум Казбек Бейсебаев.

 
Источник: Интернет-газета ZONAKZ.net

Новое прочтение. Переписывание истории становится трендом

Фонд “Мир Евразии” провел очередное экспертное заседание, на этот раз в предверии 70-летия Дня Победы эксперты обсудили попытку ревизии итогов Второй мировой войны и роли СССР и стран союзников в общей победе.

Манипулируя фактами, предавая значение одним событиям и замалчивая другие, можно поссорить достаточно большое количество людей и создать неразрешимые противоречия. Не случайно в апреле главы министерств иностранных дел стран ОДКБ в связи с приближающимся празднованием Дня Победы приняли заявление о недопустимости искажения, пересмотра итогов войны, подчеркнул глава фонда Эдуард Полетаев.

Он констатировал тот факт, что постсоветские государства уже разделились по отношению к интерпретации истории. Так, например, Казахстан, Россия, Беларусь и Армения придерживаются традиционного понимания событий и итогов Великой Отечественной войны, сложившегося еще в СССР. В ряде республик подход немного трансформировался, кое-где называясь днем памяти.

«Это связано с тем, что болевые точки истории Второй мировой войны воспринимаются сознанием государств по-разному. Например, такая болевая точка как пакт Молотова-Риббентропа. В одних странах его называют необходимостью, к которой вынужден был прибегнуть Сталин. В других государствах, особенно тех, которые были разделены, в Польше, пакт воспринимают как сговор между сильными мира сего», — сказал он.

Политолог добавил, что в каждой из стран-участниц Второй мировой войны сложились определенные стереотипы. Прибалтийские государства и Украина больше позиционируют себя жертвами этой войны. Польшу и Чехословакию называют самыми первыми жертвами. Одни страны, такие как Россия и Казахстан, выступают в роли наследников Победы, другие показывают историю войны как обстоятельства, от которых некуда было деваться. Поэтому страны оказываются в разных идеологических лагерях», – резюмировал Полетаев.

Доктор исторических наук, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при президенте РК Леся Каратаева считает, что сегодня реальную историю подменяет совокупность идеологем, призванных манипулировать массовым сознанием в чьих-то интересах, чаще всего политических.

«Личностью каждого из нас делает определенный набор ценностей. Поэтому для людей старшего поколения пересмотр истории – очень болезненный процесс. Вопрос в том, почему мы в Казахстане упустили этот процесс? Надо понимать, для чего нам знание об этой Победе, как мы будем им пользоваться. У нас нет образа врага. Может быть, отсюда и возникает такой инфантилизм в отношении различных интерпретаций», – отметила Леся Каратаева.

Ее коллега, доктор политических наук, главный научный сотрудник КИСИЮрий Булуктаев озвучил своеобразную классификацию существующих мистификаций истории ВОВ. По его словам, первые байки появились еще в годы войны, после разгрома фашистских войск под Москвой, за что Гитлер разжаловал нескольких генералов. Чтобы оправдаться перед фюрером, офицеры всю вину свалили на «генерала Мороза». Версия невероятных русских холодов до сих пор популярна, особенно в Европе, которую фашистская Германия завоевала в рекордно короткие сроки. В данном случае, как и в странах, входивших в профашистский блок, фальсификации направлены на собственные народы, чтобы смягчить нелицеприятные факты и обелить старшее поколение.

«Я служил в Германии в 1968 – 1970годах., и мы встречались с местными жителями, разговаривали. Они не выказывали к нам ненависти как к советским солдатам. Но один признался, что немцы не испытывают чувства вины, их больше заботит то, что теперь от поколения к поколению будет передавать «дух побежденных». А это плохо. Никому не хочется проигрывать»,сказал Юрий Булуктаев.

Политолог Айгуль Омарова заметила, что она родом из Нуринского района, где во время войны 15-летние девчонки садились на трактор, всю войну пахали, отправляли зерно на фронт. Ее бабушка одна из первых в Карагандинской области сдала свои украшения для фронта. У папы было пять братьев, из них только один не пошел на фронт, остальные все ушли, и трое не вернулись. Только отец вернулся.

«Моя бабушка, например, во время войны от голода спасла 5 семей, хотя самим тоже жилось нелегко. В их числе были и две немецкие семьи. Я прекрасно помню, когда моя тетя уехала в Алматы, она присылал апорт, и бабушка заставляла меня разносить этот апорт этим семьям, которые она во время войны спасла от голода. Я рада, что для моих племянников, как и для всей нашей семьи, война – это святое. Я надеюсь, что они и своим детям это тоже передадут», — заметила она.

Главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов заметил, что сейчас идет естественная смена поколения. Общество эту войну уже рассматривает как нечто абстрактное. Такой подход тоже снижает возможность сохранения ценностей героического прошлого. Создает условия для того, чтобы можно было пересматривать историю и не бояться подвергнуться критике со стороны общества.

«Была связь поколений, сегодня ее уже нет. В данном случае мы сталкиваемся с концепцией морально-этического государства. То есть помимо того, что государство, как любят говорить политики и экономисты, должно быть эффективным, оно должно быть еще и моральным. Речь идет о морально ответственном государстве, которое защищает ценности и рассматривает их, как национальное достояние, гарантирует, что эти ценности будут охраняться и передаваться следующим поколениям граждан», — заметил он.

Источник: Kursiv.kz

Честная история всегда способствовала формированию доверительных отношений между народами

В середине апреля 2015 года в г. Алматы состоялось заседание экспертного клуба на тему «Неравнодушная история. Современные риски и тенденции, связанные с пересмотром итогов Великой Отечественной войны», в котором приняли участие известные казахстанские политологи, общественные деятели и журналисты.
Как было отмечено в пресс-релизе, одной из самых значимых дат 2015 года станет 70-летие победы в Великой Отечественной войне. Эта важная дата привлекает внимание разного рода переписывателей истории, создающих искусственную полемику, ведущуюся в СМИ и научной литературе по поводу итогов ВОВ. Кровавые события середины XX века становятся все более далекими, их участники уходят из жизни, ослабевает «живая» память, переплетаются логика и эмоции. Все больше появляется спорных трактовок истории, богатых на конъюнктурные смыслы.
История знает немало примеров жестокости и бесчеловечности, кровавых преступлений, но никогда еще не совершались такие зверства и злодеяния и в таких масштабах, какие творили гитлеровцы. Слишком высокой ценой досталось народам мира освобождение от фашистского рабства, чтобы они могли позволить неофашистам перечеркнуть итоги самой несправедливой войны в жизни человечества. При этом парадокс состоит в том, что оценки фашизма и нацизма является бесспорной темой в политико-историческом смысле. Однако в информационном пространстве они все чаще используются для исторических манипуляций и спекуляций.
Историческая память о войне — это память о наших предках, их подвигах. Празднование 70-летия Победы станет проверкой на прочность традиций и связи поколений. Честная история всегда способствовала формированию доверительных отношений между народами, а ее фальсификация негативно сказывалась на международных отношениях. У исторической правды путь сложный, но он ведет к установлению доверия и взаимопонимания, к здравомыслию и ответственности за судьбы народов и стран.
Сила сегодняшнего Казахстана в том, что страна не культивирует озлобление и пересмотр итогов ВОВ, не приемлет и осуждает предпринимаемые целенаправленные усилия по переписыванию истории. Победившие фашизм не забывают прошлое и уверенно строят свое будущее. Война никому не нужна.

Эволюцию электоральной системы Казахстана обсудили в Москве

МОСКВА. КАЗИНФОРМ — В Москве в МГУ имени М.В. Ломоносова состоялся международный круглый стол с участием российских и казахстанских экспертов, представителей общественных организаций, студентов, в ходе которого были обсуждены вопросы, связанные с ходом избирательной кампании в Казахстане, основные итоги развития Казахстана за годы Независимости.Организаторами мероприятия выступили Информационно-аналитический центр МГУ и Политологический центр «Север-Юг».В рамках круглого стола также был обсужден доклад на тему «Эволюция электоральной системы Казахстана», подготовленный казахстанскими и российскими экспертами. В докладе приводятся исследования истории президентских выборов в РК, эволюция избирательного законодательства и процесс становления демократических процедур, общественно-политическая ситуация в Казахстане накануне президентских выборов, факторы принятия политического решения о проведении внеочередных выборов, программы кандидатов.Также в докладе приведен анализ международной реакции на проведение внеочередных президентских выборов в РК, оценка хода предвыборной кампании и сценарии развития общественно-политической ситуации в постэлекторальный период.

В докладе отмечаются международные факторы принятия политического решения о проведении внеочередных президентских выборов, в качестве которых выступают международный экономический кризис и экономический кризис на постсоветском пространстве, а также усиление геополитических конфликтов.

Обсуждая вызовы и угрозы современности, эксперты отметили, что Казахстан имеет наиболее развитую социальную систему и систему безопасности среди соседей по региону. Однако проблемы соседей легко могут «перехлестнуться» через границы.

Политолог Эдуард Полетаев отметил, что «решение о проведении внеочередных президентских выборов показывает заботу политической элиты о том, чтобы в Казахстане сохранились экономический рост и дальнейшее укрепление межэтнического согласия».

Касательно хода и эффективности предвыборной кампании политолог отметил, «что намеченные знаменательные даты в Казахстане — 20-летие Ассамблеи народа Казахстана, 550-летие Казахского ханства и 70-летие Победы — работают лучше любой агиткампании».

В свою очередь генеральный директор политологического центра «Север-Юг» Юлия Якушева сказала, что «проведение внеочередных президентских выборов в Казахстане — это своевременное решение. Это позволит создать возможности реализации в поствыборный период экономических и политических преобразований, административных реформ, в спокойной атмосфере реализовать те задачи, которые стоят в рамках программ «Казахстан-2050» и «Нұрлы Жол».

В целом, по мнению экспертов, внеочередные президентские выборы призваны консолидировать население и политическую систему Казахстана для противодействия росту новых угроз безопасности.
2 3 4 5

Источник: КАЗИНФОРМ

Состоялось седьмое заседание ИАЦ «Евразия-Поволжье» с участием ведущих политологов Казахстана

7 апреля 2015 года в Саратове на базе Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского состоялось седьмое заседание Информационно-аналитического Центра «Евразия-Поволжье» и Фонда «Мастерская евразийских идей». Оно прошло в формате международного круглого стола по теме «Казахстан в XXI веке: стратегия успеха (опыт строительства политической системы». Мероприятие было посвящено 20-летию Ассамблеи народа Казахстана. Организаторами мероприятия выступили Информационно-аналитический Центр «Евразия-Поволжье»; Фонд «Мастерская евразийских идей»; Научно-образовательный Центр изучения стран СНГ и Балтии Института истории и международных отношений СГУ имени Н.Г. Чернышевского.

В мероприятии приняли участие известные политологи Республики Казахстан – руководитель общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Эдуардович Полетаев (г. Алматы, Казахстан) и директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Евгеньевич Чеботарев (г. Алматы, Казахстан). Евразийский национальный университет имени Л.Н. Гумилева представляла доцент кафедры регионоведения факультета международных отношений, кандидат исторических наук Таисия Викторовна Мармонтова (г. Астана, Казахстан).

С приветственным словом к участникам круглого стола обратились доктор экономических наук, профессор, директор ИИМО СГУ имени Н.Г. Чернышевского Татьяна Викторовна Черевичко; доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой международных отношений и внешней политики России ИИМО СГУ Юрий Григорьевич Голуб и директор ИАЦ «Евразия-Поволжье», кандидат исторических наук М.В. Лапенко.

_MG_2405 (1)

В самом начале круглого стола состоялось подписание Меморандума о сотрудничестве и совместной деятельности между «Евразийской ассоциацией международных исследований» (г. Астана, Казахстан) и Информационно-аналитическим Центром «Евразия-Поволжье» (г. Саратов, РФ). Подписи под документом поставили доцент кафедры регионоведения факультета международных отношений ЕНУ имени Л.Н. Гумилева Таисия Викторовна Мармонтова и директор ИАЦ «Евразия-Поволжье» Марина Владимировна Лапенко. После чего Т.В. Мармонтова вручила сертификаты о членстве в Ассоциации М.В. Лапенко, заместителю руководителя НОЦ изучения стран СНГ и Балтии СГУ, кандидату исторических наук Ю.Е. Аршинову и генеральному директору Фонда «Мастерская евразийских идей» А.А. Базарбаеву.

Директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» А.Е. Чеботарев представил доклад об основных контурах политической модернизации Казахстана в контексте современных политических тенденций. Эксперт обратил внимание собравшихся на то, что развитие политической системы, строительство сильных институтов являются неотъемлемой частью казахстанской «Стратегии 2050». И предвыборная кампания действующего главы государства, Нурсултана Абишевича Назарбаева неслучайно содержит такой аспект, как актуализация темы взаимодействия государства с гражданским обществом и бизнесом. Проведение досрочных выборов с точки зрения А.Е. Чеботарева обусловлено не только сложными социально-экономическими вызовами, стоящими перед государством, но и необходимостью получения народного мандата доверия главе государства для проведения последующих институциональных реформ. В частности, Чеботарев указал на желательность передачи больших функций правительству, выстраивания системы сдержек и противовесов, которая может в дальнейшем сыграть роль «коллективного преемника».

IMG_2418

Руководитель общественного фонда «Мир Евразии» Э.Э. Полетаев рассказал об истории становления, развития Ассамблеи народа Казахстана, ее роли в политической системе страны. Он подробно затронул тему восьми амбициозных национальных проектов РК, способствующих его поступательному развитию. 2015’й год стал годом Ассамблеи народа в Казахстане и Ассамблея фактически обрела формат целого национального проекта для страны. Согласно оценке Эдуарда Полетаева Ассамблея обеспечивает гарантированное представительство интересов всех национальных групп, что является залогом успеха Казахстана. При этом Полетаев охарактеризовал пример межнационального мира, сотрудничества в РК как позитивный, востребованный опыт на пространстве бывшего СССР. Ведущая роль АНК в обеспечении такой межнациональной, межконфессиональной гармонии признана ОБСЕ и ООН. Полетаев подчеркнул, что казахстанская модель намного более эффективна, показывает гораздо лучшее результаты, чем европейская политика мультикультурализма. Еще одно значение АНК эксперт видит в повышении инвестиционной привлекательности Казахстана, так как по сути нивелируются риски межнациональной напряженности, как угрозы социально-политической стабильности для иностранных инвесторов. Эксперт призвал избегать лозунговости в работе и подчеркнул важность практики создания кафедр АНК в университетах, хотя для их полноценной работы пока проведено мало именно научных исследований. Полетаев отдельно коснулся темы создания таких комплексов, как этнодеревня и позитивно оценил опыт работы подобного объекта в Парке Победы на Соколовой горе в Саратове. В качестве успешного казахстанского примера им была названа этнодеревня Усть-Каменогорска, являющаяся популярной туристической достопримечательностью.

Доцент кафедры регионоведения факультета международных отношений ЕНУ имени Л.Н. Гумилева, кандидат исторических наук Т.В. Мармонтова представила доклад о современном состоянии межнациональных отношений в Казахстане. Эту модель Таисия Викторовна охарактеризовала, как устойчивую и эффективную. По ее словам свободное обеспечение культурного самовыражения, равноценное социально-политическое, экономическое вовлечение всех национальных групп являются основными принципами казахстанской модели межэтнического взаимодействия. Эксперт акцентировала внимание аудитории, на том, что после распада СССР Казахстан встал перед выбором принципов строительства новой государственности – либо она станет мононациональной, либо – полиэтнической. Прошедшие годы доказали жизнеспособность второго варианта. Что подтверждают все мониторинги государства в данной сфере. По словам Таисии Викторовны, вызов последних лет – проникновение радикальных идей в казахстанскую исламскую умму, коим государство должно грамотно противостоять, держа данный вопрос под постоянным контролем. Говоря об оттоке русских из Казахстана, Таисия Викторовна отметила, что все желающие уехать уже уехали, а нынешние миграционные потоки носят скорее сезонный характер – например, значительный поток казахстанской молодежи, едущей поступать в российские вузы, качество которых высоко ценится в Казахстане.

-Правка-7

Доцент кафедры международных отношений и внешней политики России ИИМО СГУ имени Н.Г. Чернышевского, кандидат исторических наук Денис Алексеев проанализировал параллели в политическом развитии России и Казахстана. По его словам, государства заимствуют друг у друга определенные императивы политического развития. А такие российские темы, как национализация элит, деоффшоризация, консолидация нации имеют для Казахстана высокую степень актуальности. Денис Сергеевич отметил скорую возможную трансформацию казахстанской политической системы в рамках реализации стратегии 2020-2050. Эксперт связал евразийскую интеграцию с возможностью успешного воплощения казахстанского стратегического плана, рассчитанного до 2050 года.

Сопредседатель региональной национально-культурной автономии казахов Саратовской области, член Общественной палаты города Саратова Руслан Сапаргалиевич Бисенгалиев представил доклад, в котором коснулся самой истории российско-казахстанских отношений с 18 века. Он отметил, что и ныне казахи – второй по численности народ Саратовской области, четвертый по численности тюркский этнос России, являющийся коренным населением Российской Федерации. Участие казахов в общественно-политической жизни страны отличается высокой активностью, а конкретно в саратовском регионе празднование Наурыза всегда проходит широко, под эгидой Правительства и с участием губернатора. Таким образом, Саратовскую область можно охарактеризовать, как территорию комфортного проживания для казахов. Касаясь темы восприятия проекта ЕАЭС казахской общиной региона, Руслан Сапаргалиевич заявил, что 80% ее членов поддерживают проект Евразийского экономического союза, 10 процентов сомневаются и лишь 10 процентов выступают «против». В целом, докладчик высоко оценил перспективы евразийской интеграции.

IMG_2251

Директор Аналитического центра Института международных исследований МГИМО (У) МИД РФ, доктор политических наук Андрей Анатольевич Казанцев, вышедший на связь с участниками круглого стола из Москвы, выступил по теме проблем безопасности в Центральной Азии. Он подчеркнул ситуацию роста внешних угроз, в том числе со стороны ИГИЛ и кризиса многовекторных внешних политик стран Центральной Азии в этом свете. Докладчик также затронул проблему скрытого американо-китайского соперничества в регионе, отразившегося в начатом Пекином проекте «Нового шелкового пути». В целом же, по мнению Андрея Казанцева четыре внешних фактора оказывают ключевое влияние на состояние Центральной Азии: угроза вторжения ИГИЛ, американо-российское противостояние, скрытое американо-китайское соперничество и затянувшейся экономический кризис. Роль ИГИЛ докладчик выделил особо, рассказав об уже происходящих на границе Туркмении и Афганистана столкновениях армейских частей с участниками террористической организации. Согласно оценке Андрея Казанцева, страны Центральной Азии не смогут в одиночку противостоять радикальному исламизму в случае полномасштабной войны и здесь роль как ОДКБ, так и интеграции в  рамках ЕАЭС актуализируется многократно.

Доцент кафедры политических наук Поволжского института управления имени П.А. Столыпина, кандидат исторических наук Владимир Васильевич Семенов выступил с докладом о противодействии национальному и религиозному экстремизму в Казахстане. Докладчик особенно выделил роль АНК в проведении эффективной межнациональной политики и посоветовал позаимствовать данный опыт в России, где нет единого органа, отвечающего за этноконфессиональную политику.

Эксперт Фонда «Мастерская евразийских идей», кандидат политических наук Владимир Сергеевич Лешуков выступил с докладом о консенсусном способе легитимации власти в России и Казахстане. По словам, докладчика сейчас, когда в Республике Казахстан все меньше времени остается до досрочных выборов Президента, действительно логично посмотреть на политическую систему, политический режим современного Казахстана, чтобы оценить сформировавшуюся конструкцию в исторической перспективе двадцати с лишним лет казахстанского суверенного развития. Согласно оценке Владимира Сергеевича Казахстан являет собой пример действительно мудрого правления со стратегическим видением будущего государства. Потому что, если главная функция политического режима – это обеспечивать стабильность, развитие, делать сносной жизнь как можно большего числа людей, то в Казахстане политический режим, созданный Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым, данную функцию выполняет. В 20 раз вырос ВВП Казахстана с 1991 года, реальные доходы населения выросли многократно. Колоссального экономического роста добилась и Россия. По словам докладчика, в России и Казахстане наблюдается аналогичный способ легитимации власти, основанный на консенсусе. Есть фигуры сильных государственных лидеров, приходящих к системе консенсуса с обществом по основным стратегическим вопросам развития страны. Он предполагает значительную степень независимости государственного лидера от элиты, хотя интересы элитных групп тоже согласовываются. Но основной вектор, согласно оценке Владимира Сергеевича все равно формируется таким образом, чтобы он отвечал интересам, ожиданиям общества. Для поисков консенсуса, учета взаимных интересов создаются консенсусные структуры. В России докладчик считает таковой доминирующую партию «Единая Россия», Общероссийский народный фронт, отчасти – Общественную палату федеральную и региональные общественные палаты. В Казахстане же есть партия власти «Нур Отан» и Ассамблея народа Казахстана, с инициативой досрочных выборов Президента в целях консолидации общества в неспокойное время. Существует также Общественная палата Казахстана. Подобные системы легитимации, выстроенные на их основе политические режимы Владимир Сергеевич назвал «фундаментами суверенного развития», позволившего запустить интеграцию в контексте ЕАЭС.

11070177_822031101179610_304287935003235811_o

Старший преподаватель кафедры конституционного и международного права Поволжского института управления имени П.А. Столыпина, кандидат юридических наук Армен Самвелович Айрапетян представил доклад о языковой политике Республики Казахстан в условиях евразийской интеграции.

 

 

11121656_840611152680540_2018518522_n

Подводя итоги круглого стола, директор ИАЦ «Евразия-Поволжье», кандидат исторических наук М.В. Лапенко отметила особую миссию состоявшегося мероприятия и его высокое значения для достижения нового уровня интеграции экспертных сообществ двух стран. Марина Владимировна, сказала что стабильное внутриполитическое развитие Казахстана является залогом успеха всесторонней реализации проекта Евразийского экономического союза.

Мероприятие прошло в рамках реализации социально значимого проекта «Социальное измерение перспектив евразийской интеграции в контексте приграничного и регионального сотрудничества России с государствами Центральной Азии». При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 17.01.2014 №11-рп и на основании конкурса, проведенного Национальным благотворительным фондом.

Источник: Евразия — Поволжье
 

Біз бәсекеге түсе аламыз ба?

Еуразиялық одақтағы импорт алмасу, экспорт және бәсекелестік деңгейі қандай болады? Одаққа мүше мемлекеттер әлемдік нарықпен терезесі тең таласқа түсе ала ма? «Еуразия әлемі» пікірсайыс клубына қатысқан саясаттанушылар мен экономистер осы мәселені талқыға салды.

Жиынның шымылдығын түрген саясаттанушы Эдуард Полетаевтың айтуынша бәсекелестік туралы айтқанда біздің ел жиі жағдайда Финляндияның тәжірибесіне үңіледі. Аталған елдің Еуроодақтағы үлесі аса ауқымды болмағанмен, әлемнің нарықтағы бәсекелестік деңгейі өте жоғары. Елдің инновациялық жүйесі мемлекет, кәсіпорын және университеттермен арадағы өзара байланысқа негізделген. «Ал біздің елде ғылыми орталықтар мен өндірістік кәсіпорындардың арасындағы байланысы әлі де аз. Жоғары оқу орындары инновациялық өнімдер жасап шығаруға қауқарсыз» дейді Полетаев.

Өз кезегінде «Экспорт және инвестиция бойынша» ұлттық агенттік» төрағасының кеңесшісі Сәуле Ахметова әлемнің экспортты қолдаудан әлдеқашан бас тартқанын тілге тиек етті. «Мұның себебі бар. Айталық, мемлекет белгілі бір саланы қолдай, қорғай түскен сайын ол сала өзінің өмірге бейімділігінен айырылады. Бұл тек тауарға ғана емес, сонымен бірге инвестицияға да қатысты. Біз экспорт алға жылжытқаннан бұрын, осындай өнім өндіретін кәсіпорындарды экспорттауға үйретуіміз керек» деді ол.

Экономикалық сарапшы Сергей Смирновтың пікірінше дәл қазір одақ аясында біріккен кәсіпорындар құру қауіпті. «Дәлел керек пе? Айталық, біздің жанармай нарығы. Кеңес одағы құлаған тұста Қазақстан мен Ресейнің мұнай өңдеу зауыттары бір деңгейде болатын. Ал қазір қалай? Біз әлі күнге Еуро-2 стандартындағы жанармай өндіріп келемін. Ресей болса әлдеқашан Еуро-5 стандартына көшкен. Сайып келгенде біз Ресеймен бәсекелесе алатын деңгейде емеспіз. Сол себепті арзан әрі сапалы ресейлік бензин көбейіп кетсе, отандық жанармай нарығының «өліп» қаларын біліп шекараны жаба қоямыз».

Ал отырысты түйіндеген саясаттанушы Андрей Чеботаревтың пікірінше Қазақстанда әлі де болса сыртқы саудаға бақылау жүргізетін жүйе жолға қойылмаған. «Ортақ өндірістік саясат туралы айтудың өзі қисынсыз. Себебі, Ресей тарапынан сауда саттыққа қатысты көптеген кедергілер әлі күнге алынған жоқ. Сайып келгенде әлі күнге дейін тауар ағынын бақылауға қатысты ортақ саясат қабылданған жоқ деген сөз» деді өз сөзінде Чеботарев.
Автор: Серік Анарбайұлы

Толығырақ: Alashainasy.kz

ЦГИ «Берлек-Единство»: Логика импортозамещения в контексте евразийской интеграции

Очередное заседание экспертного клуба ОФ «Мир Евразии», посвященное логике импортозамещения, позволила алматинским коллегам сформулировать ряд интересных выводов.

В условиях глобализации, характеризующейся жесткой конкуренцией, сама по себе концепция имортозамещения выявляет свой односторонний характер и не способствует реальному развитию экономики. Тем более – это утверждение справедливо в контексте такого большого интеграционного объединения как Евразийский экономический союз (ЕАЭС), где страны-участники, так или иначе, защищают своих производителей. Насколько протекционизм совместим с самой природой интеграционной структурой, такой как ЕАЭС?

Либералы и неолибералы (Ф. фон Хайек, Л. фон Мизес) нас убеждают в обратном. Конкурентоспособность производимых товаров напрямую зависит от их экспортного потенциала. Иными словами, если ваш товар никто не хочет купить за границей, то и его ценность на внутреннем рынке, скорее всего, невелика. Но это чисто экономический взгляд на процессы. А если он имеет свойство называться «чисто экономическим», то у нас появляются все основания назвать его аналитическим и даже абстрагированными от реальности. То есть, экономика не существует сама по себе, она встроена в сложную структуру политических, культурных и прочих процессов и практик, которые взаимообуславливают друг друга. Следовательно, логика развития экономических структур, хотим мы того или нет, детерминируется политическими и геополитическими факторами.

Уже упомянутые мною Ф. фон Хайек, Л. Фон Мизес генерируя свои экономические модели признавали, что их модели нигде и никогда не была реализована. Это значит, что принципы свободной торговли, открытость рынков также далеко не всегда способствует развитию реальной конкуренции, как и протекционизм.

Характерно, что участники дискуссии в Алматы говорили об экономике и только о ней. Но если мы будем учитывать геополитический контекст построения ЕАЭС, то ответ на многие поставленные казахстанскими экспертами вопросы станет более очевиден.

Совершенно очевидно, что евразийская интеграция формируется при неблагоприятной и даже враждебной среде. В Вашингтоне и Брюсселе никогда не скрывали своего раздражения по поводу стремления России и Казахстана создать конкурентоспособное, единое экономическое пространство. Трудно отрицать, что для России проект ЕАЭС имеет не только экономическую важность. Можно утверждать, что страны-участники взвешивают все риски и преференции и заключают, что они могут достичь своих целей посредством евразийской интеграции. Тот же Казахстан склонен рассуждать и действовать только исходя из своих экономических интересов, но сам факт нахождения такой большой и мощной страны в составе ЕАЭС, безусловно, добавляет самой интеграционной структуре геополитической мощности.

Главный вывод, который следует из дискуссий экспертов в Алматы таков: логика импортозамещения, соответствующий дискурс оправдан только тогда, когда мы говорим о конкурентоспособных товарах, способных стать важным пунктом экспорта. Несколько упрощая реальность, можно констатировать, что развивая экспорт, мы способствуем реальному импортозамещению.

Во всех государствах-участниках евразийской интеграции главы государств говорят о поддержке отечественных производителей, однако программ импортозамещения нет. В этом контексте импортозамещение звучит как некая мобилизационная идеологема, ориентированная на своих предпринимателей и производителей.

И тут, со всей очевидностью, встает вопрос о поддержке отечественных производителей, ведь экспорт – это инструмент конкурентоспособности. Как заметила Сауле Ахметова, есть термин «продвижение экспорта», когда продвигается уже существующий товар, а есть развитие – когда создаются возможности для экспорта. Именно на этом должна концентрироваться государственная политика по поддержке экспорта.

ЕАЭС существует в прагматичном контексте, где каждая страна-участница должна четко осознавать свои конкурентные преимущества и реализовать их как можно более эффективно. Это значит, что нужно сосредоточиться на отраслях, где национальные производители занимают прочные позиции (Антон Морозов).

В итоге получается, что ни импортозамещение, ни протекционизм, ни либерализация рынка как лозунги и аморфные практики недостаточны сами по себе. Потенциал импортозамещения в рамках ЕАЭС должен оцениваться через его экспортный потенциал. Если он есть, значит, импортозамещение приведет к экономному и рациональному валютных ресурсов, созданию новых рабочих мест и т.д. К такому выводу пришли казахстанские эксперты и с ними трудно поспорить, можно лишь добавить, что в условиях неблагоприятного геополитического контекста и все еще не завершившегося процесса становления евразийской интеграции страны-участники должны искать внутренние, возможно, скрытые ресурсы для развития.

Дмитрий Михайличенко -ЦГИ «Берлек-Единство»

Источник: ЦГИ «Берлек-Единство»

Связанные одной целью

Как известно, в последние десятилетия в мире идут процессы глобализации, и многие страны интегрируются в экономические блоки. Часто эти объединения выполняют протекционистскую функцию. Например, страны ЕАЭС на мировом рынке промышленных товаров представлены слабо и по отдельности им трудно быть конкурентоспособными. В рамках же союза возможностей взаимной торговли больше, как и защитных мер. Те же процессы происходят в Евросоюзе.

Такой вариант использования преимуществ интеграции был предложен на днях в Алматы в рамках дискуссии экспертного клуба «Мир Евразии», посвященной росту импортозамещения, экспорта и конкурентоспособности в странах Евразийского экономического союза. При этом на заседании было отмечено, что не решен вопрос дальнейшей стратегии ЕАЭС: стоит ли странам-участницам  сосредоточивать все внимание на развитии нескольких конкурентоспособных в мире отраслей или выпускать широкий спектр товаров и услуг?

В работах многих известных экономистов утверждается, что повышение уровня жизни населения на основе ускорения темпов экономического роста возможно на основе индустриализации и экспортной ориентации. Но такая политика не всегда оправдывает возлагающихся на нее надежд. При этом индустриализация экономики должна достигаться не путем замещения импорта отечественным производством при помощи внешнеторговых ограничений и дискриминации импорта, а путем наращивания экспортного потенциала страны.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в своем выступлении «Современное государство для всех: Пять институциональных реформ» сказал, что в скором времени за счет диверсификации экономики должно появиться новых 3-4 казахстанских продукта, востребованных на мировом рынке. По словам главы государства, «в ходе интеграционной политики Казахстана в предыдущие годы сформированы важнейшие инструменты для расширения вовлеченности нашей экономики в мировые хозяйственные связи».

На сайте ЕЭК размещен проект документа «Основные направления промышленного сотрудничества». Одна из главных задач – уменьшить импорт из третьих стран за счет взаимной торговли стран-участниц союза. По сути, речь идет об импортозамещении в масштабе интеграционного объединения. При этом каждая из стран ЕАЭС в отдельности в той или иной степени придерживается данной политики.

Кто из стран ЕАЭС первым ее взял на вооружение? Определить сложно. Армения, оказавшаяся в транспортной блокаде с начала 1990-х годов, была вынуждена ввозить часть жизненно важных товаров из Ирана, а затем стала выпускать их сама. В России изначально производится широкий спектр товаров, но сейчас, в условиях экономических санкций, замена импорта собственной продукцией получила новый импульс. В Беларуси приняты государственная программа импортозамещения и национальная программа экспорта. В Казахстане программа импортозамещения была начата еще в 1999 году, после экономического кризиса.

«Каковы перспективы и возможные направления промышленной политики стран ЕАЭС? – задался вопросом политолог Антон Морозов. – Условно производственные отрасли стран ЕАЭС можно поделить на успешные и неуспешные. Вот что у нас делается неплохо: транспорт, оборудование, резина и пластмассы, деревообработка, продукция металлургии, целлюлозно-бумажные товары и пищевые продукты. Причем в некоторых из этих отраслей тренд идет на снижение, падает доля товаров на общем рынке. В негативном состоянии находятся производство кожи, обуви, лекарственных изделий, электроники и оптики, станков, оборудования, текстиля.  Можно заметить, что в «легких» отраслях все более или менее нормально. Отрасли, где требуются какие-то технологии, НИОКР, значительно отстают. Мне кажется, что технологическое отставание, которое было в СССР во времена холодной войны, опять повторяется. Что делать? Есть два варианта: либо нужна мощная поддержка отстающих отраслей, либо необходимо сосредоточиться на тех отраслях, где национальные производители уже занимают прочные позиции».

По мнению советника председателя правления АО «Национальное агентство по экспорту и инвестициям KAZNEX INVEST» Сауле Ахметовой, в проекте документа «Основные направления промышленного сотрудничества» акцент делается на уменьшение импорта из третьих стран за счет взаимной торговли в рамках ЕАЭС. «По сути, это импортозамещение, но в большем масштабе, – подчеркнула она. – В перечне отстающих отраслей указаны те, в чем мы отставали еще в советское время, – это потребительские товары. Я думаю, что в этом мы уже никогда не догоним передовые страны. При этом, когда Казахстан вошел в Таможенный союз, у него экспорт промежуточной продукции вырос больше, чем в России. Значит, получается встраиваться в цепочки. Просто нет хороших аналитиков, чтобы четко отследить все эти процессы».

Однако некоторые участники экспертного клуба выразили отрицательное отношение к наращиванию собственного производства за счет ограничения импорта. Именно такая политика, по мнению экспертов, периодически приводит к развязыванию так называемых торговых войн, когда интересы тех или иных производителей ставятся выше интересов потребителей.

«Рано говорить о единой промышленной политике, когда еще остаются взаимные барьеры. По линии экспорта имелись прецеденты того, что та или иная страна не пропускает на свой рынок товары партнеров по ТС и ЕАЭС. Речь идет о том, что нет единой политики регулирования потока товаров», – считает директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев.

 

«Странам ЕАЭС следует придерживаться политики экспортоориентированности вкупе с поддержкой производства, – уверен генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов.  – Государство могло бы инвестировать предприятия, которые выпускают продукцию, способную конкурировать на мировом рынке. По сути, это означает, что и на внутреннем рынке товары высокого качества начнут пользоваться спросом. Следовательно, так называемое казахстанское содержание будет увеличиваться конкурентным способом, а не с помощью заградительных барьеров для импорта».

Между тем пока реальной экономики в процессах импортозамещения мало, зато много разговоров и лозунгов. Кроме того, ряд механизмов импортозамещения и защиты внутреннего рынка может вступить в противоречие с принятыми нормами международной торговли. По этой причине далеко не все страны открыто заявляют о намерении замещать импорт. Например, Турция – член ВТО с 1995 года, а в магазинах этой страны по ряду товарных позиций вообще не найти импорта. При этом в массе продукции легкой промышленности на турецком рынке все больше товаров из Китая, Индии, Бангладеш, но все они выпущены под турецкими брендами.

К тому же понятие «импортозамещение» – это сегодня не только политика индустриализации, и вообще необязательно она. Например, барьеры ЕС к доступу пищевой продукции на рынок также являются средствами защиты внутреннего рынка, следовательно, это один из элементов импортозамещения, стратегия догоняющего.

«Существует потребительский рынок и рынок, – заявил А. Кусаинов. – В части потребительского рынка, где есть бренды, которые должны  быть на слуху, может быть, экспорт из ЕАЭС не очень хорош. Но в сфере экспорта в В2В (это, например, поставки урана, атомных реакторов, оружия, самолетов) российские позиции очень сильны. Думаю, Казахстану важно этим воспользоваться, встраиваясь в производственные цепочки. К примеру, у нас есть Текелийский аккумуляторный завод, который экспортирует продукцию в Россию. Завод встроен в производственную цепочку, работает в формате В2В, это экспортное производство».

Он также добавил, что ЕАЭС открывает новые возможности для казахстанских компаний – создавать свой продукт на базе более развитой российской промышленности. И это распространенная мировая практика, когда компания одной страны выпускает свои товары на предприятиях другого государства. К примеру, сгущенное молоко «Айналайын» для казахстанского рынка производится в Беларуси.

«Для Казахстана в рамках ЕАЭС появляется уникальный шанс встать на плечи индустриального российского производства и заявить о себе как о казахстанском производстве, – считает гендиректор консалтинговой компании. – Почему бы не создавать отечественный продукт в той же России, а затем экспортировать его под своим брендом?»

Дискуссия состоялась весьма оживленная

Источник: «Ритм Евразии» интернет-портал

Никакие санкции не остановят развития ЕАЭС

Евразийский экономический союз как организация оформился совсем недавно. Экономическое объединение трех независимых государств – России, Беларуси и Казахстана с самого начала столкнулось с непростой ситуацией. К сожалению, международный кризис вокруг Украины, выразившийся в противостоянии России и Запада и, как следствие тяжелые санкции, введенные против Москвы, влияют не только на российскую экономику. Под косвенный удар попадают также экономики Беларуси и Казахстана.

О нынешнем состоянии и перспективах ЕАЭС, влиянии санкций на казахстанскую экономику в интервью газете «Новое Время» рассказал казахстанский политолог, руководитель общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев.

— Какова в целом Ваша оценка нынешнего состояния ЕАЭС в период действия жестких санкций Запада против России и антисанкций?
— На сегодняшний момент я склонен оценивать общий эффект этих взаимных санкций на ЕАЭС как довольно ограниченный. И бить в литавры по поводу такого несовершенного инструмента принуждения, как санкции, никому не желаю. Надо всем выходить из этого поля ожидания. Если говорить по-простому, в чем смысл этих санкций? Запад, к примеру, их ввел, когда нравоучения тамошних дипломатов в постмайдановский период в Кремле никто слушал (Россия — это не Восточная Европа), а заряжать пушки — дорого и бессмысленно. Тогда решили вежливо ударить по кошельку, приглашая, по сути, на битье. Затем возник российский ответ — продовольственное эмбарго. Ведь, по сути, начало санкционного противодействия — это психологические пляски после грозного предложения «Дай закурить» с целью дальнейшего битья. Круг взаимодействия Запада и России сузился, и надо его разрывать, искать выходы из ситуации, которые всегда есть. Вообще, мировая практика применения санкций свидетельствует о том, что последствия их введения труднопрогнозируемы. И причины их введения разнятся. Часто предполагается, что недовольное население (из-за роста цен, недостатка ряда услуг и товаров, снижения общего качества жизни) вдруг начнет оказывать давление на власти, которые, опасаясь своего падения, пойдут на необходимые уступки. Но это логика, которая легко ложится лишь на западные кальки. Более 70 лет назад в блокадном Ленинграде, где вообще состоялся ад наяву, и «выстоять хотел и тот, кто падал», цели окружавших были не достигнуты. Анализ последствий самых разных санкций показывает – да, в целом после них психологическая атмосфера ухудшается, появляются разговоры о кризисе, страдают больше всех, как правило, самые обездоленные, но цели достигаются далеко не всегда. Напротив, санкционируемые экономики настраиваются на мобилизацию. Кстати, характерен пример соседнего с Азербайджаном Ирана, который под теми или иными санкциями находится уже десятилетия. Нагрузка на власти и бизнес, конечно, увеличилась. Но к санкциям привыкли, и ни о какой катастрофе говорить не приходится. Зато развилась инфраструктура и было налажено импортозамещение.
Санкции, конечно, совсем некстати пришлись ко двору ЕАЭС, который только начал свою работу. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев еще летом прошлого года, до падения курса рубля, говорил в интервью телеканалу «Хабар», что будут негативные последствия от санкций Запада против России для ЕАЭС. «Одно дело — санкции против отдельных людей, другое — против финансового сектора, отдельных секторов экономики. Это ухудшит экономику России», — сказал он. А Россия, как ни крути, крупнейшая экономика в данном интеграционном объединении и близкий партнер Казахстана. Поэтому основное негативное последствие для ЕАЭС от санкций я пока вижу в росте скептицизма по поводу его будущего из-за влияния внешних факторов (к которым также можно отнести падение цен на экспортное сырье). Однако скептики – это в основном те же люди, которые высказывались против ЕАЭС еще до его создания и появления санкций. Известно, что другие страны ЕАЭС, избежавшие санкционного ярма, не хотят ни с кем ссориться. Более того, они способны обрести для себя дивиденды. Казахстанцы, имеющие финансовые излишки, из-за падения курса рубля обзавелись в России временно подешевевшими товарами народного потребления, недвижимостью. Кроме того, согласно концепции министра по интеграции и макроэкономике ЕАЭС Татьяны Валовой, если западные компании «не могут прийти в Россию, они могут прийти в Армению, Беларусь, Казахстан и получить доступ к тем же рынкам». То есть, с этой точки зрения, влияние санкций оказывается позитивным. Каковы дальнейшие последствия? Надеюсь, что санкции сойдут на нет, но если этого и не случится, строго выполняться они не будут. Ряд стран ЕС, которые голосовали за санкции, не станут строго их соблюдать. Появятся адаптационные механизмы, схемы. Да они уже появились. Расправят крылья фирмы из тех стран, кто не участвует в санкциях. Бизнес ради выгоды всегда найдет лазейки. Пока в публичном внутриполитическом поле той же России чувствуются попытки консолидации населения. Задний ход из политиков никто не включает, они спокойны и даже полны решимости. Да и статистики, напрямую доказывающей негатив санкций для ЕАЭС, я не видел. Кстати, и вопрос совместных действий стран ЕАЭС в ответ на западные санкции на повестке дня не стоит. Евразийский союз – это огромное интеграционное объединение по размерам территории, тысячи километров границ, транзит между Западом и Востоком. Серьезно повлиять на него методами изоляции нереально и контрпродуктивно.

— Влияют ли эти санкции и антисанкции на экономику Казахстана?
— Напрямую они не влияют, разве что опосредованно. Казахстану не нравится это санкционное противостояние, он призывает его прекратить. Нурсултан Назарбаев в прошлом году сказал, что «логика торговых войн путем обмена санкциями заводит всех нас в тупик — это путь в никуда». Зачем противостояние нашей стране, когда Россия — наш ближайший друг и союзник, а ЕС — крупнейший торгово-экономический партнер Казахстана, на долю которого приходится порядка половины казахстанской внешней торговли? Казахстан и без этих санкций уже давно начал действовать, развивая индустриальную экономику и инфраструктуру. У страны со своими партнерами нет проблем, да и вообще в современных условиях санкции – не тот инструмент, которым можно оказать влияние эффективно. Они — скорее лекарство для политического самоуспокоения его применителей. Да и для внутренней политики сгодится. ЕС, к примеру, так демонстрирует свою международную правосубъектность, политики его стран хотят казаться вершителями судеб континентов. Хотя история свидетельствует, что налагать санкции логичней от лица ООН.

— Не подвигнут ли эти санкции официальную Астану на выход из состава ЕАЭС?
— Как известно, в Договоре о ЕАЭС предусмотрено право выхода его участников из союза. Для этого необходимо направить по дипломатическим каналам письменное уведомление. Спустя 12 месяцев, как только оно будет получено, действие договора в отношении уведомителя прекращается. Эти процедурные вопросы определяет статья 118 Договора. Главное, чтобы были выполнены все финансовые обязательства, не было долгов. Но никто из стран таких намерений не высказывает. Я допускаю, что призывы некоторых деятелей к выходу из ЕАЭС будут осуществляться еще длительное время. Но караван только начал свое движение. Его вьючили очень долго. С момента зарождения идеи союза в 1994 году (ее высказал Нурсултан Назарбаев в стенах МГУ) прошло более 20 лет. Даже чтобы проект договора привести в компромиссный вид была проделана огромная системная и затратная работа. В чем смысл бросать то, в чем сам заинтересован? Договор и его подготовка – процедура достаточно сложная. Около 700 экспертов из трех стран участвовали в подготовке документов, более 200 национальных законодательных актов было проработано.

— Каковы перспективы развития ЕАЭС в нынешних условиях: укрепление межгосударственных связей, введение общей валюты и т.д.?
— Развитие Евразийского союза будет зависеть от дальнейших событий. Если все запланированное будет соблюдаться, внешние партнеры предпримут конструктивные шаги, а интересы наших государств еще более сблизятся, какие тогда проблемы? Межгосударственные связи давно уже близко развиты, включена в работу общественная дипломатия, идет информационная поддержка. Основные тренды развития ЕАЭС были указаны на 10 лет вперед, до 2025 года, на заседании Высшего экономического совета, состоявшегося в декабре прошлого года в Москве. Во-первых, это вступление Кыргызстана, пятой страны, в мае 2015 года. Также это формирование общего рынка фармацевтики и медицинской техники в 2016 году. В 2019 году появится общий рынок электроэнергии, и в 2025 году рынок нефти и газа. В том же году финансовый регулятор должен начать работу в городе Алматы. Интересно отметить, что, когда распределяли управляющие структуры, то распределили по трем столицам республик – основателей ЕАЭС. Тот же финансовый регулятор отдали Алматы, суд – в Минск, управляющий орган – в Москве. Но пока не понятно, получат ли что-нибудь в этом смысле статусное Армения или Кыргызстан в новом экономическом объединении.

— Следует ли в ближайшее время ожидать расширения ЕАЭС за счет других государств, в частности — Киргизии, Таджикистана?
— ЕАЭС создан людьми сверху для людей снизу. То есть руководители стран-основателей подписали Договор для того, чтобы экономика стабильно развивалась, а уровень жизни населения повысился. Это одна из основных целей создания нового объединения. И она благородна, потому привлекательна для других стран. И если работа пойдет хорошо, интерес к ЕАЭС еще более возрастет. Главное, чтобы желающие страны следовали программным документам организации. К сожалению, существует некоторое непонимание по поводу перспектив вступления в ЕАЭС новых членов, связанное с тем, что мало кто внимательно читал сам Договор. Есть три формы легитимного участия в деятельности союза. Во-первых, это государства-члены, которых на сегодняшний день четыре, а в мае должно быть пять. Во-вторых, согласно статье 108 Договора, «Союз открыт для вступления любого государства, разделяющего его цели и принципы, на условиях, согласованных государствами-членами». Это государства-кандидаты на вступление, каким пока является Кыргызстан. Их статус требует провести ряд процедур (выполнить план «дорожная карта») для вступления в ряды государств-членов. В-третьих, статья 109 предполагает предоставление статуса государства-наблюдателя, с просьбой о котором вправе обратиться любое государство. От него не будет требоваться никаких условий, разве что не наносить никакого вреда ЕАЭС и его членам. Интерес к такой форме сотрудничества проявляется довольно активно со стороны самых разных стран. И он будет постепенно воплощен. Караван ведь идет, по сути, по следам Великого шелкового пути, в конце концов, само название организации предполагает, что ее потенциальным членом, кандидатом или наблюдателем может стать любая страна самого большого и населенного континента Земли.

Беседовал: Р.ВАСИЛЬЕВ

Источник: Novoye Vremya/Yeni Zaman

Развитию производства мешает инертность

В скором времени за счет диверсификации экономики должно появиться три-четыре новых казахстанских продукта, востребованных на мировом рынке, заявил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на недавнем съезде правящей партии «Нур Отан». При этом он отметил, что благодаря интеграционной политике новые возможности для развития. Однако есть и проблемы, требующие решения для создания конкурентоспособной отечественной продукции, считают эксперты.

Как известно, благодаря ЕАЭС Казахстан получил доступ на рынок в 10 раз превышающий собственный. На сегодня, по данным официального сайта ЕАЭС, численность населения союза составляет свыше 175,7 миллиона человек. Кроме того, в Казахстане более благоприятный, чем у стран-партнеров, налоговый и инвестиционный климат. Все говорит в пользу увеличения производства. Какие внутренние барьеры мешают успешной диверсификации экономики, на днях обсуждали казахстанские эксперты в рамках очередного заседания экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Логика развития ЕАЭС: рост импортозамещения, экспорта и конкурентоспособности».

Казахстанская промышленность сродни полотнам супрематистов – отдельные фигуры прослеживаются четко, а в целом впечатление несколько обескураживающее. С одной стороны, как говорили эксперты, отечественная продукция зачастую неконкурентоспособна даже на внутреннем рынке, с другой стороны – медленно, но все-таки увеличивается экспорт несырьевых товаров. В республике собирают автомобили и изготавливают урановые таблетки для АЭС, но не производят элементарных зубных щеток. Созданы комфортные условия для бизнеса, а предприятий мало.

«Проблемы производства, экспорта, импортозамещения пересекаются с проблемой дотационных регионов, – считает политолог, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов. – Причина – в самих регионах. Власти принимают хорошие программы, но на местах не всегда есть мотивация. Посмотрите на китайскую модель: там чиновнику, чтобы попасть в правительство, нужно сначала отработать в провинции, проявить свои организационные способности. По результатам конкретной работы оценивают, насколько ты можешь расти и развиваться, можешь идти дальше – в Пекин. Кстати, многие китайские чиновники сами просятся в регионы, поскольку знают, что без этого послужного списка им ничего не светит. Что же касается Казахстана, то известен случай: один крупный чиновник не знал, что такое ВРП – валовой региональный продукт. Поэтому нужны изменения не только в сфере экономики, речь идет об административных реформах».

«Действительно, есть проблема управления, – продолжил разговор директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. – Если рассматривать вопрос экспорта-импорта, то у нас нет органа, который непосредственно отвечал бы за эти направления. Есть какие-то подразделения, структуры, но нет системной работы, например, как это было в Советском союзе, когда данными вопросами занималось министерство внешней торговли или министерство внешнеэкономических связей».

Он также затронул проблему барьеров в рамках ЕАЭС: каждая из стран под различными предлогами периодически не пропускает импорт на свой рынок. «Здесь речь идет о том, что нет единой политики регулирования потока товаров. И также есть проблема наших переговорщиков: кто должен помогать казахстанским экспортерам отстаивать свои права?».

Серьезной проблемой эксперты также считают отсутствие научных разработок и тесной кооперации производственников с учеными. Ведь как заметил политобозреватель общественно-политической газеты «Литер» Олег Сидоров, «есть ли смысл изобретать велосипед, когда другие уже выехали на мотоциклах?». А по мнению генерального директора консалтинговой компании «Алмагест» Айдархана Кусаинова, ноу-хау позволили бы выпускать конкурентоспособную продукцию даже без собственных предприятий: «Почему бы не создавать казахстанский продукт на плечах более развитого индустриально российского производства, а затем экспортировать его под своим брендом?».

«В Казахстане, стремясь сделать страну более конкурентоспособной, с высоких трибун не раз обращали внимание на опыт Финляндии, страны, обладающей незначительной емкостью внутреннего рынка среди стран Евросоюза, при этом являющейся одной из самых конкурентоспособных и технологически продвинутых стран в мире, – отметил политолог Эдуард Полетаев. – Инновационная система Финляндии основана на взаимодействии государства, предприятий и университетов. За научную и технологическую политику ответственны минобразования и министерство торговли и промышленности, через которые направляется основная часть финансирования НИОКР. Затем деньги на научные разработки и развитие технологий получают университеты. К сожалению, в странах ЕАЭС, в том числе в Казахстане, деятельность образовательных центров часто далека от требований реальной экономики, вузы не генерируют инновационные продукты, а минобры не занимаются индустриализацией».

В качестве наглядной демонстрации того, насколько далека экономика всех стран интеграционного объединения от новых технологий, кандидат политических наук Антон Морозов привел проект документа «Основные направления промышленного сотрудничества», размещенный на сайте ЕАЭС. В нем перечислены отрасли, в которых союзники имеют более-менее прочные позиции и перспективы, а также сферы, в которых похвастаться нечем. К примеру, в отстающих числятся фармацевтика, электроника, химическое производство.

«Можно заметить, что в нетехнологических отраслях у нас все более-менее нормально. Отрасли же, где требуются какие-то технологии, НИОКР, значительно отстают, – констатировал политолог. – Тут два варианта: либо нужна мощная антикризисная политика, либо нужно сосредоточиться на тех отраслях, где национальные производители уже занимают прочные позиции». В то же время Морозов акцентировал внимание на том, что для производства электронных устройств есть прямая потребность в редкоземельных металлах, которыми, как известно, богат Казахстан. «И вот к вопросу об образовании и науке: именно сейчас решается, будем ли мы по-прежнему экспортировать редкоземельные металлы или сами начнем производить какую-то продукцию. Пока прорывных проектов в странах ЕАЭС мало», – резюмировал эксперт.

Претензии к образованию предъявила и советник председателя правления АО «Национальное агентство по экспорту и инвестициям Kaznex Invest» Сауле Ахметова. По ее словам, в Казахстане нет дипломированных специалистов в области международной торговли. «Мы никогда независимо не торговали, всегда делали это через союзный Внешторг. Теперь торгуем самостоятельно, научились это делать на сырьевых материалах. Но когда дело доходит до обработанной продукции, приходится гораздо тяжелее, потому что конкуренция выше», – утверждает Ахметова.

Между тем главный научный сотрудник отдела проблем развития реального сектора экономики Института экономики МОН РК Олег Егоров корень зла видит в менталитете чиновников. По его мнению, люди, которые могут и должны способствовать диверсификации экономики, заинтересованы лишь в продаже ресурсов. По крайней мере, конкретные предложения по развитию нефтегазохимической отрасли с различными кластерными приложениями, как говорит доктор экономических наук, никого не интересуют.

«Между тем нефтегазохимическая отрасль вкупе с текстильным кластером позволит выпускать десятки видов продукции – от строительных материалов до парашютной ткани, — говорит Олег Егоров. — В данном случае углеводороды могли бы стать основой национальной экономики, но уже совсем в другом ключе – различные виды производств, широкая линейка товаров, тысячи рабочих мест, конкурентоспособная продукция с высокой добавленной стоимостью».

В общем, проблем немало, их значительно больше, чем затронули эксперты в рамках прошедшей дискуссии. Однако нельзя не заметить, что большинство из них связаны с некой инертностью, нежеланием нарушать привычный ритм ради прогресса. Это означает, что все проблемы решаемы – было бы желание и больше ответственности со стороны чиновников, производителей и представителей научной сферы.

Сергей Михайличенко

Источник: Caspian bridge — информационно-аналитический центр