Monthly Archives: Февраль 2019

Инвестиции и барьеры в ЕАЭС: никто не хочет даже три копейки потерять

Внутренние разногласия и несогласованность действий в ЕАЭС не позволяют в полной мере реализовать идеи, заложенные при создании союза. О барьерах для роста инвестиций внутри интеграционного объединения рассказали спикеры экспертного клуба «Мир Евразии».

Страны Евразийского экономического союза заинтересованы в привлечении как взаимных, так и внешних инвестиций. Эта задача особенно актуальна при сохранении рисков и волатильности мировой экономики, отметил на заседании «Влияние «эффекта соседства» на расширение инвестиционного сотрудничества стран Евразии» политолог Эдуард Полетаев. Инвестиционную активность в данном случае должны подпитывать и территориальная близость, и благоприятные условия для взаимодействия в рамках интеграционного объединения.

«Согласно теории «эффекта соседства», информированность потенциальных инвесторов об условиях ведения бизнеса в соседних странах, отсутствие языковых барьеров, понятная правовая среда, надежные контакты, налаженные в ходе приграничной торговли, экономия на транспортных издержках, схожесть характеристик спроса, и, наконец, сложившиеся длительные связи формируют комплекс предпосылок для инвестирования», – обозначил политолог факторы, влияющие на рост взаимных инвестиций.

Однако объем внутренних инвестиций в ЕАЭС в разы меньше суммы средств, вкладываемых внешними инвесторами. Эдуард Полетаев озвучил статистику за 2016 год, когда объем внешних инвестиций в страны ЕАЭС составил более 50 млрд. долларов, а внутренних – всего 1,2 млрд. долларов. Впрочем, на данный момент трудно определить объем инвестиций именно в ЕАЭС, заметил директор центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев.

«Евразийский экономический союз пока не состоялся как единый рынок. Общие рынки финансов, газа, нефти и нефтепродуктов планируется запустить только в 2025 году. А в отношении всего остального до сих пор действует ряд барьеров, изъятий и ограничений, установленных странами-участницами. Вкладываемые в экономику государств ЕАЭС прямые иностранные инвестиции, касаются только данных стран, но не всего союза. Что касается взаимных инвестиций стран-участниц ЕАЭС, то здесь в большей степени играют роль факторы соседства и прагматизма в двусторонних отношениях», – считает Чеботарев.

По его мнению, именно прагматизм оказывает первостепенное влияние. Так, Армения не соседствует ни с одной из стран-партнеров ЕАЭС. Но основным инвестором этой республики выступает Россия. Интересы Москвы к Еревану при этом нельзя относить к сугубо экономическим. По оценке представителя Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марата Шибутова, инвестиционный потенциал Армении невысок из-за слабой экономики и отсутствия привлекательных объектов для вложения.

Внутренние проблемы, препятствующие росту взаимных инвестиций, есть в каждой стране ЕАЭС, добавил Шибутов. В Беларуси – большая доля государства в экономике и сложные условия по приватизации. В Кыргызстане – высокие общественно-политические риски. В России основные крупные производства находятся под контролем госкомпаний, иностранным инвесторам предлагают сложные и не очень прибыльные объекты. В Казахстане практически не осталось свободных месторождений.

«Что касается обрабатывающей промышленности, то в среднем в Казахстане на соответствующих предприятиях используется около 60% мощностей, иногда даже меньше. Предприятия, конечно, могут еще больше производить, но сырья нет. То есть страны ЕАЭС друг для друга еще не создают хороших условий для взаимных инвестиций. Плюс ко всему большая проблема для нас – информационная закрытость. Любые действия идут практически на ощупь, на свой страх и риск. Поэтому объемы внутренних инвестиций не очень большие», – пояснил Шибутов.

Тот фактор, что ЕАЭС пока не сложился как единый рынок, сказывается и на привлечении внешних инвестиций в экономики стран союзниц. Директор центра китайских исследований China Center Адиль Каукенов рассказал, что Пекин увеличил свои инвестиции в евразийские государства после образования интеграционного объединения.

«Вспомним программу переноса производственных мощностей из Китая в Казахстан, которую сформировали правительства двух стран. Она включала 51 проект на общую сумму в 26,2 млрд. долларов. О программе уже потихоньку начинают забывать. На данный момент рынок внутри Евразийского пространства не сложился. И это есть тот самый важный фактор, который не дает полноценно реализоваться идеям, лежащим в основе создания Евразийского экономического союза. Причем рынок не сложился, если рассуждать на бытовом уровне, из-за менталитета стран-членов: мешает некая боязнь того, что у кого-то будет лучше, чем у тебя», – полагает Каукенов.

В пример он привел нереализованный инвестиционный проект японского автомобилестроительного гиганта, который намеревался построить завод на севере Казахстана. «На всех брифингах, встречах представители компании отмечали, что заходят в страну, потому как видят, что складывается большой рынок. Но введение утилизационного сбора в России обрушило инвестиционные и производственные планы. Компания, спустя небольшой отрезок времени, свернула проект. В свою очередь Казахстан с Кыргызстаном защищают своих предпринимателей, вводя ограничения или запреты на ввоз той или иной продукции. Считаю, что это искаженное понимание того, что же на самом деле есть национальные интересы. Зато в наличии понимание сиюминутной, быстрой выгоды. Никто не хочет даже три копейки потерять. Даже не старается увидеть, что на самом деле может получиться больший эффект от сложения рынков. Страны создают торговые барьеры и преграды, Евразийская экономическая комиссия героически пытается с этими сложностями бороться. Внешние игроки, такие как Китай, прекрасно все это видят», – считает глава China Center.

Участники экспертного клуба «Мир Евразии» регулярно поднимают проблему торговых войн и барьеров в ЕАЭС. Внутренние, зачастую искусственные, препятствия не дают развиваться интеграционному объединению и его членам. «Задумывалось все так, что с созданием ЕАЭС экономики стран-союзников будут взаимодополняемы. Но вместо этого их экономики стали конкурентными. В части экономического суверенитета поступиться никто не готов», – назвал причину такого противостояния политолог Антон Морозов.

Заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов в свою очередь напомнил, что ЕАЭС – очень молодое образование: «В рамках ЕАЭС наши партнеры и мы еще недостаточно финансируем производственные проекты друг друга. Происходит это по разным причинам. Еще не отработаны правила, и даже если они есть, то те органы, которые обязаны контролировать их выполнение, еще недостаточно эффективны. Пока не сложились общие рынки. Но времени прошло мало. Потребуется, наверное, еще 6–8 лет. Возможно, к 2025 году, по истечению 10 лет со дня начала работы ЕАЭС, мы сможем говорить о реальных причинах, почему что-то получилось или не получилось».

По мнению Эдуарда Полетаева, страны ЕАЭС преодолеют внутренние барьеры опять-таки из соображений прагматизма. «На евразийском пространстве соседское положение оказывает существенное влияние на экономическое развитие государств. Это связано с большими расстояниями и логистикой в том числе: приходится сотрудничать друг с другом, потому как другие партнеры далеко и работать с ними не всегда выгодно, – пояснил свою точку зрения Эдуард Полетаев. – Кроме всего прочего, по мнению специалистов Всемирного банка, «эффект соседства» приводит к «эффекту перелива». То есть бурное экономическое развитие одних стран региона ведет к перенасыщенности экономики, вследствие чего происходит переход экономической активности в области и районы соседних государств. Эффект перелива хорошо заметен в российско-казахстанском и казахстанско-кыргызском приграничном сотрудничестве».

Несмотря на имеющиеся проблемы, бизнес стал активнее проявлять себя на пространстве ЕАЭС. В частности, эксперты отметили рост российских и белорусских инвестиций в Казахстан, а также увеличение объема казахстанских инвестиций в России. «В 2015–2017 годах инвестиции из Казахстана в Россию достигли около 400–550 млн долларов в год. Это довольно существенные цифры», – подчеркнул главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Вячеслав Додонов. Объем российских инвестиций в Казахстан колеблется в диапазоне 1–1,5 млрд долларов в год. При этом, согласно статистике на 1 февраля 2019 года, в Казахстане работает 6360 компаний с участием российского бизнеса. Это более 35% от всех зарегистрированных в стране совместных предприятий. 

Виктор САНЬКОВИЧ

Источник:
Информационно-аналитическое издание «КОНТУР»

Эксперты: внутренние инвестиции в ЕАЭС проигрывают внешним

Евразийские государства декларируют привлечение инвестиций в свои экономики в качестве одной из важных задач. Оказала ли свое влияние на данный процесс интеграция и есть ли препятствия для роста инвестиционной активности, рассказали спикеры экспертного клуба «Мир Евразии» …

Обеспечение макроэкономической устойчивости и развития – одна из приоритетных задач для стран ЕАЭС как на национальном, так и на наднациональном уровне. Для этого евразийским государствам необходимо стимулировать деловую и инвестиционную активность. На данный момент есть определенные препятствия для роста инвестиций, считают участники заседания «Влияние «эффекта соседства» на расширение инвестиционного сотрудничества стран Евразии».

Как отметил политолог Эдуард Полетаев, страны ЕАЭС заинтересованы в привлечении как взаимных, так и внешних инвестиций. Евразийская интеграция должна способствовать этим процессам, и, прежде всего, росту инвестиционной привлекательности внутри Евразийского союза. Однако экономическая статистика свидетельствует, что государства ЕАЭС не слишком привлекательны для инвесторов из стран-союзниц. «Хотя за последние два года внутренние инвестиции выросли, они значительно проигрывают в объемах внешним, сказал Эдуард Полетаев. – Объем внешних инвестиций в страны ЕАЭС, по данным за 2016 год, составил более 50 млрд. долларов, а внутренних – всего 1,2 млрд., что явно недостаточно».

Отставание по объему внутренних инвестиций в ЕАЭС вполне закономерно, полагает главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК (КИСИ) Вячеслав Додонов. Экономику союза на 85% представляет Россия, напомнил эксперт: «Ее потенциал, экономические возможности и финансы не сопоставимы с тем, что могут предложить другие страны. Например, накопленные инвестиции из России в Казахстан составляют более 12 млрд. долларов. Всего вместе с другими иностранными инвестициями около 220 млрд. долларов».

Представитель КИСИ также констатировал, что динамика валового притока инвестиций в Казахстан от партнеров по ЕАЭС не претерпела существенных изменений после начала работы союза в 2015 году. «Если анализировать период, начиная с создания Таможенного союза, который появился в 2011 году, то приток значительно увеличился по сравнению с предыдущими годами, в среднем вырос в 22,5 раза. Но вот уже в период существования ЕАЭС большого прироста не наблюдалось. Я имею в виду в первую очередь инвестиции из России в Казахстан. Ежегодные притоки инвестиций за годы существования ТС и ЕАЭС колеблются от 1 до 1,5 млрд. долларов. На этом уровне пока все и держится. При этом инвестиции из Казахстана в Россию в 2015–2017 годах росли в среднем на 400–550 млн долларов в год. Это довольно существенные цифры», – подчеркнул Вячеслав Додонов.

Что мешает взаимным инвестициям?

Внутри ЕАЭС есть несколько работающих инвестиционных векторов, отметил представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов. Инвесторы из России вкладываются в развитие проектов в Беларуси, казахстанские инвестиции направляются в Россию, а белорусские – в Казахстан. При этом объем белорусских инвестиций в Казахстане неуклонно растет с момента образования Таможенного союза.

«Данные Национального банка РК свидетельствуют, что за счет ЕАЭС, в том числе идет рост и российских, и белорусских инвестиций в Казахстан. Но в целом в рамках ЕАЭС взаимные инвестиции не могут быть большими», – убежден Марат Шибутов. По его мнению, внутри каждой из евразийских стран существуют свои причины, которые препятствуют привлечению внешних средств в реальный сектор.

Так, в Беларуси главным препятствием для иностранных инвесторов глава Ассоциации приграничного сотрудничества назвал большую долю государства в экономике и сложные условия приватизации. В результате в стране трудно приобрести активы. В Армении слабая экономика и практически нет привлекательных объектов для вложений. Вкладывать деньги в Кыргызстан рискованно из-за общественно-политических рисков. Кроме того, по словам Марата Шибутова, известны случаи, когда у инвесторов в соседней республике возникали конфликты с местными жителями, с преступными группировками. В России основные крупные производства находятся под контролем госкомпаний. Иностранным инвесторам предлагаются сложные проекты, требующие значительных вложений, но в перспективе не обещающие большой прибыли.

«Что касается Казахстана, то у нас, несмотря на сырьевую экономику свободных крупных месторождений уже фактически нет. Нефтяных вообще крупных нет, осталось немного урановых. Но на мировом рынке предложение превышает спрос на уран. Последний большой инвестиционный лот был в 2017 году, на нем выставлялось 108 месторождений. В итоге их продали с третьей попытки. Если же говорить об обрабатывающей промышленности, то в среднем в Казахстане на соответствующих предприятиях используется около 60% мощностей, иногда даже меньше. То есть их уже столько построили, что нет возможности загрузить на полную мощь. Это касается также и отраслей пищевой промышленности. Предприятия, конечно, могут еще больше производить, но сырья нет. Получается, что инвесторам на пространстве ЕАЭС особо вкладываться не во что», – резюмировал Марат Шибутов.

Есть ли перспективы?

Объем взаимных инвестиций может быть увеличен при реализации межгосударственных проектов, заметил директор центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. По его словам, страны ЕАЭС давно пытаются наладить многостороннее сотрудничество, но пока преобладает двусторонний формат. И этот формат совсем неплох, пояснил Вячеслав Додонов на примере Казахстана. Он подчеркнул, что партнеры по евразийскому пространству, хотя и вкладывают значительно меньше средств, чем инвесторы из дальнего зарубежья, но зато в те сферы, которые важны для диверсификации казахстанской экономики.

«У инвестиций из стран Запада в Казахстан есть особенность: достаточно большой их объем представлен такими отраслями, как нефте-, горнодобывающая и все что с ними связано, например, с геологоразведкой. Развитые страны, которые, как мы надеялись, будут вкладывать деньги в высокие технологии, интересуются только сырьем. В целом на добывающую промышленность и сопутствующие виды деятельности в Казахстане приходится порядка 85% иностранных инвестиций. В обрабатывающую же промышленность больше вкладываются страны, которые принято считать менее развитыми,– Россия и Китай. В частности, инвестиции из России в Казахстан в основном идут в обрабатывающую промышленность. На эту сферу приходится примерно 24% всех российских инвестиций, на добывающую – 21%», – рассказал экономист. 

По данным главного научного сотрудника КИСИ, по количеству действующих предприятий с участием иностранного капитала в Казахстане лидирует Россия. На 1 февраля 2019 года в стране зарегистрировано около 18 тысяч таких компаний, из них 6360, или 35%, – это предприятия с участием российского бизнеса. На втором месте  Турция, на долю которой приходится чуть больше 9% совместных предприятий. На третьем месте – Узбекистан, на четвертом – Китай.

Эксперты уверены, что у евразийских государств есть потенциал для увеличения взаимных инвестиций в будущем. Как отметил Эдуард Полетаев, этому способствует так называемый эффект соседства. «Как показывает мировая практика, значительная часть соглашений о региональном сотрудничестве заключается между соседними странами или государствами, находящимися в одном географическом районе мира. На Евразийском пространстве соседское положение также оказывает существенное влияние на экономическое развитие стран. Я думаю, это связано с большими расстояниями, и логистикой в том числе. Просто-напросто приходится сотрудничать друг с другом, потому как другие партнеры далеко и с ними работать не всегда выгодно», – считает политолог. 

В то же время, как отметили участники экспертного клуба, странам ЕАЭС необходимо создавать условия для роста взаимных инвестиций. В частности, в рамках союза существует проблема информационной закрытости. Потенциальные инвесторы зачастую не знают о перспективных проектах и объектах на территории союзных государств, им трудно получить доступ к другой необходимой информации. Кроме того, всем государствам союза необходимо продолжать работу по улучшению инвестиционного и бизнес климата.

Юлия МАЙСКАЯ

Источник: Сайт политической информации Казахстана «SPIK»

Эффекты соседства или дефекты соседства?

«Территориальное соседство способствует региональному сотрудничеству», – таков был посыл Эдуарда Полетаева, модератора экспертного клуба ОФ «Мир Евразии», в ходе заседания на тему «Влияние «эффекта соседства» на расширение инвестиционного сотрудничества стран Евразии». В ходе мероприятия выяснилось: главный инвестор в ЕАЭС – Китай, внутри союза – Россия, на втором месте – Казахстан. Плюс еще один важный момент: «основные инвестиционно-привлекательные сектора экономики уже профинансированы инвесторами».

По экспорту главный торговый партнер Казахстана – Европейский союз, по импорту – Россия. Еще РФ является лидером по числу предприятий с зарубежным капиталом, действующих в Казахстане (на втором месте Турция). Экономист Вячеслав Додонов сообщил, что из $222 млрд накопленных инвестиций (на третий квартал 2018 г.) Казахстана $12 млрд приходится на Россию. Если принять во внимание, что доля РФ в мировой экономике примерно 2,5%, то 6% в структуре инвестиций РК свидетельствуют об «эффекте соседства». «Казахстан для иностранных инвесторов был и остается сырьевой базой. В обрабатывающую промышленность вкладываются в основном Китай и Россия», – отметил г-н Додонов. Правда, поясняя общую картину, экономист добавил: «У нас много нидерландских инвестиций, которые на самом деле любые, в том числе российские».

Фото шибутов

«У нас взаимные инвестиции не могут быть большими, – подчеркнул Марат Шибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане. – Беларусь – большая доля государства в экономике, слабая приватизация; Армения – нет экономики, вкладывать некуда; Кыргызстан – высокорисковые инвестиции (криминал, местные жители, Жогорку кенеш); Казахстан – новых крупных сырьевых месторождений уже нет, остались только средние и маленькие. У Беларуси экспортоориентированная модель экономики, у нас – импортозамещающая». В своем выступлении эксперт указал, что в Казахстане мощности действующих предприятий обрабатывающей промышленности используются в среднем на 60%, поскольку не хватает сырья. «Мы друг другу не создаем условий для взаимных инвестиций. Все на свой страх и риск, кто как умеет», – подвел итог г-н Шибутов.

«Каждый боится, что если даст соседу заработать, то ему станет хуже», – так видит психологию государств-участников ЕАЭС Адиль Каукенов, политолог. Как результат, «общий рынок не складывается и складываться не собирается». Г-н Каукенов для описания ситуации использовал образ «безумная защита национальных интересов». Из-за таких реалий у китайцев уже нет эйфории относительно Евразийского рынка, и теперь Пекин педалирует на двусторонние отношения. Ну и Экономический пояс Шелкового пути с ЕАЭС тоже не сопрягается.

адиль каукенов

Адиль Каукенов отдельно сфокусировался на том, что в ЕАЭС неправильно относятся к инвестору как таковому. Например, многих госфункционеров шокирует сам принцип, по которому инвестор должен получить прибыль. Хотя при нормальном раскладе профит страны – это налоги и рабочие места, а инвестору – прибыль. «Рухани жангыру вещь реально нужная – пора модернизировать сознание, – заметил эксперт. – Инвестиции – не меценатство». В свете поднятого аспекта Марат Шибутов добавил, что хищническое отношение к инвестору больше характерно для представителей центральных государственных органов, потому что с них не спрашивают за рабочие места, производства и налоги. «С акимами, с которых за это спрашивают, договариваться легче», – акцентировал он.

Политолог Антон Морозов обратил внимание на то, что при создании ЕАЭС исходили из видения, где на общем рынке экономики стран-участниц друг друга дополняют. Однако в реальности экономики получились конкурентными. «Не только политическим суверенитетом никто делиться не хочет, но и экономическим», – резюмировал он.

«Взаимные инвестиции – это свидетельство сложения общего рынка. Если их нет – нет общего рынка», – подчеркнул Сергей Козлов, журналист.

Политолог Замир Каражанов напомнил, что когда в Казахстане был платежеспособный спрос – присутствовал и активный интерес инвесторов. Упали доходы государства и населения – снизился интерес инвесторов. Вместе с тем он согласен, что «соседство – сильный инструмент для региональной торговли». «Если экономика растет – будет и торговля расти», – еще один тезис эксперта.

Эдуард Полетаев признал, что теория соседства работает не всегда – яркий пример в данном смысле Израиль. Но когда речь заходит о товарах вроде зерна и муки, то логистика определяет им четкий коридор расстояний при продаже, потому что если дальше, то прибыль съедается транспортными издержками.

Владислав ЮРИЦЫН

Источник: Zonakz.net

Молодежь в «группе риска»: известный эксперт обучил атырауских студентов противостоять идеологии экстремизма

26 февраля один из ведущих специалистов в антитеррористической сфере в СНГ, координатор экспертной площадки «Большая Евразия» Сергей МАСАУЛОВ провел в Атырауском Государственном Университете имени Х. Досмухамедова мастер-класс, в ходе которого казахстанские студенты обучились методам противодействия экстремистской и радикалистской идеологии.

Организаторами мероприятия, направленного на формирование у студенчества стойкого негативного отношения к идеям экстремизма и радикализма, а также укрепление евразийских интеграционных процессов через формирование ценностей молодежи, выступили такие ведущие российские и казахстанские исследовательские организации, как Центр аналитических исследований «Евразийский мониторинг» (г. Астана, РК) и Информационно-аналитический центр МГУ им. М. В. Ломоносова (г. Москва, РФ).

Известный эксперт ознакомил студенческую молодежь психолого-лингвистическим практикам, необходимым для противодействия идеологии радикализма и экстремизма. Особый акцент был сделан на методологии выявления групп рисков в студенческой среде – молодых людей, наиболее подверженных идеологии экстремизма и радикализма. По данным Антитеррористического центра СНГ, в межгосударственном розыске за преступления террористического и экстремистского характера находятся более 9 тыс. граждан стран Содружества, 5 тыс. из которых – это наемники.

В числе базовых объектов манипуляции сознанием со стороны проповедников идеологии экстремизма и терроризма С. Масаулов выделил опорные социальные группы, перечень которых зависит от специфики региона, но обязательно включает студенческую молодежь; группы влияния, в которые входят политики, общественные деятели, религиозные лидеры, крупные предприниматели, а также ведущие журналисты; и уязвимые группы населения, в число которых, как правило, входят молодёжь, женщины, различные меньшинства.

Оптимальные условия манипуляций сознанием, по словам эксперта, создаются за счет маленькой «карты мира» вербуемого (как правило, речь идет о молодых людях, которые не выезжали дальше своего села); ослабленных фильтров критического восприятия действительности; бедности и кризисной жизненной ситуации (развод, депрессия); утраты важных ценностных критериев принадлежности к группе (зачастую такие проблемы испытывают трудовые мигранты, оказавшиеся на чужбине в одиночестве и бытовой неустроенности); наконец, желание уйти с периферии социального поля (тут посыл может быть следующим: «со мной/ с нами должны считаться»).

В числе признаков применения деструктивных психотехник С. Масаулов отметил интенсивный режим воздействия на психику; уход из привычной социальной среды, когда молодой человек теряет возможности выбора между общепринятой и предлагаемой новой моделью поведения; подмену социальных и личностных ценностей; наконец, установление жесткой иерархии подчинения и формирование «образ врага».

В числе шагов для профилактики экстремизма и радикализма в молодежной среде полиэтнического социума эксперт назвал составление групповой/этнической «карты страхов», которую необходимо конструировать на базе местных социологических замеров, а также исследования мифов и архетипических обрядов. В ряду превентивных мер С. Масаулов назвал также составление прогноза поведения группы в критической ситуации и, наконец, установление базовых каналов «ввода информации». В частности, тренер отметил, что в настоящий момент широко распространена вербовка через сеть Интернет, а именно тематические сайты, социальные сети, чаты, форумы и блоги, мессенджеры, особенно Telegram.

В мероприятии также приняли участие известный российские и казахстанские эксперты: директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ им. М. В. Ломоносова Дарья ЧИЖОВА, директор Центра аналитических исследований «Евразийский Мониторинг» Алибек ТАЖИБАЕВ (г. Астана, РК).

Вузы и власти готовы вместе помогать бизнесу увеличивать экспорт

Об этом было заявлено 26 февраля на Международном круглом столе «Новые механизмы реализации торгово-экономической политики в странах ЕАЭС и СНГ: региональный, национальный и наднациональный уровни». Он прошёл в Томске. Его организаторами выступили Томский государственный университет, Сибирский институт управления – филиал РАНХиГС при Президенте РФ и Экспертный клуб «Сибирь-Евразия». Участие в круглом столе принимали представители вузов и научных сообществ, сотрудники региональных органов власти, бизнесмены и общественные деятели.

Принимавшие участие в работе круглого стола эксперты детально проанализировали специфику экспорта из своих стран. Они также представили особенности государственной поддержки предприятий-экспортёров. Характерно, что во многих странах, входящих в СНГ, ставятся амбициозные задачи увеличения экспорта, в том числе промышленной продукции, высокотехнологичных изделий или знаний. Но законодательного, кадрового и аналитико-информационного базиса для воплощения этих замыслов не всегда хватает. Видя это, власти планируют серьёзные шаги в соответствующих сферах.

Главный редактор журнала «Эксперт Казахстан» Сергей Домнин в качестве примера рассказал о действиях министерства иностранных дел Республики Казахстан, на которое возложена миссия информационной и аналитической помощи экспортёрам, оказываемой сотрудниками посольств. Успехи в этой сфере стали в последнее время довольно заметны, хотя видна необходимость более системного подхода. В частности, в РК изучают опыт соседей, например, РФ, по созданию «единого окна», где можно получить необходимые регистрационные документы, информационную помощь, аналитическое сопровождение, поддержку контактами, продвижением и т.д.

Председатель экспертного совета Ассоциации таможенных брокеров Узбекистана Халида Усманова поделилась опытом работы своей страны в этой сфере. В РУз созданы условия по интернет-регистрации субъектов экспортной деятельности и отображению информации об их работе без отчётов и бумаг. Помимо этого, есть экспортное страхование и различные другие формы поддержки. Вместе с тем, всё более очевидна необходимость совместной работы на межгосударственном уровне, чтобы экспортёрам были понятны требования законодательства других стран; в результате заранее будут сняты недопонимание и сопутствующие проблемы.

Генеральный директор Группы компаний «Новые Технологии»Сергей Криворучко (Бишкек) обратил внимание на важность идеологического аспекта: нужна идея, которая вызывала бы устойчивые ассоциации с евразийской экономической интеграцией. Такой идеей могли бы быть качественные продукты, экология и туризм, образование и новые технологии. В этом направлении важны системность, слаженность работы государственных механизмов стран-партнёров, выработка ими общих технических регламентов и постоянное взаимодействие на различных уровнях.

Консультант комитета по работе с регионами РФ и странами СНГ департамента международных и региональных связей администрации Томской области Дмитрий Ядыкин напомнил, что в РФ идёт интеграция различных онлайн-систем, что позволит экспортёрам быстрее регистрировать необходимые документы и получать консультации. Предприятиям предоставляются кредиты, а их экспортные операции и товары — страхуются. Но для более успешного развития этой сферы необходимо тесное сотрудничество власти, бизнеса и науки-образования, что требует выработки принципиально новых концептуальных идей. Без этого в Томской области, например, не смогу реализовать планы увеличения экспорта в разы, особенно в таких направлениях как образование и информационные технологии.

Руководитель магистерской программы ТГУ «Евразийская интеграция» Сергей Юн подчеркнул, что вузы России уже сейчас могут помогать и властям, и бизнесу в подготовке кадров аналитиков и экспертов для внешнеэкономической деятельности. Но для более успешной работы в этой сфере необходимо тесное взаимодействие государственных, научно-образовательных и коммерческих структур.

Участники международного круглого резюмировали, что потенциал взаимодействий вузов, власти и бизнеса в деле увеличения экспорта очень большой. Все участники заинтересованы в расширении и укреплении контактов. Работа в этой сфере будет продолжаться и переходить от предварительных деклараций к конкретным действиям. Для кадрового обеспечения деятельности в этом направлении необходимо создать условия для продвижения на образовательных рынках приграничных регионов ЕАЭС передовых образовательных программ в области экономической интеграции на евразийском пространстве с учетом опыта Томского государственного университета.

Мастер-класс «Профилактика противодействия распространению экстремизма и терроризма в молодёжной среде» (Астрахань, 25-26 февраля)

25-26 февраля в Астрахани (Российская Федерация) и Атырау (Республика Казахстан) пройдёт мастер-класс «Профилактика противодействия распространению экстремизма и терроризма в молодёжной среде» под руководством одного из ведущих тренеров в этой области, координатора экспертной площадки «Большая Евразия» Сергея Масаулова. Участниками встречи станут студенты из России и Казахстана.

Местом проведения мастер-класса 25 февраля станет Астраханский государственный медицинский университет. Аналогичная встреча состоится 26 февраля в Атырау (Республика Казахстан) со студентами 1-4 курса Атырауского государственного университета.

 Поскольку целевой аудиторией мероприятий станет студенческая среда, то основными темами для обсуждения в эти дни станут такие вопросы как:

  • Новые тренды экстремистской и радикалистской деятельности.
  • Психолого-лингвистические практики в противодействии идеологии радикализма и экстремизма в молодежной сфере.
  • Методология выявления групп рисков в студенческой среде с точки зрения подверженности идеологии экстремизма и радикализма.
  • Особенности профилактики экстремизма и радикализма в молодежной среде полиэтнического социума.

К дискуссии также будут привлечены такие эксперты и спикеры как директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ им. М.В. Ломоносова Дарья Чижова, Директор Центра Аналитических Исследований «Евразийский Мониторинг» Алибек Тажибаев (Астана, Республика Казахстан), заместитель директора центра международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия», кандидат политических наук Ксения Тюренкова.

Цели мастер-класса представляют собой сразу несколько важных аспектов в области современной молодёжной политики России и Казахстана. Это формирование стойкого негативного отношения к идеям экстремизма и радикализма; укрепление евразийских интеграционных процессов через формирование  ценностей молодежи, а также привлечение научного и экспертного сообщества к  работе по выработке мер по противодействию распространению идеологии экстремизма и радикализма.

Организаторы мероприятия:

Центр международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия» (г. Астрахань, Российская Федерация),

Центр аналитических исследований «Евразийский Мониторинг» (г. Астана, Республика Казахстан)

Информационно-Аналитический Центр МГУ Имени М.В. Ломоносова (г. Москва, Российская Федерация)

Место проведения мероприятия:

25 февраля 2019 г., Астрахань (Российская Федерация), ул. Бакинская,121, актовый зал Астраханского Государственного медицинского университета;

26 февраля 2019 г. Атырау (Республика Казахстан), пр. Студенческий, 1, конференц-зал актовый зал Атырауского Государственного университета.

Начало мероприятия в 10:00 по местному времени.

Пресс-служба

Центра «Каспий Евразия»

Оптимистов стало больше

О том, как относятся к евразийской интеграции граждане стран-союзниц, свое мнение высказали эксперты в сфере политики, экономики и социологии Казахстана, России и Кыргызстана.

В 2019 году в странах ЕАЭС отмечают 25-летие евразийской инициативы Нурсултана Назарбаева. Как известно, 29 марта 1994 года, в стенах МГУ имени М. Ломоносова впервые была озвучена новая концепция интеграции государств евразийского пространства, в которой Президент Казахстана обозначил векторы экономического и политического взаимодействия постсоветских республик.

А 29 мая 2014 года Казахстан, Россия и Беларусь подписали договор о создании Евразийского экономического союза, к которому позже присоединились Армения и Кыргызстан.

О том, как повлияла евразийская интеграция на жителей стран союза, рассказали эксперты. Дискуссия была организована казахстанским общественным фондом «Мир Евразии», российским центром геополитических исследований «Бірлік-Единство» и AlmaU (Алматы менеджмент университет). Суть евразийской инициативы «заключена в искренней заботе об интересах простых граждан Казахстана, России, Беларуси, а также других стран евразийского пространства».

Данное высказывание Нурсултана Назарбаева, которого называют главным архитектором евразийской интеграции, процитировал представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов. Он также напомнил о программе «Десять простых шагов навстречу простым людям», которую казахстанский лидер озвучил в 1998 году. Выступая в МГУ уже в 2014 году, Президент провел параллель между этой программой и евразийской интеграцией. Как воспринимают ЕАЭС те, ради кого создавался этот союз, рассказали социологи. Мнением россиян поделился генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий Федоров.

Он привел данные социологических исследований 2014 и 2019 годов. Оказалось, что и в 2014 году, когда информированность о создании ЕАЭС была крайне низкой, союз поддерживали 70 процентов опрошенных россиян. На сегодня уровень поддержки организации, о которой знают уже большинство жителей России, составляет 76 процентов.

«Евразийский интеграционный проект в последние годы несколько ушел из фокуса внимания россиян, но отношение к нему остается позитивным. России нужны союзники, они усиливают нас и помогают нашей экономике развиваться. Евразооптимистов значимо больше, чем евразоскептиков», – констатировал Валерий Федоров.

Глава ВЦИОМ также привел данные о том, что жители России думают по поводу целей евразийской интеграции. 51 процент респондентов полагают, что это торгово-экономическое сотрудничество.

А 40 процентов говорили об укреплении дружеских связей. Такое же количество опрошенных отметили положительные последствия для страны от реализации евразийского проекта. «Они ответили, что с союзом развивается российская экономика, улучшается уровень жизни, появляются более дешевые качественные товары», – подчеркнул российский социолог.

Его казахстанская коллега Гульмира Илеуова в свою очередь рассказала о том, что уровень поддержки ЕАЭС населением Казахстана традиционно выше аналогичных показателей в России.

«Этот индикатор всегда превышает 70 процентов, и минимальный показатель позитивного отношения респондентов к ЕАЭС фиксировался на значении в 72 процента», – констатировала президент центра социальных и политических исследований «Стратегия».

В основе позитивной оценки ЕАЭС лежит отношение к России, как к одному из главных центров интеграции. «Но доля тех, кто считает, что во внешнеполитической сфере Россия и СНГ являются нашими ориентирами, снизилась. Люди в основном выбирают такой вариант ответа, как «ни на какую другую страну не должны ориентироваться, у Казахстана свой собственный путь». Так говорят 35% респондентов. Достаточно многие, 27%, считают, что Казахстан должен придерживаться многовекторности», – добавила Гульмира Илеуова.

– Одной из проблем, с которой столкнутся государства-члены ЕАЭС в уже обозримой перспективе, является риск деструкции рынков труда, продуцируемой автоматизацией производства, – уверена главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Леся Каратаева.

– Логично ожидать, что изменение требований к профессиональным компетенциям, сокращение количества трудовых мест, исчезновение ряда специальностей будут стимулировать трудовую миграцию в рамках евразийского пространства. В этой связи возрастает значимость механизмов обеспечения всестороннего и оперативного цифрового взаимодействия граждан, бизнеса и ответственных органов власти по разнообразным вопросам трудоустройства и трудовой миграции.

Марат Шибутов также заметил, что единый рынок труда сегодня позволяет гражданам Казахстана свободно, а главное на тех же условиях, что и местные специалисты, работать в других государствах ЕАЭС. Например, в России трудятся 200 тысяч казахстанцев. Граждане стран Союза тоже имеют право на работу в Казахстане без дополнительных условий.

– ЕАЭС – очень молодая организация, – заметил руководитель сектора изучения мировой экономики и евразийских интеграционных процессов центра «Бірлік-Единство» Алексей Чекрыжов. «Если сравнивать с другими интеграционными объединениями, думаю, что максимум эффективности развития ЕАЭС впереди», – сказал он.

И добавил, что евразийская интеграция получила признание на международном уровне, что является подтверждением ее успешности. – По сообщениям МИД РФ, уже более 50 стран рассматривают возможности и модели взаимодействия с ЕАЭС. Только за последние 4 года существования организации желание создать зону свободной торговли (ЗСТ) с ЕАЭС уже выразили Египет, Иран, Индия, Израиль и другие страны. ЗСТ уже действует с Вьетнамом, а с Китаем заключен договор о торгово-экономическом сотрудничестве, – такие данные привел российский эксперт.

А старший преподаватель кафедры государственной и общественной политики и права университета AlmaU Александр Губерт заметил, что любые проблемы решаются. Сама же логика исторического и экономического развития показывает, что объединение государств с целью облегчения и упрощения экономической деятельности ведет к ускорению экономического развития, улучшению жизни народов и прогрессу. – Надо просто взять географическую карту и внимательно ее изучить, посмотреть на наши просторы – казахстанские и российские.

Я сознательно говорю о двух странах, хотя участников евразийского интеграционного объединения больше. Протяженность российско-казахстанской границы составляет более 7,5 тысячи километров. Это вторая в мире граница по протяженности после границы между США и Канадой, которая, кстати, практически открыта. И наша граница с Россией проходит не по горам и морям, а по лесостепной равнине. Кто-то всерьез полагает возможным полноценно и успешно развивать эти территории отдельно друг от друга, ограничивая частную инициативу, ставя различного рода барьеры и ограничения? – задал риторический вопрос Александр Губерт.

– Евразийская инициатива Нурсултана Назарбаева за время, которое прошло от идеи до ее воплощения, показала свою правильность. Если не мешать естественному ходу событий, а подкреплять его разумной государственной и экономической политикой, то и результат будет соответствующий, – заключил он. 

Оксана Лысенко

Источник: Литер

ҚСЗИ САРАПШЫЛАРЫ «ЕУРАЗИЯ ӘЛЕМІ» ҚҚ САРАПШЫЛАР КЛУБЫНЫҢ МӘЖІЛІСІНЕ ҚАТЫСТЫ

Алматыда «Еуразия әлемі» ҚҚ сарапшылар клубының мәжілісі өттіОтырыстың тақырыбы:  «Идея шындыққа айналды: Нұрсұлтан Назарбаевтың еуразиялық бастамасының 25 жылдығына арналған». Сарапшылар жиналысының ұйымдастырушылары «Берлек-Единство» ГЗО және AlmaU болды.

Сарапшылар клубының модераторы рөлін Эдуард Полетаев атқардыОтырысқа танымал қазақстандық сарапшылар Марат Шибутов, Андрей Чеботарев, Гүлмира Илеуова, Асқар Нұрша және басқалар қатысты.

Жалпыресейлік қоғамдық пікірді зерттеу орталығының (ЖҚПЗО) бас директоры Валерий Федоров ресейліктер арасындағыЕЭО-ға байланысты әлеуметтік өлшемдерді бағалау нәтижелерін ұсынып, 2014 және 2019 жылдардағы әлеуметтік өлшемдер туралы мәліметтерді түсіндірді. Ол сондай-ақ кездесуге қатысушыларды ресейлік респонденттердің Қазақстан Республикасының Президенті Нұрсұлтан Назарбаевты қабылдауына қатысты бағалауларымен таныстырды. ЖҚПЗО деректері бойынша, 2006 жылы респонденттердің 50% Қазақстанның көшбасшысы Ресейге қатысты достық саясат жүргізуде деп санаған, ал 2019 жылы бұл көрсеткіш 74% құрады.

Іс-шараға қатысқан ҚР Президентінің жанындағы ҚСЗИ-ның бас ғылыми қыметкерлері — Вячеслав Додонов, Леся Каратаева, Ирина Черных.

Экономист Вячеслав Додонов ЕЭО-ның институттары шынымен де жұмыс істемейтін болса, бір орында қалып қою қаупі бар екенін айтты. Ол сондай-ақ, ЕЭО-ның іс-әрекеттерімен байланысты ақпараттық фон негізінен теріс екендігін және бұл қауымдастықтың қолдауына ықпал етпейтінін атап өтті. Сонымен қатар, Леся Каратаева өз сөзінде Еуразиялық экономикалық одақ дамуға мүмкіндік беретінін айтып кетті. Ирина Черныхтың айтуынша, қазіргі кезде интеграциялық үдерістер арқасында болып жатқан жұмыс жағдайлары, жұмыс тетіктері қалыптасады. Біз бұл бірлестікті қажет етеміз, бұл біздің елдеріміз арасындағы экономикалық ынтымақтастықты жеңілдетеді, халықтың өмірін жақсартуға көмектеседі.

2

Источник: КИСИ

ЭКСПЕРТЫ КИСИ ПРИНЯЛИ УЧАСТИЕ В ЗАСЕДАНИИ ЭКСПЕРТНОГО КЛУБА ОФ «МИР ЕВРАЗИИ»

В Алматы прошло заседание Экспертного клуба ОФ «Мир Евразии»Тема заседания:  «Идея стала реальностью: к 25-летию евразийской инициативы Нурсултана Назарбаева». Соорганизаторами встречи экспертов выступили ЦГИ «Берлек-Единство» и AlmaU.

Модератором экспертного клуба выступил Эдуард ПолетаевВ заседании приняли участие известные казахстанские эксперты Марат Шибутов, Андрей Чеботарев, Гульмира Илеуова, Аскар Нурша и др.

Генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий Федоров представил  результаты социологических замеров поддержки ЕАЭС среди россиян, прокомментировав данные соцзамеров 2014 и 2019 гг.  А также ознакомил участников встречи  с оценками восприятия российскими респондентами  Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Согласно данным ВЦИОМ в 2006 году 50% опрошенных считали, что лидер Казахстана проводит в отношении России дружественную политику, а в 2019 году таких стало 74%.

В мероприятии  приняли участие главные научные сотрудники КИСИ при Президенте РК Вячеслав Додонов, Леся Каратаева, Ирина Черных.

Экономист Вячеслав Додонов сделал акцент на опасности того, что ЕАЭС может забуксовать, если его институты не будут реально работать. Он также отметил, что информационный фон, сопровождающий деятельность ЕЭАС в большей степени негативный, а это не способствует поддержке объединения. В  тоже время  Леся Каратаева в своем выступлении  подчеркнула, что Евразийский экономический союз дает возможность развиваться. По мнению  Ирины Черных  то, что сегодня происходит в интеграционных процессах это рабочая ситуация, складываются рабочие механизмы. Нам нужно это объединение, оно будет облегчать экономическое сотрудничество между нашими странами, способствовать улучшению жизни населения.

11 02 2019 2

Источник: Казахстанский институт стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан

Евразийская интеграция: от идеи до реализации

Исполняется 25 лет со дня обнародования Евразийской инициативы Президента Казахстана Нурсултана НАЗАРБАЕВА.

– Инициатива была озвучена в стенах Московского государственного университета 29 марта 1994 года. С тех пор процесс сближения некоторых постсоветских государств, возникший в результате распада СССР, называется евразийской интеграцией. Хотя 25 лет назад такого термина не существовало, – отмечает руководитель ОФ “Мир Евразии” политолог Эдуард ПОЛЕТАЕВ. – Сегодня это понятие используется достаточно широко и государственными деятелями, предпринимателями, учеными, бизнесменами, политиками, экспертами и т. д. Это органичная часть политического лексикона не только в ближнем, но и дальнем зарубежье.

По словам политолога, в основе данного интеграционного процесса – экономический прагматизм, уважение суверенитета и независимости наших государств, добровольность интеграции, равенство и открытость евразийского пространства.

Как считает Эдуард Полетаев, несмотря на то что отдельные аналитики считают создание ЕАЭС несколько замедлившимся, процесс идет, и при этом возникающих проблем никто не скрывает. А сама идея главы государства воплощается в жизнь.

С этим согласен и руководитель сектора изучения мировой экономики и евразийских интеграционных процессов центра геополитических исследований “Берлек-Единство” Алексей ЧЕКРЫЖОВ. Эксперт отмечает, что интерес к сотрудничеству с ЕАЭС проявляют и другие страны мира. По его мнению, ЕАЭС – молодая организация, а потому максимум эффективности развития этого интеграционного объединения впереди.

Валерий ФЁДОРОВ

Валерий ФЁДОРОВ

Генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий ФЁДОРОВ приводит данные регулярных опросов. Судя по цифрам, в России все больше появляется сторонников Евразийского экономического союза. Так, если в 2014 году на вопрос о том, чем должен заниматься ЕАЭС, 37 процентов респондентов при ответе делали акцент на торгово-экономическом сотрудничестве, а 41 процент затруднялся ответить на него, то в 2019 году уже 51 процент опрошенных по-прежнему выступает за торгово-экономическое сотрудничество. А 40 процентов отмечают положительные сдвиги вследствие развития ЕАЭС в виде улучшения уровня жизни, появления более дешевых и качественных товаров и сохранения безвизового режима.

Любопытна оценка россиянами деятельности Президента Казахстана. Если в 2006 году Нурсултан Назарбаев как политик вызывал чувство уважения у 19 процентов респондентов, то в 2019 году этот показатель достиг уже 33 процентов.

4 процента жителей РФ полагают, что Президент Казахстана проводит дружественную политику по отношению к их стране.

Директор центра актуальных исследований “Альтернатива” Андрей ЧЕБОТАРЁВ считает, что ЕАЭС нужно наполнять новым содержанием в виде расширения межрегионального сотрудничества, инвестиционных проектов, ибо это конкретный проект для конкретных людей.

Об опасности того, что ЕАЭС может застопориться окончательно, если его институты не будут реально работать, когда решение наднационального органа не выполняются, заявляет главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан Вячеслав ДОДОНОВ.

Вячеслав ДОДОНОВ

Вячеслав ДОДОНОВ

С ним согласна и президент ОФ “Центр социальных и политических исследований “Стратегия” Гульмира ИЛЕУОВА. Как считает социолог, вопрос евразийской интеграции в информационном пространстве очень мало освещается. Фон же либо никакой, либо негативный. Если так дальше пойдет, то поддержка объединения в Казахстане будет заметно снижаться.

Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Ирина ЧЕРНЫХ напоминает:

– У истоков речь шла о модели европейской интеграции, и наш Президент несколько раз подчеркивал это. Та аналитика, та информационная поддержка, которая шла по евразийской интеграции, по сути, повторяла то, что было исследовано по европейской. Не скрывалось, что идет заимствование каких-то форматов. Если коллегии смогут сказать, что нового в ЕАЭС, с удовольствием послушала бы.

Поскольку мы идем по европейскому образцу, все, что обсуждается (в том числе интеграционные кризисы), являет собой естественный процесс, который прошла Европа. Это рабочая ситуация, складываются рабочие механизмы.

С моей точки зрения кризисы способствуют развитию институциональной культуры. Скачок может произойти в рамках развития евразийской интеграции, после того как элиты, участвующие в институтах ЕАЭС, начнут мыслить наднационально, а не национально. Мы говорим, что нам нужно это объединение, оно будет облегчать экономическое сотрудничество между странами, способствовать улучшению жизни населения. И это действительно так.

Ирина ЧЕРНЫХ

Ирина ЧЕРНЫХ

– Есть ли у нас альтернатива? – задалась вопросом Ирина Черных. – Есть ли у стран постсоветского пространства некий более эффективный путь, чем ЕАЭС? Нужно подумать. Когда выходим на практику и конкретные механизмы, то мы сталкиваемся с определенными лоббистскими институтами, с элитами, которые не хотят что-то поддерживать. Кстати, Евросоюз прошел этот же этап. Я помню, что в начале 90-х, когда здесь было открыто представительство европейской комиссии и мы имели с факультетом международных отношений частые беседы и дискуссии, большинство сотрудников представительства говорили: “Наша проблема в том, что мы до сих пор мыслим национальными категориями и пытаемся лоббировать интересы наших стран”. Когда мы выйдем на наднациональное сознание, когда все функционеры разных стран будут не лоббировать интересы своих стран, а думать системно, говоря об общей интеграции и общих вопросах, которые нужно решать, будет, наверное, прорыв.

По мнению историка, было бы полезно провести опрос, как оценивают ЕАЭС бизнесмены разных стран, получают ли они выгоду от экономической интеграции.

Кубабек РАХИМОВ

Кубабек РАХИМОВ

Председатель комитета торгово-промышленной палаты Кыргызстана по вопросам промышленной политики, экспорта и инфраструктуры Кубабек РАХИМОВ считает:

– Для того чтобы было взаимопроникновение идей и проектов, нам необходима координация работы евразийских аналитических центров, мы должны чаще встречаться, обмениваться информацией и, конечно, уходить от общих слов. Должны быть конкретные четкие проекты, а нам, как интеллектуалам, нужно давать необходимую подложку для всего этого.

– По мере того, как интеграция должна была углубляться, она начинала все больше буксовать. Это закономерный итог – идеи и формы экономической интеграции стали вступать в противоречия с интересами крупных лоббистов, – отмечает Вячеслав Додонов. – То, что сейчас говорится о пробуксовке, это действительно так. Сегодня больше всего в Казахстане обсуждается мифическая, откуда-то сброшенная тема о планах по введению единой валюты. На основании того, что к 2025 году должно быть единое финансовое пространство. Никогда ни в одном документе, ни в одном выступлении высокопоставленных чиновников ЕАЭС, ЕЭК данная тема не поднималасьМатериалы по теме

Старший преподаватель кафедры “Государственная и общественная политика и право” Алматы Менеджмент Университета (“AlmaU”) Александр ГУБЕРТ считает, что евразийская интеграция и в нашей стране, и в России воспринимается по-разному и соответственно имеет своих сторонников и противников.

– Противники Евразийского союза, как правило, оперируют некими показателями и цифрами, которые якобы говорят не в пользу экономики РК. Говорят о каком-то ущемлении национальных интересов, – отметил он. – Не берусь судить и оспаривать эти утверждения, поскольку специалистом здесь не являюсь и сам такой анализ не проводил.

Но логика исторического и экономического развития других регионов показывает однозначно, что объединение государств с целью облегчения и упрощения деятельности ведет к улучшению жизни народов и прогрессу.

Любой пример интеграции только подтверждает этот тезис. Ограничение экономик таможенными и иными барьерами, различие в стандартах мешает, а значит, замедляет и вредит всем. Я уже не говорю о том, что любое ограничение в рамках национальных границ тормозит развитие самого общества, ведет к его архаизации и делает неконкурентным.

По мнению Александра Губерта, даже само геополитическое расположение двух самых крупных участников ЕАЭС – Казахстана и России – обрекает наши страны на сотрудничество. Евразийская инициатива Нурсултана Назарбаева за время, которое прошло от идеи до ее воплощения, показала свою правильность.

Если не мешать естественному ходу событий, а подкреплять его разумной государственной и экономической политикой, то и результат будет соответствующий.

Другое дело, что на этом пути много проблем, но должна быть реализована политическая воля, и эти сложности должны не замалчиваться, а открыто обсуждаться, прежде всего специалистами, которые непосредственно заинтересованы в развитии своих отраслей. Должны говорить бизнесмены, ученые, производственники, деятели культуры и искусства.

Алматы

Айгуль Омарова

Источник: Караван

R2R, энергетика и цифровизация: эксперты обозначили точки роста ЕАЭС

В нынешнем году отмечается знаковая дата – 25-летие евразийской идеи Нурсултана Назарбаева. Эксперты из Казахстана, России и Кыргызстана подвели некоторые итоги и назвали перспективные сферы экономического развития евразийских государств.

На 29 мая 2019 года запланировано заседание высшего евразийского совета на уровне глав государств. Состояться оно должно в Астане по приглашению президента Казахстана. Нурсултан Назарбаев предложил приурочить заседание совета к двум юбилейным датам. 29 марта 1994 года в стенах МГУ имени М.В. Ломоносова впервые была озвучена новая концепция интеграции государств постсоветского пространства. Именно тогда Н. Назарбаев обозначил векторы экономического и политического взаимодействия, которые позже воплотились в Евразийском экономическом союзе. А 29 мая 2014 года Казахстан, Россия и Беларусь подписали договор о ЕАЭС, к которому позже присоединились Армения и Кыргызстан.

Достижения, проблемы и перспективы интеграционного объединения обсудили участники круглого стола «Идея стала реальностью: к 25-летию евразийской инициативы Нурсултана Назарбаева». Дискуссия в Алматы была организована общественным фондом «Мир Евразии», центром геополитических исследований «Берлек-Единство» и AlmaU (Алматы менеджмент университет).

* * *

Четверть века назад, когда Нурсултан Назарбаев озвучил в МГУ свою концепцию, термина «евразийская интеграция» еще не существовало. Сегодня же не только на постсоветском пространстве, но и в дальнем зарубежье это понятие хорошо известно. С 1 января 2015 года функционирует ЕАЭС, который создавался поэтапно. Первый вариант таможенного союза появился еще в 1996 году. Потом были подписаны договор о ЕврАзЭС, соглашение о зоне свободной торговли. Затем появился второй вариант таможенного союза 2011 года, было создано Единое экономическое пространство.

Евразийская идея воплотилась, экономический союз развивается. Однако ряд аналитиков считают, что процесс евразийской интеграции затормозился. Не всегда с этими мнениями можно согласиться: ведется большая процедурная работа внутри организации, решаются сложные вопросы на многостороннем и двустороннем уровне.


Марат Шибутов

Эта деятельность ведется в кабинетах, она узкоспециализированная, потому не отражается в публичном пространстве, подтвердил представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов.

«Дискуссия по интеграционным вопросам от политологов и экономистов перешла в сферу корпоративных юристов и финансистов. Обсуждение пошлин на удобрения, маркировка шуб, общий рынок газа требуют узкой специализации. Экспертное сообщество и СМИ имеют все меньше возможностей анализировать происходящее. Нужно больше писать о положительных эффектах для каждой из стран. В прошлом году, например, я выяснил, что в России работают около 200 тысяч казахстанцев. Это существенный эффект от деятельности ЕАЭС, ведь такое количество людей – это примерно население небольшого казахстанского областного центра», – сказал М. Шибутов.

Пока не решена одна из главных проблем – барьеры и ограничения, которые существуют внутри союза, несмотря на договоренности о едином товарном рынке. Между участниками периодически возникает торговое противостояние.


Вячеслав Додонов

«Они нам запретили мясо, мы им запретим колбасу» – так охарактеризовал данное явление главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте Республики Казахстан, экономист Вячеслав Додонов. Динамику евразийской интеграции он сравнил с параболой: резкий всплеск вначале, а затем снижение активности. «Первым этапом интеграции был Таможенный союз, предусматривающий свободное перемещение товаров. Ему уже восемь лет, но препятствия во взаимной торговле (изъятия, барьеры, ограничения) сохраняются примерно на одном уровне – порядка 40-45 в каждой из стран ЕАЭС. Каждый год Евразийская экономическая комиссия усиленно борется с этими препятствиями, добивается их ликвидации, но на следующий год их количество возвращается на тот же уровень», – сказал В. Додонов.


 Алексей Чекрыжов

Интеграционные сложности возникают и сейчас, будут они и в перспективе, отметил руководитель сектора изучения мировой экономики и евразийских интеграционных процессов центра «Берлек-Единство» Алексей Чекрыжов. Продолжается борьба на национальном уровне за сферы влияния. «Как и четыре года назад, никто не хочет отдавать часть экономического и финансового суверенитета в наднациональную среду. Однако мы только переходим на наднациональный режим управления», – добавил он. ЕЭК пока еще не действует в полную силу. А международный суд ЕАЭС находится в зачаточном состоянии.

По мнению эксперта, будущее интеграции – в формате взаимодействия R2R (region to region – регион региону). Речь идет о создании макрорегиональных хабов. Высокий уровень внутриотраслевой кооперации между регионами России и Казахстана автоматически свидетельствует о высокой степени экономической интеграции. Регионам легче находить интересующие их точки пересечения – отрасли взаимодействия. Это подтверждается многочисленными многосторонними договорами на межрегиональных форумах России и Казахстана, которые уже приобрели характер постоянно действующих площадок.

Углубление интеграции между регионами может решить многие задачи, в том числе и те, которые положительно скажутся на жителях наших стран. «В качестве примера можно выделить региональное авиасообщение. Расширение географии рейсов – это тоже инструмент наращивания торгово-экономического трафика, передвижения капитала, рабочей силы, товаров и услуг, – заметил декан школы государственной и общественной политики и права университета AlmaU Аскар Нурша Я, например, у российских коллег из Уфы (ЦГИ «Берлек-Единство» работает в столице Башкортостана. – Ред.) спросил, как они в Казахстан могут добраться? Оказывается, через Москву либо через Екатеринбург. Пора открывать прямые авиарейсы».


Кубатбек Рахимов

Председатель комитета Торгово-промышленной палаты Кыргызстана по вопросам промышленной политики, экспорта и инфраструктуры Кубатбек Рахимов полагает, что сейчас можно говорить об усеченной экономической интеграции. По его мнению, евразийский рынок необходимо увеличить. «Есть экономическая теория о том, что полномасштабные производительные силы начинают работать после того, как рынок превышает 200 млн. человек. ЕАЭС достиг бы такой отметки за счет новых участников», – считает кыргызский эксперт.


Галия Мовкебаева

ЕАЭС – это мощный драйвер для создания единого евразийского энергетического пространства. Необходимо сделать упор на данном сегменте совместной работы, в свою очередь, отметила профессор КазНУ им. аль-Фараби директор Евразийского научно-исследовательского центра Галия Мовкебаева«Россия и Казахстан являются ведущими производителями нефти в регионе, и взаимодействие в этой сфере – один из ключевых моментов экономической интеграции. Армения – единственная из стран ЕАЭС, которая имеет сухопутную границу с Ираном. Она может обеспечить транзит энергоресурсов в эту страну, что позволит Армении и странам ЕАЭС получить выход через Иран и морские порты на международные товарные рынки. Беларусь, не располагая значительными энергетическими ресурсами, является ключевым звеном в транзите нефти и газа из России, Казахстана и других стран Центральной Азии в Европу. В Кыргызстане имеются большие возможности для выработки гидроэнергии, и они могут быть реализованы, если страны ЕАЭС объединят свои усилия», – обозначила она интересы каждой евразийской страны.


Андрей Чеботарев

Новый всплеск интеграции связывают как раз с созданием общего рынка газа, нефти и нефтепродуктов, а также единого финансового рынка и наднационального финрегулятора. Все эти рынки должны начать работу в 2025 году, напомнил директор центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. По мнению политолога, данную работу надо ускорить. «Неизвестно, что может произойти в странах-участницах союза к этому времени. Не в пользу интеграции сказываются всякие трения между государствами. Поэтому следует, не дожидаясь 2025 года, уже сейчас предпринимать серьезные шаги по развитию ЕАЭС. Прежде всего, устранить все барьеры и ограничения во взаимной торговле, а также запустить серию совместных инвестиционных проектов, особенно на уровне межрегионального сотрудничества. Населению стран-участниц союза надо показать его через конкретные, очевидные и ощутимые дела и их результаты в экономике и социальной сфере», – сказал А. Чеботарев.


Леся Каратаева

Наконец, сегодня на повестке дня стоят вопросы поиска эффективных подходов к реализации направлений цифровизации, а также о создании собственной внутрисоюзной инновационной экосистемы. Однако в отношении последней все не так просто. «Для того чтобы кооперация состоялась на внутрисоюзном уровне, необходимо, чтобы такие экосистемы существовали на внутринациональных уровнях, – подчеркнула главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Леся Каратаева– Неправильным будет утверждать, что национальные инновационные экосистемы вообще отсутствуют, однако вопрос заключается в том, насколько они сопоставимы, насколько совпадают их параметры и направления развития. Тем не менее первые шаги уже сделаны. Так в Алматы на Втором форуме «Цифровая повестка в эпоху глобализации 2.0» 1 февраля состоялось подписание меморандума о взаимопонимании и сотрудничестве между технопарками Astana Hub (Казахстан), «Сколково» (Россия), «Инкубатор предприятий» (Армения), «Парк высоких технологий» (Кыргызстан). Создание механизмов кооперации в сфере производства высокотехнологичного цифрового продукта имеет значимость как с точки зрения обеспечения безопасности цифровой инфраструктуры, так и с точки зрения развития интеграционного потенциала ЕАЭС».

Фото – Ю. Беккера; https://primeminister.kz/

Эдуард ПОЛЕТАЕВ

Источник: «Ритм Евразии»

Идее евразийской интеграции – 25 лет. Почему это знаковая дата?

Динамизм эффекта интеграции порой вступает в определённые противоречия с национальным протекционизмом, но, как показывает практика, оказывается сильнее.

29 марта 1994 г. в стенах МГУ им. Ломоносова Нурсултан Назарбаев предложил новую концепцию интеграции государств постсоветского пространства, а также обозначил ключевые принципы и практические шаги к её реализации. Почему спустя четверть века можно с полной уверенностью утверждать, что это событие стало знаковым? Потому, что сегодня стало привычным, что процесс сближения некоторых постсоветских государств называется именно евразийской интеграцией. Между тем 25 лет назад такого термина не существовало. Ныне он используется достаточно широко государственными деятелями, предпринимателями, учёными, бизнесменами и т. д. Термин – органичная часть политического лексикона не только в ближнем, но и в дальнем зарубежье.

В первом полугодии 2019 года интеграционная тематика будет актуализирована в казахстанских СМИ. Как известно, Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил партнёрам по ЕАЭС провести следующий саммит организации в Астане 29 мая 2019 года, приурочив его к двум юбилейным датам (5 лет с момента подписания Договора о ЕАЭС и 25 лет идее евразийской интеграции). Насколько результат евразийской интеграции соответствует изначальной цели, обсудили участники экспертного клуба «Мир Евразии». Тема обсуждения, прошедшего в Алматы, звучала так: «Идея стала реальностью: к 25-летию евразийской инициативы Нурсултана Назарбаева».

Почему Президент Казахстана предложил объединяться в евразийском формате?

Отправной точкой, по мнению экспертов, стал развал Советского Союза.

«После распада СССР на территории всех наших государств возникла необходимость выбора векторов ориентации, – отметила главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК (КИСИ), доктор исторических наук Леся Каратаева.– Если созданное в 1991 году СНГ стало тем якорем, который не позволил нашим государствам окончательно разобщиться и разорвать сформированные за многие десятилетия экономические, культурные и иные связи, то ЕАЭС предложил новые горизонты развития евразийского пространства».

Идея евразийской интеграции была выдвинута из-за того, что Нурсултан Назарбаев хотел сохранить экономическое и культурное пространство в рамках СНГ, добавил директор центра актуальных исследований «Альтернатива» политолог Андрей Чеботарёв. С одной стороны, Президент Казахстана понимал, что СНГ не может быть эффективной формой интеграции постсоветских республик и в то же время имелось стремление сохранить общее экономическое и культурное пространство.

«Изначально предполагалось, что идея союза реализуется не в многостороннем, а в двустороннем формате при участии Казахстана и России, а также с наличием в нём наднациональных органов. При создании же ЕАЭС речь шла уже о кооперации состоявшихся суверенных государств в условиях глобализации. В том числе на это повлиял фактор мирового финансово-экономического кризиса 2007-2009 гг., – уверен Чеботарёв. – Ещё один интересный момент. 10 января 1994 года был подписан Договор о создании Единого экономического пространства между Казахстаном и Узбекистаном. Чуть позже к нему присоединился Кыргызстан. Тем самым был запущен интеграционный процесс в Центральной Азии, протекавший с 1994 по 2005 г. в формате таких объединений, как Центрально-Азиатский союз, Центрально-Азиатское экономическое сообщество и организация «Центрально-Азиатское сотрудничество». Не исключено, что это событие оказало определённое влияние на выдвижение инициативы по развитию евразийской интеграции».

Политическая воля Нурсултана Назарбаева всегда была однозначна, считает заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов. «Президент придерживался интеграционной идеи, не изменял ей и брал на себя тяжёлую миссию»,– объяснил он простыми словами мотивы казахстанского лидера. Журналист также вспомнил слова Назарбаева, сказанные им 25 лет назад на пресс-конференции после выступления в МГУ: «Разрушать всегда легче, чем созидать«.

Кто был против евразийской интеграции и при чём тут Геннадий Зюганов?

Козлов, лично присутствовавший на выступлении Нурсултана Назарбаева в МГУ в 1994 году, рассказал, что в московском вузе главу государства тогда приняли очень тепло: «Он был популярен и в студенческой, и в профессорской среде. Но сама евразийская идея в России не всех заинтересовала«.

Доцент университета AlmaU историк Рустем Курмангужин в те времена работал в казахстанском посольстве в Москве. «Тогда было всё просто: Россия имела чёткий вектор взаимоотношений с Западом. Казахстан предпринял усилия для того, чтобы приблизить Россию к себе. Не секрет, что вся российская политическая элита, основные лоббисты были против. На первую конференцию по евразийской теме, которая проводилась у нас, приехал лидер коммунистов Геннадий Зюганов, так как он был в оппозиции Борису Ельцину. Приехали и другие люди, которые никак не влияли на внешнюю политику, но ни одного функционера из государственной структуры не было», – рассказал он.

Не только в России, но и в других постсоветских государствах инициатива Нурсултана Назарбаева изначально была не до конца осмыслена. «Прежде всего, у них встретило неприятие предложение о создании наднациональных структур из-за опасений потери недавно приобретённого данными странами суверенитета, – пояснил Чеботарев. – В свою очередь, такое отношение, скорее всего, было продиктовано наблюдаемой в то время общей нестабильностью на постсоветском пространстве, а также вероятными опасениями ряда государств относительно главенствующей роли России в предлагаемом союзе. Кроме того, сказалась разнонаправленность и несовместимость экономических и политических интересов постсоветских республик. Поэтому понадобилось продолжительное время, чтобы евразийский интеграционный проект получил свою реализацию».

Спустя годы евразийская идея нашла своих сторонников и в России, и в других государствах. Но четверть века назад она была, как выразился председатель Комитета Торгово-промышленной палаты Кыргызстана по вопросам промышленной политики, экспорта и инфраструктуры Кубатбек Рахимов, «загоризонтной». То есть она опередила своё время.

«В то время в постсоветских странах происходили разноскоростные процессы, выборы моделей развития. Было много советников, подозрительные люди со всего мира слетелись на то, чтобы поживиться активами бывшего СССР», – напомнил кыргызский эксперт.

Жители России, партнёра Казахстана по ЕАЭС, хотят видеть совершенно новой формой объединение, целью которой является торгово-экономическое сотрудничество стран-участниц. Об этом свидетельствуют результаты исследования Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), которыми поделился с казахстанскими экспертами генеральный директор организации Валерий Фёдоров.

«Евразийский интеграционный проект в последние годы несколько ушёл из фокуса внимания россиян, но отношение к нему остаётся позитивным, – подчеркнул он. – России нужны союзники, они усиливают нас и помогают нашей экономике развиваться – таково общее мнение. «Евразоптимистов» значимо больше, чем «евразскептиков». Ход – за политиками!».

Получилось ли то, что планировалось в рамках евразийской интеграции?

На этот вопрос эксперты не дают однозначного ответа. Как заметил декан Школы государственной и общественной политики и права университета AlmaU Аскар Нурша, было бы полезно почитать мемуары политиков и узнать, является ли ЕАЭС неким итогом целенаправленной стратегии, или всё же были элементы случайного в данном процессе.

То есть ЕАЭС – осязаемый результат реализации евразийской идеи. В основе принципов, которые исповедуются в процессе работы этого интеграционного объединения, лежат экономический прагматизм, уважение суверенитета и независимости государств, добровольность интеграции, равенство и открытость евразийского пространства. ЕАЭС – это не замкнутая структура, его участники готовы сотрудничать и с Западом, и с Востоком.

Идея интеграции облекалась в организационно-правовую форму постепенно. Первый вариант Таможенного союза появился еще в 1996 году, потом договор о ЕврАзЭС, соглашение о зоне свободной торговли, второй вариант таможенного союза 2011 года, Единое экономическое пространство и, наконец, в 2014 году было подписано соглашении о создании ЕАЭС. Вместе со всеми этими изменениями корректировалась и концепция евразийской интеграции.

Участники дискуссии констатировали, что пока странам так и не удалось избавиться от торговых барьеров. Не все механизмы союза отлажены. Однако недостатки ЕАЭС эксперты объясняют его «детским» возрастом. Европейская интеграция, к примеру, развивается уже несколько десятилетий, но, тем не менее, ЕС периодически сталкивается с серьёзными кризисами.

«На сегодня интеграционные процессы являют собой элемент компромисса между тем, что хотели и что получили, – высказался независимый политолог Замир Каражанов. – Для Казахстана ЕАЭС стал одним из ключевых инструментов развития торгово-экономических отношений с крупными соседями по региону. Совместные усилия стран-участниц уже позволили открыть экономические границы, реализовать ряд транспортно-логистических и иных стратегических проектов».

Идея главы государства воплотилась в жизнь, хотя в последнее время процесс евразийской интеграции некоторые аналитики называют несколько застопорившимся. Дело, вероятно, в том, что много идёт процедурных работ, находящихся вне внимания СМИ. Евразийская экономическая комиссия пытается различные преграды, барьеры преодолеть. Возникают сложные моменты на двусторонних уровнях по поводу провоза товаров, оказания услуг, таможни, которые проецируются на деятельность ЕАЭС. Но самое главное, что проблем никто не скрывает, они решаются, пусть и не всегда столь оперативно, как этого хотелось бы ожидать.

Источник: informБЮРО

Нұрсұлтан Назарбаевтың еуразиялық бастамасына – 25 жыл

«Еуразия әлемі» пікірсайыс клубында «Идея шындыққа айналды: Нұрсұлтан Назарбаевтың еуразиялық бастамасына 25 жыл» атты дөңгелек үстел өтті.

Еуразиялық интеграцияның қаншалықты игілікті болғаны туралы пікір білдірген саясаттанушы Эдуард Полетаев биыл интеграция концепциясын сөз еткен Назарбаевтың идеясына 25 жыл толғанын тілге тиек етті.

Оның айтуынша бүгінгі қалыптағы одақтың деңгейіне жету үшін интеграциялық процестер бірқатар даму сатысынан өткен.

– Иә, одақ жұмысындағы олқылықтар әлі көп. Көпшілігі әлі қағаз-құжатқа қатысты түйіткілдер. Уақыт өте бұл мәселелердің барлығы да өз шешімін табады, – деген пікір білдірді ол.

Отырыстың арнайы қонағы Ресей Федерациясының Алматы қаласындағы консулы Ирина Переверзева Еуразиялық одақтың биылғы саммиті 29 мамырда Астанада өтетін айтып өтті.

«Десе де, экономикалық интеграцияның шыңына әлі де жеткен жоқпыз» деді ол.

Ал     «Бірлік Единство» саяси зерттеулер орталығының маманы Алексей Чекрыжовтың айтуынша, посткеңестік елдерді интеграциялау идея тек – Назарбаевқа тиесілі.

«Еуразиялық одақтың көкжиегі кеңіп келеді. 50-ден аса мемлекет Еуразия экономикалық одағымен әріптесіп жұмыс істеуге құлық танытты.

Соңғы 4 жылдың ішінде Египет, Иран, Үндістан, Израиль сияқты мемлекеттер еркін сауда аймағына қосылуға ынта екенін мәлімдеді», – ол.

Шарада сөз алған өзге сарапшылар бұл одақтың болашағы баянды боларына сенім білдіріп, қазіргі қиыншылықтардың барлығы өтпелі екенін айтты.

Источник: Dalanews.kz – ақпараттық агенттігі

ЕУРАЗИЯЛЫҚ ОДАҚ ЖӘНЕ ЭКОНОМИКАЛЫҚ ДАМУ

«Еуразия әлемі» пікірсайыс клубында «Идея шындыққа айналды: Нұрсұлтан Назарбаевтың еуразиялық бастамасына 25 жыл» атты дөңгелек үстел өтті.

Шараған қатысқан сарапшылар осы төңіректегі ой-пікірін ортаға салды. 
Бүкілресейлік қоғамдық пікірді сараптау орталығының директоры Валерий Федоровтың айтуынша орталық мамандары Еуразиялық одақтың жұмысымен елдің қаншалықты хабардар екенін білуі үшін сараптама жүргізіпті. 
«Ресейге әркез одақтастар керек, одақтастар біздің экономикамызды жоғары деңгейде ұстап дамуына көмектеседі. 
Бұл менің емес, өзім басқаратын ұйым жүргізген сауалнама нәтижесі. Еуразиялық одақты сынайтындарға қарағанда қолдайтындар көп. 
Шыны керек Еуразиялық одақ посткеңестік елдердің соңғы жиырма бес жылдағы ең жемісті жобасы» деді ол. 
Өз кезегінде Алматы менеджмент университеті мемлекеттік және қоғамдық саясат мектебінің деканы Аскар Нұрша одақтың көптеген кемшіліктеріне көз жұма қараудың қажеті жоқтығын айтты. 
– Шыны керек Еуразиялық одақты жиі талқылаймыз. 
Бұл ұйымның саяси тұрғыдан қауіпті екенін талай танымал, сыйлы саясаттанушылар сөз етіп жүр. 
Одақ аясына біріккен елдерде пропаганданың күші зор екені де жасырын емес. Айталық, ресейлік БАҚ негізінен екі топ туралы айтады. Оның бірі – Сирия, Ирак және Венесуэла. Бұлардың Ресейдің достары. 
Ал енді бірі Украина және Грузия. Бұлар тиісінше Батыстың достары. Одаққа біріккен Қазақстан сияқты елдер өкінішке орай осы пропаганданың ықпалына түсіп қалып жатыр» деді ол. 
Ал саясаттанушы Марат Шибұтовтың пікірінше Еуразиялық одаққа қатысты ақпарат тым тапшы.
«Мысалға, қазіргі таңда Ресейде 200 мыңға тарта қазақстандықтар жұмыс істейді екен. Бірақ, бұл туралы бірде бір ақпарат құралы хабар таратқан жоқ.
Демек, Ресей осынша қазақстандықты жұмыспен қамтып отыр деген сөз. Ал біздегі Үдемелі индустриялық бағдарлама жылына әрі кетсе 10 мың адамды жұмыспен қамтиды» деді ол. 
Өз кезегінде саясаттанушы Андрей Чеботарев: «Интеграцияның екінші толқыны 2025 жылы басталады. Сол кезде мұнай мен газ, жалпы мұнай өнімдерінің ортақ нарығы пайда болады, ортақ қаржылық нарық, мемлекетаралық органдар құрылады. 
Алайда ол уақытқа дейін әзір Еуразиялық экономикалық одаққа біріккен елдердің саяси-әлеуметтік өмірінде қандай өзгерістер орын алары белгісіз…» деді ол. 

Источник: Казахстанский республиканский национальный научный портал NAUKA.KZ

ИДЕЯ КАК ТРЕБОВАНИЕ ВРЕМЕНИ

Евразийская интеграция под разными углами. Озвученную 25 лет назад президентом Республики Казахстан идею евразийской интеграции эксперты алматинского клуба «Мир Евразии» охарактеризовали как прежде всего стратегическую и жизненно необходимую.

Причём на совершенно разных этапах времени, в том числе и сегодня. Хотя некоторые специалисты отмечают, что с годами евразийская интеграция начала всё больше «буксовать» из-за экономических интересов крупных лоббистов. Меж тем преодолеть существующие интеграционные кризисы, по мнению экспертов, можно путём перестройки сознания политических и экономических элит.

Гульмира Илеуова, президент ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия»:
— В основе позитивной оценки Евразийского экономического союза лежит отношение к России как к одному из главных центров интеграции… Мы сейчас ведём один проект, и у нас то, что молодые казахстанцы уезжают учиться в Россию, рассматривается едва ли не как угроза национальной безопасности. Зачем сейчас на ровном месте мы создаём большую гуманитарную проблему? Если бы была ответная статистика — например, примерно 77 тысяч казахстанцев по разным программам учатся в России, но сколько-то из них ведь возвращаются! На эти 77 тысяч уже смотрят сегодня как на невозвращенцев. Поэтому формируется негативизация, в образе врага — система образования России, которая почему-то наших лучших отбирает. Уже идут плохие разговоры в совершенно неожиданной для нас сфере. Второе направление — тема миграции населения. Выезжают до 40 тысяч человек в год в последнее время. Если, предположим, некоторые круги хотят, чтобы население уезжало, то тогда это один вариант. Если тема миграции выглядит как потеря потенциала страны в разных категориях, то опять же вопрос: это проблема Казахстана или принимающая сторона виновата? Вопрос евразийской интеграции в информационном пространстве очень мало освещается. Если так дальше пойдёт, то поддержка евразийской интеграции в Казахстане в лице ЕАЭС будет заметно снижаться.

Рустем Курмангужин, доцент Алматы Менеджмент Университет (AlmaU):
— Я — бывший мидовец и в 1994 году работал в казахстанском посольстве в Москве. Почему появилась евразийская инициатива и как реагировала на неё Россия? Тогда было всё просто: Россия имела чёткий вектор взаимоотношений с Западом. Казахстан предпринял усилия для того, чтобы приблизить Россию к себе. Не секрет, что вся её тогдашняя политическая элита, все лоббисты были против… Что сегодня с Евразийским союзом? Мы со студентами пришли к выводу о том, что имеется линия на противодействие интеграции. По направлениям СНГ и ЕАЭС ответственные чиновники часто работают по остаточному принципу. Я спрашиваю студентов из Кыргызстана: «Мы двигаемся к свободному рынку. Вы готовы?». Они отвечают: «Нет, нам дорога независимость Кыргызстана. Никакой приезжий бизнесмен ничего не купит возле озера Иссык-Куль». Я говорю: «Хорошо, а что же для вас ЕАЭС? Вы готовы вкладываться?» — «Нет, пускай партнёры сами по себе живут. Почему мы должны за них платить?» И это будущие чиновники, которые сядут за свои рабочие кресла. В России не легче. Прочитал лекцию в МГИМО, пообщался, подошёл один местный студент и поделился: «Я так много узнал про ЕАЭС от вас!» Я говорю: «Ну у вас же целый курс есть». — «А мы его не смотрим, не читаем — неинтересно». Как всё это сломать? Довольно трудно, так как укоренились определённые стереотипы. Мы сами своими усилиями всех запутали. Доверять опросам? Любой культурный человек не будет говорить о своих незнаниях.

Кубатбек Рахимов, Ph.D., пред­седатель Комитета торгово-промышленной палаты Кыргызстана по вопросам промышленной политики, экспорта и инфраструктуры:
— Есть такой оборот речи, как «истинная Евразия». Что есть истинная Евразия? По сути, это только три страны — Россия, Казахстан и Турция. То есть они географически и ментально расположены в Евразии. Когда в 1994 году произошло событие, о котором мы говорим, на тот момент прошло три года, как распался СССР. Выступление Нурсултана Назарбаева дало импульс развитию евразийской концепции объединения государств постсоветского пространства, которые довольно остро в этом нуждались. Спустя десятилетия хорошо видно, что инициатива президента Казахстана являлась «загоризонтной» — прорывной для своего времени. Он идею озвучил, и она стала действительно историей. В свою очередь успех евразийской интеграции стал возможен благодаря консолидированной политике лидеров постсоветских государств. Вопрос в том, есть ли сухой остаток, результаты? «Загоризонтный» взгляд очень важен. Что творилось в России, Казахстане, в других постсоветских странах в 1990-е годы? Были разноскоростные процессы, выборы моделей развития, куча советников. Много подозрительных людей со всего мира слетелись на то, чтобы разобрать активы бывшего СССР… Это же было!
Предварительный же вывод мой таков: мы психологически застряли на уровне усечённой экономической интеграции, которую назвали ЕАЭС. Я прекрасно помню прожекты, которые рисовались в четырёхстороннем формате с участием Украины под работу ЕЭП, и там очень интересная конфигурация получалась. Но вышло всё не так, как было задумано. К сожалению, в политике нет сослагательного наклонения. На последнем международном деловом форуме «Евразийская неделя» в Ереване я говорил, что нам надо расширять состав ЕАЭС, возможно, за счёт Узбекистана, Таджикистана, потому что есть экономическая теория о том, что полномасштабные производительные силы начинают работать после того, как рынок превышает 200 млн человек. Нам эти 200 млн человек как раз новые участники бы дали, что станет стимулом для транснациональных евразийских корпораций, чтобы входить в проекты на новых условиях. Есть третий уровень — политической интеграции, который на местах воспринимается в штыки. На мой взгляд, идея евразийского парламента должна жить и воплощаться. Рано или поздно мы к этому придём, но лучше процесс запускать.

Сергей Козлов, заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане»:
— После выступления президента Нурсултана Назарбаева в 1994 году была пресс-конференция с его участием. Одна фраза мне хорошо запомнилась. Он сказал: «Разрушать всегда легче, чем созидать». Идея созидания — самая сложная, тем более что есть много противников евразийской интеграции. Процесс созидания Евразийского союза непрост и далее будет сложен. Была политическая воля Нурсултана Назарбаева и Владимира Путина… Если мы спроецируем 1994 год на то, что произойдёт через 25 лет, думаю, что Нурсултан Назарбаев удовлетворён тем, что произошло. Тем, что в Москве эта идея со временем нашла влиятельных сторонников… Конечно, будет противодействие ЕАЭС. Оно и сейчас есть. В том же 1994 году вокруг Нурсултана Назарбаева было большое количество советников, лоббистов. Предлагали разное — происходили сложные процессы как во внутренней, так и во внешнеполитической ситуации. Но политическая воля Нурсултана Назарбаева была однозначная. Напомню, Казахстан последним вышел из СССР. Президент Казахстана всегда придерживался интеграционной идеи, не изменял ей, брал на себя тяжёлую миссию.

Юлия МИЛЕНЬКАЯ 

Источник: «Аргументы и Факты в Казахстане»

Когда начнется вторая волна евразийской интеграции?

29 мая 2019 года в Астане состоится заседание Высшего Евразийского совета на уровне глав государств.

В 2019 году исполняется 25 лет евразийской инициативе, предложенной в 1994 году президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. Участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии» подвели итоги и озвучили перспективы экономической интеграции на постсоветском пространстве, сообщает Total.kz. 

29 мая 2019 года в Астане должно состояться заседание Высшего Евразийского совета на уровне глав государств. Мероприятие пройдет в день пятилетия подписания договора о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС). За два месяца до этого, 29 марта, исполнится ровно 25 лет событию, положившему начало процессу евразийской интеграции. Речь идет о выступлении казахстанского лидера в стенах МГУ имени М. Ломоносова, когда была предложена новая концепция взаимодействия бывших советских республик.

Участники дискуссии, организованной общественным фондом «Мир Евразии», центром геополитических исследований «Берлек-Единство» и AlmaU (Алматы менеджмент университет), обсудили, все ли из задуманного четверть века назад удалось реализовать и как будет развиваться союз дальше.

От идеи до реализации

Нурсултана Назарбаева называют главным архитектором евразийской интеграции. Именно его идея привела в движение процесс, основными вехами которого стали создание ЕврАзЭС, Таможенного союза, ЕАЭС. Концепцию казахстанского президента приняли далеко не сразу, напомнили эксперты: ни в Москве, ни в других бывших советских республиках тогда, всего через три года после распада СССР, не хотели вновь объединять свои усилия. Понадобились годы, чтобы руководители государств постсоветского пространства поняли выгоды евразийской интеграции.

Сама концепция за годы претерпела некоторые изменения, отметил директор центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. В 1994 году создание интеграционного союза предполагалось не в многостороннем, а в двустороннем формате при участии Казахстана и России, с созданием наднациональных органов.

«При подписании договора о создании ЕАЭС в 2014 году между Казахстаном, Россией и Беларусью (позже к нему присоединились Армения и Кыргызстан) речь шла уже о кооперации состоявшихся суверенных государств в условиях глобализации», – сказал Чеботарев.

Политолог Эдуард Полетаев перечислил принципы, которые использовались на протяжении всего процесса создания интеграционного объединения. 

«Это экономический прагматизм, уважение суверенитета и независимости наших государств, добровольность интеграции, равенство и открытость евразийского пространства. ЕАЭС – это не замкнутая организация, она готова сотрудничать и на Западе, и на Востоке», – подчеркнул Полетаев.

Аналогичную готовность сотрудничать с ЕАЭС проявляют многие страны. По данным российского министерства иностранных дел, на которые сослался руководитель сектора изучения мировой экономики и евразийских интеграционных процессов центра «Берлек-Единство» Алексей Чекрыжов, более 50 стран рассматривают возможности и модели взаимодействия с ЕАЭС.

«За четыре года существования организации желание создать зону свободной торговли с ЕАЭС уже выразили Египет, Иран, Индия, Израиль и другие страны. Такая зона уже действует с Вьетнамом, а с Китаем заключен договор о торгово-экономическом сотрудничестве», – сообщил Чекрыжов.

В то же время, как отмечают эксперты, после всплеска интеграционной активности сразу после создания ЕАЭС динамика развития стала замедляться. Для прорыва нужно предпринять конкретные шаги.

Взгляд в будущее

На данный момент из трех возможных сценариев – оптимистического, нейтрального и пессимистического – движение евразийской интеграции идет по второму из них, считает Андрей Чеботарев.

«Ожидается, что вторая волна интеграции начнется с 2025 года, когда в рамках ЕАЭС будут созданы единый рынок газа, нефти и нефтепродуктов, единый финансовый рынок и наднациональный орган по его регулированию», – отметил политолог.

По его мнению, работу по созданию общих рынков необходимо ускорить, так как в быстро меняющемся мире трудно прогнозировать ситуацию, которая наступит через 6 лет. Но прежде всего, по мнению Андрея Чеботарева, необходимо устранить барьеры и ограничения во взаимной торговле, а также запустить серию совместных инвестиционных проектов, особенно на уровне межрегионального сотрудничества.

Все участники дискуссии выделяли торговое противостояние как главное препятствие для развития ЕАЭС.

«По мере того как интеграция должна была все больше углубляться, она начала в некоторых случаях буксовать. Это закономерный итог того, что конкретные форматы экономической интеграции стали вступать в противоречие с экономическими интересами крупных лоббистов. Препятствия взаимной торговле сохраняются примерно на одном уровне – порядка 40-45 в каждой из стран ЕАЭС. Каждый год Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) усиленно борется с этими препятствиями, добивается их ликвидации, но на следующий год их количество возвращается на тот же уровень», – заявил главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК (КИСИ) Вячеслав Додонов.

Проблема в том, говорит Алексей Чекрыжов, что та же ЕЭК не действует в полную силу, а международный суд ЕАЭС находится в «зачаточном состоянии, его развитие предполагается, в лучшем случае, в среднесрочной перспективе». Да и сами участники ЕАЭС, по мнению российского эксперта, не хотят отдавать часть экономического и финансового суверенитета в наднациональную среду.

Главный научный сотрудник КИСИ, доктор исторических наук Ирина Черных полагает, что интеграционные кризисы как раз и будут способствовать развитию.

«Скачок может произойти, когда элиты стран ЕАЭС, начнут мыслить наднационально. Европейский союз прошел этот же этап. В начале 1990-х годов, когда в Казахстане было открыто представительство Европейской комиссии, большинство сотрудников представительства говорили: «Наша проблема в том, что мы до сих пор мыслим национальными категориями и пытаемся лоббировать интересы наших стран». Когда мы выйдем на наднациональное сознание, когда все функционеры разных стран будут не лоббировать интересы своих, а думать системно, говоря об интеграции и общих вопросах, которые нужно решать, будет, наверное, прорыв», – считает Ирина Черных. 

Дойдет дело и до политической интеграции, уверен председатель комитета торгово-промышленной палаты Кыргызстана по вопросам промышленной политики, экспорта и инфраструктуры Кубатбек Рахимов.

«Третий уровень интеграции на местах воспринимается в штыки. Но, на мой взгляд, идея евразийского парламента должна воплощаться – рано или поздно мы к этому придем. На законодательные акты, единые платформы в рамках евразийской интеграции мы потратили много времени. Путь согласования можно было сократить, если бы работал евразийский законодательный орган», – сказал Рахимов.

Кыргызский эксперт также считает, что ЕАЭС в перспективе неплохо было бы расширить за счет новых членов. Полномасштабные производительные силы, по его мнению, начинают работать после того, как рынок превышает 200 миллионов человек.

Источник: ИА «Total.kz»

Почему в Казахстане много «евразоскептиков»?

«Евразийский экономический союз, в отличие от Содружества Независимых Государств направлен уже на эволюционное движение сотрудничества», — заявила доктор исторических наук, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте Казахстана Леся Каратаева, выступая на заседании экспертного клуба на тему «Идея стала реальностью: к 25-летию евразийской инициативы Нурсултана Назарбаева».

StanRadar.com приводит выдержку из выступления эксперта: 

«После распада СССР на территории всех наших государств возникла необходимость выбора векторов ориентации. В этой связи мне бы хотелось выделить два объединения, которые оказали наиболее ощутимое влияние на развитие постсоветских стран в тот период времени.

Во-первых, это СНГ. Содружество, несмотря на всю критику, стало тем якорем, который не позволил нашим государствам окончательно разобщиться и разорвать сформированные за многие десятилетия экономические, культурные и иные связи.

Во-вторых, конечно, нельзя не отметить ЕАЭСЕвразийский экономический союз, в отличие от Содружества Независимых Государств направлен уже на эволюционное движение сотрудничества.

Иными словами, ЕАЭС предлагает инструментарий развития экономик стран-участниц, а СНГ является базисом этого взаимодействия.

Думаю, что механизм последнего работает тихо, так, что мы просто его не видим, но он обеспечивает нам определенный уровень комфорта. Другой вопрос, что ЕАЭС в отличие от СНГ дает возможность развиваться экономике, строить новые взаимосвязи.

Вспомните, как тяжело Грузия и Украина выходили из СНГ, сохраняя за собой право участия в каких-то договорах, например, в Договоре о зоне свободной торговле СНГ.

Второй момент. Про элиты и бизнес мы уже говорили, но население работу ЕАЭС не всегда чувствует. Поэтому евразоскептиков у нас много. В аэропортах городов союзных государств я думаю, например, что из-за ЕАЭС я не могу купить товар в магазинах Duty Free.

Когда вы прилетаете в Россию и идете на паспортный контроль, вы видите таблички «для граждан Российской Федерации и Союзного государства» и «для иностранных граждан», где часто много людей «умирает» в очереди, в том числе граждане Армении, Казахстана и Кыргызстана.

Впереди у нас цифровизация. Вокруг процесса цифровизации много шумихи, а реальных оценок нет. Но, тем не менее, ЕАЭС принял в 2017 году цифровую повестку. Движется она, правда, ни шатко, ни валко.

Есть цифровые коридоры, есть цифровая прослеживаемость перемещения товаров и услуг. Если мы хотим, чтобы население получало какую-то выгоду и понимало, что это нужно, для этого стоит регулировать и цифровизировать рынок труда.

И еще есть вопрос научного, технического сотрудничества в области создания цифрового продукта. Не видим мы здесь друг друга. ЕАЭС как игрок, создающий свой уникальный цифровой продукт, пока никак не формируется».

Заседание экспертного клуба на тему «Идея стала реальностью: к 25-летию евразийской инициативы Нурсултана Назарбаева» было организовано ОФ «Мир Евразии». Материал предоставлен организаторами мероприятия.

Источник: StanRadar.com

«Блестящая идея превратилась в эффективный механизм реального экономического взаимодействия»

К такому выводу пришли участники Международного круглого стола «Четверть века евразийской интеграции: от замысла к воплощению», который прошёл 31 января в столице Казахстана — Астане.

Форум экспертов (экономистов, политологов, представителей вузовских и научных структур, общественников, деятелей культуры и журналистов) посвящён 25-летию выступления президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева в Московском государственном университете. 29 марта 1994 г. он впервые представил идею евразийской интеграции. Эта идея со временем была воплощена в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) — международной организации региональной экономической интеграции. В ЕАЭС обеспечивается свобода движения товаров, а также услуг, капитала и рабочей силы, и проведение скоординированной, согласованной или единой политики в отраслях экономики. Государства-члены ЕАЭС — Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия.

Организаторы круглого стола: с казахстанской стороны — Евразийский национальный университет имени Л. Н. Гумилёва (Астана); с российской стороны — Сибирский институт управления – филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы Президенте РФ и Экспертный клуб «Сибирь-Евразия» (Новосибирск).

Советник посольства Российской Федерации в Республике Казахстан Алексей Коропченко, присутствовавший при историческом выступлении Нурсултана Назарбаева в МГУ в 1994 г., подчеркнул, что жители стран, ныне входящих в ЕАЭС, соединены миллионами незримых связей.  Это интеграционное объединение помогает поддерживать тесные экономические, культурные, научно-образовательные связи между государствами евразийского пространства. При этом российский дипломат подчеркнул, что основой для евразийской интеграции стало прочное и активное двусторонее российско-казахстанское партнёрство.

Директор Центра аналитических исследований «Евразийский мониторинг» (Астана) Алибек Тажибаев на примере позитивного опыта взаимодействия прикаспийских регионов Казахстана и России продемонстрировал важность усиления межрегионального взаимодействия двух стран – членов ЕАЭС. 70% товарооборота в ЕАЭС приходится на приграничные регионы, поэтому необходимо развитие транспортно-логистических коридоров, которые позволят создать новую инфраструктуру для усиления контактов; тем самым будет создана основа для экономического роста. В этом отношении взаимодействие Атырауской области Казахстана и Астраханской области России может рассматриваться как модель для других регионов, поскольку оно включает и экономические связи, и культурные обмены, и широкое партнёрство в гуманитарной сфере.

Руководитель магистерской программы «Евразийская интеграция» Томского государственного университета Сергей Юн подчеркнул, что партнёрство в рамках ЕАЭС должно способствовать экономическому росту, чтобы более широкие слои населения почувствовали выгоду. Особая роль в этом принадлежит университетам. Они могут обеспечить экспертное сопровождение различных проектов для Евразийской экономической комиссии, а также органов власти отдельных регионов и бизнес-сообществ. Кроме того, именно университеты должны поддержать интеграционные процессы подготовленными кадрами. При этом упор должен быть сделан на обучение специалистов для бизнеса, обладающих компетенциями в сфере внешнеэкономической деятельности, поскольку развитие экспорта является приоритетом для всех стран ЕАЭС.

Магистр ЕНУ им. Л.Н. Гумилёва (Астана) Олжас Рахматулин акцентировал внимание на важности общего цифрового пространства ЕАЭС. Развитие цифровой экономики является глобальным трендом. Создание единых стандартов для евразийского пространства будет способствовать развитию экономики и науки. Кроме того, формирование общего информационного пространства создаёт возможности для реализации стратегий общественной дипломатии ЕАЭС.

По итогам работы круглого стола были достигнуты договорённости между российскими и казахстанскими вузами о совместных действиях в сфере экспертно-аналитического сопровождения экономических проектов двух стран. Стороны договорились об организации и проведении совместных экспертных площадок, ориентированных на формирование конкретных рекомендаций для органов власти и объединений бизнеса. Первая из подобных площадок, посвящённая опыту стимулирования экспорта в странах ЕАЭС, пройдёт в Томске в феврале 2019-го года.