Monthly Archives: Июль 2015

Америка, твоё время проходит, или Как изменит мир интеграция ЕАЭС с ШОС и БРИКС (Часть вторая)

ШОС может выступать площадкой для диалога между Россией и её партнерами по ЕАЭС, с одной стороны. И с Узбекистаном, имеющим серьёзный вес и потенциал в Центральной Азии, с другой. «Если не получилось наладить отношения с Украиной со стороны европейской части евразийского интеграционного проекта, то следует сделать это на центральноазиатском направлении с Узбекистаном. Ведь если в обозримом будущем вслед за Кыргызстаном в ЕАЭС пойдёт Таджикистан, то Узбекистан вряд ли захочет оставаться в изоляции. Поэтому ему можно предложить, к примеру, заключить соглашение о зоне свободной торговли с ЕАЭС», — считает директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарёв.

После саммитов ШОС и БРИКС, завершившихся на этой неделе в России, архитектура геополитики уже не будет прежней. Основы для её изменений закладывались в течение последних лет и месяцев. В мае президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин договорились в Москве о сближении ЕАЭС и Экономического пояса «Шёлкового пути».

«ШОС вполне может стать площадкой, в рамках которой будет обеспечено это сближение. Если, конечно, две рассматриваемые страны об этом договорятся. В любом случае, Китай серьёзно настроен вести свою игру. Для ШОС в этих условиях важно не выпасть из отмеченного выше процесса, не остаться между двумя интеграционными проектами – ЕАЭС и ЭПШП», — говорит Андрей Чеботарёв.

Все три объединения, отмечает политолог, связаны одним – участием в них России.

«У России есть свои национальные стратегические интересы, и есть определённые интересы в каждом из этих объединений. В ЕАЭС Россия доминирует. В ШОС она вынуждена принимать Китай как своего рода «спарринг-партнёра» при наличии других, уступающих им по своему потенциалу участников. А в БРИКС Россия уже находится на равных со всеми. При этом ЕАЭС во многом продвигается за счёт того, что здесь созданы и действуют наднациональные структуры. ШОС предпочитает оставаться в формате с межгосударственными органами в виде секретариата и РАТС. БРИКС же является пока неформальным клубом типа, к примеру, G7″, — считает эксперт.

А парализовать деятельность ЕАЭС, на взгляд г-на Чеботарёва, скорее могут сами страны-участницы, сохраняя всевозможные ограничения во взаимной торговле и создавая разногласия по различным вопросам.

 

Что касается БРИКС, то её возможности и перспективы, по мнению главы «Альтернативы», сегодня туманны:

«БРИКС не то чтобы альтернативой, но и полноценным оппонентом G7 пока нельзя назвать. Несколько стран, расположенных на разных континентах и имеющих разные региональные интересы… Основным преимуществом этой группы является только глобальный характер целей. Какие-либо серьёзные сдвиги могут произойти, если соответствующие страны придут к созданию своего межгосударственного органа», — акцентирует Андрей Чеботарёв.

Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Леся Каратаева, в свою очередь, отмечает, что наиболее удобным термином, способным отобразить возможный формат будущих взаимоотношений  ЕАЭС, ШОС и БРИКС, будет «сопряжённость».

«Очевидно, что существует ряд факторов, способствующих сопряжению таких разноуровневых организаций. К объективным можно отнести факторы экономико-демографического порядка. Положительная динамика мирового ВВП обеспечивается сегодня развивающимися и переходными экономиками, на них же приходится почти половина мирового товарооборота, налицо демографическое преобладание. При этом пространство стран, входящих в ЕАЭС, ШОС и БРИКС, уступает сегодня G7 по объёму ВВП, но не уступает по динамике роста товарных и инвестиционных потоков. К субъективным факторам может быть отнесено стремление стран, входящих в ЕАЭС, ШОС и БРИКС, к реформированию системы глобального управления с учётом интересов развивающихся экономик, наличие у ряда государств политической воли к продвижению этой идеи», — говорит эксперт.

Он отмечает, что в качестве приоритетного направления во всех союзах обозначается экономика:

«Чаще обсуждается вопрос: сможем ли мы, объединившись «стать костью в горле» Запада. То есть задача этого сопряжения – помешать в первую очередь США и Западу в целом осуществлять свою мировую гегемонию. Необходимо определиться, для чего нам сопряжение организаций. Для того, чтобы построить действенную архитектуру с мощным экономическим базисом, который позволит нам заявить о себе как о серьёзном игроке? Или у нас надстроечная задача – помешать странам, которые сейчас занимают лидирующее место?» — говорит эксперт.

При этом, как полагает Леся Каратаева, вопрос трансформации системы глобального управления в любом случае будет решён.

Независимый аналитик Сергей Домнин заостряет внимание на экономическом измерении интеграционных союзов.

«Понятно, что БРИКС – это чистого вида политика. Эти страны объединяет, во-первых, то, что они не «семёрка», а во-вторых, то, что это поставщики энергоресурсов и другого сырья первого-второго передела. Разве что Китай в этом плане стоит особняком: он производит всё: от сырья до готовой продукции. С Китаем уже идёт взаимодействие. Возможно, будет усиливаться кооперация с Бразилией и Южной Африкой. У нас с ними небольшой товарооборот. Хотя, если мне не изменяет память, в прошлом году «Казахстан инжиниринг» подписал контракт о сборке южноафриканских БТР на нашей площадке. А что касается Бразилии, то кроме поставок замороженного мяса и «Эмбрайеров», сложно что-либо вспомнить», — отмечает эксперт.

А вот Индия, которая вместе с Пакистаном в ближайшем будущем станет полноправным членом ШОС, представляется для Казахстана интересным игроком, с которым стоит взаимодействовать:

«Обычно, когда мы сопоставляем темпы и размеры, мы всегда делим российские показатели на 10 и получаем какую-то цифру. Если пользоваться таким подходом, у Казахстана кооперация с Индией выше (товарооборот в 1,43 млрд долларов), чем у России (9,5 млрд). Пока это в основном поставки углеводородов и очень небольшой импорт в РК обработанной продукции — в основном медикаментов. Но такая ситуация наблюдается у многих стран, торгующих с Индией», — констатирует аналитик.

По данным ВТО, средняя импортная пошлина в Индии равна 48,6%, на сельхозпродукцию –113,1%, на неаграрные продукты – 34,5%. Это один из самых высоких барьеров, и Индия – одна из самых жёстких протекционистских стран. Для примера, у РК средняя импортная пошлина – 9,5%, на аграрную продукцию – 13,4, неаграрную – 8,8%.

 

Кстати, участники недавнего Санкт-Петербургского международного экономического форума учредили совместную исследовательскую группу по созданию зоны свободной торговли с Индией. «Мы и так максимально открыты, а индийцы – нет. Режим зоны свободной торговли предусматривает обнуление либо снижение ставок по большому ряду позиций. Для производителей внутри РК это с нашими мизерными, по меркам развивающихся стран, импортными тарифами будет не столь чувствительно. Гораздо более комфортно себя почувствуют наши экспортёры. Когда индийцы обнулят или снизят значения каких-то ставок с 40 пусть даже до 20%. В таком случае двухмиллиардный рынок Индии для нас представляет огромный интерес. Например, мы могли бы поставлять туда зерно, продукцию животноводства», — рассуждает Сергей Домнин.

Однако некоторые эксперты опасаются, что вслед за товарами пойдут торговые агенты, а за ними – гастарбайтеры. Другие напоминают, что Индия и Пакистан – две ядерные державы, между которыми серьёзные противоречия. А на Западе есть большие мастера по организации провокаций, которым несложно натравить одну страну на другую. В этом случае вся система ШОС окажется под ударом.

Сергей Домнин подобные опасения называет надуманными – речь идёт не о расширении ШОС, а о зоне свободной торговли с Индией. Ровно такой, какую мы получили с Вьетнамом в мае текущего года. Ослаблять миграционную политику, обеспечивать свободный переток рабочей силы в рамках этой зоны не предусматривается.

Главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований Андрей Хан отмечает, что в сопряжении трёх структур Россия стратегирует ЕАЭС как первый, субрегиональный, уровень, ШОС – как региональный, а БРИКС – как глобальный.

«Движение в сторону расширения и выхода на глобальный уровень создаёт некую сбалансированную деталь по отношению к Западу. Здесь всё понятно: пройдёт 10 лет, будет хороший банк, начнут развиваться экономические отношения. Как они будут развиваться, мы можем только гадать, критиковать и говорить, что страны – конкуренты друг другу. Возможно, появятся российские и китайские военные базы в Бразилии и Южной Африке. Это будет хорошее достижение. И с точки зрения баланса игра уже стоит свеч», — считает эксперт.

При этом, с точки зрения Андрея Хана, перспективы и конечную цель процесса современной глобализации понять достаточно сложно:

«Понятно, что двигателем глобализационного процесса к великому единообразию выступают транснациональные корпорации, которые всё больше набирают вес и которые, следуя антиутопическому сценарию, постепенно хотят отменить национальные государства. Вот мы, например, собрались строить в Казахстане государство-корпорацию, по аналогии с Сингапуром. Но богом корпорации является прибыль, и без прибыли корпорация перестаёт существовать. А государство может существовать без прибыли, даже будучи очень бедным», — рассуждает эксперт.

«К чему стремится глобализация? К привитию однообразных стандартов во всем мире. То есть все будут есть одно и то же, ездить на одном и том же, смотреть одно и то же. Плюс добавляется то, что китайские мальчики будут ходить в обнимку с американскими или ещё какие-то ценности».

 

И если глобализация будет отменять многие основополагающие моменты нашей будущей и существующей истории, то у неё должно быть какое-то сопротивление.

«То, что происходит, это борьба противоположностей, диалектика. Государства, даже не благодаря амбициям своих лидеров, потому что история достаточно объективна, вынуждены вести себя так, к чему их подвигает логика развития истории. Поэтому, думаю, будут попытки создания биполярного мира, которые могут как увенчаться успехом, так и потерпеть фиаско», — резюмирует Андрей Хан.

Таким образом, вопрос о том, каким будет мир – однополярным, многополярным или биполярным – остаётся открытым. Будет ли создана Кимерика – союз Китая и США, которые разделят ответственность за состояние мира, или геополитический центр сместится в Россию?

Как бы там ни было, это вопросы далёкого будущего, а сегодня можно констатировать, что у ЕАЭС, ШОС и БРИКС есть потенциал, отвечающий интересам Казахстана. И нашей стране следует использовать эти возможности в максимальном объёме.

 
Назгуль Абжекенова

Источник: InformBURO

Америка, твоё время проходит, или Как изменит мир интеграция ЕАЭС с ШОС и БРИКС (Часть первая)

В эти часы в Уфе проходит саммит ШОС, накануне завершился саммит БРИКС. Два этих события с большой долей вероятности могут стать знаковыми встречами 2015 года. Способна ли интеграция ЕАЭС с ШОС и БРИКС изменить геополитическую расстановку сил? Создаст ли сопряжённость этих объединений новую геоэкономическую ситуацию? Смогут ли противники союзов в Евразии парализовать их деятельность? Ответы на эти вопросы пытались найти участники экспертного клуба общественного фонда «Мир Евразии», возглавляемого политологом Эдуардом Полетаевым.

Директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Булат Султанов в ходе дискуссии отметил, что в геополитической повестке дня всё более актуальными становятся вопросы степени доминирования Запада и усиления новых игроков.

«Всё больше государств считают, что США не в состоянии гарантировать международный порядок, и надо его переформатировать. А переформатирование мира всегда скатывается к переформатированию в военном аспекте. Так что, если учитывать политику США по сохранению однополярного мира, возрастает риск возникновения новой мировой войны», — отметил эксперт.

По мнению г-на Султанова, первой мишенью США ради сохранения однополярного мира стал ислам. После терактов 11 сентября 2001 года Америка объявила глобальную войну террористическим группировкам, жертвами которой  стали мусульманские государства – Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия. Вторая мишень – это Китай и Россия. Неслучайно КНР и РФ инициировали создание таких организаций как ШОС и БРИКС.

Международный исследовательский центр Гэллапа в прошлом году опубликовал результаты опроса 70 тыс. граждан в 65 странах на тему: какая страна представляет сегодня наибольшую угрозу для всего мира. 24% жителей Земли считает, что это США. На втором месте с большим разрывом – Пакистан (8%), Китай – 6%, далее — Афганистан, Иран, Израиль, Северная Корея. Сирия – 3%, Россия – 2%. Так что страны, обозначенные мировыми идеологами как «очаги зла и угрозы», по мнению респондентов, куда менее опасны.

 

Иными словами, слова политиков и реальные настроения в обществе, как говорят в Одессе, «две большие разницы». И на фоне попыток парализовать деятельность интеграционных объединений в Евразии США, напомнил эксперт, усиленными темпами формируют две суперинтеграционные структуры – Трансатлантическую и Транс-Тихоокеанскую зоны свободной торговли.

«Я считаю, что это нормально. Если бы я был американцем, сказал бы: «Правильно! Так и нужно делать, потому что это исходит из интересов США». Но мы с вами живём не в США, а в Казахстане. Мы граничим с двумя большими странами – Россией и Китаем. И в данном случае мы должны исходить из национальных интересов Республики Казахстан. А также мы должны исходить из того, что противоречия между странами Запада и не Запада будут нарастать, поскольку развивающиеся страны постараются отойти от доллара, от монополизма во внешней политике. Это наглядный тренд», — констатировал политолог.

В свою очередь, генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов подчеркнул, что ЕАЭС, ШОС и БРИКС – это организации с разными целями, «для разных плоскостей бытия».

«БРИКС – это некий альтернативный центр силы, который в перспективе может стать основой для реформ, перехода от однополярного мира к многополярному. Нужен просто центр силы, причём центр политический, олицетворение мнения большинства не согласных с мнением, скажем так, верховного правителя. Это задача, которая не коррелирует ни с ЕАЭС, ни с ШОС. ШОС – это вторая, меркантильная часть, это безопасность, стабильность на пространстве Евразии, которая начинается с России и Китая и далее расходится по Центральной Азии. Ну а ЕАЭС – это создание крупного регионального экономического игрока», — сказал эксперт.

При этом г-н Кусаинов считает не совсем корректной постановку вопроса о том, какой видится дальнейшая эволюция ЕАЭС и насколько интеграция данного союза с ШОС и БРИКС способна изменить геополитическую расстановку сил.

«Эволюция ЕАЭС, по большому счёту, не связана с эволюцией ШОС и БРИКС. Организации, безусловно, влияют друг на друга, но совершенно не определяющим образом. Я считаю, что у каждого из объединений своя судьба. И если одно из них не получит развития, на других объединениях это никак не отразится, — полагает эксперт. — И, кстати, то, что у БРИКС нет своего плана, вполне понятно. Потому что весь план БРИКС заключается в том, чтобы играть роль противовеса. У него нет долгосрочного плана как у объединения».

«В момент, когда мировая система перейдёт к нормальным принципам функционирования ООН, когда ООН вернётся к многополярности и дискуссии, БРИКС утратит свой смысл. Мне кажется, это временный союз стран-лидеров, для того чтобы изменить ситуацию. ШОС, наверное, будет продолжать играть свою роль, но его функционал будет урезаться до роли наднациональной организации, регионального полицейского».

 

А однополярный мир, уверен Айдархан Кусаинов, рано или поздно обрушится.

«Все это понимают, в том числе, американские силы, и, по большому счёту, идёт обсуждение, как это произойдёт. В любом случае, новая геополитическая, геоэкономическая ситуация будет, и дискуссия проходит только в формате «как». В этой связи БРИКС – это некий клуб, альтернатива G7, чтобы не по одному ходить, чтобы Россия выступала не одна за всех. Это возможность сесть за стол переговоров», — говорит эксперт.

Что касается вероятности парализовать деятельность объединений в Евразии, то, по мнению г-на Кусаинова, это никому неинтересно:

«Понятно, что будут внешние игры, направленные на разрушение, тактические дискуссии, как внести раскол в стан противников. Но парализовывать деятельность ШОС и БРИКС никому не нужно. А вот в отношении ЕАЭС будут продолжаться попытки его дискредитировать, потому что это сугубо экономическое объединение со своими задачами», — резюмировал эксперт.

Представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов напомнил коллегам, что ШОС изначально представляла собой организацию по регулированию границы между бывшим СССР и Китаем:

«Выше своей изначальной цели организации тяжело переступить. БРИКС – это просто обозначение, которое ввёл банк «Голдман Сакс», который продавал акции этих стран. То есть это консолидированный индекс акций, причём индекс для инвесторов. Это не сами страны придумали, не сами объединялись. Банк придумал, и эта аббревиатура стала популярной», — напомнил предысторию политолог.

По поводу многополярности будущего мира эксперт отметил, что первым претендентом на нарушение гегемонии США всегда был Евросоюз – единственный и по объёмам экономики, и по численности населения сопоставимый с США.

«Но мы видим, как сначала США смогли внедрить туда проамериканско настроенные страны – государства Восточной Европы и Прибалтику, которые в определённой степени парализовали деятельность Евросоюза. Из-за того что голосование осуществляется по численности населения, внедрение новых чиновников не позволяет тем же странам Бенилюкса, Франции и Германии эффективно выработать свою политику», — сказал г-н Шибутов.

«Есть ещё и военный аспект. Евросоюз создал три бригады быстрого реагирования, но вооружённых сил у них как не было, так и нет. Они опираются на НАТО, но там главные США. Хотя и решаются все вопросы консенсусом, но когда у тебя есть американские базы, а на территории Штатов твоих баз нет, то о каком консенсусе может идти речь?»

 

С учётом этих факторов, а также создания Трансатлантической зоны свободной торговли, речь о многополярном мире, подчеркнул Марат Шибутов, не идёт.

«Создаётся глобальный игрок. Три-четыре года пройдёт, если эта зона заработает. Если консолидация будет большой — перед нами появится глобальный игрок, которого вообще никак не победить. А все мечты о многополярном мире так и останутся в 2015 году, — прогнозирует эксперт создание всё более однополярного мира, в котором особенно трудно придётся сырьевым странам и развивающимся экономикам. — Потому что, когда у ЕС и США появится единая политика по отношению к нам, то деваться будет уже некуда. Если США окончательно продавит Евросоюз, то будет однополярный гегемон, которого вообще никак не сдвинуть. У него будет 800 млн жителей, чудовищная экономика в 30 трлн долларов, подавляющее технологическое и военное преимущество».

При этом Марат Шибутов подчеркнул, что из-за перевеса сил никакого альтернативного центра быть не может.

«Возьмём для сравнения бюджет стран НАТО. Если сравнить с Россией, то превосходство НАТО по многим позициям в 3-4-5 раз. Даже если взять Россию вместе с Китаем, то превосходство будет в 2-2,5 раза. Страны НАТО воюют постоянно, а Китай воевал последний раз в 70-90-х годах. Мы все видим, что бывает, когда встречается необстрелянная армия с обстрелянной», — сказал представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане.

Айдархан Кусаинов заметил по этому поводу, что не имеет смысла сравнивать два потенциала:

«Передел будет идти в локальных конфликтах. Глупо разрушать всё. Если вы делите пирог, то до какого-то предела вы его делите так, чтобы не поломать весь. Как в случае с ядерной бомбой, пока она не грозит разрушить Землю несколько раз, имеет смысл сопоставлять мощь, а потом делать это уже бессмысленно. И влияние определяется уже не ядерным потенциалом, а переговорной позицией», — высказался эксперт.

Булат Султанов, в свою очередь, отметил, что обрушение однополярного мира в обозримом будущем – большой вопрос, поскольку США будут сопротивляться до последнего:

«Это очень сложный процесс во многом с непредсказуемыми последствиями. Также я не считаю, что БРИКС может стать альтернативой G7. Многие передовые технологии и основные капиталы находятся на Западе. То, что БРИКС надувает щёки, может быть, и хорошо, поскольку однополярный мир несправедлив по отношению к развивающимся странам. Но БРИКС – это не альтернатива G7 и даже не альтернатива G20. Поэтому на повестке дня стоит вопрос о реформировании ООН. В противном случае необходимо думать о создании другой организации, учитывающей интересы всех стран мира», – считает г-н Султанов.

Кроме того, по мнению эксперта, именно G7 будет стараться парализовать деятельность БРИКС и ШОС.

«Единственное, чего я не могу понять, зачем Запад выталкивает Россию и Китай в единый блок», – признался эксперт. При этом, как полагает Булат Султанов, классических войн больше не будет – будут военные действия.

«Штаты ведут политику по свержению правительств, которые выступают против них, и насаждают тех правителей, которые будут выражать их интересы, то есть станут марионетками. США никого не оккупировали и никого не захватили. Да, они вводят войска. Например, в Ираке изгнали суннитов, привели к власти шиитов, развязав войну в исламском мире. Но сами они как бы здесь не участвуют», — отметил политолог.

«Когда мы говорим о возможных столкновениях в будущем, то, скорее всего, речь идёт о проработке варианта выхода США из глубокой экономической пропасти путем организации глобального конфликта».

 

Айдархан Кусаинов на это заметил, что США оказываются в следующей ситуации: топ-менеджеры корпораций и все принимающие решения не могут сойти с военных рельсов.

«Они не могут сказать: «Ребята, мы согласны: США теперь не лидер, не гегемон, мы обычная страна, у которой проблемы с экономикой. Нам плохо, мы стали как все». Ни один политик такого в США не скажет, он вынужден продолжать наращивать эскалацию», — отметил аналитик.

По мнению участников дискуссии, мировые политики понимают, что геополитическая эскалация рано или поздно закончится. Вопрос в том, кто перехватит инициативу в глобальной игре.

 
Назгуль Абжекенова

Источник: InformBURO

Россия собрала лидеров БРИКС и ШОС

В Уфе с 8 по 10 июля одновременно проходят саммиты БРИКС и ШОС, так как в этом году Россия председательствует в обеих организациях. Накануне президент РФ Владимир Путин провел двусторонние встречи с председателем КНР, премьером Индии, главами ЮАР, Белоруссии и Таджикистана, сегодня же состоятся основные мероприятия саммитов.

На полях саммитов Владимир Путин продолжит двусторонние переговоры с руководством стран-участниц и стран-наблюдателей БРИКС и ШОС. Запланированы встреча с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым и беседа с лидерами Китая и Монголии, на которой будет обсуждаться ход работы по продвижению трехстороннего сотрудничества. Главы государств наметят перспективы его дальнейшего развития, сообщил помощник президента РФ Юрий Ушаков. С президентом Ирана Хасаном Рухани глава России обсудит торгово-экономическое и военно-техническое сотрудничество, переговоры по иранской ядерной программе и другие вопросы.

Саммит БРИКС стартовал с брифинга замглавы МИД РФ Сергея Рябкова, заявившего, что организация в настоящее время напрямую влияет на международную обстановку как «поистине уже сложившийся новый центр многополярного мира, новой, более демократичной, системы международных отношений». «БРИКС — это явление XXI века, и в этом его отличие от военно-политических союзов, которые родом из другой эпохи, от объединений государств, строящихся по иерархическому принципу», — цитирует его ТАСС.

По словам дипломата, за период российского председательства был создан солидный задел договоренностей и документов, обнародование которых запланировано на сегодня. «Могу сказать, что БРИКС сделал важный и значительный шаг вперед не просто с точки зрения собственного развития, но и с точки зрения самоорганизации», — подчеркнул Рябков, напомнив, что с апреля состоялось более 100 мероприятий разного уровня, в том числе около 30 министериалов.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, в свою очередь, обратил внимание на то, что БРИКС не ставит своей целью конфликты с другими международными организациями. «Взаимодействие в рамках объединения БРИКС происходит среди всех стран-участниц не против кого-то, не вопреки кому-то, а ради чего-то, ради высоких целей», — заявил он, добавив, что для стран БРИКС вполне естественно развивать двусторонние отношения с другими государствами, как это происходит сейчас между Бразилией и США.

Директор Центра ситуационного мониторинга и региональных исследований РАНХиГС Александр Савченко, подводя итоги председательству России в БРИКС, подчеркнул в беседе с корреспондентом «Вестника Кавказа», что каждый раз, когда руководство в организации на год переходит в российские руки, БРИКС совершает качественный скачок в своем развитии.

«Каждое председательство России в заседаниях этого клуба становится поворотным. Об этом говорилось и по итогам саммита в Екатеринбурге в 2009 году, когда Россия задала достаточно осмысленную политическую повестку. На этот раз председательство России способствовало тому, что мы сделали достаточно ощутимые шаги в насыщении и экономической повестки, в частности, по созданию совместного банка, и информационно-культурной – здесь уже речь о подписания различных соглашений в соответствующих сферах. Председательство России всегда придает новый импульс деятельности БРИКС», — заявил эксперт.

Политолог, руководитель общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев отметил, что сам выбор места для проведения обоих саммитов – столица Башкирии – имеет символическое значение. «Идут определенные процессы сопряжения, и саммит в Уфе – символ подхода России к созданию многополярного мира, эффективной работе новых интеграционных объединений и насыщению этих объединений реальными делами, что и показала, к примеру, практика организации резервного фонда БРИКС в $100 млрд», — сказал он.

«Что касается ШОС, то сама эта организация долгое время переживала кризис идентичности. Когда она называлась еще «Шанхайская пятерка», ее основной задачей было урегулирование пограничных вопросов между Китаем и республиками бывшего Советского Союза. Как только это было сделано, ШОС пыталась реализовать себя в рамках двух ипостасей: Китай акцентировал внимание на экономическом развитии этой организации, а Россия – на культурно-образовательных проектах в рамках университета ШОС и на военной безопасности, борьбе с так называемыми «четырьмя видами зла»: терроризм, сепаратизм, экстремизм и распространение наркотиков. Был период в развитии организации, когда она не демонстрировала ярких результатов и не выдавала сенсационных вещей», — напомнил эксперт.

Председательство России в ШОС изменило положение вещей. «Следствием станут результаты этого саммита: принятие Стратегии развития до 2025 года и включение новых членов – Пакистана и Индии, достаточно противоречивых, поскольку их конфликтный потенциал пока не растворился. Россия продемонстрировала то, что ее площадка вполне способна объединить в рамках одной организации страны, не всегда уживающиеся друг с другом на экономических и политических площадках. В этом смысле результативность ее председательства достаточно эффективная», — считает Эдуард Полетаев.

По его словам, Россия также поступила новаторски, совместив два столь значительных события. «Это не совсем привычный для мероприятия международного уровня формат, но пока он демонстрирует, что Россия мировую политическую повестку дня все-таки затащила на себя, хотя бы на эту неделю. Пусть там и нет лидеров Европейского союза и США, которые обычно дают политический мейнстрим по мировым СМИ, но в данный момент Россия показала, что она вполне способна проявить себя на информационном поприще и заявить о себе как о стране, которая способна влиять на политическую жизнь недели», — заключил политолог.

Источник: Вестник Кавказа

Үздік үштік: Еуразиялық одақ, ШЫҰ және БРИКС

«Еуразия әлемі» пікірсайыс клубының қатысушылары талқыға салған кезекті тақырып – «Еуразиялық экономикалық одақ – ШЫҰ – БРИКС: Мемлекетаралық қатынастардың жаңа сапасы».

Отырыстың шымылдығын түрген саясаттанушы Эдуард Полетаев өз сөзінде шілде айының басында Башқұртстан астанасы Уфа қаласында ШЫҰ және БРИКС саммиті өтетінін тілге тиек ете келе, Уфадағы шаралар Қазақстан үшін ерекше маңызға ие дегенді баса айтты. «Иә, Қазақстан БРИКС-ке мүше емес. Дегенмен, бұл ұйымға ерекше мән беруіміз керек. Неге десеңіздер, дәл осы ұйымға мүше мемлекеттерде Жер шары халқының 40 пайызы тұрады және экономикасы тұрақты. Сонымен бірге бұған біздің одақтасымыз Ресей федерациясы да мүше. БРИКС-ты құруға бастамашы болған да ресейліктер болатын», – деді Полетаев.

Қазақ-неміс университетінің жанындағы халықаралық және аймақтық әріптестік институтының директоры Болат Сұлтанов болса, АҚШ-ты нысанаға алды. Оның айтуынша, 2001 жылдың 11 қыркүйегінен кейін АҚШ терроризмге соғыс ашты. Осының салдарынан Ауғанстан, Ирак, Ливия, Сирия сияқты мұсылман елдері жапа шекті. «АҚШ-тың назарына алдымен Ислам елдері ілікті. Екінші кезектегі нысан, бұлар АҚШ-тың қос бәсекелесі – Ресей мен Қытай. Ендеше, Қытай мен Ресейдің ШЫҰ, БРИКС сияқты ұйымдарды құруға бастамашы болғаны кездейсоқтық емес», – деді ол. Ал «Алмагест» консалтингілік компаниясының директоры Айдархан Құсайынов іс жүзінде Еуразиялық одақ, ШЫҰ, БРИКС сияқты ұйымдардың мақсаты бөлек. Бұлардың ішінде тек Еуразиялық одақты ғана аймақтық ірі экономикалық ойыншы ретінде қарастыруға болатынын тілге тиек етті.

Бұл тұрғыда саясаттанушы Марат Шибұтов оның сөзімен келіскен жоқ. «ШЫҰ да ірі ойыншы. Оның әуелден құрылу мақсаты бұрынғы Кеңес республикалары мен Қытайдың арасындағы шекараны анықтау болатын, – деп кесіп айтты.

Ал алқалы жиынды түйіндеген саясаттанушы Андрей Чеботаревтың пікірінше, бүгінде Еуразиялық одақ ШЫҰ мен БРИКС-ты басып озды. Мұның себебі одақта жұмысты алға жылжытатын ұлтаралық құрылымдар құрылған, –деді ол.

Осы жан-жақты пікір мен ұстанымдарды салыстыра келе, аты дардай ұйымдардың саясат сахнасындағы орнын бағамдауға болады. Ал Еуразиялық одақтың белсенді түрде әрекетке көшкенін саясаттанушылар да жасырар емес.

Динара Мыңжасар

Источник: Түркістан

ЕВРАЗИЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ

9 июля в Уфе состоится встреча глав государств ЕАЭС, ШОС (в Шанхайскую организацию сотрудничества входят Казахстан, Россия, Китай, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан) и БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР). Диалог лидеров запланирован в рамках саммитов ШОС и БРИКС, которые Российская Федерация как председатель в 2015 году проводит на своей территории. Саму по себе встречу лидеров трех очень непохожих, имеющих разные цели и задачи организаций можно считать знаковым событием. Тем более что в ходе саммитов ШОС и БРИКС могут быть приняты важные региональные и глобальные инициативы. Об их последствиях, в том числе и для Казахстана, говорили участники очередного заседания экспертного клуба «Мир Евразии».

Одно из ожиданий связано с созданием Банка развития БРИКС, который должен стать альтернативой Всемирному банку. Его капитал может составить 100 млрд. долларов, пул валютных резервов запланирован в таком же объеме. Кроме того, страны БРИКС в перспективе намерены отказаться от международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей SWIFT – по данному вопросу будут проводиться консультации. Речь идет о постепенном отказе от доллара в рамках торгово-экономических отношений крупнейших стран мира.

«Все-таки однополярный мир рано или поздно обрушится, – говорит генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов. – Все это понимают, в том числе американские силы, и по большому счету идет обсуждение того, как это произойдет. В любом случае новая геополитическая, геоэкономическая ситуация будет, и дискуссия проходит только в формате «как». В этой связи БРИКС – это некий клуб, альтернатива G7, чтобы не по одному ходить, чтобы Россия выступала не одна за всех. Это возможность сесть за стол переговоров».

Казахстану стоит уделять БРИКС пристальное внимание, несмотря на то, что республика не входит в данное объединение. Недаром эти пять государств стали обозначать новым термином – «восходящие державы» вместо «стран третьего мира». В них проживает более 40% населения Земли, они обладают богатыми недрами (РФ и ЮАР), дешевыми интеллектуальными ресурсами (Индия), мощными производственными площадками (Китай) и развитым сельскохозяйственным производством (Бразилия).

С двумя членами БРИКС, своими соседями – Россией и Китаем, Казахстан сотрудничает и на двусторонней основе, и в рамках интеграционных объединений. Однако вполне можно укрепить дальнейшее взаимодействие с Индией, Бразилией и Южно-Африканской Республикой. Тем более что в некоторых сферах контакты уже есть.

«Возможно, будет усиливаться кооперация с Бразилией и Южной Африкой. У нас с ними небольшой товарооборот. Хотя, если мне не изменяет память, в прошлом году «Казахстан инжиниринг» подписал контракт о сборке южноафриканских БТР на нашей площадке. Ну а что касается Бразилии, то, кроме поставок замороженного мяса и самолетов «Эмбрайер», пока трудно что-то сказать. А вот Индия представляется очень интересным игроком, с которым стоит взаимодействовать, – говорит независимый аналитик Сергей Домнин. –Обычно, когда мы сопоставляем темпы и размеры, то делим российские показатели на 10 и получаем какую-то цифру. Если пользоваться таким подходом, у Казахстана кооперация с Индией выше (товарооборот в 1,43 млрд. долларов), чем у России (9,5 млрд.). Пока это в основном поставки углеводородов и очень небольшой импорт в РК обработанной продукции, в основном медикаментов. Но, надо сказать, что такая ситуация наблюдается у многих стран, торгующих с Индией. По данным ВТО, средняя импортная пошлина в Индии равна 48,6%, на сельхозпродукцию – 113,1%, на неаграрные продукты – 34,5%. Это один из самых высоких барьеров, а Индия – одна из самых жестких протекционистских стран. Для примера: в Казахстане средняя импортная пошлина – 9,5%, на аграрную продукцию – 13,4%, неаграрную – 8,8%».

Участники заседания – Сергей Домнин (справа) и Владислав Юрицын

Из-за жесткого протекционизма на рынке Индии слабо представлены производители других стран, поэтому конкуренция там небольшая. Между тем Индия проявляет интерес к ЕАЭС. В рамках прошедшего Санкт-Петербургского международного экономического форумаучредили совместную исследовательскую группу по созданию зоны свободной торговли (ЗСТ) с Индией.

«Режим ЗСТ предусматривает по большому ряду позиций обнуление либо снижение ставок,– продолжает С. Домнин. – Для казахстанских производителей с нашими мизерными по меркам развивающихся стран импортными тарифами это будет не столь чувствительно. Гораздо более комфортно себя почувствуют наши экспортеры, когда индийцы обнулят или снизят значения каких-то ставок пусть даже до 20%. В таком случае двухмиллиардный рынок Индии для нас представляет огромный интерес. Всего 2% такого рынка – это кусок, тождественный рынку Алматы. Например, мы могли бы поставлять туда зерно, продукцию животноводства».

Стоит также отметить, что Индия, наряду с Пакистаном, могут вступить в Шанхайскую организацию сотрудничества. И это один из заметных пунктов повестки саммита ШОС. Еще одна важная инициатива – принятие стратегии организации, рассчитанной до 2025 года.

— Если говорить о ШОС, то, безусловно, организация свое изначальное предназначение выполнила (демаркация и делимитация границ между постсоветскими государствами и КНР. – Ред.). Хотя с Таджикистаном пограничный вопрос был полностью решен только в 2011 году, – объяснил, почему так важно наполнить ШОС новым смыслом, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. – В настоящее время стоит вопрос о расширении состава членов организации за счет стран-наблюдателей в лице Индии, Пакистана, Монголии и Ирана. Правда, пока непонятно, примут их сюда или нет. Но самое главное, что Китай запустил свой проект «Экономический пояс Шелкового пути» (ЭПШП) и плюс к этому занят созданием Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Как известно, президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин в маедоговорились о сближении ЕАЭС и ЭПШП. Так что ШОС вполне может стать площадкой, в рамках которой будет обеспечено это сближение».

К слову, Китай уже давно ратует за то, чтобы ШОС, которая сегодня занимается вопросами обеспечения безопасности в Центральной Азии, сменила приоритеты. По словам Евгения Пастухова, эксперта Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК, Пекин уже на раннем этапе деятельности ШОС предлагал сделать экономику главным направлением. Причина тому – стремительный экономический рост и долговременные геостратегические интересы этой страны.

Евгений Пастухов

«В 2004 году на совещании глав правительств в Бишкеке премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао прямо заявил, что «самое важное для ШОС – это экономика». Тогда же был утвержден план мероприятий по реализации программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества, включающий более 100 конкретных проектов. Так стали проявляться разногласия между Москвой и Пекином относительно роли и места ШОС в регионе. В России явно опасаются, что экономическое доминирование Китая может вылиться в геополитическое влияние. Это особенно заметно на фоне того, что Пекин предпринимает усилия по укреплению «китайской составляющей» не только в ШОС, но и на глобальном экономическом уровне – китайскими кредитами активно пользуются в странах Латинской Америки, Африки, Европейского союза. КНР также считается одним из важнейших кредиторов американской экономики», – рассказал Е. Пастухов.

Для продвижения своей идеи Китай предложил создать Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, а в разгар экономического кризиса действовавший тогда председатель КНР Ху Цзиньтао говорил о создании Фонда развития ШОС, который мог бы помочь преодолеть кризисные явления в экономиках стран-членов. Кроме того, в 2011 году на юбилейном саммите ШОС в Астане Ху Цзиньтао сообщил, что его страна предоставила центральноазиатским государствам-участникам организации более 12 млрд. долларов льготных кредитов.

И все же об экономическом сотрудничестве в рамках ШОС будут говорить часто, как и о военно-политической составляющей. Именно такие предложения, скорее всего, будут включены в проект стратегии ШОС до 2025 года. Поддержат ли их центральноазиатские партнеры? Об этом мы узнаем в ходе июльских саммитов в Уфе. Тогда же, благодаря встрече лидеров ЕАЭС, ШОС и БРИКС, станут известны мотивы и возможности сближения трех объединений.

Эдуард ПОЛЕТАЕВ
 
Источник: Ритм Евразии

Опубликован аналитический доклад «Уфимский Саммит ШОС и БРИКС-2015 г. – на пути к гармонизации мировой системы»

Современный мир переживает сложный период трансформации международных отношений, а его дальнейшее развитие в однополярном формате проблематично. Конструктивная деятельность ШОС и БРИКС позволит в долгосрочной перспективе гармонизировать мир-систему. В год председательства России в этих организациях на уфимском саммите будет принят ряд важных для всего мира решений, анализ которых требует особого внимания экспертного сообщества. Настоящее издание включает в себя сокращенную версию аналитического доклада.

Уфа – один из самых динамично развивающихся мегаполисов Российской Федерации, расположенный на пересечении Запада и Востока, Европы и Азии. Еёполиэтничное обществовот уже на протяжении нескольких веков развивается на основе гармоничного взаимодействия и конструктивного диалога. Уфа – это место, где органично сплелись Ислам и Православие, тюркоязычные и славянские этносы. Именно этими факторами обусловлен выбор Уфы в качестве столицы саммитов ШОС и БРИКС в 2015 году, который ознаменовался председательством России в этих организациях.

Глобализация ставит цивилизации, такие как российская, китайская, индусская и другие перед экзистенциальным вызовом – стремлением сохранить свою социокультурную уникальность и обеспечить устойчивый экономический рост. В современных условиях это достижимо лишь путем взаимодействия акторов международного поля (мировая кооперация, интеграция, надгосударственные объединения, союзы, альянсы и т.д.).

Кризисы и перманентно возникающие очаги напряженности в различных точках земного шара свидетельствуют о необходимости пересмотра сложившейся системы международных отношений с доминированием стран Запада в мире. За пересмотр выступают многие страны, в том числе и объединившиеся в ШОС и БРИКС.

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) образована в 2001 году как структура, объединившая в себе интересы России, Китая и центральноазиатских государств. В БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) объединены страны, не имеющие географической общности. Скорее это конгломерат государств, неповторимых социокультурных укладов и даже цивилизаций, не заинтересованных в сохранении однополярного мира, выступающих за более демократичный и более справедливый миропорядок. На пятерку БРИКС приходится 25 % мирового ВВП, 18 % международной торговли, 45 % населения Земли и треть мировой суши. Возникший после распада биполярной системы международных отношений вакуум США и другие западные страны пытаются заполнить режимом ручного управления, предполагающим постоянную интервенцию в дела суверенных государств по всему миру. Нежизнеспособность такой конфигурации детерминирует формирование альтернативных центров силы.

ШОС и БРИКС – это полноценно функционирующие институты, ставшие частью общемирового ландшафта. В нынешних условиях их роль видится в качестве структур, способных предложить реальную альтернативу западным институциям, доминирование которых далеко не всегда благоприятно сказывается на современной мир-системе. Несмотря на то, что эти организации ни в коем случае не преследуют антизападный курс, их консолидирует стремление выстроить полицентричный справедливый и демократический мировой порядок, основными субъектами которого являются самобытные цивилизации и социокультурные уклады. Исходя из этого, следует, что для стран-участниц

ШОС и БРИКС категорически не приемлема практика насильственного смещения Западом неугодных ему режимов по всему миру и продавливание односторонних вариантов разрешения кризисных ситуаций. ШОСи БРИКС представляют собой успешные, системные попыткионтологизироватьполицентричностьмирового порядка (со всеми соответствующими, в том числе и финансовыми, экономическими, политическими и социокультурными атрибутами). Исходя из этого, следует ожидать, что на уфимском саммите будут приняты стратегические решения, которые поспособствуют успешной трансформации существующей мир-системы и позволят гармонизировать международные отношения. Россия наряду со своими партнерами будет, безусловно, настаивать на реформе МВФ, расширении ШОС, выработке ее стратегических векторов и придании организации дополнительного ускорения, что, скорее всего, найдет поддержку у ее партнеров.

Сегодня ШОС и БРИКС представляют собой структуры, способные оказывать трансформирующее влияние на существующие глобальные конфигурации. Дальнейшее развитие и диверсификация их стратегий действия, несомненно, будут способствовать институционализации глобального порядка, основанного на принципах взаимоуважения и диалога акторовполицентричного мира. В долгосрочной перспективе миссия этих организаций заключается не в альтернативной Западу стратегии действия, а в гармонизации мирового порядка, в котором не будет такого разрыва между развитыми и развивающимися странами. Излишнее сужение статуса ШОС и БРИКС до уровня антизападных/альтернативных Западу сужает горизонт понимания масштаба и значения организаций.

Деятельность ШОС и БРИКС только в краткосрочной перспективе выглядит как антизападная, в среднесрочной перспективе она может быть представлена уже как альтернативная западной, а в долгосрочной – направлена на формирование нового, гармоничного мироустройства. Возрастающее значение ШОС и БРИКС, открытая поддержка их миссии многими государствами мира свидетельствует, что организации находятся на верном пути гармонизации мирового целого. Институционализация многообразия в мировом пространстве откроет дополнительные возможности для его поливариантного развития, что позволяет надеяться на то, что в будущем мир станет более гармоничным и справедливым.

Евразийский центр «Самрау» – постоянно действующая организация, базирующаяся в Уфе (Республика Башкортостан, Российская Федерация). Приоритетными направлениями работы организации является исследование процессов евразийской интеграции, двух- и многостороннего сотрудничества евразийских государств. Организация заинтересована в сотрудничестве и реализации совместных исследовательских и других социокультурных проектов с другими общественными организациями, научно-исследовательскими центрами, вузами, органами власти и управления стран-участниц ШОС и БРИКС.

The global distribution of powers that emerged after the collapse of the bipolar systemencourages the United States and other countries of the West toincreasingly abuse military force and infringe on other nations’sovereignty while pursuing their global interests. Thenatureofneworganizationssuch as SCO and BRICS reflects the growing demandfor a more equitableglobal architecture.

SCO and BRICSare able to provide a viable alternative to the existing global order. Neverthelesstheseorganizationsdonotaimtoconduct an anti-western policy; their main purpose is shaping afairer and more democratic international political and economic system. Therefore any significant results obtained at the Summitsin Ufawill contribute to thetransformationof the international system towards a more harmonious and transparent world order. This is a summary of an analytical report.

Ufa – one of Russia’smost thriving cities is located at the crossroads of the East and the West where Europe and Asia come together. Ufa’s population is multiethnic and multicultural having evolved through the ages on the basis of cooperation and dialogue. Ufa is also a city where Islam and Orthodox Christianity, the Turkic and the Slavic ethnosesare historically intertwined. These factors made Ufa a naturalchoice tohost the BRICS/SCO Summitsin July 2015.

The globalization has putbefore the Russian, the Chinese, the Hindu and other civilizations an existential challenge – to preserve their unique cultures and at the same time ensure sustainable economic growth. The only solution to this problem can be found in terms of broader interaction between theglobal actors (i.e. international cooperation, integration, supranational associations, alliances, etc.). Mounting tensionsand permanently erupting crises in various partsof the worldstress the necessity to revise the existing international system dominated by the West. Many states including the SCO and BRICS members are among the advocates of such revision.

The Shanghai Cooperation Organization (SCO)was founded in June, 2001 as an entity representing the interests of Russia,Chinaand the Central Asian states. BRICS (Brazil, Russia, India, China and South Africa) brings together the nations that have no basis for a union in terms of geography. It is rather a conglomerate of states representing unique cultures (and often civilizations) that have no interest in the preservation of a unipolar world and advocate a more equitable and democratic world order.

The BRICS five accounts for 25%of the global output, its share in the global trade is18%, it also has 45% inthe total of the world’sthe population,and occupies a third of the planet’s dry land. The problem of the vacuum of power that emerged after the collapse of the bipolar international system is tackled by the United States and other countries of the West by exerting constant manualcontrol which means repeated intervention in the internal affairs of sovereign states. The apparent lack of prospects for this model prompts the emergence of alternative centres of power.

SCOandBRICShave become an integral part of the world’s political landscape. In the current conditions their natural role is to provide a viable alternative to western institutions whose domination often has a far from beneficial effect on world’s well-being. These organizations by no means intend to conduct an anti-western policy. Nevertheless they are united by a desire to form a multipolar world order based on the heritage of distinctive civilizations and the respect for the social and cultural differences in their modes of life. Hence the SCO and BRICS member-states can on no grounds accept the West’s policy of forceful deposition of unwanted regimes across the world and unilaterally imposing solutions to international crises.

Today SCOandBRICS have proved themselves as a successful bid to form a systemic pattern of a multipolar world order (with all its financial, economic, political and socio-cultural attributes). All this gives ample grounds to expect that the Summits in Ufa shall yield strategic decisions helping to transform the existing world order and harmonize the international relations. Russia alongside with its partners will continue to advocate the reform of the IMF. Such issues as the extension of SCO, determining its strategic vectors of developmentand giving the organization an additional impulse to evolve are also likely to find support among its partners.

SCOandBRICS are in position to influence and transform the current global situation. Further development and diversification of their strategies will help to establish a world order based on the principles of mutual respect where decisions are made through the dialogue of political actors in a multipolar world.

The long term mission of these organizations is not to oppose to the western pattern of development, but to eliminate the conflict potential and forma more predictable and open world where the gap between the developed and the developing countries shall be minimized. The definitionof SCO and BRICS asof entities opposing the West does not allow the right understandingof their significance.

The activities of the SCO and BRICS may produce the impression of being anti-western only if viewed in the immediate context. In a broader framework these organizations may be viewed as an alternative to the West. Whereas taken in the long-term perspective they are aimed at the formation of a new harmonious world order.The growing significance of the SCO and BRICS, open support of their mission by a number of other states of the world testifies of the right pass taken by these organizations towards the harmonization of the world in its totality. The institualization of the world’sversatile nature opens new possibilities for its development, which gives grounds to hope that in the future the world shall become more harmonious and fair.

Eurasian Centre “Samrau” is a non-governmental independent think tankbased in Ufa, Republic of Bashkortostan, Russia. The organization specializes in the field of broad Eurasian studies. Such issues as the processes of integration, bilateral and multilateral cooperation within the Eurasian space are among its priorities. Eurasian Centre “Samrau”is open for cooperation in joint researchprogrammes and other activities with universities, research centres, NGOs and national governments.

Автор: Михайличенко Дмитрий Георгиевич – координатор исследовательских проектов Евразийского центра «Самрау».

Ссылка для скачивания доклада:

https://vk.com/doc14369414_405724658?hash=cf65734ce4b875f522&dl=908667fb3a67c29fa5

Источник: Евразийский центр – «Самрау»

Үздік үштік: Еуразиялық одақ , ШЫҰ және БРИКС

«Еуразия әлемі» пікірсайыс клубының қатысушылары бұл жолы «Еуразиялық экономикалық одақ – ШЫҰ – БРИКС: Мемлекетаралық қатынастардың жаңа сапасы» атты тақырыпты талқыға салды.
Жиынның шымылдығын түрген саясаттанушы Эдуард Полетаев өз сөзінде шілде айының басында Башқұртстан астанасы Уфа қаласында ШЫҰ және БРИКС саммиті өтетінін тілге тиек етті.
Оның айтуынша, Уфадағы шаралар Қазақстан үшін ерекше маңызға ие.
– Иә, Қазақстан БРИКС-ке мүше емес. Дегенмен бұл ұйымға ерекше мән беруіміз керек. Неге десеңіздер, дәл осы ұйымға біріккен мемлекеттерде Жер шары халқының 40 пайызы тұрады және экономикасы тұрақты. Сонымен бірге бұған біздің одақтасымыз Ресей федерациясы мүше. БРИКС-ты құруға бастамашы болған да ресейліктер болатын, – деді ол өз сөзінде.
Қазақ-неміс университетінің жанындағы халықаралық және аймақтық әріптестік институтының директоры Болат Сұлтанов өз сөзінде АҚШ-ты нысанаға алды. Оның айтуынша, 2001 жылдың 11 қыркүйегінен кейін АҚШ терроризмге соғыс ашты. Осының кесірінен Ауғанстан, Ирак, Ливия, Сирия сияқты мұсылман елдері жапа шекті.
– АҚШ-тың назарына алдымен ислам елдері ілікті. Екінші кезектегі нысан, бұлар АҚШ-тың қос бәсекелесі – Ресей мен Қытай. Ендеше Қытай мен Ресейдің ШЫҰ, БРИКС сияқты ұйымдарды құруға бастамашы болғаны бекер емес, – деді ол.
Ал «Алмагест» консалтингілік компаниясының директоры Айдархан Құсайыновтың айтуынша, іс жүзінде Еуразиялық одақ, ШЫҰ, БРИКС сияқты ұйымдардың мақсаты бөлек. Бұлардың ішінде тек Еуразиялық одақты ғана аймақтық ірі экономикалық ойыншы ретінде қарастыруға болады.
Саясаттанушы Марат Шибұтов оның сөзімен келіскен жоқ.
– ШЫҰ-да ірі ойыншы. Оның әуел бастағы құрылу мақсаты бұрынғы Кеңес республикалары мен Қытайдың арасындағы шекараны анықтау болатын, – деді ол.
Ал жиынды түйіндеген саясаттанушы Андрей Чеботаревтың пікірінше әзіргі күні Еуразиялық одақ ШЫҰ мен БРИКС-ты басып озды.
– Мұның себебі одақ жұмысын алға жылжытатын ұлтаралық құрылымдар құрылған, – деді ол.

Источник: Nauka.kz

Андрей Хан: «Корпорации пожрут сами себя»

В столице Башкортостана, Уфе, в первой декаде июля пройдут саммиты Шанхайской организации сотрудничества и объединения пяти стран – Бразилии, России, Индии, Китая и Южно-Африканской республики. Там же будут присутствовать лидеры государств Евразийского экономического союза. Недавно в Алматы состоялось заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «ЕАЭС — ШОС — БРИКС: Новое качество межгосударственных отношений». Андрей Хан, главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований считает, что движение в сторону выхода на глобальный уровень создает для России некую сбалансированную модель по отношению к Западу в ограничении нарастающей его гегемонии.

Мы находимся только в начале пути и пытаемся прощупать перспективу на основе экстраполяции тех реалий, которые сейчас создают проблемы в развитии этих образований. Имеются перспективы, стратегии и планы на каждом из трех уровнях. Я это называю уровнями сотрудничества, потому что Россия, политически и идеологически объединив их в одну цепочку, стратегирует ЕАЭС как первый, субрегиональный, уровень, ШОС – это региональный уровень, а БРИКС – глобальный. И отдельно мы каждый уровень не рассматриваем, мы рассматриваем пирамиду в целом.
Движение в сторону расширения и выхода на глобальный уровень создает для России некую сбалансированную модель по отношению к Западу в ограничении нарастающей его гегемонии. И мы можем через 10 лет констатировать наши самые смелые опасения в отношении возросшего доминирования объединенного Запада, а можем с удовлетворением наблюдать, как заработал банк ШОС и особенно БРИКС по финансированию совместных проектов на внедолларовой основе, несмотря на конкурентные противоречия между странами-участниками. Как они будут развиваться, мы можем только гадать, критиковать и говорить, что страны – конкуренты друг другу. Но если при этом что-то делать, то, возможно, появятся российские и китайские военные базы в Бразилии и Южной Африке, а китайский флот достигнет паритета с американским на Тихом океане. Это уже будет хорошее достижение с точки зрения баланса.
Насколько это приблизит нас к глобальной войне или отодвинет ее начало – тоже трудно предсказать. Но в отсутствии баланса, она все равно более вероятна. Она даже может начаться, если только тенденция к формированию альтернативного полюса будет нарастать. Ведь сейчас всячески торпедируются попытки развития ЕАЭС (возьмем хотя бы санкции, не говоря о ситуации на Украине) – вероятно для Запада это неприятная вещь. Даже более неприятная, чем СССР (как форма), потому что субъектность каждого участника позволяет разделить ответственность за совместную политику. Но, на самом деле, все мы знаем, почему все-таки это происходит, почему кто-то кого-то куда-то выталкивает, почему кто-то стремится к гегемонии?
Кто-то сказал, что если начнется Третья мировая война, то в Четвертую будут воевать дубинками. Именно поэтому основной дискурс будущей войны связан с технологиями, позволяющими вывести за скобки применение ядерного оружия, которые позволят удушить противника экономически, инфраструктурно, идеологически, изнутри и т.д. На мой взгляд, это мало утешает, и проигравшая ядерная держава всегда может сделать заключительный аккорд. Тем более, что разрушающаяся ядерная страна становится легко доступной для коррупции и террористических организаций. Идет и набирает темпы процесс загадочной и неудержимой глобализации, ломая на пути барьеры национальных государств, перспективы и конечную цель которой понять достаточно сложно. Сложно потому, что если нарисовать некий апокалипсический сценарий, то мы увидим, что достижение конечных целей глобализации – это и есть конец истории. К чему стремится глобализация?
К привитию однообразных стандартов во всем мире. То есть все будут есть одно и то же, ездить на одном и том же, любить одно и то же, смотреть одно и то же. Учитывая, что подразумеваются универсальные западные ценности, то не исключено, что китайские мальчики будут ходить в обнимку с американскими в будущем, и будут выдаваться лицензии на двуполые браки. В принципе, рождаемость уже сейчас можно контролировать, а численность поддерживать за счет пробирочного оплодотворения или клонирования.
Все ведет к тому мироустройству, против которого выступают антиглобалисты. Понятно, что двигателем процесса к Великому единообразию выступают транснациональные корпорации, которые все больше и больше набирают свой вес и которые потихоньку, следуя антиутопическому сценарию, постепенно будут отменять национальные государства. Вот мы, например, собрались строить в Казахстане государство-корпорацию, по аналогии с Сингапуром. Но богом корпорации является прибыль, и без прибыли корпорация перестает существовать. А государство может существовать без прибыли, даже будучи очень бедным.
Так вот если глобализация будет отменять многие основополагающие моменты нашей будущей и существующей истории, то мы должны предположить, что должно быть какое-то сопротивление. Это сопротивление может носить объективный или субъективный характер, а может вынужденный или добровольный. То, что происходит, это диалектическая борьба противоположностей. В этом смысле мир более многообразен, чем упрощенная модель Восток – Запад. Государства развиваются, даже не благодаря амбициям своих лидеров, потому что история достаточно объективна, они вынуждены вести себя так, к чему их подвигает логика развития истории. Поэтому, я думаю, что будут попытки создания биполярного мира, которые могут увенчаться успехом, а могут и не увенчаться.
В любом случае, парадигма, в рамках которой мы сейчас развиваемся, обязательно рухнет. То есть гегемония США рухнет, корпорации пожрут сами себя. И потом, можете вы представить мир, который состоит из одного правительства с конституцией в виде ВТО? В этих условиях произойдет полная диффузия сознания и весь человеческий, психологический, социальный негативизм может проявиться в самом сердце Америки. Он может быть разрушительной силы даже на религии какого-нибудь нового технократического образца.
Существующий миропорядок и международное право действуют по инерции. Сейчас диллема такова: либо будет ООН-2 с совершенно иным Совбезом, либо сразу будет Мировое правительство.
Здесь мы должны ответить на вопрос: то, что происходит (ШОС, БРИКС, ЕАЭС) надо это делать или нет? В чем смысл нашей дискуссии? Мы должны говорить, что делать нужно все, что потребуется, исходя из национальных интересов. Вот в рамках Санкт-Петербургского форума очень много было дискуссий по поводу системы управления. Одни говорят, совсем будет плохо, другие – все будет хорошо, если мы институты построим. То есть у нас есть цели, задачи, желание, но нет никакой возможности выполнить ни одну программу, так как задумывалось и добиться целей, которые мы ставим. И мы долгие годы будем ломать голову, почему опять не вышло. В силу внутренней некомпетенции или внешней политической или экономической конъюнктуры. Одни говорят, что нужны демократические процедуры и конкуренция, другие говорят, нужна диктатура и строгий порядок. И те, и другие системы в разных условиях работают и работают эффективно. Вот в чем, я думаю, главная задача для наших аналитиков и экспертов. И я желаю им всем удачи в разрешении этой проблемы.

Источник: Информационно-аналитический центр

СИСТЕМНАЯ ПОПЫТКА

Как уравновесить геополитические весы и создать пирамиду сотрудничества? О шансах ЕАЭС, БРИКС и ШОС стать основой многополярного мира говорили участники очередного заседания экспертного клуба «Мир Евразии», прошедшего в Алматы.
В единую смысловую нить Евразийский экономический союз, Шанхайскую организацию сотрудничества и группу стран с быстроразвивающимися экономиками (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР) связали не просто так. В первой декаде июля в Уфе состоятся саммиты БРИКС и ШОС, в которых в этом году председательствует Российская Федерация. В рамках высоких форумов также пройдет встреча лидеров ЕАЭС, БРИКС и ШОС.
Как отметил политолог Эдуард Полетаев, на уфимских саммитах могут быть приняты достаточно серьезные инициативы. В частности, ШОС, в которую входит Казахстан, планирует принять стратегию развития до 2025 года. И этот шаг эксперты считают очень важным, поскольку организация, занимающаяся вопросами обеспечения безопасности в Центральной Азии, достигла определенного предела в своем развитии. Кроме того, речь идет о возможном приеме новых членов – Индии и Пакистана, что изменит конфигурацию ШОС. В перспективе, как отмечали участники заседания, к стану новобранцев может присоединиться Иран, а в последующем – Афганистан. Что же касается БРИКС, который интересен Казахстану хотя бы потому, что он объединяет более 40% населения планеты, то здесь намечаются существенные преобразования мировой финансовой системы. Так, может быть принято решение о создании Банка развития стран БРИКС (капитал 100 млрд долларов, аналогичную сумму может составить пул валютных резервов), который станет альтернативой Всемирному банку. Кроме того, намечены консультации по созданию аналога SWIFT (международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей).
— Если посмотреть основные приоритеты председательствования России в 2015 году в БРИКС и ШОС, то в них отчетливо сказано о необходимости усиления политического взаимодействия. О чем это говорит? О том, что попытка выстроить многополярный мир продвигается системно, в первую очередь, Российской Федерацией, но также и другими государствами, которые входят в БРИКС, – подчеркнул Эдуард Полетаев.
То, насколько несправедлив однополярный мир и как несовершенна существующая система, проиллюстрировал директор института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете, доктор исторических наук Булат Султанов:
— К 2050 году население планеты достигнет 9 млрд человек. При этом 1 млрд человек голодают в развивающихся странах, из них 100 млн – дети, 1 млрд в развитых странах страдают от лишнего веса. Когда мы говорим о современном мире, мы должны четко понимать, что существует мировой гегемон – это США, которые, как говорят западные политологи, сохраняют лидирующую роль в качестве глобальной империи. Возникает вопрос, сумеет ли США выполнить роль мирового полицейского и сохранить существующий строй, поскольку все больше государств считают, что Штаты не в состоянии гарантировать международный порядок и надо его переформатировать. А переформатирование мира всегда скатывается к переформатированию в военном аспекте. Это значит, что усиливается риск новой мировой войны.
Однако, по мнению эксперта, классических, масштабных войн, скорее всего, не будет. Будут локальные конфликты, как это происходит и сейчас. В подтверждение своих слов Булат Султанов процитировал бывшего командующего войсками НАТО в Европе: «Речь идет не столько об обеспечении демократизации, сколько об оказании помощи дружественным нам правителям для распространения или увеличения их власти. Этот подход, обеспечивающий доступ Пентагона в ту или иную страну, намного более действенен, чем осуществление более широкой ценностно-ориентированной программы», – говорил Уэсли Кларк.
Агрессивное вмешательство во внутренние дела многих стран, как отмечает Булат Султанов, привели к тому, что все больше людей в мире недовольны политикой Штатов и все больше стран поддерживают идею ШОС и БРИКС:
— Международный исследовательский центр Гэллапа в 2014 году опубликовал результаты опроса, проведенного в 65 странах мира. Было опрошено 66 тысяч граждан, в том числе, США и Великобритании. По результатам соцопроса, величайшую угрозу для мира представляют США – так ответили 24% респондентов. На втором месте с большим разрывом – Пакистан (8%). Китай – 6%, потом Афганистан, Иран, Израиль, Северная Корея. Сирия – 3%, Россия – 2%.
Доктор исторических наук уверен, что однополярный мир рухнет, но случится это нескоро, поскольку США будут сопротивляться до последнего. Так что переход к двух- или трехполярному миру может состояться через 30-40 лет. Некоторые участники заседания высказывали более оптимистичные прогнозы – например, 10 лет. В то же время представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов предрекает укрепление однополярного мира, причем, в самые короткие сроки. Он отметил, что только Европейский союз может разрушить гегемонию США, так как ЕС единственный в мире сопоставим с Америкой и по объемам экономики, и по численности населения. Но Евросоюз, по словам Шибутова, все больше попадает под влияние Вашингтона, в том числе и в военной сфере. Так, у европейских стран фактически нет своих вооруженных сил, есть НАТО, где опять-таки главенствуют США. И не имеет значения, что решения в НАТО принимаются на основе консенсуса, уверен эксперт:
— Когда у вас есть американские базы, а на территории Штатов ваших баз нет, то о каком консенсусе может идти речь? И мы видим Трансатлантическую зону свободной торговли, посредством которой США подминает под себя Евросоюз. И если все намеченные планы американцев осуществятся, то перед нами будет однополярный гегемон, которого не победить. У него будет 800 млн жителей, чудовищная экономика в 30 трлн долларов, подавляющее технологическое преимущество и подавляющее военное преимущество. Пройдет три-четыре года, начнет работать Трансатлантическая зона, и все мечты о многополярном мире так и останутся в 2015 году.
Перспектива не радостная. Однако стоит обратить внимание на ключевые слова: только Евросоюз сопоставим с США, только он может соперничать с гегемоном. А что если возникнет новый игрок, который будет достойным конкурентом правящему миром Западу? Может быть, сближение БРИКС, ШОС и ЕАЭС и есть попытка создания нового глобального игрока? Так, например, главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований Андрей Хан предположил, что наш северный сосед и партнер по ЕАЭС и ШОС пытается создать некую пирамиду сотрудничества, для чего и проводятся встречи на высшем уровне в Уфе.
— Россия, политически и идеологически объединив их в одну цепочку, стратегирует ЕАЭС как первый, субрегиональный, уровень, ШОС – региональный уровень, а БРИКС – глобальный. Движение в сторону расширения и выхода на глобальный уровень создает для России некую сбалансированную модель по отношению к Западу в ограничении его нарастающей гегемонии. И мы можем через 10 лет констатировать наши самые смелые опасения в отношении возросшего доминирования объединенного Запада, а можем с удовлетворением наблюдать, как заработали банки развития ШОС и БРИКС по финансированию совместных проектов на внедолларовой основе, – сказал он. – Как они будут развиваться, мы можем только гадать, критиковать и говорить, что страны – конкуренты друг другу. Но если при этом что-то делать, то, возможно, появятся российские и китайские военные базы в Бразилии и Южной Африке, а китайский флот достигнет паритета с американским в Тихом океане. Это уже будет хорошее достижение с точки зрения баланса.
Андрей Хан подчеркнул, что довольно трудно предсказать, может ли консолидированная борьба ряда государств за многополярный мир приблизить глобальную войну или отодвинуть ее начало, но в любом случае при отсутствии баланса война более вероятна:
— Она может начаться даже в том случае, если тенденция к формированию альтернативного полюса будет только нарастать. Ведь сейчас всячески торпедируются попытки развития ЕАЭС. Возьмем хотя бы санкции, не говоря о войне на Украине. Вероятно для Запада ЕАЭС – это весьма неприятное явление. Причем, куда более неприятное, чем СССР, потому что независимость каждого участника позволяет разделить ответственность за совместную политику.
При этом главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge, политолог Замир Каражанов добавил, что, говоря о мощи Запада, мы забываем, что и в США, и в Евросоюзе немало серьезных, системных проблем. Общеизвестно, что доллар – это практически не подкрепленная валюта, что у США огромный госдолг, а некоторые члены ЕС не способны платить по счетам, что вызывает толки о распаде союза. «Ни у кого в мире нет никаких гарантий на лидерство в ближайшие 10-15-20 лет», – убежден Каражанов. Он считает, что Казахстану нужно поддерживать деятельность БРИКС, поскольку только в многополярном мире такие страны как наша могут быть услышаны. И все же главный вопрос пока еще остается без ответа: а будет ли новый миропорядок более справедливым, чем существующий? В случае утвердительного ответа, многополярный мир, несмотря на противодействие, выиграет конкурентную борьбу у однополярного.

Аманжол Смагулов

Источник: Информационно-аналитический центр

Леся Каратаева: «Вопрос о трансформации системы глобального управления в любом случае будет решен»

В первой декаде июля 2015 года в городе Уфа (Республика Башкортостан) пройдет саммит организаций ШОС и БРИКС. На 9 июля намечена встреча лидеров стран-участниц данных объединений с главами государств ЕАЭС. Главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК, доктор исторических наук Леся Каратаева считает, что наиболее удобным термином, способным отобразить возможный формат будущих взаимоотношений ЕАЭС, ШОС и БРИКС, будет «сопряженность». Об этом она сказала в ходе своего выступления на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «ЕАЭС — ШОС — БРИКС: Новое качество межгосударственных отношений», которое состоялось в Алматы.

Это очень хороший термин, потому что он в принципе отображает предел взаимоотношений таких разноуровневых организаций. Очевидно, что существует ряд факторов способствующих сопряжению организаций. Факторы имеют как объективный, так и субъективный характер.
К объективным можно отнести факторы экономико-демографического порядка. В частности положительная динамика мирового ВВП обеспечивается сегодня развивающимися и переходными экономиками, на них же приходится почти половина мирового товарооборота, налицо демографическое преобладание. При этом пространство стран, входящих в ЕАЭС, ШОС и БРИКС уступает сегодня G7 по объему ВВП, но не уступает по динамике роста товарных и инвестиционных потоков. К субъективным факторам может быть отнесено стремление стран, входящих в ЕАЭС, ШОС и БРИКС к реформированию системы глобального управления с учетом интересов развивающихся экономик, наличие у ряда государств политической воли к продвижению это идеи. Кроме того, есть факторы локального значения. Это касается, в первую очередь, сближения интересов ШОС и ЕАЭС. Например, необходимость каким-то образом сочетать два проекта – ЕАЭС и «Великий шелковый путь».
На уровне межгосударственных объединений, а также на уровне их двустороннего взаимодействия, например ЕАЭС и ШОС есть свои конкретные задачи, которые необходимо решать. И все эти задачи имеют экономическую природу и, в ряде случаев, это в первую очередь касается ЕАЭС, эти задачи прописаны в уставных и договорных документах. Даже в формате сближения ЕАЭС и БРИКС можно выделить экономическую составляющую, хотя в принципе, полагаю, что больших экономических задач это сопряжение не решит, но это – заявка на потенциал.
И вот здесь возникает интересный вопрос: если посмотреть официальный дискурс, то в качестве приоритетного направления везде обозначается экономика. Даже ШОС, которая изначально формировалась для решения ряда вопросов пограничной безопасности, со временем сделала ставку на развитие экономического взаимодействия государств. А в неофициальном дискурсе экономики мало. Чаще обсуждается вопрос: сможем ли мы, объединившись «стать костью в горле» Запада. То есть задача этого сопряжения – помешать, в первую очередь, США и, Западу в целом, осуществлять свою мировую гегемонию.
Полагаю надо четко определиться для чего необходимо сопряжение организаций. Для того чтобы построить действенную архитектуру с мощным экономическим базисом, который позволит странам заявить о себе как о серьезном игроке, или есть надстроечная задача – помешать тем странам, которые сейчас занимают лидирующее место?
Вопрос о трансформации системы глобального управления в любом случае будет решен. Он может стать определенным бонусом процесса сближения ЕАЭС, ШОС и БРИКС, сближения, которое направлено на то, чтобы нам самим стало жить лучше. А может стать целью такого сближения, тогда велика вероятность того, что стадия «нам самим стало жить лучше» будет упущена.
Перед ЕАЭС, ШОС и БРИКС сегодня стоит множество вполне конкретных проблем и задач, на решении которых и надо в первую очередь сконцентрировать внимание. Надо большее внимание уделять деталям, а не кидаться в дискурс «Мы сейчас всех победим и переустроим мир».

Источник: Информационно-аналитический центр

Мемлекетаралық байланыстар: жаңа сапа, жаңа міндет

«Еуразия әлемі» пікірсайыс клубының қатысушылары бұл жолы «Еуразиялық экономикалық одақ – ШЫҰ – БРИКС: Мемлекетаралық қатынастардың жаңа сапасы» атты тақырыпты талқыға салды.

Poletaev

Жиынның шымылдығын түрген саясаттанушы Эдуард Полетаев өз сөзінде шілде айының басында Башқұртстан астанасы Уфа қаласында ШЫҰ және БРИКС саммиті өтетінін тілге тиек етті.
Оның айтуынша, Уфадағы шаралар Қазақстан үшін ерекше маңызға ие.

– Иә, Қазақстан БРИКС-ке мүше емес. Дегенмен бұл ұйымға ерекше мән беруіміз керек. Неге десеңіздер, дәл осы ұйымға біріккен мемлекеттерде Жер шары халқының 40 пайызы тұрады және экономикасы тұрақты. Сонымен бірге бұған біздің одақтасымыз Ресей федерациясы мүше. БРИКС-ты құруға бастамашы болған да ресейліктер болатын, – деді ол өз сөзінде.

09-5_c416922d

Қазақ-неміс университетінің жанындағы халықаралық және аймақтық әріптестік институтының директоры Болат Сұлтанов өз сөзінде АҚШ-ты нысанаға алды. Оның айтуынша, 2001 жылдың 11 қыркүйегінен кейін АҚШ терроризмге соғыс ашты. Осының кесірінен Ауғанстан, Ирак, Ливия, Сирия сияқты мұсылман елдері жапа шекті.

– АҚШ-тың назарына алдымен ислам елдері ілікті. Екінші кезектегі нысан, бұлар АҚШ-тың қос бәсекелесі – Ресей мен Қытай. Ендеше Қытай мен Ресейдің ШЫҰ, БРИКС сияқты ұйымдарды құруға бастамашы болғаны бекер емес, – деді ол.

Ал «Алмагест» консалтингілік компаниясының директоры Айдархан Құсайыновтың айтуынша, іс жүзінде Еуразиялық одақ, ШЫҰ, БРИКС сияқты ұйымдардың мақсаты бөлек. Бұлардың ішінде тек Еуразиялық одақты ғана аймақтық ірі экономикалық ойыншы ретінде қарастыруға болады.

03-2_84a36116

Саясаттанушы Марат Шибұтов оның сөзімен келіскен жоқ.
– ШЫҰ-да ірі ойыншы. Оның әуел бастағы құрылу мақсаты бұрынғы Кеңес республикалары мен Қытайдың арасындағы шекараны анықтау болатын, – деді ол.
Ал жиынды түйіндеген саясаттанушы Андрей Чеботаревтың пікірінше әзіргі күні Еуразиялық одақ ШЫҰ мен БРИКС-ты басып озды.
– Мұның себебі одақ жұмысын алға жылжытатын ұлтаралық құрылымдар құрылған, –деді ол.

 

Источник: DalaNews

Андрей Чеботарёв: «Следует вводить определенные «правила игры»

Известный казахстанский политолог, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарёв уверен в том, что сейчас важно выстраивать ЕАЭС как устойчивое объединение, а ШОС может выступать площадкой для диалога. Об этом он заявил в ходе своего выступления на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «ЕАЭС — ШОС — БРИКС: Новое качество межгосударственных отношений», который состоялся 19 июня в Алматы.
В первой декаде июля в Уфе (Республика Башкортостан) состоятся саммиты БРИКС и ШОС, в которых в этом году председательствует Российская Федерация. В рамках высоких форумов также пройдет встреча лидеров ЕАЭС, БРИКС и ШОС. По мнению г-на Чеботарёва, все три объединения едины в одном – участием во всех них России. Причем у России есть свои национальные стратегические интересы, и есть определенные интересы в каждом из этих объединений.
— В ЕАЭС Россия откровенно доминирует. В ШОС она вынуждена принимать Китай как своего рода «спарринг-партнера» при наличии других, уступающих им по своему потенциалу участников. А уже в БРИКС Россия уже находится на равных со всеми. При этом ЕАЭС во многом продвигается за счет того, что здесь созданы и действуют наднациональные структуры. ШОС предпочитает оставаться в формате с межгосударственными органами в виде секретариата и РАТС. БРИКС же является пока неформальным клубом типа, к примеру, G7.
Что же касается того, может ли кто-то парализовать деятельность ЕАЭС извне, то, на мой взгляд, это быстрее смогут сделать сами страны-участницы, сохраняя всевозможные ограничения во взаимной торговле, создавая разногласия по разным вопросам и т.д. Поэтому сейчас важно выстраивать ЕАЭС как устойчивое объединение. А для этого следует вводить определенные «правила игры» и жестко всем участникам их соблюдать.
Если говорить о ШОС, то, безусловно, организация свое изначальное предназначение выполнила. Хотя с Таджикистаном, в частности, пограничный вопрос был полностью решен только в 2011 году. В настоящее время стоит серьезно вопрос о расширении состава членов организации за счет стран-наблюдателей в лице Индии, Пакистана, Монголии и Ирана. Правда, пока непонятно, примут их сюда или нет. Самое главное, что Китай запустил свой проект «Экономический пояс Шелкового пути» и плюс к этому был занят созданием Азиатского банка инфраструктурных инвестиций.
Сейчас ситуация немного выправляется, благодаря России. В мае, как известно, президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин договорились в Москве о сближении ЕАЭС и ЭПШП. Так что ШОС вполне может стать площадкой, в рамках которой будет обеспечено это сближение. Если, конечно, две рассматриваемые страны об этом договорятся. В любом случае, Китай серьезно настроен вести свою игру. Для ШОС в этих условиях важно не выпасть из отмеченного выше процесса, то есть, не остаться между двумя интеграционными проектами – ЕАЭС и ЭПШП.
ШОС может также выступать площадкой для диалога между Россией и ее партнерами по ЕАЭС, с одной стороны, и с Узбекистаном, имеющим серьезный вес и потенциал в Центральной Азии, с другой. Если не получилось наладить отношения с Украиной со стороны европейской части евразийского интеграционного проекта, то следует сделать это на центральноазиатском направлении с Узбекистаном. Ведь если в обозримом будущем вслед за Кыргызстаном в ЕАЭС пойдет Таджикистан, то  Узбекистан вряд ли захочет оставаться в изоляции. Поэтому ему можно предложить, к примеру, заключить соглашение о зоне свободной торговли с ЕАЭС.
Что касается БРИКС, то ее возможности и перспективы пока туманны. БРИКС не то чтобы альтернативой, но и полноценным оппонентом G7 пока нельзя назвать. Несколько стран, расположенных на разных континентах и имеющих разные региональные интересы. Основным преимуществом этой группы является только глобальный характер целей. Но какие-либо серьезные сдвиги могут произойти, если ответствующие страны придут к созданию своего межгосударственного органа, — подытожил политолог.

Аманжол Смагулов, ОФ «Мир Евразии»

 

Источник: Центр актуальных исследований “Альтернатива”