Monthly Archives: Ноябрь 2016

Конструктивная журналистика в контексте региональных и глобальных трендов

28-29 ноября 2016 года в г. Екатеринбурге (Российская Федерация) проходит Международный центральноазиатский медиафорум «Конструктивная журналистика в контексте региональных и глобальных трендов». Форум проводится по инициативе российского Политологического центр «Север-Юг» по развитию информационных и научных связей со странами кавказского региона при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ и Общероссийской общественной организации «Российский Союз Молодежи».
Цель мероприятия — формирование постоянных профессиональных контактов между представителями масс-медиа государств Центральной Азии и России для развития общего гуманитарного пространства и укрепления межкультурного диалога.
Приветственное слово на открытии Форума взяла Анжелика Трапезникова, исполительный директор Политологического Центра «Север-Юг».
Дорогие друзья!
Мы рады приветствовать вас на екатеринбургской площадке в рамках очередного центрально-азиатского медиафорума.
Прежде всего, хотелось бы выразить благодарность Межгосударственному фонду гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ и Общероссийской общественной организации «Российский Союз Молодежи», нашим коллегам из общественной организации «Урал-Евразия», руководству Уральского федерального университета за деятельную помощь и поддержку в организации мероприятия.
Это уже 4 встреча молодых специалистов в области СМИ, политологов, историков из стран Центральной Азии со своими партнерами из России за последний год. Плотность наших контактов свидетельствует о взаимном устойчивом интересе, который находит практическое выражение в обмене информацией, создании совместных проектов, постоянных коммуникаций.
Одним из пратктических результатов нашей деятельности стало создание портала Пресс-клуба «Содружество», который успешно работает на протяжение последнего года. Особенно хотелось бы отметить работу казахстанской редакции, представители которой пристутствуют на сегодняшнем заседании и подготовили специальную презентацию медийного проекта, в котором участвуют представители 6 стран СНГ.
В чем состоит главная задача очередного заседания молодых специалистов в области медиа?
Полагаю, что одна из ключевых целей – обмен мнениями в отношении быстро меняющейся информационной картины региона.
Парадокс – огромное количество информации, касающейся общественно-политической ситуации в странах Центральной Азии, которая появляется на страницах СМИ, социальных сетях не переходит в качество экспертных оценок, аналитики. Как повысить уровень работы политологов и журналистов, работающих на центрально-азиатском направлении? Надеюсь, что опытные спикеры, принимающие участие в нашей работе смогут дать практические советы молодым профессионалам.
Еще одна особенность сегодняшнего мероприятия – акцент на региональные проблемы журналистки и региональные аспекты сотрудничества России и стран Центральной Азии. Практически весь второй день форума будет посвящен выступлениям екатеринбургских спикеров, которые презентуют свой взгляд на регион и проблемы образа ЦАР в средствах массовой информации.
Надеюсь, что предложенная нами программа встречи окажется интересной и полезной для спикеров и молодых журналистов.
Хочу пожелать участникам мероприятия интересных и содержательных дискуссий.

Источник: Политологический Центр «Север-Юг» Центрально-азиатская дирекция

Конструктивный потенциал журналистики – взаимодействие

Актуальные проблемы и потенциал конструктивной журналистики в контексте региональных и глобальных трендов обсуждают участники Международного центральноазиатского медиафорума, стартовавшего вчера в Екатеринбурге.
Мероприятие, организованное российским Политологическим центром «Север-Юг» при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ и Российского Союза Молодежи, имеет приоритетной целью закрепление постоянных профессиональных контактов между представителями масс-медиа и экспертных сообществ государств Центральной Азии и России.
В более широком формате диалоговая площадка служит важным ресурсом продвижения народной дипломатии, формирования общего гуманитарного пространства и укрепления межкультурного диалога на пространстве Содружества.
— Форум – четвертая в этом году встреча специалистов в области СМИ и экспертов из государств СНГ с российскими коллегами. Плотность наших контактов свидетельствует об устойчивом интересе сторон друг к другу, который находит практическое воплощение в обмене информацией, в создании совместных проектов и укреплении каналов профессиональных коммуникаций.
Главная наша задача – постоянный обмен мнениями относительно событий и общественно-политических процессов в государствах Центральной Азии в условиях быстроменяющейся информационной картины региона. Эти события находят отражение в СМИ и в социальных сетях, обсуждаются в экспертных сообществах. Как повысить качество и эффективность работы политологов и журналистов? Надеюсь, опытные спикеры помогут дать ответ на этот вопрос, — отметила, открывая форум, исполнительный директор Политологического центра «Север – Юг» Анжелика Трапезникова.
В форуме, который проходит на площадке Уральского федерального университета им. Первого Президента России Б.Н. Ельцина, принимают участие активные молодые журналисты и руководители ведущих медиа Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана и России. И, как смчитает помощник полномочного представителя президента Российской Федерации в Уральском федеральном округе Сергей Морев, проведение подобных мероприятий не только позитивно влияет на совершенствование профессиональных качеств молодых представителей журналистского сообщества, но и способствует укреплению традиций добрососедства.
«Одним из приоритетных направлений сотрудничества России и стран Центральной Азии было и остается гуманитарное сотрудничество. На протяжении многих десятилетий наши страны традиционно стремятся к взаимному духовному обогащению, образовательному и культурному обмену», – отметил С. Морев в приветствии к участникам форума.
В этом контексте выбор темы нынешней коллегиальной встречи не случаен: в последнее время в медиа-пространстве государств постсоветского пространства все более ощутимо влияние общей и «маркетинговой» по своей сути, тенденции – превалирование негативного контента, когда СМИ делают ставку на «плохие новости». Это, как свидетельствует практика, обеспечивает более широкий охват аудитории и, следовательно, более весомые рейтинги медиа-ресурсов.
Однако подобная зацикленность на негативе имеет и закономерный «побочный» эффект — формирует панические настроения в обществе, порождает в людях чувство безысходности, бессилия, словом – апокалиптическое восприятие мира.
Противостоять этой тенденции должна конструктивная, позитивная журналистика, главный принцип которой – не просто констатировать проблему, но предложить пути ее решения, исследовать тему «в развитии», чтобы продемонстрировать потребителю ее позитивный исход.
Прежде чем исследовать, какими методами и инструментами достигается эта цель, участники форума обсудили текущую ситуацию в сфере масс-медиа государств Центральной Азии, а также проанализировали информационную картину региона, формируемую под влиянием множества факторов.
Взгляд из России представила в дискуссионной панели обозреватель Отдела политики стран ближнего зарубежья «Независимой газеты» Виктория Панфилова.
Говоря о проблемах обмена информацией и доступа к ней с позиций иностранных корреспондентов, В.Панфилова констатировала, что отсутствие в ряде стран Центральной Азии четко сформулированной государственной информационной политики и государственной поддержки СМИ загоняет последние в зависимость от коммерческих и «мафиозных» структур. Это отрицательно сказывается на качестве информации, не способствующей формированию у населения «созидательных» интересов.
По мнению В.Панфиловой, при всей противоречивости ситуации в разных государствах СНГ на пространстве Содружества необходимо формировать общее информационное пространство.
— Очевидно, движение в этом направлении было бы позитивным фактором, ибо оно, несомненно, способствовало бы экономическому взаимодействию, общению людей, восстановлению прерванных связей. Пока же все попытки активизировать процесс оказывались мало результативными, — отметила обозреватель «НГ».
Мастер-класс « Информационная картина региона», проведенный шеф-редактором ИА «Регнум» Григорием Михайловым, продемонстрировал, что в восприятии проблем и перспектив развития общего информационного пространства, равно, как и углубления гуманитарного взаимодействия, у представителей разных государств немало точек соприкосновения.
Единство мнений на этот счет участники форума наглядно засвидетельствовали в результатах практического командного состязания по моделированию сценариев развития региона на основе анализа внутренних и внешних рисков, а также исследования потенциальных точек роста.
В процессе конкуренции проектов приоритетными «опорными» сферами устойчивого развития были практически единогласно определены образование и развитие человеческого капитала.
Содержательному наполнению этих сфер и расширению формата взаимодействия, безусловно, способствует стремление к познанию партнерами друг друга. Особенно важно такое стремление для представителей масс-медиа, формирующих общественное мнение и сознание.
Как писать о соседях, на что нужно обращать внимание журналистам? — практические рекомендации на этот счет представил в тематической дискуссионной панели Марат Шибутов – представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Республике Казахстан.
Он, в частности, отметил, что при освещении различных аспектов внутриполитической, экономической и социокультурной жизни того или иного государства у журналиста – «нерезидента» всегда есть риск допустить серьезную ошибку из-за незнания специфики самой страны или непонимания разности ментальности своей страны и страны-соседа.
Во избежание таких ошибок Марат Шибутов предлагает собственную методику, которая базируется на нескольких принципах, позволяющих адекватно выявлять достоверные источники информации (международные и страновые), определять потенциальных спикеров и экспертов, которые реально являются лидерами общественного мнения, проводить эффективный фактчекинг.
В целом, применение этой методики способствует формированию объективной информационной картины той или иной страны, обеспечивает более качественный уровень авторского информационного продукта.
— Иногда внимательное изучение обычной географической карты позволяет понять логику событий и процессов в политической, экономической и социальной
жизни государств, сломать навязываемые стереотипы, развенчать «теории заговора» и попытки «мифологизации», — уверен М. Шибутов.
Влиянию социальных сетей на формирование общественного мнения была посвящена дискуссионная панель, проведенная руководителем Общественного фонда «Мир Евразии» Эдуардом Полетаевым.
На основе анализа медиа-рынка Казахстана эксперт продемонстрировал динамику роста популярности социальных сетей, которые в современном обществе становятся не только средством коммуникации, но и основным источником получения информации.
Но, как отметил Э.Полетаев, такие преимущества, как высокая скорость распространения новостей, мобильность и возможность широкого охвата аудитории делают социальные сети также важным инструментом манипулирования общественным сознанием. В ходе дискуссии были рассмотрены примеры подобного влияния.
В рамках первого дня форума состоялась также презентация региональных информационных проектов, осуществляемых в Свердловской области по линии сотрудничества со странами Центральной Азии. О них рассказали руководитель Экспертного клуба «Урал-Евразия» Константин Погорельский и Рустам Ганиев, доцент УрФУ им. Первого Президента России Б.Н. Ельцина. Спикеры подчеркнули, что большинство из этих проектов ориентированы на молодежную аудиторию и предполагают в качестве главной цели вовлечение представителей молодого поколения в совместные творческие и деловые инициативы.

Источник: Политологический Центр «Север-Юг» Центрально-азиатская дирекция

ПОТЕНЦИАЛ ИНТЕГРАЦИИ — В ИНТЕГРАЦИИ ПОТЕНЦИАЛОВ

28-29 ноября в Екатеринбурге проходил Международный центральноазиатский медиафорум «Конструктивная журналистика в контексте региональных и глобальных трендов».  В течение двух дней его участники – журналисты и эксперты из государств Центральной Азии и России – обсуждали актуальные проблемы региона через призму профессиональных интересов. Состоявшиеся дискуссии продемонстрировали высокий уровень заинтересованности представителей журналистских и экспертных сообществ Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана и России в более тесном взаимодействии. По их мнению, развитие профессиональных коммуникаций будет иметь весомый позитивный эффект в решении актуальных проблем региона.     

Международный центральноазиатский медиафорум в Екатеринбурге – заключительный этап комплексного межгосударственного проекта «СМИ Содружества: диалог ради мира», который российский Политологический центр «Север-Юг» реализовывал в течение этого года при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ и Российского Союза Молодежи.

 

Нынешняя встреча журналистов и экспертов прошла под знаком конструктива. Именно с позиций выдвижения конструктивных решений в ходе двухдневной работы рассматривались актуальные события, процессы, проблемы конкретных государств и региона в целом, а также роль СМИ и экспертных сообществ в их решении.

Сквозная «информационная доминанта» форума – процесс евразийской интеграции – так или иначе, присутствовала во многих дискуссионных панелях, лекциях и тренингах. Во второй день форума она обусловила бурные дебаты во время круглого стола  «Формирование позитивного имиджа евразийского интеграционного проекта – потенциал межгосударственных проектов».

Исследование темы было особенно интересным с учетом того, что участники заседания представляли государства, обладающие различным «статусом причастности» к евразийскому проекту.

Как известно, Россия и Казахстан – основатели Евразийского экономического союза, Кыргызстан – молодой участник объединения, Таджикистан – страна, где в настоящее время активно обсуждается возможность вступления в Союз, а Узбекистан – государство, для которого вопрос полноправного членства в ЕАЭС и вовсе не стоит на повестке дня. Во всяком случае, в обозримом будущем…

Тем не менее, Евразийский экономический союз уже состоявшаяся реальность. При этом, однако, уровень информированности о развитии интеграционных процессов на евразийском пространстве оставляет желать лучшего даже в государствах-членах ЕАЭС. Об этом, открывая круглый стол, заявил один из его модераторов – главный редактор аналитического портала Rubaltic.ru Сергей Рекеда.

— Несмотря на то, что Евразийский экономический союз официально начал функционировать с января 2015 года, а этому предшествовал еще и длительный подготовительный период, социальные исследования показывают: даже среди населения стран-основательниц уровень информированности о ЕАЭС и, вообще, о процессе евразийской интеграции, остается достаточно низким. В чем причины подобной «индифферентности» к теме со стороны рядовых граждан? Что должны сделать представители СМИ и гражданского общества, чтобы бонусы евразийской интеграции, если таковые имеются, стали очевидными для населения наших стран? — задал вектор обсуждения С.Рекеда.

На это участники заседания констатировали ставшие уже традиционными «слабые звенья» цепи. В частности, отмечалось, что процесс достойного «позиционирования» ЕАЭС  сдерживается отсутствием единой и скоординированной информационной политики государств-участников, «непрозрачностью» и закрытостью уполномоченных структур, неотлаженностью их взаимодействия со средствами массовой информации.

Помимо этого, формированию позитивного имиджа Евразийского экономического союза, мешают и объективные причины. Ведь не секрет, что прогрессивные и, безусловно, полезные нормы, заложенные в Договор о ЕАЭС в части обеспечения четырех принципиальных свобод (передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы), пока еще на практике не работают в полной мере.

Между тем, уверен представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Республике Казахстан Марат Шибутов, и на текущем этапе развития евразийской интеграции существует ряд весомых преимуществ, которые ЕАЭС обеспечивает для развития бизнеса, модернизации производственного потенциала, углубления торгово-экономических связей между государствами- участниками.

— Нередко проблемы, которые пытаются вывести на повестку дня наши коллегии (журналисты), объясняются их собственной ленью или некомпетентностью. На самом деле, на ресурсах Евразийской экономической комиссии, а также на ресурсах многих исследовательских центров имеется значительный информационный массив, аналитические выкладки, отчеты и статистика, на основе которых можно и нужно делать интересные информационные материалы для широкого круга потребителей. Другой вопрос, что одни журналисты не хотят этого делать, другие – не могут, — прокомментировал М. Шибутов претензии медийщиков.

По инициативе представителя Таджикистана Хайрулло Мирсаидова тема круглого стола неожиданно трансформировалась в практический формат: журналист попросил коллег из Казахстана, Кыргызстана и России убедить его лично в «бонусах», которые потенциально несет в себе перспектива вступления Таджикистана в ЕАЭС. И, кстати, таких бонусов было обнаружено немало к удивлению и других участников.

В ходе круглого стола также обсуждены перспективы создания единых  межгосударственных масс-медиа ЕАЭС и потенциал таких ресурсов, роль и место образовательных программ, гуманитарных и культурных проектов в информационном сопровождении евразийского процесса, а также формы и методы подачи информации, способные изменить рейтинг общественного восприятия интеграционного проекта.

К слову, последние были исследованы более предметно.

Так, во время тематической дискуссионной панели директор медиацентра УрФУ, ведущий Информационной службы телеканала «41 домашний», член российской телевизионной академии, лауреата ТЭФФИ Алексей Фаюстов представил коллегами богатый арсенал инструментария, который находится в распоряжении современных масс-медиа. В содержательной и остроумной презентации опытного тележурналиста нашли отражение профессиональные «фишки», обеспечивающие гарантированный интерес к той или иной публикации

/трансляции со стороны аудитории.

Концептуально и убедительно эффективность более глубоких технологий влияния на массовое сознание подтвердилась в ходе тренинга «Управление конфликтами: опыт центральной Евразии, который провел руководитель Центра перспективных исследований Сергей Масаулов.

Резюмируя итоги двухдневной работы форума в заключительной дискуссионной панели  «Информационная Политика — система/подсистема интеграционных проектов», директор Института гуманитарного проектирования Александр Третьяков (Кыргызстан) подчеркнул, что главные угрозы стабильному развитию Центральной Азии (терроризм, наркотрафик, деградация образования, миграция) можно преодолеть только в рамках интеграционного проекта ЕАЭС.

Участники форума подтвердили, что постоянный, живой, заинтересованный диалог на уровне «народной дипломатии» и профессиональных контактов журналистов, экспертов, ученых-гуманитариев позволяет успешно решать многие общие проблемы, вырабатывать единые подходы к определению наиболее эффективных моделей межгосударственного взаимодействия.

В этом контексте особенное внимание было акцентировано на роли молодежи как наиболее активной части населения, которая обладает высоким уровнем восприятия прогрессивных идей и существенным потенциалом для их практической реализации.

Этот потенциал может быть направлен как в конструктивное русло, так и иметь деструктивное воплощение. Возможности консолидации молодежи на созидательной основе содержат в себе межгосударственные гуманитарные, социально ориентированные проекты. А раскрыть их значимость, актуальность и своевременность через использование адаптированных к целевой аудитории форм и методов – задача масс-медиа.

 
Источник: Экспертный клуб «СИБИРЬ-ЕВРАЗИЯ»

25 лет вместе: СНГ себя еще не исчерпал

Чем стало Содружество независимых государств (СНГ) для постсоветского пространства? Формой «цивилизованного развода» или нечто большим – опытно-экспериментальной площадкой для интеграционных объединений более «высоких переделов»? 25 ноября, в Астане, на площадке Центра аналитических исследований «Евразийский мониторинг», состоялась экспертная дискуссия, посвященная 25-летию СНГ, итогам четвертьвекового общественно-политического и экономического развития стран Содружества и интеграционным процессам на постсоветском пространстве.

dsc_1711 В помощь преподавателям вузов
Началась экспертная дискуссия с презентации книги известного советского и российского историка, члена-корреспондента Российской академии наук, президента Российского государственного гуманитарного университета Ефима Пивовара «Евразийский интеграционный проект на постсоветском пространстве: 1991 — 2015 гг. (Предпосылки, становление, развитие)».
Рассказывая о замысле своей работы, Пивовар отметил, что вузы в России испытывают сегодня острый дефицит в учебной литературе по истории, международным отношениям и политологии постсоветских стран.
«Вроде бы их немало, но таких, которые можно было полноценно использовать в учебном процессе, — не хватает. Между тем, курс истории постсоветского пространства стал обязательным на исторических факультетах наших университетов. Его читают в МГУ им. М. В. Ломоносова, его читают в РГГУ. Нет таких учебных пособий и для школьников. В связи с этим я попытался создать работу, которая посвящена интеграционным процессам на постсоветском пространстве, поступательно развивавшимся на протяжении 25 лет. Проследить их от создания СНГ, развития ЕврАзЭС, до формирования Евразийского экономического союза (ЕАЭС)», — пояснил российский ученый.
Как отметил автор, поскольку эта книга нацелена на использование в учебном процессе, при ее написании он предпринял попытку собрать под одной обложкой три составляющие.
«С одной стороны – сам контент исторического материала, который могут использовать не только историки, но и политологи и международники. С другой – историографию вопроса: кто и когда изучал процесс евразийской интеграции, в нашей стране и в мире. Этому посвящен отдельный раздел. Наконец, третья часть, самая большая по объему, — это документы, разработанные и принятые в различных интеграционных структурах, – СНГ, Союзного государства России и Беларуси, ШОС, ЕврАзЭС и ЕАЭС. Часть этих материалов находится в архивах исполнительных органов интеграционных объединений. Помимо этого я собрал и систематизировал пласт документов, находящихся в открытом доступе. Хотелось бы, чтобы они были сконцентрированы в одной книге», — пояснил профессор.
Автор отметил, что издание, прежде всего, адресовано студентам, магистрантам и аспирантам.

dsc_1780Амортизатор стресса и опытная площадка
Одним из ключевых вопросов, вынесенных на экспертное обсуждения, стало место СНГ в многообразии интеграционных проектов, которые формировались на протяжении 25 лет после распада СССР – ЕАЭС, ШОС, ОДКБ.
Заместитель председателя партии «Бирлик», сопредседатель Евразийской экспертной сети Болат Байкадамов отметил, что не следует недооценивать историческую роль проекта СНГ.
«Все 25 лет, которые существует СНГ, особенно в последние годы, проект Содружества подвергался критике – причем она превалировала над одобрением. К сожалению, реальное функционирование СНГ давало поводы для такого отношения, поскольку многие договоренности и намерения не выполнялись. Государства строили свое настоящее и будущее, всерьез не воспринимая проект СНГ, его потенциал, его реальные возможности», — заметил эксперт.
Однако, несмотря на это, интеграция в формате СНГ, по мнению Байкадамова, имеет значение большей важности, чем это принято считать.
«И это становится ясным сейчас – не десять лет назад, не двадцать и тем более это не было понятно тогда, когда СНГ только формировалось. Сегодня, по истечению четверти века, мы, оглядываясь назад, это осознаем. И я скажу почему. Прежде всего, потому, что СНГ или его аналог должен был объективно состояться в декабре 1991 года. В любом случае такой проект был нужен», — отметил сопредседатель Евразийской экспертной сети.
Вспоминая события 25-летней давности, Байкадамов напомнил, что после распада СССР не только рядовые граждане, но и элита, руководство страны находились в состоянии растерянности и неопределенности, опасались за свое будущее.
«Распалась одна из могущественных стран мира – СССР. На ее территории появились новые государства, вдруг обретшие суверенитет. Я помню, все тогда были опьянены воздухом неожиданно свалившейся на нас свободы. Это были страны, не имеющие опыта государственного строительства. И чтобы не было каких-либо внешних и внутренних помех, все республики бывшего СССР, кроме Прибалтики, живо и охотно откликнулись на проект создания СНГ», — сказал эксперт.
Таким образом, значение СНГ в первый год его возникновения заключалось в амортизирующем эффекте, уверен Байкадамов. Появление нового интеграционного проекта успокоило общественное мнение, дало людям и властям каждого национального государства возможность преодолеть состояние неопределенности.
Как показало время, роль СНГ не свелась к амортизатору избыточного стресса при развале СССР, Содружество стало еще и опытно-экспериментальной площадкой для апробирования более углубленных и специализированных интеграционных проектов.
«Благодаря СНГ удалось определить более конструктивные форматы интеграции, какими стали Евразийское экономическое сообщество и проект Евразийского экономического союза. На основе опыта СНГ возникали более продвинутые интеграционные проекты – это и ОДКБ, и ШОС, и Таможенный союз России, Казахстана и Беларуси. Они сформировались на базе моделей построения настоящего и будущего молодых постсоветских стран, которые находились в режиме проекта СНГ. Поэтому очень важно, что этот первый интеграционный проект состоялся. Он дал импульс развитию интеграционным процессам на постсоветском пространстве», — подчеркнул Байкадамов.

Был ли распад СССР неизбежен?
Разумеется, дискуссия об «амортизирующей» роли СНГ не могла не затронуть сакраментального вопроса: а был ли неизбежен распад СССР. Ефим Пивовар как специалист в социальной истории все-таки склонен считать, что развал Союза был обусловлен влиянием неизбежных и объективных общественных процессов.
Президент РГГУ отметил, что последний этап развития СССР совпал с научно-технической революцией (НТР).
«Два элемента НТР объективны и их нельзя избежать. Первый – это постоянный рост образования населения. Какой уровень образования был в 40-х годах прошлого века? На тот момент подавляющая часть населения заканчивала только начальную школу. После 1969 года вся страна стала получать среднее образование (не будем углубляться в вопрос его качества). Человека, который имеет среднее образование, убедить в явно несуразных вещах уже невозможно. Образование также рождает необходимость постоянного получения информации, а советская система зиждилась на том, что информацию нужно дозировать или препятствовать ее получению», — пояснил Пивовар.
Это, по мнению ученого, стало первым объективным социальным процессом, который привел к крушению советской системы, не сумевшей ему ничего противопоставить.
Второе, на чем акцентировал внимание профессор, это создание, благодаря НТР, общества потребления.
«Конечно, в СССР, по сути, было псевдопотребление, тем не менее, процесс формирования общества потребления начался еще в советское время. К примеру, именно при Союзе началась автомобилизация населения, то есть произошло индивидуализирование семьи – собственная машина позволяла перевозить своих родных не в автобусе, а в своей машине», — пояснил историк.
Уже в позднем СССР возникло понимание ценности потребления, подчеркнул российский ученый. Советский человек уже хотел иметь жилье, машину, бытовую технику. Казалось бы – примитивные потребности, однако дефицит товаров народного потребления вступал в глубокое противоречие с зарождающимися ценностями общества потребления. И это стало вторым объективным социальным процессом, который подорвал советскую систему, считает эксперт.
Наконец, третий социальный процесс, способствовавший распаду СССР, состоит в урбанизации позднего Советского Союза.
«Если в начале 60-х годов каждый второй гражданин Союза жил в деревне, то уже в 70-е годы 76% населения населяло города. Каждый четвертый горожанин жил в городе-миллионнике. Сельское хозяйство к этому времени стало абсолютно неэффективно, начался распределительный голод, когда в город за колбасой ехали те, кто ее производил. Это третий объективный социальный процесс, который привел, в конце концов, к распаду СССР. Эти процессы разрушали систему. Сталинский режим мог закрыть информацию о другом мире, заставить людей жить, как на острове. А система позднего СССР этого не позволяла», — подытожил историк.
Впрочем, наличие этих объективных процессов не снимает вопросов, связанных с субъективными факторами: деятельностью лидеров, столкновением между Горбачевым и Ельциным, которое сыграло ключевую роль в распаде СССР, считает Ефим Пивовар.

СНГ нужны реформы
В ходе круглого стола была озвучена и точка зрения западных ученых на интеграционные процессы на постсоветском пространстве. Политолог, доцент кафедры регионоведения ЕНУ им. Л. Н. Гумилева Жаксылык Сабитов упомянул, что в англоязычной историографии интеграционные инициативы Казахстана рассматриваются главным образом как политический ход, причем направленный в большей степени на внутреннюю аудиторию, нежели на внешнюю.
«Главным адресатом интеграционных инициатив было местное население — это нужно было для поддержания внутриполитической стабильности. Основной тезис зарубежных историографов заключается в том, что Казахстан в 90-х годах хотел бы интеграции, но не так сильно, как, допустим, в 2000-х. В принципе, Россия тоже не была склонна к интеграции в 90-х годах», — привел Сабитов теорию зарубежных исследователей.
Как оказалось, западные ученые уверены, что Содружество независимых государств – это калька с Британского содружества наций. «У обоих содружеств наблюдается сходная проблематика в сфере нациестроительства, а британская нация напоминает российскую или казахстанскую нацию, поскольку во всех трех случаях этнически разнородное население пытается построить некую общую идентичность», — пояснил казахстанский политолог.
Доцент кафедры регионоведения факультета международных отношений ЕНУ им. Л. Н. Гумилева Таисия Мармонтова отметила еще один аспект проблематики СНГ – смену поколений, которая неизбежно изменяет восприятие интеграции, в основе которой лежит постсоветская идентичность.
«25 лет – это срок жизни одного поколения. Это крайне интересная дата, потому что за четвертьвековой срок выросло целое поколение молодых людей, которые уже и Советского Союза не помнят, которые родились и выросли в совсем другой реальности. Сегодня достаточно остро стоит вопрос о том, что СНГ в какой-то мере должно реформироваться», — отметила Мармонтова.
Эксперт прогнозирует, что СНГ, возможно, станет несколько другой структурой, трансформируется и будет существовать в обновленном виде.
«Как очень верно подметили предыдущие спикеры, СНГ подготовило появление евразийского интеграционного проекта. И все чаще и чаще мы говорим о том, что на нынешнем этапе начинают работать многоуровневые, многополярные, многовекторные структуры. И, наверное, СНГ – это та платформа, которая дает возможность развиваться этим структурам», — подчеркнула эксперт.
Евразийский экономический союз (ЕАЭС) – один из таких вариантов. Мармонтова выразила надежду, что стереотипы, связанные с евразийским интеграционным проектом, приписывающие ему попытку восстановления Советского Союза, вскоре останутся в прошлом.
«Нас столько всего объединяет, что обособляться и создавать некие изоляционистские модели государственности в условиях глобализации, в условиях, когда мир наоборот стремится к открытости, будет крайне нелогично», — резюмировала Мармонтова.
В заключение дискуссии эксперты сошлись во мнении, что СНГ еще далеко от исчерпания своего потенциала и ресурсов развития. Несмотря на наличие конкурирующих объединений, он остается проектом, цементирующим контуры постсоветского пространства, резервом дальнейшего расширения интеграции.

Жанар Тулиндинова, пресс-секретарь ЦАИ «Евразийский мониторинг»,
http://ea-monitor.kz/novosti-evraziyskogo-soyuza/25-let-vmeste-sng-sebya-esche-ne-ischerpal

Кинематографистам нужно активнее использовать инструменты интеграции

Обсуждая объединяющую роль большого экрана, казахстанские общественные деятели, киноведы, экономисты, политологи, культурологи и журналисты на заседании экспертного клуба «Мир Евразии», прошедшего в Алматы, неизбежно пришли к вопросам: что собой представляет постсоветский кинематограф сегодня, какие ценности он транслирует, есть ли у него потенциал?

 

Ключевым словом современной культуры является интеграция. На наших глазах происходит расширение контактов между людьми, рост взаимовлияния и сближения народов и стран, формирование общечеловеческих культурных ценностей. Весь XX век и начало XXI-го прошли под знаком развития кинематографа. Поэтому фильмы, позволяющие увидеть явления в динамике, стали одним из важнейших источников изучения реальности. Кино родилось благодаря слиянию нескольких видов искусств и его традиционно изучают самые разные науки.

 

Природа кинематографа объединяет людей, это одно из его самых важных качеств. Понимание магической силы кино определило то, что многие политические лидеры считали его важнейшим из искусств. Ведь оно влияет на жизнь общества, вызывая эмоции и формируя сознание зрителей, заставляя, в том числе задумываться над важными вопросами. В свою очередь, общество требует от кинематографии новых технических приемов и креативных идей. То есть между обществом и кино существует постоянная связь. Боле того, по уровню развития кинематографа в той или иной стране можно в определенной степени судить о состоянии общества.

 

На евразийском пространстве из всех видов искусства кино занимает уникальное место. Это целый социальный институт, который зачастую делал восприятие мира зрителями лучше, отражал доминирующие в обществе ценности и нормы, идеалы и стремления. Даже обычные комедии объединили миллионы людей, способствуя формированию общего культурного поля. Не случайно концепция кинофестиваля «Евразия», проходящего в Алматы, вытекает из геополитического положения Казахстана — на пересечении культур Запада и Востока. Киноискусство стран Евразии и его многонациональные традиции связывает многолетнее тесное сотрудничество, которое идет, и будет иметь продолжение.

 

Например, первые казахстанские фильмы были сняты при поддержке кинематографистов из Москвы. В Казахстане в годы ВОВ работала Центральная объединенная киностудия художественных фильмов, организованная на базе эвакуированных «Мосфильма», «Ленфильма» и Алма-Атинской киностудии. В послевоенные годы некоторые из фильмов, снятые при совместном участии, становились одними из лидеров проката. В настоящее время на международных площадках демонстрируется биографическая киноэпопея «Путь лидера», 18-24 ноября состоялась Неделя нового российского кино в Казахстане, а 24 ноября вышла в широкий прокат лента «28 панфиловцев», дублированная на казахский язык, снятая на народные деньги посредством краудфандинга, при поддержке министерств культуры двух стран.

 

«В постсоветскую эпоху кино фактически утратило свой объединяющий потенциал. И это наблюдается как на межгосударственном уровне, так и внутри казахстанского общества, – считает директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. – Достаточно посмотреть, кто известен и интересен современной молодежи. В основном это фантастические и мистические киногерои иностранных фильмов. Казахстанцы из разных поколений и социальных групп смотрят, по сути, разное кино и каждый имеет своих героев и ценности. Единство в многообразии, конечно, хорошо. Но без общего знаменателя этого единства просто не будет. Так что очень важно создать соответствующий знаменатель в отечественном кино».

 

Кинематограф должен сближать людей, искать точки соприкосновения представителей разных национальностей, говорил легендарный режиссер Эльдар Рязанов. Можно вспомнить много конкретных образцов евразийской культуры и искусства, которые позволяют народам понять и принять друг друга, найти общие интересы. Все это способствует обеспечению стабильности, создает благоприятный климат для развития сотрудничества на евразийском пространстве в непростых и зачастую противоречивых условиях глобализации.

 

Президент Ассоциации кинокритиков Казахстана, доктор искусствоведения Гульнара Абикеева полагает, что совместная работа киностудий постсоветских государств, основанная на общей истории, будет продолжаться и дальше. Как считает главный кинокритик страны, казахстанским кинематографистам нужно активнее использовать инструменты интеграции. Абикеева пояснила: помимо интеграции в кинопроизводстве – копродукции, которая в Казахстане развивается уже более десяти лет, есть еще и интеграция кинопрокатчиков. Вот в этой области, считает она, заключен огромный, еще не использованный потенциал.

Международный центральноазиатский медиафорум «Конструктивная журналистика в контексте региональных и глобальных трендов» (Екатеринбург, 28-29 ноября 2016 г.)

28-29 ноября 2016 года в г. Екатеринбурге (Российская Федерация) состоится Международный центральноазиатский медиафорум «Конструктивная журналистика в контексте региональных и глобальных трендов».
Форум проводится по инициативе российского Политологического центр «Север-Юг» по развитию информационных и научных связей со странами кавказского региона при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ и Общероссийской общественной организации «Российский Союз Молодежи».
Цель мероприятия — формирование постоянных профессиональных контактов между представителями масс-медиа государств Центральной Азии и России для развития общего гуманитарного пространства и укрепления межкультурного диалога.
К участию в форуме приглашены активные молодые журналисты и руководители ведущих медиа Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана и России.
Программой предусмотрено проведение лекций, дискуссионных панелей, тренингов и мастер-классов, посвященных рассмотрению новых трендов в журналистике, освоению современных инструментов и технологий создания качественного мультимедийного контента.
В качестве спикеров в форуме примут участие известные журналисты, общественные деятели, политологи и социологи, лидеры общественного мнения России и государств Центральной Азии: Панфилова Виктория, обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья «Независимой газеты»; Алексей Фаюстов, директор медиацентра УрФУ им. Б.Н. Ельцина, ведущий Информационной службы телеканала «41 домашний», член Российской телевизионной академии, лауреат премии ТЭФФИ; Евгений Копатько, социолог, директор компании по маркетинговым и социологическим исследованиям «Research & Branding Group»; Рустам Ганиев, доцент УрГУ им. Б.Н. Ельцина, эксперт НКО «Урал-Евразия»; Эдуард Полетаев, руководитель Общественного фонда «Мир Евразии»; Марат Шибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Республике Казахстан; Игорь Шестаков, сопредседатель Клуба региональных экспертов Кыргызстана «Пикир», главный редактор аналитического ресурса Регион.kg; Азамат Дикамбаев, директор Национального института стратегических исследований Кыргызской Республики.
Участники обсудят проблемы формирования информационной картины региона, особенности национальной журналистики и работы медиа-сообществ в государствах Центральной Азии. Проанализируют роль и значение информационной политики в развитии интеграционных процессов, а также потенциал влияния социальных сетей на формирование общественного мнения.
Также в рамках форума состоится круглый стол «Формирование позитивного имиджа евразийского интеграционного проекта – потенциал межгосударственных проектов», пройдет презентация региональных информационных проектов по линии сотрудничества со странами центральноазиатского региона.

Место проведения: г. Екатеринбург, Уральский федеральный университет имени Первого Президента России Б.Н. Ельцина
Дата и время: 28 ноября, 10.00 ч.

Приглашаем представителей СМИ принять участие в освещении мероприятия.
Контакты для аккредитации: Ромащенко Валерия, ведущий специалист Политологического центра «Север-Юг», +7 915 239 92 40, var_rus@mail.ru.

В Казахстане состоялась премьера фильма «28 панфиловцев»

Фильм о легендарном подвиге уже посмотрели президенты Казахстана и России – Нурсултан Назарбаев и Владимир Путин.

18 ноября в Алматы состоялась премьера художественного фильма «28 панфиловцев», снятого независимой студией «28 панфиловцев» (Санкт-Петербург, РФ) при участии Министерства культуры Российской Федерации и Министерства культуры и спорта Республики Казахстан. Кинопрокат фильма в Казахстане осуществляется киностудией «Казахфильм» им. Ш.Айманова.Об этом Zakon.kz сообщает со ссылкой на пресс-службу «Казахфильма».

Фильм о легендарном подвиге уже посмотрели президенты Казахстана и России – Нурсултан Назарбаев и Владимир Путин — на форуме межрегионального сотрудничества двух стран, который прошел в октябре в Астане. Главы государств отметили, что подвиг дивизии, сформированной в Алма-Ате и преградившей путь танков противника к Москве, навсегда должен остаться в памяти последующих поколений.

«28 панфиловцев» – это художественный фильм, который рассказывает о знаменитом подвиге бойцов стрелковой роты панфиловской дивизии, преградивших путь немецким танкам к Волоколамскому шоссе в ноябре 1941. История сочетает в себе эстетику античной героики и стиль классической Советской военной киноповести. Это фильм-памятник, подобно военным песням В.Высоцкого, стихам С.Гудзенко, картинам П.Кривоногова и скульптурами Е. Вучетича, призван рассказать о величие духа простого солдата.

Действие фильма происходит осенью 1941 года. 16 ноября 1941 года 28 бойцов 316-й стрелковой дивизии, находившейся под командованием генерала И.В. Панфилова, держали оборону у разъезда Дубосеково и остановили немецкий танковый батальон, вышедший на путь к Москве. Сюжет полностью сосредоточен на подвиге советских солдат.

— События, подобные подвигу 28 панфиловцев, превращаются в легенды и становятся не только частью народной истории и даже не только частью национальной культуры, они становятся частью национального кода граждан общества. И стереть это из наших генов не получится никогда, — сказал режиссер картины Андрей Шальопа.

Стоит отметить, что основная часть средств на производство картины о подвиге 28 бойцов 316-й стрелковой дивизии генерала Панфилова собрана посредством краудфандинга. В сборе денег приняли участие около 35 тысяч человек, собравших более 34,7 миллионов рублей. Таким образом, фильм приобрел уникальный статус «народного кино». Примерно одну треть бюджета добавили министерства культуры двух стран – России и Казахстана. Бюджет фильма составил 150 миллионов рублей.

— Это олицетворение подвига миллиона советских солдат. Нам не дано понять, какими силами люди сделали эту Победу. Очень символично, что премьера фильма происходит в Волоколамске. Хочу поблагодарить всех, кто помог в реализации этого фильма, несмотря ни на что. Это в первую очередь те люди, которые внесли свои личные деньги на съемки этого фильма. Общими усилиями удалось собрать 35 миллионов рублей, — сказал министр культуры Российской Федерации Владимир Мединский на премьере фильма в г. Волоколамск (Россия).

Его мнение поддержал и министр культуры и спорта РК Арыстанбек Мухамедиулы. В ходе презентации фильма в Алматы, он подчеркнул, что подвиг панфиловцев стал переломным моментом в борьбе советского народа против фашистских войск.

— Панфиловская дивизия, сформированная в городе Алматы, защищала столицу Советского Союза город Москву. Это был переломный момент в истории всего человечества. Несмотря на превосходящие силы противника, панфиловцы защитили столицу, тем самым разрушив миф о непобедимости фашистов. Мы не должны забыть их подвиг. Мы обязаны донести память об их героизме подрастающему поколению, — отметил министр культуры и спорта РК.

Съемки картины проходили на территории обоих государств. Зимние сцены снимались под Санкт-Петербургом и в Иваново. В финальных кадрах показан Парк имени 28 гвардейцев-панфиловцев в Алматы.

Напомним, что 16 ноября, в день 75-й годовщины боя у разъезда Дубосеково, состоялась премьера фильма «28 панфиловцев» в г. Волоколамске (Россия). Широкий прокат в России начнется с 24 ноября.

В ролях: Александр Устюгов, Яков Кучеревский, Азамат Нигманов, Олег Федоров, Антон Кузнецов, Алексей Лонгин, Азиз Бейшеналиев, Дмитрий Сутырин, Андрей Бодренков, Аскар Тлеугабылов и другие.

 

Источник: «zakon.kz»

На туристическом рынке Казахстан мог бы презентовать себя как страну контрастов

Казахстан – это по-своему уникальная страна. Здесь есть роскошные леса и альпийские луга, горы-тысячники и впадины ниже уровня моря, бескрайние степи и полупустыни, космические пейзажи каньонов и святыни разных религий и верований. Есть памятники старины и города современности. Конечно, все это заслуживает того, чтобы быть показанным миру. Но под каким соусом подать это достояние, чтобы искушенный мировой турист заинтересовался? Что могло бы стать брендом Казахстана? Ясно одно, что для развития туризма необходим креативный подход.

 

«Казахстан – это страна контрастов в хорошем смысле. У нас есть и жара +50С, и холод -50С, и впадина Карагие – самая низкая точка СНГ и пик-семитысячник Хан-Тенгри, и Великая степь, и древние города. Мы эти контрасты можем преподносить в выгодном свете. Например, Казахстан – это самая большая страна, не имеющая выхода к морю. Астана – это самая удаленная столица от моря. И там самый удаленный от океана океанариум. Иртыш – самый длинный приток в мире. И все можно преподносить как бренды, чтобы люди понимали, что они едут не в рядовую страну, а в потрясающее место, не имеющее себе равных», — такие идеи высказал журналист, музыкант и путешественник Олег Белов, выступая на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Культурно-туристская дипломатия: развитие через диалог и сотрудничество».

 

К слову сказать, в мировой практике есть уже примеры успешного использования контрастов для привлечения туристов. Например, в российском городе Игарка, что в Красноярском крае, есть музеем вечной мерзлоты — единственный в мире музей, обладающий уникальным подземельем в толще вечномерзлого грунта. Или китайский город Харбин, успешно продающий свою амплитуду температур от +40С летом до -40С зимой.

 

«Согласен с тем, что в Казахстане множество привлекательных мест, — говорит генеральный директор Международного центра казахстанско-китайского сотрудничества CHINA CENTER Адиль Каукенов. И вот мы рассуждаем о холодной погоде в Астане. В пример приведу китайский Харбин, где тоже сильные морозы зимой. Именно в этот период в Харбин наблюдается особый наплав туристов. Потому что китайцы используют свои особенности очень успешно, умело. Устраиваются  ледовые шоу. Людям, которые никогда не знали, что такое мороз, это все диковинка. У нас это тоже возможно».

 

Можно было бы сыграть и на контрасте в региональном масштабе. Как отметил, Олег Белов, в плане исторического туризма заметно выигрывает Узбекистан со своими Бухарой, Самаркандом, Хивой. Хотя многое там воссоздано. В Казахстане можно было бы в том же Талгаре построить древний город, воссоздать этот город рядом с Алматы и там проводить исторические фестивали. А с другой стороны для демонстрации кочевого образа жизни можно было бы разбить несколько этно-аулов.

 

«Фестиваль кочевников также мог бы стать нашим брендом. Ведь для Казахстана наследие кочевников — это наше все, подчеркнул эксперт. — Но если говорить о фестивале кочевников, то Венгрия в этой сфере на первом месте, Кыргызстан на втором, Казахстан скромно на третьем-четвертом, может, даже проигрывает Монголии».

 

Также Казахстану можно сделать ставку на еще один потенциально сильный бренд Казахстана – «Дружба народов». Как рассказал Белов, в сентябре этого года несколько казахстанских и кыргызских туристических компаний решили провести во время закрытия сезона на Иссык-Куле фестиваль «Дружба народов». Он проходил в отеле «Марко Поло» на южном берегу озера. «Гостям было предложено привезти с собой национальные костюмы, и многие из туристов Центральной Азии и России поддержали идею и привезли массу красивых костюмов. Откликнулись и музыканты Казахстана и Кыргызстана, которые подготовили тематические программы. В итоге на пляже состоялся захватывающий интернациональный карнавал», — пояснил Белов. Кстати, в рамках добрососедских отношений и дружбы народов, Казахстан и Кыргызстан могли бы совместно проработать маршруты ученого и путешественника Чокана Валиханова.

 

Продолжая список брендов, которыми бы мог удивить Казахстан, профессиональный путешественник подчеркнул значимость Байконура – ведь по сути только Казахстан может предложить увидеть запуск ракеты с уникального космодрома. А для Алматы можно было бы создать маршруты, связанные с музыкантами Виктором Цоем и Владимиром Высоцким.

 

В целом многие участники заседания экспертного клуба выступали за то, что Казахстану в вопросе развития туризма можно делать ставки на этно- и экотуризм, совмещенные с экстримом. Однако некоторые специалисты опасаются, что отсутствие должного контроля со стороны государства может негативно отразиться на экосистеме прекраснейших мест Казахстана.

«Туризм это вообще-то сфера неоднозначная: с одной стороны он и вправду способен давать неплохие деньги, а с другой стороны имеет разрушительный потенциал. Природа гибнет, как только становится объектом туризма, превращается в аттракцион. Яркий пример упадок — острова Пхи-Пхи в Таиланде, который начался, после того, как вышел фильм «Пляж», в котором играл Ди Каприо. О поисках уединённого и безлюдного рая, — указал географ, журналист, путешественник-исследователь Андрей Михайлов. — Туроператоры постоянно ищут места, которые могут привлечь своей нехоженностью».

 

Кроме того, эксперт обратил внимание и на то, что, у современного туризма очень много нюансов и скрытых сторон. И все их нужно, по крайней мере, представлять», — сказал он.

 

Юлия Майская

Туризм в Евразии: смена ценностей и новые формы сотрудничества

Туризм является сферой, в которой отношения между странами достигают наибольшего консенсуса при наименьших разногласиях. Туристско-культурная дипломатия становится важным каналом формирования и распространения имиджа и продвижения международного признания той или иной страны, вопросом двусторонних переговоров. Об этом, в частности, свидетельствует обсуждение новых возможностей развития туризма между Казахстаном и Россией в рамках недавно состоявшегося XIII Форума межрегионального сотрудничества. По данным доклада «Международный туризм-2015» UNWTO, туризм обеспечивал в прошлом году 10% мирового ВВП. Выросло количество международных туристских прибытий, составившее 1 млрд. 186 млн. человек. Международный туризм дает 7% от общего объема мирового экспорта и 30% от экспорта услуг. Однако, несмотря на имеющийся потенциал для развития внутреннего и въездного туризма, доход от него в странах евразийского пространства пока невелик.

Поэтому меры по расширению отношений и новые формы сотрудничества в сфере туризма стран евразийского пространства были одними из вопросов, обсуждавшихся на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Культурно-туристская дипломатия: развитие через диалог и сотрудничество», прошедшего в Алматы.

Не секрет, что в последнее время туристической проблематике уделяется много внимания, а 2017 год будет считаться прорывным в области туризма не только в Казахстане, но и в других странах ЕАЭС. Связано это с проведением зимней Универсиады-2017 в Алматы и ЭКСПО-2017 в Астане, а также с тем, что в результате экономических катаклизмов в ряде стран в нынешнем году увеличился поток внутреннего и въездного туризма. Ну а по мере того, как экономические выгоды от туризма становятся все более очевидными, у некоторых экспертов появляются предложения о необходимости построения единого евразийского туристского пространства на основе имеющихся культурно-исторических и экономических связей.

Политолог Антон Морозов акцентировал внимание на туризме, как на инструменте для туристической кооперации на региональном уровне. И привел примеры того, как региональные, межстрановые туристические маршруты или объекты постепенно становятся крупными участниками мирового туристского рынка. «Уже не отдельные турфирмы, а крупные специализированные организации, имеющие свое представительство в органах власти, согласовывают и осуществляют работу по продвижению региональных продуктов на мировом туристском рынке, – разъяснил он. – Такой подход, когда в рамках одного тура можно посетить несколько стран, вполне себя оправдывает с точки зрения бизнеса. Примеров много. В Европе около 200 таких рынков, в Юго-Восточной Азии это маршрут: Индонезия – Малайзия – Сингапур; в Южной Америке: Эквадор – Перу – Боливия; в Африке – ЮАР и Мозамбик».

Этот тренд в мире задан давно, есть механизмы, алгоритмы. В результате формируются межстрановые туристические рынки. Присутствующие на них государства, по мнению эксперта, с одной стороны, продолжают оставаться по отношению друг к другу непосредственными конкурентами, с другой — постепенно переходят к согласованному развитию своих национальных туристских комплексов. Что на практике проявляется в увеличении комбинированных турпредложений, то есть посещение нескольких государств за одну поездку, краткосрочных, экскурсионных поездок в соседние страны и т.д.

«На мой взгляд, Казахстан в плане привлечения туристов должен работать не с дальним зарубежьем, а со странами-соседями. Надо перестать быть высокомерными и ждать жителей Нью-Йорка и Парижа, – заявил представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов. – Рост количества иностранных туристов, приезжающих в Казахстан, произошел в основном за счет того, что у россиян после девальвации рубля стало меньше денег, плюс были ограничения, сложности с Турцией и Египтом. И вот россияне поехали на казахстанские озера Алаколь и Балхаш».

PR-консультант казахстанской коммуникативной ассоциации Владимир Павленко сказал о том, что конкуренция, которая существует между странами евразийского пространства в плане привлечения туристов, никуда не делась. Например, в самых разных российских регионах разрабатываются и реализуются кампании коммуникаций для продвижения своего геобренда. «И если на Урале многие города друг за другом проводят фестивали и ярмарки пельменей, то и в других регионах России обязательно организуются конкурсы и праздники местной кухни. Для привлечения соседей и гостей из-за рубежа организуются специальные события с упором на значимые для местности события, памятники, даты в истории», – рассказал эксперт.

По мнению В. Павленко, в Казахстане же по ситуации октября-ноября 2016 года важно понимать, что западный турист для нас не столь интересен, как туристы России и Китая. «Но для этого необходимо говорить о создании брендов в туристической отрасли страны, – подчеркнул он. – И здесь важный вопрос: что мы будем брендировать? Мы будем брендировать сам продукт туристский, направление? Мы будем говорить о геобрендинге, находить те самые изюминки и их показывать?»

Главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов уверен, что в российском обществе сейчас наблюдается смена ценностей. Если раньше люди были озабочены вопросами больших денег и предпочитали отдыхать за границей – в Турции, Европе и т.д., то теперь приоритетами становятся семья, экология, безопасность. «Россияне интересуются не далекими странами, а соседними государствами, – подчеркнул он. – Российские автолюбители стали чаще пересекать границу с Казахстаном. Конечно, автотуризм – это не та сфера, где турагентства могли бы заработать. И тем не менее надо помнить, что если бунту невозможно противиться, то лучше его возглавить. Иными словами, стоит присмотреться к тренду автотуризма. Тем более что здесь есть свои преимущества. Так, автолюбители делятся в социальных сетях впечатлениями от поездки в Казахстан, выкладывают фотографии красивых мест, формируют интерес к стране».

Некоторые эксперты призывали присмотреться к опыту Узбекистана, который в Центрально-Азиатском регионе давно завоевал славу страны, привлекательной для туристов. «Важным шагом в формировании национальной модели туризма стало создание в 1992 году Национальной компании «Узбектуризм», – отметил советник посольства Республики Узбекистан в Республике Казахстан Тимур Рахимов. – Она занимается подготовкой соответствующих кадров, способствует притоку внутренних и внешних инвестиций в создание новой и расширение существующей материально-технической базы, стимулирует развитие всех видов туризма, активно участвует в зарубежных мероприятиях, организует крупные международные форумы».

В результате в республике туризм имеет тенденцию роста. Ежегодно Узбекистан посещают более 2 миллионов туристов из различных стран мира. «При этом мы полагаем, что разработка комбинированных туров совместно с Казахстаном могла бы способствовать еще большему увеличению потока иностранных туристов в наши страны, – заявил эксперт. – Посольство Республики Узбекистан в настоящее время занимается вопросами по развитию туризма и выстраиванию отношений с соседними государствами в этом направлении. Считал бы целесообразным встретиться на экспертном уровне для обсуждения и принятия решения, что мы могли бы вместе предпринять для совместного развития туризма в наших странах».

Авторитет стран Евразии определяется не только их экономическими ресурсами, но и культурным достоянием наций. Культурно-туристская дипломатия способна работать на укрепление международного авторитета любой страны, служить свидетельством ее привлекательности. Туризм помогает добиваться быстрых результатов. Например, как сказала старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Лидия Пархомчик по поводу развития туристической отрасли на Каспии, «переговорный процесс о развитии сотрудничества в сфере туризма встречает меньшее сопротивление у стран Прикаспийской пятерки. Вопрос только в его практической реализации».

То есть страны, осуществляющие широкий туристический обмен, легче других и конструктивно решают возникающие между ними проблемы. Участники заседания были единодушны: сегодня туризм является формой народной дипломатии, приобретающей особую значимость в условиях глобализации и информатизации мира.

______________________

Фото К. Конуспаева

Эдуард ПОЛЕТАЕВ

Источник: «Ритм Евразии»

Туризм, прекрасный и опасный

По данным доклада «Международный туризм-2015» UNWTO, в 2015 году туризм обеспечивал 10% мирового ВВП. Число международных туристских прибытий выросло до 1,2 млрд человек. Международный туризм дает 7% от общего объема мирового экспорта и 30% от экспорта услуг. На сферу туризма приходится 7% мировых инвестиций и 11% мирового совокупного дохода. Получается интересно: 7% инвестиций дают 11% дохода. Туризм – очень высокодоходный вид бизнеса. Но у туризма есть и оборотная сторона медали, которая может привести к катастрофам, если позволить этой сфере развиваться хаотично и бесконтрольно. А именно так сейчас развивается туризм в Казахстане.

Катализатор ЭКСПО
В последнее время в Казахстане вспомнили, что туризм – это рабочие места, приличные деньги, которые можно заработать. Страна интенсивно готовится к проведению ЭКСПО-2017.
– В сентябре 2016 года специально для 100 зарубежных туроператоров – партнеров ЭКСПО была проведена серия информационных туров по регионам страны –Золотому Семиречью, Западному кольцу Казахстана, Восточному и Северному Казахстану, Шелковому пути, оазисам степей Казахстана (Астана – Боровое – Астана). Разработаны 73 туристских маршрута по уникальным местам республики для различных категорий туристов.член общественного совета при НК «Астана ЭКСПО-2017» Марат Шибутов, выступая на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Культурно-туристская дипломатия: развитие через диалог и сотрудничество».
По его данным, сделаны покупки групповых туров почти на миллион билетов. По данным на сентябрь 2016 года, подписаны 44 меморандума на продажу 220 тысяч билетов в составе турпакетов, принято 55 заявок от отечественных и зарубежных турфирм на 677 тысяч билетов, подписаны три соглашения с Skyway, Sayat-travel и Bayterek travel center на реализацию 62 тысяч билетов. Таким образом, по итогам ЭКСПО ожидается большой толчок в развитии казахстанского туризма.
Орел или решка?
Но такой интенсив вызывает скепсис у экспертов в области туризма, исследователей и профессиональных путешественников.
Так, по мнению действительного члена Русского географического общества Андрея Михайлова, туризм – вообще-то сфера неоднозначная: с одной стороны, он и вправду способен давать неплохие деньги, а с другой стороны – имеет изрядный разрушительный потенциал.
– Природа гибнет, как только становится объектом туризма, превращается в аттракцион. Туроператоры постоянно ищут места, которые могут привлечь своей нехоженностью. Через два года эти места начинают необратимо разрушаться под давлением толпы. Яркий пример – упадок острова Пхи-Пхи, который начался после того, как вышел фильм «Пляж» о поисках уединенного и безлюдного рая, в котором играл Ди Каприо, – аргументированно высказал свою позицию Андрей Михайлов.
В словах казахстанского географа, фотографа, редактора, путешественника-исследователя есть внушительная доля истины. Ведь страну он видит не по картинкам в Интернете, а своими глазами, пройдя тысячи километров во все стороны.
– Как только объекты любого культа – храмы, алтари, монастыри – становятся туристическими объектами, они перестают нести свою глубинную цементирующую функцию центров силы, веры и поклонения. И вскоре вообще утрачивают сакральность и всякий смысл, превращаясь в обыкновенные коммерческие предприятия. Таких прецедентов на моих глазах за последние годы произошло великое множество, – говорит путешественник.
По его наблюдениям, негативное влияние туризма на культуру и общество любой страны явно можно увидеть в странах Азии.
– В результате общество начинает претерпевать неприятные изменения. Появляются легкие деньги, люди начинают думать о легком заработке. Мы не говорим об этом, но во всех туристических странах Азии существует яркий и заметный слой детей-попрошаек. Своего рода профессионалов, умеющих вышибать деньги из добрых гостей. В Казахстане, кстати, они тоже начинают появляться там, где мелькают западные туристы. Интересно, кто вырастает из них? Трудолюбивые и законопослушные граждане? Вряд ли, – размышляет исследователь.
Указал он и на некоторую политическую сторону туризма. По его мнению, «как только страна садится на туристическую «иглу», она оказывается на коротком поводке у мировых лидеров». При современных технологиях ей очень просто испортить имидж и автоматически лишить привычных доходов от туризма, к которым она быстро привыкает. Потому она становится послушной и сговорчивой.
– Как географ, я считаю, что в Казахстане может быть лишь очень специфичный туризм, не массовый. Нет у нас пока для того соответствующих условий. Больших дивидендов от него мы не получим. В Казахстане не много достопримечательностей. Они все рассеяны на огромном расстоянии. Да, страна красивая, но здесь может существовать только очень дифференцированный, специальный туризм. Организация поездок для штучных туристов, которые знают, чего именно они хотят, – сказал он в заключение своего выступления.
Туристические катастрофы уже начинаются
К несчастью, путешественник прав. В процессе развития казахстанского туризма без скепсиса обойтись не получится при всем желании. Один характерный пример привел политолог Антон Морозов: «Помните, какие надежды мы возлагали в плане туризма на Великий Шелковый путь? А теперь давайте вспомним недавний скандал с городищем Талхиз, когда при строительстве автомагистрали его пустили под ножи дорожной техники. А Талхиз, кстати, входит в список объектов Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. И только вмешательство вице-премьера остановило строительство. Вот этот пример хорошо демонстрирует отношение к потенциальным туристическим объектам».
В свою очередь режиссер, участник Валихановской экспедиции Олег Белов отметил, что именно сильная политическая воля могла бы быть той силой, которая сдерживала бы проявление негативного влияния туристской индустрии. Но пока государство в своих решениях и действиях не поспевает за стихией под названием «туризм».
– В этом году пляжной столицей Казахстана по праву стало озеро Алаколь. Оно выигрывает у Иссык-Куля по многим природным параметрам, но проигрывает по развитию инфраструктуры. Автомобильная дорога от Талдыкоргана до озера в плачевном состоянии. Благо, в этом году пустили фирменный поезд компании «Туран Экспресс». Перрон на 13-м разъезде в поселке Акши расширили, но он все равно слишком узкий для такого пассажиропотока. Магазин в Акши так и не достроили. Отели и базы отдыха активно строятся, но инфраструктура отстает. Государство не поспевает за рекордным наплывом туристов, – привел пример Олег Белов.
Ну а мусорные кучи, летающие пакеты и отхожие места в горах Заилийского Алатау, на Кольсайских озерах, побережье Или и многое другое – это уже привычная атрибутика местности.
Контроль всему голова
Известно, что Казахстан пытается перенимать опыт разных стран в деле развития туризма. В их числе Турция.
Известный казахстанский обозреватель, заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов кратко напомнил, что до 1980-х годов ХХ века в Турции туристской индустрии не было. Правительство наняло немецких консультантов. Курировал проблематику вице-премьер. Проводилась разъяснительная работа, начиная с пограничников на паспортном контроле и заканчивая владельцами отелей и земель на побережье.
– Это была мучительная и долгая работа, по итогам которой турки смогли создать культуру туризма. Вы думаете, турки не хотели бы сдирать денег здесь и сейчас?! Конечно, хотели бы! Но в течение десятилетий они усвоили, что если будут себя вести культурно, они получат больше, чем если они сорвут сиюминутный куш. Но это все курируется. Все работает. Для этого требуется время и самое главное – воля, – рассказал Сергей Козлов.
Казахстан на 25 лет опоздал с развитием туризма. Но, может, оно и к лучшему, потому что у Казахстана есть возможность выработать свои уникальные турпродукты как самостоятельно, так и при помощи соседей. А также учесть ошибки, допущенные другими странами, чтобы в итоге не оказаться у разбитого корыта.

Алина БЕКИРОВА, фото Павла МИХЕЕВА, Алматы

Источник: Республиканская общественно — политическая газета «ЛИТЕР»

Совместные туристические проекты – хороший способ решить проблемы

Как показывает практика интеграции на пространстве ЕАЭС, именно туризм стал той сферой, в которой страны достигают наибольшего консенсуса. А потому странам ЕАЭС на базе имеющихся общих культурных ценностей и исторического прошлого, необходимо усилить совместную работу в этом направлении, возвращая к жизни единые проекты советских времен и генерировать новые формы сотрудничества для продвижения в мир единого туристического пространства ЕАЭС. Эта сторона интеграции была затронута на заседании экспертного клуба: «Культурно-туристическая дипломатия: развитие через диалог и сотрудничество».
«Туристско-культурная дипломатия становится важным каналом формирования и распространения имиджа и продвижения международного признания той или иной страны, вопросом двусторонних переговоров. Об этом, в частности, свидетельствует обсуждение новых возможностей развития туризма между Казахстаном и Россией в рамках XIII Форума межрегионального сотрудничества. Подписаны различные договоренности о сотрудничестве между разными областями стран, входящих в ЕАЭС. Ростуризм и НПП «Атамекен» договорились сообща развивать индустрию туризма. На последнем Российско-Казахстанском форуме приграничного сотрудничества отдельная секция была посвящена туризму. Был также подписан договор о том, что транзитные поезда будут проезжать казахстанско-российскую границу без пограничных проверок. Это имеет косвенное отношение к туризму, но облегчит в определенной степени туристические передвижения», — озвучил некоторые направления туристской дипломатии политолог Эдуард Полетаев.
К слову о поездах. По мнению экспертов, имеет смысл попытаться возродить некоторые советские туристические маршруты. Речь идет о так называемых номерных, всесоюзных маршрутах. Например, всесоюзные маршруты по Средней Азии № 211 «По столицам республик Средней Азии и Казахстана» или № 437 (обратный маршруту № 438)»Из Казахстана в Среднюю Азию» (Алма-Ата (Алматы) – Фрунзе (Бишкек) – Джамбул (Тараз) – Чимкент (Шымкент) — Ташкент). Кстати, не так давно были публично озвучены планы о том, что намерены запустить скоростной поезд от Алматы до Ташкента. Но данная инициатива уже позабылась.
В свою очередь, старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Лидия Пархомчик, привела в пример еще одну попытку туристской интеграции на просторах Каспия. Она напомнила, что в 2005 году данная тема поднималась на межгосударственном уровне. Даже был выделен российской стороной теплоход «Мария Ермолова», который бы мог вместить потенциально порядка 200 пассажиров. В 2007 году теплоход даже совершил пробный тур по маршруту Астрахань-Актау. Однако на этом все благополучно и закончилось. Из-за простоя теплоход заржавел и был списан. В августе этого года круизная тема вновь появилась в поле зрения, а именно, Россия объявила о том, что запускается строительство судна на 350 пассажиров, которое бы заменило утраченный теплоход. Строительство будет завершено в 2019 году.
«Банально, но для организации каспийского круиза нет судна, которое бы перевозило туристов, нет инфраструктуры, которую представляешь, когда слышишь «морской круиз». Определенные сложности вызывает и тот факт, что часть портов на Каспии вообще не ориентированы на пассажиров, а занимаются исключительно грузоперевозками. Соответственно, даже если круизное судно будет соответствовать техническим требованиям для прохождения в бухту порта, туристов встретят только грузоподъемные краны и нефтеналивные терминалы. Самая подготовленная в плане приема туристов страна на Каспии — это Азербайджан. Туркменистан запустил прогулочный маршрут по Каспию на специально подготовленном пароме на 200 пассажиров. Дагестан имеет неплохие рекреационные возможности, но их развитию мешает сложившийся у региона имидж. Так, что у Казахстана есть примеры более удачного развития туристической отрасли на Каспии. Вообще, переговорный процесс о развитии сотрудничества в сфере туризма встречает меньшее сопротивление у стран Прикаспийской пятерки — вопрос только в его практической реализации», — рассуждает эксперт.
«Туризм – один из самых эффективных инструментов народной дипломатии и интеграции. В итоге эти региональные, межстрановые туристические маршруты или объекты постепенно становятся крупными участниками мирового туристского рынка. Уже не отдельные турфирмы, а большие специализированные организации, имеющие свое представительство в органах власти, согласовывают и осуществляют работу по продвижению региональных продуктов на мировом туристском рынке, — говорит политолог Антон Морозов. — Эта работа заключается в следующем: в совместном представлении туристического маршрута/объекта на различных международных специализированных ярмарках; в информационно-рекламной работе; в создании специализированных организаций, которые занимаются маркетингом и продвижением группы государств на мировом рынке путешествий, таких как Туристская ассоциация АСЕАН или Карибская туристская организация; в проведении единой политики в области туризма, составлении единых комплексных программ развития отрасли; в разработке единых стандартов туристской деятельности, взаимном признании документов об образовании в области туризма; в упрощении таможенно-визовых формальностей; в улучшении туристской инфраструктуры и системы пассажирских перевозок, а также в снижении стоимости пассажирских перевозок внутри объединения».
Эксперт подчеркнул, что в мире уже давно выработан такой подход, когда в рамках одного тура можно посетить несколько стран. И он вполне себя оправдывает с точки зрения бизнеса. Так, в Европе около 200 таких рынков, в Юго-Восточной Азии это маршрут: Индонезия – Малайзия — Сингапур; в Южной Америке: Эквадор – Перу – Боливия; в Африке – ЮАР и Мозамбик.
«Тренд задан, есть механизмы, алгоритмы. В результате формируются межстрановые туристические рынки. Государства, входящие в их состав, с одной стороны, продолжают оставаться по отношению друг к другу непосредственными конкурентами, с другой постепенно переходят к согласованному развитию своих национальных туристских комплексов, — отметил Антон Морозов.
Сегодня туристский рынок стран ЕАЭС переживает процесс трансформации. При увеличившихся ценах на зарубежные туристские поездки заметно увеличился турпоток внутри стран региона. Кроме этого, для иностранных туристов путешествия по пространствам Евразии стали существенно дешевле. Авторитет стран Евразии определяется не только их экономическими ресурсами, но и культурным достоянием наций. Культурно-туристская дипломатия способна работать на укрепление международного авторитета любой страны, служить свидетельством ее туристской привлекательности.
«Туризм помогает добиваться результатов там, где их трудно достичь общепринятыми способами. Страны, осуществляющие широкий туристический обмен легче других конструктивно решают возникающие между ними проблемы. Сегодня туризм является формой народной дипломатии, приобретающей особую значимость в условиях глобализации и информатизации мира», — резюмировал Эдуард Полетаев.

Виктор Санькович

 

 
Источник: Nomad

ЭКСПО-2017: миллион посетителей мы уже набираем

Сегодня развитие казахстанского туризма неразрывно связано с подготовкой Казахстана к проведению международной выставки ЭКСПО-2017. Ежегодно республику посещают примерно 55 тысяч иностранных туристов в правильном понимании этого слова. По прогнозам экспертов, ЭКСПО позволит увеличить этот поток в 5 раз. На сегодняшний день уже поступили заявки на покупку почти миллиона билетов на посещение выставки. И если это даст республике хотя бы 300 тысяч туристов в год, то у Казахстана появится шанс занять свою нишу в безграничном туристическом мире.

В Алматы состоялось заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Культурно-туристская дипломатия: развитие через диалог и сотрудничество». Как отметили отметили эксперты, такие крупные международные мероприятия, как зимняя «Универсиада-2017» в Алматы и ЭКСПО-2017 в Астане, и есть собственно, практическая компонента такого рода связей и мероприятий, и такие форумы должны быть заполнены соответствующими посетителями.

В связи с этим в Казахстане принимается ряд серьезных попыток повысить внешнюю привлекательность страны для мировой аудитории: например, режим открытого неба, который запускается с 1 мая 2017 года с целью привлечь ряд зарубежных авиакомпаний на наш рынок, отмена визового режима для граждан 48 стран.

Весьма скурпулезная работа проведена именно в части привлечение потока туристов на ЭКСПО. Озвученные в ходе заседания промежуточные данные внушают определенный оптимизм.

«В рамках ЭКСПО ожидается большой толчок в развитии казахстанской сферы туризма. По данным на сентябрь 2016 г., подписаны 44 меморандума на продажу 220 тысяч билетов в составе турпакетов, принято 55 заявок от отечественных и зарубежных турфирм на 677 тысяч билетов, подписаны 3 соглашения с Skyway, Sayat-travel и Bayterek travel center на реализацию 62 тысяч билетов. В общем, миллион посещений мы уже набираем. Хотим, конечно же, свыше пяти миллионов. Из них 85% составят граждане Казахстана. Постараемся получить 15% иностранных туристов. Из них 45% должны представлять страны СНГ, 19% — Китая, 13% — государства Евросоюза», — такой расклад дал Марат Шибутов, член Общественного совета при национальной компании «Астана ЭКСПО-2017» и представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане.

Особое внимание уделяется привлечению туристов и посетителей выставки из соседней Российской Федерации. Специальная миссия ЭКСПО проехала по 14 ключевым регионам России и городам Москва, Санкт-Петербург.

«Директор Департамента маркетинга и продвижения АО «НК «Астана ЭКСПО-2017» Аллен Чайжунусов встречался в Москве с профсоюзами сотрудников МВД, ФСБ, министерства обороны, со всеми теми, кому ограничен выезд в дальнее зарубежье, предлагал им посетить Казахстан во время ЭКСПО. Они, в свою очередь, будут предлагать туры своим работникам», — сообщил Марат Шибутов.

Ведется активная PR-кампания страны за рубежом. В частности, реализуются специальные проекты с National Geographic, на сайте ИТАР-ТАСС размещена отдельная страница с описанием 10 наиболее привлекательных туристических мест Казахстана, прорабатываются проекты с Google и The New York Times.

Достигнута договоренность о том, что в следующем году Всемирная туристская организация в рамках «ЭКСПО-2017» проведет совместную конференцию «Туризм и Энергия будущего». Форум должен пройти с участием министров туризма более 150 стран.

«Международный опыт проведения подобных мероприятий показывает, что иностранцы предпочитают посещать выставки, совмещая с туром или деловой поездкой. Поэтому разработаны 73 туристских маршрута по уникальным местам Казахстана для различных категорий туристов. Это – экологические туры, маршруты с посещением историко-культурных комплексов, специальные туры. В сентябре 2016 года специально для 100 зарубежных туроператоров – партнеров ЭКСПО была проведена серия информационных туров по регионам страны: Золотое Семиречье, Западное кольцо Казахстана, Восточный и Северный Казахстан, Шелковый путь, Оазисы степей Казахстана (Астана – Боровое — Астана). Также была проведена международная туристская конференция, в которой приняли участие 100 зарубежных и около 200 местных туроператоров», — рассказал член Общественного совета при «Астана ЭКСПО-2017».

Не осталась без внимания и культурная составляющая выставки. В рамках ЭКСПО будет проходить до 100 культурных мероприятий в день в Астане. Соответствующие договоренности достигнуты абсолютно со всеми столичными сценами.

При этом Марат Шибутов уточнил, что цена туров определена. В частности, посетителям ЭКСПО планируется представить эконом, стандарт и премиум пакеты. Так, цена эконом-пакета на 3 дня начинается от 40 тысяч тенге (около 120 долларов). В него входят такие услуги, как: трансфер, хостел, питание, услуги гида, входные билеты на выставочный комплекс.

Отдельно работа идет с Национальной палатой предпринимателей «Атамекен». Речь идет об инвентаризации объектов по 12 пунктам: от подъездных дорог к туробъектам до пунктов зарядки сотовых телефонов.

«Думаю, что в 2017 году Казахстан получит относительную известность. В том числе на популярных системах бронирования Tripadvisor и на Booking.com. Опыт проведения предыдущих выставок ЭКСПО показал ощутимый рост потока туристов по сравнению с предыдущими годами: в Южной Корее на 9,3%, в Китае – на 27,3%, в Италии – на 4,4%. В Казахстане прогнозируется увеличение потока реальных иностранных туристов в 5 раз. Если мы получим 300 тысяч человек, это будет пик. Потом конечно, возможен спад. Но мы хотя бы начнем подтягиваться до уровня Узбекистана», — резюмировал Марат Шибутов.

Представлено экспертным клубом «Мир Евразии»

Источник: Диалог.kz

Марат Шибутов: «В 2017 году Казахстан получит относительную известность за рубежом»

Представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане, политолог Марат Шибутов считает, что в преддверии ЭКСПО-2017 Казахстан в плане привлечения туристов должен больше работать не с дальним зарубежьем, а со странами-соседями. В рамках ЭКСПО ожидается большой толчок в развитии казахстанской сферы туризма, но среди иностранцев, планирующих прибыть в страну, большинство будет представлять страны СНГ и Китай. Об этом он сказал на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Культурно-туристская дипломатия: развитие через диалог и сотрудничество»

В Казахстан реальных туристов приезжает примерно 55 тысяч в год. Не тех, которые декларируются в тех или иных отчетах, а тех, кто указал, что прибыл в страну именно с туристическими целями. В прошлом году их было около 70 тысяч. Рост произошел в основном за счет того, что у россиян после девальвации рубля стало меньше денег, плюс были ограничения, сложности с Турцией и Египтом. И вот россияне поехали на казахстанские озера Алаколь и Балхаш.

На мой взгляд, Казахстан в плане привлечения туристов должен работать не с дальним зарубежьем, а со странами-соседями. Надо перестать быть высокомерными и ждать жителей Нью-Йорка и Парижа. К нам никто из них не рвётся смотреть непревзойденную архитектуру.

Как член Общественного совета при национальной компании «Астана ЭКСПО-2017» должен сказать, что в сентябре 2016 года специально для 100 зарубежных туроператоров – партнеров ЭКСПО была проведена серия информационных туров по регионам страны. Это Золотое Семиречье, Западное кольцо Казахстана, Восточный и Северный Казахстан, Шелковый путь, Оазисы степей Казахстана (Астана – Боровое — Астана). Затем провели международную туристскую конференцию, в которой приняли участие 100 зарубежных и около 200 местных туроператоров.

В рамках ЭКСПО ожидается большой толчок в развитии казахстанской сферы туризма. Сделаны покупки групповых туров (по данным на сентябрь 2016 г., подписаны 44 меморандума на продажу 220 тысяч билетов в составе турпакетов, принято 55 заявок от отечественных и зарубежных турфирм на 677 тысяч билетов, подписаны 3 соглашения с Skyway, Sayat-travel и Bayterek travel center на реализацию 62 тысяч билетов).

Идут специальные проекты с National Geographic, на сайте ИТАР-ТАСС размещена отдельная страница с описанием 10 наиболее привлекательных туристических мест Казахстана, прорабатываются проекты с Google и The New York Times.

Отдельно работа идет с Национальной палатой предпринимателей «Атамекен». Идет инвентаризация объектов по 12 вопросам, от подъездных дорог к туробъектам до пунктов зарядки сотовых телефонов. Международный опыт проведения подобных мероприятий показал, что иностранцы предпочитают посещать выставки, совмещая с туром или деловой поездкой. Поэтому разработаны 73 туристских маршрута по уникальным местам Казахстана для различных категорий туристов. Это экологические туры, маршруты с посещением историко-культурных комплексов, специальные туры.

Цена туров определена. Посетителям ЭКСПО планируется представить эконом, стандарт и премиум пакеты. Эконом пакет — от 40 тысяч тенге (около 120 долларов) на 3 дня: трансфер, хостел, питание, услуги гида, входные билеты на выставочный комплекс.

В общем, миллион посещений мы уже набираем. Хотим, конечно же, свыше пяти миллионов. Из них 85% составят граждане Казахстана (школьников и студентов колледжей ожидается 380 тысяч человек), постараемся получить 15% иностранных туристов. Из них 45% должны представлять страны СНГ, 19% — Китая, 13% — государства Евросоюза.

Директор Департамента маркетинга и продвижения АО «НК «Астана ЭКСПО-2017» Аллен Чайжунусов встречался в Москве с профсоюзами сотрудников МВД, ФСБ, министерства обороны, со всеми теми, кому ограничен выезд в дальнее зарубежье, предлагал им посетить Казахстан во время ЭКСПО. Они, в свою очередь, будут предлагать туры своим работникам.

Специальная миссия ЭКСПО проехала по 14 ключевым регионам России и городам Москва, Санкт-Петербург. Достигнута договоренность о том, что в следующем году Всемирная туристская организация в рамках «ЭКСПО-2017» проведет совместную конференцию «Туризм и Энергия будущего». Форум должен пройти с участием министров туризма более 150 стран.

Думаю, что в 2017 году Казахстан получит относительную известность за рубежом. В том числе на популярных системах бронирования Tripadvisor и на Booking.com.

В рамках ЭКСПО будет проходить до 100 культурных мероприятий в день в Астане. Договорились уже со всеми театрами.

Скажу также, как член общественного совета города Алматы. Хочу отметить — подготовка идёт и в южной столице: ремонтируются тротуары, ставятся общественные туалеты, идет обучение полицейских.

Опыт проведения предыдущих выставок ЭКСПО показал ощутимый рост потока туристов по сравнению с предыдущими годами: в Южной Корее на 9,3%, в Китае – на 27,3%, в Италии – на 4,4%. В Казахстане прогнозируется увеличение потока реальных иностранных туристов в 5 раз. Если мы получим 300 тысяч человек, это будет пик. Потом конечно, возможен спад. Но мы хотя бы подтянемся до более высокого уровня.

Марат Шибутов: «В 2017 году Казахстан получит относительную известность за рубежом»
*Чарынский каньон

 

Марат Шибутов: «В 2017 году Казахстан получит относительную известность за рубежом»
*Или

 

Марат Шибутов: «В 2017 году Казахстан получит относительную известность за рубежом»
*Бурабай

 

Марат Шибутов: «В 2017 году Казахстан получит относительную известность за рубежом»
*Мемориальный комплекс «Коркыт ата»

 

Марат Шибутов: «В 2017 году Казахстан получит относительную известность за рубежом»
*Туркестан

Источник: matritca.kz

Туризм в Казахстане: эффективней работать с теми, кто близко

Современному Казахстану сложно найти свое место под солнцем на мировом туристическом рынке. И хотя стране есть, что предложить гостям, до сих пор она не определилась с целевой аудиторией.

Следуя общемировому тренду, Казахстан пытается заинтересовать западных туристов, оставляя без внимания тех, кто рядом – путешественников из соседних Китая и России. К слову сказать, их интерес к Казахстану весьма велик – его нужно лишь удовлетворить посредством развития туристской инфраструктуры и снижения градуса предвзятого отношения к гостям. К такому выводу пришли казахстанские эксперты в ходе заседания экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Культурно-туристская дипломатия: развитие через диалог и сотрудничество».
«Несколько лет назад, в 2006-2010 годах, одна из исследовательских компаний, которая занимается туристической аналитикой, изучала туристическую привлекательность Казахстана за рубежом. Стоит отметить, что были проанализированы интересы туристов из Европы и Азии. Что получилось? Основным сегментом европейских предпочтений оказался пляжный туризм (32%), комбинированные туры – на втором месте (20%), на третьем – городской туризм (14%). Предпочтения азиатского туриста разительно отличаются: лидируют комбинированные туры (50%), городской туризм предпочтителен для 18%, пляжный – только для 15%. Не думаю, что данные предпочтения с тех пор кардинально изменились. И если в Казахстане не будут формировать представленные сегменты, то привлечение иностранных туристов будет затруднительным. Ситуация такая, что, поскольку в Казахстане нет морских курортов, разве что на Мангышлаке, акцент нужно делать в большей степени на привлечение азиатских туристов», – такой вывод сделал политолог Эдуард Полетаев.
Азиатский турист – это в первую очередь турист из Поднебесной. И кстати, весь туристический мир трудится, чтобы привлечь китайских туристов. В среднем за один день турист из Китая тратит больше, чем турист из любой развитой европейской страны. К тому же полтора миллиарда населения Китая открыты всему новому и любят путешествовать. Поэтому перспективы на данном направлении существенные.
Казахстан лишь с августа 2016 года начал принимать групповые туры из Китая. Но как их встречает принимающая сторона? Нет ли здесь проблем?
«У нас, к сожалению, высокомерное отношение к азиатским туристам. Считают их неприхотливыми. Это миф. Они очень требовательны. За каждый потраченный цент они хотят получить максимум. Так же и у себя, в Китае, они отработают каждый цент, потраченный гостем», – рассказывает генеральный директор Международного центра казахстанско-китайского сотрудничества CHINA CENTER Адиль Каукенов.
По его данным, граничащие с Казахстаном провинции готовы ехать в республику. Им интересны шопинг и казино, исторические места эпохи коммунизма. По мнению эксперта, Казахстану нужно отказываться от стереотипного пренебрежения китайским туристом и запускать рекламу туристических возможностей страны в Китае.
В прошлом году интерес к Казахстану как туристическому направлению показали и россияне. Подтверждает этот тренд статистика.
«В Казахстан реальных туристов приезжает примерно 55 тысяч в год. Не тех, которые декларируются в тех или иных отчетах, а тех, кто указал, что прибыл в страну именно с туристическими целями. В прошлом году их было около 70 тысяч. Рост произошел в основном за счет того, что у россиян после девальвации рубля стало меньше денег, плюс были ограничения, сложности с Турцией и Египтом. И вот россияне поехали на казахстанские озера Алаколь и Балхаш», – сообщил представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов.
Об интересе россиян к казахстанским ландшафтам рассказал и политолог Замир Каражанов. Эксперт отметил, что российские автолюбители стали чаще пересекать границу с Казахстаном. Да, автотуризм не принесет больших доходов. Но «дикий туризм» тоже несет положительные стороны, просто их следует разглядеть и усилить. Тем более есть свои преимущества.
«Мы могли бы разрабатывать маршруты для автотуризма, улучшать дороги и придорожный сервис. Тем более, сейчас идет строительство международной трассы «Западная Европа — Западный Китай». Автотуризм – это приключения. Это те позитивные впечатления, которые остаются в памяти человека, романтика, которая в наше время становится дефицитом. К тому же автолюбители делятся в соцсетях впечатлениями от поездки в Казахстан, выкладывают фотографии красивых мест, формируют интерес к стране. Такие нюансы следует учитывать и нашим туристическим компаниям, – размышляет Замир Каражанов. – И конечно же, надо помнить, что большой туризм – это не только деньги, но и совокупность духовных ценностей, где трудно достичь одного, игнорируя другое».
Таким образом, Казахстану эффективней работать с теми, кто близко. В этой связи все, что требуется от государства и общества на первых порах, это строить дороги, обеспечивать безопасность путешественников в пути, вести контроль качества оказываемых услуг.
«Туристам нужно то, чего им не хватает у себя. Вот над этим надо трудиться», – подчеркнул Юрий Тлеумуратов, директор Палаты предпринимателей Алматы НПП РК «Атамекен».

Аманжол Смагулов

Источник: Total.kz

Эксперты: продавать нужно не природные ресурсы, а возможность ими любоваться

С 2017 года безвизовый въезд в Казахстан будет разрешен для граждан 48 стран.

2017 год ожидается прорывным в области туризма в Казахстане, ведь в стране ожидается проведение зимней «Универсиады-2017» в Алматы и ЭКСПО-2017 в Астане. К тому же в Казахстане была принята Программа развития туристической отрасли до 2020 года, причем с 2017 года начинается уже второй ее этап. Но, несмотря на это, туристической страной Казахстан назвать трудно.
Поэтому в ходе круглого стола, представители экспертного сообщества, туристического бизнеса, путешественники, туристы и журналисты, обсудили перспективы и проблемы туризма в Казахстане, сообщает Zakon.kz. Однако прийти к единому мнению спикеры не смогли.
Руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев отметил: «В последнее время многие вспомнили, что туризм — это рабочие места, приличные деньги, которые можно заработать. Естественно необходимо те крупные международные мероприятия, а это относится к событийному туризму – Универсиада и ЭКСПО – заполнить соответствующими посетителями. Поэтому принимается ряд серьезных попыток в Казахстане: режим открытого неба, который запускается с 1 мая 2017 года с целью привлечь ряд зарубежных авиакомпаний на наш рынок. В рамках подготовки к ЭКСПО утвержден перечень из 73 тур-маршрутов, охватывающих все главные достопримечательности страны. В 2006 году в Казахстане было менее 900 гостиниц, а спустя 10 лет их уже более 2400.
С 2017 года безвизовый въезд в Казахстан будет разрешен для граждан 48 стран. Хотя, на мой взгляд, это не совсем выгодное решение. Можно было оставить визовый режим, но просто упростить получение виз. К примеру, в такие страны, как ОАЭ или Кения можно через интернет визу получить, а в Тунисе, Вьетнаме, Таиланде и др. странах проще простого ее получить в аэропортах. А ведь стоимость одной визы примерно равна средней цене проживания за одни сутки в гостинице. Эти деньги не помешали бы.
Что необходимо сейчас сделать? Идут разговоры о возможности создания Евразийского туристического пространства. В том числе благодаря самым желанным и любимым туристам, которые зарекомендовали себя за последние 2-3 года – китайским туристам. У нас нынешний год – год туризма Китая в Казахстане. С августа 2016 года организовываются групповые поездки. Надо признать, что китайцы, возможно желающие поиграть в казино, купить дорогие брендовые вещи, они привлекательны для турбизнеса. В среднем за один день они тратят больше чем турист из развитых европейских стран. Поэтому перспективы на данном направлении существенные.
Кстати, стоит возродить некоторые советские туристические маршруты, которые сейчас подзабыты. Были так называемые номерные, всесоюзные маршруты. В рамках актуальной сегодня темы Нового Шелкового пути раньше можно было сесть на поезд в Алматы и выйти в Ташкенте. Сейчас такие маршруты можно возродить, потому что для большинства иностранных туристов Казахстан – страна далекая. То есть, многие из туристов, посещающих наш регион, хотят побывать как минимум сразу в двух странах. Тем более границы у нас не так далеко находятся. Например, одна из основных достопримечательностей Казахстана – Чарынский каньон находится дальше от Алматы, чем столица соседней республики Бишкек. Несколько лет назад были публично озвучены планы о том, что намерены запустить скоростной поезд от Алматы до Ташкента. Но данная инициатива позабылась.
Во всех странах ЕАЭС туризм занимает незначительное место в ВВП. В Казахстане, например, это 0,9%. Правда учитываются только проживание и транспорт. При этом, по данным многих исследований в сфере туризма, 4 из 5 посещений приходятся, как правило, на тот туристический регион, где проживает сам турист. И в этом плане перспективы развития евразийского туризма весьма большие».
Жумат Марденов, экс-заведующий зарубежным отделом БММТ «Спутник» ЦК ВЛКСМ, почетный работник туризма Казахстана, в свою очередь, высказал следующие мысли: «Казахстану нужно Министерство туризма.
Этот вопрос до сих пор висит в воздухе и никак не решается. Сейчас в стране наконец-то открыли глаза и решили усилить внутренний туризм.
Кто-то сказал, что в период Универсиады мы примем 30 тысяч туристов. Но ведь практически нет никакой рекламы на внешнем рынке. Туристы ничего не знают о Казахстане. Информации нет. Предлагал перед Азиадой организовать тур для мэров Осло, Копенгагена, Хельсинки, Стокгольма. В этих странах развиты зимние виды спорта. Гостиницы готовы были принимать, МЧС готовы были организовать полеты на вертолетах.
Предлагал договориться с Узбекистаном, организовать для них тур из Алматы в Самарканд и Бухару. Представляете, какой поток информации о Казахстане был бы.
Узбекистан будет участвовать в ЭКСПО, и они хорошую идею предлагали раньше: чтобы турист вылетал из Алматы в Самарканд и вечером возвращался тем же самолетом. А теперь предлагают, чтобы люди, приехавшие на ЭКСПО, могли вылететь в Ташкент, Бухару и Самарканд чартерным рейсом на день-два».
Юрий Тлеумуратов, директор Палаты предпринимателей г. Алматы НПП РК «Атамекен» отметил:«На сферу туризма приходится 7% мировых инвестиций и 11% мирового совокупного дохода. Получается интересно: 7% инвестиций дают 11% дохода. Туризм все-таки очень высокодоходный вид бизнеса. Но все минусы – отсутствие нормального госоргана и инфраструктура.
В каждом регионе Казахстана есть своя жемчужна. Аксу-Жабаглы, Боровое, Баянаул, Каспий, прикаспийские низменности, святыни, каньоны. Но проблемы с инфраструктурой. К тому же Казахстан – климатически тяжёлый регион. Редко где в мире есть такая амплитуда температур, как у нас. От -50 до +50. Автомобильную дорогу сделать – это какое должно быть покрытие! Дороги делать дорого и трудно. Но это отговорки для слабых.
На мой взгляд, Президент и Правительство понимают что туризм — это серьёзный источник дохода особенно в пору кризиса. И реализация программы «Нурлы Жол» поможет в развитии туризма.
Казахстан занял 35 место в рейтинге Doing Business. Замер делают именно по городу Алматы. Госорганы занялись этим вопросом. И мы смогли занять 35 место. Я скептично отношусь к этой позиции. Но оснований не доверять серьезным международным экспертам у меня нет.
А вот другой рейтинг – конкурентоспособности в секторе туризма и путешествий. В 2015 году 141 страна участник, 14 параметров. Казахстан занял 44 место. Вроде бы неплохо. Но есть такие показатели: по приоритетности туризма 84 место. По международной открытости Казахстана 124 место, то туристической инфраструктуре 81 место, по природным ресурсам (не недра) 111 место, по культурным ресурсам и инфраструктуре для делового туризма – 101 место.
Есть, конечно, показатели, по которым мы весьма успешны. Но нужен госорган, который займётся координационной работой. И что-то тогда изменится.
Адиль Каукенов, политолог, L.L.M., генеральный директор Международного центра казахстанско-китайского сотрудничества CHINA CENTER: В Казахстане множество привлекательных мест. Вот мы говорим о холодной погоде в Астане до -50. Но давайте посмотрим китайский Харбин, где тоже морозы минус 45-48 зимой. Но именно зимний туризм в Харбине является основным. Почему? Потому что китайцы используют свои особенности очень умело. Устраиваются ледовые шоу, строятся ледовые скульптуры, городки, в расчете на туристов из южных регионов, которые никогда не знали, что такое настоящий мороз. Они хотят испытать на себе его и готовы за это платить.
У нас это тоже возможно. Но. У нас же проблемы туристов начинаются с ворот. А именно, на пограничных пешеходных постах нет условий, ужасные очереди, толкучка, хамство.
Почему-то такое высокомерное пренебрежительное, высокомерное отношение к азиатскому туристу. Считают их неприхотливыми. Это миф. Они очень требовательны. В Китае, который является одной из ведущих туристических держав мира, туристу предлагается максимум за его деньги. Понятно, что на туристе хотят заработать деньги, но уехать он должен с хорошими впечатлениями, а не что его ободрали как липку.
Марат Шибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане: К нам туристов в чистом виде приезжают примерно 55 тысяч. Реальных туристов. Не те, которые декларируются, а именно с туристическими целями. В прошлом году у нас было 70 тысяч. Рост в основном за счет того, что у россиян нет денег, ограничения. И вот они поехали на Алаколь и Балхаш.
На мой взгляд, мы должны работать не с дальним зарубежьем, а именно с соседями. Надо перестать быть высокомерными и ждать жителей Нью-Йорка и Парижа. К нам никто не рвётся смотреть нашу непревзойденную архитектуру. Надо перестать быть высокомерными.
Как член совета ЭКСПО должен сказать, что в сентябре завозили 100 зарубежных туроператоров, 200 наших. Сделали им пять инфо-туров: Золотое Семиречье, Западное кольцо Казахстана, Восточный и Северный Казахстан, Шелковый путь, Оазисы степей Казахстана.
В рамках ЭКСПО ожидается большой толчок в сфере туризма. Сделаны покупки групповых туров. Даётся реклама в National Geographic, ТАСС, с Google и The New York Times работа ведется. Отдельно работа идет с НПП отрабатываются все вопросы, вплоть до пунктов зарядки сотовых телефонов. Разработаны 73 турмаршрута по уникальным местам Казахстана.
Цена туров определена. Эконом пакет от 40 тысяч на 3 дня: трансфер, хостел, питание, услуги гида, входные билеты на выставочный комплекс.
По последним данным, 55 заявок на 677 тысяч билетов уже поступило на посещение ЭКСПО. Миллион посещений мы наберем. Хотим, конечно же, пять миллионов. Из них мы постараемся получить 300 тысяч иностранных туристов в Казахстан.
Думаю, что на следующий год мы рванем и получим относительную известность. В Tripadvisor и на Booking.com.
В рамках ЭКСПО по 100 культурных мероприятий в день в Астане. Договорились со всеми театрами.
А если говорить как член общественного совета города Алматы, хочу отметить — подготовка идёт. Тротуары, туалеты, обучение полицейских. Если мы получим 300 тысяч иностранных туристов, это будет пик. Потом конечно будет спад. Но мы хотя бы начнем подтягиваться до уровня Узбекистана.
Евгений Пастухов, ученый секретарь Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК – Лидера Нации: Когда в России стали говорить о возрождении крымского туристического направления, я почитал российских писателей и творческую интеллигенцию, которые отдыхали в Крыму как раз с середины XIX века и до революции. Проблемы одни и те же: необоснованно дорого, никакого сервиса, больше я туда не поеду.
Отсюда я делаю вывод, что это общая проблема, которая заключается в следующем: мы относимся к нашему туризму не как к бизнесу. В нынешнем виде это не рынок. Рынок – это когда приходишь в аквапарк, у тебя больной ребенок, и ты не можешь есть ту еду, которую они продают. Ты говоришь: мой ребенок это не ест. И тебе говорят: да, у нас правила такие, но ради вас мы делаем исключение. Это бизнес. Это рынок.
Когда сегодня говорят о государственном вмешательстве, я отношусь к этому скептически. Например, наше любимое озеро Алаколь. Появление там маленьких частных компаний не связано с государством, это частная инициатива. Участие государства в этом вопросе – только строительство дороги, инфраструктура и страновой PR.
Замир Каражанов, политолог, главный редактор Информационно-аналитического центра Caspian Bridge: Хочу обратить внимание на один момент: за что бы государство ни взялось, все время оно проигрывает, результат не тот, который ожидаем. На самом деле туристы привлекаются и неплохо. Но поток этот идет неофициально. Очень много россиян интересуются Казахстаном. Тому есть некоторые обстоятельства. В Российском обществе меняются ценности. В свое время россияне хотели повидать мир, оторваться. Но сегодня приходит понимание того, что главное – семья. Семейный туризм, экотуризм выходит на первый план.
Российские автолюбители начали чаще пересекать границу с Казахстаном. Россияне, например, любят кататься по Мангышлаку. Конечно, автотуризм – это не та сфера, где могли бы заработать турагентства. Но с другой стороны, надо понимать, что если нельзя противиться бунту, то лучше его возглавить. Надо присоединиться к этому тренду автотуризма, дикого туризма. Надо использовать его и на этой волне очень хорошо можно поднять местный туризм. Именно эта группа туристов может сформировать хорошую рекламу Казахстану в интернете.
Турпродукты дорогие. Россияне в большинстве своем небогатые. Автотуризм здорово компенсирует этот негатив. Есть машина, есть относительно открытые границы – можно двинуться в путь за приключениями и ощущениями. А приключения начинаются тогда, когда плохо все спланировано.
С нашей стороны мы могли бы разрабатывать маршруты для автотуризма, строить дороги, тем более, сейчас строятся международные трассы, бороться с произволом полицейских на дорогах, когда их нет во время беды, но они появляются, когда нужно содрать деньги. Как говорится, из любого свинства можно отрезать кусок ветчины.
Андрей Михайлов, географ, журналист, фотограф, редактор, путешественник-исследователь, действительный член Русского географического общества:
Как географ, я считаю, что в Казахстане может быть лишь очень специфичный туризм, не массовый. Больших дивидендов от него быть не может.
У нас очень немного достопримечательностей. Они все рассеяны на огромном расстоянии. Этот посыл развивать туризм звучит давно, но турист так и не идет. И с какой стати?
Хотя страна красивая, но здесь должен быть очень дифференцированный, очень специальный туризм. Для штучных туристов, которые знают, чего именно они хотят.
Общество не готово к принятию туристов в Казахстане. Нет каких-то руководящих принципов в этой сфере. Сверху спускаются директивы. А на местах происходит бардак. Кого только не записывают в эти туристы.
Прозвучала реальная цифра – 50 тысяч. А у нас в отчетах что ни день, то миллион, то полтора. Если государство хочет помочь развитию этой сферы, надо устраниться в определенной степени.
Я совершенно уверен, что не будет у нас массового туризма, нужно развивать дифференцированно разные области.
Туризм с одной стороны дает деньги, а с другой стороны имеет разрушительный потенциал. Природа разрушается, как только становится объектом туризма. Вот пример: упадок острова Пхи-Пхи начался, после того, как вышел фильм с Ди Каприо. Туроператоры ищут места, которые могут привлечь своей нехоженностью. Через два года это место начинает разрушаться от экологического давления. Это один момент. Второй — разрушительная сила туризма для культуры любой страны. Мы не говорим об этом. А во всех туристических странах Азии появляется яркий заметный слой детей-попрошаек. В Казахстане тоже начинают появляться там, где мелькают западные туристы.
Как только объекты культа становятся туристическими объектами, они перестают нести вот эту свою глубинную функцию центров силы, центров поклонения.
Нельзя туризм воспринимать однозначно положительно.
Сергей Козлов, заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане»:
Я тоже очень скептически отношусь к перспективам нашего туризма. Что мы хотим создать? Туристическую индустрию? Для этого требуется время и самое главное – политическая воля. Когда в середине 90-х годов сюда приезжали французские эксперты из туристической ассоциации, мы их возили в Алматы, по окрестностям. Они составили подробный аналитический отчет о том, как, по их мнению, может развиваться туризм.
Перспективы звучали позитивно и относительно Шымбулака, Кольсайских озер. С тех пор прошло много времени.
В 2002 году сюда приезжала турецкая делегация, в состав ее входил человек, который создавал туристическую индустрию в Турции. Мы его замучили вопросами. Он рассказал, как это все было. До 80-х годов ХХ века в Турции этой индустрии не было. Они наняли немецких консультантов. Курировал это все вице-премьер. Начали они с того, что собрали всех заинтересованных лиц – хозяев отелей, владельцев земли, где можно было организовывать пляжи. С ними была проведена беседа, суть которой сводилась к тому, что нужно слушать консультантов, относиться к туристам по-другому.
Работали с людьми в форме, начиная с паспортного контроля. Это была мучительная и долгая работа. Был создан специальный банк, открыты кредитные линии для участников отрасли. При всех их военных режимах они смогли создать отрасль. Смогли создать культуру приема иностранных туристов. Поначалу Европа над ними хохотала, что турки решили соперничать с французской Ривьерой. К началу 90-х годов хохотать перестали.
Самое интересное, что тогда и сами турки стали отдыхать внутри своей родины.
Казахстан – богатейшая страна разнообразием ландшафта. Рядом с моим домом есть маленькая гостиница. Там останавливаются туристы. Иногда я с ними беседую. Им очень интересно здесь. Я понимаю, что существует экологическое давление на природу. И с этим надо что-то делать. Ведь в той же Турции греческое наследие тоже могли в отхожее место превратить. Но это все курируется. Все работает. Вы думаете, турки не хотели бы сдирать денег с туристов? Но в течение десятилетий они усвоили, что если будут себя вести культурно, они получат больше, чем, если они сорвут куш и отвадят тысячи туристов. Что же касается ЭКСПО – это замечательно. Но ЭКСПО пройдет.
Олег Белов, обозреватель и автор республиканских изданий «Аргументы и Факты — Казахстан», «Ветер странствий», «Мир путешествий», режиссер, участник Валихановской экспедиции:
Главная причина того, что туризм у нас развивается так медленно – это отсутствие политической воли. У нас не хватает манифестов, туристических брендов, а это креативный подход. Казахстан – это страна контрастов в хорошем смысле. И впадина Карагие, и пик Хан-Тенгри, и жара, и холод. Мы эти контрасты можем преподносить в выгодном свете.
Казахстан – это самая большая страна, не имеющая выхода к морю. Астана – это самая удаленная столица от моря. И там самый удаленный океанариум. Иртыш – самый длинный приток в мире. И это можно преподносить как бренды, чтобы люди понимали, что они едут не просто в какую-то страну. Очень большая проблема коммуникации. Нет массового туристического телеканала, который объединил бы огромные пространства и расстояния. «Туран» есть, но он цифровой, входит в элитный пакет.
Мы пытались выяснить, где пляжная столица Казахстана – это озеро Алаколь. Выигрывает у Иссык-Куля по многим параметрам. Но автомобильная дорога ужасная. Благо, поезд пустили. Но перрон настолько маленький, что не умещает пассажиропоток. Магазин не достроили. Инфраструктура отстает. Государство не поспевает за этим наплывом. Все-таки нужно развивать для Казахстана железнодорожное сообщение.
И если говорить о брендах и изюминках, которые мог бы преподнести Казахстан, то, я думаю, что это Байконур. Только Казахстан может предложить взглянуть на запуск ракеты с уникального космодрома. Для Алматы можно было бы раскрутить места, связанные с Виктором Цоем.
Россия и Китай – это те два рынка, которые могут насытить нашу страну.
Если говорить о фестивале кочевников, то Венгрия на первом месте, Кыргызстан на втором, Казахстан скромно на третьем-четвертом, может, даже проигрывает Монголии. Хотя для Казахстана степь – это наше все. У нас нет ни одного нормального этногорода. В этом вопросе нас выигрывает Узбекистан со своими Бухарой, Самаркандом, Хивой. Хотя многое там воссоздано. У нас в том же Талгаре можно было бы построить и сделать новодел, воссоздать этот город рядом с Алматы и там проводить фестивали кочевников. Продавать нужно не природные ресурсы, а возможность ими любоваться».
Дулат Капалов

Источник: Zakon.kz

Европейские и восточные туристы требуют разного подхода

Жумат Марденов: «Безвизовый въезд и «открытое небо» не гарантируют косяки туристов»

«Неприхотливый конфуцианский турист – это миф», – подчеркнул Адиль Каукенов, политолог. Восточный турист готов платить, но за свои деньги он хочет получить положительные впечатления на всю сумму. И все-таки главным источником для туристических маршрутов Казахстана видятся жители постсоветского пространства. Прозвучало это в ходе экспертного клуба ОФ «Мир Евразии» на тему «Культурно-туристская дипломатия: развитие через диалог и сотрудничество».

«Почему не убирают городской пляж – понятно. Почему не чисто на частном пляже – не понятно», – отметила Лидия Пархомчик, эксперт Евразийского научно-исследовательского института. Проблема оказалась затронута в ходе обсуждения вопроса пляжного туризма в Казахстане. По мнению одной части экспертов такого туризма в стране вообще нет, другие же фиксируют его наличие на Алаколе и Каспии, однако мировому стандарту он не соответствует не только из-за отсутствия песчаной береговой линии и пальм. Морские круизы по Каспию на уровне идеи и пробных поездок существует давно, но как регулярное и массовое явление состояться все не могут.

Туризм в Казахстане

«Вопросы туризма – это вопросы всего нашего общества – коррупция и дураки», – констатировал Юрий Тлеумуратов, директор Палаты предпринимателей г. Алматы. Он сообщил, что по рейтингу конкурентоспособности в секторе туризма и путешествий, оцениваемому по 14-ти показателям, Казахстан занимает 44-ое место из 141-го участника.

Эдуард Полетаев, модератор заседания, указал на важность раздельного подхода к привлечению туристов из Европы и Азии. Если в европейских предпочтениях на первом месте пляжный туризм, а потом идут комбинированный и городской, то в запросах азиатов более 50% приходится на комбинированный туризм. В этой связи для Казахстана, где пляжный отдых представлен фрагментарно, очень логично ориентироваться на туристов из государств Азии.

Туризм в Казахстане

Юрий Тлеумуратов указал на такую особенность китайцев, как высокий уровень азарта. Для подобных туристов казино в Капшагае вполне подойдут как исходная база для отдыха, однако кроме игорных заведений требуется оптимально решать вопрос с визами, нужны брендовые шоп-туры для данной категории зарубежных гостей. «Им нужно то, чего им не хватает у себя», – такая формула будет универсальной и для азиатских, и для европейских туристов.

Адиль Каукенов рассказал о том, что Китай в рамках внутреннего туризма активно использует свое географическое и климатическое разнообразие. Например, в Харбине зимой температура достигает минус 45-48 градусов и в этот город на ледяную скульптуру и подобные вещи осуществляется просто паломничество из тех провинций, где снега вообще не бывает. В этой связи Астана с ее минус 50 просто золотая жила. В умелых руках, разумеется.

Туризм в Казахстане

«Казахстану нужно министерство туризма», – акцентировал Жумат Марденов, специалист по вопросам туризма. Он выступает за комплексные туры в формате стран региона. Например маршрут «Алматы – Ташкент – Бухара – Самарканд» на манер «поездов дружбы» в советское время. «Нужно строить молодежные кемпинги», – еще один его тезис. Политолог Антон Морозов добавил, что механизмы и алгоритмы как в ходе одного тура посетить 2-3 страны давно есть и нужно лишь грамотно их применить. Для этого должны действовать «единые стандарты туристической деятельности».

Если г-н Марденов целевой аудиторией для рекламы туристических услуг Казахстана видит сопредельные регионы России – Урал, Западная Сибирь, Восточная Сибирь, то Адиль Каукенов на восточном направлении предлагает сфокусироваться на соседних провинциях Китая.

В ходе экспертного обсуждения поднималась тема специальных туристических ниш, в которых Казахстан мог бы эффективно позиционироваться на международном рынке. Пусть сами по себе данные сегменты туристического бизнеса не считаются объемными, однако учитывая размеры Казахстана они вполне интересные и привлекательные. Но если говорить об охотничьем туризме, то в Республике Казахстан слишком много сложностей с оборотом оружия, если взять горный туризм, то крайне неразвитая для него инфраструктура.

Туризм в Казахстане

«У нас только цены на мировом уровне», – заметила Наталья Соколова, издатель журнала «Let’s GO!». Отдельная беда – дорожная полиция. Г-жа Соколова рассказала о туристах из Италии, которые путешествовали по Казахстану на своих автомобилях и через каждые 100 км их останавливали «гаишники» с коррупционными целями. «Для развития внутреннего туризма нужно убрать гаишников с трассы», – предложил рецепт улучшения ситуации г-н Каукенов.

Марат Шибутов сообщил, что реальных туристов (а не тех, кого к ним искусственно причисляют) в Казахстан приезжает 55 тысяч в год. «В прошлом году – 70 тысяч», – указал он на позитивную тенденцию. В 2017 году ожидается порядка 300 тысяч иностранных туристов в свете Expo. К примеру, 3 месяца в Астане будет проходить по 100 культурных мероприятий в день. «Все, что может выступать – со всем договорились», – отметил г-н Шибутов.

Туризм в Казахстане

Проблемы российской Камчатки, где желающих посмотреть на вулканы, медведей, нерестилища лосося и прочие красоты так много, что власти вынуждены ограничивать приток туристов (не хватает возможностей аэропорта, гостиничного фонда, экологические соображения), для Казахстана пока чуждые. Между тем, политолог Замир Каражанов сообщил, что «российские автотуристы в последнее время очень полюбили Мангышлак». Данный феномен не имеет никакого отношения к целенаправленной государственной политике. «Малое ни в коем случае нельзя убивать, надо помогать ему развиваться», – настаивает г-н Каражанов в свете государственного участия.

В мероприятии участвовал Тимур Рахимов, советник посольства Республики Узбекистан в РК. Отвечая на вопросы, он сообщил, что Узбекистан принимает более двух миллионов туристов в год. А там пляжного туризма практически нет. Зато программы пребывания для малазийцев и французов изначально разрабатываются индивидуальные.

«Казахстан – не страна для массового туризма. Здесь туризм должен быть очень дифференцированный, специальный, – Подчеркнул Андрей Михайлов, путешественник-исследователь. – Стоит только памятнику природы стать туристическим аттракционом – он быстро гибнет». Еще г-н Михайлов обратил внимание на наличие у массового туризма не только позитивных, но и негативных моментов. Одно из разрушающих явлений – появление детей-попрошаек.

Туризм в Казахстане

Олег Белов, обозреватель и автор «Ветер странствий», посетовал на отсутствие в Казахстане политической воли в вопросах развития туризма. В России телеканал «Моя планета» по аудитории перекрывает «Нешнл джиографик». «У нас нет своего туристического канала», – указал г-н Белов.

«Нужны бренды локальные и общестрановые», – это из предложений Владимира Павленко, PR-консультанта.

Сергей Козлов, заместитель главного редактора «МК в Казахстане», сфокусировался на проблеме политической воли и времени на примере Турции, где до 80-ых годов прошлого века индустрии туризма не было. Потом появились куратор на уровне вице-премьера и долгая кропотливая работа, начиная от людей в форме и заканчивая владельцами отелей. «И в конце концов над турками европейцы перестали хохотать. Была создана туристическая культура», – подвел он итог целенаправленных государственных усилий. «Мы на 25 лет опоздали с развитием туристической отрасли», – подчеркнула Наталья Соколова.

Источник: ZONAkz

«Международная научно-практическая конференция «Народы Российской империи и Высочайшее повеление 25 июня 1916 г.» (27 октября 2016 г., Москва)

27 октября 2016 года в Москве, на базе исторического факультета Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, состоялась Международная научно-практическая конференция «Народы Российской империи и Высочайшее повеление 25 июня 1916 г.» (к 100-летию восстания в Туркестане 1916 года).

Организаторами мероприятия выступили: Исторический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова, Институт всеобщей истории РАН, Политологический центр «Север-Юг» при поддержке  Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ.

Международная научно-практическая конференция «Народы Российской империи и Высочайшее повеление 25 июня 1916 г.» — продолжение диалога между учеными-историками Казахстана, Кыргызстана и России в контексте восприятия и трактовок одной из наиболее неоднозначных страниц общей истории России и государств Центральной Азии. Это попытка ответить на ряд дискуссионных вопросов и сформировать новые концептуальные подходы к изучению малоизученных аспектов проблематики.

Важность инициативы, результаты которой уже обрели практическое воплощение в виде двух изданных сборников документальных свидетельств Восстания в Туркестане 1916 года, подчеркнул, приветствуя участников конференции, президент Российского государственного гуманитарного университета, заведующий кафедрой истории стран ближнего зарубежья исторического факультета ИГУ им. М.В. Ломоносова, член-корреспондент Российской академии наук Ефим Пивовар.

— Это очень яркая, скрупулезная, взвешенная работа, которая отражает наличие многих точек зрения по очень сложной теме. Ни у кого из нас нет «истины в кармане», но главное – нам удалось найти точки соприкосновения и минимизировать разность историографических подходов к оценке наиболее дискуссионных сюжетов трагических для многих народов событий начала XX века, — сказал Е. Пивовар.

В конференции приняли участие более 20 авторитетных экспертов, ученых-историков — специалистов по истории России конца XIX – первой четверти ХХ веков, представляющих ведущие академические школы трех государств, научные и исследовательские центры Алматы, Астаны, Архангельска, Бишкека, Новосибирска, Москвы, Оренбурга и Санкт-Петербурга.

В коллегиальном диалоге были рассмотрены объективные факторы и субъективные предпосылки протестных выступлений в разных частях Азиатской России, а также их последствия.

Как известно, отправной точкой и непосредственным поводом к Восстанию 1916 года стал указ (Высочайшее повеление) Николая II о привлечении мужского инородческого населения империи для работ по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии и иных работ, необходимых для государственной обороны от 25 июня 1916 года. В соответствии с указом мобилизации в армию на тыловые работы подлежали мужчины – представители коренных этносов национальных окраин Российской Империи.

Как свидетельствуют исторические документы, география восстания, вернее – разрозненных микрорегиональных выступлений, была достаточно широкой. Проявлениями массового недовольства различной интенсивности и продолжительности были охвачены не только Сырдарьинская, Самаркандская, Ферганская, Закаспийская и Семиреченская области Туркестанского генерал-губернаторства, но также Семипалатинская, Акмолинская, Уральская и Тургайская области, отдельные регионы Сибири и Кавказа.

Однако в каждом из восставших регионов народные волнения имели свои специфические черты, обусловленные местными особенностями и факторами, которые были проанализированы участниками конференции.

Так, особенности применения Высочайшего повеления от 25 июня 1916 г. в Сибири были рассмотрены в докладе заведующего кафедрой Новосибирского государственного университета, заведующего сектором Института истории СО РАН Михаила Шиловского. Развитие тема получила в выступлении Татьяны Трошихиной, профессора Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова, проанализировавшей аспекты трудовой мобилизации бурят и ее последствия.

События 1916 года в Сухумском округе осветил доцент Института истории Санкт-Петербургского государственного университета Дмитрий Овсянников. Его коллега Алексей Безугольный, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (Институт военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, представил исследования процесса  привлечения горцев Северного Кавказа в качестве ресурса пополнения войск Русской армии в годы Первой мировой войны.

В озвученных докладах отмечалось, что Высочайшее повеление имело «силу неожиданности ошеломляющей» для народов Азиатской России, ранее обладавших привилегией нераспространения на них воинской повинности и участия в тыловых работах.

Тем не менее, во многих регионах протестные выступления, обусловленные этой «неожиданностью», ограничились незначительными эксцессами и не вылились в кровавые столкновения. Это делает несостоятельным тезис о «направленных репрессиях» против тех или иных этносов со стороны имперских властей. В тех же регионах, где протесты переросли в вооруженные восстания, действия власти носили ответный характер, адекватный фактам жестокости со стороны восставших. Что еще раз подчеркнет общий характер трагедии.

Большое внимание в ходе дискуссии было уделено социальным аспектам, сформировавшим «благоприятную» почву для протестных настроений. Среди них – несовершенство административного управления, многочисленные просчеты в реализации переселенческой политики, а также коррумпированность местной управленческой элиты, нередко в корыстных целях трактовавшей высочайшее повеление.

В этом контексте события 1916 года в Тургайской области по донесениям Оренбургского губернского жандармского управления исследовали доцент Оренбургского государственного педагогического университета Владимир Семенов.

По словам эксперта, катализаторами развития событий по негативному сценарию стали проявления кумовства и мздоимства местной администрации, другие злоупотребления, а также частые случаи искаженного доведения до людей сути указа.

— Было установлено, что большинство беспорядков происходило под влиянием агитирующих за отказ от выполнения Высочайшего повеления лиц среди самих киргизов (так именовали в то время и казахов), это учителя и мулы некоторых станиц. Среди причин волнений отмечалось злоупотребление волостных управителей при составлении списков. Старшины, заявляли возмущенные киргизы, продали их, делая поблажки богатым киргизам, — отметил В. Семенов.

Последовательность и механизмы социальной энтропии на основе анализа системы управления Туркестанским краем осветил доцент Академии гражданской защиты МЧС России Владимир Корнеев.

На нерешенности аграрного вопроса в Семиречье в аспекте модернизации традиционной экономики акцентировал внимание коллег старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Георгий Ситнянский. По его мнению, именно этот вопрос – важнейшая причина Восстания 1916 года в Семиречье.

В части исследования административных факторов событий 1916 года в Азиатской России интерес аудитории был проявлен к документам царских чиновников, представленным в докладе старшего научного сотрудника Института востоковедения РАН Игоря Савина, а также интерпретация событий с позиций банкиров Туркестана, которую изложил узбекский эксперт, аспирант 3 курса института Истории Санкт-Петербургского государственного университета Бахтиёр Алимджанов.

Отдельным блоком вопросов в дискуссии были освещены масштабы участия представителей различных этносов в тыловых работах, а также в действиях на фронтах Первой мировой войны и в Восстании в Туркестане 1916 года.

Джамиля Маджун (Мусарова), старший научный сотрудник Центра дунгановедения и китаистики Национальной академии наук Кыргызской Республики, проанализировала степень вовлеченности дунган в трагические события в Семиречье. Однако при рассмотрении «частного» аспекта ученой была подчеркнута необходимость комплексного подхода к оценкам трагедии, охватившей огромные территории окраин Российской империи, повлекшей за собой колоссальные людские и материальные потери.

— Эти восстания следует рассматривать в контексте глобальной мировой истории, где движущей силой являлось стремление крупных империалистических держав, проводивших захватническую политику в Центральной Азии, вытеснить Россию из региона. Для достижения этой цели использовались все средства – от эскалации внутренних конфликтов до открытых военных столкновений между ними, — констатировала Д.Маджун.

Об участии казахов в Первой мировой войне рассказал научный сотрудник Военно-исторического музея Министерства Обороны Казахстана, кандидат исторических наук Берик Абдыгаиулы.

Проблема «исхода» коренного населения Казахстана и Киргизии – одна из наиболее дискуссионных в историографии восстания, равно, как и активно эксплуатируемая в политических целях «идеологема» о якобы имевшем место преднамеренном геноциде коренных народов Азиатской России.

Этой теме посвятила выступление старший преподаватель, заведующая Лабораторией исторической информатики Кыргызско-Российского славянского университета Виктория Плоских, проанализировавшая демографические последствия Восстания 1916 года в Киргизии на основе данных переписей 1897, 1916, 1917, 1926 годов.

— Из наших исследований получается, что потери киргизов за 1916 – первую половину 1917 г. не  могли превышать 65-70 тыс. человек, из которых подавляющее количество погибло либо во время бегства, либо уже в Китае. То есть потери киргизов от действий русских войск во время подавления восстания не превышают 5-6 тыс. человек, что вполне соотносится с потерями русско-украинского населения в Пишпекском и Пржевальском уездах – около 3,5 человек, — констатировала В.Плоских.

Второй ее вывод формулируется следующим образом: в советское время основное внимание уделялось потерям серди местного населения, чтобы доказать колонизаторский характер действий российской власти в крае. Потери же славянского населения умышленно замалчивались.

В настоящее время на теме демографических потерь «коренных этносов» нередко «вскрывается» порочная сущность «имперских амбиций» России с экстраполяцией их в современный контекст.

При этом игнорируются свидетельства того, что вхождение Средней Азии в состав Российской империи оказало стабилизирующее влияние на развитие местного общества. Были остановлены межплеменные и родовые войны, ликвидировано рабство, упорядочена налоговая система, созданы условия для широкого распространения просвещения, прогрессивных методов производства.

В этом контексте важен объективный анализ событий прошлого, который в настоящее время выступает важным фактором укрепления гуманитарного сотрудничества России со странами Центральной Азии, отметил  эксперт Фонда Горчакова Тимур Абидов.

В рамках конференции состоялась презентация и обсуждение недавно изданных сборников документов: «Восстание 1916 г. в Туркестане: документальные свидетельства общей трагедии» и «Туркестан в имперской политике России. Монография в документах».

Материалы сборников, как отметила старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Татьяна Котюкова, убедительно доказывают, что Восстание 1916 г. –  не просто одна из самых печальных страниц в истории народов Центральной Азии, а в равной степени трагедия всех жителей̆ региона, без поправок на национальность и вероисповедание. Именно поэтому недопустимо заменять профессиональную дискуссию историков по столь сложным и научным сюжетам политическими лозунгами и тенденциозными оценками.

Участники конференции были едины во мнении, что искажение, намеренная политизация и мифологизация событий 1916 ведут к разобщению и утрате доверия между народами, способны спровоцировать новые противоречия, в том числе на межэтнической и межконфессиональной почве.

Поэтому столь важно сегодня извлечь урок из событий столетней давности. Лучшее средство против политических спекуляций на трагедии – продолжение честной и открытой профессиональной дискуссии ученых.

Практическое подспорье в ведении такой дискуссии – новые сборники архивных документов. Их выход в свет придает уверенности в том, что дальнейшие исследования трагических событий не погрешат против объективной реальности. В настоящее время недостаточно ссылок на авторитетных ученых, даже при условии учета и критического анализа господствовавшей в тот или иной период идеологии и политической конъюнктуры.

Участники конференции подчеркнули назревшую необходимость проведения объективного комплексного исследования всех имеющихся в научном арсенале документов и массовых источников (переписей, обзоров и др.). Такое исследование должно базироваться на единых технологиях, исключающих субъективный подход. Это реальная и единственно верная возможность заполнить существующие малоисследованные лакуны, добиться того, чтобы белых пятен в истории оставалось все меньше и меньше.