Monthly Archives: Декабрь 2019

Чтобы обеспечить продовольственную безопасность, аграриям ЕАЭС пропаганда не нужна

После введенных Западом в 2014 году экономических санкций и ответных контрсанкций Россия стала уделять куда больше внимания развитию аграрной сферы. Но и дружественным ей странам надо лоббировать свои интересы, чтобы они были включены в общий пояс продовольственной безопасности.

АПК является одной из стратегических отраслей экономики государств ЕАЭС, обеспечивающей продовольственную безопасность. Трудно представить, чтобы общая конкурентоспособность этого интеграционного объединения была бы возможна без сельского хозяйства. Этот сектор является одним из приоритетных и успешных направлений интеграции. На мировом рынке ЕАЭС занимает лидирующие места по экспорту ряда сельхозтоваров.

Казахстанские специалисты на состоявшемся в Алматы заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Агропром Евразии: потенциал для устойчивого развития» порой жарко дискутировали.

Тем более что в последнее время в Казахстане особое внимание уделяется аграрному сектору потому, что его намерены сделать одним из ключевых драйверов экономики. Приоритетами развития АПК назначены повышение производительности посредством внедрения новых технологий и переработки сельхозпродукции, в том числе для дальнейшего экспорта. Из года в год растет инвестиционная поддержка сельского хозяйства.

Тематикой предстоящего в 2020 году 33-го пленарного заседания Совета иностранных инвесторов при президенте РК объявлено развитие несырьевого экспорта. «Сельское хозяйство – наш основной ресурс, но он используется далеко не в полной мере. Мы имеем значительный потенциал для производства органической и экологически чистой продукции, востребованной не только в стране, но и за рубежом», – сказал президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в Послании народу Казахстана.

АПК относится к важному сектору экономики и других стран ЕАЭС. «Доля в ВВП сельского хозяйства в странах ЕАЭС в настоящее время примерно такова: Кыргызстан – 15%, Армения – 13%, Беларусь – 8%, Казахстан – 4,5%, Россия – 4%, – рассказал директор Института мировой экономики и международных отношений Акимжан Арупов– Эти цифры меняются, в зависимости от производства, урожая, цен на мировых рынках, а ВВП измеряют в долларах США. Как видно, это относительно небольшие величины, но задача состоит в другом. Развитие АПК необходимо для социальной стабильности и устойчивого развития всех государств ЕАЭС. Это главный вопрос, который надо решать фундаментально и системно».

«Уверен, что у стран ЕАЭС хороший потенциал для развития агропрома, – заявил экономист Айдархан Кусаинов– Для россиян прирост сельскохозяйственного производства, допустим, в Казахстане или Кыргызстане особой роли не играет. Было бы интересно и важно переломить тенденцию российского восприятия. После экономических санкций и контрсанкций Россия начала обеспечивать свою продовольственную безопасность. Концептуально это правильно. Но и нам надо лоббировать свои интересы, чтобы в России смотрели на продовольственную безопасность шире, включая партнеров по ЕАЭС в этот пояс».

По мнению экономиста, существует два противоречивых процесса: импортозамещение и продовольственная безопасность как внутри России, так и на пространстве ЕАЭС. Проблема российского понимания своей безопасности понятна. Но это рождает проблемы на границе, связанные с барьерами против поставок продукции извне. «В агропроме это сильнее всего заметно, – подчеркнул А. Кусаинов. – 5 лет уже существует ЕАЭС, и в какой орбите находится продовольственная безопасность? Если в границах России, то это формально несколько неправильно, ведь таможенных постов давно уже нет, проблема реэкспорта стоит на дальних границах. Их надо решать там, а не на границах России с Казахстаном или России с Беларусью».

Это один блок проблем, которые надо обсуждать и решать. Другой блок – это общая продовольственная безопасность. «Прорабатывая ее, легче будет договариваться, и скандалы на пространстве ЕАЭС с запретом на ввоз той или иной продукции уменьшатся. Казахстан сегодня эту тему поднимает, в частности, то, что идет много импорта, от которого он зависит. Государство пытается наладить импортозамещение и развивает свои экспортные возможности», – отметил экономист.

Термин «продовольственная безопасность» ввели в современную политическую лексику и в международную практику в начале 1970-х годов эксперты Международной продовольственной и сельскохозяйственной организации (ФАО) после случившегося тогда сильнейшего зернового кризиса. Термин означает гарантию обеспечения доступа всех жителей и в любое время к продовольствию в том количестве, которое необходимо для активной и здоровой жизни.

Соответственно, недостаток потребления продовольствия населением страны является угрозой всей нации. Поэтому важным критерием экономической эффективности должно быть социальное благополучие населения, включая продовольственную безопасность, а это – главная задача государства, а не рынка.

«В студенческие годы нам говорили: через информацию о том, сколько зерна в СССР собрано, наши недруги могут определить обороноспособность страны, – отметил экономист А. Арупов. – У государства должен быть неприкосновенный запас продуктов. Стоит подумать о балансе: все ли мы можем экспортировать и все ли нужно экспортировать?»

По данным эксперта, самообеспеченность продовольственными товарами в ЕАЭС составляет около 93%. Но это в целом. Например, в Беларуси в 2,5 раза перекрываются собственные потребности в мясомолочном производстве. И этой стране имеет смысл быть в данном секторе экспортно ориентированной.

«Необходимо внимательно изучить каждый вид продукции, не забывая о том, что страны ЕАЭС – это взаимодополняющие экономики, – уверен глава Института мировой экономики и международных отношений. – Надо усилить сельскохозяйственную специализацию каждой из стран, чтобы избежать ненужной конкуренции. Например, когда случалось перепроизводство зерновых, Казахстан и Россия температурили, потому что свои рынки были обеспечены, а экспорт идет примерно в одни и те же страны. В рамках ЕАЭС нужно формировать согласованную политику в отношении АПК с привлечением экспертов, научного сообщества».

Россия столкнулась с таким инструментом давления, как санкции, лишь в 2014 году. Как и страны ЕАЭС, на экономиках которых санкционное противостояние также отразилось, хоть и прошло по касательной. Экономические санкции, как правило, ведут к росту цен и к снижению потребления. Зато они приводят к росту отечественного производства и способствуют налаживанию прочных торговых взаимоотношений с дружественными странами.

Впрочем, Доктрина продовольственной безопасности РФ была принята еще в 2010 году. Уже тогда, в условиях высоких цен на нефть, стало понятно, что период преимущества «дешевого» импортного продовольствия – явление, которое наверняка станет временным. Нужно было подумать об интересах развития своего агропромышленного комплекса, самообеспечения страны.

«Уверен, что планирование и дотации всегда нужны будут сельскому хозяйству, – заявил А. Арупов. – Сегодня на одни продукты выросли цены, завтра на другие. Необходим некий страховой фонд на уровне отдельных государств, в рамках согласования с партнерами по ЕАЭС и с учетом производственной специализации каждой из стран. В советское время были такие предприятия, которые являлись планово убыточными. Их поддерживали на плаву, видя в этом необходимость».

Что, в частности, мешает развиваться кооперации АПК стран ЕАЭС? «Чтобы избежать спекуляций на этот счет, я напомню, что о препятствиях на внутреннем рынке ЕАЭС и планах по их устранению говорится в докладе ЕЭК «Барьеры, изъятия и ограничения ЕАЭС», так называемой «Белой книге», – отметил главный редактор журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин. – Один из приведенных в ней примеров связан с фитосанитарным контролем. Страны этот вопрос не отрегулировали, и появилась возможность использовать этот барьер. В свое время этот барьер Казахстан выставлял на границе с Кыргызстаном. Его затем устранили, но тем не менее вопросы остались».

По данным эксперта, только в прошлом году по девяти направлениям были не урегулированы вопросы, которые укладываются в группу фитосанитарных мер. «Важно, что нет единых методик расчета уровня поддержки, поэтому в рамках ЕАЭС трудно что-то серьезное доказать друг другу, – подчеркнул он. – Пока нет унифицированных требований к перемещению семян и сельскохозяйственных растений, вывоза племенной продукции, единого порядка идентификации животных. Также нет единого перечня карантинных объектов, единых требований к фитосанитарным лабораториям, единых правил проведения лабораторных исследований и ветеринарного контроля».

В 2018 году производство продукции сельского хозяйства в текущих ценах в ЕАЭС составило 108,9 млрд долларов США. Оценивая среднесрочные перспективы развития интеграции государств в аграрной сфере, следует отметить, что во всех странах Союза действуют стратегические нормативно-правовые документы в области АПК. В связи с этим необходима систематизация и гармонизация существующих направлений, инструментов и механизмов развития национальных отраслей АПК с целью формирования единой стратегии развития агропродовольственного рынка ЕАЭС, а также разработки союзных отраслевых программ. Аграрная сфера экономик стран ЕАЭС, по мнению экспертов, должна стать государственным приоритетом в обеспечении продовольственной безопасности.

«В советское время молоко было своего производства, но его не хватало, – вспоминает экономист А. Арупов. – Существовало даже указание снижать жирность молока, увеличивая, таким образом, его количество. Сельское хозяйство в дореволюционной России было весьма эффективным. Просто его недостатки использовались большевистской пропагандой, чтобы крестьян записать в колхозы. Нашим аграриям не нужна пропаганда, им необходимы хорошие условия, тогда они смогут страну обеспечить качественным продуктом».

«Уровень поддержки аграрного сектора в Казахстане очень высокий, – подчеркивает С. Домнин. – Причем это никак не противоречит требованиям ВТО, которым в ЕАЭС все стремятся соответствовать».

По правилам ВТО внутренняя поддержка сельхозпроизводства делится на три корзины – красную, желтую и зеленую. Красная корзина – запрещенные меры. Меры поддержки зеленой корзины могут применяться без ограничений. Нас интересует желтая корзина, куда попадают ценовая поддержка, субсидирование процентных ставок по кредитам, компенсация затрат.

«Казахстан в рамках желтой корзины выбил себе очень хорошие условия – 8,5% – это отношение госсубсидий к объему производства сельхозпродукции в стране, – разъяснил главный редактор журнала «Эксперт-Казахстан». – При этом Армения и Кыргызстан раньше вошли в ВТО, но предварительно не позаботились о своем сельском хозяйстве – у них по 5%. У Беларуси, единственной в ЕАЭС, кто не входит в ВТО, господдержка АПК весьма высокая – 10%. Она не член ВТО, поэтому исполняет требования договора о ЕАЭС, по которому 10% – предел. Недавно столько же было у России, но после присоединения к ВТО Москва последовательно снижает это значение до 5%. Вопрос о квотах на производство сельхозпродукции обсуждается в рамках ЕЭК. Предполагается, что эта мера позволит избежать перепроизводства и регулировать уровень продовольственных цен».

___________________________

Фото: К. Конуспаев

Эдуард ПОЛЕТАЕВ

Источник: Портал «Ритм Евразии»

АГРОПРОМ ЕВРАЗИИ: ТОЛЬКО ВПЕРЕД, НИ ШАГУ НАЗАД

Предпринимаемые меры должны помочь вывести АПК Казахстана и других стран ЕАЭС на качественно новый и конкурентоспособный уровень

 Практика показывает, что назрели перемены в осмыслении значимости сельского хозяйства, это должна быть современная  отрасль, использующая новейшие  технологические разработки. Цифровизация сельского хозяйства упорядочит систему АПК и поможет  привлечь инвесторов. Об этом и не только говорили казахстанские эксперты, собравшиеся на днях в Алматы в рамках заседания экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Агропром Евразии: потенциал для устойчивого развития».

 Динамичному развитию казахстанского АПК в уходящем 2019 году уделялось много внимания. Проекты в этой сфере должны помочь Казахстану сделать шаг вперед. Дело в том, что его намерены сделать одним из ключевых драйверов экономики. Приоритетами развития АПК назначены повышение производительности посредством внедрения новых технологий и переработки сельхозпродукции, в том числе для дальнейшего экспорта. Из года в год растет инвестиционная поддержка сельского хозяйства. Тематикой предстоящего в 2020 году 33-го пленарного заседания Совета иностранных инвесторов при Президенте РК было объявлено развитие несырьевого экспорта.

 «Сельское хозяйство – наш основной ресурс, но он используется далеко не в полной мере. Мы имеем значительный потенциал для производства органической и экологически чистой продукции, востребованной не только в стране, но и за рубежом», — подчеркнул Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в Послании народу Казахстана. В ноябре 2019 года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил о необходимости увеличения производительности труда в сфере, а также подписал поправки в законодательство по вопросам АПК.

 АПК также относится к важному сектору экономики других стран ЕАЭС, он обладает интеграционным потенциалом. Трудно представить, чтобы общая конкурентоспособность данного интеграционного объединения была бы возможна без сельского хозяйства. «Основной целью развития АПК стран ЕАЭС является эффективная реализация ресурсного потенциала для увеличения объемов производства конкурентоспособной продукции на внутреннем и внешнем рынках. Сельское хозяйство обеспечивает не только экономическое, но и социальное благополучие, а также национальную безопасность и продовольственную независимость», — сказал политолог Эдуард Полетаев.

 В октябре 2019 года Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) одобрила подходы по разработке информационного ресурса «Агроиндустрия ЕАЭС» о крупных инвестиционных и инновационных проектах, значимых для развития АПК ЕАЭС. Ресурс будет содержать направления, по которым целесообразно реализовывать проекты с формированием кооперационных цепочек производства в рамках Союза. В настоящее время идет обсуждение проекта Концепции коллективной продовольственной безопасности государств-членов ЕАЭС. Также ЕЭК совместно с бизнесом союзных стран разрабатывает дорожную карту по созданию агро — и биоиндустриальных парков. Кроме того, ЕЭК призвала страны ЕАЭС переходить к цифровизации сельского хозяйства. В 2018 году был создан Совет по АПК ЕАЭС решением глав государств-членов для обеспечения эффективного взаимодействия министерств сельского хозяйства при реализации согласованной агропромышленной политики.

 В 2018 году производство продукции сельского хозяйства в текущих ценах в ЕАЭС составило 108,9 млрд. долларов США. Стабильно увеличиваются ее объемы. В сельскохозяйственном обороте стран-членов находится около 315 млн гектаров земель, а общий рынок составляет более 183 млн потребителей. Удельный вес сельскохозяйственного производства в ВВП в среднем за последние годы составляет от 4 до 15%, в зависимости от страны. В будущем перспективными направлениями сотрудничества в аграрной сфере могут стать развитие биотехнологий, производство органической продукции и продукции с высокой добавленной стоимостью, исследования в области изменения климата, отказ от использования ГМО.

 «В секторе АПК государств — членов ЕАЭС в последние годы наблюдаются положительные тенденции развития, — отметил политолог Полетаев. — С точки зрения условий развития сельского хозяйства климатические показатели и природные ресурсы наиболее благоприятны в Республике Армения, Республике Казахстан и Кыргызской Республике. Но одновременно именно в этих странах сельское хозяйство является высоко социально ориентированным сектором экономики, хотя, по экспертным оценкам, в Армении и Кыргызстане объемы государственной поддержки меньше, чем в других странах ЕАЭС. В Беларуси и России большая часть территории приходится на природно-климатические зоны высокорискового земледелия и скотоводства с нестабильными результатами. В совокупности для всех государств — членов ЕАЭС государственная поддержка сельского хозяйства имеет важное значение для устойчивого развития сектора».

 Уровень поддержки аграрного сектора в Казахстане очень высокий, — считает главный редактор журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин. Причем это никак не противоречит требованиям ВТО, которым в ЕАЭС все стремятся соответствовать. «По правилам организации внутренняя поддержка сельхозпроизводства делится на три корзины — красную, желтую и зеленую, — разъяснил он. — Красная корзина – запрещенные меры. Меры поддержки зеленой корзины могут применяться без ограничений. Нас интересует желтая корзина, куда попадают ценовая поддержка, субсидирование процентных ставок по кредитам, компенсация затрат. Казахстан в рамках желтой корзины выбил себе очень хорошие условия – 8,5% – это отношение госсубсидий к объему производства сельхозпродукции в стране. При этом Армения и Кыргызстан раньше вошли в ВТО, но предварительно не позаботились о своем сельском хозяйстве – у них по 5%. У Беларуси, единственной в ЕАЭС, кто не входит в ВТО, господдержка АПК весьма высокая – 10%. Беларусь не член ВТО, поэтому исполняет требования договора о ЕАЭС, по которому 10% – предел. Недавно столько же было у РФ, но после присоединения к ВТО Москва последовательно снижает это значение до 5%. Вопрос о квотах на производство сельхозпродукции обсуждается в рамках ЕЭК. Предполагается, что эта мера позволит избежать перепроизводства и регулировать уровень продовольственных цен».

 В мире спрос населения на товары народного потребления почти на 75 % покрывается за счет сельскохозяйственного производства. Его сезонный характер, высокая зависимость от природно-климатических условий, риски в получении стабильных доходов, значительный разрыв во времени между произведенными затратами и получением продукции и многие другие особенности приводят к низкой конкурентоспособности аграрной продукции, что порождает необходимость постоянной государственной финансовой поддержки. Единый рынок товаров, услуг, капитала и труда является основой интеграционного проекта. Для создания единых конкурентных условий между странами ЕАЭС сельскохозяйственным товаропроизводителям необходимы единые правила поддержки, унифицированная политика.

 «В каждом из государств ЕАЭС реализуется собственный экономический механизм функционирования аграрного рынка, включающий такие основные элементы, как кредитование, субсидирование, ценовое регулирование, страхование, налогообложение и др., — отметил политолог Полетаев. —  Функционирование этих подсистем в государствах-членах ЕАЭС в настоящее время отличается. Национальные инструменты государственного регулирования оказывают влияние на динамику производства, ценообразование и инвестиции а, следовательно, на условия конкуренции на общем аграрном рынке ЕАЭС».

 «Уверен, что у стран ЕАЭС хороший потенциал для развития агропрома, — утверждает экономист Айдархан Кусаинов. — Существует два противоречивых процесса на пространстве ЕАЭС: импортозамещение и продовольственная безопасность. 5 лет уже существует ЕАЭС, и в какой орбите находится продовольственная безопасность? Если в границах России, то это формально несколько неправильно, ведь таможенных постов давно уже нет, проблема реэкспорта стоит на дальних границах. Их надо решать там, а не на границах России с Казахстаном или России с Беларусью. Это один блок вопросов.

Другой блок, который нужно проговаривать и прорабатывать для всех стран ЕАЭС – это общая продовольственная безопасность. В таком контексте легче будет договариваться, и скандалы с запретом на ввоз той или иной продукции уменьшатся. И Казахстан сегодня на эту тему говорит, в частности о том, что идет много импорта в страну, мы от него зависим, пытается наладить импортозамещение».

 Идея экономиста Кусаинова такая: давайте выстраивать единые рыночные условия. Обсуждая общее рыночное пространство, необходимо также поднимать вопросы мер поддержки бизнеса и производства. Ведь объемы поддержки АПК в странах ЕАЭС разные.  

 На мировом рынке ЕАЭС сегодня занимает лидирующие места по экспорту ряда сельскохозяйственных товаров. В 2018 году производство в ЕАЭС продукции сельского хозяйства в текущих ценах составило 108,9 млрд. долларов США. Дальнейший рост производства в ряде отраслей АПК сдерживается развитием агропродовольственного рынка, связанного с недостаточным платежеспособным спросом населения и поэтому на современном этапе необходимо расширять экспорт продукции, прежде всего в страны-участницы ЕАЭС и страны, с которыми подписаны соответствующие соглашения.

 «Следует иметь в виду, что внешние рынки сельхозпродукции обеспечиваются в основном национальными производителями, поэтому многие страны стараются вводить определенные ограничения на импорт этой продукции, — напомнил политолог Полетаев. — Стимулирование экспорта — мера необходимая для роста производства, но она сопряжена с проведением большой работы как внутри страны, так и с международными организациями, работающими в этом направлении. Опыт ведущих мировых стран-экспортеров сельскохозяйственной продукции и продовольствия показывает, что все они осуществляют программы поддержки экспорта для достижения своих целей в условиях жесткой конкуренции на глобальных рынках».

Юлия МАЙСКАЯ

Источник: Центр международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия»

II Каспийский экономический форум – оценка конкурентоспособности Каспийского региона

18 декабря в Астрахани состоялось заседание Каспийского экспертного клуба, посвящённого перспективам развития интеграции на Каспии в контексте подготовки ко II Каспийскому экономическому форуму в Астрахани. Международный круглый стол с одноимённым названием прошел в Астраханском государственном техническом университете. Его организатором выступил Центр международных и общественно-политических исследований «Каспий Евразия» .

Напомним, что 12 августа 2019 года в Туркменистане состоялся Первый Каспийский экономический форум – мероприятие международного масштаба, собравшее на своей площадке ведущих представителей экономической отрасли пяти прикаспийских стран. Как выразился на его открытии председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев, одна из задач Форума — дополнить многоуровневую систему сотрудничества в рамках «каспийской пятёрки» эффективным и современным механизмом делового и торгово-экономического взаимодействия. По итогам встречи в Туркменистане, Второй Каспийский экономический форум решено было провести в 2021 году в России – в Астрахани.

«Очень почётно принимать мероприятие такого уровня. Первый Каспийский экономический Форум показал, что интерес к нему очень велик. Представители около 40 стран подтвердили это, и со стороны государства-организатора – Туркменистана – предавалось большое значение этому событию. Форум стимулирует двусторонние отношения. Учитывая большое количество подписанных на нём контрактов, можно говорить, что такой формат актуален для нашего региона. Для Астрахани это значимое мероприятие во многих аспектах, участие в первом Форуме принимали и представители органов государственной власти, бизнеса, СМИ и культурные делегации», — отметил на заседании Каспийского экспертного клуба начальник отдела по работе со странами СНГ и регионами России Министерства международных и внешнеэкономических связей Астраханской области Илья ТОРОПИЦЫН.

Действительно, Астраханская делегация была одной из самых крупных на прошедшем в августе Форуме. Более того, для участия астраханцев в мероприятии был организован специальный авиарейс из Астрахани в Туркменбаши. По словам Ильи Васильевича, Астрахань также может высказать свои пожелания Центру и по повестке грядущего Форума, поскольку астраханцам как прямым участникам интеграционного процесса направления и перспективы работы более ясны и понятны.

Одним из вариантов усиления экономических взаимосвязей между государствами региона можно назвать и предложение о создании Каспийской зоны свободной торговли. В странах Прикаспия уже имеется позитивный опыт по созданию специальных экономических зон (СЭЗ). Так, в Казахстане на Каспии функционирует СЭЗ «Морской порт Актау», в Иране действует специальная экономическая зона «Бендер-Энзели», проект «Национальная туристическая зона «Аваза» функционирует в Туркменистане. Акцент на сотрудничестве Особых экономических зон региона сделал заместить начальника международного отдела Министерства международных и внешнеэкономических связей Астраханской области Сергей ЛЬВОВ. «Число резедентов ОЭЗ «Лотос» увеличивается, сегодня поставлена задача по созданию Особой портовой зоны «Оля». Всё это поможет активизировать движение торговых потоков, поэтому мы надеемся, что сотрудничество между ОЭЗ углубит экономическое сотрудничество всего Каспийского региона. Надо лишь досконально изучать возможности и потребности стран-партнёров», — сказал эксперт.

С этой позицией согласен и руководитель центра «Евразийский мониторинг» Алибек ТАЖИБАЕВ. Эксперт вышел на связь с участниками Каспийского экспертного клуба посредством телемоста и также поделился своим видением того, какие перспективы есть у Каспийского региона в контексте Второго экономического форума: «Любой экономический форум предполагает наличие каких-либо конкретных показателей, сделок, некую манифестацию конкурентоспособности региона. Здесь важно, какие цифры мы представим мировому сообществу. Это и будет показателем инвестиционной привлекательности. Важно обратить внимание на прогнозы экспертов и помнить, что любое экономическое взаимодействие упирается в сделку, в продукт, желание продать и купить его. И развитие логистики здесь должно, в том числе, ориентироваться на иностранных инвесторов».

Заместитель директора по научной работе Астраханского филиала РАНХИГС при президенте РФ Эльдар ИДРИСОВ обратил внимание участников диалога на необходимость подготовки инфраструктуры к этому международному событию и привёл в качестве примера опыт Татарстана: «Форум будет такой точкой оценки Каспия. Здесь можно говорить о Федеральных национальных проектах, нацеленных на экспорт. Хотелось бы узнать, что от Форума получит региональный бизнес. Одним из наиболее выигрышных кластеров нашего региона является сфера образования. Также сам Форум это не только переговоры и заключения контрактов. Это в целом некая сумма проектов – и развитие инфраструктуры и культурно-массовые мероприятия, выставки и презентации».

По опыту участия в Первом Каспийском экономическом форуме руководитель центра «Каспий Евразия» Ксения ТЮРЕНКОВА отметила, что прошедшее мероприятие в первую очередь представляло собой широкую диалоговую площадку, на которой звучали в том числе гуманитарные темы. Это вопросы экологии, сотрудничество в сфере образования. Стоит отметить, что одним из стабильных игроков в сфере высшей школы в Каспийском регионе является Астраханский государственный технический университет. Именно на базе этого вуза располагается штаб-квартира Ассоциации государственных университетов Прикаспийских государств. И как отметила начальник международного отдела АГТУ Евгения ЮКИНА, стремление к интеграции для них не прошло даром: «У нас, жителей Каспия, есть своя некая общность и надеемся, что эти полтора года, которые остались перед проведением Каспийского экономического форума в Астрахани, покажут это».

В завершении встречи эксперты сошлись в том, что грядущее мероприятие должно в первую очередь подвести результаты работы, проделанной в рамках Первого Каспийского экономического форума в Туркменистане. Особую надежду эксперты выражают на создание зоны свободной торговли в регионе.

Также напомним, что 11 декабря в Министерстве экономического развития РФ состоялось первое рабочее совещание, посвящённое проведению II Каспийского экономического форума в Астрахани. Участие в рабочей встречи принял губернатор Астраханской области Игорь БАБУШКИН. По прогнозам в начале 2020-го года будет сформирована концепция Форума, перечень объектов, площадок и территорий, задействованных в рамках его проведения.

Сельское хозяйство, как основной ресурс

В рамках взаимодействия с ЕАЭС видны очередные конкурентные преимущества Казахстана в аграрном секторе?

В последнее время в Казахстане особое внимание уделяется аграрному сектору потому, что его намерены сделать одним из ключевых драйверов экономики. Приоритетами развития АПК назначены повышение производительности посредством внедрения новых технологий и переработки сельхозпродукции, в том числе для дальнейшего экспорта. Из года в год растет инвестиционная поддержка сельского хозяйства. Об этом говорили казахстанские эксперты, собравшиеся на заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Агропром Евразии: потенциал для устойчивого развития».

«Сельское хозяйство – наш основной ресурс, но он используется далеко не в полной мере. Мы имеем значительный потенциал для производства органической и экологически чистой продукции, востребованной не только в стране, но и за рубежом», — сказал Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в Послании народу Казахстана.

Конкурентоспособность казахстанского АПК в первую очередь выражается в том, что Казахстан — это девятая в мире страна по территории. Удельный вес земель сельскохозяйственного назначения в земельном фонде республики составляет 40% (площадь 102,6 млн гектаров). И площади угодий имеют тенденцию к росту за счет вовлечения в сельскохозяйственное использование земель запаса. Кроме того, министр сельского хозяйства Сапархан Омаров сообщил, что в рамках действующей государственной программы развития агропромышленного комплекса на 2017-2021 годы планируется к 2021 году ввести в оборот новые земли на площади в 610 тыс. га.

Казахстан занимает первые места в мире с точки зрения самых низких уровней применения химикатов в производстве урожая. К приоритетным секторам развития АПК относятся молоко и молочные продукты, фрукты и овощи, масличные культуры, глубокая переработка пшеницы, мясная и органическая продукция. Страна обеспечена земельными ресурсами для пастбищ и заготовки кормов для скота.

«Если говорить о перспективах евразийского АПК, то мы живем у берега океана, имя которому Китай, — говорит директор Центра китайских исследований CHINA CENTER Адиль Каукенов— Этот рынок в плане потребления сельскохозяйственной продукции бездонный. Кроме того, есть огромный  потенциал у евразийского экспорта, потому как продукция наших стран нарабатывает себе имидж экологически чистых. Этого мало в Китае: зеленых лугов, чистой воды, синего неба. Например, скот на просторах Казахстана питается вкусной травой, мясо получается не просто чистым, но и полезным для здоровья. Китайцы очень сильно ныне озабочены продолжительностью своей жизни. И что может быть лучше для этого, чем экологически чистые продукты? И не только мясо, еще и мука, зерновые культуры, рыба. Да все, что угодно. Китай готов переварить любую нашу продукцию, но Казахстан даже не восполнит 10% доли. Китай, например, хочет закупать в России и Казахстане куриные лапки в больших объемах. Посмотрите, их на рынках уже не всегда встретишь, хотя ранее их покупали разве что на корм домашним животным. Для китайцев же куриные лапки – деликатес. Нет у нас столько кур, сколько необходимо Китаю куриных лапок».

Другой вопрос: понимают ли в Казахстане возможности китайского рынка? На взгляд Каукенова, еще не совсем. Правда, в последнее время, с развитием программы несырьевого экспорта, возникли некоторые подвижки. К примеру, в результате недавних договоренностей стало известно, что подсолнечное масло из Казахстана появится в китайских супермаркетах.

Сельскому хозяйству Казахстана и раньше уделяли много внимания. В январе 2010 года Казахстан вступил в Таможенный союз, и еще до создания ЕАЭС, в декабре 2012 года страна начала реализацию программного документа «Стратегия — 2050».  В ней «угроза глобальной продовольственной безопасности» и «истощение природных ресурсов» внесены в список ключевых глобальных проблем XXI века, а «экономический прагматизм, основанный на прибыльности, доходности инвестиций и конкурентоспособности» объявлен в качестве основы новой экономической политики. Модернизация АПК была включена в число ключевых областей этой новой экономической стратегии.

«Но впервые на сельское хозяйство недавно обратили внимание как на инвестиционный, экспортоориентированный проект, — рассказал политолог Эдуард Полетаев— Если раньше это была отрасль, которая требовала деньги из бюджета, многие внедряемые программы вызывали вопросы (одних только коррупционеров сколько посадили!), то сейчас сразу несколько государственных ведомств задействовано в решении задач, которые поставил Президент». В частности, в ходе расширенного заседания правительства РК 15 июля 2019 года Президент Касым-Жомарт Токаев поручил правительству совместно с АО «НК «Kazakh Invest» (является подведомственной организацией министерства иностранных дел РК) привлечь инвесторов в сферу АПК в течение следующих 3-х лет.

Ведомство усилило работу в данном направлении. В частности, акцентировало внимание на тесное взаимодействие в области сельского хозяйства с международными организациями, в том числе и ЕАЭС. Для сотрудников посольств Казахстана в странах, представляющих экспортный интерес для отечественных аграриев, даже проводятся специальные тренинги по вопросам развития сельскохозяйственной отрасли.

В рамках рабочего визита в США премьер-министра Казахстана Аскара Мамина, состоявшегося в декабре, были достигнуты договоренности об инвестировании лидерами американского агробизнеса в открытие предприятий по переработке мяса и производству оросительных систем в Казахстане. В частности, самый крупный в США и второй в мире изготовитель мясной продукции компания «Tyson Foods» планирует инвестировать 1,25 млрд. долларов США в строительство трех заводов в разных регионах Казахстана.

Визит представительной казахстанской делегации с презентацией для американских предпринимателей предложений правительства, связанных с участием потенциальных инвесторов в строительстве и эксплуатации новых объектов – свидетельство того, что в казахстанском МИДе называют проактивной позицией страны, которая сама идет к инвесторам, а не ждет, когда ею кто-либо заинтересуется.

«В рамках взаимодействия с ЕАЭС видны очередные конкурентные преимущества Казахстана — страна известна на постсоветском пространстве производством органической и «халал» пищевой продукции, — разъяснил Полетаев. — Поэтому важно привлечь международно-признанные компании для ее сертификации, что позволит повысить уровень доверия на внешних рынках к качеству и безопасности экспорта. Также в рамках ЕАЭС уже инициированы проекты по цифровизации АПК на основе казахстанского опыта. Стоит также отметить, что для экспорта в страны в ЕАЭС механизмы доступа казахстанских сельскохозяйственных товаров более понятны ввиду единых ветеринарных и фитосанитарных требований, а также близости стран».

В качестве примеров взаимовыгодного сотрудничества в сфере АПК можно привести следующие: между Россией и Казахстаном — создание сборочных производств сельскохозяйственной техники на территории Казахстана («Ростсельмаш» и «Тракторные заводы»), совместное предприятие по производству минеральных удобрений «Еврохим»; между Россией и Кыргызстаном – выделение средств Российско-Кыргызским фондом развития для малого и среднего бизнеса сельскохозяйственным предприятиям.

К сожалению,  пока инфраструктура отечественного АПК не выглядит целостно. Как пояснил экономист Сергей Смирнов, в  Казахстане значительная часть продукции сельского хозяйства реализуется в виде сырья, сельская кооперация не получила должного развития. «Есть Закон Республики Казахстан от 29 октября 2015 года «О сельскохозяйственных кооперативах». По данным отраслевой программы развития агрокооперации на 2018-2021 годы, в стране зарегистрировано 2872 сельскохозяйственных кооператива. А в результате комплексной проверки по развитию кооперации в регионах, проведенной в феврале 2018 года, о чем сказано в этой же программе, оказалось, что 18% кооперативов бездействующие, а 42% созданы лишь формально», — подчеркнул он.

«На локальном уровне необходимо изменить риторику о том, что сельское хозяйство – социально важное, обязательно дотируемое, — считает экономист Айдархан Кусаинов. — Оно может быть вполне прибыльным бизнесом, и много где им является. Но проводить согласованную политику с партнерами необходимо, в первую очередь Казахстану с Россией, которые зачастую становятся конкурентами по экспорту зерна. После либерализации экспортных законодательств, многие страны бывшего СССР сами себе поломали рынок, все начали демпинговать. Стоит избавляться от нездоровой конкуренции. Эти вопросы вполне реально согласовать».

Казахстан в свое время показал себя одной из успешных житниц всего Советского Союза, — считают эксперты. Усиление внимания к традиционной специализации усилит и казахстанские позиции на мировом рынке, и в целом задействует большое количество сельского населения, которое нуждается сейчас в работе.

Аманжол СМАГУЛОВ

Источник: Сайт политической информации Казахстана SPIK

Аграрные перспективы Евразии: какие проблемы нужно вместе решить?

В последнее время о необходимости повышать роль аграрного сектора с точки зрения евразийской интеграции говорят чаще. Казахстанские эксперты, собравшиеся на заседание экспертного клуба «Мир Евразии», посвященному потенциалу устойчивого развития агропрома стран Евразии уверены, что нужно больше совместных инвестиционных проектов.

АПК относится к важному сектору экономики стран ЕАЭС, он обладает интеграционным потенциалом. Трудно представить, чтобы общая конкурентоспособность данного интеграционного объединения была бы возможна без сельского хозяйства. На мировом рынке ЕАЭС занимает лидирующие места по экспорту ряда сельскохозяйственных товаров.

В 2018 году производство продукции сельского хозяйства в текущих ценах в ЕАЭС составило 108,9 млрд. долларов США. Стабильно увеличиваются ее объемы. В сельскохозяйственном обороте стран-членов находится около 315 млн гектаров земель, а общий рынок составляет более 183 млн потребителей. Удельный вес сельскохозяйственного производства в ВВП в среднем за последние годы составляет от 4 до 15%, в зависимости от страны.

«Доля в ВВП сельского хозяйства в странах ЕАЭС в настоящее время примерно такова: Кыргызстан — 15%, Армения — 13%, Беларусь — 8%, Казахстан — 4,5%, Россия — 4%, — рассказал директор Института мировой экономики и международных отношений Акимжан Арупов— Эти цифры меняются, в зависимости от производства, урожая, цен на мировых рынках, а ВВП измеряют в долларах США. Как видно, это относительно небольшие величины, но задача в другом. Развитие АПК необходимо для социальной стабильности и устойчивого развития всех государств ЕАЭС. Это главный вопрос, который надо решать фундаментально и системно».

По мнению эксперта, не стоит забывать о том, что страны ЕАЭС – это взаимодополняющие экономики. «Надо усилить сельскохозяйственную специализацию каждой из стран, чтобы избежать ненужной конкуренции, — считает Арупов. — Например, когда случалось перепроизводство зерновых, Казахстан и Россия температурили, потому что свои рынки были обеспечены, а экспорт идет примерно в одни и те же страны. В рамках ЕАЭС нужно формировать согласованную политику в отношении АПК с привлечением экспертов, научного сообщества».

В качестве примеров взаимовыгодного сотрудничества в сфере АПК можно привести следующие: между Россией и Казахстаном — создание сборочных производств сельскохозяйственной техники на территории Казахстана («Ростсельмаш» и «Тракторные заводы»), совместное предприятие по производству минеральных удобрений «Еврохим»; между Россией и Кыргызстаном – выделение средств Российско-Кыргызским фондом развития для малого и среднего бизнеса сельскохозяйственным предприятиям. «В будущем перспективными направлениями сотрудничества в аграрной сфере могут стать развитие биотехнологий, производство органической продукции и продукции с высокой добавленной стоимостью, исследования в области изменения климата, отказ от использования ГМО», — считает политолог Эдуард Полетаев.

Оценивая среднесрочные перспективы развития интеграции государств в аграрной сфере, следует отметить, что во всех странах ЕАЭС действуют стратегические нормативно-правовые документы в области АПК. В связи с этим необходима систематизация и гармонизация существующих направлений, инструментов и механизмов развития национальных отраслей АПК с целью формирования единой стратегии развития агропродовольственного рынка ЕАЭС, а также разработки союзных отраслевых программ.

«Уверен, что у стран ЕАЭС хороший потенциал для развития агропрома. Для россиян прирост  сельскохозяйственного производства в Казахстане или Кыргызстане особой роли не играет. Было бы интересно и важно переломить тенденцию российского восприятия. После экономических санкций и контрсанкций Россия начала обеспечивать свою продовольственную безопасность. Концептуально это правильно. Но и нам надо лоббировать свои интересы, чтобы в России смотрели на продовольственную безопасность шире, включая партнеров по ЕАЭС в этот пояс», — заявил экономист Айдархан Кусаинов.

По мнению экономиста, идея должна быть заявлена такая: давайте выстраивать единые рыночные условия, общий доступ. Но если одна страна активно субсидирует и дотирует свою сельскохозяйственную продукцию, то другая страна в плане доступа этих товаров на рынок будет чинить препятствия. Обсуждая общее рыночное пространство, необходимо также поднимать вопросы мер поддержки бизнеса и производства. Ведь объемы поддержки АПК в странах ЕАЭС разные.

«Проблемы надо решать на двух уровнях: первый – это общий рынок, единые пошлины, решение вопросов с санитарными, фитосанитарными и санитарно-ветринарными постами, сделать возможным свободный переток товаров, возможно, пока за исключением подакцизных. Второй – это согласованные действия в области политики поддержки АПК всех стран ЕАЭС. Если же все валить в одну кучу, то никогда толком не заработает единый аграрный рынок», — сказал Кусаинов.

Когда создавался ЕАЭС, аграрный сектор не был в приоритете. «Объединялись две страны, Казахстан и Россия, которые сильны своими энергоресурсами, — напомнил директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев— Ну, разве что Беларусь, имеющая развитое машиностроение, а также серьезную долю аграрного сектора в формировании ВВП страны, была заинтересован в развитии последнего. Белорусские аграрии наращивают зарубежные поставки продовольствия, они выигрывают от союзных отношений. У Армении нет общих границ со странами ЕАЭС, поэтому возникают сложности с логистикой. Сельское хозяйство Кыргызстана наращивает свой потенциал, акцентируя внимание на экологической чистоте и натуральности своей продукции, но ее объемов явно недостаточно для эффективного роста экономики».

Политолог подчеркнул, что в последнее время о необходимости повышать роль аграрного сектора с точки зрения евразийской интеграции говорят чаще. «Конечно, нужны совместные инвестиционные проекты, — уверен он. — В казахстанское сельское хозяйство из стран ЕАЭС вкладывается Россия. К примеру, среди последних новостей – строительство российскими инвесторами крупнейшего в Северном Казахстане мясоперерабатывающего комплекса, производство тракторов марки «Кировец», мультипроект кооперации группы компаний «КАМАЗ» и АО «АгромашХолдинг». Но таких проектов мало, и, как правило, они реализуются в приграничных с Россией областях. Отсюда очевидно, что надо развивать приграничное сотрудничество. Тем более, несколько казахстанских областей, которые граничат с Россией, являются аграрными».

В договоре о Евразийском экономическом союзе указано семь направлений, по которым идет сотрудничество в сфере АПК: прогнозирование производства, государственная поддержка сельского хозяйства, регулирование общего аграрного рынка, единые требования в сфере производства и обращения продуктов сельского хозяйства и пищевой продукции, развитие экспорта, научное и инновационное сотрудничество, интегрированное информационное обеспечение АПК.

«Определенная работа по этим направлениям идет, — объясняет главный редактор журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин— Но из совместной деятельности выпал важный момент – обеспечение единых мер санитарного, ветеринарно-санитарного и фитосанитарного регулирования. Если говорить о результатах интеграции, можно их выявить в торговле, в количестве совместных предприятий. Например, с 2015 года к 2018 году на 22% выросла торговля сельхозпродукцией». Это не так уж много: рынки достаточно волатильные, год на год не приходится. Все из-за больших объемов зерновой продукции — цены на зерно каждой год меняются, а торговля в статистике измеряется в долларах США.

«По поводу совместных предприятий в сфере сельского хозяйства в РК общая картина такова. На 1 января 2019 года имелось 73 казахстанско-российских совместных предприятий в сельском хозяйстве. Это немного, если всего таких двусторонних СП насчитывается более 10 тысяч. Однако, с остальными странами ЕАЭС их вообще нет. Как и с Китаем», — отметил Домнин.

Политолог Чеботарев сказал, что главным тормозом на пути сотрудничества являются барьеры, которые страны ЕАЭС ставят друг другу. «Со временем, рано или поздно, они снимаются, но, сколько усилий тратится ради этого! – заявил он. — Причем барьеры эти, как правило, возникают неожиданно, ломая экспортные схемы ряда производителей. ЕАЭС доказал свою жизнеспособность, но без барьеров процесс интеграции станет более динамичным».

Виктор САНЬКОВИЧ

Источник: Информационно-аналитическое издание КОНТУР

Сельское хозяйство – проблема во всех странах

Мы живем у берега Океана. Океан – Китай. Рынок там бездонный в плане потребления продовольствия

«Сельское хозяйство – проблема во всех странах. Но проблема разная и решается по-разному», – подчеркнул Сергей Козлов, эксперт-консультант Алматинской юридической корпорации. Прозвучало это в ходе заседания экспертного клуба ОФ «Мир Евразии» на тему «Агропром Евразии: потенциал для устойчивого роста».

Тот факт, что химпром слабо подвинул агропром в плане сельского хозяйства и продовольствия на евразийском пространстве, можно рассматривать в качестве конкурентного преимущества стран-членов Евразийского экономического союза. Современный рынок предлагает обширные ниши для экологически чистой продукции без ГМО, но попасть на них не просто – усилия требуются по всему спектру продвижения на стол конечного потребителя. В XXI веке собственно производство поглощает (усреднено) 30% ресурсов, тогда как маркетинг – 70%.

Эдуард Полетаев

«Тема больше трендовая, чем специализированная», – считает Эдуард Полетаев, модератор экспертного клуба, в свете заявления президента Касым-Жомарта Токаева о том, что сельское хозяйство является одним из основных ресурсов Казахстана и драйверов развития экономики.

Почти все участники заседания пожаловались на то, что по доле «сельхозки» в ВВП стран-членов ЕАЭС статистика «гуляет». Поэтому за разные годы у той же Армении сельское хозяйство может давать ВВП в коридоре 13-20%. Специалисты объясняют подобный разлет размерами урожая (он по любому виду сельскохозяйственных культур может резко отличаться год к году), динамикой цен (ВВП измеряют деньгами, а не тоннами продукции) и показателями в других отраслях экономики (добыча нефти и цены на нее, фактор строительного бума либо упадка, активность банковского сектора и тому подобное), из-за чего меняется удельная доля АПК. Еще государственные органы любят манипулировать статистическим цифрами, поэтому могут демонстрировать динамику как за 12 месяцев, так и за 9 – в зависимости от того, где показатели «удобнее». В Казахстане доля сельского хозяйства держится в коридоре 4-4,5% от ВВП при 43% граждан, проживающих в сельской местности. «Когда Евразийский экономический союз создавался, АПК не находился в числе приоритетов», – заметил политолог Андрей Чеботарев.

Адиль Каукенов

«С точки зрения АПК мы живем у берега Океана. Океан – Китай. Рынок там бездонный в плане потребления продовольствия», – заявил востоковед Адиль Каукенов. Он отметил, что жители Поднебесной очень озабочены здоровьем и продолжительностью жизни. Поэтому общий бренд Казахстана (если от него отминусовать алматинский смог) с голубым небом, зелеными лугами и чистой водой играет на положительное восприятие продуктов питания из него. «Понимаем ли мы это?» – задается вопросом г-н Каукенов и сам отвечает: «Вроде еще нет». Современный Китай завален мясом из Австралии, Аргентины и Бразилии, поэтому для того, чтобы попасть на тамошние магазинные полки нужно очень сильно потрудиться. «Китаефобия – барьер на пути казахстанской «сельхозки» в Китай», – отдельно указал эксперт.

Дискуссия в какой-то момент вышла на вопросы продовольственной безопасности. Акимжан Арупов, экономист, сообщил, что самообеспеченность государств Евразийского экономического союза продовольствием составляет 93%. «Но это средняя температура по больнице, – уточнил он. – По разным товарным позициям ситуация очень сильно отличается». «В военном пайке все производители должны быть национальными», – напомнил одно из правил стратегического взгляда на вещи Эдуард Полетаев. «Есть локальные вещи – если гречка не уродилась, то Канада или Аргентина ее в ЕАЭС не продадут, потому что не производят», – добавил модератор.

Экономист Айдархан Кусаинов посетовал на то, что в свете санкционной войны России с Западом Москва с заметными перегибами стала проводить в жизнь политику продовольственной безопасности. Он считает нормальным, если Кремль перенесет контур понимания «своего» продовольствия с границ собственно Российской Федерации на внешний периметр ЕАЭС. Разумеется, для этого нужны внутренние договоренности и более тесные сотрудничество и кооперация. Например, в сфере экспорта зерновых Москва и Нур-Султан периодически друг другу «ломают рынок», а вместо этого куда полезнее и эффективнее проводить единую линию.

Г-н Кусаинов отдельно остановился на необходимости изменения государственной риторики в отношении сельского хозяйства. АПК нужно воспринимать не через призму социальной нагрузки, а в качестве перспективной отрасли экономики. «Ведь сельское хозяйство имеет реальный экспортный потенциал», – подчеркнул он. Только нужно не льготные кредиты и субсидии раздавать, а создавать инфраструктуру поддержки – дешевые электричество, ГСМ, транспортные тарифы, лизинг сельхозтехники: «Эффективный производитель лишний раз с государством не свяжется, а неэффективный первый к нему придет».

Когда речь зашла о сравнении Казахстана советского и современного периода в плане сельского хозяйства и пищевой промышленности, то Сергей Козлов отметил: «Единственный аргумент за советский период – качество продуктов питания было лучше. Современный ассортимент с прежним не идет ни в какое сравнение – стал шире в десятки раз».

Журналист Сергей Домнин обратил внимание на то, что в договоре о ЕАЭС «выпало обеспечение единых мер санитарного и фитосанитарного регулирования», из-за чего страны-участники злоупотребляют данным моментом в отношении друг друга. При этом «правила ЕАЭС никак не противоречат правилам ВТО». Конкретно Казахстану, по мнению эксперта, «мешает слабость собственной производственной базы и институтов». «Без решения внутренних проблем никаких решений по ЕАЭС быть не может», – резюмировал он.

Владислав ЮРИЦЫН

Источник: ZONAkz

Международное экспертное заседание «Сотрудничество России и Казахстана в сфере высшего образования. Взгляд в будущее» (12 декабря 2019 г., г. Нур-Султан, Казахстан)

Обсуждение исследования «Казахстанские студенты в ВУЗах Российской Федерации: взгляд в будущее», какие есть общие вызовы и проблемы в сфере высшего образования для России и Казахстана, каковы перспективы и сценарии развития российско-казахстанского сотрудничества в сфере высшего образования? Эти вопросы были внесены в повестку экспертного заседания, прошедшего 12 декабря в г. Нур-Султане, на площадке Центра «Евразийский мониторинг».

Соорганизаторами мероприятия выступил «Российско-Казахстанский Экспертный IQ Клуб» Информационно-аналитический Центр по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ. Модератор дискуссии, директор Центра «Евразийский мониторинг» Алибек ТАЖИБАЕВ предложил участникам поделиться своей оценкой общих вызовов и проблем в сфере высшего образования для России и Казахстана, а также прогнозами и рекомендациями относительно развития сотрудничества между Россией и Казахстаном в сфере образования.

Центр Аналитических Исследований «Евразийский Мониторинг» (Нур-Султан, Казахстан), «Российско-Казахстанский Экспертный IQ Клуб» при поддержке Информационно-аналитического Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ (Москва, Россия) в период с 25 октября по 15 ноября 2019 года провели исследование, целью которого является определение мотивации казахстанских студентов, обучающихся в российских вузах, выбора страной обучения Российской Федерации, анализ их предпочтений при получении знаний и компетенций, а также ожиданий относительно перспектив дальнейшего трудоустройства.

Исследование проводилось путём анкетирования студентов, обучающихся в разных регионах Российской Федерации. В исследовании приняли участие 250 студентов. Из них 60% составили студенты, обучающиеся в городе Москва и 40% студенты региональных высших учебных заведений: Астрахань, Екатеринбург, Казань, Новосибирск, Омск, Оренбург, Санкт-Петербург, Томск и даже Югра.

Согласно статистике, опубликованной на сайте Посольства Республики Казахстан в Российской Федерации (https://www.kazembassy.ru/rus/studenty/vuzy/), по данным на 2018 год в России обучается более 65 тысяч студентов из Казахстана.

На пути становления эффективного сотрудничества в сфере высшего образования реализованы существенные шаги по увеличению доступности российского высшего образования на территории Республики Казахстан. Посол Российской Федерации в Республике Казахстан А. Н. Бородавкин в своём интервью в преддверии форума межрегионального сотрудничества Казахстана и России отметил, что двустороннее образовательное и научное сотрудничество наших стран постоянно подпитывается новыми инициативами на государственном уровне, в этом году Казахстан ратифицировал важное двустороннее межправительственное соглашение, регулирующее деятельность в Нур-Султане филиала МГУ им. М. В. Ломоносова, который уже дал Казахстану сотни высококлассных специалистов в различных отраслях знаний.

По итогам исследования, самые популярные ответы казахстанских студентов, обучающихся в Российской Федерации, на вопрос, почему вы выбрали образование в России:

  • в российских вузах дают лучшее образование;
  • в российских вузах легче получить бюджетное место;
  • удобно обучаться на русском языке;
  • из российских вузов легче трудоустроиться в крупную международную компанию уже в студенческие годы;
  • престижное российское образование поможет мне более выгодно трудоустроиться в Казахстане.

Традиционно высокий авторитет российских вузов стал важным фундаментом для двустороннего сотрудничества в образовательной сфере, дающего возможность сохранять и приумножать те конкурентные преимущества, которые были заложены в системах образования ещё в советский период, а также повышать уровень конкурентоспособности наших стран на мировой арене, — отметил в ходе своего выступления директор центра аналитических исследований «Евразийский мониторинг» Алибек Тажибаев.

Директор ИАЦ МГУ Дарья Чижова поделилась, что кафедра истории стран ближнего зарубежья МГУ им. М.В. Ломоносова непосредственно занимается подготовкой российских студентов по профилю евразийского пространства, в том числе и изучению Казахстана. Именно поэтому тема данного исследования показалась ей близка, и они с удовольствием оказали поддержку Центру аналитических исследований «Евразийский мониторинг». Действительно, данные задачи являются актуальными. По мнению эксперта, основная задача, выяснить в чем заключается мотивация ребят, почему они уезжают и почему хотели бы вернуться назад.

«По данным 2018/19 учебного года в Уфимском государственном нефтяном техническом университете учились около 700 студентов из Казахстана. Из них 6-7% это студенты бюджетного отделения, это хорошие цифры для нефтяного, технического ВУЗа», — отметил руководитель сектора изучения мировой экономики и евразийских интеграционных процессов Центра «Берлек-Единство» Чекрыжов Алексей Владимирович.

«Когда абитуриенты уезжают в зарубежные ВУЗы получать образование по программе магистратуры и докторантуры, они понимают, что едут за знаниями и есть определенные академические цели. Поэтому целесообразно акцентировать внимание на развитии сотрудничества между Россией и Казахстаном именно на этих двух ступеней высшего образования», — подчеркнула председатель РОО «Жас Улан» Динара Садвакасова.

Заведующая кафедрой регионоведения ЕНУ им. Л. Н. Гумилева Айгерим Оспанова рассказала, что их кафедра впервые в Казахстане начала реализовывать двухдипломную программу совместно с Томским государственным университетом. Они три года работали над этим проектом – прошли все этапы бюрократических согласований, подписали меморандум между университетами, между факультетами. «В 2019 году на нашей кафедре состоялся первый выпуск международников со специализацией страны ЕАЭС». Эксперт отметила, что пришлось столкнуться с рядом трудностей при разработке учебных программ, поскольку после распада СССР образовательные системы России и Казахстана несколько разошлись – это притормаживает интеграцию в сфере образования, ее углубление. В Казахстане, как известно, был сделан акцент на присоединение к Болонскому процессу, в России – нет, это вызывает определенные трудности. Однако, А. Оспанова убеждена, что они преодолимы.

Резюмируя итоги экспертного заседания, А. Тажибаев подчеркнул, что результаты исследования могут быть рассмотрены как рекомендации по итогам совместной работы казахстанских и российских исследовательских и аналитических центров. Так как данное исследование является первым шагом в воплощении идеи реализации экспертного потенциала ведущих аналитических и общественных центров наших стран на пути формирования обоснованных рекомендаций и структурированных решений в области повышения эффективности культурного и гуманитарного сотрудничества стран Евразийского Экономического Союза.

Открытие и успешное функционирование представительств и филиалов российский вузов в Казахстане позволит удовлетворить потребность казахстанских абитуриентов в получении высококлассного, престижного высшего образования на русском языке. Как видно из последующего повествования, именно эти факторы являются определяющими в процессе принятия решения об обучении в Российской Федерации. Также это позволит положительно решить стратегическую задачу переориентирования потока русскоязычных студентов в учебные заведения, находящиеся на территории Республики Казахстан.

«Мы искренне надеемся на то, что результаты этого исследования позволят сформировать в глазах экспертного сообщества, академических и государственных функционеров более глубокое понимание молодых казахстанцев, которые занимают первое место среди иностранных студентов, обучающихся в ведущих вузах Российской Федерации».

Пресс-служба Центра «Евразийский мониторинг»

Нереализованный аграрный потенциал ЕАЭС

Процесс углубления интеграции в агропромышленном комплексе стран ЕАЭС в 2019 году был обусловлен не только внутренними, но и внешними факторами развития мирового сельского хозяйства. В Казахстане развитию агроиндустрии уделяют повышенное внимание, а на международном треке дипломаты продвигают экспорт продукции и привлекают инвестиции в АПК.

Из года в год растет в Казахстане инвестиционная поддержка сельского хозяйства. За январь-август 2019 года инвестиции в основной капитал составили 263,7 млрд тенге (на 50,1% больше, чем за аналогичный период годом ранее, по данным Finprom.kz). Государством проводится политика по системному преобразованию и диверсификации сельскохозяйственной отрасли. Желанная цель ее развития — переход к выпуску переработанной продукции. В АПК вкладываются большие деньги, которые должны вызвать отдачу. Только в рамках инициированного Первым президентом РК Нурсултаном Назарбаевым проекта «Ауыл – ел бесігі» Глава государства Касым-Жомарт Токаев поручил дополнительно выделить 90 млрд. тенге на реализацию проекта «Ауыл — ел бесігі». Средства будут направлены на решение инфраструктурных вопросов села. Кроме того, он поручил увеличить финансирование по программе «С дипломом – в село», а к 2022 году поставил задачу увеличения в сельском хозяйстве производительности труда и экспорта в 2,5 раза.

«Сельское хозяйство наш основной ресурс, но используется далеко не в полной мере. Мы имеем значительный потенциал для производства органической и экологически чистой продукции, востребованной не только внутри страны, но и за рубежом. Мы должны поэтапно увеличить количество орошаемых земель до 3-х млн га к 2030 году. Это позволит обеспечить рост объема сельхозпродукции в 4,5 раза», — сказал Касым-Жомарт Токаев в Послании народу Казахстана.

В ноябре 2019 года Президент заявил о необходимости увеличения производительности труда в данной сфере, а также подписал поправки в законодательство по вопросам АПК. Тематикой предстоящего в 2020 году 33-го пленарного заседания Совета иностранных инвесторов при Президенте РК было объявлено развитие несырьевого экспорта.

Особое внимание в Казахстане уделяется аграрному сектору потому, что он должен стать одним из ключевых драйверов экономики. Приоритетами развития АПК являются повышение производительности посредством внедрения новых технологий и переработки сельхозпродукции, в том числе для дальнейшего экспорта. Об этом, кстати, часто на зарубежных площадках говорят казахстанские дипломаты, продвигая вопросы инвестиционной привлекательности Казахстана.

Конкурентные преимущества Казахстана в сфере торговли сельскохозяйственной продукцией и привлечения зарубежных инвестиций имеются. Казахстан является членом ЕАЭС, объединения, созданного на принципах свободного движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, а также проведения скоординированной, согласованной политики в различных отраслях экономики. Членство Казахстана в ЕАЭС дает инвесторам возможность выхода на общий рынок Союза, а это более 183 млн. человек. Как подчеркнул Касым-Жомарт Токаев, выступая 6 декабря 2019 года на 28-м заседании Берлинского Евразийского клуба, «наша тесная интеграция с соседями обеспечивает удобный доступ к соседним рынкам. Более 500 млн человек проживает сегодня в непосредственной близости от наших границ. В рамках ЕАЭС мы хотим извлечь пользу от четырех свобод».

У ЕАЭС есть возможности для партнерства со странами Европы, Ближнего Востока, Юго-Восточной и Южной Азии. Уже заключено соглашение о свободной торговле с Вьетнамом, в нынешнем году ЕАЭС расширил сотрудничество с внешними игроками. Подписано соглашение о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) с Сингапуром и Сербией, вступило в силу временное соглашение, ведущее к образованию ЗСТ между ЕАЭС и Ираном. Также вступило в силу соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и Китаем. Со 2 по 5 декабря 2019 в Иерусалиме отечественные дипломаты приняли активное участие в 5-м раунде переговоров по заключению соглашения о создании ЗСТ между ЕАЭС и Государством Израиль. Свидетельством привлекательности ЕАЭС является заинтересованность в сотрудничестве со стороны около 50 стран мира.

Стоит также отметить, что в 2019 году впервые на официальном уровне заговорили о возможном вступлении в ЕАЭС Узбекистана. В 2020 году председателем в ЕАЭС станет Беларусь, и Казахстан планирует активизировать экономическое взаимодействие с ней. «Для Казахстана участие в ЕАЭС является приоритетным направлением, это в наших интересах, — сказал на пресс-конференции в Минске Чрезвычайный и Полномочный Посол Казахстана в Беларуси Аскар Бейсенбаев. — Мы надеемся, что Беларусь в будущем году сконцентрируется на вопросах, связанных с созданием равного доступа к общему рынку. И в этом отношении мы ее поддерживаем».

* * * Конкурентоспособность АПК Казахстана выражается также в том, что это девятая в мире страна по территории. Удельный вес земель сельскохозяйственного назначения в земельном фонде республики составляет 40% (площадь 102,6 млн гектаров). И площади угодий имеют тенденцию к росту за счет вовлечения в сельскохозяйственное использование земель запаса. Казахстан занимает первые места в мире с точки зрения самых низких уровней применения химикатов в производстве урожая. К приоритетным секторам развития АПК относятся молоко и молочные продукты, фрукты и овощи, масличные культуры, глубокая переработка пшеницы, мясная и органическая продукция. Страна обеспечена земельными ресурсами для пастбищ и заготовки кормов для скота.  Конечно, с точки зрения условий развития сельского хозяйства климатические показатели и природные ресурсы благоприятны не везде, часть территории приходится на природно-климатические зоны высокорискового земледелия и скотоводства с нестабильными результатами. Но зато климат северных регионов позволяет производить зерно твердых сортов пшеницы, пользующееся спросом на мировом рынке. Наконец, у Казахстана географическая близость к крупным рынкам сбыта сельскохозяйственной продукции в странах Азии, общая граница с такими важными импортерами, как Россия и Китай. 

Сельское хозяйство Казахстана создает свыше 4,3% ВВП. В данной отрасли трудится около 16% от общего числа занятых в экономике страны. Наибольший удельный вес посевных площадей занимают зерновые культуры, однако на лицо процесс диверсификации в сторону увеличения доли масличных культур. Прибыли от них больше, а урожайность зерновых сложно предсказать, так как она варьируется в зависимости от погодных условий. Также наблюдается значительный рост поголовья лошадей, птицы и КРС. Это коррелируется с тенденциями мирового агропродовольственного рынка. Одним из экономических рисков является его нестабильность, которой способствует интенсивный рост спроса на продовольствие и увеличение потребления животноводческой продукции. По оценкам Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) и Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в результате роста численности населения и душевых доходов к 2050 году глобальное потребление продукции АПК вырастет на 60–70% по сравнению с 2000-ми годами. В долгосрочной перспективе существует риск превышения темпов роста спроса над темпами роста предложения. В настоящее время по экспорту отдельных товаров государства ЕАЭС занимают лидирующие позиции в мире. Согласно данным бюллетеня Агропромышленная политика ЕАЭС»,  по производству пшеницы, молока и молочных продуктов страны ЕАЭС занимают 4-е место в мире, картофеля – 3-е место, овса, ячменя и ржи – 2-е место, сахарной свеклы и подсолнечника – 1-е место. АПК является одной из стратегических отраслей экономики государств  данного объединения, обеспечивающей продовольственную безопасность. В сельскохозяйственном обороте всех пяти стран-участников находится около 315 млн гектаров земель. В январе 2010 года Казахстан вступил в Таможенный союз, и еще до создания ЕАЭС, в декабре 2012 года страна начала реализацию программного документа «Стратегия — 2050».  В ней «угроза глобальной продовольственной безопасности» и «истощение природных ресурсов» внесены в список ключевых глобальных проблем XXI века, а «экономический прагматизм, основанный на прибыльности, доходности инвестиций и конкурентоспособности» объявлен в качестве основы новой экономической политики. Модернизация АПК была включена в число ключевых областей этой новой экономической стратегии. В ходе расширенного заседания правительства РК 15 июля 2019 года Президент Касым-Жомарт Токаев поручил правительству совместно с АО «НК «Kazakh Invest» (является подведомственной организацией министерства иностранных дел РК) привлечь инвесторов в сферу АПК в течение следующих 3-х лет. Ведомство усилило работу в данном направлении. В частности, акцентировало внимание на тесное взаимодействие в области сельского хозяйства с международными организациями, в том числе и ЕАЭС. Для сотрудников посольств Казахстана в странах, представляющих экспортный интерес для отечественных аграриев, даже проводятся специальные тренинги по вопросам развития сельскохозяйственной отрасли. «Приоритетом для нас является привлечение иностранных инвесторов в переработку сельскохозяйственного сырья. Зарубежные инвестиции в АПК, нацеленные на получение качественного продукта, будут иметь мультипликативный социально-экономический эффект», — отметил председатель правления АО «НК «Kazakh Invest» Бауржан Сартбаев.

* * * По оценкам специалистов дополнительный нереализованный потенциал казахстанской сферы АПК в ближайшей перспективе составляет около 10 млрд. долларов США. А в рамках всего ЕАЭС эта сумма увеличивается в разы. Трудно себе представить, чтобы общая конкурентоспособность ЕАЭС была бы возможна без сельского хозяйства. Интеграционные процессы в АПК на пространстве ЕАЭС направлены на создание эффективной конкурентной среды и обеспечение полноценного функционирования общего аграрного рынка.  В рамках взаимодействия с ЕАЭС видны очередные конкурентные преимущества Казахстана — страна известна на постсоветском пространстве производством органической и «халал» пищевой продукции. Поэтому важно привлечь международно-признанные компании для ее сертификации, что позволит повысить уровень доверия на внешних рынках к качеству и безопасности экспорта. Также в рамках ЕАЭС уже инициированы проекты по цифровизации АПК на основе казахстанского опыта. Стоит также отметить, что для экспорта в страны в ЕАЭС механизмы доступа казахстанских сельскохозяйственных товаров более понятны ввиду единых ветеринарных и фитосанитарных требований, а также близости стран. В настоящее время имеется необходимость повышения информационного и аналитического сопровождения вопросов развития казахстанского АПК. В частности, в середине декабря нынешнего года экспертный клуб «Мир Евразии» проводит заседание на тему «Агропром Евразии: потенциал для устойчивого развития» с участием известных отечественных специалистов. Все озвученные выводы и мнения могут использоваться ведомствами и компетентными органами, они будут находиться в открытом доступе. Находится в разработке ЕЭК информационный ресурс «Агроиндустрия ЕАЭС» о крупных инвестиционных и инновационных проектах, значимых для развития АПК стран-союзниц. Ресурс будет содержать направления, по которым целесообразно реализовывать проекты с формированием кооперационных цепочек производства в рамках ЕАЭС. Идет обсуждение проекта Концепции коллективной продовольственной безопасности ЕАЭС. Совместно с представителями бизнеса создается Дорожная карта по созданию агро — и биоиндустриальных парков. Эти и многие другие принимаемые меры должны помочь вывести АПК стран ЕАЭС на качественно новый и конкурентоспособный уровень.

Эдуард Полетаев

Источник: ИАЦ

Казахстанское приграничье: навстречу контактам с соседями

Приграничная торговля развивает хозяйственные и гуманитарные связи, содействуя укреплению комплиментарной и толерантной среды. Об этом говорили в Алматы казахстанские специалисты, собравшись на заседание экспертного клуба «Мир Евразии», посвященного развитию приграничной торговли. По мнению экспертов, в последнее время властями страны были предприняты шаги, позволяющие сделать вывод о том, что вопросы усиления реализации потенциала приграничного сотрудничества находят свое место в ряду приоритетных направлений государственной политики.

Еще в октябре на саммите глав государств-членов СНГ в Ашхабаде президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев одной из первостепенных задач Содружества назвал развитие торгово-экономического сотрудничества. «Нам нужны точки роста, которые придали бы новый импульс экономическому взаимодействию», – сказал он. Одной из таких точек является развитие приграничной торговли. Ей же была посвящена сессия на ХVI форуме межрегионального сотрудничества России и Казахстана, прошедшем в начале ноября в Омске.

Тема не оставлена была без внимания и в конце прошлого месяца в Бишкеке, когда на брифинге по итогам государственного визита в Кыргызстан президент РК отметил поступательное развитие взаимной торговли между двумя странами. Для поддержки и стимулирования экспортно-импортных операций Казахстан предложил создать на границе логистический центр по оформлению и обработке товаров. Ранее стало известно о планах строительства международного торгового центра экономического сотрудничества «Центральная Азия» на границе между Казахстаном и Узбекистаном.

Мировой опыт свидетельствует, что приграничное положение регионов страны потенциально является перспективным даже для самых отсталых из них. Успех достигается главным образом за счет создания благоприятных условий для эксплуатации их транзитных возможностей и укрепления торговли.

При этом приграничье часто является периферией. С распадом СССР и образованием границ между новыми государствами значительно изменилась структура взаимоотношений между некоторыми регионами. Немалая часть областей Казахстана, ранее находясь в глубине территории Союза, после 1991 года стали приграничными, что вынудило их приспосабливаться к сложившимся условиям. Конечно, не везде интенсивность приграничного взаимодействия имеет одинаковое проявление в силу разных причин. Она зависит от географических особенностей местности, приближенности областных центров и крупных городов друг к другу, наличия дорог и удобных погранпереходов и т. п.

Но приграничные регионы – это не всегда глубокая провинция, считает директор Института мировой экономики и международных отношений Акимжан Арупов«Например, со стороны России они нанизаны на ветки авто- и железных дорог, размещены вдоль границ Казахстана в виде индустриального пояса. Уровень жизни и доходы населения в ряде приграничных российских регионов выше, чем в Казахстане», – заявил он. Для дальнейшей гармонизации приграничных контактов экономист предложил усилиями экспертов двух стран создать энциклопедию «Регионы России и области Казахстана». Подобный труд под названием «Россия – Армения: регионы России и марзы Армении» ранее была создан российскими и армянскими учеными.

Директор Центра китайских исследований China Center Адиль Каукенов также считает, что приграничная торговля важна для развития казахстанских регионов. Вопрос в том, как эффективно реализовать проекты. «Один из ярких примеров – Международный центр приграничного сотрудничества (МЦПС) «Хоргос», созданный для беспошлинной торговли между Китаем и Казахстаном, – рассказал политолог. – Феномен «Хоргоса» изучают, он обратил на себя особое внимание с самого начала своего существования. Официально он начал свою работу более 3 лет назад, в августе 2016 года. Но избежать проблем и скандалов не удалось. Их не должно быть в новых проектах. Тем не менее с Китаем у нас приграничная торговля одна из самых успешных. Все происходит систематизированно, цивилизованно. Ежедневно МЦПС посещают более трех тысяч человек».

Рассуждая о том, что в вопросах приграничной торговли не всегда удавалось избежать скатывания в криминал, авантюризм и контрабанду, А. Каукенов подчеркнул, что, невзирая на это, она несет в себе огромный позитивный потенциал, благодаря чему торговля страны опирается не только на экспорт природных ресурсов в дальние страны. «Развивая цивилизованную и безопасную приграничную торговлю, нужно создать и ее идеологию. Также необходимо обеспечить полную безопасность по обе стороны границы», – резюмировал эксперт.

Казахстанское приграничье находится в центре Евразии, здесь высока роль логистики, многие товары на дальние расстояния везти невыгодно, и Казахстан продолжает оставаться одним из главных торговых партнеров для своих соседей. В приграничье также сильно взаимопроникновение инвестиций. Многое сделано с помощью народной дипломатии, взаимодействия ученых, СМИ, деятелей искусств. Эксперты уверены, что потенциал приграничного и межрегионального сотрудничества в ближайшие годы будет существенно усилен. Главное – избежать искусственных ограничений и преград.

«В июне 2019 года в Казахстане создано министерство торговли и интеграции, то есть орган, целью которого является улучшение торговой позиции страны в экспортно-импортных операциях, а проще говоря, продвижение казахстанской продукции на новые рынки, – напомнил экономист Айдархан Кусаинов– Наконец-то появилось министерство, которое стучит кулаком по столу».

Необходимость ликвидации барьеров в торговле было важной темой обсуждения на заседании казахстанско-российского делового совета «Современные аспекты экономической кооперации» в рамках XVI форума межрегионального сотрудничества Казахстана и России. «Причиной сохранения барьеров является стремление отдельных государств к извлечению выгоды от интеграционных процессов и нежеланию открывать свой собственный рынок. Ситуацию усугубляет и применение различных барьеров на региональном уровне», – подчеркнул директор департамента экономической интеграции Министерства торговли и интеграции РК Темирлан Жантасов, считающий, что произведенные в наших странах товары должны беспрепятственно выходить на общий рынок.

Тем не менее, несмотря на жалобы некоторых представителей бизнеса, успешных примеров выхода казахстанцев, в частности на российский рынок, немало. Например, кажется удивительным, но в 2021 году казахстанский партнер «АвтоВАЗа» завод «Азия авто» закончит строительство завода полного цикла и будет экспортировать автомобили LADA в Россию. Вода бренда Tassay сегодня продается в 6 странах СНГ, только в России торговые представительства расположены в 16 крупных городах. Сеть магазинов с казахстанскими продуктами из Омска «КазМаркет», предлагающая продукцию около 80 казахстанских производителей, рассматривает возможность развития по модели франчайзинга. Также развивается в Москве и Московской области сеть магазинов «Баурсак». «Алтын Кум» является крупнейшей в России специализированной сетью магазинов продуктов питания из Казахстана. В Санкт-Петербурге у нее 19 магазинов, в ассортименте которых больше 2 тысяч наименований 30 разных производителей, включая национальные продукты.

«Речь идет о понимании интересов друг друга, – заявил экономист А. Арупов. – Мы говорим об интеграции, в основном имея в виду страновые экономики. Думаю, что в рамках ЕАЭС надо чаще рассматривать интеграцию на уровне приграничья, регионов, областей, чтобы на местах договоренности меньше пробуксовывали».

«Есть проблемы, связанные с ситуацией на границе, – подтвердил web-издатель Джанибек Сулеев– Но они портят имидж приграничной торговли как благополучного явления. Ее нужно наполнить истинным смыслом».

Экономист А. Кусаинов согласен со своим коллегой в том, что надо отличать межстрановую торговлю от приграничной. «Последняя для Казахстана особенно актуальна по той причине, что страна имеет иную налоговую инфраструктуру, систему господдержки, соцобеспечения, у нас с соседями разная стоимость ресурсов и рабочей силы. Для Казахстана развитие приграничной торговли есть и будет перспективным. Именно на расстоянии короткого плеча в 30-100 км, когда ставим завод у себя и возим товар на экспорт соседу. Это даст развитие небольших торговых и производственных предприятий. В центре страны создавать такие точки роста не всегда есть смысл, если меньше миллиона человек проживают в радиусе 500 км. В казахстанском приграничье на расстоянии сотни километров есть рынки российских городов – миллионников, а также Бишкека и Ташкента», – разъяснил он.

Как известно, выделяются две основные функции границ – барьерная и контактная. Противоречие данных функций трудноразрешимо. Приграничье – это не только дружба, выгодная торговля, но еще и барьер, который призван ограничивать территорию государства, его национального суверенитета. Граница – это уязвимая часть любой страны, которую пересекают нелегальные мигранты, наркотики, контрабанда и т. д. Поэтому возникают разные жалобы, например, острым вопросом становятся заторы из автомашин на границе. То есть торговля растет, граница не справляется, приходится поднимать вопрос о модернизации пограничных переходов и увеличения их количества, что и было сделано на форуме в Омске.

Эксперты поговорили о разных измерениях приграничной торговли, но все больше о двусторонней. Под конец заседания вспомнили и о новом, евразийском понимании приграничности. Например, по поручению правительства Беларуси, не имеющей общих границ с Китаем, но входящей в ЕАЭС, компания «Энерго-Оил» в октябре нынешнего года открыла в МЦПС «Хоргос» магазин duty free «Сделано в Беларуси» с товарами от 20 производителей, чтобы ознакомиться с потребностями китайского рынка. Будущее проекта предполагается в том, чтобы понять потребности китайских покупателей, а затем создать совместные белорусско-казахстанские предприятия близ границы, чью продукцию затем отправлять на китайский рынок.

______________________________

Фото: Ю. Беккер

Источник: Портал «Ритм Евразии»

Мосты приграничного сотрудничества

Союзнический характер отношений между Казахстаном и его ближайшими соседями создает условия для многоформатного сотрудничества, в котором особо выделяется приграничное взаимодействие. Мировой опыт развития современных государств свидетельствует, что приграничные регионы в значительной степени влияют на их экономический рост. Именно на межрегиональном и приграничном уровнях закладывается реальная кооперация между странами.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев прибыл 27 ноября в соседний Кыргызстан с государственным визитом. После переговоров с лидером Кыргызстана Сооронбаем Жээнбековым был подписан ряд документов, позволяющих укрепить и развивать дружеские взаимоотношения. Документы касаются приграничного сотрудничества, транспорта, миграции, здравоохранения. Главный из них — комплексная программа сотрудничества на 2020 — 2022 годы, охватывающая широкий спектр сфер.

Кроме того, состоялось 5-е заседание высшего Государственного совета Кыргызстана и Казахстана, впервые за пять лет. С тех пор многие недоговоренности удалось разрешить благодаря активным неравнодушным действиям Первого Президента Нурсултана Назарбаева и казахстанского министерства иностранных дел. Как отметил Касым-Жомарт Токаев, в 2017 году Нурсултан Назарбаев и Сооронбай Жээнбеков проявили политическую волю и завершили важный для двух стран этап закрепления правового статуса государственной границы.

«Последние пять лет были непростыми: торговые войны, санкционные противостояния, ухудшение международной конъюнктуры рынка. Невзирая на все эти трудности, мы стремимся поддерживать высокий уровень сотрудничества, находить и развивать новые направления совместной работы, что соответствует духу и характеру казахстанско-кыргызских отношений», — сказал Президент. И Казахстан намерен продолжить развитие всестороннего казахстанско-кыргызского взаимодействия.

«Весьма символично, что государственный визит Касым-Жомарта Токаева совпал с двухлетием президентства Сооронбая Жээнбекова, избрание которого пришлось на сложный момент, — отметил в интервью «Казахстанской правде» политолог, сопредседатель Клуба региональных экспертов Кыргызстана «Пикир» Игорь Шестаков. — Тогда новый президент Кыргызстана назвал Казахстан братской республикой и объявил о готовности развивать взаимодействие… Казахстан является практически дорогой жизни для кыргызской экономики, транспортной артерией, по которой экспортируются и импортируются товары».

На заседании Государственного совета приоритетное внимание отдавалось обсуждению развития торгово-экономических связей.

«Важными преимуществами казахстанско-кыргызских отношений являются наличие общей границы, налаженная транспортная инфраструктура и партнерство в ЕАЭС. – указал Касым-Жомарт Токаев. — Благодаря этому, Казахстан стал одним из ведущих торговых партнеров Кыргызстана, прочно занимая третью позицию во внешнеторговом обороте Кыргызской Республики. В свою очередь, Кыргызстан – это второй торговый партнер Казахстана среди стран Центральной Азии. Наш товарооборот уже третий год подряд демонстрирует устойчивый рост: с 2015 по 2018 годы объем взаимной торговли вырос на 30%, составив 900 млн долларов США. Но мы понимаем, что это не предел. Наша ближайшая задача довести товарооборот до 1 млрд. долларов США. В этой связи нами даны поручения по расширению номенклатуры двусторонней торговли и поиску новых рыночных ниш».

В настоящее время Казахстан является одним из крупных инвесторов в Кыргызстане, вложив во многие отрасли его экономики более 1 млрд. долларов США. Растет количество совместных предприятий.

«Мы условились принять меры по сокращению торговых барьеров, предметно остановились на вопросах расширения бизнес-кооперации. — сказал президент Казахстана во время совместного заявления по итогам переговоров со своим кыргызским коллегой. — Сегодня в Казахстане работает свыше 1100 предприятий с участием кыргызского капитала, а в Кыргызстане число компаний с казахстанским участием доходит до двух тысяч».

В свою очередь, для поддержки деловых связей двух стран их президенты договорились создать отдельную площадку, где предприниматели на регулярной основе могли бы налаживать прямые контакты.

«Одним из возможных вариантов может стать внедрение практики проведения межрегиональных форумов Казахстана и Кыргызстана, — подчеркнул Касым-Жомарт Токаев. — Во всяком случае, такое предложение было высказано сегодня мною во время заседания Государственного совета. Правительствам поручено проработать данное предложение».

Также стало известно, что Казахстаном предложено создать логистический центр по оформлению и обработке товаров для поддержки и стимулирования экспортно-импортных операций.

«Реализация проекта позволит значительно облегчить административные процедуры и перемещение товаров по территории наших стран», — сказал Касым-Жомарт Токаев.

* * *

С Кыргызстаном еще в 2007 году был подписан документ о намерении строительства международных центров приграничного сотрудничества (МЦПС) «Айша Биби — Чон Капка» и «Аухатты — Кен-булун» в Жамбылской области, а также центра приграничной торговли «Кеген — Каркыра».

А в 2013 году министерство экономики и бюджетного планирования РК направило своим кыргызским коллегам письмо, в котором была выражена позиция о нецелесообразности строительства этих центров. Все-таки в связи с появлением Таможенного союза и ЕАЭС изменилась модель приграничной торговли. Теперь для развития сотрудничества достаточно логистического центра.

«На границах Казахстана, например, с Кыргызстаном и Россией нет смысла создавать МЦПС в связи с тем, что мы члены ЕАЭС. К тому же благодаря отмене таможенных постов приграничная торговля постепенно декриминализуется», — уверен экономист Айдархан Кусаинов.

«У приграничности должно быть прагматичное измерение, — думает президент Центра социально-политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова. — Если я недалеко живу, значит, должна этим как-то пользоваться, воспользоваться некой эксклюзивностью, отдохнуть и купить те или иные товары в соседней стране».

Важным пунктом переговоров стала водно-энергетическая проблематика. «Водные ресурсы трансграничных рек Центральной Азии являются общим достоянием. От их эффективного использования зависит судьба десятка миллионов людей, стабильность и благополучие всего региона», — убежден президент Казахстана, напомнив, что водные ресурсы трансграничных рек Центральной Азии являются общим достоянием, а взаимодействие Казахстана и Кыргызстана по бассейнам рек Шу и Талас является положительным примером для многих стран мира.

«Если говорить о ресурсах рек, то здесь очень большой потенциал, — рассуждает политолог Замир Каражанов. – Если проанализировать мировой опыт, то окажется, что реки всегда были экономическими жилами, которые развивали региональные экономики. У нас есть с соседями трансграничные реки – эту особенность тоже можно было бы использовать для того, чтобы регионы развивались».

Президент Казахстана отметил поступательное развитие приграничного сотрудничества с Кыргызстаном, на долю которого приходится порядка 50 % взаимной торговли, «что свидетельствует о хорошем уровне их вовлеченности в двустороннее взаимодействие».

Для дальнейшего наращивания приграничных контактов нами принимаются меры по улучшению условия передвижения наших граждан и торговых потоков. То есть у одних пунктов пропуска меняется статус от двустороннего на многосторонний, некоторые другие ждет реконструкция.

Жизнь доказала, что приграничное сотрудничество — это наиболее устойчивая и развивающаяся система взаимосвязей сопредельных государств. В частности, пример использования возможностей трансграничной торговли демонстрируют государства Центральной Азии. Так, в исследовании Всемирного Банка «Клубок шелка: безграничные базары и приграничная торговля в Центральной Азии» авторами подчеркивается сохраняющаяся роль международных базаров как платформ реэкспорта в региональных и национальных цепочках производства и распределения в регионе. Приграничная торговля между странами представляет собой ту же структуру товаров, что и совокупная торговля, только в меньших количествах.

* * *

В своем выступлении на заседании глав государств СНГ в Ащгабате, Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев одной из первостепенных задач Содружества назвал развитие торгово-экономического сотрудничества. «Нам нужны точки роста, которые придали бы новый импульс экономическому взаимодействию», — сказал он.

Одной из таких точек является развитие приграничной торговли. Ее потенциал все еще используется не в полной мере. Ей же была посвящена сессия на ХVI форуме межрегионального сотрудничества России и Казахстана, прошедшем 6 — 7 ноября 2019 года в Омске.

Проведение тематических ежегодных форумов межрегионального сотрудничества России и Казахстана с участием глав государств стало традиционным. Сам формат проведения этих форумов уже доказал свою эффективность. Более того, об этом свидетельствует то, что в таком формате на встрече в Бишкеке форумы было предложено проводить с Кыргызстаном.

Мировой опыт свидетельствует, что приграничное положение регионов страны потенциально является перспективным даже для самых отсталых из них. Успех достигается, главным образом, за счет создания благоприятных условий для эксплуатации приграничных транзитных возможностей и укрепления торговли.

В последние годы усилиями казахстанского МИДа были предприняты шаги, позволяющие сделать вывод о том, что проблемы приграничных регионов и вопросы реализации потенциала приграничного сотрудничества реально находят свое место в ряду приоритетных направлений государственной политики.

Под приграничной интеграцией понимается особая форма взаимодействия, ограниченная территориальными рамками. Практически все приграничные регионы называют одним из важнейших своих инвестиционных преимуществ географическое положение. Каждый из них формирует свой набор конкурентоспособных предложений.

Приграничная торговля также развивает не только хозяйственные, но и гуманитарные связи, содействуя укреплению комплиментарной и толерантной среды. Гуманитарные связи между приграничными регионами играют важную роль в «большой» интеграции.

По данным министерства торговли и интеграции РК, торговля Казахстана с соседями растет. Так, по итогам 2018 года среди приграничных государств доля торгового оборота с Россией составила 19,5% (18,5 млрд. долларов, +13,1%) от общей торговли Казахстана, с Китаем — 12,3% (11,7 млрд. долларов, + 11,4%), с Узбекистаном – 2,9% (2,8 млрд. долларов, + 40,8%), с Кыргызстаном – 1% (900,5 млн долларов, + 17,7%), с Туркменистаном – 0,1% (98,1 млн долларов, — 1,5%).

Россия традиционно является крупнейшим торговым партнером Казахстана. На официальном уровне декларируют оптимистичные цифры по поводу значимости приграничного сотрудничества. В частности, цифра 70% часто звучит, когда говорят о товарообороте Казахстана с Россией. Именно столько товарооборота приходится на приграничную торговлю.

Традиционно при исследовании межстранового сотрудничества используют показатели товарооборота, объемов экспорта и импорта, сумм иностранных инвестиций, количество совместных предприятий. В частности, на 1 сентября 2019 года оказалось более 10 тысяч действующих совместных казахстанско-российских предприятий, что положительно сказывается на реализации ряда совместных проектов.

В целом, объемы взаимной торговли Казахстана со странами-соседями в значительно степени зависят от колебаний мировых цен на сырьевые товары. Однако, тенденция дальнейшего увеличения товарооборота сохранится в обозримом будущем, а экономический потенциал СНГ и ЕАЭС будет меняться в пользу их азиатской части. Соответственно, как отмечают многие эксперты, должно возрастать значение этой части постсоветского пространства для приграничной торговли.

* * *

«Если Казахстан хочет развиваться, он должен что-то продавать, — рассуждает Айдархан Кусаинов на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Развитие приграничной торговли: мосты для торгово-экономического сотрудничества». — Приграничная торговля – эффективный вариант развития диверсифицированного малого и среднего бизнеса. Согласен в том, что надо отличать межстрановую торговлю от приграничной. Последняя для Казахстана особенно актуальна по той причине, что страна имеет иную налоговую инфраструктуру, систему господдержки, соцобеспечения, у нас с соседями разная стоимость ресурсов и рабочей силы. Для Казахстана развитие приграничной торговли есть и будет перспективным. Именно на расстоянии короткого плеча в 30-100 км, когда мы ставим завод у себя и возим товар на экспорт соседу. Это даст развитие небольших торговых и производственных предприятий».

Есть и другой важный момент. Большую роль играют дипломатические контакты и работа казахстанских консульств (в приграничье они находятся в Астрахани и Омске). То есть выделяются определенные ресурсы, финансовые, организаторские, проводятся разные мероприятия. Можно вспомнить роль личностей, то есть активность ряда акимов регионов, многое сделавших для укрепления приграничного сотрудничества.

Кстати, данные последних социологических опросов свидетельствуют, что из наиболее дружественных Казахстану государств его граждане в первую очередь называют Россию, а также страны — члены Евразийского экономического союза – Беларусь и Кыргызстан. Эти данные также свидетельствуют о том, что влияние интеграционных объединений на развитие приграничного сотрудничества позитивное. К примеру, работа Таможенного союза и ЕАЭС облегчила многие процедуры в целях улучшения экономического сотрудничества сопредельных регионов.

Казахстанское приграничье находится в центре Евразии, здесь высока роль логистики, многие товары на дальние расстояния везти не выгодно, и Казахстан продолжает оставаться одним из главных торговых партнеров для своих соседей. В приграничье также сильно взаимопроникновение инвестиций.

Многое сделано с помощью дипломатии, взаимодействия ученых, СМИ, деятелей искусств. Эксперты уверены, что потенциал приграничного и межрегионального сотрудничества в ближайшие годы будет существенно усилен. Процессы приграничного сотрудничества развиваются, у них есть резервы и перспективы.

Эдуард ПОЛЕТАЕВ, политолог

Источник: Портал Матрица.Kz