Monthly Archives: Март 2017

Каспий: когда спящий проснется

Политические и экономические процессы в прикаспийском регионе продвигаются крайне медленно. Казахстанские эксперты образно сравнили текущее состояние со сном и выразили опасение, что внешние игроки могут пробудиться раньше

В этом году может быть подписана Конвенция о правовом статусе Каспийского моря – прийти к консенсусу страны пытаются уже более 20 лет. Надежды на урегулирование ситуации и текущее положение дел в сфере многостороннего сотрудничества обсудили в Алматы участники экспертного клуба «Мир Евразии» в рамках заседания «Море дружбы и сотрудничества: состоится ли прикаспийский прорыв?».
Пока в вопросе принятия конвенции много «если»: даты пятого саммита глав прикаспийских государств, который планируется провести в Астане, будут определены на встрече министров иностранных дел в Ашхабаде. В Туркменистане дипломаты должны согласовать проект знакового документа, пояснил руководитель политолог Эдуард Полетаев. Он добавил, что встреча руководителей МИД пока не назначена на какое-то конкретное число. Несмотря на отсутствие твердых договоренностей, основания для осторожных оптимистичных прогнозов есть. Например, по данным главы азербайджанского внешнеполитического ведомства Эльмара Мамедъярова, проект конвенции уже согласован на 80%.
— Проблема сближения интересов становится все более актуальной, особенно в условиях возрастающей напряженности в мире, – отметил Полетаев. – Это видно как по динамике работы экспертных советов и количеству встреч и конференций, так и по тональности заявлений о статусе Каспия, звучащих из уст компетентных представителей практически всех стран, заинтересованных в разделе каспийского шельфа. Не стоит забывать, что Каспийское море является пространством, объединяющим сразу несколько макрорегионов евразийского материка (Ближний Восток, Центральную Азию, Закавказье и т.д.). Некоторые аспекты развития Прикаспийского региона носят трансграничный и глобальный характер (например, определение маршрутов транзита сырья) и не могут быть решены в узких рамках. Поэтому особое значение имеет сотрудничество каспийских стран, и альтернатив этому нет.
Возможно, именно необходимость решения глобальных задач заставит Иран, Россию, Казахстан, Азербайджан и Туркменистан побороть разногласия, причина которых кроется в неравномерном распределении нефтегазовых ресурсов. Цена вопроса велика: в зависимости от того, как разделить дно Каспия, существенно меняются показатели углеводородов каждой из стран. Но разобщенность может обойтись еще дороже.
— Каспийский регион все еще «спит», – говорит координатор проектов по внешней политике Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК, кандидат исторических наук Аскар Нурша. – Уснул в период президента США Барака Обамы. Не исключаю, что при администрации Дональда Трампа возобновятся те же подходы к Каспийскому морю, которые доминировали в политике Штатов при Джордже Буше. В этом случае активизируются острые и болезненные для России и Ирана вопросы военно-политического присутствия на территории новых независимых государств Каспийского моря.
Подпишут конвенцию или нет, но прикаспийским государствам нужно уделять пристальное внимание вопросам безопасности в регионе, считает историк. Одна из перспективных сфер сотрудничества – объединение усилий в борьбе с радикальным экстремизмом и терроризмом. Значимость данной темы будет возрастать с учетом сложной ситуации на Северном Кавказе, в Нагорном Карабахе и в контексте роли Ирана во внешней политике США, уверен Аскар Нурша. По его мнению, нельзя забывать о военно-политическом значении Каспия, о котором не так давно напомнили всему миру события в Сирии.
— Россия, войдя в сирийский конфликт, фактически «подсветила прожектором» свои военные возможности на Каспии. Конечно, и так было ясно, что она располагала на Каспии самыми крупными силами в регионе. Но дискуссии в основном шли о внутрирегиональном значении, с учетом того, что каспийская флотилия заперта на Каспии. При конфликте, который выходит за региональные рамки, флотилия может стать объектом ответного ракетного удара. Как на такую возможность отреагируют инвесторы? – задал риторический вопрос Нурша.
Представитель Института мировой экономики и политики также выразил опасение, что, по мере того как Россия и Иран все более вовлекаются в сирийский конфликт, Каспий может стать важной артерией, через которую будет осуществляться поставка российских военных грузов на иранское побережье и далее.
Проблема милитаризации Каспия значительно преувеличена, а в некоторых случаях – надуманна, убеждена старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Лидия Пархомчик. По сирийским объектам залпы были и с подлодок, дислоцированных не на территории Каспия, напомнила она. Расположение морских частей России и Ирана в каспийской акватории исторически обосновано. Что же касается трех государств, получивших независимость четверть века назад, то наибольший военно-морской потенциал у Азербайджана, которому после распада СССР отошла значительная часть флота.
— Если говорить о Казахстане, то морской флот на Каспии имеет две даты рождения, – продолжила Лидия Пархомчик. – В начале 1990 годов он был официально образован и выведен в отдельную структуру. Но важной необходимости во флоте тогда не увидели и перевели его в состав береговой охраны. Отделили уже после 2002 года, когда были проведены самые первые и крупные учения под эгидой российской стороны, как раз накануне первого саммита глав прикаспийских государств. Тогда решили, что ВМФ Казахстана на Каспии все-таки нужен. Первый набор военнослужащих произошел еще позже, а первые корабли собственного производства появились лишь совсем недавно.
В Туркменистане первый документ, анонсирующий создание ВМФ на Каспии, был принят в 2012 году. Это самые молодые военно-морские силы в регионе, официально они насчитывают всего два корабля. Лидия Пархомчик акцентировала внимание на том, что в 2014 году была принята формулировка «разумная достаточность» по отношению к военным флотам на Каспии.
— Никаких ограничений о том, сколько, к примеру, ракет должен носить тот или иной флагманский корабль, в ближайшей перспективе из-за особенностей развития ВМФ на Каспийском море принято не будет. Это означает, что государства не ощущают угрозы для себя друг от друга, – подчеркнула эксперт Евразийского НИИ. – Развитие военно-морского потенциала носит скорее имиджевый характер, нежели создает защиту от угроз безопасности. Как вопрос геостратегии, милитаризация – вполне жизнеспособное явление, ее исключать нельзя. Но на практике страны Каспия не обороняются, никого из прикаспийской пятерки страны не считают своим потенциальным врагом.
Пархомчик также напомнила, что прикаспийские государства анонсировали в качестве главных функций регионального ВМФ защиту месторождений от потенциальных угроз и охрану нефтяной инфраструктуры. К счастью, атак на платформы не было. ЧП случались по вине человека либо природных катаклизмов.
По мнению главного редактора информационно-аналитического центра Caspian Bridge, политолога Замира Каражанова, военно-морская составляющая каспийского региона демонстрирует высокое политическое доверие стран друг к другу. Но это доверие, к сожалению, не перетекает в плоскость торговли, констатировал он:
— Проблема кроется в региональной экономике. Все страны Каспия являются нефте- и газодобывающими. Это их счастье, и в то же время – беда. Главный потребитель нефтепродуктов находится не в каспийском регионе, а странам трудно предложить соседям по Каспию другие товары и услуги.
Пробудить надо в первую очередь экономику региона, диверсифицировать ее, подчеркнули казахстанские эксперты. Налаживание более тесного экономического взаимодействия, рост товарооборота, реализация совместных инфраструктурных и транспортных проектов – это лучший путь к укреплению многосторонних отношений и развитию Каспия.

Аманжол Смагулов

Источник: Nomad

Потенциал Каспийского моря не используется – эксперты

Прикаспийский регион может стать зоной экономического роста, если пять государств выработают единую стратегию развития, уверены эксперты. Однако на сегодняшний день интересы прикаспийских государств направлены в разные стороны.

Прикаспийский регион развивается в сырьевой и индустриальной парадигме – в духе ХХ века, считает эксперт Аскар Нурша. В ходе дискуссии в экспертном клубе «Мир Евразии» он отметил: «Темы инноваций и новых технологий не дошли до Каспия. Ни один из ранее спроектированных транспортных коридоров не приобрел качественный многосторонний формат».
Нет особых достижений и во взаимной торговле, добавил главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge, политолог Замир Каражанов. Индикатором того, как развиваются отношения между странами, по его мнению, можно считать взаимную торговлю между Казахстаном и Азербайджаном: «Это две достаточно крупные нефтяные экономики, которые не связаны общими границами, кроме морской. Ставилась задача, согласно которой товарооборот должен превысить планку в 500 млн долларов. Но мы никак не можем довести показатель до этой цифры».
Как известно, статус Каспия до сих пор официально не определен, о его разграничении государства не могут договориться уже более 20 лет. Вопрос, как разделить между пятью странами богатый углеводородами шельф и акваторию, зависит от того, считать ли водоем морем или озером. В этом году забрезжила надежда на улучшение ситуации. Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря планируется подписать на пятом саммите глав прикаспийских государств в Астане, пояснил политолог Эдуард Полетаев. При этом он уточнил, что вопрос проведения встречи на высшем уровне зависит от согласования проекта конвенции на встрече глав МИД в Ашхабаде. «По некоторым данным, озвученным, в частности, министром иностранных дел Азербайджана, 80 процентов вопросов по конвенции уже согласованно. Но что содержится в остальных 20 процентах и насколько они принципиальные, пока еще никто не знает», – сказал политолог.
В рамках заседания экспертного клуба прозвучало мнение, что как раз в 20% могут скрываться самые главные пункты, из-за которых и спорят все эти годы Иран и четыре государства, заявившие о своих правах после распада СССР, – Казахстан, Россия, Туркменистан и Азербайджан. В этом случае надежды на полное урегулирование ситуации вновь могут оказаться обманутыми. Впрочем, многостороннее сотрудничество выходит далеко за рамки правового статуса Каспия.
«Многие говорят, что столь длительный процесс подписания конвенции тормозит развитие региона. Это правда лишь отчасти. Существуют препятствия по некоторым месторождениям», – заметила старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Лидия Пархомчик.
Действительно, по договоренности между Азербайджаном и Туркменистаном, а также между Ираном и Азербайджаном, спорные территории не осваиваются. Но есть и другие месторождения, которые требуют от государств внимания и инвестиций.
В последние годы государства региона стали уделять большее внимание различным аспектам сотрудничества. Положительный тренд, как рассказала Пархомчик, наметился в 2010 году, как только страны отошли от формата определения юридического статуса Каспия и сосредоточились на решении важных, но неконфликтных вопросов – проблем безопасности, транспорта, навигации, экологии. Заключать соглашения между пятью странами точечно и секторально гораздо проще, уверена эксперт Евразийского НИИ. В разработке находятся несколько важных документов: соглашения об экономическом сотрудничестве в регионе и о транспорте на Каспийском море, протоколы по обеспечению безопасности, а также дополнительный протокол к Тегеранской конвенции о трансграничном взаимодействии.
Независимо от того, примут ли конвенцию, прикаспийской пятерке необходимо диверсифицировать экономику региона, уверены казахстанские эксперты. Так, например, политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын перспективы видит в производстве икры осетровых. «Есть прогнозы о том, что Казахстан мог бы получать миллиард долларов в год в казну только с икры, – отметил журналист. – Помню, был период, когда обороты икорной мафии, обнаруженной в Дагестане оценивались в 250 млн долларов в год. Сейчас икорная тема не рассматривается, потому что резко сократилась популяция осетровых рыб. Вопрос в том, можно ли что-то еще вернуть, ведь речь идет о рабочих местах, экологии».
Шанс есть, считает главный научный сотрудник отдела проблем развития реального сектора экономики Института экономики МОН РК Олег Егоров. «В Дагестане и других регионах России, в Азербайджане и Казахстане были заводы по выращиванию мальков, которых потом выпускали в Каспийское море. Правда, тогда не было такого браконьерства», – признал Егоров.
Охрана окружающей среды и борьба с браконьерством могли бы стать важнейшими составляющими сотрудничества прикаспийских государств, если бы они решились сообща развивать рыбную отрасль. Попутно пришлось бы решать и многие другие вопросы, в том числе, связанные с нефтедобычей на морском шельфе, которая, по словам Егорова, губительна для подводного мира, особенно в случае разливов нефти. Сблизить интересы государств и направить их усилия в нужное русло могла бы единая программа развития прикаспийского региона, считает экономист.
«В казахстанском секторе Каспийского моря действовала программа до 2014 года. Но она не была продолжена. Ее наследие живо в том, в чем было ее техническое наполнение – развитие нефтегазовой отрасли. Другие вопросы в ней не рассматривались», – прокомментировала предложение предыдущего спикера Пархомчик.
В свою очередь Полетаев призвал избавиться от прикаспийских шаблонов. «Мне кажется, что именно из-за давления трех основных шаблонов, – а это нефть, осетровые, милитаризация, – забываются многие важные вещи, благодаря которым Каспий был известен. «Освоение Центральной Азии началось через Каспий! – сказал политолог. – Например, Актау (тогда – Шевченко) был передовым городом, когда его построили в 1960-х годах. Ведь вся вода, которая ему была необходима, поступала из моря. Она и по сей день опресняется на специальных установках. Уже десятилетия назад за рубежом Шевченко называли городом XXI века, так как пресная вода есть не везде, и считали, что за опытом этого города – будущее. Так оно и оказалось, судя по тому, как происходит жизнеобеспечение ряда городов Персидского залива. Не случайно Международным союзом архитекторов группе архитекторов города была присуждена международная премия имени Патрика Аберкромби за наилучшее приспособление неблагоприятной среды для человека».
Виктор Санькович

Источник: total.kz

Эксперты: Мигранты выиграли от создания общего рынка труда в ЕАЭС

Миграционная ситуация в странах Евразийского экономического союза (ЕАЭС), развитие регионов Казахстана и трудовая миграция, миграционная политика в Новосибирской области, анализ влияния ЕАЭС на трудовую миграцию – этот перечень тем был вынесен на обсуждение участников международного круглого стола, прошедшего в Астане 30 марта. Организаторами мероприятия выступили Центр аналитических исследований «Евразийский мониторинг» и Экспертный клуб «Сибирь-Евразия».
Заместитель декана факультета политики и международных отношений Сибирского института управления – филиала РАНХиГС при Президенте РФ Александр Барсуков подчеркнул, что одним из ключевых направлений развития ЕАЭС является формирование единого рынка труда и услуг.
Новосибирский эксперт отметил, что выгодополучателями от интеграции рынков труда стали трудовые мигранты из государств-членов ЕАЭС, тогда как граждане Таджикистана, Узбекистана,Украины, Молдавии и Азербайджана оказались в уязвимом положении.
«В ЕАЭС в процессе реализации принятых норм в области социальной политики и занятости отмечают, что взаимодействие в рамках союза позволило смягчить социально-экономические последствия кризиса. Вместе с тем, граждане государств, не входящих в ЕАЭС, оказались в неравном положении на рынке труда, поскольку граждане стран ЕАЭС при трудоустройстве на всем евразийском пространстве имеют равные права. В случае России это означает, что трудовые мигранты из стран ЕАЭС освобождаются от необходимости сдавать специальные экзамены, получать медицинские справки», — пояснил Александр Барсуков.
В числе негативных результатов изменения в законодательстве и экономике эксперт назвал возможный рост неформальной занятости. «Данный фактор может отразиться на мигрантах из государств, не входящих в ЕАЭС, поскольку перед ними стоит больше сложностей и барьеров для оформления разрешения на введение трудовой деятельности», — констатировал эксперт.
Также эксперт из Новосибирска обратил внимание на такое явление, как учебная миграция, которую молодежь рассматривает как один из этапов для построения карьеры и обеспечения своей занятости.
Тему миграции в целях получения образования развил директор Экспертного института Европейского права и прав человека Марат Башимов (Республика Казахстан). В частности, он обратил внимание на неурегулированность этого вопроса в ЕАЭС. «Принципы ЕАЭС включают свободу передвижения рабочей силы, однако страны-члены объединения не спешат с взаимным признанием дипломов об образовании.В частности, согласно договору о создании ЕАЭС, ограничения касаются юристов, педагогов и врачей. Этим специалистам необходимо нострифицировать дипломы при устройстве на работу в странах-членах союза. Помимо этого, студенты российских вузов не могут перевестись в Казахстан. Во многом эти ограничения связаны с тем, что власти хотят сократить учебную миграцию, поскольку молодежи, особенно в северных областях Казахстана, дешевле получить образование в приграничных российских регионах. Однако подобные «изъятия» очевидно противоречат принципам интеграционного объединения», — констатировал казахстанский эксперт.
Директор Научно-исследовательского центра гуманитарных исследований «Евразия» Зиябек Кабульдинов (Республика Казахстан) также отметил активизацию процесса учебной миграции из Казахстана в Российскую Федерацию.«В РФ мигрирует в основном молодежь, а потом за нею следует старшее поколение. Недавно Посол Российской Федерации в РК Михаил Бочарников сообщил, что число граждан Казахстана, которые обучаются в вузах РФ и в их филиалах, которые расположены на территории Казахстана, составляет 69 тыс. человек. Это значительная цифра», — считает эксперт.
Директор центра «Евразия» констатировал, что отток русскоязычного населения из Казахстана в Россию в последние годы растет.«На сайте Министерства внутренних дел РФ была озвучена цифра, что в 2016 году российское гражданство приняли 37 837 бывших граждан Казахстана. По сравнению с предыдущими годами идет медленный, но постепенный рост. К примеру, в 2015 году эта цифра была в районе 32 тысяч. Надо признать, что значительная часть мигрирующих – это, прежде всего, этнические русские или русскоязычное население», — привел статистические данные Кабульдинов.
В числе факторов, обуславливающих привлекательность России как принимающей миграцию страны, эксперт назвал ранний выход на пенсию, наличие материнского капитала, социального пакета для работников бюджетной сферы, наконец, действие программы переселения соотечественников.
Вице-ректор по стратегическому развитию, исследовательской работе и международному партнерству Академии государственного управления при Президенте РК Айгуль Кошербаева констатировала, что в Республике Казахстан наметился процесс оттока квалифицированной рабочей силы – так называемой «утечки мозгов». «Должна быть осознанная политика в этой сфере, потому что с экономической точки зрения этот процесс связан с ростом издержек государства, которое тратит ресурсы на подготовку специалистов. Неслучайно, в Послании президента Казахстана в качестве пятого приоритета было обозначено качество человеческого капитала. Если рассматривать эту проблему с миграционной точки зрения, то необходимо ослабить влияние выталкивающих факторов, нужно изменить восприятие эмигрантских настроений и сфокусировать внимание на таком измерении, как качество жизни. Казахстан предпринимает определенные шаги в этом направлении – в частности, проводит политику урбанизации», — подчеркнула Кошербаева.
Глава Миссии в Астане Международной организации миграции Деян Кесерович отметил, что активизация миграции – это общемировой тренд, и Казахстан с Россией не могут остаться в стороне от этого процесса. «Если взглянуть на карту мира – все становится понятно. На юге находятся людские ресурсы, на севере – производственные. Все страны севера практически находятся на грани вымирания, здесь отрицательный демографический рост. С этой точки зрения миграция – позитивный процесс, это не кризис, вопрос только в том, как мы будем это регулировать», — считает Кесерович.
Заведующая кафедрой уголовного права, уголовного процесса и криминалистики Юридического института Российского университета дружбы народов (РУДН) Людмила Букалерова заострила внимание на проблему незаконной миграции в Российской Федерации. «Из-за неустроенности растет преступность среди мигрантов, нарушаются их права. Серьезная проблема, которой занимается лаборатория по изучению миграционных процессов РУДН, – это право детей мигрантов на обучение. В принципе, они имеют те же права на дошкольное и школьное обучение, а также поступление в вузы, как и дети граждан РФ, однако поскольку их родители, даже имеющие патент, вынуждены каждые 90 дней выезжать из РФ, то они прерывают учебу, испытывают неудобства. Помимо этого, сегодня в РФ насчитывается по разным данным от 3 до 5 млн незаконных мигрантов», — сообщила эксперт.
Профессор кафедры мировой истории и международных отношений Иркутского государственного университета Виктор Дятлов рассказал о таком специфическом для постсоветского пространства и связанном с миграцией феномене, как этнические рынки.
«Постсоциалистические рынки формировались в контексте открытости границ, перехода к рыночным отношениям, в симбиозе с трансграничным «челночничеством», они стали логистическими центрами по продвижению импортируемых потребительских товаров и продовольствия. В этом качестве они практически сразу стали притягивать экономическую активность мигрантов, в том числе и трансграничных, превратившись в место и механизм их экономической, социальной и культурной адаптации. Масштабы оказались таковы, что многие из них стали в глазах городских сообществ «этническими» – китайскими, киргизскими, кавказскими», — обратил внимание Виктор Дятлов на то, что в постсоветскую эпоху некоторые сферы предпринимательства получило этническую окраску.
Выступление начальника научно-организационного отдела Сибирского института управления – филиала РАНХиГС при Президенте РФ Елены Шевцовой было посвящено тенденции трудовой миграции и миграционной политики в Новосибирской области. Эксперт констатировала, что иностранные трудовые мигрантыостаются достаточно серьезной составляющей трудовых ресурсов Новосибирской области. Эксперт отметила, что трудовые мигранты – граждане государств-членов ЕАЭС – имеют значительно более благоприятный режим трудоустройства:им не нужно получать разрешение на работу, приобретать патент, проходить медосмотр и сдавать экзамены. Что касается мигрантов, работающих по патенту, то здесь преобладают граждане Узбекистана (60,7%), Таджикистана (31%) и Азербайджана (3,9%).
Елена Шевцова высказала мнение о том, что инициированный властями Новосибирской области запрет на трудоустройство мигрантов, работающих по патенту, сначала по 16, а затем 33 специальностям, в числе которых работа в сфере образования, транспорта, добычи полезных ископаемых, финансов значительно ухудшил положение граждан Узбекистана, Таджикистана и Азербайджана.
Однако эти ограничения не касаются мигрантов из стран-членов ЕАЭС. Таким образом, эксперт прогнозирует, что взаимодействие Кыргызстаном и Казахстаном в отношении приема трудовых мигрантов в дальнейшем будет увеличиваться.

Пресс-служба ЦАИ «Евразийский мониторинг»

20 лет ожидания: состоится ли каспийский прорыв?

В этом году в Астане должен состояться пятый саммит глав прикаспийских государств, где, как ожидается, стороны могут, наконец, подписать Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря. На сегодняшний день Каспий стал настоящим камнем преткновения для пяти стран. Отсутствие ратифицированного документа только подогревает страсти вокруг газонефтяных ресурсов региона.

«Вопросом конвенции стали заниматься в 1996 году. Приблизительно в то же время начали изучать экзопланеты. Вот у NASA по экзопланетам результат уже есть, а по Каспию мы еще не определились», – образно охарактеризовал ситуацию главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин в ходе заседания экспертного клуба «Мир Евразии».
О каспийском прорыве – подписании договора о разграничении Каспия, действительно, говорят уже более 20 лет, отметил политолог Эдуард Полетаев. Надежды росли в преддверии каждого саммита глав прикаспийских государств – в таком формате лидеры встречались четыре раза. Но в этот раз оснований предполагать положительный исход переговоров больше, чем когда-либо прежде.
«2017 год фокусирует на себе серьезные ожидания насчет того, что конвенция будет подписана на саммите, который, как предполагается, пройдет в Астане, – рассказал Эдуард Полетаев. – Дата проведения встречи на высшем уровне пока не определена, поскольку прежде министры иностранных дел должны собраться в Ашхабаде и там подписать концепцию документа. По некоторым данным, озвученным в частности главой МИД Азербайджана, 80 процентов вопросов уже согласовано. Но что содержится в остальных 20 процентах и насколько они принципиальные, пока еще никто не знает».
История вопроса
Проблема определения правового статуса Каспийского моря актуализировалась после распада Советского союза. Вместо двух прикаспийских государств – СССР и Ирана, в 1991 году появилось пять сторон переговорного процесса, включая преемницу Союза Россию и три молодые независимые республики – Казахстан, Азербайджан и Туркменистан. До этого и по настоящее время статус Каспия регулировался договором 1921 года между Россией и Персией и договором о торговле и мореплавании 1940 года между СССР и Ираном.
Стало ясно, что без определения правового статуса Каспийского моря, в котором четко и ясно закреплялись бы не только сферы влияния, права каждого государства, но и их обязанности, обойтись практически невозможно. Однако воз и ныне там. Помимо очевидного желания соблюсти, прежде всего, интересы собственных стран, стороны продемонстрировали разный подход к решению многих общих задач. Ведь конвенция охватывает широкий спектр проблем регулирования государственной принадлежности акватории, суверенных прав на недропользование и энергетической безопасности.
«Активное освоение нефтегазовых ресурсов оказывает существенное влияние на позиции государств в вопросе разграничения дна. Так, например, до сих пор не решена проблема между Азербайджаном и Туркменистаном по трем спорным месторождениям, – добавил Полетаев. – Азербайджанцы считают их своими, потому что их осваивали бакинские нефтяники. Географически же месторождения ближе к Туркменистану, который также предъявляет свои права».
Как напомнил Полетаев, бассейн Каспия – старейший нефтедобывающий регион в мире. При этом он до сих пор полностью не изучен: данные по запасам нефти носят прогнозный характер. Кроме того, «Каспийский регион объединяет в себе несколько других регионов – и Ближний Восток, и Центральную Азию, и Закавказье, где тоже множество интересов разнопланового характера». Все эти факторы осложняют процесс принятия конвенции.
Тренды и перспективы
«2016 год был самым драматичным в плане ожиданий, – говорит старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского институтаЛидия Пархомчик. – Еще никогда не было такого, чтобы после встречи министров иностранных дел саммит был в итоге перенесен. Нет гарантий того, что, встретившись в Ашхабаде, стороны договорятся о проведении саммита».
Но если он и состоится, главный документ страны могут и не подписать. Как отметила Лидия Пархомчик, высокую цель пятого саммита – подписание конвенции – анонсировал Казахстан. «Никогда с 2002 года, когда был проведен первый саммит глав прикаспийских государств, такая цель не ставилась, – подчеркнула она. – Если посмотреть на продуктивность каспийских встреч, то первые две значительно уступали по продуктивности последующим двум. На первой лидеры не подписали ничего, даже декларативный документ. На втором саммите была принята совместная декларация. И только с 2010 года можно говорить о каком-то положительном тренде, когда пятерка стран решила отойти от определения юридического статуса и приблизиться к формату, когда проблемы безопасности, транспорта и навигации, экологии и окружающей среды, выходят на первый план, потому что они неконфликтные».
Старший научный сотрудник Евразийского НИИ полагает, что не стоит зацикливаться на конвенции. «Данный вопрос можно отложить, и на повестку дня поставить подписание соглашений, которые сейчас находятся в разработке: об экономическом сотрудничестве в регионе и о транспорте на Каспийском море, – сказала Пархомчик. – Актуален и вопрос подписания протоколов по обеспечению безопасности. Если мы снизим градус накала и согласимся на подписание этих соглашений, то тогда стопроцентно можно гарантировать, что саммит глав прикаспийских государств будет проведен. А если еще будет подписан дополнительный протокол к Тегеранской конвенции о трансграничном взаимодействии, то это будет самый успешный саммит, который решит один из сложнейших геополитических вопросов».
Похожую точку зрения высказал и координатор проектов по внешней политике Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК Аскар Нурша: «Мы живем в ожидании некоего прорыва по Каспию. Думаю, он будет, но по некоторым ограниченным вопросам». Эксперт заметил, что предыдущий прорыв в отношениях прикаспийских государств был отмечен в 2014 году на саммите в Астрахани, где стороны договорились по ряду вопросов о сотрудничестве в регионе. «Встреча происходила на фоне украинских событий, ухудшения отношений с Западом, на фоне разворота России в сторону Азии. Поэтому был фактически восстановлен российско-иранский альянс», – разъяснил он подоплеку минувших событий. Сейчас же, говоря о том, что 80% всех вопросов между прикаспийскими государствами решены, следует знать, что «оставшиеся 20 процентов – это те самые расхождения, которые развивают всю полемику вокруг Каспия уже два десятилетия».
Море дружбы
То, что неподписанная конвенция тормозит развитие региона, – правда лишь отчасти, уверена Пархомчик: «Существуют препятствия лишь по некоторым месторождениям. Азербайджан и Туркменистан договорились еще 2008 году, что никто из сторон не претендует и не производит каких-то активных действий на спорной территории в плане геологоразведки, чтобы не создавать дополнительного напряжения и провокаций. Аналогичное соглашение было достигнуто между Ираном и Азербайджаном». Каждая страна имеет достаточный список месторождений, которые нужно разрабатывать и на которые нужно привлекать средства, добавила она.
Есть и задел для межгосударственного сотрудничества прикаспийских государств в нефтегазовой сфере. «С Каспием у нас связаны большие инвестиции, и при этом очень маленькая отдача», – отметил главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин. И речь не только о неоправдавших надежду месторождениях. Не удалось реализовать проекты по продлению Транскаспийского газопровода, и неизвестно, будут ли они реализованы. Кроме того, возникают «большие вопросы по стоимости мультимодальных перевозок через Каспий», добавил эксперт, назвав высокую цену барьером для развития данного направления.
«Одна из перспективных сфер сотрудничества – это тема радикального экстремизма и терроризма и объединение усилий по борьбе с этими явлениями, – в свою очередь обозначил сферу взаимодействия прикаспийских государств Аскар Нурша. – В перспективе значимость этой темы будет возрастать с учетом сложной ситуации на Северном Кавказе, в контексте проблемы Нагорного Карабаха и роли Ирана во внешней политике мировых держав». А по мнению корреспондента республиканской еженедельной газеты «Караван» Назгуль Абжекеновой, для реализации потенциала региона необходимо развивать зону свободной торговли на Каспии.
Участники дискуссии подчеркнули: прикаспийские страны уже сделали немало для расширения сотрудничества, но предстоит решить еще много задач, чтобы Каспий оставался морем дружбы и работал на процветание народов пяти государств. Возможно именно в Астане удастся подписать, если не конвенцию, то ряд важных договоренностей.

Юлия Майская

 

Источник: total.kz

Каспий – это нефть, транспортные коридоры, икра, дружба и «дружба»

Углеводороды упали в цене, транспортные маршруты не работают с ожидавшейся нагрузкой, осетровые на грани вымирания, туризм не развивается, «калибры» летают

«Каспий – море дружбы» – это стандартный имиджевый и идеологический конструкт. Вот только взаимодействие на берегах данного уникального водоема бывает разное. Эдуард Полетаев, модератор экспертного клуба ОФ «Мир Евразии», напомнил, что когда Актау назывался Шевченко и был одним из самых современных городов СССР, Баку выполнял функции его «огорода», доставляя паромами овощи и фрукты. В свою очередь, Джанибек Сулеев, web-издатель, указал на историю 26 бакинских комиссаров, которые были арестованы на западном берегу Каспийского моря, а расстреляны на восточном. Само же заседание называлось «Море дружбы и сотрудничества: состоится ли каспийский прорыв?» 

В текущем году должен состояться V Саммит глав прикаспийских государств в Астане. Вопрос его проведения зависит от согласования проекта Конвенции о правовом статусе Каспийского моря на встрече глав МИД Казахстана, России, Ирана, Азербайджана и Туркменистана в Ашхабаде.

«Занизить уровень ожиданий», – так призвала настроиться экспертов и наблюдателей Лидия Пархомчик, Евразийский научно-исследовательский институт. В свое время сложилась процедура, при которой сначала встречаются руководители МИД прикаспийских государств, а потом первые лица, но в последний раз такой механизм оказался нарушен (министры встретились, а президенты нет). Г-жа Пархомчик считает более продуктивной уже сложившуюся практику, при которой страны Каспия подписывают точечные договоры по навигации, экологии, экономическому сотрудничеству. «Спорные месторождения де-факто выведены из поля зрения государств», – подчеркнула Лидия Пархомчик.

Каспий

Фактически Каспийское море прибрежными странами используется в следующем режиме: 12 морских миль (22,2 км) от берега – территориальные воды и еще 25 морских миль – особая зона рыболовства. Остальное морское пространство водоема функционирует в режиме международных вод. «Северные территории Каспия более договороспособны, чем южные», – заметил Эдуард Полетаев в свете того, что Казахстан поделил с Россией дно Каспийского моря в своем секторе и точку разграничения с Азербайджаном тоже согласовал.

«Каспий развивается в ресурсно-сырьевой парадигме, – констатировал Аскар Нурша, историк, координатор проектов по внешней политике Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК – Лидера нации. – Транспортные коридоры «Север-Юг» и «Запад-Восток» так и не вышли на заявленные мощности». Заседание экспертного клуба проходило в Международный день сна, поэтому эксперт привел сравнение водоема со спящим регионом: «Каспий «уснул» при Обаме, но пришли республиканцы и могут начать его «будить» военно-политически».

Много внимания в ходе экспертного обсуждения уделили милитаризации Каспия. Если российские и иранские ВМС на Каспийском море традиционны, то Казахстан, Азербайджан и Туркменистан – это новые морские державы. «Развитие ВМС на Каспии носит имиджевый характер», – считает Лидия Пархомчик. Флот Казахстана при этом по совокупной мощи на четвертом месте. Скромнее него только ВМФ Туркменистана, получивший 2 корабля в 2012 году, остальные туркменские ВМС относятся к силам береговой охраны. У России на Каспии 2 военно-морские базы, у Ирана 5.

Каспий

Имидж – имиджем, но когда российские ракеты морского базирования «Калибр» из международных вод Каспия пролетев иранскую и иракскую территорию поразили цели в Сирии, статус Каспийской флотилии РФ заиграл несколько иначе. Аскар Нурша в современных геополитических раскладах сравнил Каспийское море между Россией и Ираном с «дорогой жизни» по Ладожскому озеру в период Великой Отечественной войны. То есть конкретно для Москвы и Тегерана у Каспия сегодня имеется военно-стратегическое значение.

Торговая война между Россией и Западом (включая Украину) добавила жизни международному торговому порту Актау. Логистические схемы для доставки тех же украинских конфет в Казахстан, которые раньше проигрывали из-за высоких транспортных издержек, теперь стали востребованы просто потому, что другого маршрута для них нет. Вместе с тем, Актауский порт при годовом потенциале в 22 млн. тонн перевозит 5 млн. вместе с нефтью.

«Доля китайских перевозок увеличивается, – сообщила г-жа Пархомчик. – Раньше 1 поезд в неделю, теперь каждый день». Во время дискуссии прозвучала интересная фраза, суть которой в том, что в интересах Китая, чтобы казахстанский порт Актау работал бесперебойно. От данной сентенции оттолкнулся политолог Адиль Каукенов, генеральный директор Центра китайских исследований CHINA CENTER. Китай – это один из мировых лидеров в строительстве инфраструктуры и Каспий без его участия тоже не остается. Однако сегодня у китайцев наметился тренд на снижение внешней активности. Негативный опыт СССР, который миллиарды рублей «закопал» вне своих границ и ничего положительного не получил взамен, в Пекине изучают очень скрупулезно и вдумчиво.

«Один пояс – один путь – главный предмет дискуссий», – ввел в курс внутрикитайской полемики г-н Каукенов. Критики такой политики называют ее «транжиривание за рубеж народных денег» и задаются вопросом «где польза?». Потом он в меру возможностей формата мероприятия познакомил с внутриэлитными раскладами китайского руководства и в качестве индикатора выделил фигуру Ван Цишаня, входящего в «семерку» высшего руководства КНР. Если данный государственный деятель сохранит свою «весовую» позицию, то стратегия Экономического пояса Шелкового пути продолжится, а в случае победы «шанхайских» усилится тренд на изоляционизм. В общем, многое из того китайского, что в Казахстане воспринимается как данность, может существенно измениться в ближайшее время.

Каспий

Политолог Рустам Бурнашев не воспринимает Каспийское море как единый регион в силу целого ряда факторов: «Каспий – это никак не объединяющее». Из пяти прибрежных государств только Азербайджан является каспийским государством в полном смысле слова (столица одновременно порт). Для всех остальных водоем является либо тылом, либо кладовой, либо периферией. «Пока нет конфликта, бумагу можно не подписывать, а подписывать конвенцию ради конвенции – даже смысл теряется», – заметил он и призвал избавляться от «романтическо-идеалистического отношения к тому, что такое международное право».

«$140 за баррель могло бы стать объединяющей идеологией на Каспии», – высказал предположение Сергей Домнин, главный редактор журнала «Эксперт Казахстан». Однако цены на углеводороды далеки от мечтаний. Он согласен с тем, что Каспийское море – это скорее барьер. Поэтому и почти вся нефть из Казахстана идет по трубопроводу КТК. Танкерами через нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан казахстанская сторона уже ничего не отгружает, на Махачкалу корабли с «черным золотом» тоже перестали ходить. «Будет проходить 48-ое заседание специальной рабочей группы. В это же время НАСА начала изучение экзопланет. У НАСА результаты есть, а у рабочей группы нет», – акцентировал г-н Домнин.

«Казахстанский Прикаспий – наше богатство и наше несчастье», – считает Замир Каражанов, политолог. Попутно он заметил, что Азербайджану тоже не хватает своего бензина, хотя страна нефтеэкспортер. Эдуард Полетаев добавил, что Баку вообще является старейшим центром промышленной нефтедобычи в мире. «Нам сотрудничество на Каспии жизненно необходимо. Жанаозен (социальная ситуация) – это вообще вопрос национальной безопасности. Нужна диверсификация, – подчеркнул г-н Каражанов. – Как можно развивать туризм в условиях нефтедобычи и плохой экологии? Экология Каспия хрупкая и требует коллективной работы, коллективного формата». Необходимость развития локальных рынков поддержала Назгуль Абжекенова, журналист.

Каспий

«Нефть – это благо, но этим богатством нужно уметь распорядиться», – особо выделил экономист Олег Егоров, Институт экономики МОН РК. Он сообщил, что мировая потребность в нефтехимической продукции растет на 5% в год, а отечественный нефтехимический комплекс в Карабатане, который должен был вступить в строй в 2014 году, так и остался на бумаге.

Не забыли в ходе экспертного обсуждения про осетров и черную икру. Из сегодняшнего дня уже видно, что сделай Казахстан на заре независимости главный акцент на деликатесную рыбу со всей инфраструктурой от выращивания мальков до глубокой переработки и упаковки, многое пошло бы в позитивном русле. А так даже искусственные острова Кашагана стоят на пути прохода осетровых, за ржавые трубы данного месторождения никто не наказан, а браконьерство на государственном уровне в Каспийском море есть везде, кроме Ирана.

В свете рассуждений на тему «Каспий – море дружбы», политолог Антон Морозов указал: «Идеологический конструкт создать можно, но насколько он будет наполнен реальным содержанием?» «Каспий – море дружбы под эгидой России («Калибры»)», – предложил вариант Джанибек Сулеев. Сам он рассматривает Каспийское море как хороший предлог для того, чтобы президенты 5 государств периодически встречались. Ведь важные темы для консультаций, переговоров и личных встреч всегда есть, а тут такой весомый повод – Каспий.

 

Источник: ZONAkz.net/a>

В Астрахани в формате ток-шоу прошло IV заседание Каспийского экспертного клуба

22 марта 2017 года в Астрахани состоялось четвёртое заседание Каспийского экспертного клуба, приуроченное к трёхсотлетнему юбилею образования Астраханской губернии.

Мероприятие прошло в формате ток-шоу в эфире телеканала «Астрахань 24». На этот раз эксперты встретились, чтобы обсудить исторические исследования и медиапроекты в рамках «Каспийского диалога» – международного сотрудничества стран Каспийского региона.

Формат дискуссии был выбран не случайно: ток-шоу предоставляет возможность для свободного обмена мнениями между специалистами и гостями на заданную тему, что способствует активному обсуждению вопросов.

Участниками встречи стали лидеры национально-культурных обществ региона и студенты астраханских вузов – будущие историки, политологи, журналисты-международники. Экспертами выступили историки и политологи из России и Казахстана.

Обсуждение началось с повестки дня, которую обозначил руководитель Центра евразийских политических исследований и организатор Каспийского экспертного клуба Андрей Сызранов: «Каспийский регион уникален как особая историко-географическая зона тысячелетних межэтнических и межкультурных взаимодействий. Традиция диалога цивилизаций и культур в Прикаспии – основа для стабильных международных отношений в настоящем и будущем. Геополитическая важность региона вытекает именно из смешения культур на стыке цивилизаций, международной торговли, идей, влияний. Имея значительные неиспользованные потенциальные возможности, Каспийский регион продолжает быть одной из точек мира, где фокусируются истоки событий будущего. 300 лет Астраханской губернии – повод для множества совместных исторических и медиапроектов, посвящённых международным контактам, общим юбилейным датам, памятникам истории и культуры. Среди проектов коллективные монографии, международные научно-практические конференции, круглые столы, публичные дискуссии и лекции».

Руководитель агентства связи и массовых коммуникаций Астраханской области Марина Зайцева, являясь идейным вдохновителем и активным участником многих медиапроектов региона, отметила: «Мы давно работаем над краеведческими печатными проектами. Достаточно вспомнить коллективную монографию «Крепость», посвящённую истории Астраханского кремля, которую мы, кстати, переиздаём в этом году. А юбилей нашей губернии – мощный повод продолжать исторические исследования. Сейчас, к примеру, мы активно готовим к изданию новую книгу «300 лет на службе России». И это далеко не последний проект».

Очередное заседание Каспийского экспертного клуба

Начальник Отдела приграничного сотрудничества и внешнеэкономических связей министерства международных и внешнеэкономических связей Астраханской области, один из авторов книги «300 лет на службе России» Илья Торопицын рассказал о проекте следующее: «Отрадно, что в процессе создания этой книги приняли участие большой коллектив авторов, каждый приложил усилия, чтобы осветить многовековую историю нашего региона – от эпохи Петра Великого до сегодняшнего дня. Это кропотливый труд, результаты которого мы увидим совсем скоро».

Важным для формирования имиджа региона в научном, образовательном и медиапространстве представляются проекты визуализации истории стран Каспийского региона. Старший научный сотрудник Астраханской картинной галереи Раиса Захарова сообщила присутствующим о сложной работе по поиску редких и неизвестных картин, карт, фотографий по истории Астраханской губернии и сопредельных прикаспийских территорий. Выступавшая подчеркнула, что без визуального ряда исторические исследования не будут иметь должного эффекта.

К юбилею Астраханской губернии необходимо развивать совместные медиапроекты средств массовой информации прикаспийских стран. Одним из таких проектов станет Третий Каспийский медиафорум (сентябрь 2017 года), который будет способствовать дальнейшему формированию общего медиапространства стран Прикаспия. Необходимо также воплощение проекта Каспийской медиашколы, развитие Редакции Прикаспийских государств.

Казахстанский политолог, руководитель Общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев высказал мнение, что экспертное сообщество прикаспийских государств и региональные средства массовой информации играют особо важную роль в конструировании имиджа Каспийского региона как региона дружбы и сотрудничества. Он также напомнил о предстоящем V Саммите глав Прикаспийских государств: «На саммите должен решиться вопрос о правовом статусе Каспийского моря. Если такой договор наконец-то подпишут, мы придём к единому пониманию Каспийского партнёрства и реальному представлению о нём. И уже как следствие – мировые инвестиции в экономику и гуманитарную сферу стран региона».

Главный редактор телеканала «Астрахань 24» и политолог Александр Васильев упомянул об уже эффективно работающем проекте – Редакции Прикаспийских государств, которая транслирует новости стран Каспийского региона.

И. о. заведующей кафедрой рекламы и связей с общественностью АГУ Ксения Тюренкова рассказала о своих исследованиях в области изучения образа Каспийского региона в средствах массовой информации. Она отметила, что значительное место в мировых новостях о Каспии занимает военная проблематика. «Наша задача в рамках экспертных оценок и рекомендаций – изменить негативную коннотацию новостных лент. Каспий – точка соприкосновения разных культур, и многовековой опыт взаимодействия надо пропагандировать. Для этого необходимы совместные медиапроекты как на уровне государств, так и на уровне регионов. Проекты, приуроченные к юбилею нашей губернии, отлично иллюстрируют данное взаимодействие», – подчеркнула выступавшая.

Председатель Астраханской региональной общественной организации по сохранению и развитию узбекской культуры «Узбекистан» Баходир Аминов поздравил астраханцев с юбилеем и выразил уверенность в дальнейшем укреплении мира и согласия в Каспийском регионе. Представитель общероссийской общественной организации «Всероссийский азербайджанский конгресс» Габил Джавадов рассказал о длительных и взаимовыгодных контактах Астраханской области и Азербайджана, добавив, что сейчас ведётся подготовка краеведческого исследования по этой теме.

Центр евразийских политических исследований

Дирекция по информационной поддержке веб-ресурсов АГУ

 
Источник: Астраханский государственный университет

Каспийское море – общее достояние

В г. Алматы состоялось заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Море дружбы и сотрудничества: состоится ли прикаспийский прорыв?». Проблемы и перспективы многостороннего взаимодействия обсудили известные казахстанские экономисты, политологи и журналисты.

Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря планируется подписать на пятом Саммите глав прикаспийских государств в Астане, который должен состояться в 2017 г. Вопрос его проведения зависит от согласования проекта Конвенции на встрече глав МИД в Ашхабаде. В настоящее время работа над проектом находится на заключительном этапе, по многим вопросам достигнуто принципиальное согласие.

«Тема сближения интересов становится все более актуальной, особенно в условиях возрастающей напряженности в мире, — отмечает политолог Эдуард Полетаев. — Это видно как по динамике работы экспертных советов и количеству встреч и конференций, так и по тональности заявлений о статусе Каспия, звучащих из уст компетентных представителей практически всех стран, заинтересованных в разделе каспийского шельфа. Особенно много позитива наблюдается в нынешнем году».

Проблема определения правового статуса Каспийского моря актуализировалась после распада СССР. На его месте, являвшегося наряду с Ираном одной из двух стран на Каспии, в 1991 г. возникли четыре прикаспийских государства — Азербайджан, Казахстан, Российская Федерация и Туркменистан. Таким образом, появление новых субъектов международного права актуализировало задачу разграничения Каспия уже между пятью странами. Кроме того, каспийская региональная проблематика выдвинулась на значимый план во внешней политике мировых держав с энергоемкой экономикой. До этого и по настоящее время статус Каспия регулировался договором 1921 года между Россией и Персией и договором о торговле и мореплавании 1940 года между СССР и Ираном.

Стало ясно, что без определения правового статуса Каспийского моря, в котором четко и ясно закреплялись бы не только сферы влияния, права каждого государства, но и их обязанности, обойтись практически невозможно. При этом переговорный процесс по решению этого вопроса шел долго в силу ряда причин: наличие разных подходов и лоббирование собственных интересов каждой из стран; появление спорных точек в вопросе освоения сырьевой базы Каспия; милитаризация региона; комплексность Конвенции, как юридического документа, обозначающего множество аспектов деятельности на море и т.д.

Определение правового статуса, по сути, означает широкий комплекс проблем регулирования государственной принадлежности акватории, суверенных прав на недропользование, энергетической безопасности, включая транспортировку нефти и газа, сохранения уникальных биоресурсов, согласованной природоохранной политики, судоходства, метеорологии, сотрудничества в области сейсмологии, контроля над повышением уровня воды, строительства искусственных островов, научных исследований. Подписание Конвенции повлечет за собой рост инвестиций во все прикаспийские страны.

При этом, несмотря на сложность переговорного процесса, Каспий не стал морем преткновения, а обрел статус моря сотрудничества и взаимодействия. За прошедшее время сторонами проделан огромный объем работы, а число неурегулированных вопросов стало гораздо меньше.

Прикаспийские государства расширили взаимодействие. Они предприняли совместные усилия для обеспечения безопасности (во всех аспектах, в том числе в экологическом), между ними выросли культурно-гуманитарные связи. Поступают предложения о придании региону статуса свободной экономической зоны, создании Организации каспийского экономического сотрудничества или регионального центра, который бы координировал приграничное сотрудничество и т.д. Каспий непременно должен оставаться морем дружбы и работать на процветание народов стран региона.

«Дальнейшее развитие событий может идти по разным сценариям. Каспийское море – общее достояние. Есть вероятность выработки особого международно-правового статуса Каспия, с помощью пакетно-комплексного или рамочного решения проблемы. Есть прецедент раздела Северного моря: статус Каспия может определиться с помощью Международного суда и видоизмененных положений Конвенции ООН по морскому праву. Но как бы не развивались события вокруг Каспия, очевидно одно: рано или поздно странам все равно придется договориться. Для этого придется учитывать политическое, экономическое, национальное, культурное и религиозное многообразие, твердо придерживаться принципов взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности, взаимного ненападения, невмешательства во внутренние дела друг друга, равенства и взаимной выгоды, мирного сосуществования. А также взвешенно строить отношения с крупными центрами силы и международными структурами безопасности», — отметил Эдуард Полетаев.

БІЗДЕ НЕГЕ АЖЫРАСУ КӨП?

Отбасылық құндылық деген не? Ажырасудың түп-тамыры қайда жатыр? Қазіргі жастар отбасын сақтап қалуға неге ұмтылмайды?
“Еуразия әлемі” пікірсайыс клубында осындай маңызды мәселе талқыға салынды. “Посткеңестік кеңістіктегі отбасы институты және отбасылық саясат” атты тақырыппен ұйымдастырылған шарада осы мәселеге қатысты өзекті пікірлер ортаға салынды.
Саясаттанушы Эдуард Полетаевтың айтуынша, елімізде отбасылық құндылықтарды насихаттауда үлкен жұмыстар жүргізілуде.
“2013 жылдан бастап қыркүйек айының әр жексенбісінде Қазақстанда отбасы күні өткізіледі. Былтырғы жылдың ақпан айында Қазақстанда Бала құқығы бойынша өкілетті институт құрылып, дәл сол жылдың аяғында Қазақстанның 2030 жылға дейінгі Отбасылық және гендерлік саясатқа қатысты тұжырымдамасы қабылданды. отбасы құндылығын арттыратын байқаулар да тұрақты түрде өткізіліп отырады. Айталық, “Мерейлі отбасы” ұлттық байқауына қатысатын жанұялардың саны жыл сайын артып келе жатыр” деді ол.
Өз кезегінде “Нұр Отан” партиясы Алматы қаласы бойынша филиалының төрағасы Жұлдыз Омарбекова бұған қарсы уәж айтты.
“Статистика басқаша сөйлейді. Сондықтан шындықтың көзіне тура қарау керек деп санаймын.
Жыл өткен сайын елімізде ажырасу саны артып келеді.
Мысалға 2012 жылы Қазақстанда 47 598 ажырасу тіркелген және жыл сайын артып отырған. Дәлел керек пе? 2013 жылы – 51 305, 2014 жылы – 54 438, 2015 –
53 007 ажырасу жағдайы тіркеліпті. Сайып келген кезде еліміздегі әрбір төртінші отбасы ақыр аяғы ажырасып тынады деген сөз.
Міне, Қазақстандағы отбасылық құндылық мәселесі туралы айтқанда осы сандардан аттап кете алмаймыз” деді ол.
Ал ғалым Евгений Пастуховтың айтуынша, неке туралы түсініктің өзі мемлекеттік деңгейдегі дүние. Бұл мораль мәселесі. Ал мораль мәселесіне кез-келген мемлекетте сол елдің әлеуметтік-экономикалық жағдайы әсер етеді.
“Айталық, біз неге соңғы кездері көңілдес пен тоқал мәселесін жиі талқылап кеттік. Себебі, қоғамдық мораль бізді соған итермелеп отыр” деді Пастухов.
Тақырыпты түйіндеген саясаттанушы Зәмір Қаражанов жиынға қатысушыларға “Бізде отбасыға қолдау көрсете алатын нендей дүние бар?” деген сауал қойды.
– Айталық, Қазақстанда отбасымен бірге демалатын сауда ойын-сауық орталықтарынан басқа не бар, айтыңыздаршы?Алматыда өткен Универсиада ойындағы елімізде отбасылық демалысқа деген сұраныстың жоғары екенін көрсетіп берді. Сайып келгенде, бұл әрбір отбасылы адамның алдынан шығатын сауал. Отбасыңмен бірге қайда барып демалуға болады? Бұл маңызды дүние” деді саясаттанушы.

Abai.kz

Источник: «Фонд развития казахского интернет-пространства «Абай-ақпарат»

Источник: DalaNews

Дети из семей среднего класса наиболее уязвимы для «Синего кита»

Такое мнение было высказано в ходе заседания экспертного клуба «Мир Евразии», посвященного проблемам семьи и семейной политике.
СНГ вот уже третий месяц живет под эгидой Года семьи. На всем постсоветском пространстве ищут эффективные формы поддержки семьи и семейного воспитания. Мир меняется, вместе с ним трансформации подвергается тип традиционной семьи, разъяснил суть поисков политолог Эдуард Полетаев. Он отметил, что в Казахстане институту семьи всегда уделяли особое внимание. С 2013 года каждое второе воскресенье сентября в республике отмечается День семьи. В феврале 2016 года в стране создан институт Уполномоченного по правам ребенка, а в декабре утверждена Концепция семейной и гендерной политики в РК до 2030 года. Но в этой сфере существует и много проблем.

«В начале 2017 года в Казахстане актуализировалась дискуссия вокруг так называемой игры «Синий кит» (злоумышленники подталкивают юных игроков к суициду, – прим. авт.). Между тем, наша страна – в мировых лидерах по количеству самоубийств среди подростков», – озвучил одну из них политолог.

«Так называемая игра «Синий кит» бьет именно по благополучным детям, попадают в ее сферу дети из семей среднего класса, тех, у которых есть возможность обеспечить ребенка всей техникой, доступом к интернету, – считает представитель Казахстанской коммуникативной ассоциации, PR-консультант Владимир Павленко. – Социальный психолог Дэвид Майерс говорил, что самые уязвимые, находящиеся в зоне особого риска – дети из семей среднего класса. Улица своих готовит жестко к выживанию. Люди из класса богатых и сверхбогатых позаботятся о своих детях с помощью телохранителей, гувернанток. А дети среднего класса технически подкованы, любознательны и наиболее уязвимы. И если идет информационный вал таких негативных явлений со звучными названиями, то вполне может проявиться интерес: что это за «кит» такой? Вал негативной информации оказывает на неокрепшую детскую психику угнетающее воздействие. Что с этим делать? Нужно прислушиваться к детям. В Костанае недавно прошла презентация книги 17-летнего автора под названием «50 причин, чтобы жить». Это голос оттуда. Это запрос к нам, взрослым. Как мы на него будем реагировать?».

К подобным явлениям, да и ко многим другим проблемам в сфере семейной политики, часто подходят формально, констатировал ученый секретарь Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК Евгений Пастухов: «Мне ребенок-подросток рассказывает, что они в школе говорили про игру «Синий кит». Говорит: физрук пришел и сказал, что самоубийство – это плохо. Вот он – формальный подход». Другие участники заседания на это заметили, что многие родители переложили воспитательную функцию с собственных плеч на школу. И это допустила сама школа, полагает председатель правления Союза кризисных центров Казахстана Зульфия Байсакова. «Несмотря на то, что на законодательном уровне у нас четко определена ответственность родителей, эту ответственность с родителей далеко не всегда спрашивают. Поэтому имеется высокий уровень безответственности родителей, особенно, если проанализировать темы, связанные с жестоким обращением с детьми и детским суицидом», – сказала она.

По мнению Зульфии Байсаковой, нужно обратить внимание на системные недостатки семейной политики. Семья редко рассматривается как субъект – та самая ячейка общества, в основном речь идет об отдельных членах семьи. Нет концептуального подхода по профилактике и пропаганде, когда речь идет о проблемах семьи, например, о домашнем насилии. Самое главное, как подчеркнули участники дискуссии, к решению проблем семьи надо подходить комплексно. К примеру, трудно говорить о гендерном равенстве на селе, если там не создавать рабочие места для женщин. Точно также и многие проблемы – суицид среди детей и подростков, ежегодно растущее количество разводов, насилие в семье – нужно решать, задействуя множество различных инструментов.

«Что у нас есть для того, чтобы поддержать семью? Есть ли у нас места для семейного отдыха, кроме торгово-развлекательных центров? – задал риторический вопрос главный редактор информационно-аналитического центра «Caspian Bridge», политолог Замир Каражанов. – Например, в Алматы прошедшая Универсиада показала, что у горожан есть сильный запрос на семейный отдых». Впрочем, для хорошего семейного общения необязательно ждать милостей в виде дополнительной инфраструктуры от государства и бизнеса. Журналист и общественный деятель Салтанат Мурзалинова-Яковлева рассказала о стартовавшем в прошлом году проекте «Инклюзивный спорт» в рамках большого проекта «Аутизм победим».

«Наша аудитория – семьи, где есть особенные дети (аутизм, задержка психического развития). Но в Алматы в этот проект вступили семьи и с обычными детьми. Результаты работы невероятные. У 18 детей из нашего проекта сняли диагноз «аутизм». Мы только начали тестировать нормотипичных детей, но уверены, что они тоже покажут динамику развития. У многих современных детей есть синдром рассеянного внимания, неумение планировать. А, занимаясь у нас, ребята прокачивают естественные коммуникативные навыки, внимательность, ответственность, – рассказала координатор проекта. – Хочу отметить, что подростки чувствуют, что они находятся в безопасной среде и начинают доверять, рассказывают про все эти вещи из интернета и соцсетей, где и кто к ним на улице подошел. Это сообщество, в котором подростки могут поделиться. Ну и мы создаем такую форму, когда старшие ведут младших. Между собой мы называем это «советским союзом». Конечно, мы ориентированы больше на детей. Но если рассуждать масштабно, то выход из ситуации вокруг семьи, которая сложилась такой – сформировать у наших детей здоровое восприятие семьи. И мы формируем эти ценности».

В Казахстане действуют четыре инклюзивные родительские ассоциации – в Алматы, Караганде, Павлодаре, Актау, еще одна формируется в Петропавловске. Большая роль в этом проекте, пояснила Салтанат Мурзалинова-Яковлева, отводится самим родителям. Так, например, в Караганде папы организовали инклюзивные спортивные секции. А в Павлодаре обычные подростки приходят помогать особенным. «В каждой ассоциации насчитывается не менее 20 активных семей, в резерве – обычно до 80 семей. Идея инклюзивной ассоциации понятна: развитие и социализация детей, чтобы семьи укрепились. Обретая пространство для общения, семьи начинают восстанавливаться», – говорит журналист.

Крайне важна системная и при этом совместная работа государства и общества, убеждена руководитель представительства Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК в Алматы Мадина Нургалиева. Нужны инициативы, подобные вышеозвученной, но нельзя обойтись и без господдержки. «Есть такая статистика – иерархия важности мер государственной политики в отношении семьи. 82 процента опрошенных считают, что самое первое – это выплата материнского капитала при рождении ребенка, далее – доступные жилищные программы для молодых семей, увеличение пособий многодетным семьям, государственный контроль над содержанием телевизионных программ, посвященных семье, содействие семьям-инвалидам, стимулирование рождаемости. Есть смысл создать семейный телеканал, который будет ориентирован в целом на семью. Актуальна для исследований тема межэтнических браков, а также влияние религиозной принадлежности на семью, на состав семьи. Для Казахстана в будущем этот вопрос может встать достаточно остро», – считает эксперт КИСИ.

Что касается экономических мер, то стоит учитывать реалии современного мира. Эдуард Полетаев заметил, что в брак люди вступают все позже, а приобрести жилье на льготных условиях могут только семьи, в которых возраст супругов не превышает 29 лет. Член Союза журналистов СССР, web-издатель Джанибек Сулеев затронул вопросы занятости и социальных выплат: «У меня двое детей и ни на одного из них я не получил от государства ни тиынки. Кто-то может сказать, что это вина самих беспечных родителей, но посмотрим на ситуацию с другой стороны. Я – человек уже много лет самозанятый и на моем пенсионном счете лежит незначительная сумма. И вот в стране появилось предложение, суть которого в том, что надо бы изобрести некий новый налог на самозанятых. Идея, может, и хорошая для пополнения госказны, но, думаю, огромное количество самозанятых, имеющих семьи и нестабильные доходы, ничего не просящие у государства, могут с ней не согласиться…».
Участники заседания выразили единое мнение, что проблемы семьи в меняющемся мире требуют изучения и соответствующих мер.

Аманжол Смагулов

Источник: Polit-asia.kz

Қазақстанда отбасыға қолдау бар ма?

Отбасылық құндылық деген не? Ажырасудың түп-тамыры қайда жатыр? Қазіргі жастар отбасын сақтап қалуға неге ұмтылмайды?

«Еуразия әлемі» пікірсайыс клубында осындай маңызды мәселе талқыға салынды. «Посткеңестік кеңістіктегі отбасы институты және отбасылық саясат» атты тақырыппен ұйымдастырылған шарада осы мәселеге қатысты өзекті пікірлер ортаға салынды.

Саясаттанушы Эдуард Полетаевтың айтуынша, елімізде отбасылық құндылықтарды насихаттауда үлкен жұмыстар жүргізілуде.
«2013 жылдан бастап қыркүйек айының әр жексенбісінде Қазақстанда отбасы күні өткізіледі. Былтырғы жылдың ақпан айында Қазақстанда Бала құқығы бойынша өкілетті институт құрылып, дәл сол жылдың аяғында Қазақстанның 2030 жылға дейінгі Отбасылық және гендерлік саясатқа қатысты тұжырымдамасы қабылданды. отбасы құндылығын арттыратын байқаулар да тұрақты түрде өткізіліп отырады. Айталық, «Мерейлі отбасы» ұлттық байқауына қатысатын жанұялардың саны жыл сайын артып келе жатыр» деді ол.

Өз кезегінде «Нұр Отан» партиясы Алматы қаласы бойынша филиалының төрағасы Жұлдыз Омарбекова бұған қарсы уәж айтты.
«Статистика басқаша сөйлейді. Сондықтан шындықтың көзіне тура қарау керек деп санаймын.
Жыл өткен сайын елімізде ажырасу саны артып келеді.

Мысалға 2012 жылы Қазақстанда 47 598 ажырасу тіркелген және жыл сайын артып отырған. Дәлел керек пе? 2013 жылы — 51 305, 2014 жылы — 54 438, 2015 —
53 007 ажырасу жағдайы тіркеліпті. Сайып келген кезде еліміздегі әрбір төртінші отбасы ақыр аяғы ажырасып тынады деген сөз.
Міне, Қазақстандағы отбасылық құндылық мәселесі туралы айтқанда осы сандардан аттап кете алмаймыз» деді ол.

Ал ғалым Евгений Пастуховтың айтуынша, неке туралы түсініктің өзі мемлекеттік деңгейдегі дүние. Бұл мораль мәселесі. Ал мораль мәселесіне кез-келген мемлекетте сол елдің әлеуметтік-экономикалық жағдайы әсер етеді.

«Айталық, біз неге соңғы кездері көңілдес пен тоқал мәселесін жиі талқылап кеттік. Себебі, қоғамдық мораль бізді соған итермелеп отыр» деді Пастухов.
Тақырыпты түйіндеген саясаттанушы Зәмір Қаражанов жиынға қатысушыларға «Бізде отбасыға қолдау көрсете алатын нендей дүние бар?» деген сауал қойды.
– Айталық, Қазақстанда отбасымен бірге демалатын сауда ойын-сауық орталықтарынан басқа не бар, айтыңыздаршы?Алматыда өткен Универсиада ойындағы елімізде отбасылық демалысқа деген сұраныстың жоғары екенін көрсетіп берді. Сайып келгенде, бұл әрбір отбасылы адамның алдынан шығатын сауал. Отбасыңмен бірге қайда барып демалуға болады? Бұл маңызды дүние» деді саясаттанушы.

Источник: 365info. Ақпараттық-сараптамалық 365Info порталы

Семья и воля в СНГ: время осмыслить суть главного социального института

Семья является уникальной подсистемой государства, и в нынешнем году ожидается, что постсоветские СМИ станут больше уделять внимания пропаганде традиционных семейных ценностей. Решением Совета глав государств СНГ, прошедшего в сентябре прошлого года в Бишкеке, 2017 год был объявлен Годом семьи. Последняя, выступая в качестве ведущего института социализации личности, на евразийском пространстве вызывает к себе все больший интерес. Этому способствуют политические решения, активизация работы по пропаганде семейных ценностей, а также противодействие тому валу влияния, в первую очередь информационного, которое идет со стороны более развитых в области медиа государств.

Данное информационное воздействие часто воспринимается негативно. Стоило Нидерландам в 2001 году узаконить однополые браки, как их примеру последовали другие государства Европы и Латинской Америки. Кроме того, во многих странах подобные союзы признаются если не де-юре, то де-факто. То есть изменение традиционных семейных ценностей в мире идет с использованием законов, продвигаемых через механизмы государственной власти.

При этом ожидается, что инициатива проведения Года семьи в Содружестве поспособствует дальнейшему укреплению гуманитарных связей и позволит ближе познакомиться с традициями и культурами народов. Это нацеливает страны СНГ на поиск эффективных форм поддержки семьи и семейного воспитания. Об этом рассуждали недавно в Алматы казахстанские эксперты в ходе заседания экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Институт семьи и семейная политика на постсоветском пространстве: проблемы, тенденции и перспективы».

В странах СНГ институту семьи, несмотря на тяжелые 1990-е годы, уделяют внимание достаточно давно. И это – отражение мирового тренда. Надо сказать, что международное сообщество признает особую роль семьи и необходимость предоставления ей защиты как на национальном, так и на международном уровне. Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 1994 год был утвержден как Международный год семьи. С тех пор ежегодно 15 мая отмечается Международный день семей.

ООН, а также ее органы и фонды весьма активно вовлечены в процесс регулирования института семьи, а также в стратегии, ориентированные на интересы семьи. А это, в свою очередь, способствует достижению первых пяти целей в области устойчивого развития: искоренению нищеты и голода, обеспечению здоровья населения, благополучию для людей всех возрастов, доступа к образованию на протяжении всей жизни и достижению гендерного равенства. Наиболее общие мировые проблемы семьи находятся в поле внимания Генеральной Ассамблеи и Экономического и социального совета ООН. Более сфокусированно поднимают и решают проблемы Фонд ООН в области народонаселения и Детский фонд ООН. Кто-то из организаций ООН помогает семьям косвенно, например Продовольственная и сельскохозяйственная организация или Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев.

Для некоторых стран СНГ ситуация усугубляется необходимостью восполнения демографических потерь. С этой точки зрения внимание государства к семье важно, в том числе для того, чтобы выполнять функцию воспроизводства населения. Она пока недостаточно развита. Казахстан занимает девятое место по размерам территории в мире и всего лишь 62-е по численности населения (по данным на 1 июля 2016 г.). Российская Федерация – первая по территории и только девятая по количеству населения. А СССР в свое время был на третьем-четвертом местах в мире по количеству населения, несмотря на потери в войнах и эмиграцию. Демографический фактор сегодня вынуждает, например, в России за рожденного второго ребенка выделять семьям эквивалент 10 тысяч долларов, да и в Казахстане определенные деньги перечисляются в поддержку

Однако после развала СССР тип традиционной семьи начал испытывать сильную трансформацию. Если в некоторых странах это, может быть, не так ярко и больно воспринималось, то на постсоветском пространстве появилась новая форма семьи (так называемой постсемьи), в которой на первый план выставлялись вопросы гендерного равенства. И если в традиционных семьях имеет место понятное гендерное разделение труда между супругами, то постсемья объединяет партнеров, обоих ориентированных на реализацию как в семье, так и в профессии. В странах Северной Европы понятие «мужской декрет» давно уже никого не удивляет. В Казахстане, кстати, работающий отец также может оформить отпуск по уходу за ребенком. Но случаев таких немного, и, как правило, они связаны с неблагоприятными, трагичными семейными обстоятельствами.

«Я хотела бы обратить внимание на информационную политику в сфере пропаганды института семьи и семейных ценностей, – заявила главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Леся Каратаева. – Сегодня в СМИ стали больше говорить о семье, развивается нормативно-правовая база, регулирующая отношения внутри и вокруг семьи. В то же время создается впечатление, что окружающая нас реальность – сама по себе, общественный дискурс – сам по себе, а действующие практики построения семьи и внутрисемейных взаимоотношений – сами по себе. И все эти три составляющие движутся в своих, не зависящих друг от друга направлениях».

Действительно, в нынешний информационный век будущее семей во многом зависит от того, какие ценности будут усвоены новыми поколениями. А ценности эти во многом продвигают именно СМИ. Также они формируют стереотипы поведения. Но если проанализировать сетку вещания того или иного популярного телеканала или пролистать тиражную газету, создается впечатление, что даже в семейной тематике предпочтение отдается страстям среди представителей шоу-бизнеса, скандалам и расследованиям, криминальным историям. Семейный позитив, воспитательный и образовательный контент пока проигрывает погоне за сенсациями.

«Мир вокруг нас быстро меняется, – считает Л. Каратаева. – В нашу жизнь пришли либеральные ценности, общество потребления (которое продолжает успешно сопротивляться предпринимаемым против него мерам)  диктует свои требования к организации быта и т.д. В то же время семью мы воспринимаем как элемент традиционного общества. Пропаганда семьи опирается на ряд клише, выработанных еще в прошлом столетии. Красивый и потому часто используемый лозунг «Семья – ячейка общества». Не думаю, что современные  молодые люди, которым предстоит создавать свои семьи, смогут объяснить его смысл. А если человек не создал семью или по каким-либо причинам ее лишился, разве он не может быть опорой для общества? Мне кажется, что пришло время заново осмыслить институт семьи и в рамках информационной политики уделять больше внимания тем функциям семьи, которые действительно делают ее незаменимым социальным институтом. Неплохо было бы определиться и с тем, что конкретно мы понимаем под понятием «семья». В вопросах информационной политики, направленной на пропаганду семьи, можно предложить изменить  существующие стереотипы и основной упор сделать на пропаганду качества семейных отношений».

Реалии рыночной экономики привели к тому, что ряд казахстанских экспертов отметили: стоит рассмотреть семью не только как социальный, но и как экономический фактор. «Выбирать партнера по любви – это роскошь, которая стала доступна человечеству совсем недавно, – отметил генеральный директор Международного центра казахстанско-китайского сотрудничества CHINACENTER Адиль Каукенов. – Немного поколений насладилось ею. Большую часть истории человечества семья выступала экономическим фактором. Почему мало кто хочет состоять в псевдогражданском браке? Да потому что это экономический термин, ведь как только вы вступили в брак, то затем идут его экономические и правовые последствия. Вы не можете уже просто так что-то купить или продать без согласия партнера, потому что появляется совместно нажитое имущество. Брак – это не просто штамп в документе. К семье, как к экономической единице, относится и государство с точки зрения развития страновой экономики и демографии. Что касается возраста семьи, ранний брак, на мой взгляд, заключается в том, что в него люди вступают с непониманием, что он – экономическая единица. Потом в процессе разводов появляются жалобы, мол, ипотеку не потянули. Квадратных метров для счастья не хватает. В Европе это давно поняли – отсюда брачные контракты, поздние браки, потому что все готовы к тому, что прежде необходимо экономически состояться. Столетиями вырабатывалось брачное законодательство».

Главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин убежден: даже косвенные замеры показывают, что есть корреляция между общей экономической ситуацией и динамикой заключения браков. «Если количество браков коррелирует с динамикой ВВП и эта связь хорошо объясняется логически, то растущее количество разводов – повод детально изучить проблему, – подчеркнул он. – Объяснение из серии «не сошлись характерами» – не самое объемное. Прямая трактовка уводит нас к размышлениям о том, что молодежь перестала ценить семью и тому подобным объяснениям. Довольствуясь этим, мы не знаем реальных факторов, повлиявших на развод. Может быть, если бы процент по ипотеке был ниже, то характерами было бы сойтись проще? Если бы зарплаты и реальные доходы были выше, то сойтись характерами было бы также проще? За 15 последних лет обеспеченность жильем выросла на 25%, а количество заключенных браков выросло на 60%».

Но не только экономическую и социальную функции выполняет семья в современном мире. Главный научный сотрудник КИСИ Л. Каратаева к основным также относит репродуктивную, эмоционально-терапевтическую и статусную функции. При этом, как мы понимаем, сегодня уже не обязательно вступать в брак, чтобы выполнить свою репродуктивную функцию. Две оставшиеся функции, на взгляд эксперта, в настоящий момент находятся в строгом антагонизме по отношению друг к другу.

«Статусная функция однозначно одержала победу, – сказала она. – Мы совсем перестали говорить о том, что семья, это, в первую очередь, положительные эмоции, антистрессовая релаксация, это огромный потенциал духовности. Семья стала обязанностью, показателем «нормальности». В результате доминирования статусной функции некоторые люди, будучи не слишком счастливыми в своих семьях, продолжают пребывать в своем несчастливом браке, потому что общество и их ближнее окружение не приветствуют развод».

Что же касается контекста государственной политики в отношении семьи, то Л. Каратаева считает целесообразным введение практики доразводной  медиации. Такой механизм позволит супругам избежать опрометчивого шага.

По мнению С. Домнина, странам СНГ нужно больше уделять внимания исследованиям семьи. «Проблемы семьи – это комплексные проблемы, – отметил он. – Находя им решение, мы выйдем на решение общегосударственных задач. Нужно, наконец, поставить в центр человека. Если в государственной политике мы будем ориентироваться на такие индикаторы, как продолжительность жизни, снижение уровня материнской и детской смертности, а не на рост ВВП, промышленного производства и экспорта, иностранных инвестиций и т.д., то сможем решить и застарелые проблемы – слабого здоровья нации, низкого уровня квалификации в среднем по экономике, слабого развития науки и недостаточной предпринимательской активности».

_________________________

Фото К. Конуспаева

Эдуард ПОЛЕТАЕВ

Источник: «Ритм Евразии»

Казахстанские эксперты: «Социальные проблемы общества имеют свои корни в семье»

В Алматы состоялось заседание экспертного клуба на тему «Институт семьи и семейная политика на постсоветском пространстве: проблемы, тенденции и перспективы», организованном ОФ «Мир Евразии». В мероприятии приняли участие известные казахстанские общественные деятели, социологи, экономисты, политологи, культурологи и журналисты, проявившие большую заинтересованность в анализе данной проблематики.

В последнее время на постсоветском пространстве растет интерес к институту семьи. Этому способствуют как политические решения, так и активизация работы по пропаганде семейных ценностей. С 2013 года каждое второе воскресенье сентября в Казахстане отмечается День семьи. В феврале 2016 года в стране создан институт Уполномоченного по правам ребенка, а в декабре утверждена Концепция семейной и гендерной политики в РК до 2030 года. 2017 год в СНГ объявлен Годом семьи, при этом ожидается, что данная инициатива поспособствует дальнейшему укреплению гуманитарных связей в Содружестве и позволит ближе познакомиться с традициями и культурами народов. Это нацеливает страны СНГ на поиск эффективных форм поддержки семьи и семейного воспитания.

«Несмотря на значительные меры, которые предпринимает государство, статистика есть статистика, — отметила первый заместитель председателя Алматинского городского филиала партии «Нур Отан» Жулдыз Омарбекова. — Количество разводов в стране растет. В 2012 году – 47598 разводов, в 2013 – 51305, в 2014 году – 54 438, в 2015 – 53007 разводов. Каждый четвертый брак распадается. Это пугающая цифра. Я глубоко уверена, что все социальные проблемы общества имеют свои корни в семье. Преступность, насилие, низкий уровень образования и воспитания, плохие специалисты, вандализм…
В мире появляются новые формы браков и семьи. Попытки легализовать полигамные браки. Но одно остается фактом – разводов становится больше. В Казахстане более 400 тысяч женщин воспитывают детей одни, то есть в статусе матерей-одиночек. Также в стране более 60 тысяч одиноких отцов. Это огромные цифры. Как партия, мы уделяем внимание исследованию данной темы. И недавно мы разработали рекомендации по этой проблематике».

Как социальный институт семья преобразуется вместе с обществом. Вот почему в период реформ актуализируется важность изучения семьи как социальной системы, отношений семьи и государства, концептуальных и содержательных основ государственной семейной политики в условиях полиэтнического, поликультурного пространства Евразии.

«Через кризис семьи проходили и проходят все страны, — считает политолог, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов. — Применительно к нашему региону уместно говорить об отложенном кризисе. В советские годы семья как институт поддерживался на уровне государства и партии. С одной стороны, семейным людям создавали преференции и поощряли браки, с другой — им не всегда давали возможность даже развестись. Когда развалился СССР, рухнула политика государства по поддержанию семьи, что привело к росту разводов, снижению процента заключенных браков, увеличению доли одиноких людей, выросла армия матерей-одиночек. Но если разобраться, кризис семьи в нашем обществе был отложен. По идее он должен был дать о себе знать в середине ХХ века, или во второй его половине. Однако Великая Отечественная война внесла свои коррективы. Огромные людские потери поставили вопрос об улучшении демографии, решение проблемы государство видело в укреплении института семьи. Поэтому с кризисом семьи мы столкнулись лишь в 1990-х годах. Нам вряд ли удастся изменить естественный ход вещей. Поэтому имеет смысл обратиться к опыту других государств, как они адаптировались и приспособлялись к кризису семьи».

При этом сегодня в мире не существует единой универсальной модели в сфере семейной политики. При этом современная семья развивается в условиях постиндустриального информационного общества, в результате чего СМИ и новые информационные технологии все больше оказывают влияние на социальное, культурное развитие населения, так же как на процесс социализации, преемственности духовных ценностей и семейных традиций. Помимо этого, на фоне усиления политической фрагментации и экономической турбулентности в мире происходит процесс девальвации традиционного института семьи. Поэтому задачи его защиты и укрепления, по существу, становятся задачами сохранения стабильности и благополучия общества и государства.

«Проблема большая заключается в том, что современные СМИ очень мало внимания уделяют семейным ценностям, — уверен политолог Эдуард Полетаев. — Я помню, что в советское время у газеты «Известия» было приложение — еженедельник «Семья» — один из самых тиражных. Таких изданий сейчас нет. Но сегодня, в информационный век, будущее семей во многом зависит от того, какие ценности будут усвоены новыми поколениями. А ценности эти во многом продвигают именно СМИ. Также они формируют стереотипы поведения. Но если проанализировать сетку вещания того или иного популярного телеканала, или пролистать тиражную газету,
создается впечатление, что предпочтение отдается политике, экономике, шоу-бизнесу, скандалам и расследованиям, криминальным новостям. Семейный позитив, воспитательный и образовательный контент пока проигрывает погоне за сенсациями».

Семья, как первичная ячейка общества всегда привлекала к себе внимание общественных наук. Философы видели в семье источник мировоззрения человека, а также отражение в ней структуры и сущности общества; политологи – отражение противоречий и симпатий, имеющихся в политической жизни; экономисты – основу материальной жизни человека; юристы полагали, что семья – база возникновения права и государственности.

Главным ресурсом любого государства являются его граждане. Однако, только лишь усилий властей по укреплению института семьи может быть недостаточно. В решении социальных проблем населения активно участвуют эксперты и представители НПО, что немаловажно при разработке и реализации эффективной государственной политики.

Сергей Михайличенко

Источник: Информационно-аналитический центр

Человек в центре: поддержка семьи должна быть комплексной

Число разводов в Казахстане может стать меньше, если бы снизился процент по ипотеке. Такое предположение прозвучало в рамках заседания экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Институт семьи и семейная политика на постсоветском пространстве: проблемы, тенденции и перспективы»

С 2013 года каждое второе воскресенье сентября в Казахстане отмечается День семьи. В феврале 2016 года в стране создан институт Уполномоченного по правам ребенка, а в декабре утверждена Концепция семейной и гендерной политики в РК до 2030 года. 2017 год в СНГ объявлен Годом семьи, что нацеливает страны постсоветского пространства на поиск эффективных форм поддержки семьи и семейного воспитания. Повышенное внимание к главной ячейке общества проявляется не ради галочки, уверены эксперты. Мир меняется, вместе с ним меняется и семья, девальвируются традиционные ценности. И все это происходит на фоне экономической и политической нестабильности в мире, а также влияния новых информационных технологий. Одним из показателей, что в семейной политике не все гладко, является число разводов.

«Несмотря на значительные меры, которые предпринимает государство, количество разводов в Казахстане растет. В 2012 году было зарегистрировано 47 598 разводов, в 2013 году – 51 305, в 2014 году – 54 438, в 2015 – 53 007 разводов. Каждый четвертый брак распадается. Более 400 тысяч женщин воспитывают детей одни, в статусе матерей-одиночек. Также в стране более 60 тысяч одиноких отцов», – озвучила статистические данные член политсовета «Нур Отан», первый заместитель председателя Алматинского городского филиала партии, президент благотворительного фонда «Бауыржан» Жулдыз Омарбекова.

Сославшись на исследование в рамках своей научной работы, она назвала главные причины разводов: «Было опрошено порядка трех тысяч семейных пар, подававших на развод. На вопрос о причине, по которой они решили развестись, чаще всего отвечали «не сошлись характером». На втором месте – проблемы с родителями, родственниками и друзьями. Видимо, сказывается наш восточный менталитет. На третьем месте – бытовые проблемы».

«Прямая трактовка уводит нас к размышлениям о том, что молодежь перестала ценить семью и тому подобным объяснениям. Довольствуясь этим, мы не знаем реальных факторов, повлиявших на развод. Может быть, если бы процент по ипотеке был ниже, то характерами было бы сойтись проще? Если бы зарплаты и реальные доходы были выше, то сойтись характерами было бы также проще?», – заметил главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин.

Он добавил, что об институте семьи эксперты могут судить в основном по статистике браков и разводов – глубинных исследований данной темы практически нет. Но и благодаря имеющейся статистике можно выявить взаимосвязь количества браков и разводов с общеэкономической ситуацией. «Даже косвенные замеры показывают, что есть корреляция между общей экономической ситуацией и динамикой заключения браков. Если количество браков коррелирует с динамикой ВВП и эта связь хорошо объясняется логически, то растущее количество разводов — повод детально изучить проблему», – пояснил главный редактор делового журнала.

По данным Агентства РК по статистике, средний размер казахстанской семьи составил по переписи населения 2009 года 3,5 человека. Наиболее распространены семьи, состоящие из двух человек — 30,1%, трех человек (26,7%) и четырех человек (22,2%). Это не так много. Но квадратных метров, доступных для такой среднестатистической семьи, не хватает. «За 15 последних лет обеспеченность жильем выросла на 25 процентов, а количество заключенных браков выросло на 60 процентов», — отметил Домнин. А новым семьям надо где-то жить. В этих условиях находится все больше причин, по которым браки распадаются.

«Проблемы семьи – это комплексные проблемы, – убежден Домнин. – Находя им решение, мы выйдем на решение общенациональных задач. Нужно, наконец, поставить в центр человека. Если в государственной политике мы будем ориентироваться на такие индикаторы, как продолжительность жизни, снижение уровня материнской и детской смертности, а не на рост ВВП, промышленного производства и экспорта, иностранных инвестиций и т.д., то мы сможем решить застарелые проблемы — слабого здоровья нации, низкого уровня квалификации в среднем по экономике, слабого развития науки и недостаточной предпринимательской активности».

Политолог Эдуард Полетаев отметил, что как раз сейчас в семейной политике намечаются некоторые сдвиги. Приходит понимание, сказал он, что в поддержке нуждаются не только семьи из категории социально уязвимых, но и обычные семьи, у которых, с точки зрения государства, все благополучно. «Есть проблема получения льготных кредитов на приобретение жилья. Так, согласно направлению «Молодая семья», предусматривающего возможность аренды квартиры с последующим выкупом без первоначального взноса и по сниженным процентным ставкам, по программе «Доступное жилье 2020», на момент подачи заявления возраст супругов не должен превышать 29 лет.

А современные тенденции говорят о том, что молодой семья может быть и в 35 лет. Здесь, возможно, нужна определенная коррекция в возрастном плане, тем более, что средняя продолжительность жизни граждан Казахстана увеличивается», –заявил политолог. И подчеркнул: вслед за пониманием того, что в основе семейной политики государства должна быть не только поддержка социально уязвимых слоев населения, должна следовать соответствующая коррекция.

Подвижки в этом вопросе, по словам эксперта, могут произойти благодаря новой Концепции семейной и гендерной политики в РК до 2030 года, разработанной по поручению Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. «Документ имеет программный характер, синхронизирован с задачами, которые обозначены в «Стратегии-2050» и в пяти институциональных реформах, а также с целями развития ООН. Суть концепции в том, что если раньше институт семьи рассматривался исключительно как объект социальной защиты, то теперь он будет рассматриваться в первую очередь с целью достижения гендерного равенства, будет сопряжен с процессом социальной модернизации общества», – разъяснил Полетаев.

Это как раз и предполагает комплексный подход к решению проблем. В частности, проблему гендерного равенства на селе невозможно решить без создания рабочих мест для женщин. Защита детства предполагает, в том числе, улучшение профилактики самоубийств среди подростков – к сожалению, пока по данному показателю Казахстан занимает одно из лидирующих мест в мире.

Необходимо также решать задачи, которые ставит перед современным обществом урбанизация, полагает главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge, политолог Замир Каражанов. «Сегодня мы сталкиваемся с процессом урбанизации. Он оказывает сильное влияние на семью. Что у нас есть для того, чтобы ее поддержать? Много ли у нас недорогих мест для семейного отдыха? Кроме торгово-развлекательных центров? Урбанизация, рост городов во многих постсоветских странах связан не с естественной рождаемостью, а с миграционными притоками. Социальная инфраструктура стала сильно отставать от этого роста. Если поддерживать семью, то нужно решать проблему очередей в детских садах и школах», – сказал политолог.

Он также привел в пример США, где проводилась политика деурбанизации, нацеленная на улучшения демографической ситуации: «Город убивает функцию создания многодетной семьи. Американский опыт заключается в том, что в США начали поощрять расселение семей в пригороде, в маленьких коттеджных городках. Это стимулировало рождаемость. И для нас эффективным механизмом поддержки демографии может стать жизнь за пределами города. Ведь город – это дороговизна, сильное социальное расслоение, проблемы с экологией. Все это не самым лучшим образом влияет на здоровье и психику населения».

Участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии» отметили, что к решению проблем, связанных с поддержкой семьи, должны активно подключаться НПО и общественники, поскольку усилиями только государственных органов трудно справиться с многослойным комплексом задач. Кроме того, в меняющемся мире институт семьи требует тщательного изучения, что требует привлечения представителей научного и экспертного сообщества.

Юлия Майская, специально для Матрица.kz

Источник: «Матрица.Kz» — Нам доверяют!

Политическая модернизация в Казахстане: роль парламента, партий и общества

Содержание конституционной реформы, перспективы усиления института парламента в Казахстане, роль партий и гражданского общества в политической модернизации стали темой дискуссии с участием казахстанских и российских экспертов, прошедшей в Астане, на площадке Центра аналитических исследований «Евразийский мониторинг».

В парламенте должны сидеть профессионалы, не раздражающие общественность своим поведением

Директор общественного фонда «Институт развития конституционализма и демократии», конституционалист Мереке Габдуалиев напомнил, что еще в Послании народу 2012 года «Стратегия «Казахстан-2050»: новый политический курс состоявшегося государства» президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подчеркнул необходимость усиления парламента.

Габдуалиев акцентировал внимание на том, что усиление полномочий представительского органа следует рассматривать, прежде всего, в контексте развития механизма парламентского контроля за правительством.

Директор ОФ «Институт развития конституционализма и демократии» подчеркнул, что усиление конституционно-правового статуса парламента требует усиление и его политического статуса, профессионализма и эффективности.

«При проведении конституционных реформ необходимо иметь в виду, что «конституционно-правовой статус» и «политический статус» парламента могут не совпадать. Соответственно, может быть нарушен баланс между ветвями государственной власти, что в целом содержит риски для конституционного развития государства», — констатировал Габдуалиев.

«Сильный» парламент, по словам эксперта- конституционалиста, предполагает соответствующий депутатский корпус: профессионалов своего дела, лиц, неафиллированных с различными бизнес-структурами и организациями, не раздражающих общественность своим поведением, умеющих выражать публично свои мысли, способных нести бремя высокой ответственности при реализации Стратегии «Казахстан — 2050».

По мнению конституциалиста, в условиях казахстанской политической действительности была бы приемлема смешанная модель избирательной системы, при которой депутаты нижней палаты парламента избирались бы поровну.

«Такая модель позволила бы сочетать положительные стороны мажоритарной избирательной системы — постоянную связь депутата со своими избирателями, знание своего округа, его проблем, людей — и пропорциональной избирательной системы — обеспечение адекватного представительства политических сил в парламенте, развитие политического плюрализма в обществе, выявление политических интересов населения, что способствовало бы более эффективной связи между государством и обществом», — считает эксперт.

Формула «сначала экономика – потом политика» уже не работает

Руководитель Евразийского аналитического клуба (Российская Федерация) Никита Мендкович, подключившийся к дискуссии в онлайн режиме, акцентировал внимание на то, что политическая модернизация в Казахстане является закономерным результатом развития государства и общества.

«На мой взгляд, текущие реформы обусловлены эволюцией политической системы. Расширение демократических механизмов, которые сегодня внедряются в Казахстане, было мало возможно, скажем, в начале 90-х годов, поскольку тогда и общество, и государственные институты еще элементарно не адаптировались к условиям рыночной экономики, новой структуре международных отношений, новым общественным отношениям», — констатировал Мендкович.

Мендкович представил свое видении последовательности реформ. Прежде всего, речь должна идти о росте партийных институтов, которые должны предоставлять молодым активистам возможность построения карьеры, и тем самым составить альтернативу госслужбе. «В долгосрочной перспективе появление разных каналов рекрутирования в политическую элиту должно ускорить политическую модернизацию и позволит реагировать на современные вызовы быстро и оперативно», — считает руководитель Евразийского аналитического клуба.

Главный эксперт Центра геополитических исследований «Берлек-Единство» (г. Уфа, РФ) Артур Сулейманов констатировал, что тематика политической модернизации актуальна не только для Казахстана, но и для других стран постсоветского пространства, включая Россию.

Говоря об особенностях этого процесса, Сулейманов подчеркнул, что в сфере экономики необходимость реформ обусловлена переходом от ресурсной модели к глобальному технологическому обновлению – так называемой третьей волне модернизации.

Российский эксперт отметил, что если в 90-е годы Казахстан отталкивался от модели «вначале экономика и только потом политика», то на нынешнем этапе реформ политическая и экономическая модернизация должны осуществляться параллельно, поскольку они тесно взаимосвязаны между собой.

«Более высокий уровень технологического развития экономики должен способствовать улучшению качества жизни населения, системному росту среднего класса, здоровой экономической конкуренции, ликвидации монополизма. В свою очередь рост среднего класса усилит запрос на модернизацию политической системы, развитие демократических институтов и откроет переход от президентской властной вертикали к более гибкой политической модели с опорой на гражданские институты и эффективное распределение полномочий между ветвями власти», — пояснил эксперт.

Партийное поле нуждается в реформировании

В продолжение дискуссии директор Экспертно-проектного бюро общественно-политических процессов Уразгали Сельтеев упомянул о контексте конституционной реформы, который зарубежные эксперты поспешно связали с подготовкой к так называемому «транзиту власти». По мнению эксперта, необходимость реформ связана не с какой-то внештатной ситуацией, а запросом общества и элит на реформы.

«Я считаю, что не стоит искать здесь подводные камни. Все предельно ясно. Во-первых, это попытка удовлетворить общественный запрос на политические изменения на краткосрочный период. Во-вторых, это некий нивелирующий фактор, который должен снизить остроту внутриэлитных противоречий. Очевидно, что они сильно обостряются и протекают в гиперформах. То есть и элитам, и обществу дан сигнал, что обозначен вектор пошаговых изменений», — считает Сельтеев.

Директор Экспертно-проектного бюро общественно-политических процессов напомнил тезис главы государства о том, что «победившая на парламентских выборах партия будет решающим образом влиять на формирование правительства» и подчеркнул, что в связи с этим необходимо кардинальное, качественное внутриполитическое реформирование самих партий.

«В первую очередь речь идет о партии «Нұр Отан» как мощной и центральной политической силе. Необходимо развитие механизмов внутрипартийной конкуренции, внедрение демократических процедур на уровне избрания руководства филиалов, первичных партийных организаций», — отметил эксперт.

Роль НПО не должна сводиться к участию в флешмобах

Роль гражданского общества и неправительственного сектора в процессах политической модернизации акцентировал в своем выступлении президент ОФ Eurasian Expert Council Чингиз Лепсибаев.

Президент ОФ Eurasian Expert Council отметил, что для влияния на процесс политической модернизации НПО может оперировать разнообразным инструментарием. Во-первых, использовать диалоговые и экспертные площадки для обсуждения различных идей и конкретных шагов, способствующих политической модернизации. Разумеется, с дальнейшей адресацией выработанных рекомендаций депутатскому корпусом. Другим действенным инструментом влияния гражданского сектора являются социальные сети, которые сами по себе практически готовая платформа для разработки идей и их обсуждения. Наконец, НПО могут реализовывать различные исследования, опросы и проекты по заказу исполнительных органов.

По итогам дискуссии эксперты констатировали, что политическое реформирование – это процесс, который охватывает множество политических и общественных институтов – парламент, политические партии, гражданский сектор. Без объединенных усилий всех акторов политического процесса невозможно качественная и глубокая модернизация.
Пресс-служба ЦАИ «Евразийский мониторинг»

Источник: Евразийский мониторинговый центр

К семье надо подходить не только с позиции «уят»

Гендерное равенство, мужской декрет, репродуктивные технологии – новые явления становятся нормой и ставят под сомнение само понятие «традиционная семья». О семейной политике в меняющемся мире говорили участники экспертного клуба «Мир Евразии».
«Изменение традиционных семейных ценностей в мире идет с использованием законов, продвигаемых через механизмы государственной власти», – отметил политолог Эдуард Полетаев. И изменения эти, далеко не всегда приносящие государствам пользу, с помощью новых информационных технологий стремительно распространяются по планете: «Стоило Нидерландам в 2001 году узаконить однополые браки, как их примеру последовали другие государства Европы и Латинской Америки. Кроме того, во многих странах подобные союзы признаются если не де-юре, то де-факто». На постсоветском пространстве традиционалисты оказывают противодействие внешнему информационному влиянию. Но перемены в области семейных отношений происходят и у нас, и этот процесс требует изучения и определенной реакции госорганов.
«Хотя вопросам положения семьи уделяли внимание еще древние философы, современное усиленное внимание связано с появлением так называемой постсемьи. Если в традиционных семьях имеет место быть понятное гендерное разделение труда между супругами, то постсемья объединяет партнеров, обоих ориентированных на реализацию как в семье, так и в профессии», – говорит Полетаев. Генедерное равенство нацелено не только на защиту прав женщин. Сейчас уже рассуждают о том, что равное распределение ответственности между супругами за обеспечение семьи продлевает мужчинам жизнь. Создаются условия для того, чтобы семьи самостоятельно распределяли свои обязанности. «В странах Северной Европы понятие «мужской декрет» давно уже никого не удивляет. В Казахстане работающий отец также может оформить отпуск по уходу за ребенком», – заметил Полетаев, добавив при этом, что случаев таких немного, и, как правило, они связаны с неблагоприятными, трагичными семейными обстоятельствами.
В Казахстане всегда уделялось внимание институту семьи, но сейчас поднимается новый тематический дискурс в области семейной политики, пояснил политолог. В частности, приходит понимание, что в поддержке государства нуждаются не только социально уязвимые слои общества, но и семьи, у которых с точки зрения государства все благополучно. «Согласно направлению «Молодая семья», предусматривающего возможность аренды квартиры с последующим выкупом без первоначального взноса и по сниженным процентным ставкам, по программе «Доступное жилье-2020″, на момент подачи заявления возраст супругов не должен превышать 29 лет. А современные тенденции говорят о том, что молодой семья может быть и в 35 лет. Здесь, возможно, нужна определенная коррекция в возрастном плане, тем более, что средняя продолжительность жизни граждан Казахстана увеличивается», – сказал Полетаев.
«Увеличивается средний возраст создания молодой семьи. Хотя пока большая часть браков все еще заключаются в возрасте до 25 лет», – отмечает первый заместитель председателя Жулдыз Омарбекова. Но каждый четвертый брак распадается, подчеркнула социолог, и с каждым годом количество разводов только растет. «В Казахстане более 400 тысяч женщин воспитывают детей одни, в статусе матерей-одиночек. Также в стране более 60 тысяч одиноких отцов», – привела она данные статистики. Становится нормой заводить детей, не вступая в официальный брак. «Многое меняется в институте семьи, например, роли отца и матери. И мы должны быть готовы к этим переменам. Может, стоит пересмотреть отношение к институту брака, переосмыслить, что является нормой, а что нет, как нам двигаться дальше, стоит ли сохранять этот институт в нынешнем виде?», – обратилась с вопросом к другим участникам заседания Омарбекова.
«А в чем норма в стремительно меняющемся мире? – ответил риторическим вопросом политолог Адиль Каукенов. – Если человек одинокий, мы говорим, что он несчастный. Но понятия «одинокий» и «несчастный» – отнюдь не равнозначны по смыслу. Разве каждая семья счастлива? Например, пьет мужик водку и делает это не от хорошей жизни, затем приходит домой и бьет домочадцев, и разве все счастливы? Такая семья нормальная? Очень даже может быть, если мы говорим о том, что норма – это то, что принимает большинство».
Генеральный директор Международного центра казахстанско-китайского сотрудничества China center рассказал о разнице восприятий одного и того же явления на примере неудачного перевода. По словам Каукенова, в Китае большое внимание в экспертном сообществе уделяется процессам эволюции семьи и воззрений на семью, эта тема широко освещается в СМИ. Одна из таких заметок в прошлом году получила скандальное продолжение в русскоязычном сегменте интернета: «На русский язык было переведено, что в Китае женщины, которые не вышли замуж после 28 лет, называются «женщинами-объедками». На самом деле, в более качественном переводе, этот термин означает «излишек женщин», что также имеет негативную коннотацию, но оскорбления не несет». По мнению эксперта, в рамках дискуссии об «одиноких и несчастных» молодежь подталкивают к ранним бракам, когда еще нет понимания, что семья – это экономическая единица: «Потом, в процессе разводов появляются жалобы, мол, ипотеку не потянули, квадратных метров для счастья не хватает… В Европе это давно поняли – отсюда брачные контракты, поздние браки, потому что все готовы к тому, что прежде необходимо экономически состояться. Столетиями вырабатывалось брачное законодательство».
Желание многих пар сначала испытать друг друга совместной жизнью, прежде чем заключить официальный брак, который подразумевает экономические последствия, продиктовано рациональными соображениями. Но в обществе, особенно с восточными традициями, к псевдогражданскому браку относятся как к постыдному явлению. «Подходить к браку с точки зрения якобы нормальной и традиционной семьи не надо. Может быть, нашему экспертному сообществу как раз требуется выработать, что есть норма, донести ее до чиновников. Пора понять, что современный мир изменился, что важно дискурс рассмотреть с разных сторон, не только с позиции ментального понятия «уят», – резюмировал Каукенов.
Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Леся Каратаева согласилась с тем, что только предстоит осмыслить, что значит семья в современном мире, каковы ее функции: «Скажем, необязательно сегодня вступать в брак, чтобы выполнить свою репродуктивную функцию. Что касается воспитательно-социализирующей функции, мои наблюдения показывают, что в неполных семьях детям часто уделяется больше внимания со стороны родителя. Родитель, воспитывающий ребенка в одиночку, пытается компенсировать отсутствие второго. В нынешних условиях у женщины есть возможность быть экономически независимой. Статусная функция в нашем обществе проистекает из традиционности мышления и негативно влияет на институт семьи: женщина ходит в очках, чтобы скрыть синяки, она не готова развестись, ведь как только она развелась, она уже относится к «женщинам-объедкам». При этом женщина получает двойную нагрузку, когда выходит замуж и одновременно работает. По замерам ООН, у женщины-домохозяйки степень нагрузки, километража и переноса тяжестей вполне сравнима с нагрузкой рабочего на горнодобывающем предприятии. Надо решить, зачем нам эта семья и изменить стереотипы, отношение к ней. Мы говорим о необходимости семьи, но мало кто говорит о необходимости ее качества».
В свою очередь заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов призвал бороться с конкретными проблемами, например, с насилием в семье, не ставя под сомнения основы: «Семья – это всегда сложно, в любые эпохи. Возникают проблемы, которых ранее не было. Для каждого времени они – свои. Но если мы будем сомневаться из-за этого в простых и естественных вещах, задаваться вопросом «зачем нам семья»… В Бангладеш, например, не задаются такими вопросами, жители этой страны просто живут и рожают детей. Так вот, придут люди, которые не будут задаваться этими вопросами. У них просто будут нормальные семьи. И они заменят нас, сомневающихся, которые этими вопросами задаются».
Между тем политолог Полетаев напомнил: в странах СНГ с января стартовал Год семьи, что нацеливает государства, представителей экспертного сообщества и НПО на поиск эффективных форм поддержки семьи и семейного воспитания.

Аманжол Смагулов

Источник: Nomad

Токал, любовницы, разводы и скандалы волнуют казахстанцев

Общество претерпевает социальную модернизацию, и вместе с ним меняется его главная ячейка – меняется понятие «традиционная семья», считают казахстанские эксперты.

Институту семьи и семейной политике на постсоветском пространстве было посвящено очередное заседание экспертного клуба «Мир Евразии». Поводом к разговору послужили Год семьи, стартовавший в 2017-м в странах СНГ, и Концепция семейной и гендерной политики в РК до 2030 года, утвержденная указом президента в минувшем декабре.
В последние несколько лет, по словам политолога Эдуарда Полетаева, на постсоветском пространстве вопрос семьи и семейных ценностей поднимается все чаще. В каждой стране – своя специфика. В Казахстане большой резонанс в обществе вызывают «новые тенденции, связанные с архаикой из прошлого и секретами личной жизни знаменитостей», например, появление немалого числа токал – так называемых неофициальных жен, или любовниц. Разводы и скандалы также интересуют население. «Если посмотреть рейтинги и статистику посещения тех или иных ресурсов, мы увидим, что статьи на «жареные темы» имеют гораздо больше просмотров, чем, например, материалы экономической направленности», – отметил политолог.
Полетаев пояснил, что тип традиционной семьи сегодня подвергается серьезной трансформации, и данный вопрос весьма чувствителен для жителей СНГ: «В некоторых странах это воспринимается, может быть, не столь болезненно. Но на постсоветском пространстве, где возникают новые формы семьи (когда размываются традиционные принципы, на первый план выставляются вопросы гендерного равенства, начинает размываться традиционная сфера ответственности и заботы в рамках семейных отношений), есть противодействие традиционалистов тому валу информации, который идет со стороны государств, более развитых в области медиа-влияния. Оно часто воспринимается негативно».
В Казахстане институту семьи стали уделять особое внимание еще на заре независимости. Однако сегодня меняются подходы к семейной политике. «Если раньше оказывалась помощь только социально уязвимым и обездоленным слоям населения, то сейчас многие говорят о том, что стоит обратить внимание на нормальные, традиционные семьи, у которых с точки зрения государства все благополучно. Есть, например, проблема получения льготных кредитов. В программах у нас молодая семья до 29 лет может получить квартиру. А современные тенденции говорят о том, что молодой семья может быть и в 35 лет», – продолжил политолог. В новой концепции семейной и гендерной политики, говорит Полетаев, заметны изменения: «Раньше институт семьи рассматривался исключительно как объект социальной защиты. Теперь его рассматривают также с точки зрения достижения гендерного равенства, он будет сопряжен с процессом социальной модернизации общества». В частности, трудно добиться гендерного равенства в сельской местности, где женщины зачастую не имеют собственных источников дохода, считаются самозанятыми. Проблема требует комплексного решения.
Как подчеркивали участники заседания, у этой медали есть и обратная сторона – гендерный подход подразумевает соблюдение прав не только женщин, но и мужчин.
«В Казахстане более 400 тысяч женщин воспитывают детей одни, в статусе матерей-одиночек. Также в стране более 60 тысяч одиноких отцов», – заметила первый заместитель председателя Алматинского городского филиала партии «Нур Отан», президент благотворительного фонда «Бауыржан» Жулдыз Омарбекова.
«В мире появляются новые формы браков и семьи. Предпринимаются попытки легализовать полигамные браки. Но по-прежнему существует тенденция – разводов становится больше. Несмотря на значительные меры, которые принимает государство, количество разводов растет и в Казахстане. В 2012 году зарегистрировано 47 598 разводов, в 2013-м – 51 305, в 2014 году – 54 438, в 2015-м было 53 007 разводов. Каждый четвертый брак распадается. Это пугающая цифра», – сказала Омарбекова.
Представитель партии добавила, что изменились ценностные ориентиры семьи. «Родители переложили все воспитательные функции на учителей. Многое меняется в институте семьи, например, роли отца и матери. И мы должны быть готовы к этим переменам. Может, стоит пересмотреть отношение к институту брака, переосмыслить, что является нормой, а что нет, как нам двигаться дальше, стоит ли сохранять этот институт в нынешнем виде? – задала отнюдь не риторический вопрос Жулдыз Омарбекова. – Сейчас много появляется гражданских форм брака, в которых люди считают нормой заводить детей. Увеличивается средний возраст создания молодой семьи, хотя пока большая часть браков все еще заключается в возрасте до 25 лет».
Председатель правления Союза кризисных центров Казахстана Зульфия Байсакова, говоря о родителях, которые переложили обязанности по воспитанию на учителей, заявила, что школа сама это допустила: «Несмотря на то, что на законодательном уровне у нас четко определена ответственность родителей, эту ответственность с родителей никто не спрашивает». По мнению эксперта, государству нужно обратить внимание на системные недостатки в семейной политике.
«У нас нет концептуального подхода к профилактике бытового насилия. Слабо развита инфраструктура организаций, куда можно обращаться с проблемами, возникшими внутри семьи, – сказала Зульфия Байсакова. – Мы не должны рассматривать семью как структуру, которая должна не только накормить и напоить, вырастить ребенка до какого-то биологического возраста. Мы должны ее развивать. Создания условий, направленных на то, чтобы человек получил определенный уровень знаний, недостаточно».
Между тем, как заметил Эдуард Полетаев, на сегодня не существует единой универсальной модели в сфере семейной политики. В условиях постиндустриального информационного общества, когда СМИ и новые информационные технологии все больше оказывают влияние на социальное и культурное развитие населения, на фоне усиления политической фрагментации и экономической турбулентности в мире происходит процесс девальвации традиционного института семьи. Поэтому задачи его защиты и укрепления становятся задачами сохранения стабильности и благополучия общества и государства. И то, что в СНГ 2017-й объявлен Годом семьи, нацеливает постсоветские страны на поиск собственной эффективной модели семейной политики. По мнению политолога, усилий властей по укреплению института семьи мало. Подключиться к решению проблем должны эксперты, представители неправительственных организаций и, конечно, сами граждане.

Виктор Санькович

Источник: ИА «Total.kz»

Семейные бесценности

Если общество задается вопросом «зачем семья?» – значит оно нездорово

«Семья – это надо», – подчеркнул Сергей Козлов, заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане». При этом он указал, что «семья – это всегда сложно, семья – это бремя, государство – это бремя, империя – чудовищное бремя». Если человек не хочет нести никакой нагрузки и обязательств, пытается их с себя сбросить и ему такое удается, тогда катастрофа становится неизбежной. Тезисы прозвучали в ходе экспертного клуба ОФ «Мир Евразии» на тему «Институт семьи и семейная политика на постсоветском пространстве: проблемы, тенденции и перспективы».

В СНГ 2017-ый год объявлен «Годом семьи». Не в том смысле, чтобы президент назначал свою жену первым вице-президентом как в Азербайджане, а с целью создания комфортных условий для семьи.

«Тип традиционной семьи испытывает сильную трансформацию», – отметил Эдуард Полетаев, модератор заседания. Попутно он привел интересную статистику: в семьях, где работают и мужчина, и женщина, мужчины живут дольше.  Но в целом по Казахстану семейная статистика удручающая – большинство женщин на селе относятся к разряду самозанятых, страна на первых позициях в мире по подростковому суициду.

мир евразии

«Каждый четвертый брак в Алматы распадается», – констатировала Жулдыз Омарбекова, член политсовета партии «Нур Отан» и президент благотворительного фонда «Бауыржан». Иерархия причин разводов получается следующая: «не сошлись характерами» – на первом месте, «проблемы с родителями, родственниками, друзьями» – на втором и «материально-бытовые проблемы» на третьем.

В данной связи Сергей Домнин, главный редактор журнала «Эксперт-Казахстан», указал на важность экономических моментов: «Если бы реальные доходы росли, то и характерами сойтись было бы легче». Есть корреляция между общей экономической ситуацией и ростом разводов. Еще г-н Домнин обратил внимание на тот факт, что «физическому, психологическому, сексуальному и экономическому насилию женщины в городе и селе подвергаются в равной степени». «Человек и индикаторы его развития должны ставиться в центре государственной политики», – акцентировал он.

«В семье важно быть подготовленными к семье», – считает г-жа Омарбекова. Она предлагает срок от подачи заявления на развод до собственно развода увеличить до 3-х месяцев и чтобы люди прошли 10 обязательных сеансов у психолога.

Евгений Пастухов, ученый секретарь ИМЭП при Фонде Первого Президента РК, привел интересный пример из европейской практики. В 1650 году в Баварии приняли закон, обязывающий мужчин в течение ближайших десяти лет брать в жены вторую жену. Причина подобного законодательного акта в последствиях Тридцатилетней войны, когда немецкие земли сильно обезлюдели. На аристократию данный закон не распространялся – только на производящие слои населения. «Мораль зависит от обстоятельств», – сделал вывод г-н Пастухов.

мир евразии

В ходе дискуссии несколько раз обсуждение склонялось к тому, что для государства люди что-то вроде баранов для пастуха. И когда люди ему нужны, государство прикладывает усилия по поддержке семьи, как главного института, занимающего воспроизводством населения. «Семья сильно поддерживалась в советское время, – подчеркнул Замир Каражанов, политолог. – Пропала государственная поддержка – усилился кризис семьи». Сказываются и цивилизационные подвижки. «Средний класс живет не для детей, а больше для себя», – констатировал политолог.

«Запрос на семейные виды отдыха просто колоссальный», – отметил г-н Каражанов. «У нас миллион мест для семейного отдыха, просто наши родители не хотят их искать», – считает Салтанат Мурзалинова-Яковлева, журналист. Она рассказала о родительских ассоциациях как платформе для эффективной коммуникации. Ассоциации возникли спонтанно через социальные сети и похожие инструменты. Они стали с одной стороны пространством безопасности, а с другой местом взаимодействия и взаимообучения, где старшие ведут младших, а младшие перенимают социальный опыт старших. «При возникновении кризисной ситуации конфликт не замыкается внутри семьи», – особо выделила г-жа Мурзалинова-Яковлева пользу подобных объединений.

Адиль Каукенов, политолог, не согласен с подходом, где если человек одинокий, то он несчастный. По роду профессиональной деятельности он занимается Китаем, а там за последние годы тоже многое изменилось. Например, китайские мужчины негативно настроены к женщинам старше 28 лет, которые не выходят замуж (потому что в данной стране и без этого миллионы мужчин гарантированно не найдут себе вторую половину из-за гендерного дисбаланса), но женщины дорожат свободой и наслаждаются ею.

«Семья – это термин прежде всего экономический. Правовые и экономические последствия. Так к ней относится государство», – заметил г-н Каукенов. Но время идет и те же города диктуют новые воззрения на семью. Европа – это поздние браки и брачные контракты.

мир евразии

«Подход к семье в традиционном понимании делает людей несчастными, – считает Леся Каратаева, главный научный сотрудник КИСИ. – У нас нет понимания семьи в контексте «зачем нам это надо?» Вопрос качества семьи не обсуждаемый»«Если общество задается вопросом «зачем семья?» – значит оно нездорово», – уверен Сергей Козлов.

«На Западе есть течение отказа от детей (в смысле не хотят рожать), зато в детдомах почти никого нет», – обратила внимание на специфику ситуации Мадина Нургалиева, руководитель представительства КИСИ в Алматы. В социологических замерах по Казахстану респонденты отмечают, что «вопросы семьи требуют житейской мудрости и какого-то опыта». Опрошенные хотят от государства материнский капитал за ребенка, доступное жилье, государственный контроль за телепрограммами, посвященными семье.

Отдельным блоком экспертного обсуждения стали вопросы насилия в семье. В 2014 году было зафиксировано 6000 случаев причинения легкого вреда здоровью. Потом законодательство перевело данный вопрос из административного правонарушения в уголовное, где бремя доказывания возложено на жертву. В 2016 году вынесено 718 приговоров, но г-н Козлов не верит, что число случаев насилия в семьях многократно сократилось. Просто их стало труднее доказывать. К тому же арестных домов в Казахстане нет и суды выносят штрафы в 200 МРП (500 тысяч тенге), а это мощный удар по семейному бюджету. Любая женщина теперь хорошо подумает, прежде чем обратится в полицию из-за побоев.

Зульфия Байсакова, председатель правления «Союза кризисных центров», настаивает на возвращении законодательной ситуации с наказанием за домашнее насилие в исходное положение. Да и депутаты парламента постепенно стали осознавать свою ошибку. «Выселение насильника должно стать обязательной нормой», – акцентировала г-жа Байсакова. Сейчас суды не прибегают к подобной мере, если домашнему насильнику негде жить. Однако здесь нужно смотреть на ситуацию с позиции жертвы.

мир евразии

Айгуль Омарова, публицист, обратила внимание на путаницу в понятиях даже со стороны официальных лиц. Например, они сожительство называют «гражданский брак», хотя таким является официальный брак, зарегистрированный в органах ЗАГС. В настоящее время оказался размыт институт дедушек и бабушек, что негативно сказывается на вопросах воспитания в семье.

«В зоне особого риска дети среднего класса», – считает Сергей Павленко, PR-консультант. Тот же пресловутый «Синий кит» больше всего опасен таким детям. Потому что подрастающее поколение из социальных низов улица готовит к реальной жизни жестко, но четко, а богатые решают проблемы с помощью гувернеров и служб безопасности. Г-н Павленко тоже признал, что в информационном пространстве мало сведений о позитивных проектах и опыте для семьи, хотя такие вещи очень востребованы.

Салтанат Мурзалинова-Яковлева заметила, что участок человеческого мозга, отвечающий за принятие решений, работает по принципу GPS, то есть конечная цель позволяет к ней легче двигаться. Поэтому когда государство и общество определятся с целеполаганием в вопросах какая семья и для чего нужна, тогда и процесс (по своей природе комплексный) пойдет эффективней.

Источник: ZONAkz