Monthly Archives: Октябрь 2015

Нужно вырабатывать новые подходы в области образования

В Алматы в конце октября состоялось очередное заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Дружные умы ЕАЭС: как согласовать образовательную политику?», в котором приняли участие известные казахстанские политологи, экономисты, представители академического сообщества и журналисты.
В настоящее время Евразийский экономический союз ведет активную работу над созданием общих рынков, выстраивая таким образом базис выгодного для всех сторон практического сотрудничества. Но общим рынкам необходим соответствующий общий подход к формированию кадров. Органы образования стран ЕАЭС уже давно в авангарде интеграции: взаимодействуют друг с другом министерства образования, много совместных образовательных программ и проектов, работает Евразийская ассоциация университетов. Даже идея создания ЕАЭС была провозглашена 21 год назад в стенах МГУ им. Ломоносова.
В настоящее время процесс развития образовательного сотрудничества в рамках ЕАЭС активизировался. В Договоре о создании Союза указано, что члены союза признают все образовательные квалификации, кроме специальностей по правоведению, медицине, фармакологии и педагогике. Для молодежи будет создана единая образовательная программа «Евразийская интеграция». Но какой должна быть система образовательных стандартов на интеграционном уровне?
Для успешного сотрудничества необходимо, чтобы у сторон был взаимный интерес. Часто говорится о том, что требуется унифицировать системы, что будет устраивать и работодателей, которые поймут, чего ожидать от того или иного выпускника.
Пока же системы образования отличаются друг от друга. В Казахстане, например, сдают ЕНТ, в России и Армении — ЕГЭ, а в Беларуси выпускной экзамен по четырем предметам. Есть ли смысл вводить единую систему оценок или надо найти другое решение вопроса? Действительно ли унификация образовательных стандартов будет происходить безболезненно и подтолкнет к новому витку сотрудничества между нашими странами?
«Нужно вырабатывать новые подходы в области образования посредством экспертного обсуждения и деятельностью образовательных учреждений. профессор кафедры международных отношений и мировой экономики факультета международных отношений КазНУ им. аль-Фараби Галия Мовкебаева. — И задача академического сообщества — довести до сознания людей, что же такое евразийская интеграция и каковы ее преимущества, как можно получить образование, обучаясь не только в вузах Европы или Америки, куда в основном стремится наша молодежь… Поэтому на первый план выходят задачи коррелирования образовательных стандартов и образовательных программ».

Казахстан сдал нормативы ВТО

Казахстан сдал нормативы ВТО

Казахстан сдал нормативы ВТО
© РИА Новости. Алексей Бабушкин
Протокол о присоединении Казахстана к ВТО ратифицирован сенатом республики. До этого документ был рассмотрен депутатами нижней палаты. Теперь протокол поступит на подпись главе государства. Решение о приеме республики в ВТО вступит в силу автоматически через месяц после того, как организация получит уведомление о ратификации. О том, почему Казахстан потратил почти 20 лет на то, чтобы вступить в ВТО и как новые обязательства страны согласуются с ее членством в ЕАЭС, – в материале Евразийского коммуникационного центра.

Этот день они приближали как могли. Заявку на членство в ВТО Казахстан подал в далеком 1996 году. Все это время пункт за пунктом шли кропотливые согласования по самым чувствительным для республики отраслям экономики. Нурсултан Назарбаев называет вступление республики в ВТО ни больше ни меньше победой. Страну наконец-то признали частью глобальной экономической системы.

«Членство в ВТО открывает перед нашей экономикой новые горизонты. Это обеспечивает нашим предприятиям доступ к зарубежным рынкам, а потребителям — большой выбор товаров и услуг. Сегодня 90% нашей торговли приходится на страны — члены ВТО. Поэтому данное решение для нас очень важно. Казахстан становится еще более привлекательным как для иностранных, так и для отечественных инвесторов. Мы получаем возможность для создания новых производств и рабочих мест», — отметил Назарбаев.

Назарбаев планирует вступление Казахстана в ВТО до конца года
© РИА Новости. Михаил Воскресенский

При этом вместе с преимуществами вступления многие в Казахстане почувствуют и все прелести конкуренции. Теперь положение обязывает казахстанских производителей подтягиваться к мировому уровню. Таковы нормативы ВТО. «Открытие рынков станет серьезным испытанием для наших товаропроизводителей. С этой точки зрения работа ЕАЭС стала хорошим стресс-тестом для них, когда на наш рынок хлынули российские и белорусские товары и продукты. Но, надеюсь, эта конкуренция в конечном итоге пойдет на пользу», — отмечает казахстанский политолог Талгат Калиев.

Кроме того, эксперты ожидают открытия доступа к услугам зарубежных финансовых институтов для кредитования казахстанского бизнеса. Иностранные банки сулят более выгодные условия, а это в свою очередь должно подстегнуть местные банки стать более привлекательными для потребителей. Некоторые эксперты считают, что и санкционное противостояние России и Запада может сыграть на руку Казахстану. «Нельзя исключать вероятность того, что желающие вернуть российский рынок компании примут решение открыть производства в Казахстане, чтобы воспользоваться прозрачностью границ в ЕАЭС. А это в случае внедрения циклов полноценной переработки и производства означает импорт технологий, открытие рабочих мест и инвестиции», — предположил Калиев.

Казахстан не торопится сокращать объемы импорта из РФ
© РИА Новости. Владимир Астапкович

Вступление Казахстана в ВТО потребует внести изменения в законодательство страны. По словам вице-министра энергетики республики Магзума Мирзагалиева, к 2021 году из него будут исключены требования о нормах местного содержания в товарах, работах и услугах, закупаемых недропользователями. Сейчас в Астане готовят документы, смягчающие последствия от вступления Казахстана в ВТО для Евразийского экономического союза. Дело в том, что до формирования ЕАЭС страны-участницы вели разную торговую политику, а с созданием нового интеграционного объединения тарифы были унифицированы. Причем за основу были взяты российские обязательства при вступлении в ВТО.

Как пояснила министр по делам экономической интеграции Жанар Айтжанова, с момента вступления Казахстана в организацию начнут действовать особые импортные тарифы ВТО, которые затронут более 3,5 тыс. товарных позиций. При этом в случае, если импортируемый товар будет продаваться на остальной территории ЕАЭС, предприниматели должны будут выплачивать разницу в действующих в рамках ВТО и союза пошлинах.

По мнению экспертов, проблема адаптации норм ЕАЭС и ВТО действительно важна. Как отмечает политолог Эдуард Полетаев, среди упомянутых 3,5 тыс. товаров, по которым Казахстан взял на себя более либеральные таможенные обязательства, есть и продукция, чувствительная для экономик стран союза. Например, продукты питания и лекарственные средства. «Эти утряски будут достаточно долгими и продолжительными по времени — предполагается, что к общему знаменателю по единым тарифам удастся подойти только в течение 7-10 лет, ведь таможенные пошлины ВТО и ЕАЭС существенно разнятся», — полагает эксперт. Наименее конфликтным выходом из сложившейся ситуации, по его мнению, могло бы стать снижение пошлин до уровня Казахстана всеми странами ЕАЭС.

Санкции против РФ пока не сказываются на экономике Казахстана
© РИА Новости. Владимир Федоренко

Российские официальные лица относительно вступления Казахстана в ВТО настроены оптимистично. Как заявил директор департамента торговых переговоров Министерства экономического развития РФ Максим Медведков, присоединение Казахстана к ВТО окажет положительное воздействие на развитие сотрудничества в рамках ЕАЭС. «С одной стороны, у нас будет одинаковый объем прав и обязательств вовне, что очень важно для гармонизации торговой политики союза. С другой стороны, думаю, это существенно поможет защите интересов стран союза в ВТО, поскольку мы будем иметь возможность уже большим числом говорить с единых позиций», — сказал он.

Официально свой знак ВТО Казахстан должен получить уже очень скоро. Ратификация  протокола о вступлении ожидается до 31 октября текущего года. Таким образом, Казахстан  станет 162-м членом этой организации.

Александр Зиновьев, Владимир Лебедев

Источник: Евразийский коммуникационный центр

Казахстан в ВТО: внимание на рынок услуг

Всемирная торговая организация открывает свободный доступ не только товарам, но и услугам. Об этом напомнили участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии», обсудившие перспективы и последствия сосуществования двух интеграционных объединений – ЕАЭС и ВТО.

— Немаловажный аспект вступления в ВТО – это допуск иностранных компаний на казахстанский рынок услуг, – отметила в ходе заседания экспертного клуба главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК (КИСИ) Леся Каратаева. – Это банковская система, телекоммуникации, туризм и другие сферы. Принимая во внимание стратегическую значимость данного сегмента отечественного рынка, внимание к вопросу должно возрасти, и в первую очередь со стороны государства.

Полноправным членом ВТО Казахстан станет в ближайшее время. Этот интеграционный гигант контролирует 98% всей мировой торговли. А главное – международная организация открывает границы для товаров и услуг. Что не может не вызывать беспокойство, учитывая, что Казахстан является членом Евразийского экономического союза, который носит протекционный характер – защищает своих членов от третьих стран. Кроме того, каждая страна в отдельности отстаивает интересы своих производителей.

— Меня больше волнует в этом смысле рынок услуг, который мы открываем в рамках ВТО, – сказал главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований Андрей Хан. – Финансовые рынки наши достаточно уязвимы и если мы предполагаем, что для потребителя это, в общем-то, будет хорошо, то для всей банковской инфраструктуры с возможным приходом иностранных банков возникают серьезные риски, потому как конкурентный потенциал наших банков не высок. Вероятно, именно сфера услуг очень сильно защищалась нашими переговорщиками в ходе переговорного процесса. Каким-то образом обговаривалось, как эти услуги будут заходить на наше пространство.

Эксперт уточнил, что сейчас в открытом доступе нет полной информации об условиях, на которых зашел Казахстан в ВТО.
— Не подумайте, что я против свободной конкуренции, стандартов и прозрачности, — подчеркнул Андрей Хан. — Но у меня есть сомнения геополитического характера. Совсем недавно из публикаций «Викиликс» стало известно о плане TISA, тайном договоре между США, Европой и еще несколькими странами. Этот договор, кстати, между странами ВТО, о новых правилах передела глобального рынка услуг, дающих новые конкурентные возможности. Пока мы с таким трудом пытаемся стать частью глобального рынка, на нем уже меняют правила для привилегированных членов. Мне все это кажется очень некрасивым. Следует отметить, что тайный договор заключен в интересах крупнейших транснациональных компаний, которые проглотят любых конкурентов. Там нет стран БРИКС, ШОС и тем более ЕАЭС.

Еще один представитель КИСИ, главный научный сотрудник Ирина Черных считает, что не нужно демонизировать ВТО. По словам участницы экспертного клуба, рядовые потребители только выиграют от членства Казахстана в ВТО:

— Например, к нам могут прийти компании, предоставляющие услуги мобильной связи. Выторговали условия, что только «Казахтелеком» может иметь в уставном капитале не более 49% иностранного капитала, все остальные могут иметь больше. Давайте зададимся вопросом, а какая накрутка идет на связь в Казахстане? Сколько наш казахстанский потребитель переплачивает за связь собственным операторам? Мы почему-то не говорим о том, что на нас наживаются отечественные компании. Мы говорим только, что должны поддержать казахстанский бизнес. Когда нахожусь в каком-то европейском аэропорту, я завидую людям, которые часами разговаривают со своими родными из других стран. Ты же боишься сделать звонок, потому что на это уйдет вся сумма, которая есть на балансе сотового телефона. Наши операторы получают сверхприбыли – цены и тарифы на эти услуги завышены, поэтому я с удовольствием поддержу идею о том, чтобы наши компании начали реально конкурировать и по качеству связи, и по ее стоимости.

Ирина Черных убеждена, что надуманны и многие проблемы взаимодействия ВТО с ЕАЭС. Политики, ответственные за гармонизацию работы двух интеграционных объединений, высказываются на этот счет спокойно и конструктивно – есть проблемы, будем решать.

— Создается межведомственная комиссия, будут обсуждаться вопросы, связанные с тарификацией. Вполне вероятно, что снизятся тарифы всех стран-участниц ЕАЭС, и это будет, как те же чиновники заявляют, на пользу не только населению, но и нашим экономикам, нашей торговле. Я рада, что журналисты не совсем понимают эту тему, не секьюритизируют данную проблематику и не выносят ее на открытое обсуждение, чтобы потом еще присоединились ура-патриоты и стали говорить, что ВТО – угроза нашей независимости. Но мы итак никогда не имели стопроцентного суверенитета, исходя из огромного количества соглашений, участия в международных организациях, открытого интернета и прочего. Разговор о сохранении суверенитета и независимости – некая идеологема, которая часто используется определенными силами и элитами для политизации многих проблем, которые часто являются исключительно техническими, – подчеркнула Черных.

Она также добавила, что будет определенный переходный период, когда должны решиться вопросы тарификации, льгот отдельным отраслям казахстанского производства и поддержки бизнеса.

Завышенными назвал многие опасения, связанные со вступлением в ВТО, и политолог Эдуард Полетаев:

— Вы посмотрите, как основные торговые сети, бренды, ритейлеры заходят на казахстанский рынок. Тот же «Макдоналдс» – одним из самых последних, и то еле как его уговорили. Мне кажется это нам больше надо, чем ему. Есть даже специальная карта, где «Макдоналдс» присутствует в мире: этой сети нет только на Юго-Востоке Азии и в Африке. А как появляются на казахстанском рынке основные ритейлеры, например, одежды? Сначала они открывают свои точки в Москве и Санкт-Петербурге, других крупных российских городах, потом Киев, Минск, Алматы, а дальше и до регионов доходят. Говорить о том, что вступление в ВТО приведет к тому, что у нас пострадают все производители – это слишком преувеличенные ожидания. По данным за 2014 год, в промышленности Казахстана работает 11,8 тысячи предприятий, на которых было занято 1,1 миллиона человек – это всего 12,8 процента от общего числа занятых в экономике. А вот по ЕАЭС общая цифра составляет 19 процентов занятых – 15,3 миллиона человек.

Политолог акцентировал внимание на том, что с момента создания таможенного, а затем экономического союза, стороны подразумевали дальнейшее членство в ВТО.

— Поэтому вся нормативно-правовая база ТС и ЕАЭС строится, исходя из принципов ВТО, и намерена вобрать в себя лучшие мировые практики, – заметил Эдуард Полетаев. –Как известно, ЕАЭС предполагает свободное перемещение между странами товаров, услуг, капиталов и трудовых ресурсов. Участники после переговоров намерены постепенно выровнять различия в ставках таможенных пошлин, ведь ЕАЭС давно стремится к либерализации режима внешней торговли. А теперь появилась возможность показать всем участникам международного рынка, что Казахстан и ЕАЭС являются надежным бизнес-партнерами с устойчивыми и транспарентными условиями ведения бизнеса.

Это означает, что повышается инвестиционная привлекательность нашей республики. Зарубежные инвесторы, зная правила игры, причем общие правила для большинства стран мира, с большей охотой будут вкладывать деньги в казахстанскую экономику.

Виктор Санькович

Источник: Матрица.Kz

Финансовую поддержку бизнеса могут заменить нефинансовой

Участие во Всемирной торговой организации, полноправным членом которой Казахстан станет в декабре, предполагает рост промышленного производства, но у предпринимателей возникают дополнительные вопросы. Такое мнение было высказано в ходе заседания экспертного клуба «Мир Евразии», посвященного вопросам взаимодействия в рамках ВТО и ЕАЭС.

— За последний год взаимная торговля между Казахстаном и странами ЕАЭС снизилась в значительной степени – на 20-30 процентов, если мы говорим о первом полугодии 2015-го по сравнению с 2014 годом, – отметил политолог Эдуард Полетаев. – Но надо сказать, что это связано не столько с работой ЕАЭС, сколько в целом с тенденциями в мировой экономике. В частности, с Украиной товарооборот упал еще более существенно. Новая украинская власть не хочет работать с интеграционным объединением, акцентируя внимание на двустороннем сотрудничестве.

Да и в целом вступление Казахстана в ВТО совпало с чередой экономических проблем. Падение мировых цен на нефть, девальвация национальных валют и другие факторы создают не самый благоприятный фон для открытого рынка. Хотя все зависит от того, с чьей колокольни вглядываться за горизонт.

— Один из важных акцентов и ожидаемых последствий от вступления Казахстана в ВТО – это рост промышленного производства, – сказал Полетаев. – Промпроизводство, согласно данным проекта «Основные направления промышленного сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза», считается высокорентабельным для Казахстана. Цифра за 2013 год: 35,1 процента рентабельности за счет значительного удельного веса высокоэффективной горнодобывающей промышленности.

В то же время торговля с государствами-членами ЕАЭС формирует всего 18% внешнеторгового оборота республики, заметил политолог. В товарообороте Казахстана с государствами-членами ЕАЭС наибольшие объем (около 19 млрд долларов) приходится на Россию. При этом с 2008 года по 2014-й доля РФ снизилась с 18,3% до 15,8%. Доли остальных стран ЕАЭС в общем товарообороте Казахстана незначительны и составляли в 2014 году: Беларусь – 0,6%, Армения – 0,01%, Кыргызская Республика – 0,9%.

— Поэтому среди основных актуальных задач для государств-членов ЕАЭС – увеличение темпов роста и объемов промышленного производства, а также сближение уровней промышленного развития и недопущение деиндустриализации, – подчеркнул эксперт.

И озвучил данные по объемам и эффективности промышленности в странах ЕАЭС. Ожидаемо лидером среди стран-участниц союза является Россия – на нее приходится 87% объема промышленной продукции. На Казахстан – 7,4%, на Беларусь – 5%, на Армению и Кыргызстан – по 0,3%. Что касается эффективности промпроизводства, то в Беларуси рентабельность продаж составляет 7,7% из-за преобладания в отраслевой структуре обрабатывающей промышленности и высокого уровня материалоемкости. В Казахстане, по словам Эдуарда Полетаева, этот показатель почти в 5 раз выше за счет значительной доли горнодобывающей промышленности, где рентабельность превышает 60%. В России уровень рентабельности варьируется от 22,2% в горнодобывающей промышленности до 10,7% в обрабатывающей.

— Цифры достаточно показательны, но, на мой взгляд, нынешнее проседание наших экономик в определенной степени носит цикличный характер и пока еще не является свидетельством несовершенства. Об этом недавно говорил и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. 16 октября в Казахстане планируется заседание межгосударственного совета ЕАЭС. Думаю, многие проблемные вопросы там будут подниматься, – добавил руководитель фонда «Мир Евразии».

В свою очередь, глава аналитической группы «Кипр» Ерлан Смайлов попенял на отсутствие информации, которая могла бы дать четкое представление о том, что ждет представителей тех или иных сфер в обозримой перспективе. Причем, по его мнению, не достаточно данных и ВТО, и по ЕАЭС.

— По ЕАЭС больше дают пряников – да, действительно, есть положительные моменты. Еще когда ЕАЭС только начинал свою работу, производственники, которые экспортировали сырье из России, были рады. Но статистики не так много и хорошо бы ее собрать. По ВТО детали тоже непонятны. Нам показывают крупные декорации – будет много товара. Но вот по тем же лекарственным средствам есть требование по дженерикам: оригинальные препараты должны преобладать на рынке. А ведь дженерики – это лекарства для бедного населения, среднего класса. Как в этой ситуации быть? – задается вопросом глава аналитической группы.

И добавляет: неизвестно, что будет с тарифами, ценами на многие другие товары. Он полагает, что государствам ЕАЭС надо, наконец, решить внутренние проблемы, создать лучшие возможности для развития бизнеса и производства в наших странах. Евразийской пятерке, полагает он, договориться между собой легче, чем со всеми странами ВТО. Кроме того, каждому государству нужно вести четкую и понятную политику поддержки собственных предприятий, считает Смайлов:

— Сейчас идет много разных противоречивых трендов со стороны государства. Одной из компаний, например, пытаются начислить налоги пятилетней давности по новой ставке. Или сначала какие-то вещи рассматривались в одном пуле законов, а теперь рассматриваются совсем в другом – та же расширенная ответственность производителей. Масса моментов, где государство демонстрирует обратные шаги.

По мнению эксперта, ЕАЭС и ВТО противоречат друг другу, поскольку евразийское объединение носит протекционистский характер – должно защищать производителей стран-союзниц от внешнего влияния, а глобальная организация открывает рынок для всех участников. Одной из проблем он назвал требование ВТО, согласно которому придется отметить государственную поддержку бизнеса.

— Если поддержка бизнеса тем же фондом «Даму» будет признана не соответствующей нормам ВТО, а это прямая финансовая поддержка, положительным может быть момент, если власть сможет сместить акцент с финансовой поддержки бизнеса на нефинансовую. А нефинансовая поддержка – это внутренняя эффективность, – пояснил Ерлан Смайлов.

Помимо этого, как отметил заместитель главного редактора делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин, многие предприниматели сейчас дезориентированы, поскольку с точки зрения развития бизнеса ЕАЭС и ВТО задают разные форматы:

— Если ЕАЭС, а лучше начать с ТС, – это среднесрочное протекционистское видение, то ВТО – это объективная организация, которая призвана устранить асимметрию в международной торговле через снижение части импортных тарифов и установление общих правил для правительств, которые хотят поддерживать свой экспорт. Недостаточно просто открывать рынки, важно создать понятную, прозрачную систему поддержки бизнеса и понятные правила игры на внутреннем рынке, иначе предприниматель будет дезориентирован.

При этом, по словам Домнина, еще пару лет назад в ВТО не понимали, что такое ЕАЭС. Сейчас же можно говорить о международном признании регионального интеграционного объединения евразийской пятерки.

— Возможности ЕАЭС как организации повысятся, когда внутри союза будет достигнут какой-то консенсус по важным политикам: макроэкономической, торговой, индустриальной, аграрной, фискальной, – убежден журналист.

Он также уверен в том, что процесс адаптации таможенных пошлин не будет безболезненным – всегда чьи-то права будут нарушаться.

— Что стоило бы делать в ЕАЭС и чего все хотят, и что очень сложно в реальности, чтобы политика была согласована – промышленная, торговая, фискальная. Если политики не согласуются, возникают дисбалансы, которые мешают, а не помогают. А в целом я думаю, что направление интеграции более или менее верное. Было бы оно еще и последовательным – позитивный эффект не заставил бы себя ждать, – заключил Сергей Домнин.

Источник: Kursiv.kz

Ерлан Смайлов: «ЕАЭС – это тест-драйв перед ВТО»

У экспертного сообщества, как и у населения, крайний дефицит реальной информации о том, чего ждать от вступления Казахстана во Всемирную торговую организацию. Прошло заседание экспертного клуба (организатор ОФ «Мир Евразии») по теме «Глубокая интеграция. Как Казахстан, вступив в ВТО, укрепляет позиции ЕАЭС?»

«Переговоры о вступлении в ВТО Казахстан начал задолго до того, как появилась идея ЕАЭС», – отметила Леся Каратаева, главный научный сотрудник КИСИ. «За 19 лет переговоров экономика сильно поменялась, – подчеркнул Айдархан Кусаинов, директор консалтинговой компании «Алмагест». – Нет вопроса, в чем мы выигрываем от вступления в ВТО, только как мы пострадаем».

«По сравнению с прошлым кризисом оптимистов в публичном поле совсем мало», – обратил внимание на особенность переживаемого момента Эдуард Полетаев, модератор заседания, руководитель ОФ «Мир Евразии». Ну а в свете взаимоотношений Евразийского экономического союза и Всемирной торговой организации, в которых состоит Казахстан, «появляется озабоченность».

мир евразии

Беларусь – единственная страна в ЕАЭС, которая не вступила в ВТО. Казахстан вошел в эту международную организацию на фоне не самых хороших экономических показателей. «Есть надежда, что участники ЕАЭС снизят таможенные пошлины до уровня Казахстана», – предположил г-н Полетаев.

Ерлан Смайлов, руководитель аналитической группы «Кипр», девятнадцатилетние переговоры Казахстана по вступлению в ВТО назвал отражением тренда на глобализацию (они и начались на пике данного процесса), а ЕАЭС – это проявление тренда на регионализацию. Особенностью текущего процесса он назвал недостаток информации что по ЕАЭС, что по ВТО. Общественность совершенно не в курсе того, какие договоренности существуют по лекарствам, сколько будет в ближайшей перспективе стоить бензин и масса других злободневных вопросов. «Мы не обладаем информацией» – это тезис красной нитью прошел через все заседание экспертного клуба.

мир евразии

Вообще-то ситуация с ЕАЭС и ВТО далеко не единственный участок, где власть ничего не объясняет и никак не информирует население заблаговременно. Сейчас вроде бы налоговые органы собираются брать «недоимки» по налогам за последние 5 лет, которые будут взиматься исходя из новых налоговых ставок (то есть налицо обратная сила закона). Ну а что касается собственно линии ЕАЭС – ВТО, то г-н Смайлов прагматичным видит такой подход: «Надо договориться внутри ЕАЭС – это поможет больше выиграть от участия в ВТО».

«ЕАЭС – это протекционизм, а ВТО – это либерализация», – акцентировал Сергей Домнин, заместитель главного редактора журнала «Эксперт-Казахстан». Из-за дефицита информации от политического руководства в плане дальнейших шагов в экономической политике бизнес дезориентирован. Потому что для предпринимателя чрезвычайно важно знать какой будет сценарий – высокие пошлины и господдержка или низкие пошлины без поддержки государства. То есть строить автомобильный завод или сеть сервисных предприятий? «Но сегодня куда двигаться – не понятно», – указал г-н Домнин.

мир евразии

Сергей Домнин обратил внимание на то, что внутри ВТО судятся друг с другом и Украина с Австралией и Мексика с США, хотя две последние страны находятся в зоне свободной торговли. «Часто Мексика побеждает США, но те что делали, то и делают, только более хитро», – заметил эксперт. Ну а главное, на что есть запрос от бизнеса в свете ВТО и ЕАЭС – это понятные правила игры.

«Опосредованный режим протекции внутри ЕАЭС даже при вступлении в ВТО сохранится, – считает Леся Каратаева. – Основная выгода от ВТО – прозрачные, принимаемые на международном уровне, унифицированные правила ведения бизнеса».Она добавила, что помимо товарных рынков открывается и сфера услуг, например, рынок телекоммуникаций.

мир евразии

«Участвуя в ЕАЭС, Казахстан фактически стал участником санкционной войны России с Западом», – констатировал Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива».

«Вступление в ВТО не настолько важное, как многие думают. Для России и Казахстана введен механизм отсрочек», – считает Андрей Хан, главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований. По его мнению, бенефициары ВТО – это в первую очередь США и крупные европейские страны, а не члены ВТО главным образом представлены так называемыми «государствами-изгоями». «Суверенные государства и при ВТО будут защищать свои интересы», – подчеркнул он.

мир евразии

«Мы вступали в ВТО ради вступления в ВТО», – заявил Айдархан Кусаинов. Потому что логической связки между проведением политики импортозамещения и переговорами о вступлении в организацию, которая проповедует либерализацию рынков – нет. «ВТО и ЕАЭС в крупном друг другу не противоречат: согласие со всем миром и дополнительное согласие с отдельными странами», – указал он.

Рустам Бурнашев, профессор Казахстанско-немецкого университета, особо выделил непрозрачную процедуру вступления Казахстана во Всемирную торговую организацию:«Нет прозрачности ни процедуры, ни итога. В идеологическом и психологическом плане только позиционирование наших страхов». Он называет ВТО идеологическим проектом, в который вступают по привычке, инерции.

мир евразии

«Заявления наших чиновников порой носят интуитивный характер», – заметила Мадина Нургалиева, руководитель представительства КИСИ в Алматы. Мол, наши продукты натуральные и всегда найдут себе рынок сбыта там, а наши люди химию и ГМО есть не будут. «Очень мелко и несерьезно», – прокомментировала она подобную практику.

«Мы очень любим вступать в разные международные организации и постоянно находимся в режиме реформ», – отметил модератор экспертного клуба. Поэтому и ЕАЭС, и ВТО для Казахстана в векторе традиционного движения.

 
Источник: ZONAkz

В Общественном фонде «Мир Евразии» состоялось заседание экспертного клуба «Глубокая интеграция. Как Казахстан, вступив в ВТО, укрепляет позиции ЕАЭС?»

25 сентября в городе Алматы состоялось заседание экспертного клуба на тему: «Глубокая интеграция. Как Казахстан, вступив в ВТО, укрепляет позиции ЕАЭС?», в котором приняли участие известные казахстанские политологи, экономисты и журналисты.

Открыл мероприятие руководитель Общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев, который заострил внимание на том, что проседание экономики России и Казахстана носит цикличный характер и не является свидетельством несовершенства ЕАЭС. По мнению Полетаева многие проблемы будут решены на предстоящем заседании межгосударственного совета ЕАЭС.

Руководитель аналитической группы «Кипр» Ерлан Смайлов подчеркнул наличие в ЕАЭС всех необходимых условий для эффективного поддержания бизнеса в странах-участницах.

По мнению заместителя главного редактора делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергея Домнина, возможности ЕАЭС повысятся как организации, когда внутри союза будет достигнут консенсус по макроэкономической, торговой, индустриальной, аграрной и фискальной политики.

«Крайне важно для Казахстана сейчас активно готовить отечественный бизнес на всех уровнях, как вести себя в рамках ЕАЭС и ВТО» — считает директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев.

Завершая заседание экспертного клуба, Эдуард Полетаев отметил, что формируя ТС, а затем ЕАЭС, стороны подразумевали свое дальнейшее членство в ВТО, поэтому, согласно его мнению, вся нормативно-правовая база ТС и ЕАЭС строится исходя из принципов ВТО, и намерена вобрать в себя лучшие мировые практики.

Справочно:

Казахстан станет полноправным членом Всемирной торговой организации, регулирующей 98% всей мировой торговли, в декабре текущего года. При этом уникальность вступления Казахстана в ВТО заключается в переговорах по корректировке тарифов из-за членства страны в Таможенном и Евразийском экономическом союзах. Например, за время переговоров были внесены изменения в 10 международных соглашений, которые были приняты в рамках ТС и ЕЭП. Вступление в ВТО, помимо экономических плюсов приносит и благоприятные имиджевые дивиденды. Появилась возможность показать всем участникам международного рынка, что Казахстан, как и ЕАЭС, являются надежным бизнес-партнерами с устойчивыми и транспарентными условиями ведения бизнеса.

Учитывая, что все партнеры по ЕАЭС, кроме Беларуси, уже являются членами ВТО, то вступление Казахстана в эту торговую организацию не было для них неожиданностью. Кроме того, с момента создания ТС, а затем ЕАЭС, стороны подразумевали свое дальнейшее членство в ВТО, поэтому вся нормативно-правовая база ТС и ЕАЭС строится исходя из принципов ВТО и стремится вобрать в себя лучшие мировые практики.

ЕАЭС должен будет внести изменения в законодательство по 3,5 тысячам товаров, по которым Казахстан при вступлении в ВТО взял на себя более либеральные таможенные обязательства, чем остальные страны союза. Начат процесс гармонизации законодательства внутри ВТО со странами-членами ЕАЭС, на основе опыта, который используется при расширении Европейского союза.

Как известно, ЕАЭС предполагает свободное перемещение между странами товаров, услуг, капиталов и трудовых ресурсов. Участники после переговоров намерены постепенно выровнять различия в ставках таможенных пошлин, ведь ЕАЭС давно стремится к либерализации режима внешней торговли.

Источник: Евразийский центр – «Самрау»

Один к двум: что сможет выторговать Казахстан между ЕАЭС и ВТО?

Наша республика станет полноправным членом Всемирной торговой организации в декабре этого года. Перспективы и последствия этого шага для отечественной экономики обсудили участники экспертного клуба «Мир Евразии».

Вступление Казахстана в ВТО, которая регулирует 98% всей мировой торговли, произошло на фоне не самых оптимистичных экономических показателей в государствах ЕАЭС. Падение цен на нефть, девальвация национальных валют, снижение товарооборота и прочие сложности несколько ослабили экономики стран союза. И в этих условиях придется встраиваться в новую систему отношений.
— Важная проблема заключается в адаптации, – отметил политолог Эдуард Полетаев. – ЕАЭС должен будет внести изменения в законодательство по 3500 товарам, по которым Казахстан при вступлении в ВТО взял на себя более либеральные таможенные обязательства, чем остальные страны союза. Причем в этом списке есть «болезненные» товары для экономик наших партнеров, например, продукты питания и лекарственные средства.

Политолог пояснил, где находятся корни таможенной либеральности. Дело в том, что Казахстан проводил переговоры с основными экономическими партнерами по вступлению в ВТО еще до Таможенного союза. Наши переговорщики согласились на льготные таможенные тарифы. И теперь партнеры по ЕАЭС опасаются, что на их рынки через нашу республику хлынет поток дешевой продукции.

— Помните недавнюю историю с большегрузными автомобилями, которые были задержаны на казахстанско-российской границе? Так наш партнер по ЕАЭС изучал возможность ввоза товаров из третьих стран. Эти утряски будут достаточно долгими и продолжительными по времени – предполагается, что к общему знаменателю по единым тарифам удастся подойти только в течение 7-10 лет. Ведь таможенные пошлины ВТО и ЕАЭС существенно разнятся. Тем не менее, есть надежда, что участники ЕАЭС снизят пошлины до уровня Казахстана. Это, как мне кажется, наименее конфликтный выход из создавшейся ситуации, – сказал модератор заседания.
Опасения, связанные с вероятностью формирования реэкспортных потоков со стороны Казахстана, обоснованы, считает главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Леся Каратаева.

— Несмотря на то, что разница на среднеарифметическом уровне пошлин в целом по товарам не столь уж велика, на уровне отдельных отраслей и товаров различия в пошлинах могут быть значительными. Однако не думаю, что это основание для формирования агрессивной риторики и предъявления претензий Казахстану, – подчеркнула она. – При вступлении России во Всемирную торговую организацию Казахстан пошел на ужесточение тарифной политики, так как за основу единого таможенного тарифа были взяты обязательства РФ в ВТО. Казахстан, вступая в ВТО, действует в соответствии со взятыми на себя обязательствами, которые сформированы в ходе переговоров со странами-участницами международной организации, в том числе и с Россией. Так что неожиданностью для наших партнеров по ЕАЭС новые казахстанские таможенные пошлины не стали.

Каратаева напомнила, что союзники стремятся к либерализации внешней торговли, и постепенно это приведет к снижению и выравниванию таможенных пошлин по всему периметру ЕАЭС. Эксперт уверена, что наша республика ведет себя как ответственный партнер, выражая готовность предотвращать реэкспорт товаров.

— Ожидается, что 16 октября в ходе заседания межгосударственного совета ЕАЭС на уровне глав государств будут подписаны специальные документы, регулирующие эти вопросы, – уточнила Каратаева.

Участвуя в полемике о противоречиях между региональным и глобальным интеграционными объединениями, главный научный сотрудник КИСИ предположила, что серьезных противоречий возникнуть не должно:

— И тот, и другой интеграционный формат нацелены на повышение уровня и качества жизни потребителей, а также на повышение конкурентоспособности производителей. Участие стран-участниц ЕАЭС в ВТО не предполагает отказ от режима взаимодействия внутри Евразийского экономического союза, и это уже преференция для евразийских производителей. С другой стороны, повышение конкурентного давления со стороны внешних по отношению к ЕАЭС производителей товаров и услуг будет способствовать поиску более эффективных подходов и методов ведения бизнеса на евразийском пространстве.

— В Казахстане раз за разом повторяют: мы открываемся для стран ЕАЭС – даем бизнесу закаляться в конкурентных условиях, открываемся теперь и для членов ВТО – это очередной уровень закалки. Но бизнес не всегда выглядел закаленным в 2009 году – на пороге ТС, не выглядит и сейчас – на пороге ВТО, – возразил Каратаевой заместитель главного редактора делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин. – Недостаточно просто открывать рынки, важно создать прозрачную систему поддержки бизнеса и понятные правила игры на внутреннем рынке, иначе предприниматель будет дезориентирован, как это происходит сейчас.

По его мнению, ЕАЭС и ВТО задают разные форматы с точки зрения развития предпринимательства. Евразийский союз предполагает протекционистский подход в рамках интеграционного объединения, а ВТО нацелена на либерализацию во внешней торговле. В итоге бизнесмены не всегда знают, куда стоит вкладывать силы и средства. В пример Домнин привел автомобильный рынок:

— Первый сценарий: высокие импортные пошлины на протяжении 10 лет, поддержка автомобилестроения дешевыми кредитами, экспортное финансирование. Это стимулирует бизнес инвестировать в производство полного цикла, наращивать обороты, локализовать выпуск автокомпонентов. Второй сценарий: низкие пошлины, отсутствие поддержки производителей. Тогда бизнес инвестирует в автосалоны, сервисную инфраструктуру. Куда двигаться, пока непонятно…

Зато рядовых потребителей порадует новость, что импортные автомобили, скорее всего, подешевеют. Учитывая, что средний таможенный импортный тариф снизился с 10,4% до 6,5%, можно ожидать снижения цены и на другие ввозимые товары. Правда, как отметил Сергей Домнин, издержки импортеров и скачки обменного курса намекают на то, что рядовые казахстанцы не скоро почувствуют преимущества ВТО.

Эдуард Полетаев также подтвердил данное предположение, говоря о том, что бизнес всегда сможет себя подстраховать. Все риски, особенно в условиях плавающего курса, когда трудно прогнозировать будущую прибыль, предприниматели закладывают в цену. Оба спикера согласны в том, что критики интеграции значительно преувеличивают угрозу для отечественных производителей.

— В России местный производитель конкурентоспособность не потерял, даже по тем позициям, за которые боялись больше всего – свинина, мясо птицы. Как-то приспособились и работают, – заметил Домнин. – При этом в организации есть механизм, которым может воспользоваться любая страна, производству которой действительно угрожает импорт – это временные специальные заградительные тарифы и квоты.

Эдуард Полетаев, в свою очередь, назвал одним из главных плюсов вступления в ВТО рост промышленного производства, которое является высокорентабельным для Казахстана. Политолог уточнил, что рентабельность в основном достигается за счет высокоэффективной горнодобывающей промышленности (35,1% рентабельности в 2013 году). На фоне снижения торгового оборота со странами ЕАЭС снижение барьеров со странами-участницами ВТО может укрепить позиции отечественных горняков и представителей других сфер промпроизводства.

Леся Каратаева уверена, что в дальнейшем производственники получат и иную прибыль от участия в ВТО. Признанные мировым сообществом нормы внешней торговли, которых Казахстан будет обязан придерживаться в рамках нового статуса, повысят инвестиционную привлекательность страны. Да и привлекательность ЕАЭС в целом, поскольку все члены экономического союза, кроме Беларуси, уже вступили во Всемирную торговую организацию. Это своего рода знак для всего мирового сообщества: Казахстан как суверенное государство и как участник значимого регионального объединения – надежный партнер с устойчивыми и транспарентными условиями ведения бизнеса.

ИА Total.kz

Источник: ИА Total.kz

Проблемы есть, но их будут решать

В декабре Казахстан станет полноправным членом Всемирной торговой организации, регулирующей 98% всей мировой торговли. При этом уникальность заключается в том, что Евразийский экономический союз должен будет внести изменения в законодательство по 3,5 тысячам товаров, по которым Казахстан при вступлении в ВТО взял на себя более либеральные таможенные обязательства, чем остальные страны союза. Начат процесс гармонизации законодательства внутри ВТО со странами-членами ЕАЭС, на основе опыта, который используется при расширении Европейского союза. Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Ирина Черных считает, что риски и угрозы, которые связаны с вступлением Казахстана в ВТО в контексте его участия в ЕАЭС являются надуманными. Об этом она сказала на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему: «Глубокая интеграция. Как Казахстан, вступив в ВТО, укрепляет позиции ЕАЭС?»
– Я не принимаю идеи, связанной с тем, что ВТО – это политическая организация. В широком смысле таковой может быть любая организация, как региональная, так и глобальная, так как все они имеют миссию, уставные цели, задачи, формируют политику в сфере своей деятельности и зоне ответственности. При этом необходимо помнить, что страны-участницы, вступая в ту или иную организацию, разделяя ее ценности и принципы, осознанно берут на себя определенные обязательства, ограничивая в некоторой степени свой суверенитет. К тому же Казахстан вел переговоры с каждым государством – членом ВТО в рамках двустороннего процесса, а это немногим более 130 государств. Кстати данный факт может объяснять, почему вступление нашей страны было таким длительным. И в рамках этого процесса Казахстан отстаивал свои позиции в контексте своих национальных интересов и приоритетов торгово-экономической политики. Насколько это было эффективно и продуманно, другой вопрос. Результат в большей степени зависел от профессионализма наших переговорщиков, убедительности аргументации. Мы чаще должны говорить о том, что ВТО является инструментом для либерализации глобального рынка, приведения экономики в необходимое соответствие, развития институтов, выхода на глобальный рынок и открытие своего рынка.
Мне кажется, что риски и угрозы, связанные с вступлением Казахстана в ВТО в контексте его участия в ЕАЭС, надуманные. Я посмотрела многие интервью политиков, казахстанских и российских, которые ответственны за гармонизацию деятельности ВТО и ЕАЭС. Все достаточно спокойно оценивают данный процесс, говорят о том, что есть проблемы, но их будут решать. Создается межведомственная комиссия, начнут обсуждаться вопросы, связанные с тарификацией. Вполне вероятно, что действительно пойдет снижение тарифов всех стран-участниц ЕАЭС, и это будет, как те же чиновники заявляют, на пользу не только населению, но и экономикам стран. Хорошо, что журналисты не всегда понимают эту тему, не секьюритизируют проблематику и не выносят ее на открытое обсуждение. Иначе к ней могут присоединиться ура-патриоты и начать говорить, что ВТО – есть еще одна угроза независимости. А проблематика часто является технической. Но страна и до вступления в ВТО подписала огромное количество соглашений, участвует в международных организациях, интернет сейчас открытый и т.д.
Страхи в большей степени озвучивают СМИ, общественные деятели, а люди на уровне принятия решений абсолютно спокойно относятся к проблемам. Тем более что есть еще определенный переходный период в 2-3 года, когда будут решаться вопросы тарификации, вопросы, связанные со льготами отдельным отраслям казахстанского производства и поддержки бизнеса.
Еще один вопрос связан с предоставлением мобильной связи в Казахстане. В рамках ВТО в страну приходят компании, предоставляющие данные услуги. Выторговали условия, что только «Казахтелеком» может иметь в уставном капитале не более 49% иностранного капитала. Все остальные могут иметь больше. Давайте зададимся вопросом, а какая накрутка идет на связь в Казахстане? Сколько наш потребитель переплачивает за услуги отечественным операторам? Мы почему-то не задаемся вопросом, что нас имеют наши же компании. Напротив, говорим: вот, казахстанский бизнес, мы должны его поддержать. Я всегда завидую, когда нахожусь в каком-то европейском аэропорту, людям, которые часами разговаривают со своими странами. И боишься сделать звонок, потому что вся сумма, которая лежит на сотовом телефоне, просто улетит. Цены и тарифы на услуги, например, роуминга, на мой взгляд, завышены, поэтому я с удовольствием поддержу идею о том, чтобы отечественные компании попали в реальную конкурентную среду.

Источник: Nomad

Возможности ЕАЭС повысятся

В конце сентября в Алматы состоялось заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Глубокая интеграция. Как Казахстан, вступив в ВТО, укрепляет позиции ЕАЭС?», в котором приняли участие известные казахстанские политологи, экономисты и журналисты.
Как известно, Казахстан станет полноправным членом Всемирной торговой организации, регулирующей 98% всей мировой торговли, в декабре текущего года. При этом уникальность вступления Казахстана в ВТО заключается в переговорах по корректировке тарифов из-за членства страны в Таможенном и Евразийском экономическом союзах. Например, за время переговоров были внесены изменения в 10 международных соглашений, которые были приняты в рамках ТС и ЕЭП. Вступление в ВТО, помимо экономических плюсов приносит и благоприятные имиджевые дивиденды. Появилась возможность показать всем участникам международного рынка, что Казахстан, как и ЕАЭС, являются надежным бизнес-партнерами с устойчивыми и транспарентными условиями ведения бизнеса.
Учитывая, что все партнеры по ЕАЭС, кроме Беларуси, уже являются членами ВТО, то вступление Казахстана в эту торговую организацию не было для них неожиданностью. Кроме того, с момента создания ТС, а затем ЕАЭС, стороны подразумевали свое дальнейшее членство в ВТО, поэтому вся нормативно-правовая база ТС и ЕАЭС строится исходя из принципов ВТО и стремится вобрать в себя лучшие мировые практики.
ЕАЭС должен будет внести изменения в законодательство по 3,5 тысячам товаров, по которым Казахстан при вступлении в ВТО взял на себя более либеральные таможенные обязательства, чем остальные страны союза. Начат процесс гармонизации законодательства внутри ВТО со странами-членами ЕАЭС, на основе опыта, который используется при расширении Европейского союза.
Как известно, ЕАЭС предполагает свободное перемещение между странами товаров, услуг, капиталов и трудовых ресурсов. Участники после переговоров намерены постепенно выровнять различия в ставках таможенных пошлин, ведь ЕАЭС давно стремится к либерализации режима внешней торговли.
«Каким образом фактор вступления Казахстана в ВТО может повысить возможности ЕАЭС? — говорит один из экспертов клуба, заместитель главного редактора журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин. — Пару лет назад в ВТО еще не понимали, что такое ЕАЭС, а сейчас уже генеральный секретарь организации упоминает союз. По-видимому, ее признали, как RTA (Regional Trade Agreement). Возможности ЕАЭС повысятся, когда внутри союза будет достигнут консенсус по важным политикам: макроэкономической, торговой, индустриальной, аграрной, фискальной».

ВТО и ЕАЭС: серьезных противоречий возникнуть не должно

В декабре Казахстан станет полноправным членом Всемирной торговой организации, регулирующей 98% всей мировой торговли. Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Леся Каратаева считает, что обсуждение вступления Казахстана в ВТО часто проходит в алармистском ключе. Об этом она сказала на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему: «Глубокая интеграция. Как Казахстан, вступив в ВТО, укрепляет позиции ЕАЭС?»
— В контексте обсуждаемой темы актуализируется ряд вопросов, в частности, противоречат ли друг другу ВТО и Евразийский экономический союз? С одной стороны, Таможенный союз, а потом и ЕАЭС были созданы в том числе в целях защиты отечественных производителей, а также увеличения количества малых и средних производств как движущей силы национальной экономики. При этом в экспертной среде активно развивался тезис о недостаточно емком потребительском рынке, для того чтобы сделать казахстанское производство рентабельным. По мнению ряда экспертов, оптимальная потребительская емкость рынка составляет порядка 400-500 млн. человек. В этом контексте возникает вопрос: насколько стимулирует развитие производителя казахстанский рынок объемом около 17 млн. человек?

Евразийская интеграция была нацелена, во-первых, на расширение рынка сбыта, который увеличился практически в 10 раз. Во-вторых, на создание режима протекции для внутренних производителей. Отличный механизм, однако, ожидаемого эффекта мы еще не дождались. При этом в стране реализуются свыше 30 государственных программ, направленных на развитие отечественной экономики. Возможно, времени прошло мало, но важным показателем является тот факт, что обсуждение вступления Казахстана в ВТО часто проходит в алармистском ключе. К примеру, зачем нам снижать таможенные пошлины и впускать на свой рынок весь мир, если это усложняет жизнь отечественным производителям? Одним из часто звучащих ответов является: произойдет расширение и удешевление товаров народного потребления, что облегчит жизнь потребителям. Определенный смысл в этом есть, однако, полагаю, что это не тот плюс, который компенсирует минусы, так как покупательная способность населения зависит во многом от состояния национальной экономики.

Значимым плюсом вступления Казахстана в ВТО является установление более устойчивого инвестиционного климата и единых норм регулирования торговых отношений с развитыми странами. Вступление предполагает использование системы норм ВТО, как основы для регулирования внешней торговли страны. Полагаю, для инвесторов важно знать, что страна, в которую они инвестируют, осуществляет экономическое регулирование внешней торговли на общепринятых нормах. Это, кстати, позволит казахстанским компаниям решать проблемы, в случае их возникновения, в процессе продвижения отечественной продукции на рынках развитых стан, в рамках унифицированных правил и механизмов. Игра по понятным и предсказуемым правилам полезна не только для имиджа государства. Она скажется, правда в долгосрочной перспективе, на улучшении производственного климата в стране.

Еще один немаловажный аспект – допуск иностранных компаний на казахстанский рынок услуг, в который включена банковская система, телекоммуникации, туризм и т.д. Принимая во внимание стратегическую значимость данного сегмента казахстанского рынка, внимание к вопросу должно возрасти, и в первую очередь, со стороны государства.

Таким образом, отвечая на обозначенный вопрос о соотнесении ВТО и ЕАЭС, можно констатировать, что серьезных противоречий возникнуть не должно. И тот и другой интеграционный формат нацелены на повышение уровня и качества жизни потребителей, а также повышение конкурентоспособности производителей. Участие стран-участниц ЕАЭС в ВТО не предполагает отказ от режима взаимодействия внутри Евразийского экономического союза, и это уже, какая-никакая, преференция для евразийских производителей. С другой стороны, повышение конкурентного давления со стороны внешних по отношению к ЕАЭС производителей товаров и услуг будет способствовать поиску более эффективных подходов и методов ведения бизнеса на евразийском пространстве. Конечно, легче сказать, нежели сделать, но методы достижения стратегически значимых целей редко бывают популярны на тактическом уровне.

Что касается условий, на которых Казахстан вошел в ВТО. Опасения, связанные с вероятностью формирования реэкспортных потоков со стороны Казахстана, в принципе обоснованы. Несмотря на то, что разница на среднеарифметическом уровне пошлин в целом по товарам не столь уж велика, на уровне отдельных отраслей и товаров различия в пошлинах могут быть значительными. Однако не думаю, что это основание для формирования агрессивной риторики и предъявления претензий Казахстану. При вступлении России в ВТО Казахстан пошел на ужесточение тарифной политики, так как за основу Единого Таможенного тарифа были взяты обязательства РФ в ВТО. Вступая в ВТО, Казахстан действует в соответствии с взятыми на себя обязательствами. Они сформированы в ходе переговоров со странами-участницами ВТО, в том числе и с Россией. Так что неожиданностью для казахстанских партнеров по ЕАЭС новые казахстанские таможенные пошлины не стали. Кроме того, стремление партнеров к либерализации внешней торговли постепенно приведет к снижению и выравниванию таможенных пошлин по всему периметру Евразийского экономического союза. На данном же этапе Казахстан ведет себя вполне ответственно. Он готов осуществлять администрирование вопросов предотвращения реэкспорта. Ожидается, что 16 октября на заседании Межгосударственного совета ЕАЭС, на уровне глав государств будут подписаны специальные документы, регулирующие эти вопросы.

Источник: Атамекен медиа групп

Андрей Чеботарев: «Казахстану остается только двигаться с помощью собственных усилий»

Казахстан станет полноправным членом Всемирной торговой организации, регулирующей 98% всей мировой торговли, в декабре текущего года. О плюсах и минусах вступления Казахстана в ВТО, особенностей балансирования интересов в рамках своего одновременного участия в Евразийском экономическом союзе, рассказал на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему: «Глубокая интеграция. Как Казахстан, вступив в ВТО, укрепляет позиции ЕАЭС?» известный казахстанский политолог, директор ЦАИ «Альтернатива» Андрей Чеботарев.
Самой первой страной из нынешних участников ЕАЭС, кто вступил в ВТО, был Кыргызстан. Кстати, до сих пор некоторые политики и эксперты считают, что именно его вступление в 1998 году в ВТО привело к тому, что не удался первый вариант Таможенного союза, который создавался в 1990-х годах. Потом Армения в 2003 году вступила, а Россия — в 2012 году. У каждой них свой опыт. Армения и Кыргызстан вошли в ВТО, не будучи членами никаких действующих экономических союзов. Россия – являясь членом Таможенного союза, Казахстан – членом ЕАЭС. Так что перед каждой из этих стран, видимо, стоят свои задачи по определенному балансированию в рамках своего одновременного участия в ЕАЭС и ВТО. Вместе с тем им возможно следует объединиться, чтобы координировать усилия и двигаться всем вместе в рамках ВТО.
Правда, есть один критический момент, потому что даже в рамках ЕАЭС странам-участницам не всегда удается договориться и быстро решить между собой время от времени возникающие спорные вопросы. К тому же, участвуя в ЕАЭС, Казахстан и другие в определенной степени вынуждены испытывать на себе последствия «войны санкций» между Западом и Россией. Понятно, что Россия по объективным причинам вынуждена реагировать на западные меры. Но получается, что она в какой-то мере использует не только собственную территорию и экономику, но и пространство ЕАЭС. В результате возникают инциденты с транзитом и реэкспортом различных товаров, в частности, из Европы в Казахстан и наоборот. Хотя, кто знает, не было бы «войны санкций», не имели бы место и данные инциденты.
Если говорить о казахстанском участии в ВТО, то еще до вступления страны выделялись два обсуждаемых момента относительно плюсов и минусов. С минусами традиционно связывают в основном ожидаемое ухудшение состояния сельского хозяйства. Хотя и было озвучено намерение правительства продолжать поддерживать эту отрасль, но нет ясности, как это будет сделано в условиях ВТО. Тем более, что до сих пор Казахстан не смог вывести сельское хозяйство на должный уровень. Что касается плюсов, то есть ожидания относительно прихода на финансовый рынок Казахстана зарубежных банков со сравнительно низкопроцентными и доступными кредитами. Трудно сказать, насколько обоснованы и реалистичны эти ожидания. Не исключено, что наше государство не сразу согласится на такой вариант, так как неизбежно столкнется с сопротивлением банковского лобби.
В любом случае, Казахстану сейчас остается только двигаться с помощью собственных усилий, балансируя между двумя межгосударственными организациями и их требованиями. Хотя нашему руководству или членам трех коллегий в Евразийской экономической комиссии следует предложить создать в рамках той же ЕЭК определенную структуру (например, рабочую группу) для совместной координации участия в ВТО. Еще более важно для Казахстана сейчас активно готовить отечественный бизнес на всех уровнях, как вести себя в рамках ЕАЭС и ВТО, учитывая большое количество вопросов без ответов.

Источник: Институт Евразийской интеграции

ВТО для Казахстана – это вызов

Сенат парламента РК на этой неделе ратифицировал протокол о вступлении Казахстана во Всемирную торговую организацию. В декабре страна станет полноправным членом ВТО, регулирующей 98% всей мировой торговли. Политолог, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов уверен, что Казахстан стоит перед выбором: или конкурировать, или проигрывать. Об этом она заявил на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему: «Глубокая интеграция. Как Казахстан, вступив в ВТО, укрепляет позиции ЕАЭС?»
— Про ВТО обычно говорят в контексте преимущества этой организации для экспортеров той или иной страны. Но в Казахстане сырьевая экономика и экспорт идут в основном нефть и металлы. И пока конъюнктура на внешнем рынке в ценах на них складывается далеко не самая благоприятная. Серьезных поводов для радости я не вижу, но в том факте, что Казахстан будет в ВТО, есть некоторые преимущества.
ВТО для Казахстана – это вызов. Страна оказывается на глобальной площадке с жесткой конкуренцией – здесь необходимо либо конкурировать, либо проигрывать, третьего не дано. Проигрыш спровоцирует возникновение шоковой ситуации – чем не стимул, чтобы задуматься о необходимости перемен? Ведь в таком случае будет сокращение роста экономики, доходов населения. Встречаться с данной реальностью иногда полезно – по-новому оцениваешь ситуацию, начинаешь действовать. Если сравнивать реформы 1990-х и сегодняшние, бросается в глаза, что на заре независимости ни с кем не церемонились. Надо было проводить реформы – они проводились. Сегодня реформы часто носят половинчатый характер. Ясно, что пытаются чьи-то интересы защитить, отстоять. В итоге получаются реформы-полумеры – они создают много видимости, но мало эффекта.
Если проанализировать интеграционные процессы в рамках ЕАЭС, то я бы выделил интересную особенность: вступление Казахстана в ВТО для России есть повышение выживаемости. То есть если не работает какой-то внутренний рынок, если Россия и Казахстан сталкиваются с проблемами в рамках ЕАЭС, появляется вариант продвинуться в рамках глобальной интеграции, глобальной конкуренции, выйти на мировые площадки и там пытаться что-то сделать. Это все-таки возможность выбора.
Вступление в ВТО также часто связывают с ожидаемым ростом экономики. Есть хороший пример стран – «азиатских тигров», которые благодаря глобальной торговле начали наращивать собственное производство. Это та позиция, которой придерживается правительство, когда объясняет, зачем надо вступать в ВТО. Но рассчитывать на быстрый эффект не приходится. Скорее всего, придется столкнуться с проблемами. Об этом говорилось и при вступлении в ЕАЭС – это дебют, умеренная конкуренция, тест-драйв, а впереди ждет еще большая конкуренция в рамках ВТО.
При этом у Казахстана наиболее либеральная экономика среди стран ЕАЭС, в этом плане в ВТО она вписывается хорошо. Но либерализм – палка о двух концах. С одной стороны, есть преимущества, но с другой стороны, к нам на рынок приходит кто угодно, но только попытается казахстанский производитель выйти на внешние рынки, тут же сталкивается с протекционистскими мерами. И рассматривать либерализацию как особое преимущество в рамках ВТО можно только с большим скептицизмом. Преимущество для Казахстана – это наличие общих правил игры в глобальном масштабе. Может быть, выход на внешние рынки для наших производителей будет облегчен. Также для Казахстана может являться преимуществом законодательство об инвестициях, в которое в прошлом году вносились правки, вызвавшие интересный ажиотаж среди зарубежных партнеров.
Россия является одним из основных экономических партнеров Казахстана. Эта страна столкнулась с проблемами девальвации и дает хороший опыт того, как апгрейдить экономику и выживать в ВТО, в случае с Россией, да еще и в условиях санкций. В прошлом году, когда Россия установила свободный курс рубля, эта мера объяснялась западными санкциями, падением цены на нефть. Рубль стал терять в цене. Но у данного вроде бы негативного шага имеется одно большое преимущество – появился внутренний источник роста российской экономики. До санкций, до нынешней ситуации с ценой на нефть он не был драйвером развития. К тому же после финансовая политика в России стала более предсказуемая.
Опыт КНР также интересен. Китай девальвировал юань в этом году – знаковое событие для инвесторов, которое само по себе уже должно их заинтересовать. Рабочая сила стала дешевле, инфраструктура создана хорошая. Но Китай этим не ограничился. Он занялся реформами в госсекторе. Казахстанский квазигосударственный сектор лежит на боку после того, что произошло с тенге. В Китае начались реформы, которые должны сделать госкомпании эффективнее. С так называемыми «зомби-компаниями» Китай и решил разобраться. Для чего? Чтобы привлечь инвестиции в этот сектор, чтобы он начал двигать экономику вперед.
Конечно, у Казахстана большой потенциал, но его надо реализовать. Перед нами есть два пути. Российский вариант – обваливать валюту и полагаться на рыночные инструменты и китайский – здесь тоже действует стихия рынка, но важные решения зависят от властей. Соседи демонстрируют хороший опыт, как достигать результата. В случае с российским опытом нам нужны сильные рыночные институты, с китайским – эффективные политические институты. В конечном итоге мы можем получить эффект от вступления в ВТО проводя дальнейшие политические реформы, благодаря которым можно укрепить рыночные институты.

Источник: Институт Евразийской интеграции

ЕАЭС и ВТО задают разные форматы для развития бизнеса

Сенат парламента Казахстана 1 октября принял закон «О ратификации Протокола о присоединении РК к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15 апреля 1994 года». В декабре Казахстан станет полноправным членом ВТО, регулирующей 98% всей мировой торговли.

Заместитель главного редактора делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин убежден, что не достаточно просто открывать рынки. Сейчас важно создать прозрачную систему поддержки бизнеса и понятные правила игры на внутреннем рынке. Об этом он заявил на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Глубокая интеграция. Как Казахстан, вступив в ВТО, укрепляет позиции ЕАЭС?», прошедшего в Алматы.

Необходимо понять, что если Евразийский экономический союз (а ранее – Таможенный союз) – это среднесрочное протекционистское видение, то ВТО – организация, которая призвана устранить асимметрию в международной торговле через снижение части импортных тарифов и установления общих правил для правительств, которые хотят поддерживать свой экспорт. Фактически ЕАЭС – это тренд на протекционизм (хотя бы среднесрочный), а ВТО – тренд на либерализацию во внешней торговле.

Хотя многие понимают ВТО как фритредерскую организацию, в ней есть страны, у которых средний импортный тариф находится на уровне 3-4%, а есть страны, как Индия, у которых он на уровне 48,6%. То есть это не совсем фритредерство, но есть общие правила и объективно, когда страна вступает в ВТО, ее заставляют снижать пошлины. Но не ВТО, как организация, а страны-члены, с каждой из которых необходимо провести переговоры.

Пока же существенный минус я вижу в том, что ситуация дезориентирует бизнес. Вот как ее иллюстрировал «Эксперту Казахстан» один предприниматель, работающий в казахстанском автобизнесе. «Первый сценарий — высокие импортные пошлины на протяжении 10 лет, поддержка автомобилестроения дешевыми кредитами, экспортное финансирование, — рассказал он. — Это стимулирует бизнес инвестировать в производство полного цикла, наращивать обороты, локализовать выпуск автокомпонентов. Второй сценарий — низкие пошлины, отсутствие поддержки производителям. Тогда бизнес инвестирует в автосалоны, сервисную инфраструктуру. Куда двигаться сейчас – непонятно».

При этом надо сказать в поддержку ВТО, что это структура, способствующая созданию качественных институтов и механизмов, она стимулирует улучшения в торговле. Создаются прозрачные общие правила игры и предлагаются структурные инструменты, чтобы правила соблюдались. Одна из таких структур – Dispute Settlement Body (DSB) – орган по решению торговых споров. Туда может обращаться любой участник и судиться с каждым. И способен надеяться, что суд будет объективным, несмотря на разные размеры экономики, экспорта. Самое интересное, что там могут судиться, например, Украина с Австралией, которых мало что объединяет и товарооборот скромный, а могут Мексика с США, которые являются членами одной региональной торговой ассоциации – НАФТА. Причем Мексика раз за разом по отдельным делам побеждает США. Другой вопрос, что это не приносит никакого устойчивого эффекта, а американцы придумывают все новые хитрости, чтобы защитить своего производителя — здесь я имею в виду многолетнюю тяжбу о мексиканском экспорте тунца. Но само по себе наличие такого органа: как DSB – это прекрасно. Данная площадка, в отличие от суда ЕАЭС, пока более действенная, авторитетная и просто работающая.

Еще одно улучшение после вступления Казахстана в ВТО связано с тем, что в экономике появится запрос на хороших специалистов по внешнеэкономической деятельности (ВЭД), которых в стране не так уж много. На таких, которые могут работать в том же самом DSB. Кроме того, сами участники ВЭД начнут более ответственно подходить к организации своего экспорта, таможенные органы будут вынуждены эффективнее администрировать, а экономический блок правительства подбирать актуальный инструментарий, чтобы поддерживать своего производителя.

Каким образом фактор вступления Казахстана в ВТО может повысить возможности ЕАЭС? Пару лет назад в ВТО еще не понимали, что такое ЕАЭС, а сейчас уже генеральный секретарь организации упоминает организацию. По-видимому, ее признали как RTA (Regional Trade Agreement). Возможности ЕАЭС как организации повысятся, когда внутри союза будет достигнут какой-то консенсус по важным политикам: макроэкономической, торговой, индустриальной, аграрной, фискальной.

Показательна история вступления России в ВТО. Как и Казахстан, она вступала очень долго. В какой-то момент времени оказалось, что Россия выполняет обязательства по присоединению к организации, как будто бы она уже член ВТО. Но не получает всех профитов от этого. Она, например, не может обратиться в суд (а сейчас Россия выступает стороной нескольких споров). Затем Владимир Путин поручил главному переговорщику от России, Максиму Медведкову, форсировать процесс. И в ВТО вступили в 2012-м. Одновременно шел евразийский тренд. Казахстан оказался перед фактом – мы можем вступить быстрее, форсировав переговорный процесс, а можем затянуть свое присоединение, хотя Россия будет работать с остальным миром по новым тарифам.

Как повлияет членство в ВТО на цены в Казахстане и в Евразийском союзе? Мы можем по России судить, что значительным образом не повлияет, за исключением отдельных видов продукции. Надо понимать, что казахстанский средний таможенный импортный тариф снизился с 10,4% до 6,5%. То есть логично ждать, что импортные цены снизятся, но учитывая, какая структура издержек у отечественных импортеров, как двигается обменный курс, вряд ли это скоро почувствует рядовой потребитель. За исключением, возможно, авторынка.

Опасения, что импорт сразу удушит местное производство, на мой взгляд, излишни. У России местный производитель конкурентоспособность резко не потерял, даже по тем позициям, за которые боялись больше всего (свинина, мясо птицы), как-то приспособились и работают. Плюс в стране режим антисанкций и активизировалось импортозамещение. Но эмбарго, которое мотивировано не торговыми предпосылками, а политическими — оно вне зоны ответственности ВТО. При этом, в организации есть механизм, которым может воспользоваться любая страна, производству которой действительно угрожает импорт (доля резко растет, доходы производителей резко просели) — это временные специальные заградительные тарифы и квоты.

Существенную ли угрозу реэкспорта товаров через Казахстан представляют различия в ставках таможенных пошлин? Потенциал такой есть, но риск слабо реализуется. Куда реэкспорт может идти? В Россию. Но там настолько жестко работает таможня, административный аппарат, что даже то, что имеет право входить на их территорию и двигаться транзитом, порой пускают с трудом.

Как безболезненно адаптировать таможенные пошлины в условиях отсутствия таможенной границы? Безболезненно невозможно – всегда чьи-то права будут нарушаться. А в целом я думаю, что направление интеграции более или менее верное. Было бы оно еще и более последовательным — позитивный эффект не заставил бы себя ждать.

Президент Нурсултан Назарбаев раз за разом дает понять: страна открывается для рынка ЕАЭС — дает бизнесу закаляться в конкурентных условиях, открывается теперь и для членов ВТО – это очередной уровень закалки. Но бизнес не всегда выглядел закаленным в 2009 году, на пороге Таможенного союза, не выглядит и сейчас, на пороге ВТО. Не достаточно просто открывать рынки, важно создать прозрачную систему поддержки бизнеса и понятные правила игры на внутреннем рынке, иначе предприниматель будет дезориентирован.

Сергей Домнин, журналист

Источник: Атамекен медиа групп