Monthly Archives: Июль 2014

ЦГИ «Берлек-Единство»: Какие нововведения готовит ЕАЭС?

<Пресс-служба Евразийской экономической комиссии сообщила о том, что план по разработке и утверждению нормативных актов необходимых для функционирования Евразийского экономического союза утвержден Советом ЕЭК 16 июля. По заявлению представителей пресс-службы, «итогом заседания стало принятие рабочего плана по разработке и утверждению актов, обеспечивающих реализацию договоренностей, достигнутых после подписания Договора о создании ЕАЭС».

Одним из самых значимых для ЕАЭС нормативно-правовых актов (после самого договора об образовании ЕАЭС) будет являться Таможенный кодекс. Важным нововведением Таможенного кодекса ЕАЭС является то, что при его формировании не просто учитывалось мнение бизнес-сообщества трех государств, но и принимались законотворческие предложения предпринимательства. Среди законотворческих инноваций также планируется ввести приоритетное электронное декларирование, а также оптимизацию предварительного информирования таможенных органов о товарах, ввозимых на таможенную территорию Евразийского экономического союза. Иными словами, таможенные органы Казахстана в режиме реального времени смогут проводить мониторинг товаров, ввезенных из-за пределов ЕАЭС в Россию или Белоруссию. Это позволит избежать реэкспорта товаров и обеспечит дополнительную защиту отечественных производителей стран ЕАЭС.

Особое значение имеет потенциальное нововведение переноса таможенного контроля на этап выпуска товаров. Если инициатива будет поддержана Евразийской экономической комиссией, продукция будет проходить своеобразную электронную идентификацию сразу после завершения процесса производства товара. Все эти меры призваны уменьшить себестоимость товаров, минимизировать издержки идентификации и сертификации (процессы будут проходить без участия должностных лиц), а также ускорить процесс распределения продукта на рынке ЕАЭС.

Кроме того, при обсуждении положений нормативно-правовой базы Евразийского союза были учтены значимые для государств проекты. Например, принято решение об отмене таможенных пошлин на строительные материалы и сопутствующее оборудование для строительства объектов EXPO-2017. Данные товары будут проходить специальную беспошлинную таможенную процедуру. Это, в свою очередь должно снизить нагрузку как на организаторов мероприятия, так и на организации подрядчиков.

Таким образом, нововведения Евразийского экономического союза способствуют созданию благоприятного климата для бизнес-сообществ государств. Качество планируется повысить путем унифицированной сертификации и технического регламента ЕАЭС, однако, предполагается, что производители от этого не пострадают. Управляющие органы Казахстана, России и Белоруссии готовили предпринимательство к новым условиям Евразийского экономического союза довольно давно. Дополнительно, при возможных рисках для бизнеса, стратегические сферы предпринимательства могут воспользоваться государственным субсидированием, программы которого функционируют в каждом государстве-участнике. Вместе с тем, издержки нововведений не лягут на потребителей, как это было раньше, так как дополнительные финансовые ресурсы предпринимателям позволят сэкономить электронные системы.

Руслан Булгаков – эксперт ЦГИ «Берлек-Единство»/p>

 

Источник: Информационное агентство Zakon.kz

Есть такая профессия – интеграцию освещать?

ОФ “Мир Евразии” провел экспертный клуб по теме “Журналистика интеграции в новых экономических условиях и медиа-развитии”

“Дьявол в данном случае спрятался не в деталях, а в противоречиях, – отметил Замир Каражанов, политолог, в ходе экспертного клуба (проводился общественным фондом “Мир Евразии”) “Журналистика интеграции в новых экономических условиях и медиа-развитии”. – В общественном сознании до сих пор остается такой миф, что кто-то якобы живет или хочет жить за счет другого. В Казахстане тоже сформировались определенные мифы. В определенной среде, варящейся в страхах и фобиях, есть негативное восприятие Евразийского союза. Люди из этой среды неохотно идут на контакт со сторонниками интеграции, как впрочем и наоборот, но только в этом случае могут сталкиваться аргументы, идти споры, дискуссии – и опасения, мифы, страхи могут нивелироваться”.

У общественного фонда “Мир Евразии” специфическая ниша на интеллектуальном поле Казахстана. В частности, здесь регулярно пытаются на субъективные вещи в той или иной сфере взглянуть с точки зрения объективной тенденции и систематизации. Информационное сопровождение Евразийского экономического союза (ЕАЭС) попало в фокус внимания очередного экспертного клуба, участники которого пытались разобраться в его природе и особенностях.

Журналистика интеграции в новых экономических условиях и медиа-развитии

Эдуард Полетаев, руководитель ОФ “Мир Евразии”, указал на то, что в Европейском союзе существует слой журналистов, которые являются специалистами по общеевропейской проблематике. А вот привести аналог по интеграционному объединению Казахстана, России и Беларуси не получается. Хотя, если не случится каких-либо форс-мажоров, с 1 января 2015 года ЕАЭС должен заработать. Его функционирование предполагает свободное передвижение товаров, капиталов, услуг, рабочей силы, а значит и для СМИ, журналистики тоже будут новые условия.

Г-н Полетаев акцентировал внимание на том, что позитивная информация по Евразийскому союзу в основном идет из традиционных СМИ (телевидение, газеты) с опорой на официальные источники, тогда как противники интеграции аккумулируются в социальных сетях и блогосфере.

“Мне кажется, что говоря об информационном пространстве, нельзя говорить о нем как о чем-то едином. Как минимум, в Казахстане оно делится на части. Во-первых, на казахском и на русском языках картина восприятия ЕАЭС бывает разная”, – поделился своими соображениями Адиль Джалилов, главный редактор/генеральный директор издательского дома Vласть. “Пиарщики ЕАЭС не доработали в том смысле, что простые люди не почувствовали на себе плюсы возможной интеграции, не поняли, для чего она нужна”, – считает он.

По поводу PR-сопровождения сделал ремарку политолог Антон Морозов:“Вы говорите “пиарщики ЕАЭС не доработали”, но кто они – эти пиарщики? Обычно для любого серьезного мероприятия глобального плана нанимается какая-то пиар-контора, которая все это дело информационно сопровождает. Заранее все продумывается. А здесь я пиарщиков назвать затрудняюсь – работы их не видно, поэтому, скорее всего, их нет”.

“Когда мы говорим о евразийской интеграции, мы говорим о построении некоего сообщества, в первую очередь сообщества людей. С этой точки зрения я считаю, что мадиаобраза этой интеграции у нас нет – у нас есть медиаобраз идеи интеграционного подхода”, – акцентировала Леся Каратаева, главный научный сотрудник КИСИ. То есть вместо обсуждения самого процесса – плюсы, минусы, результаты, жизнь людей, их успехи и неудачи – обсуждается идея надо интегрироваться или нет.

Журналистика интеграции в новых экономических условиях и медиа-развитии

“Есть стиль фэнтези, когда прошлое смешивают или экстраполируют на будущее и получаются ужастики. Есть варианты прагматичного подхода – различные версии, но это не информация, которая освещает непосредственно жизнь самого создаваемого сообщества. Да, договор пока не ратифицирован, но мы ведь и в Таможенном Союзе уже не первый год живем”, – обрисовала она ситуацию.

Замир Каражанов попытался определиться с форматом журналистики интеграции: “Прежде чем СМИ начинает работать на интеграционном пространстве, оно само должно понимать, для кого работает, кто потребитель его информации. СМИ должны видеть свой интерес в этой интеграции, потенциал для себя, например, потому что каждого читателя интересуют низкие цены и высокое качество”.

“Если говорить про журналистику интеграции или тему интеграции в журналистике, то, допустим, если журналистика – это информация, а пиар – это подача информации, то мне кажется, кто-то должен озаботиться тем, чтобы облегчить доступ к первоисточникам, к первичной информации и как-то ее сделать более удобоваримой”, – считает Жулдыз Алматбаева, эксперт аналитической группы “Кипр”. На данный момент не совсем понятно кто участники процесса, кто заказчик и кто потребитель.

Журналистика интеграции в новых экономических условиях и медиа-развитии

Адиль Джалилов рассказал о том, что их организация с помощью специализированных сервисов замеряет и вычисляет лидеров общественного мнения. “Как минимум треть – это так называемые хейтеры ЕАЭС и вообще интеграционных процессов. Они позиционируются именно в противостоянии с интеграцией. Это цифры, – указал он. – В интернете и в социальных сетях популярна бинарная позиция – чаще всего люди позиционируются в противостоянии чему-то. Так они быстрее набирают популярность – это традиционный, стандартный прием”.

Что касается специализированного евразийского телевидения или печатного СМИ, то г-н Джалилов пока не видит для него массового зрителя или читателя. “Пока евразийские процессы еще мало повлияли на нас – с течением времени, когда люди уже почувствуют на себе влияние ЕАЭС, тогда волей-неволей рынок сам сформирует необходимость в пуле интеграционных журналистов или СМИ”, – полагает он.

“Любой процесс требует либо постоянного информационного сопровождения, либо СМИ реагируют на информационный запрос власти или общества, – подчеркнул Эдуард Полетаев. – Интеграция – тема долгоиграющая, это информационный тренд, и специалисты, пусть и не называемые журналистами интеграции, они будут – эта тема уже попадает в рубрикатор некоторых информационных агентств. И информационный всплеск еще будет – скорее всего, после Нового года, когда ЕАЭС заработает в полную силу”.

 

Источник: ZONA.kz

АҚПАРАТТЫҚ ҚАУІПСІЗДІК ҺӘМ ЕУРАЗИЯЛЫҚ ОДАҚ

«ЕУРАЗИЯ ӘЛЕМІ» пікір сайыс клубында «ЖАҢА ЭКОНОМИКАЛЫҚ ТАЛАПТАР, ИНТЕГРАЦИЯ ЖАҒДАЙЫНДАҒЫ ЖУРНАЛИСТИКА, ОНЫҢ БАҒЫТЫ МЕН БАҒДАРЫ, ҰСТАНЫМЫ МЕН ПАЙЫМЫ ҚАНДАЙ БОЛМАҚ?» деген тақырыпта ауқымды дөңгелек үстел өтті.
Басқосуда осы тараптағы өз ойларын ортаға салған сарапшылар бірауыздан «интеграциялық үдерістер аясында отандық журналистикаға да айтарлықтай салмақ түседі. Біздің журналистер бәсекеге бейім болғаны жөн» деген пікір білдірді.

Эдуард ПОЛЕТАЕВ, саясаттанушы, «Еуразия әлемі» пікірсайыс клубының жетекшісі:

— Біздің бүгінгі отырысымыз екі шараға байланысты ұйымдастырылып отыр. Оның бірі 29 мамырда қол қойылған Еуразиялық интеграция мен журналистер күні. Осы орайда Еуразия интеграциясы аясындағы журналистика қалай дамиды деген тақырыпты талқыға салудың орайы келіп тұрғандай. Соңғы бірнеше айда қазақстандық ақпарат құралдарында осынау одақ туралы бірқаншама мәселелер көтерілді. Мойындау керек, дәл қазір бұл тарапта сапалы сараптамалар аз, тіпті жоқтың қасы десе болады. Ал мұның себебі неде? Өйткені бізді интеграция журналистикасына маманданған журналистер аз. Шетелде журналистиканың мұндай бағыты әлдеқашан жолға қойылған. Айталық, еуропалық қауымдастықта бұл тарапта сапалы журналистік зерттеулер жүргізіледі. Бізде, бұл бағыттағы журналистика дамымағандықтан, қалам ұстаған қауым көп жағдайда бір тақырыптан бір тақырыпқа секіре береді. Әйткенмен, болашақта интеграция туралы жазу, осы тұрғыда туындайтын түрлі мәселелерді қалың көпшілікке тарқатып түсіндірудің қажеттілігі туындайды. Сонда қайтпек керек?

Антон МОРОЗОВ, саясаттанушы, «Еуразия әлемі» пікірсайыс клубының сарапшысы:

— Негізі бұл тақырып 90-шы жылдары ТМД-ға қол қойылған күннен өзекті. Бірақ, дербес сала ретінде қалыптаса қоймады. Бір жағынан мұны «жеке-дара қарастырудың қажеті бар ма?» деген сауал туындайды. Егер интеграцияға қатысты қазіргі күні үш ел ұсынып отырған ақпаратты салыстырар болсақ Қазақстан бұл тарапта аса белсенді.

Екінші атап өтер жайт, қазіргі күні кейбіреулер, оның ішінде ықпалды азаматтар да бар: «бізге еуразиялық ақпараттық кеңістікті қалыптастыру керек» деген пікір айтуда. Иә, бұл ретте талай ой-пікір айтылды. Алайда одан нәтиже бар ма? Еуразиялық одаққа қой қойылар тұста, бұл тараптағы әңгіменің болғаны рас. Алайда Қазақстанда бұл бастама соншалықты жоғары ықыласпен қабылдана қойған жоқ. Біздің ел: интеграция аясында ақпараттық кеңістік болмайды деп кесіп айтты. Мұның өзіндік себебі бар. Өйткені бұл елдің ақпараттық қауіпсіздігіне қауіп төндіруі мүмкін. Бұл бір жағынан дұрыс та шығар. Алайда неге олай, осыған ойландық па? Біз ақпараттық қауіпсіздігімізге қауіп төнеді деп қорықсақ, ендігі нарыққа бәсекеге қабілетті тауар ұсына алмай отырғанымыздың белгісі. Меніңше, ортақ ақпараттық нарық құрар болсақ, бізге Ресей мен Беларусьтің білікті жарнама, менеджмент мамандары ағылады. Сол кезде нағыз бәсекелестік туындайды. Өз ісінің білгірлері, нағыз кәсіби мамандар бұған шыдас беріп, аталған салаға адасып келгендер орнын босатады. Бірақ әзіргі күні Еуразиялық одақ бағдарламасында мұндай бағыт жоқ. Сайып келгенде, бұл одақты ақпараттық тұрғыдан қалай қорғаймыз, осыны ойландық па? Қазір бұл тараптағы міндеттер «Мир» телеарнасына жүктелуде. Алайда, барлық міндетті бір ғана арна арқалай ала ма?

Әділ ЖӘЛІЛОВ, Vласть Баспа үйінің бас редакторы/ бас директоры:

— Мені өзімді мазалаған бірқатар жайттарға баса тоқтала кетейін. Біріншіден ақпараттық кеңістік туралы айтқанда оны біртұтас дүние ретінде қабылданған дұрыс емес. Неге десеңіздер, Қазақстан бұл кеңістік екіге бөлінген. Оның бірінші қазақтілді, екіншісі орыстілді орта. Турасын айтқанда, екі тараптың Еуразиялық одақ туралы түсінігі, пайымы екі түрлі. Міне, осы жайтқа мән беру керек. Алайда жалпы бұқараның осы одақ туралы ойы жаман емес. Көпшілік қауым, қазіргі күні бұл одақ қажеттілігін сезініп отыр. Себебін, Мемлекет басшысының өзі де айтқан болатын. Мен мұны бірқатар деректермен толықтыра түсейін. Біздің әріптесіміз саналатын «Демоскоп» жедел-мониторингілеу бюросы Астанада шамамен 1600-ден аса азаматтан «сіздердің еуразия одағына деген көзқарастарыңыз қандай?» деген тақырыпта сауалнама жүргізген болатын. Осы сауалнаманың нәтижесінде қазақстандықтардың 84 пайызы бұл одақ, оның мақсаты мен маңызы, бағыты мен бағдары туралы білетін болып шықты. Ал 16 пайызы мұндай одақтың бар екенінен мүлдем бейхабар екен. 68 пайыз азаматтар Қазақстанның Еуразия экономикалық одағына кіруіне қолдау танытса, 5,5 пайыз азаматтар бұған қарсылық танытқан. Сұрау салғандардың 13,5 пайызы бұл одаққа бейтарап қарайтынын айтқан.

Леся КАРАТАЕВА, ҚР Президенті жанындағы Қазақстанның стратегиялық зерттеулер институтының бас ғылыми қызметкері:

— Біріншіден, мен осынау еуразиялық интеграцияның медиақұрылым туралы айтайын. Менің бағалауымша, біз еуразиялық интеграция туралы айтқанда, белгілі бір құрылымның қалыптасуы туралы әңгіме қозғаймыз, бұл бірінші кезекте адамдар қауымдастығы. Өз пікірімше, бұл интеграцияның медиакескіні әлі қалыптаса қойған жоқ, бірақ мұндай идеяның бар екенін ешкім жоққа шығармайды. Сайып келгенде біз, осынау процесті емес, оның артықшылықтары мен кемшіліктерін, нәтижелерін, көрсеткіштерін, осы одақта өмір сүретін адамдардың тіршілігін талқылаймыз.

Бұл тарапта, біртұтас ақпараттық кеңістік туралы айтар болсам, бұл идея Ресей, оның ішінде Мәскеу билігі белсенді түрде насихаттауға ықпал етіп отыр. Иә, әзір айталық «теріскей көршімізбен арада ақпарат алмасу бар, алайда бұл ақпарат қаншалықты сұраныста?» деген сауалдың туындайтыны да жасырын емес. Сосын, медиакомпанияларды ұлттық сегментке енгіз, енгізу жағы, яғни ақпараттық кеңістіктік қалай ұйымдастырылатыны да әзір белгісіз. Өз басым «біз бәсекеге қабілетсіз тауар өндіреміз» дейтіндермен келіспеймін. Біздің медиа нарықта да сұранысқа ие, сапалы тауар жасалады. Сапалы ақпараттар беріледі. Алайда, біз өндірген тауар Ресей мен Беларусте сұраныста бола ма, соны айтыңыздаршы? Сосын, әзірге бұл одақты Еуроодақпен салыстарған ертелеу әрі қисынсыз. Себебі, ЕО жұмысында саяси интеграцияның элементтері бар. Бұл тарапта жоғары мемлекеттік құрылымдар жұмыс істейді. Бізде, еуразиялық кеңістікте мұндай жоқ. Қазір біз, мынау еуразиялық кеңістікті бүге-шігесіне дейін білетін маман деп ешкімді айта алмаймыз. Түйіндей айтсам, қазақстандық журналистикаға әлі де болса белсенділік керек. Осы арқылы біз өзімізде посткеңестік кеңістікте таныта аламыз.

Жұлдыз АЛМАТБАЕВА, «Кипр» сараптамалық орталығының маманы, сарапшысы:

— Мен бұл ретте осынау одақты қоғамның қалай қабылдағаны туралы айтайын. Бұған ұжымдық, қоғамдық көзқарас тұрғысынан тоқталайын. Бірінші кезекте, қазақтілді орта Қазақстан Ресейдің қолтығына қайта кіреді деп қорқады. Алайда, былай қарасақ дәл қазір Қазақстанда Ресейден жақын, әрі тиімді көрші жоқ. Ешқандай эмоциясыз қарастырар болсақ, қазіргі Қазақстанның тәуелсіздігіне ешкім де тұмсық тыға алмайды. Бірақ, интеграция қажет екенін ешкім жоққа шығара алмасы тағы анық. Қазақстан өз кезегінде Ресей үшін тұрақсыз Орта Азия аймағында буфер ретінде қабылданады. Бірақ, бұл арада «Орта Азиядағы жетекші ел деген міндетті атқаруға біз дайынбыз ба?» деген сауалдың туындары заңды. Екінші атап өтер жайт, Қазақстанда ақпарат көп, оның жеткізетін ақпарат көздері тіпті көп. Менің ойымша, көпшілік осы ақпарат көзіне сенеді. Сосын ақпараттық себепті осы ақпаратты мәлім еткен журналиске теліп қою түсінігі бар. Сайып келгенде, бізде ақпарат нақты фактіден емес, адамнан таралады. Ал интеграция журналистикасы туралы айтар болсақ, мысалға, жалпы журналистиканың өзі – ақпарат, ал пиар дегеніміз осы ақпаратты беру. Сондықтан да менің ойымша, біз бірінші кезекті ақпарат көздеріне жетудің жолдарын қарастыру керекпіз. Сосын мұны қалыптастырудың жолдары қандай? Ақпаратты беру, интеграция тақырыбын көтеруде арнайы мемлекеттік ақпараттық саясат жүргізілгені жөн сияқты. Яғни, бұл жоғарыдан төменге қарай таралуы қажет. Сайып келгенде, жоғарыдан келетін ақпарат, нақты дерек көз болғасын артынша қалың бұқараға таралады, бақыланады. Сол кезде біз кім тапсырыс беруші және кім тұтынушы екенін ажыратытын боламыз.

Источник: Айқын

«Мудрый лис», изменивший СССР

Эдуарда Шеварднадзе вместе с Михаилом Горбачевым записывали в главных архитекторов перестройки. Его вскормила советская партийная система, однако приблизившись к вершинам властного Олимпа, он начал безжалостную борьбу с ее основными догмами.

Эдуард Шеварднадзе родился 25 января 1928 года в селе Мамати Ланчхутского района Грузинской СССР. Окончил Тбилисский медицинский техникум и Кутаиский педагогический институт. С 1965 по 1968 годы занимал пост министра охраны общественного порядка Грузинской ССР, затем стал министром внутренних дел. С 1972 и до 1985 года – первый секретарь ЦК КП Грузии. Всесоюзная слава и впоследствии мировая известность пришла к Шеварднадзе в годы перестройки, когда генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев назначил его министром внешних сношений, или как сейчас принято говорить иностранных дел СССР. С этого момента начался его взлет. После первой же поездки в США он договорился о начале переговоров по ограничению, а затем прекращению ядерных испытаний, подписал договор между СССР и КНДР о разграничении экономической зоны и континентального шельфа. Договорился также о безвозмездном выводе советских войск из Германии.

В июне 1990 года он подписал соглашение о передаче США акватории Берингова моря, среди первых признал беловежские соглашения и приветствовал развал СССР. Именно крах союза открыл путь Шеварднадзе к вершинам власти в родной, уже независимой, Грузии, и в январе 1992 года после побега из страны в результате госпереворота президента Звиада Гамсахурдиа он был избран президентом.

Этот период стал, пожалуй, самым тяжелым как в его личной истории, так и в истории Грузии. С одной стороны, он провозгласил полную ориентацию на Европу, с другой – советское партийное наследие давало о себе знать, и Шеварднадзе стал проводить жесткую политику в отношении своих политических оппонентов. Страна пережила несколько экономических шоков, на фоне разрухи и нищеты уровень доверия к «мудрому и хитрому лису» советской политики, как называли Шеварнадзе, стал стремительно падать. Масштабные фальсификации на парламентских выборах в 2003 году привели к революции роз, в результате которой молодые, харизматичные лидеры во главе с Михаилом Саакашвили, сместив его, пришли к власти.

Политолог Эдуард Полетаев сообщил kursiv.kz, что Шеварнадзе был врожденным политиком, противоречивым, как и последствия его деятельности. «На союзном небосклоне он засиял, когда возглавил Грузинскую ССР в качестве кризисного менеджера – борясь с коррупцией, пересажал и снял с должностей тысячи людей, что не помешало процветать местным цеховикам и ворам в законе. На посту союзного министра, со своим знаменитым акцентом, был олицетворением дружбы народов, что не помешало Советскому Союзу развалиться. Затем вновь был призван в окровавленную, растерянную Грузию, как «мудрейший руководитель», что не помешало его сместить его же ученикам. При всем этом «выживалка» у него работала исправно – свои дни он закончил не от пули, не в эмиграции за рубежом, а в своем доме на Родине, предаваясь воспоминаниям, отраженным в мемуарах. На этапах политической карьеры ему приходилось быть разным, но везде он оставил значимый след на память о себе. Мастерство политических интриг в эпоху позднего СССР мало оказалось полезным во время управления независимой Грузией. Хотя с его приходом в 1993 году в стране воцарился относительный мир, но ключевые проблемы оказались заморожены, а экономика была в полном хаосе. Тем не менее, это человек породистый, таких уже сейчас трудно встретить. «Политика в мире мельчает, как и политики в ней. Шеварднадзе же остается вторым по известности грузином XX века после Сталина», — заметил Полетаев.

Руководитель клуба политологов «Южный Кавказ», азербайджанский эксперт Ильгар Велизаде подчеркнул, что Шеварднадзе политик, который оставил неоднозначные воспоминания после себя, но это был человек, которому благоволила судьба. На него неоднократно совершались покушения, после которых он оставался в живых, он переживал громкие отставки, но всегда уходил с определенным почетом. Конечно, как и любой человек, совершал ошибки. Но цена его ошибок, была несравненно выше цены ошибок миллионов простых его соотечественников, потому что они имели судьбоносное значение как для СССР, так и для Грузии.

Президент Грузии Георгий Маргвелашвили назвал Шеварнадзе выдающимся политиком не только Грузии, но и всего мира, за его «уникальный вклад в изменение миропорядка и укрепления мировой многополярности».

«В первую очередь, Эдуарда Шеварднадзе будут вспоминать в мире, как одного из авторов завершения «холодной войны», распада «империи зла» и разрушения Берлинской стены. Этим процессом он принес миру новый шанс мирного развития», — отметил Мергвелашвили.

Бывший президент Грузии Михаил Саакашвили на своей странице в Facebook написал, что уважает ушедшего политика из-за его сдержанности во время протестов в 2003 году и за то, что он не пошел на большую кровь и не взял на себя грех за подавление мирного протеста.

Слова соболезнования семье бывшего президента Грузии выразил и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

«Его профессионализм и преданность делу, замечательные человеческие качества снискали ему подлинное уважение всех, кто его знал. Светлая память об Шеварднадзе навсегда останется в наших сердцах», — сказал Назарбаев.

Похоронят Эдуарда Шеварнадзе 13 июля 2014 года рядом с могилой его супруги.

Источник: Kursiv.kz

«Новые горизонты российско-казахстанского прикаспийского сотрудничества в свете евразийской интеграции»

На сегодняшний день одно является очевидным: подписание 29 мая договора о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС) окажет воздействие, как на дальнейшее развитие стран-участников союза, так и на окружающие его государства. Какое это будет воздействие? Вряд ли негативное, вероятнее всего позитивное или в целом приемлемое. Вопросы продвижения Евразийской экономической интеграции и формирования ЕАЭС еще обсуждаются и будут обсуждаться. Как известно, ключевой задачей ЕАЭС является полноценная реализация четырех свобод — свободы движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы . В наших странах, а также за рубежом есть люди, готовые инвестировать, работать и создавать новые рабочие места. При этом власти, как России, так и Казахстана не просто идут навстречу инвесторам, но и своими заявлениями намерены сделать так, чтобы появлялись новые заводы и рабочие места. В контексте этого я исхожу из четырех факторов, подвигающих нас к мысли о том, что и Россия и Казахстан сейчас находятся в ожидании экономического рывка.

Во-первых, как сообщил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на 27-м пленарном заседании Совета иностранных инвесторов, ЕАЭС создает новые возможности для инвесторов. «На самом деле, совокупный объем экономики трех стран этого Союза составляет 2,5 триллиона долларов, это единый рынок емкостью 170 миллионов человек, который функционирует по единым правилам», — сказал он.

Во-вторых, высоки перспективы межрегионального сотрудничества. Новые подходы и приоритеты Казахстана определены в прогнозной схеме территориально-пространственного развития страны до 2020 года. Что же касается прикаспийского взаимодействия, то между Россией и Казахстаном оно усилится в нефтегазодобывающем секторе, в развитии и создании новых зон приграничного и международного сотрудничества, международных транспортных узлов, транспортно-логистических центров. Как известно, одним из приоритетов социально-экономической политики Казахстана в среднесрочном периоде является сбалансированное региональное развитие. А западный (прикаспийский) регион, рассматривается, как один из регионов роста.

В-третьих, на сегодняшний день страны Каспийского региона, за исключением Российской Федерации, незначительно влияют на торговую политику Казахстана. Доля стран Каспийского региона в товарообороте Казахстана, судя по данным в прессе, составляет порядка 20%, на Россию же приходится основная часть экспорта и импорта Казахстана в Каспийском регионе. В ближайшее время вряд ли стоить ожидать динамичных и(или) кардинальных изменений в экономических отношениях двух стран.

В-четвертых, Казахстан в последнее время оказывает значительное влияние на формирование международных экономических отношений в регионе (к примеру, путем строительства железной дороги до границы с Туркменистаном), так как давно идет по пути евразийской интеграции, участвует во всех региональных союзах, имеющих отношение к Каспию, является мотором ряда инициатив, направленных на обеспечение экономической и экологической устойчивости Каспийского моря. И снижать темпы этого активного движения страна не собирается.

В каких направлениях можно ожидать усиления сотрудничества на Каспии после создания ЕАЭС? Возможности довольно большие. В частности, по совместному освоению пограничных нефтегазовых месторождений, находящихся в совместном пользовании Казахстана и России. Разработка таких структур как «Хвалынское», «Курмангазы» и «Центральное» дала бы мощный толчок энергосотрудничеству, так как активной добычи на месторождениях пока еще нет из за определенных сложностей вроде отсутствия лицензии или подготовки соглашения о разделе продукции еще находится в стадии разработки. В этом смысле ЕАЭС поможет эти сложности решить.

Не стоит забывать, что в вопросах прикаспийского сотрудничества Казахстан и Россия способны к компромиссу, что, в частности, хорошо видно по заключению договора о разделе Северного Каспия. Можно с уверенностью предположить, что на саммите глав прикаспийских государств, который состоится осенью 2014 года в Астрахани, позиции наших стран по многим пунктам будут совпадать, например, в вопросах отношений с третьими странами, энергополитики, региональной безопасности. Вероятно, что в Астрахани может быть решен вопрос об исключительной экономической зоной и ее размерах, что станет стимулом для развития судоходства и рыболовства.

Кроме того, договор о создании ЕАЭС усилит экономические связи между государствами региона. После того, как будет введена в эксплуатацию железная дорога «Казахстан-Туркменистан-Иран», она обеспечит выход казахстанского и российского зерна на Ближний Восток и в страны Персидского залива, а торговля с Ираном уже начала оживляться после ослабления в его отношении режима международных санкций. Таким образом, транспортный коридор «Север-Юг» поможет нарастить объемы экспорта государств ЕАЭС. При этом Иран поддерживает Россию и Казахстан в их желании двигаться по пути Евразийской интеграции, а наши страны, в свою очередь, демонстрируют свое доверие к Ирану по вопросу его ядерной программы. Активно сотрудничают страны и в сфере региональной безопасности, и определения статуса Каспийского моря.

Хочу напомнить, что в Казахстане реализация Государственной программы по форсированному индустриально-инновационному развитию остается главным ориентиром модернизации экономики. Для вхождения в число 30 наиболее развитых государств мира Казахстану требуется изменить сырьевую направленность экономики страны, обеспечить ее устойчивость с помощью развития обрабатывающей промышленности и логистики. В связи с этим расширение горизонтов российско-казахстанского прикаспийского сотрудничества можно ожидать в 2015 году, когда завершится строительство трансконтинентальной магистрали «Западная Европа-Западный Китай», также идет строительство трех сухогрузных терминалов для расширения мощности морского порта Актау. В свободной экономической зоне (СЭЗ) «Морпорт Актау» планируют открыть совместно с российскими компаниями ряд производств в сфере машиностроения. А формирование новых трансконтинентальных транспортных коридоров и разработка углеводородов на западе Казахстана позволяют прикаспийским регионам России проЯвить сильную заинтересованность сотрудничеством. К примеру, 200 километров трубопровода КТК проходит через Астраханскую область, что позволяет ей получать существенные доходы за транзит.Большой потенциал Каспия подчеркивает недавнее событие – российская компания «АФБ» при доразведке в Астраханской области месторождения «Великое» обнаружила запасы нефти в 300 млн тонн и газа – 90 млрд кубических метров. По оценке министра природных ресурсов России Сергея Донского, «в данном случае можно говорить о рождении новой нефтегазовой провинции в области».Динамично развивается порт «Оля», который является одним из компонентов международного транспортного коридора «Север – Юг».

Тесные отношения сложились между Торгово-промышленными палатами Казахстана и Российской Федерации. Палаты активно работают над углублением взаимодействия с Евразийской экономической комиссией, участвуют в оценке влияния принимаемых Комиссией решений на условия предпринимательской деятельности на территории Таможенного союза и Единого экономического пространства. Они приняли участие в подготовке и проведении ряда крупных государственных мероприятий, в частности X Форума межрегионального сотрудничества России и Казахстана с участием глав государств в ноябре 2013 года в Екатеринбурге. XI Российско-казахстанский форум межрегионального сотрудничества намечено провести осенью 2014 года в прикаспийском казахском городе Атырау. Он будет посвящен теме инновационного сотрудничества в углеводородной сфере. Крупнейшая бизнес-ассоциация Казахстана – Национальная палата предпринимателей, сыграла большую роль в лоббировании интересов отечественного бизнеса перед подписанием договора об ЕАЭС и публиковала на своем сайте его проекты.

Стоит также отметить, что после подписания договора выход на качественно новый уровень казахстанско-российским связям поможет региональное сотрудничество. У наших стран граница в 7,5 тыс. километров, самая длинная непрерывная сухопутная граница в мире, охватывающая 7 областей Казахстана и 12 субъектов Российской Федерации. В свое время приграничное сотрудничество весьма поспособствовало возникновению ЕАЭС. И сегодня казахстанские производители имеют шансы наладить экспорт своей продукции в России, что, безусловно, продемонстрирует плюсы интеграции, тем более, что в 2013 г. объем взаимной торговли по сравнению с 2012 г. увеличился незначительно (на 4,6%) и составил 26,5 млрд. долларов США, при этом российские поставки выросли, а казахстанские – сократились. Каспийское же направление продолжает занимать важное место в отношениях стран, являющихся одними из самых богатых ресурсами в СНГ. Одним из приоритетных направлений развития двустороннего партнерства является сотрудничество на Каспии в области разведки, разработки, добычи и транспортировки углеводородного сырья. Вопросы освоения его недр с каждым годом становятся все более актуальными, так как прогнозы увеличения объемов добычи нефти и газа связаны с ожидаемым выходом казахстанских и российских нефтегазовых проектов с суши на шельф Каспия. К числу наиболее значимых направлений энергетического сотрудничества России и Казахстана относятся, безусловно, газовые проекты. В нефтяной сфере основным направлением сотрудничества России и Казахстана является транзит казахстанской нефти на запад.

Сегодня в двусторонних отношениях между Казахстаном и Россией не существует нерешенных вопросов. Главным результатом этого сотрудничества является возрастающая экономическая интеграция двух стран. В прошлом году Казахстан и Россия договорились об активизации межпарламентский диалог для развития сотрудничества в Каспийском регионе. В 2015 году, когда заработает ЕАЭС, у Каспийского региона будут неплохие перспективы, и его развитие будет происходить с большей динамикой.

Эдуард Полетаев, руководитель общественного фонда «Мир Евразии»

Данные тезисы были озвучены в докладе, представленном на организованной Институтом каспийского сотрудничества международной конференции «Каспийский регион в контексте кризиса международной системы права и безопасности» 19 июня 2014 года в Москве

Источник: КасФактор: Институт Каспийского Сотрудничества

Медиаобраз Евразийского союза нуждается в совершенствовании

В связи с подписанием договора о создании Евразийского экономического союза, темы, касающиеся евразийской интеграции, актуализировались в СМИ Беларуси, Казахстана и Российской Федерации. Одновременно с интеграционными процессами, происходящими на межгосударственном уровне, у массмедиа появилась необходимость глубоко вникать в соответствующую проблематику и заниматься ею квалифицированно.

Информированию граждан уделялось немало внимания уже на предшествующих этапах экономической интеграции в Евразии (зона свободной торговли СНГ, Таможенный союз, Единое экономическое пространство). Сегодня же будущая деятельность ЕАЭС находится под еще более пристальным вниманием прессы. Логично ожидать формирования в СМИ определенных концепций отношения к интеграции. И поскольку пресса играет важнейшую роль в формировании массового сознания, то качество работы журналистики  интеграции требует усовершенствования.

Надо признать, что пока она склонна использовать в основном традиционные инструменты – телевидение, печатные издания. Только недавно начали внедряться какие-то новые форматы взаимодействия, вроде профессиональных сайтов, видео-мостов и страниц в социальных сетях. Между тем в соцсетях, таких как Facebook, много активных противников интеграции, судя по количеству негативных комментариев, и такие настроения требуют отпора. Журналисты же часто пользуются легкими решениями в своей работе, вроде обработки сухих официальных пресс-релизов, применяют слабое разнообразие жанров – как правило, материалы выходят в виде либо интервью, либо статьи, либо заметки. Работа сильно упрощена благодаря развитию информационных технологий – многое банально черпается в Интернете.

С таким арсеналом средств и при таких подходах журналистику интеграции ждут нелегкие времена. Об этом говорили в Алматы казахстанские эксперты в области политологии и журналистики в рамках состоявшегося экспертного клуба «Журналистика интеграции в новых экономических условиях и медиа-развитии».

Организаторы отметили, что на сегодняшний день возможности СМИ в журналистике интеграции исследуются в основном на международном опыте (например, Европейского союза, Североамериканского соглашения о свободной торговле и т.д.). В европейском медиасообществе такая журналистика в некоторых случаях выделяется как отдельный сегмент. В том же Европарламенте в Брюсселе работает огромное количество журналистов, прикомандированных из тех стран, которые входят в ЕС, и они являются специалистами по общеевропейской проблематике. При этом в странах ЕАЭС практически отсутствуют такие специалисты, как впрочем, и учебные пособия или научные исследования, посвященные непосредственно деятельности СМИ по освещению именно евразийской интеграции.

По мнению эксперта общественного фонда «Мир Евразии» Антона Морозова, другая проблема заключается в отсутствии единого документа по примеру того, который был принят по информационной поддержке процессов СНГ. «В итоге мы наблюдаем: на телерадиокомпанию «Мир», которая и была создана в рамках информационной поддержки СНГ, видимо, возложили задачи по освещению интеграционных процессов, и она что-то периодически дает», – заметил он.

Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при президенте Республики Казахстан Леся Каратаева отметила важность медиаобраза евразийской интеграции. «Когда мы говорим о евразийской интеграции, мы говорим о построении некоего сообщества, в первую очередь сообщества людей, – подчеркнула она. – С этой точки зрения я считаю, что медиаобраз этой интеграции отсутствует – есть медиаобраз идеи интеграционного подхода. То есть мы обсуждаем не сам процесс, его плюсы, минусы, результаты, жизнь людей, их успехи или неуспехи, а общую идею, варианты прагматичного подхода, различные версии, но это не та информация, которая освещает непосредственно жизнь самого создаваемого сообщества. Да, договор пока не ратифицирован, но мы ведь и в Таможенном союзе уже не первый год живем».

Что касается единого информационного пространства, то, по мнению Л. Каратаевой, Российская Федерация его лоббирует недостаточно активно. Кроме того, встает значимый вопрос, что вообще понимать под информационным пространством? Если это единое пространство информационных потоков и оно не имеет территориальных ограничений, то ответ на вопрос заключается только в востребованности информации, формировании каких-то локальных в большей или в меньшей степени дискурсов. Если же это единое информационное пространство в организационном смысле, то есть ли необходимость допуска медиакомпаний в национальные сегменты? Кроме того, Л. Каратаева считает, что евразийскую журналистику интеграции сейчас сложно сравнивать с работой журналистов по освещению деятельности ЕС. «У них есть элементы политической интеграции, у них есть наднациональные органы, работу которых журналисты и освещают. В евразийском пространстве этого нет, как нет и специалистов-евразийщиков», – подчеркнула она.

Участники дискуссии Р. Бурнашев, Л. Каратаева, М. Нургалиева

«Пиарщики ЕАЭС не доработали в том смысле, что простые люди не почувствовали на себе плюсы возможной интеграции, не поняли, для чего она нужна, – заметил генеральный директор издательского дома «Vласть» Адиль Джалилов. – В этой связи нужны какие-то простые кейсы, можно их даже придумать. Скажем, казахстанец в Беларуси или Российской Федерации реализовал бизнес-идею – такие примеры будут лучшим продвижением для ЕАЭС». А. Джалилов отметил, что если рассуждать о специализированном евразийском телевидении или печатном СМИ, то «я не вижу пока массового зрителя или читателя – не вижу аудиторию такого СМИ. Телеканал «Мир», например, не демонстрирует высокие рейтинги». В то же время в ЕС сформировались специализированные СМИ, и есть журналисты необходимого профиля, в результате, по мнению А. Джалилова, решения Еврокомиссии, Европарламента, которые озвучиваются и принимаются, востребованы населением. «Каждый фермер будет изучать, что в Еврокомиссии происходит, потому что завтра они могут ограничить ему, например, предельно допустимые нормы ГМО. Освещаемые события в ЕС влияют на жизнь общества. А вот евразийские процессы пока еще мало повлияли на нас – с течением времени, когда люди уже почувствуют значение ЕАЭС, тогда волей-неволей рынок сам сформирует необходимость в пуле интеграционных журналистов или СМИ», – заявил он.

Директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев считает: для того чтобы развивать интеграционную журналистику, не надо создавать единое информационное евразийское пространство. «Достаточно наладить работу как на общем интеграционном уровне, хотя бы под эгидой той же Евразийской экономической комиссии, так и на национальном, – сказал он. – Пропаганда должна идти через практику. По Таможенному союзу большая часть информации шла именно по организационно-техническим моментам таможенного администрирования. Ассоциация таможенных брокеров, например, выдавала много информации, комментариев по своей тематике. Если ничего не делать, то идея будет дискредитироваться, надо говорить по конкретным делам».

Действительно, если продуцировать конкретные материалы, а СМИ Казахстана, Беларуси и России будут выдавать информацию о том, что делать тем же бизнесменам в различных отраслях, это будет гораздо лучше для развития ЕАЭС. «Бизнес сможет сам создавать свои сайты. Соответственно, может быть сотрудничество бизнеса со СМИ, с журналистами, с экспертами», – заметил А. Чеботарев.

Медиаобраз ЕАЭС во многом определяет новое поколение политологов и журналистов. А. Чеботарев, Б. Дукеев (слева направо)

Заведующая отделом социально-политических исследований КИСИ при президенте РК Мадина Нургалиева уверена, что с учетом развития современных информационных технологий и обилия медиагаджетов совсем необязательно открывать корреспондентские пункты или работать с пресс-службами – можно найти современные инструменты для того, чтобы оптимизировать работу. «Не обязательно акцентироваться на телевидении, поскольку оно хоть и остается традиционным инструментом для информирования населения, постепенно свои позиции сдает в пользу Интернета. Нашим журналистам надо активизироваться в этом плане и плотно забираться в блогосферу», – считает она.

Эксперт аналитической группы «Кипр» Жулдыз Алматбаева рассказала, что перед заседанием экспертного клуба специально поискала позитивные мнения о евразийской интеграции в Интернете. «Оказалось, что критическое мнение менее формализовано – пишут обычные простые люди, а все позитивное связано с официальными источниками, официальными лицами, либо если это общественные деятели, то в приоритете экономический аспект, – обратила внимание она. – Человеческого позитивного восприятия, не связанного с официальной позицией или экономическими выкладками, мало – я нашла только один пост блогера».

Ж. Алматбаева – за человеческое лицо нашего интеграционного объединения

Полагаю, наблюдение Ж. Алматбаевой позволяет определить едва ли не основную слабость, которой страдает нынешняя журналистика евразийской интеграции.

Эдуард ПОЛЕТАЕВ
______________

Фото – автор

Источник: Ритм Евразии

О новых возможностях журналистики интеграции

На днях общественный фонд «Мир Евразии» организовал заседание экспертного клуба на актуальную по нынешним временам тему. В преддверии отмечаемого Дня работников информации и связи известные отечественные журналисты и политологи рассуждали о возможностях современной казахстанской, и общей евразийской журналистики, как инструмента просвещения, информирования и ориентирования людей в интеграционных процессах.

Как отметил руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев, начиная дискуссию на тему «Журналистика интеграции в новых экономических условиях и медиа-развитии», последние несколько месяцев казахстанские СМИ активно осваивали интеграционную тематику, однако оказалось, что среди журналистов мало специалистов. В результате этого появляется обилие неинтересных материалов. При этом подписание договора о создании Евразийского экономического сообщества открывает перед казахстанскими журналистами большие возможности. Тем более, что журналистика во всем мире уже интегрировалась благодаря интернету. Еще десятилетие назад тяжело было представить, что казахстанский журналист работал бы на российские или на зарубежные СМИ, имелись определенные сложности с доставкой информации, а сейчас мы видим достаточно серьезную тенденцию – конвергенцию масс-медиа. В рамках нее, во-первых, СМИ занимают многоплановые ниши, то есть интернет-сайт может работать и как интернет-телевидение, и как информационное агентство. Во-вторых, многие журналисты могут работать на СМИ разных стран. Журналисты, как творческие люди, сами своей работой способствуют интеграции мирового информационного пространства. А это способствует интеграции экономической. В частности, благодаря подписанию договора о ЕАЭС, а он подразумевает свободное перемещение товаров, капитала, услуг и рабочей силы, казахстанским журналистам можно найти себе работу в странах союза.

«Я считаю, что сегодня казахстанскую журналистику необходимо делать конкурентоспособной – у нас многие сейчас говорят, как хорошо бы было сейчас продавать казахстанские автомобили за рубеж, благодаря Таможенному союзу и Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС). Но мы видим, что казахстанская журналистика не очень активна на общем постсоветском медиапространстве», — сказал Эдуард Полетаев. В частности, эксперт привел в пример популярную передачу развлекательного характера – «Орел и решка», которую делают украинские журналисты и которая показывается, в том числе, на казахстанских телеканалах, не говоря уже о нескольких российских и украинских.

«Это демонстрация вполне себе конкурентоспособного продукта. Я затрудняюсь назвать казахстанскую передачу или казахстанского автора, который публикуется в топовых СМИ России или Беларуси. На это можно сделать акцент, тем более что либерализация и глобализация информационных рынков – это уже данность. Слияние возможностей, которые нам предоставляют и политики, и интернет, и сотовая связь позволяет работать очень эффективно», — подчеркнул политолог.

Тематика, касающаяся интеграции, актуализировалась в журналистском сообществе в начале 1990-х годов – это было связано в первую очередь с подписанием договора о создании СНГ. В дальнейшем некоторые специализированные СМИ, в частности телерадиокомпания «Мир», в которой в том числе работали и казахстанские журналисты, освещали данную проблематику. Но как своеобразная ниша эта журналистика не сложилась. Можно выделить такие специализации, как экономическая, политическая журналистика, освещение социальных проблем. При этом сегодня будущая деятельность ЕАЭС находится под пристальным вниманием прессы. Логично ожидать вслед за этим формирования в СМИ определенных концепций отношения к интеграции. В настоящее время возможности СМИ в журналистике интеграции исследуются в основном на международном опыте (например, Европейского союза, Североамериканского соглашения о свободной торговле и т.д.). Однако практически отсутствуют учебные пособия или научные исследования, посвященные непосредственно деятельности СМИ по освещению евразийской интеграции.

Виктор Санькович
Фото: weaponland.ru

Источник: Caspian bridge — информационно-аналитический центр

Журналистики интеграции в Казахстане пока нет — эксперт

АСТАНА /Trend/ — Журналистики интеграции в Казахстане пока еще нет, считает казахстанский политолог, руководитель общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев.
«Тематика, касающаяся интеграции, как своеобразная ниша в журналистике у нас еще не сложилась. Мы можем выделить такие специализации, как экономическая, политическая журналистика, освещение социальных проблем. Но журналистики интеграции у нас пока еще нет, хотя я думаю, что, в конечном счете, эта ниша будет занята», — сказал Эдуард Полетаев, выступая на заседании экспертного клуба на тему «Журналистика интеграции в новых экономических условиях и медиа-развитии».
Он напомнил, что тематика, касающаяся интеграции, актуализировалась в журналистском сообществе в начале 1990-х годов — это было связано, в первую очередь, с подписанием договора о создании СНГ.
В дальнейшем некоторые специализированные СМИ, в частности телерадиокомпания «Мир», в которой, в том числе работали и казахстанские журналисты, освещали данную проблематику.
«Мне известно, что, например, в европейском медиа-сообществе такая журналистика в некоторых случаях выделяется как отдельная. В том же Европарламенте в Брюсселе работает огромное количество журналистов, прикомандированных из тех стран, которые входят в ЕС, и эти журналисты являются специалистами по общеевропейской проблематике. Очень тяжело назвать фамилии людей, что в Казахстане, что в России или Беларуси, которые профессионально занимаются у нас этой проблемой», — отметил политолог.
(Автор: Данияр Мухтаров. Редактор: Натаван Эфендиева)
Связаться с автором статьи можно по адресу agency@trend.az

Источник: Trend

Интеграция, как тренд

Казахстанские журналисты и эксперты чаще работают над освещением и анализом евразийской тематики, чем их коллеги из других стран ЕАЭС.

Последние несколько месяцев казахстанские СМИ совместно с политологами, социологами и экономистами актуализировали вопрос подписания договора о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС). И в дальнейшем будущая деятельность союза, безусловно, не останется без внимания. В связи с этим целью обсуждения экспертного клуба «Мир Евразии», недавно прошедшего в Алматы под названием «Журналистика интеграции в новых экономических условиях и медиа развитии» было выявление возможностей современной казахстанской, и общей евразийской журналистики, как инструмента просвещения, информирования и ориентирования людей в интеграционных процессах.
Сегодня в Казахстане вопросы интеграции стали трендом: на некоторых телеканалах появились тематические передачи, печатные СМИ, информационные агентства открыли специальные рубрики. И, надо признать, проявились определенные недочеты. Оказалось, что среди авторов работ мало специалистов по журналистике интеграции. «Такой специализации у журналистов нет, и многие корреспонденты «скачут» с темы на тему. Чаще всего конечно интеграционную тематику поднимают журналисты, которые освещали различные экономические проблемы. Мы знаем, что и политологи не остаются без дела, и политические обозреватели», – заметил политолог Эдуард Полетаев.
Уже в начале дискуссии у экспертов возник вопрос: предполагают ли процессы интеграции некое равномерное освещение поднимаемых тем? Ведь если проанализировать ту информационную продукцию, которую предоставляют три государства, входящие в ЕАЭС, то хорошо заметно тематическое различие. «На мой взгляд, Казахстан в последнее время больше уделил внимание освещению интеграции в СМИ, чем Россия, где в последние месяцы и телеканалы, и печатные СМИ были заполнены событиями в Украине, а также их препарированием. При этом той же украинской проблематике в Казахстане уделялось гораздо меньше внимания», – подчеркнул Полетаев.
По мнению эксперта Казахстанского центра гуманитарно-политической конъюнктуры Берикбола Дукеева, в Казахстане пока мало местного качественного интеграционного контента. «Надо экспертам и журналистам углубляться в изучение данной темы. Такая необходимость появится и в дальнейшем, после принятия очередных решений или проектов со стороны ЕАЭС», – сказал он, подчеркнув, что если сравнить российские и казахстанские СМИ, то по ЕАЭС больше материалов выходит именно в Казахстане, «так как глава государства Нурсултан Назарбаев был инициатором союза, его идею озвучил в 1994 году в стенах МГУ им. Ломоносова».
Полетаев также отмечает: поскольку договор о создании ЕАЭС был подписан в Астане, это также дало большую резонансную волну статей и комментариев от представителей экспертного сообщества в СМИ Казахстана, чем в других государствах союза. «На повестке дня и дальнейшие вопросы функционирования ЕАЭС – например, планируется создать единый финансовый центр в Алматы – это событие тоже потребует большего внимания именно казахстанских журналистов», – сказал он. По мнению политолога, очередной информационный всплеск будет после Нового года, когда ЕАЭС заработает в полную силу, а также ко времени ожидаемого вступления в союз Армении и Кыргызстана.
При этом, как сказал генеральный директор издательского дома Vласть Адиль Джалилов, «я, как человек, занимающийся медиабизнесом, могу сказать, что границы между Россией и Казахстаном именно в информационном бизнесе уже давно размыты благодаря интернету, спутниковому и кабельному телевидению». По его мнению, страны уже давно находятся в конкурентном поле и, к большому сожалению, казахстанский медиабизнес пока не может конкурировать с российским. «Другое дело, что есть локальные ниши, где российский медиабизнес не пытается конкурировать. Но могу сказать, что присутствие зарубежного конкурента стимулирует, я по себе это вижу, потому что они предлагают образцы и эталоны», – заявил он.
Эксперт аналитической группы «Кипр» Жулдыз Алматбаева отметила, что в Казахстане информация конкурирует с ее интерпретаторами. «Можно говорить о том, что доверие идет именно к комментатору, к источнику мнения. Причем происходит привязка информационного повода к позиции комментаторов, не только по интеграции, но и по другим актуальным вопросам. Получается, от человека исходят, а не от факта», – заметила она.
Политолог Замир Каражанов, рассуждая о позиции российских СМИ, отметил, что они знают о Центральной Азии, о процессах, которые тут происходят благодаря специалистам по региону. «Но если писать, говорить и показывать про интеграцию, акцент должен быть сделан именно на Казахстане», – сказал он. По мнению Полетаева, у всех журналистов стран ЕАЭС возникают определенные сложности с освещением интеграционного контента, связанные с общей проблемой постсоветских интеграционных объединений. «Их сайты не являются качественными поставщиками информации для прессы. Данные структуры имеют определенную чиновничью болезнь – закрываться от журналистов. Мы видим, что комментарии представителей интеграционных объединений не так часты, как хотелось бы», подчеркнул он, и в качестве положительного примера публичности привел члена Коллегии (министра) по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии Тимура Сулейменова, активно коммуницирующего со СМИ.
Емко выразился по вопросу отсутствия «специалистов-интеграционщиков» профессор Казахстанско-Немецкого университета Рустам Бурнашев. «Ни для кого не секрет, что в Казахстане по большому счету нет специалистов даже по России. Если начнем считать, пальцев руки у калеки хватит с оторванными пальцами для того, чтобы пересчитать людей, считающихся специалистами. Возникает вопрос, почему их нет? Мне кажется, что тут обычный рыночный механизм – пока еще рынок ограниченный», – сказал он.

Сергей Михайличенко

Источник: Nomad

Запускать «Кашаган» лучше позже, да лучше – эксперт

Добычу нефти на месторождении «Кашаган» не удастся начать до конца 2015 года, заявил министр нефти и газа Казахстана Узакбай Карабалин.

По его словам, это обусловлено рядом сложностей объективного характера. «На Каспии в нашей части (казахстанской) лед подвижный, по 500 км двигается и создает торосы. Мы знаем, что многие мировые нефтяные компании работают у Полярного круга, но там проходит теплое течение — Гольфстрим, и там нет таких льдов, как у нас. Кроме того, ситуация на «Кашагане» осложняется также большим скоплением сероводорода и высоким пластовым давлением. Словом, вызовов много. и все они сконцентрированы на одном месторождении — «Кашаган», — цитирует его Тренд.

Кроме того, работу осложняет тот факт, что месторождение находится в природоохранной зоне, что накладывает на нефтяников значительные ограничения.

В беседе с корреспондентом «Вестника Кавказа» казахстанский эксперт Эдуард Полетаев согласился с тем, что освоение «Кашагана» сопряжено со значительными трудностями, что не может не сказаться на сроках начала нефтедобычи. «Насколько я понимаю, там есть технические сложности. Среда, которая была построена, подвергается коррозии. На это требуются достаточно большие деньги. С этим и связано продление сроков», — сказал он.

Эксперт также добавил, что этот проект «уникален тем, что необходимо было применять особо сложные технические новинки, а порой разрабатывались какие-то уникальные вещи: платформы стоят на мелководьях, которые замерзают зимой и т. д. Нюансов очень много».

«В принципе, я думаю, что лучше не спешить сейчас и подготовиться более основательно для того, чтобы это месторождение заработало более эффективно без определенных экологических и технологических сложностей. Это очень важно, потому что Каспий — уникальный в экологическом плане водоем, и власти следят за этим достаточно четко, судя по тому, какие штрафы выписывают, если нарушаются экологические правила», — считает он.

По словам Полетаева, откладывание сроков ввода месторождения в эксплуатацию не стало большой неожиданностью в Казахстане. «Это уже имело несколько хронический характер. Ожидания были каждый год, но всякий раз происходил перенос», — напомнил эксперт.

Это привело появлению скептических комментариев о провальности проекта. Эдуард Полетаев не согласен с подобным мнением и считает, что со временем он будет реализован. «Слишком много денег было вложено в этот проект. Это не какая-либо афера, вроде строительства Панамского канала. Здесь вкладываются реальные деньги, и эти деньги видны в виде различных геологических разработок, инфраструктуры, которая уже построена и так далее. Тем более, что большая часть денег – это деньги западных компаний. Поэтому разработка продолжится в дальнейшем безусловно. Те миллиарды, которые были вложены, просто так не спишешь. Будут всяческие попытки довести до ума и начать использовать это месторождение», — резюмировал он.

Источник: Вестник Кавказа

Качество рейтингов не должно страдать от политики — эксперты

Американский «Фонд за мир» обнародовал «Рейтинг слабости государств» (TheFagileStateIndex). Его составители присуждали странам то или иное количество баллов в зависимости от экономических, социальных и политических условий в них. При этом чем больше баллов получает то или иное государство, тем хуже ситуация в нем.

Результаты получившегося рейтинга оказались довольно неожиданными. Так, к странам, ситуация, в которых вызывает настороженность, эксперты отнесли Казахстан, присудив ему 68,5 балла и 111-е место. Большую настороженность у них вызвала обстановка в России (76,5 балла, 85-е место), Азербайджане (77,8 балла, 76-е место), Армении (71,3 балла, 104-е место), Турции (74,1 балла, 93-е место), Туркменистане (78,2 балла и 74-е место) и Израиле с учетом Западного берега реки Иордан (79,5 балла, 67-е место), а очень большую – в Грузии (82,7 балла, 63-е место) и Иране (87,2 балла, 44-е место). При этом, раздираемая кризисом Украина заслужила более высокую оценку, чем все ранее перечисленные государства, получив 67,2 балла и заняв 113 место. Напомним, что чем меньше у страны баллов и чем ниже место, тем лучше, по мнению составителей рейтинга, ситуация в ней.

Как отметили в беседе с корреспондентом «Вестника Кавказа» профессор Западного университета Фикрет Садыхов (Азербайджан) и казахстанский политолог Эдуард Полетаев, подобные рейтинги не могут являться истиной в последней инстанции, поскольку у их составителей зачастую бывает предвзятое отношение к той или иной стороне, что не может не сказываться на итоговом результате их работы.

Фикрет Садыхов напомнил о том, как успешно развивается Азербайджан.»Мы видим экономический рост, этого не отрицают даже многие заграничные эксперты, развитие ненефтяного сектора, увеличение его в несколько раз, улучшение социального уровня населения, снижение доли людей с низким достатком с 43% до нынешних 5%. Если внимательно ознакомиться со всеми этими цифрами и проанализировать, то тогда может восстановиться объективная картина», — подчеркнул он.

«Все это, как они к этому подходят и какими критериями они оценивают этот уровень, я думаю, говорит о том, что все это слишком политизировано и не соответствует объективным показателям и реалиям, которые сложились в Азербайджане», — уверен Садыхов.

Результаты рейтингов, подобных выше упомянутому, свидетельствуют по мнению эксперта о нечистоплотности их составителей. «При тех двойственных подходах различных фондов, ассоциаций, коммерческих структур, неправительственных организаций говорить об объективности подсчетов было бы не совсем правильно, потому что за всем этим стоит определенная политическая конъюнктура. Подсчитывают так, как считают нужным, по определенным конъюнктурным соображениям выводят цифры и так далее», — сказал он.

«Тот факт, что Азербайджан находится на каком-то месте в том или ином рейтинге, не влияет на его развитие, на его движение вперед, на его экономические и социальные показатели», — резюмировал Фикрет Садыхов.

Эдуард Полетаев отметил, что зачастую при этом дают о себе знать те или иные устоявшиеся стереотипы. «По большинству рейтингов страны Европы или некоторые страны Юго-Восточной Азии всегда будут опережать показатели стран Центральной Азии, Африки и Латинской Америки», — сказал он.

Эксперт указал на тот факт, что «рейтинги очень привлекают внимание СМИ, поэтому такие инструменты часто используют различные неправительственные организации». «Причем у них не всегда есть организационные и финансовые средства, чтобы эти рейтинги сделать более-менее качественно. Очень часто встречаются неподходящие выборка и инструменты оценивания», — посетовал Полетаев.

При этом он отметил, что «Казахстан не равнодушен к рейтингам и пытается по большинству показателей оказаться, если не на первом месте, то на ведущих местах». «Это определенная попытка демонстрировать то, что наша внутренняя и внешняя политика не стоит на месте, постоянно ставятся новые задачи, а лучше всего это воспринимается в виде цифр. Рейтинги отслеживаются, просматриваются властями. Где появляется какой-либо негатив, они пытаются предпринимать меры», — поведал Эдуард Полетаев.

В свою очередь директор «Джорджиан Бизнес Инсайт» (BPI), эксперт по вопросам экономики Ираклий Леквинадзе также отметил, что на позицию Грузии в выше упомянутом рейтинге также повлияла политика. Однако в данном случае, по его мнению, это отчасти оправданно и связано с процессами, протекающими в стране в условиях смены власти. «Это политические риски, на которые, конечно, смотрят инвесторы. Они ищут страну, где есть гарантия стабильного политического процесса», — сказал он.

Из-за этого Грузия выглядит не так выигрышно, хотя у нее есть для этого все данные.
«У нас экономические показатели, среда, инфраструктура дают возможность иностранным инвесторам делать бизнес с низкими затратами. У нас все можно сделать очень дешево. Легко можно начать бизнес. Главное, чтобы внутреннее политическое положение было стабильным. Основные показатели у нас очень положительные», — заметил Ираклий Леквинадзе.

Источник: Вестник Кавказа