Monthly Archives: Февраль 2014

По мнению эксперта, Казахстан сможет выстроить позитивные отношения и с новыми властями Украины

Как известно, на этой неделе прозвучала первая официальная реакция Казахстана на события, происходящие в Украине.
Маулен АШИМБАЕВ, глава Комитета по международным делам, обороне и безопасности мажилиса, заявил, что Казахстан будет продолжать отношения с Украиной и при новом политическом режиме. По его словам, цитируемым в СМИ, “у нас большое количество соглашений с Украиной — экономические, общественно-гуманитарные, по культурным вопросам. Я думаю, что сегодня, конечно, вопрос о том, что Украина какие-то обязательства не выполнила, не стоит. Я думаю, что в принципе на данный момент все наши соглашения с Украиной выполняются с обеих сторон”. Претензий по поводу выполнений соглашений сегодня нет, заметил г-н Ашимбаев.
С одной стороны, заявления г-на Ашимбаева можно расценивать только в плоскости позиции представительной ветви власти. Но, с другой (учитывая, как предыдущую карьеру депутата, так и известную казахстанскую традицию, согласно которой внешняя политика Казахстана является президентской политикой и, стало быть, любые комментарии в этом спектре могут быть лишь ретрансляцией позиции “Акорды”), эти слова нельзя рассматривать иначе, как официальную точку зрения.
Пытаясь получить комментарий к этой ситуации, мы обратились к ряду казахстанских политологов. Большинство из них в комментарии отказали. Тем не менее, оценку ситуации мы получить смогли.
Известный политолог и публицист, Эдуард Полетаев, комментируя ситуацию, обратил внимание на следующее: прецеденты, когда казахстанская официальная позиция была иной, чем можно было бы предполагать, исходя из позиции Кремля, уже бывали.
— Казахстан уже показывал чудеса дипломатии в похожих случаях. Например, Казахстан после войны 2008 года сохранил и хорошие отношения с Грузией, и статус стратегического партнера с Россией. И инвесторы казахстанские из Грузии не ушли, — отметил г-н Полетаев.
По его мнению, в принципе, это является констатацией того, что каких-то серьезных противоречий у Казахстана в данном случае, с Украиной, нет. Не секрет, что внешняя политика Казахстана “сбалансирована достаточно для того, чтобы находить общий язык и выполнять договоренности с теми странами, где произошла смена власти”. Вся история казахстанско-украинских взаимоотношений, отметил г-н Полетаев, об этом говорит — был найден общий язык и с лидерами “оранжевой революции”, и с тем же Януковичем.
— Отношения наших стран таковы, что между ними нет болевых точек — даже цвета на флаге одинаковые. Нет проблемы типа крымской, ничего подобного. Между народами отношения вполне комплиментарны, — заметил г-н Полетаев.
На самом деле Украина начала отходить от России достаточно давно, гораздо раньше, чем ее возглавил Янукович, продолжил он. Большое количество различных фондов способствовали тому, чтобы в стране появился большой разброс мнений. И сегодня украинцы в политическом плане считают себя наиболее передовыми на постсоветском пространстве. “Но не понимают, что политическую динамику надо поддерживать и адекватными экономическими реформами”, считает г-н Полетаев.
В любом случае, полагает эксперт, Астана заинтересована в установлении дееспособной власти в Украине. Она внимательно следит за ситуацией и, безусловно, форма взаимодействия будет найдена. Тем более, что в этом году отмечается 200 лет со дня рождения Тараса Шевченко. “Украина в казахстанском информационном поле будет присутствовать и в связи с культурными событиями”.
Не усиливает ли ситуация в Украине, которую большинство наблюдателей склонны рассматривать как большое геополитическое поражение российской правящей элиты, позиции Казахстана в процессах “евразийской интеграции”? На это г-н Полетаев заметил:
— Да, в какой-то степени усиливает — как одного из немногих соседей и друзей России. И в этом плане Казахстан будет восприниматься в Москве как партнер, на которого можно положиться.

Ярослав РАЗУМОВ

Источник: ПАНОРАМА

Эдуард Полетаев: «Вызовы и риски в центральноазитском регионе в 2014 году»

Предлагаем вниманию читателей статью, написанную специально для IPP, Эдуаром Полетаевым, казахстанским политологом, руководителем ОФ «Мир Евразии».

Есть такой термин в политическом новоязе – «лимитрофы». Так называли государства, вновь появившиеся после Октябрьской революции и Второй Мировой войны на карте Европы, а вслед за развалом Советского Союза – его бывшие республики. К ним относят и пять республик Центральной Азии — весьма гостеприимного региона нашей планеты. «Сто у тебя друзей — мало друзей у тебя, враг у тебя один — много врагов у тебя», — не случайно гласит старая таджикская пословица. Однако этот регион уже более 20 лет страдает от апокалипсических прогнозов.
Причины тому, на первый взгляд, просты – новые независимые государства относительно молоды; Европа и Америка — основные центры по формированию мирового общественного мнения, далеко; специалистов по региону мало. В страшилках относительно будущего Центральной Азии много своих и цитированных геополитических словесных упражнений. В «затерянном» регионе видятся разные смыслы, свидетельствующие о якобы неизбежности разного рода потрясений. Часто слышны рассуждения о том, как мировые центры силы борются за влияние в Центральной Азии, в результате чего перекрещиваются интересы США, Европейского Союз, Китая и России, а это ни к чему хорошему не приведет. Правда, ни один президент США так и не побывал с визитом в Центральной Азии, что свидетельствует о реальной значимости региона для этой страны. При этом Джордж Буш посетил в 2005 году Монголию, которая отметилась разве что своим скромным вкладом в военные операции в Афганистане и Ираке, возглавляемые США, а также наличием солдат-миротворцев в Африке.
Но стыдно быть невеликими, поэтому государства Центральной Азии стремятся выпятить себя. Ведь их выживание на мировом политэкономическом рынке зависит не только от правильно настроенной многовекторности отношений с сильными мира сего, но и от собственных громких претензий. У кого больше денег, тот проводит помпезные международные мероприятия, у кого меньше – величаво выказывает претензии на статус «ключа» или «ворот» Центральной Азии, а у кого их совсем мало – интригует и ждет возможности недорого предложить свои услуги. При этом все хотят зарубежных инвестиций, но мало в каких сферах удается создать привлекательный образ прибыльного бизнес-инкубатора, разве что транзитный потенциал какой-никакой имеется.
Угрозы и вызовы для стран Центральной Азии эксперты обычно разделяют на внутренние, региональные и внешние. Они, как правило, известны, и не меняются уже множество лет. Рассуждая же о вызовах и рисках нынешнего года, стоит заметить, что количество конфликтов, а также их интенсивность на пространстве Евразии растет. Идет война в Сирии. Кто только не обеспокоен проблемой Афганистана! Мол, каков кошмар будет, когда в 2014 году из него выведут американские войска. Рост амбиций и потребностей жителей относительно небедной Украины привел к тому, что недовольные люди оказались способны быстро организоваться и при соответствующей поддержке участвовать в массовых кровавых акциях протеста. Так что волна нестабильности приближается к Центральной Азии, которой уже множество лет предвещают возникновение самых разных конфликтов, от полноценных боевых действий, причиной которых могут стать пограничные споры, до войны из-за доступа к водным ресурсам, либо из-за конкуренции в области энергопоставок.
В общем дестабилизационном котле также варятся неизбежно стареющие авторитарные режимы, религиозные террористы и экстремисты, безработица и бедность, нелегальная миграция и наркотрафик, – ничего нового, все те же риски. Но они неумолимо напоминаются. И риски эти, хотя и отодвигаются порой во временном пространстве, но не решаются. О них говорят уже долгие годы, а раз говорят, то и думают. Причем думают о них также и те, кто имеет отношение к принятию политических решений, а мысли материальны. Температуры еще нет, но хронический насморк давно присутствует. Бросить в жар может довольно быстро.
* * *
В 2014 году и далее успех и авторитет пяти постсоветских стран Центральной Азии зависит не от демонстрации апломба и бросания камней в соседний огород, а от того, готовы ли лидеры государств предложить эффективные, конкурентоспособные варианты решения региональных проблем. Принципы доброжелательности и прагматизма подойдут как нельзя кстати. При этом существенное влияние на ситуацию будут оказывать события в Афганистане, наверняка незаурядные, таящие в себе как новые возможности, так и новые опасности. Они начнутся с президентских выборов в апреле (второй тур возможен в июне) и продолжатся ожидаемым выходом из страны войск Международных сил содействия безопасности, хотя временные рамки военного присутствия американцев все еще расплывчаты. Проблема также в том, что итоги миротворческой операции по-прежнему не определены. Даже попытка союзников договориться с талибами некоторое время назад уже о многом говорит, ведь вначале их никто не воспринимал как участников переговоров.
Все это приводит к тому, что некоторые политические силы пытаются возвратить свое реноме, переиграть ситуацию в свою пользу. И это будет негативно влиять на наш регион, особенно в части наркотрафика. Нужно готовиться к развязке афганской эпопеи, поэтому система военной безопасности остается одной из важнейших составляющих комплекса средств, обеспечивающих защиту интересов стран региона, следовательно, вопросы военного сотрудничества нынче особенно актуальны. Ведь и ранее к сближению друг с другом страны региона подталкивали конъюнктурные и прагматичные стремления решить конкретные проблемы (водохозяйственные, энергетические, транспортные и т.д.). Решить их удалось лишь отчасти – несовпадений в позициях по важным вопросам много. Тормозят процессы разноскоростное реформирование экономик, амбиции некоторых стран, стремление навязать свои взгляды другим.
При этом Центральная Азия находится во власти инерции политического мышления. Внутри- и внешнеполитические курсы стран полны стереотипов, политический класс не желает и не может сменить систему взглядов и оценок происходящих событий, изменить направленность и характер политических действий, отказаться от привычного механизма принятия политических решений. Как следствие, страны уязвимы перед технологиями манипуляции.
Кстати, в конце прошлого года на Всемирном экономическом форуме в Давосе информационные атаки упоминались, как один из наиболее вероятных рисков 2014 года для постсоветского пространства. И это мы уже наблюдаем, в частности, во время освещения вооруженного конфликта в Украине, а также событий в Казахстане, где после анонимных СМС-рассылок была вызвана паника у вкладчиков трех банков.
Так называемая афганская «проблема-2014» ставит острые задачи перед ОДКБ, куда входят три из пяти стран региона. По сути, речь идет о дальнейшей милитаризации с целью создания единых военных сил на случай «часа X». Кроме того, государства-члены ОДКБ взяли на себя обязательство оказать помощь в создании инфраструктуры охраны таджикско-афганской границы — это строительство застав и контрольно-пропускных пунктов, создание технических заграждений.
Сейчас с учетом меняющихся военно-политических реалий и появления новых угроз и вызовов безопасности ОДКБ уже развивается как многопрофильная и многофункциональная международная структура, и в этой связи на нее нагружают «зависающие» задачи помощи Афганистану, которые ОДКБ могла бы и не выполнять. Речь идет, например, о программах переподготовки афганской полиции, сохранения «северного транспортного маршрута» для поддержания и снабжения различных миссий и так далее.
Многофункциональность ОДКБ подразумевает и формирование региональных коалиций с другими международными структурами (ШОС или НАТО) в рамках зоны своей ответственности. Однако механизмы принятия совместных решений в рамках этих коалиций плохо просматриваются, тем более что некоторые решения не раз бывали торпедированы в рамках самой ОДКБ. Сами страны-участницы Организации, между которыми мало синхронности, обозначают свою позицию по перспективам вывода войск США из Афганистана весьма расплывчато и очевидно, что данное событие станет очередным испытанием для военно-политического блока.
Массовый вывод войск подразумевает наличие транзитных баз. Один Пакистан с этим не справится, и участники ОДКБ могут принять самостоятельные решения по перевалочным базам США. Или их примет Узбекистан, вышедший из этой Организации. С этой точки зрения вывод военных из Афганистана способен не ослабить, а усилить позиции США, то есть в регионе могут появиться новые военные базы под видом центров транзитных перевозок. А создание таких баз имеет взрывоопасные последствия, поскольку накалит противоречия между центрами силы и усилит риски, связанные с терроризмом.
С другой стороны, рассуждая о рисках, нельзя забывать и о новых возможностях. Сокращение военного контингента являет собой новый этап развития Афганистана, который может стать очередной точкой восстановления страны. Во всяком случае, в этой стране исчезает один из главных раздражителей в лице иностранных военных. Возрастающую угрозу терроризма и религиозного экстремизма эксперты часто выделяют в качестве отдельного вызова безопасности Центральной Азии, и 2014 год должен стать проверкой на прочность отношений между странами и способности совместной координации действий. Однако, явных признаков таких способностей нет, судя хотя бы по разыгравшемуся в начале года локальному пограничному кыргызско-таджикскому конфликту в анклаве Ворух.
Между тем, говоря о том, в каких регионах опасность активизации экстремистов наиболее высока, стоит отметить, что обычно указывают на афгано-таджикскую и афгано-туркменскую границы, как наименее укрепленные. Однако, террористы не пользуются выкладками политологов и совершают преступления там, где их не ожидают, как это случилось в конце прошлого года в российском Волгограде. Например, более десяти лет назад эксперты часто говорили о Южном Казахстане, как о регионе, наиболее подверженном таким угрозам. За это время там случился один серьезный теракт, совершенный одиночкой. В Западном же Казахстане террористическая активность была значимей, хотя этот регион ранее экспертами бывало, что и не рассматривался.
* * *
Поэтому логичней рассмотреть уязвимые места стран региона, ведь именно в них и кроются основы взрывоопасных будущих и вялотекущих сегодняшних проблем. Начнем с Афганистана, где основным источником валюты для страны служит торговля героином, прибыль от продажи которого составляет свыше половины доходов жителей. Афганистан — бедная страна, зависимая от иностранной помощи. Слабыми сторонами ее экономики являются также высокая доля нелегального экспорта, неразвитость экспортной инфраструктуры, безработица среди населения. Главным бичом государственного аппарата страны стала коррупция.
По ряду причин нынешний режим Афганистана является врагом для ряда религиозных экстремистских организаций, в особенности для движения «Талибан», которое, в результате ввода иностранных войск потеряло власть в стране. В этом сценарии весьма легко просматривается Афганистан ближайшего будущего. Никто не питает иллюзий, что после вывода войск НАТО афганское правительство удержит власть без западных штыков. Пока местные вооруженные формирования не способны к полноценному исполнению своих функций без непосредственной помощи зарубежных партнеров. Угроза превращения Афганистана в очаг дестабилизации всего региона рассматривается как более чем реальная вследствие активизации «Талибана», чьи действия продолжают вызывать одобрение у части населения страны (по разным данным, от 15 до 30 процентов). После вывода войск иностранные компании могут столкнуться с неспособностью Кабула обеспечить безопасность функционирования принадлежащих ему активов и коммуникаций. Следовательно, иностранным инвесторам необходимо обеспечить безопасность собственных инвестиций, поэтому возможен новый виток эскалации конфликта.
Этнический фактор всегда играл огромную роль в общественно-политической жизни Афганистана, и можно предположить, что после вывода войск межэтнические проблемы и конфликты получат новый виток развития, возможно, даже более интенсивный.
Основными проблемами соседствующих с Афганистаном государств после вывода войск международной коалиции станут борьба с незаконным оборотом наркотиков, международным терроризмом, незаконным пресечением государственных границ, вооруженными конфликтами на границе. Ожидаются также огромные потоки беженцев и увеличение количества незаконных мигрантов.
Негативные последствия выхода иностранных войск из Афганистана являются одной из серьезных проблем для Таджикистана. Помимо традиционных проблем политики и экономики, убытие за рубеж огромного числа мужчин на заработки оказывает существенное влияние на социальное самочувствие таджикского общества. Трудовая миграция уже привела к тому, что Таджикистан занимает первое место в мире по количеству брошенных мужьями жен. Существенное негативное влияние на экономику Таджикистана оказывают конфликтные отношения с соседним Узбекистаном, поскольку гидроэнергетический режим работы таджикских ГЭС представляет определенную проблему для соседней страны. Высока доля вероятности возникновения очередных приграничных конфликтов.
Возможно разжигание религиозной розни между мусульманами-суннитами и исмаилитами на базе провокаций, муссирования исторической памяти войны 1992-1997 гг., инспирированных внутри страны или из-за ее пределов. Слабость южных рубежей страны и транспортная труднодоступность в горных местностях может способствовать проникновению заинтересованных сил с целью организации вооруженного конфликта путем постепенного внедрения на территорию замаскированных экстремистов. Транспортная обособленность некоторых регионов способна вызывать желание у экстремистов перекрыть стратегические дороги или заблокировать проезд через тоннели.
В свою очередь охрана сложной в географическом отношении границы Туркменистана с Афганистаном представляет значительные трудности, некоторые участки границы практически неприкрыты. Относительная «прозрачность» границ облегчает возможность заинтересованным силам организацию вооруженного конфликта на границе или внутри страны. Через страну также проходит один из каналов наркотрафика из Афганистана в Россию и Европу.
По ряду причин, в том числе и социально-исторических, нынешняя светская власть Узбекистана является врагом для ряда религиозных экстремистских организаций, таких как «Исламское движение (Туркестана) Узбекистана», «Хизб ут-Тахрир» или «Акрамия». Ферганская долина является регионом, представляющим наибольшую потенциальную опасность в этом плане.
Теракты в Ташкенте и Андижанские события 1999-2005 годов свидетельствуют о серьезности намерений запрещенных организаций и нетрадиционных исламских сект. Из-за высокого контроля над деятельностью местных СМИ и блокировки зарубежных независимых интернет-сайтов, освещающих ситуацию в Узбекистане, большую роль играют слухи и другие нетрадиционные источники информации, что способствует появлению фальшивых новостей, информационной панике, формированию негативного имиджа власти.
Сложные отношения с некоторыми соседями (например, с Таджикистаном) приводят к появлению «шпионских сетей», их разоблачениям и арестам ряда лиц, обвиняемых в шпионаже. Высока доля вероятности организации перестрелок или провокаций в отношении пограничников и местных жителей, уничтожения пограничных сооружений.
Одной из важнейших проблем для Кыргызстана являются сотни километров не демаркированных границ с Узбекистаном и Таджикистаном, в результате чего, к сожалению, нередки вооруженные конфликты. Наибольшее внимание правительство уделяет границе с Таджикистаном, как направлению вторжения боевиков и Узбекистаном, в силу определенных проблем в отношениях. После того, как граница перестала быть формальной, это стало приводить к постоянным конфликтам. В трех анклавах на территории Кыргызстана (двух узбекских и одном таджикском) эти проблемы проявляются особенно выпукло.
Через Кыргызстан проходит один из маршрутов доставки наркотиков в Россию. Организованная преступность, связанная с нелегальными трафиками и продажей наркотиков, активно действует на юге страны. По мнениям представителей МВД, озвученным на расширенном совещании в сентябре 2013 г., чрезмерная гуманизация законодательства способствует активизации оргпреступности. О серьезности намерений запрещенных организаций и нетрадиционных сект говорит процесс сращивания преступного мира с религиозными организациями путем «вахаббизации» преступных элементов. Кроме того, члены преступных группировок пытаются легитимизировать себя через обретение властных постов.
Фактически граница между Кыргызстаном с Таджикистаном и Узбекистаном проницаема для наркокурьеров и контрабандистов под видом заблудившихся «охотников» или «пастухов», причем силовые структуры особо не противодействуют нелегальным перевозкам, поскольку ориентированы на борьбу с религиозными экстремистами; «крышевание» наркотрафика и контрабанды зачастую считается их условно-разрешенной привилегией. Такая «прозрачность» границ облегчает возможность заинтересованным силам организовать вооруженный конфликт путем постепенного внедрения на территорию замаскированных экстремистов. Возможна эскалация межэтнических конфликтов, инспирированных внутри страны или из-за ее пределов. Зарубежными СМИ кыргызстанские информационные поводы периодически преподносятся гипертрофированно, что не только служит целям внутренней политики этих стран, но и негативно сказывается на имидже Кыргызстана.
Что касается Казахстана, то он «проблему-2014» решает на расстоянии, демонстрируя благотворительные намерения. В частности, в казахстанских вузах обучаются афганские студенты, в Афганистан периодически поставляется гуманитарная помощь. Однако консолидации страхов здесь способствуют прогнозы о возможном потоке афганских беженцев, которые в качестве конечной точки могут выбрать экономически относительно благополучный Казахстан.
Кроме того, согласно информации, озвученной в 2013 году Комитетом национальной безопасности республики, ряд выходцев из Казахстана воюют на стороне различных террористических организаций в Афганистане и Сирии, а их возвращение на родину несет в себе серьезную угрозу. При этом в стране не сильно волнуются по поводу вывода войск из Афганистана, который не будет похож на вывод советских войск. Вероятен длительный поэтапный процесс, там могут остаться советники и часть вооруженных сил. Кроме того, у Казахстана нет общей границы с Афганистаном, следовательно, есть подушка безопасности — страны, непосредственно граничащие с ним.
* * *
Наличие всех вышеперечисленных проблем продолжит в 2014 году оказывать влияние на баланс системы региональной безопасности, поэтому важной задачей для центральноазиатских государств является согласованность позиций и выработка единого подхода. Не стоит забывать, что в своей новейшей истории Центральная Азия проводит собственную политику сближения еще со времен конца перестройки в СССР, когда партийные руководители союзных республик обрели самостоятельность и с целью координации и согласования своих действий стали встречаться друг с другом, не спрашивая на это разрешения Москвы.
Далее, после развала Советского Союза, в 1993 году Казахстан и Узбекистан подписали Соглашение о мерах по углублению экономической интеграции на 1994-2000 годы, они же через некоторое время вместе с Кыргызстаном подписали Договор о создании Единого экономического пространства. С 1996 года действует соглашение о свободной торговле между Казахстаном и Кыргызстаном, с 1997 года — между Кыргызстаном и Узбекистаном. В 1998 году к договору присоединился Таджикистан, и объединение четырех государств стало официально называться Центральноазиатским экономическим сообществом (ЦАЭС). Однако в дальнейшем региональные интеграционные проекты не проявили себя, в частности, была торпедирована идея Центральноазиатского союза. Несмотря на то, что множество факторов страны региона связывает гораздо больше, чем только советское прошлое, это не способствуют эффективному взаимодействию и принятию мер по сплочению региона. Ряд стран продолжают дискутировать по поводу водных, энергетических и пограничных вопросов. Дело усложняется тем, что некоторые лидеры государств не ладят друг с другом, а в Центральной Азии современная история пишется в основном отношениями между местными президентами.
Как известно, любое общество хочет обезопасить себя от негативных вызовов и рисков. При этом интеграция позволяет достичь большего успеха в решении этих проблем, чем это может сделать каждое государство в отдельности. Тезис о безопасности включен в любую интеграционную модель, что позволяет совместно противостоять той или иной угрозе.
К примеру, в конце прошлого года на саммите СНГ главы государств утвердили программы о сотрудничестве по борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма на 2014-2016 годы. В январе 2014 года стало известно, что ШОС и ОДКБ вырабатывают единый подход к борьбе с терроризмом в зонах совместной ответственности. Совместная борьба с угрозами должна помочь улучшить взаимопонимание, усилить ориентацию на то, чтобы интеграционные процессы приносили конкретную пользу народам центральноазиатских стран.

Данная публикация подготовлена при технической поддержке Посольства Великобритании в Кыргызстане. Материалы публикации не отражают официальную точку зрения Посольства.

Источник: IPP

Интеграция позволяет достичь больших успехов в борьбе с терроризмом

В Алматы состоялось заседание экспертного клуба на тему «Борьба с терроризмом в свете интеграционных процессов». Организатором выступил общественный фонд «Мир Евразии». Казахстанские эксперты обсудили вопросы ужесточения антитеррористического законодательства в ряде стран бывшего СССР, совместного противостояния терроризму в рамках интеграционных проектов, программы сотрудничества по борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма в рамках СНГ, ШОС и ОДКБ. Формальным поводом для обсуждения стало то, что прошло 80 лет с тех пор, как мировое сообщество впервые задумалось о необходимости объединения усилий в борьбе с терроризмом — в 1934 году этот вопрос был внесен на рассмотрение органов Лиги Наций. 2014 год в странах Таможенного союза демонстрирует продолжающуюся тенденцию ужесточения антитеррористического законодательства. В частности, депутаты Мажилиса парламента Республики Казахстан одобрили в первом чтении проект Уголовного кодекса, среди нововведений которого – усиление ответственности за экстремизм и терроризм, а также криминализация деяний, способствующих распространению радикальных идеологий. В Государственную думу Российской Федерации внесен пакет законопроектов, направленных на ужесточение мер по борьбе с терроризмом. Предлагается ввести пожизненное заключение для тех, кто организует, совершает или финансирует теракты. Также предполагаются серьезные наказания за обучение боевиков или пропаганду терроризма. Работа над этими поправками была ускорена как после терактов в Волгограде в декабре прошлого года, так и в преддверии недавно прошедшей Олимпиады в Сочи. В Республике Беларусь Закон о внесении изменений и дополнений в некоторые законы РБ по вопросам борьбы с терроризмом и противодействия экстремизму был принят еще в 2012 году, а в прошлом году правительство этой страны утвердило Концепцию борьбы с терроризмом. Жесткие меры по борьбе с терроризмом введены или вводятся во многих странах. Недавно власти Великобритании подняли вопрос о введении пожизненного лишения свободы за террористическую деятельность. В США даже принимают законы, действующие за пределами страны, вводят санкции против других государств и штрафуют зарубежные банки за непрозрачные операции. Таким образом, борьба с терроризмом везде идет полным ходом, поскольку никто не может предсказать возможное появление его новых вспышек. Как известно, любое общество хочет обезопасить себя от терактов. При этом интеграция позволяет достичь большего успеха в борьбе с терроризмом, чем это может сделать каждое государство в отдельности. Тезис о безопасности включен в любую интеграционную модель, что позволяет совместно противостоять той или иной угрозе. К примеру, в конце прошлого года на саммите СНГ главы государств утвердили программы о сотрудничестве по борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма на 2014-2016 годы. В январе 2014 года стало известно, что ШОС и ОДКБ вырабатывают единый подход к борьбе с терроризмом в зонах совместной ответственности.

Высказывания Жириновского и Лимонова – «их политическая доля»

Неоимперские заявления российских политиков Владимира Жириновского и Эдуарда Лимонова о присоединении части или всего Казахстана к России не найдут поддержки у русскоязычного населения Казахстана, считает казахстанский политолог Эдуард Полетаев.

«Неоимперские заявления Жириновского и Лимонова о присоединении северных регионов или даже всего Казахстана к России не найдут поддержки русскоязычного населения Казахстана. Для этого есть ряд объяснений», — об этом, как передает Day.Az, сказал в четверг Trend Эдуард Полетаев.

Во-первых, по его словам, у Казахстана нет чисто «русских» регионов (где большинство — представители русской национальности). Национальный состав в Казахстане выровнен по всем регионам.

Во-вторых, русскоязычное население тех же северных приграничных с Россией регионов Казахстана консервативно и не захочет таких потрясений.

Политолог напомнил, что Эдуард Лимонов был осужден за свои экстремистские действия, когда вместе с другими единомышленниками планировал в начале девяностых годов прошлого столетия в северном Казахстане переворот для создания автономии по типу Приднестровья, ссылаясь на то, что в северных регионах Казахстана живут в основном представители русской национальности.

«В-третьих, власти России заинтересованы в сохранении спокойствия на своей границе, а она между Казахстаном и Россией самая длинная. Тем более что сейчас активно идут интеграционные процессы. Для здоровых сил в России, которые строят бизнес и добрососедские отношения с соседями, конфликты не нужны», — сказал казахстанский политолог.

По его мнению, радикальные высказывания Владимира Жириновского и Эдуарда Лимонова — не что иное, как «их политическая доля, их маргинальный угол».

«Я не думаю, что их высказывания следует воспринимать серьезно. Так, тот же Жириновский только лишь лидер партии, которая не обладает большинством в своей стране. Все знают, он — человек эмоциональный, часто говорит без бумажки. Его, скорей всего, «понесло» перед своими избирателями. В свое время он обещал, что российские солдаты будут мыть сапоги в Индийском океане… И что? Ничего такого не происходит», — сказал Полетаев.

По его мнению, главе государства Нурсултану Назарбаеву не стоит обращать внимания на высказывания Жириновского.

«Президент Казахстана в мире позиционируется, как статусная фигура, политический тяжеловес. И отвечать на высказывания лидера небольшой партии — не тот уровень. Достаточно реакции МИД Казахстана», — резюмировал Эдуард Полетаев.

В четверг вслед за депутатами Мажилиса (нижняя палата парламента) и сенаторы Казахстана направили премьер-министру Серику Ахметову официальное заявление с просьбой запретить въезд в республику лидеру ЛДПР Владимиру Жириновскому. Это обращение зачитал Орынбай Рахманбердиев. Вместе с ним документ подписали еще шесть сенаторов.

Под провокационными заявлениями депутаты имеют в виду выступление лидера ЛДПР 23 февраля в Москве. В своем выступлении Жириновский предложил создать среднеазиатский федеральный округ РФ с центром в городе Верный. В данный округ он предложил включить Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Казахстан.

«Очевидно, что подобное заявление лидера парламентской партии, известного политика не только не соответствует стратегическому характеру сотрудничества между Казахстаном и Россией, но и идет вразрез с основополагающими нормами и принципами международного права», — заявил Рахманбердиев на пленарном заседании сената в четверг.

Ранее, до выступления Жириновского, МИД Казахстана подготовил ноту, в которой просит МИД РФ дать официальную оценку заявления Лимонова.

Министерство иностранных дел Казахстана распространило официальный комментарий относительно заявлений российского оппозиционера Эдуарда Лимонова о возможности аннексии части казахстанских территорий Россией.

Лимонов написал в своем аккаунте в Facebook, что в свете беспорядков на Украине и девальвации в Казахстане он советует правительству РФ воспользоваться ситуацией и подумать об аннексии части украинских и приграничных казахстанских территорий (Северный Казахстан).

«Я надеюсь, что часть Украины достанется России, если мы не будем зевать, и северный Казахстан достанется, можно будет получить наши русские города в Россию, в момент междувластия в Казахстане», — пишет Лимонов (орфография и пунктуация сохранены).

«Мы приняли во внимание заявление Эдуарда Лимонова относительно возможности аннексии некоторых областей Республики Казахстан. Мы понимаем, что Лимонов не является официальным лицом и не выражает позиции Российской Федерации. Его заявление не имеет под собой серьезных оснований и может рассматриваться скорее как некий курьез. Тем не менее, мы посчитали нужным подготовить ноту в адрес МИД Российской Федерации для разъяснения официальной позиции российской стороны по заявлению Лимонова», — говорится в сообщении внешнеполитического ведомства.

В заявлении казахстанского МИД говорится, что Россия — друг, союзник и стратегический партнер Казахстана, и абсурдное заявление Лимонова не может иметь никакой связи с внешнеполитическим курсом Российского государства в отношении Казахстана.

«Мы не испытываем никаких сомнений, что наши российские партнеры дадут эпатажной выходке Лимонова соответствующую оценку. Вместе с тем, нота МИД РК призвана довести до всех зарубежных деятелей, что суверенитет, независимость и территориальная целостность Казахстана неприкосновенны, и соответствующий ответ будет дан любым, в том числе вербальным, попыткам посягательства на эти важнейшие основы нашей государственности», — заявляет казахстанский МИД.

В заявлении отмечается, что казахстанские дипломаты могли бы и не обращать внимания на высказывания Лимонова, но «речь идет о таких священных понятиях, как суверенитет и территориальная целостность нашей страны. Поэтому они не могли оставить это заявление без ответа».

Источник: Day.Az

«БАРБАРОССА» ДЛЯ НЕЗАЛЕЖНОЙ

Сбылись худшие прогнозы о ситуации на Украине – ее законная исполнительная власть разгромлена, а к рулю страны ринулась разношерстная клика националистов, антисемитов, неонацистов, радикалов и экстремистов самых разных мастей.

Что же произошло, происходит и еще может произойти в этой некогда процветавшей республике СССР, а ныне 46-миллионной обнищавшей, озлобленной, расколотой стране с прокопченным дымом пожарищ майданом Независимости в центре? В поиск ответов на этот вопрос «Вечерка» пригласила в качестве эксперта казахстанского политолога Эдуарда ПОЛЕТАЕВА

Кролик перед удавом

— Лично для меня развитие ситуации в Украине с ноября прошлого года оказалось неожиданностью,- признается Полетаев. – Ведь я был в командировке в Киеве относительно недавно – в августе 2013 года, и тогда ничто не предвещало политического взрыва, который последовал буквально через три месяца. Сегодня его основными причинами я вижу три фактора.

Первый – в завышенных ожиданиях, которые предъявляет верхам немалая часть украинского общества. Ей кажется, что с приходом во власть новых людей мгновенно разрешатся такие тяжкие проблемы, как экономическая стагнация и огромные долги страны, безработица, падение уровня жизни, коррупция. Честно говоря, меня этот настрой сильно удивляет. Ведь есть же у Украины опыт «оранжевой революции». Ее поначалу обожаемые избирателями лидеры Ющенко и Тимошенко не только ничуть не улучшили, а серьезно усугубили тяжелое экономическое положение страны, не выполнили своих обещаний народу и в итоге были преданы остракизму даже близкими соратниками.

Второе – непоследовательность президента Виктора Януковича в принципиальных вопросах международного сотрудничества и выбора приоритетов. Самый яркий пример такой непоследовательности стал, по сути, запалом к взрыву негодования на майдане Незалежности в ноябре-2013. Мы хорошо помним, как он выступал за евроинтеграцию и конкретно за ассоциацию Украины с Евросоюзом. Но стоило ему съездить в Москву на переговоры с президентом России Владимиром Путиным и получить обещания 15-миллиардного долларового кредита от РФ, как Янукович развернулся на 180 градусов – евроинтеграция подождет! В результате президент Украины оказался перед оппозицией и ее западными вдохновителями в положении кролика перед удавом, то есть лишенным не только доверия, но и политического маневра, твердости и решимости.

Наконец, третий фактор – воздействие внешних сил с Запада. Они использовали конфликт между Януковичем и оппозицией на полную катушку, начиная с обещаний майдану Незалежности златых гор от евроинтеграции и заканчивая беспрецедентной антироссийской риторикой.

До кризиса довел «антироссийский бред»

Логическим развитием мысли Полетаева о роли внешних сил нам показалась статья его британского коллеги — политолога Джона Лафленда, опубликованная на страницах The Spectator. По его мнению, рассматривать ситуацию в Украине как проблему выбора между Европой и Россией абсолютно неверно.

Во-первых, считает Лафленд, украинская оппозиция и ее сторонники на Западе «беспощадно эксплуатировали» вопрос евроинтеграции, чтобы «незаконными силовыми методами свергнуть правительство». Причем оппозиционные лидеры никогда не дистанцировались от радикалов, в том числе неонацистов, а, наоборот, использовали их готовность к насилию как «главный козырь» в борьбе с властями. То есть евроинтеграция оказалась не целью, а лишь средством, чтобы расшатать и свалить режим.

Во-вторых, Украина оказалась перед выбором неравноценным. Лафленд сравнивает не подписанное украинской стороной соглашение с ЕС с «политической смирительной рубашкой», которая должна была втянуть Киев в орбиту Брюсселя и Вашингтона и утвердить в стране правление проевропейской и пронатовской элиты. Соглашение же с Россией не имеет политического подтекста – в нем речь лишь о кредитах и создании зоны беспошлинной торговли. Даже в Таможенном союзе решения принимаются сообща – там нет «жесткого наднационального и технократического контроля Брюсселя», подчеркивает британский политолог.

В-третьих, заманивая Украину европейским будущим, ЕС предложил ей лишь 800 миллионов долларов через МВФ плюс крайне болезненные экономические реформы. В итоге страну ждали бы разорение сельского хозяйства (как в Румынии и Болгарии) и крах промышленности. А Россия предложила Украине в 20 раз большую сумму и экспорт на российский рынок, который больше рынка ЕС. Кроме того, в отличие от Евросоюза России удается поддерживать сбалансированный бюджет и экономический рост на уровне 4 процентов в год, тогда как в ЕС он не превышает 1 процента. При этом за пять лет товарооборот между странами Таможенного союза вырос на 40 процентов. «Подпись Украины под соглашением об ассоциации с ЕС стала бы самой длинной предсмертной запиской в истории (в соглашении, подписанном ЕС с Грузией, 400 страниц)», — резюмирует Лафлэнд.

Не желая «собственного неотвратимого заката», ЕС и США взяли «радикально антироссийский геополитический и идеологический курс», приходит к выводу политолог. «Раньше мы посмеивались над поборниками холодной войны, но Вашингтон и Брюссель сделали абсурдный антироссийский бред избитой формулой. Какой позор, что западные СМИ принимают на веру эту чушь», — с грустью заключает Джон Лафленд.

«Кто не скачет, тот москаль!»

В декабре прошлого года огромная толпа на майдане Незалежности в Киеве, стараясь согреться на морозе, разухабисто подпрыгивала под националистическую речевку «Кто не скачет, тот москаль!» Интересно, как бы отреагировали эти попрыгунчики, если б на Красной площади в Москве тысячи жителей столицы России начали откалывать коленца под рефрен «Кто не пляшет, тот хохол!»?

Так или иначе, но антироссийская и антирусская риторика на Украине приобрела за последние три-четыре месяца действительно невиданный размах, изощренность и провокационность, перешагнув границы страны и добравшись даже до Олимпийских игр в Сочи.

«Обычно русские болельщики хорошо поддерживают украинских спортсменов на трассе и на трибунах, так же радуются и болеют за нас, как и мы – за русских, — рассказывла журналистам после финиша эстафеты биатлонисток украинская олимпийская чемпионка Елена Пидгрушная. – А сегодня мы увидели, как русские болельщики радовались промахам нашей Вали Семеренко, как кричали нам по трассе, вспоминая войну, «промахнитесь, падайте» и так далее. Я бежала и не верила, что такое могут кричать русские болельщики. Те крики и возгласы, которые были на трассе, просто не укладываются в голове. Отказываюсь верить в то, что русские так могут. Но это факт». «Это началось с первого этапа, — подтвердила в эфире «НТВ Плюс» Валентина Семеренко. — Настолько тяжело было перенести. Русская сторона, наоборот, должна поддерживать украинцев. Ты бежишь, тебя покидают силы, а тебе в спину кричат такое».

Разобрались в этой ситуации сами российские болельщики из Питера и Москвы. Проведя собственное экспресс-расследование, они установили, что кричали обидные слова в адрес украинских спортсменок болельщики, купившие билеты на Олимпиаду через Интернет во… Львове и жившие в гостиницах Сочи по украинским паспортам!

Серость всегда сменяется чернотой

В фантастической повести братьев Стругацких «Трудно быть богом» есть меткое наблюдение о том, что если народом долго правят серые личности (каким на поверку оказался и Виктор Янукович), то их всегда сменяют персоны со зловеще черным нутром. Развитие ситуации в Незалежной вполне укладывается в этот тезис.

— Обратите внимание, — размышляет Эдуард Полетаев, — события в Украине в ноябре прошлого – феврале текущего годов можно называть как угодно – революцией, восстанием, бунтом, смутой, гражданской войной, переворотом, — но они так и не выдвинули ни одного человека, трибуна, политика, который мог хотя бы претендовать на роль общенационального лидера. По большому счету, такой личности в Украине не появилось за все время ее суверенитета, потому что массу противников в народе на всех стадиях новейшего общественно-политического процесса имели и Кравчук, и Кучма, и Ющенко с Тимошенко, и Янукович. И точно так же уже сегодня сложился огромный протестный потенциал против оппозиционеров Кличко, Яценюка, Тягнибока и иже с ними. Больше того, с момента перерастания митингов в Киеве в кровавые столкновения представители оппозиции оказались не в силах ни контролировать, ни тем более остановить вроде бы своих же сторонников, которые начали крушить, громить и жечь центр украинской столицы, штурмовать и занимать административные и общественные здания, нападать и убивать полицейских.

Действительно, красноречиво иллюстрирует степень авторитета официальной украинской оппозиции, в частности, эпизод, который вечером 21 февраля увидели зрители многих телеканалов и пользователи Интернета. Тогда на майдане Незалежности были громко освистаны выступавшие на очередном митинге Тягнибок и Кличко. Под свист толпы на сцену взошел некий сотник, косая сажень в плечах, из так называемых отрядов самообороны майдана. Он бесцеремонно оборвал выступавшего в тот момент Кличко и угрожающе объявил, что если Янукович не уйдет в отставку до 10 утра 22 февраля, то протестанты пойдут на власть в вооруженное наступление. Вот этот ультиматум толпа встретила ревом одобрения.

Закономерный исход вакханалии

Если уж сами оппозиционеры беспомощны перед силой, которая вынесла их на гребень ожиданий немалой части общества, то неудивительно, что под прессом угрозы свержения быстро сломался Янукович. Не спасли его ни многочисленные переговоры с оппозицией, ни заключавшиеся перемирия (они не исполнялись), ни предложения Яценюку и Кличко войти в правительство (оба отказались), ни согласие на досрочные президентские выборы, ни выпущенная на свободу из тюрьмы без всяких условий зека Тимошенко…

Как говорится, поздно пить боржоми, когда почки отвалились. Помнится, в начале года несколько европейских лидеров призвали Украину к миру и спокойствию, сделав акцент на необходимости широкой амнистии. Она состоялась, что стало очередной уступкой Януковича доморощенной оппозиции и Западу, но уже на следующий день после выхода из тюрем активистов бойцы в касках с «коктейлями Молотова» ринулись на приступ Верховной рады.

И снова все пошло по кругу — нападения на полицию, человеческие жертвы, отпор спецназа «Беркут», в очередной раз не доведенный до логического финала, пальба из пошедшего в ход огнестрельного оружия, в том числе захваченного «мирными демонстрантами» из полицейских арсеналов, ну а потом, как всегда, призывы к миру, требование отвести на исходные позиции спецназ и так далее.

В результате еще к середине уходящего февраля волнения и беспорядки, погромы и кровавые столкновения вышли далеко за пределы майдана Незалежности и Киева и охватили большую часть Украины. В ее западных и юго-западных регионах под напором толпы один за другим слагали с себя полномочия или были лишены их силой мэры городов и руководители областей. При этом были подвергнуты публичным издевательствам и унижениям не только некоторые из вчерашних руководителей, но также члены их семей.

Политический исход этой вакханалии закономерен. 22 февраля Верховная рада приняла постановление «О самоустранении президента Украины Виктора Януковича от выполнения конституционных полномочий». Одновременно украинский парламент назначил внеочередные выборы президента на 25 мая текущего года.

Узнавший о низложении Виктор Янукович в своем интервью 22 февраля заявил, что в отставку уходить не собирается. Президент назвал оппозиционеров бандитами и подчеркнул, что считает все принятые Радой решения противозаконными. А ситуацию в Киеве в целом Янукович сравнил с приходом к власти в Германии нацистов.

…А поутру они проснулись

Прямые аналогии с нацистской Германией возникли на следующий день, 23 февраля.

Несмотря на воскресенье, Верховная рада уже утром первым делом отменила закон об основах государственной языковой политики, лишив тем самым русский язык статуса регионального. Кроме того, депутаты приняли решение приостановить в стране все бюджетные операции за исключением выплаты зарплаты, а также о ликвидации спецподразделения «Беркут».

Рада также зарегистрировала законопроект нардепа от «Батькивщины» Владимира Яворивского «Об ответственности за выражение собственного мнения относительно оправдания преступлений фашизма». Данным законопроектом предлагается отменить ст. 436-1 Уголовного кодекса «Публичное отрицание или оправдание преступлений фашизма, пропаганда неонацистской идеологии, изготовление и (или) распространение материалов, в которых оправдываются преступления фашистов и их пособников». Данные преступления по закону наказываются штрафом от 500 до 1000 необлагаемых минимумов или ограничением свободы на срок до двух лет, или лишением свободы на тот же срок.

В пояснительной записке к законопроекту Яворивский (при Советской власти он получил премию ВЛКСМ за повесть о преступлениях бандеровцев) отмечает, что статья, которую он предлагает отменить, «направлена на борьбу против патриотов Украины и против преподавания истории украинской освободительной борьбы». По его мнению, разрешение пропаганды фашизма имеет благую цель – не допустить идеологических споров между гражданами Украины.

А за стенами парламента разбушевался лидер партии «Свобода» Олег Тягнибок. Выступая на майдане, он заявил, что в новой Украине должны появиться министерство национального самосознания и статус «негражданин Украины». По сообщению местных СМИ, Тягнибок предложил запретить русский язык, ввести уголовную ответственность за его использование, а также визовый режим с Россией.

Этот господин также ратует за получение Украиной статуса ядерной державы, заключение двусторонних соглашений с США и Великобританией о военной помощи в случае вооруженной агрессии против Украины, за признание факта оккупации Украины в 1918-1991 годах и публичный судебный процесс над коммунизмом. К тому же Тягнибок и «Свобода» хотят полностью запретить российское телевидение и российские фильмы, зарегистрировав соответствующее постановление в Верховной раде. Кроме того, свободовцы уже внесли в парламент закон о люстрации, запрещающий прием на работу в госорганы чиновников, служивших прежнему режиму.

Таким образом, опасения многих наблюдателей, что Украина может начать копировать методы прежних и действующих фашистских европейских режимов (прежде всего прибалтийских), оправдываются с лихвой.

Прикрытие для переворота

Естественно, не остается равнодушным к событиям в Киеве и на западе Украины восток и юго-восток страны.

В Харькове прошел съезд депутатов юго-восточных областей, где принято несколько громких заявлений. В частности, о том, что органы местного самоуправления восточной и южной Украины берут все властные полномочия на себя. Действовать самостоятельно и обособленно от Киева местные депутаты, градоначальники и губернаторы намерены «до восстановления конституционного порядка». Соответствующую резолюцию по итогам заседания депутатов восточных регионов и Крыма огласил член Верховной рады от Партии регионов Вадим Колесниченко. С трибуны также говорилось о формировании взводов и батальонов и о необходимости привлечь в борьбе с оппозиционерами ветеранов Афганистана. Население призывают к самоорганизации и помощи МВД. А закончился съезд словами «Власть захвачена вооруженными группами террористов — им надо дать отпор». Бурлят, выражая недоверие сегодняшнему Киеву, Крым и Севастополь, куда эвакуируются с семьями бойцы «Беркута».

24 февраля сделал жесткое заявление МИД РФ. В нем, в частности, говорится: «Вынуждены отметить, что в позиции наших западных партнеров просматривается не забота о судьбе Украины, а односторонний геополитический расчет. Не слышно принципиальных оценок преступных действий экстремистов, включая их неонацистские и антисемитские проявления. Более того, вольно или невольно такие действия поощряются. Создается устойчивое впечатление, что Соглашение от 21 февраля при молчаливом согласии его внешних спонсоров используется лишь как прикрытие для продвижения сценария принудительной смены власти в Украине через создание «фактов на земле» без какого-либо желания искать общеукраинский консенсус в интересах национального примирения. Особо тревожат попытки привлечь к оправданию этой линии международные структуры, включая Секретариат ООН».

С призывом-предупреждением к Украине обратились сербы. На матче футбольных команд «Црвена Звезда» и «Явор» они развернули полотно, на котором написано: «Украинские братья, пока вы проливаете православную кровь, дьяволы с Запада усмехаются и руки потирают. Подумайте об этом». «Сербские болельщики этим воззванием желают предостеречь украинский народ, ведь мы, сербы, уже проходили через эти терны, когда наша «революция» победила, и сербов охватила эйфория, что все немедленно наладится, а Европа непременно поможет, — сказал Драган Станоевич, президент Всемирной сербской диаспоры. — В результате лучше стало только Европе, а народу Сербии стало только хуже».

В разжигании гражданской войны на Украине и провокациях против России Европу обвиняет Турция. «Вы помешались на коммунизме, — заявил представитель МИД Турции в Европейском союзе и главный переговорщик по вступлению в Евросоюз Мевлют Чавушоглу. — Россия цивилизованная страна со своими законами». «Украина сегодня, я надеюсь, неделима, но она уже опасно разделена, — подчеркнул политик. — Целостность страны сейчас находится в опасности. Два года мы пытаемся объяснить своим коллегам в Европе, что ставить вопрос перед Украиной «Или выбирайте нас, или вы не с нами», неправильно.

Неожиданно для многих раскритиковала Киев лидер радикального Национального фронта Франции Марин Ле Пен. «Пока я не увидела ни одного конкретного предложения по стабилизации экономики, — отметила она. — Вместо этого идут бесконечные требования о выделения денег со стороны ЕС … Я не поклонник идей Ленина, однако считаю бессмысленным разрушение исторических памятников. Многие из тех, кто сейчас хочет представлять Украину, демонстрируют не столько приверженность ценностям Европы, сколько крайне низкий уровень культуры. И на этом фоне оказание немедленной помощи и выделение денежных субсидий из бюджетов стран Евросоюза вызывает большие сомнения».

Андрей ЖДАНОВ

Источник: Вечерний Алматы

Вся правда о каспийской позиции Ирана

В распоряжение «Вестника Кавказа» на днях поступило официальное письмо посольства Ирана за подписью руководителя публичной дипломатии и прессы Шахрияра Амузегара, в котором излагается точная современная позиция Исламской республики по принципам разделения Каспийского моря. Ниже мы приводим текст этой позиции полностью:

«Во времена Советского Союза не было проведено никакого раздела и делимитации границ Каспийского моря. Поэтому разговоры о доле какой-либо из сторон лишены юридического основания. Принимая во внимание позиции некоторых прикаспийских стран, касающиеся раздела дна и недр Каспийского моря, Исламская Республика Иран заявила о том, что какой-либо раздел должен основываться на международных нормах и принципе справедливости, учитывая данный принцип, доля Ирана будет составлять 20%. Этот вопрос имеет юридическое основание и не означает долю 20% для всех прикаспийских стран. Доля других стран, с учетом особых условий и факторов, оказывающих влияние на раздел, может быть менее или более 20%».

Как пояснили «Вестнику Кавказа» эксперты по каспийской проблематике из России, Азербайджана и Казахстана, в самом деле, в советские времена делимитации границ не проводилось, и тому было несколько причин. Так, эксперт Института востоковедения РАН, политолог Станислав Притчин и казахстанский политолог Эдуард Полетаев напомнили, что до распада СССР основной нормативно-правовой базой статуса Каспийского моря были два документа: Договор о дружбе между Советским Союзом и Ираном 1921 года и договор сороковых годов. «И Иран в течение всей советской истории этими двумя документами был вполне удовлетворен», — сказал Полетаев.

«Делимитация не проводилась, так как на тот момент вопроса недропользования не ставилось: на Каспии не было добычи нефти на оффшорных месторождениях, его освоение в те дни вообще не предполагалось. Использовался принцип кондоминиума, то есть Каспийское море использовалось совместно Советским Союзом и Ираном, обе страны имели право использовать всю акваторию моря, держать там военно-морские силы и вести вылов рыбы по всему Каспию», — поведал Притчин.

По словам завкафедрой международного публичного права БГУ Рустама Мамедова, вопрос о границах на Каспии тогда решался так: «это мое, это твое, но ничего разграничивать официально не будем». «Иран устраивало, поэтому он и молчал. Условной линией границы был Гасан-Кули-Астарачай и все, больше ничего. Благодаря этому молчаливому соглашению удавалось находить баланс между сторонами, а в последующие годы, когда ситуация резко изменилась, появились территориальные претензии, основанные на разных подходах к разделению Каспия», — отметил он.

Директор Центра общественно-политических исследований Владимир Евсеев, в свою очередь, добавил, что в отсутствии разграничении Каспия в советское время сыграл свою роль и «принцип сильного». «СССР был намного сильнее и имел определенные возможности по вводу войск, что допускалось договорной базой. В этих условиях речь о каком-то реальном разделе Каспия вообще, наверное, не шла. Все, что касается Каспийского моря в советское время, довольно эфемерно, потому что реальность говорила о том, что все бы трактовалось в пользу более сильного. Иран ссориться с Советским Союзом не хотел, и вопрос статуса Каспия не поднимался», — заявил эксперт.

Что же касается международных норм и принципа справедливости, на которые ссылается Иран, заявляя, что его позиция имеет юридическое обоснование, то здесь эксперты разошлись. Так, Рустам Мамедов сообщил, что как таковой «принцип справедливости» при разделении водных территорий не применяется. «Раньше использовался принцип историчности при делимитации границ, но такое уже давно не используется. Иран ссылается на то, что исторически определенная часть Каспия принадлежала ему, а затем страна незаслуженно потеряла свою часть моря, и, если восстановить справедливость, Исламская республика должна получить свои 20%. Но реальных оснований здесь нет», — заявил Мамедов.

Как пояснил Станислав Притчин, то, что Иран называет юридическим основанием своей позиции, является отсылкой к международной норме о компромиссном поиске решений. «Нет такого закона, который бы говорил, что стороны должны ровно делить моря. Просто Иран отстаивает такую позицию: либо мы вместе осваиваем ресурсы Каспийского моря, либо разделим его на равные части — позиция строится на такой базе», — сказал эксперт, добавив, что поиск компромиссов — это единственный действительный принцип раздела спорных частей Каспия.

«Всегда есть спорные месторождения в рамках любой методологии, достаточно посмотреть на существующие прецеденты, например, на разрешение споров между Советским Союзом и США в Беринговом море и между Россией и Норвегией в Баренцевом море. Иран изначально настаивал на позиции совместного освоения Каспийского моря, для этого вполне были юридические основания, но нужно было согласие остальных стран. Когда те начали идти по своему пути, отстаивать территориальный раздел моря, Иран стал искать для себя возможность отстаивания своих интересов, ведь по принципу срединной модифицированной линии ему достается наименьший сектор. Если бы стороны поддерживали Иран в принципе кондоминиума, я думаю, вопрос был бы решен значительно раньше», — подчеркнул Притчин.

Между тем Владимир Евсеев заметил, что позиция Ирана могла бы быть куда более жесткой на основе трактовки существовавших при СССР договоров. «Можно было, например, заявить, что все соглашения, которые были в советское время, подписаны между Советским Союзом и Ираном, а значит, ИРИ может претендовать на половину Каспийского моря. Но сейчас, я думаю, надо все-таки говорить больше не о тех соглашениях, которые были, потому что из многих Иран вышел. Реальность такова, что каждое государство имеет определенную долю побережья, исходя из этого можно каким-то образом делить шельф, а судоходство должно быть общим. Но апеллировать к тем соглашениям, которые были подписаны в советское время или существовали негласно между, например, Россией и Персией, или каким-то другим документам, я считаю, неправильно», — высказал свое мнение Евсеев.

Наконец, Эдуард Полетаев обратил внимание на отсутствие прецедентов по разделению внутренних морей, подобных Каспию, из-за чего о юридических обоснованиях позиции Ирана говорить затруднительно. «Здесь проблема в том, что адекватно определить, скажем так, прецедентное такое море не получается, потому что Каспий — это единственное, по сути дела, море, если не считать Аральского, которое является внутренним водоемом. И тут появляется множество мелких нюансов. Случай с озером Виктория не подходит, ведь там спор идет вокруг вылова рыбы, а у нас — о куда более значительных вещах для экономик стран Каспийского региона. Безусловно, позиция Ирана, государства куда более старшего, чем наши страны, которым чуть больше 20 лет, позволяет ему железобетонно продвигать свою точку зрения. Так что в ближайшее время, на мой взгляд, она не изменится, и Иран твердо будет стоять на своих 20%», — заключил Полетаев.

Источник: Вестник Кавказа

Эксперты рассмотрели вопросы казахстанско-российского сотрудничества в нефтегазовом комплексе и проблемы Кашагана

На днях экспертный клуб, периодически инициируемый общественным фондом “Мир Евразии” и заявивший о себе в последние месяцы как серьезная аналитическая площадка, провел дискуссию на тему “Российско-казахстанские проекты в нефтегазовой отрасли: новая реальность интеграции”.
В преамбуле дискуссии было заявлено, что “Казахстан в минувшем году достиг большого успеха в нефтегазовой сфере”. Такая “установка” сразу настораживала: очевидно, что общий тренд в этой сфере в 2013, как и в 2011 годах был негативен. Однако дискуссия не стала очередным “звеном” в череде политически ангажированных или явно пиаровских мероприятий. Так, достаточно рельефно был отражен в ходе дискуссии вопрос разработки Кашагана — главная проблема нефтегазодобывающей сферы страны.
Будет ли запущен этот проект в текущем году? По мнению эксперта Сергея Смирнова, ситуация вокруг проекта сложная: “Возникла проблема с трубами. Дело в том, что газовые и нефтяные трубы — одни и те же, но газовые почему-то сероводород разъедает, а нефтяные — нет”. В ответ на это прозвучало, что “это потому, что нефть еще не начали качать, начнут — и тоже будет разъедать”. Обозреватель журнала “Эксперт Казахстан” Сергей ДОМНИН сказал, что исследования трубопровода, проведенные недавно, показали, что материалы для него использовались правильные, поэтому “либо у нас на Кашагане полтергейст, либо…”. Свое объяснение, выглядящее вполне логично, дал этому Сергей Смирнов:
— Дело в том, что срок ввода в эксплуатацию объекта переносили восемь лет. Вовремя, я думаю, не проводили ТЭО. За такое время прокладки высыхают, начинают давать течь. Даже новое оборудование, если оно не использовалось, с течением времени уже надо менять, потому что оно приходит в негодность.
Вопрос о том, начнется ли в этом году добыча нефти на Кашагане, ответа от участников дискуссии не получил.
Другой интересной темой, поднятой на круглом столе, стал вопрос о возможности для Казахстана включиться в “сланцевую революцию”. Модератор заседания политолог Антон МОРОЗОВ высказал мнение, что информационная картина вокруг этого напоминает “какую-то разводку”. Общий настрой участников дискуссии соответствовал ощущениям модератора.
— Да, тем более что у нас в Казахстане и месторождений-то таких нет. Если же говорить в целом по миру, то сланцевый газ выгоден, пока высокие цены на нефть. Если цена на нефть будет падать, сланцевый газ станет неконкурентоспособен. А потом при его добыче используются очень грязные в экологическом плане технологии: там идет добыча путем разрыва пластов, загрязнения попадают в питьевые слои. Я читал, что в Техасе, где идет добыча сланцевого газа, даже вода горит, — заметил г-н СМИРНОВ.
По его мнению, для Казахстана сланцевый газ в любом случае был бы невыгоден, а его добыча нерентабельной: “Во-первых, надо проводить разведку. Во-вторых, у нас и так с водой проблемы, а при добыче сланцевого газа много воды необходимо закачивать. В-третьих, мы не знаем, что делать даже с попутным газом. У нас нет ни специалистов, ни установок для добычи”.
Тему, заявленную в названии круглого стола, российско-казахстанское сотрудничество в нефтегазовом комплексе, емко прокомментировал г-н Домнин. Он, в частности, обратил внимание на взаимодействие двух стран в этом секторе в рамках интеграционных процессов:
— Что касается развития сотрудничества в рамках ТС, ЕЭП и ЕЭС, то на начальном этапе интеграции нефтегазовые вопросы были вынесены за скобки. Никак не унифицировались ни какие-либо нормы, ни таможенные сборы, страны не согласовывали ни таможенную, ни акцизную политику, связанную с продуктами сектора. Но когда уже подписали договор о Едином экономическом пространстве, там появилось соглашение о равном доступе к трубопроводной системе. То есть были сняты практически все ограничения, кроме рыночных, по доступу нефти и газа, добытых в одной стране, к трубопроводам другой страны. Это очень тонкие вопросы, не все так просто. Но тем не менее эти условия были очень благоприятны для “КазРосГаза”, который, если посмотреть его отчетность, очень неплохо “прибавил” за это время. А вот в договоре о ЕЭС, который, вероятней всего, подпишут в мае этого года, предусматривается создание комиссии по сырьевым ресурсам, которая будет устанавливать цены и квоты на сырьевые ресурсы и энергоносители. То есть интеграция доберется наконец до этих проблем.

Ярослав РАЗУМОВ

Источник: ПАНОРАМА

МҰНАЙ. МИЛЛИАРДТАР ЖӘНЕ МӘСКЕУ

Еліміздегі орыстілді саясаткерлер мен журналистер, қоғам қайраткерлерінің басын қосып, түрлі тақырыпты талқыға салатын «Еуразия» пікір сайыс клубының кезекті отырысы қазақтілді оқырманға да қызық болар деп ойлап, «Мұнай-газ саласындағы қазақстандық-ресейлік жобалар: болашақ беталысы және интеграция» атты тақырыпта өткен басқосуға қатысып қайттық.

Бұдан бұрынғы отырыста орыстілділер Қазақстанның мұнай секторындағы Ресейдің үлесі мардымсыз екендігін айтқан. Әсіресе, саясаттанушы Андрей Чеботарев тым белсенді болған еді. «Лукойл» біздегі үш бірдей жобадан кетті. «Роснефть» Құрманғазы кен ошағынан қасықтай мұнай тапқан жоқ. Сондай-ақ «Лукойл» – «Аташ» кен ошағынан түк таба алмады. Сайып келгенде, Ресей біртіндеп-біртіндеп қазақстандық мұнай нарығындағы қатысуын қысқартып келеді, есесіне Қытайдың үлесі күн өткен сайын артып келе жатыр. Мұндай жағдайда Ресей Қазақстанның тәуелсіздігіне қауіп төндіреді деп айтуға бола ма?» деген-тұғын.

Ал бұл жолғы басқосудың шымылдығын саясаттанушы Антон Морозов түрді.
912cbee27ed014616e01f98ebdee3248
– Осыдан 21 жыл бұрын, 93 жылы Қазақстанда мұнай-газ секторындағы алғашқы біріккен кәсіпорын құрылған болатын. Содан бергі уақытта Қазақстан пен Ресейдің арасындағы сауда-экономикалық байланыстарда аталға сала маңызды рөлге ие.

Ал біздің ел үшін мұнайдың орны бөлек. Қазақстанның стратегиялық жоспарлары мұнаймен байланысты. Ал барланған мұнай қорларының көлемі 5,6 млрд. тоннаны құрайды. Мұнай өндіруі қарқыны өсіп келеді. Білуімше 2015 жылға қарай Қазақстан шамамен 150 млн. тонна мұнай өндірмек. Бұл өз кезегінде біздің ел мұнай өндіруден әлемдік алпауыттардың қатарына қоспақ. Бұлардың 90 пайызы, яғни 135 млн. тонна экспортталатын болады. Мұндай жағдайда мұнайды тасымалдау мәселесі алдыңғы орынға шығары анық. Біздің елдің бұл бағыттағы маршруттары мынадай: Бірінші кезекте, Батысқа мұнайды «Теңіз-Новороссийск» мұнай құбырын пайдалана отырып РФ территориясы арқылы жөнелтеміз. Ақтаудан Бакуге және «Баку-Тбилиси-Джейхан» мұнай құбыры арқылы әрі қарай жөнелтілетін транскаспийлік тасымалдарды да қаперден қалыс қалдыруға болмайды. Темір және «Атасу-Алашанькоу» мұнай құбыры арқылы мұнайды Қытайға тасымалдаймыз. Сосын оңтүстік бағытта Ақтаудан ирандық Нека портына жеткізілетін және Парсы шығанағы арқылы әлемдік рынокқа жол тартатын экспорттау бағыты бар. Бірақ біздің мұнайдың негізгі инвесторлары (америкалықтар мен еуропалықтар) аталған бағытты аса жақтыра бермейді.

Қазақстан мен Ресейдің көмірсутектік мәселелер жөніндегі әріптестігі екі жақты байланыстың маңызды бағыты. Елбасы да «бұл бағыттың стратегиялық маңызы бар» деп бекерге айтқан жоқ. Соңғы кездері мұнайды ресей арқылы экспорттау мүмкіндігі шектеліп келеді. Себебі, мұнай құятын танкерлер өтетін Босфор мен Дарданеллдың өткізу қабілеті шарықтау шегіне жетті. Бұл мәселені «Бургас- Александрополис» құбырын іске қосу арқылы шешу көзделген еді, алайда айтылған күйінде қалды.

Қазақстан мен Ресей тек мұнай ғана емес, сонымен бірге газ саласында әріптестік орнатқан. 2002 жылдан бері «КазРосГаз» («Газпромның» және «ҚазМұнайГаздың» біріккен кәсіпорны) Қарашығанақ кен орнының шикі газын қайта өңдеу мақсатында оны Орынбор газ өңдеу зауытына тасымалдайды. Бұдан басқа, Қазақстан арқылы түркімен және өзбек газы Ресей территориясына өтеді. Каспий маңы газ құбырының жобасы басталмай жатып аяқталғанмен, газ әлі күнге «Орталық Азия – Орталық» магистралі арқылы тасымалданады.

Ресей Қазақстанның шикізатты тасымалдаудағы көпвекторлы экспорттық бағыттарына түсінікпен қарайды. Теріскей көршіміз «Атасу-Алашанькоу» мұнай құбыры жобасын алғашқылардың бірі болып қолдады. Бұл арада Ресей өз мүдделерін де ескерді. Себебі, батыссібір мұнай кендеріндегі «қара алтынды» көршіміз дәл осы құбыр арқылы Қытайға экспорттауға мүмкіндік алды. Дегенмен де есесін жібергісі жоқ. Бұл ретте, көршіміз Каспийдегі сыртқы ойыншылардың (АҚШ және ЕО) ықпалы азайту жұмыстарын жүргізеді. Екіншіден, Ресейді айналып өтетін Транскаспийлік немес НАБУКО құрылысына кедергі келтіруі мүмкін. Жақында ғана Каспий акваториясын қатысты құбыр жүргізу жұмыстары бес елдің келісімінсіз жүргізілмеу керек деген Қазақстан мен Әзірбайжанның арасындағы үш жақты келісім-шартқа қол жеткізді.

Белгілісі қазіргі таңда Қазақстан мен Ресейдің арасындағы мұнай-газ саласындағы әріптестік негізінен өнім көлемін арттыру, шикізат өнімдерін сыртқы нарыққа экспорттаумен ғана шектеліп отыр. Бірақ мұндай әріптестік арты екі елге де абырой әпермейді. Осы ретте сіздерге қояр мынадай сауалым бар: Екі елдің мұнай-газ саласындағы әріптестігінен қандай да бір тиімді жобалар күтуге бола ма? Кедендік одақ, ЕЭК жұмысы іске қосылғаннан кейін екі елдің арасындағы экономикалық байланысты арттыруда қандай мүмкіндіктер ашылады? Мұнай-газ саласындағы қазақ-ресей әріптестігіне Батыстың көзқарасы қандай?
b85955d9aa9c43f87ba19793a658921e
Сергей Домнин, «Эксперт-Қазақстан» журналының сарапшысы:
– Мұнай өндіру саласында ресейлік «Лукойлды» атап айтар едім. Компанияның дерегінше олардың қазақстандық мұнай өндірудегі үлесі 8-10 пайыз. «Лукойл» Қарашығанақ пен Теңіздің қатысушысы. Бұдан сырт Арман жобасында, Әлібекмол және Қожай кен орындарында да бар. Былайша айтқан, «Лукойл» қазақстандық мұнай өндіру саласында ресейлік ең табысты инвестор. Кішігірім жобаларда компания қытайлық кәсіпорындармен біріккен, ал ірі жобаларда консорциумдармен бірлескен. Бұлардың ішінде «ҚазМұнайГазбен» арадағы әріптестігі жоғары деңгейде деп айтпас едім. Бұлардың тек үш әріптестік жобаларғы ғана бар. Мұнай өндіру және барлау ісінде «Роснефтьті » ұмытуға болады. Сонымен қатар, «ҚазМұнайГаз» бен «Газпромның» біріккен жобасы – «ҚазРосГаз» екі елдің мұнай-газ секторындағы әріптестік жобалардың ең ірісі. Ал тасымалдау жобалары тікелей – КҚК-ға (Каспий құбыр консорциумы) жүктелері анық. Экспорт «Атырау -Самара» ресейлік құбыр желісі арқылы жүргізіледі.

Газ саласы бойынша тағы бір маңызды жоба – «Орталық Азия — Орталық» магистралі арқылы түркмен және өзбек газын РФ-ға тасымалдау. Бұл «ҚазРосГаздың» мұрындық болуымен жүзеге асады.

Кедендік Одақ, БЭК бойынша айтарым, алғашқы мұнай-газ саласының мәселелеріне баса мән берілген жоқ. Тек Біртұтас экономикалық кеңістік аясында келісімге қол қойған тұста құбыр жүйесін тең пайдалану туралы тармақ пайда болды. Яғни, бір елде өндірілген мұнайда екінші елдің құбыры арқылы жүргізу төңірегіндегі барлық шектеулер алынып тасталды. Ал бұл келісімшарт өз кезегінде «ҚазРосГазға» тиімді болды. БЭК-тің шеңберінде биылғы жылдың мамыр айында шикізат ресурстары бойынша комиссия құрылуы мүмкін, бұл комиссия өз кезегінде шикізат ресурстарының бағасын белгілейтін болады. Сайып келгенде, интеграциялық процестер аталған салаға да кірігеді. Аталған саладағы әріптестік екі елдің арасындағы экономикалық байланыстарды арттыра түседі. Мұнай-газ саласындағы екі жақты кездесулерді үнемі талқыланады. Демек, көмірсутек экспорты экономикалық әріптестіктің ең басты бағдары деп айтуға болады. Иә, Астана мен Мәскеудің жақындасуын Батыс жақтырмайды. Еуроодақтың транскаспийлік газқұбыры жүргізу туралы тақырыпты үстіне-үстіне көтеру ресми Астананы өз ыңғайына жығылтудың амалы. Алайда, бұған қолбайлау болатын бір мәселе: бізде еркін газ жоқ. Бұл бізде болғанға болса, аталған жобаға ойланбай-ақ кірер ме едік. Оның үстіне Астананың батыстық инвесторлардың көңіліне келмеуге тырысатынын назардан тыс қалдыруға болмайды. Сосын, біз мойындағымыз келмесе де Брюссель, Вашингтон, Пекин – Астана, Ашхабад,Баку, Мәскеуге шикізат тасымалдаушы донорлар ретінде.

065f17a9b6bb1632c16804fe152db22e

Андрей Чеботарев, «Альтернатива» өзекті зерттеулер орталығының директоры:
– Тимур Құлыбаев «Газпромда» жүргеніне міне екі жылдан асып барады. Осы уақыттың аралығында «Газпромның» Қазақстандағы мүдделерін жүзеге асыруда қандай да бір ілгерілеу бар ма?

Сергей Домнин:

– Шынымды айтсам, бұл сұрағыңызға нақты «иә» немесе «жоқ» деп жауар бере алмаймын. «Газпромды» Қарашығанақтан «қуып» шыққаннан кейін оның Қазақстанға деген қызығушылығы да қалмады-ау осы…

d7c97660f0d8f10dcba76f3d7ac232bf

Сергей Смирнов, Oilnews.kz мұнай-газ журналының бас редакторы:

– Олар («Газпром», автор.) Павлодардағы мұнай өңдейтін зауытты сатып алмақ болды. Алайда ойлағандарынан түк шықпады. Содан бері «Газпромның» қызығушылығы да азайып қалды.

Сергей Домнин:

– Бірақ олардың біздің жерімізде «Газпром-мұнай» АЗС желілері бар ғой. Бұл Омбыдағы зауыттың жанармайы. Ал аталған зауыт «Газпромға» қарайды. Еліміздегі жанармай құятын нысандарды еркін саудаға жіберу туралы әңгіме болғанда, олар Гелиосқа ауыз салғысы келеді, алайда ол ойлағандарынан да түк шықпады. Ал мұнай өнімдерін әкелуге тыйым салынғанда «Газпром-мұнайдың» құлашы мүлдем қысқарып қалды. Себебі түсінікті де, ҚМГ жанармайды өзі белгілеген бағада әкелгісі келді.

Антон Морозов:

– Менің білгім келетіні соләркіге белгіленген нақты баға бар ма?

Сергей Смирнов:

– Негізінен үш өнімнің дизельді жанармай, АИ-80 және АИ-92-ның бағасы бақыланады. Мұндағы бірінші талап әрине мұнай бағасы. Тасымалдаушы бірінші кезекті мұнайөнімдерін Қазақстанға жеткізуде жолға жұмсаған шығындарын есептейді. Бұл арада теміржол арқылы жеткізілген шығындар назарға алынады. Білсеңіздер, жанармай бағасының көтерілуінің бір себебі теміржол тасымалымен байланысты болды.

Сергей Домнин:

–Кейбір мамандар бізге жанармайды экспорттаған тиімді деген пікір айтады. Бірақ ол үшін, егерде біз ресейлік жоғарыоктанды жанармайды пайдаланған тиімді болса ендеше импортқа да шектеу қойылмауы керек. Бізде керісінше, импортты шектеп тастайды. Шынымды айтсам, импортты тежеуді қандай пайдасы бар екенін түсінбеймін. Себебі, біздің ішкі нарыққа жанармай жетіспейді. Егер біз шекараны ашар болсақ, біздің жанармайдың бағасы да Ресейден кем болмас еді, бірақ ең бастысы осы өнімшілік тапшылық көрмес едік.

Сергей Смирнов:

–Сосын бізде геологиялық барлау ісі мүлде тұралаған. Аталған саланы құртып алдық. Білікті мамандар жоқтың қасы. Жақында ғана маған бір жігіт шаңсорғыш сатпақ болдым. Сұрастыра келсем Политехті, геологиялық барлау факультетін бітірген екен. Өз саласын мүлдем білмейді. Себебі, ешқандай тәжірибелік жұмыстарға шығармаған. Геологиялық барлау саласының ажырамас бөлшегі саналатын ұңғымаларды көрмеген. Ал мұндай мамандар кімге керек? Білікті дейтіндердің өзі қартайыңқырап қалды, енді бір тобы Ресейге көшіп кетті.

5f36bcbffa8aefdcd00de5625fb31d08

Бэла Сырлыбаева, экономика ғылымдарының докторы, ҚР Президенті жанындағы стратегиялық зерттеулер институтының ғылыми хатшысы:

–Қазақ-орыс әріптестігі туралы айтар болсам, Ресей біздің ең ірі әрі ең басты экономикалық әріптесіміз. Бірақ Ресейдің әлсіз тұстары бар. Қазақстандық және ресейлік технологиялар, оның ішінде мұнай-газ құрылғылары ескірген. Мұны да мойындау керекпіз. Меніңше, Каспий Ресей үшін соншалықты маңызды аймақ емес. Себебі, теріскей көршіміздің жер көлемі үлкен, оның территориясы мен шекараларында маңыздылығы жағынан Каспийді он орайтын кен орындар бар. Ал Каспий – Қазақстан, Түркменстан және Әзірбайжан үшін бірінші кезектегі мәнге ие, Ресей мен Иран бұл істе аса белсенді емес. Сосын Әзірбайжан және Қазақстандағы бірқатар ұңғымалардан мұнай табылған жоқ немесе мардымсыз болды. Мысалға Құрманғазы кен орнынан Ресей үлкен үміт күткен. Мұның аяғы қалай аяқталғанын жақсы білесіз. Ақыры бұл екі елдің біріккен жобаларын жүзеге асыруға кедергі келтірді. Сонымен қатар, мұнай тасымалдаудың көлемі де, оның ішінде Қашағандағы көрсеткіш айтарлықтай ауқымды емес. Және бұдан бұрын жаппай жарнамаланған кейбір жобаларда нәтижесін бермеді. Набукко магистралді газқұбыры жүзеге аспай қалды. Себебі, жалғыз Әзірбайжанның тұтас Еуропаны газбен қамтамасыз етуге шамасы жетпейді. Ал ЕО-ға газды Түркіменстанның тасымалдаған тиімді болып тұр. Бірақ оның жолдары әзір белгісіз. Ал Қазақстандағы газдың көлемі Түркіменстанға жетпейді. Сондықтан өз басым ЕуроОдақтың қазақстандық мұнайгаз секторына қызығушылығы жоғары деп айтпас едім. Уақыт өте келе Ирак пен Ливиядағы жағдай қалыпқа келіп, Иранның бетін бері қаратар болса Еуропаға мұнай мен газды тасымалдаудың басқа да жолдары ашылатын болады.

Сергей Смирнов:

–Мұнайға қатысты ойыңызды толықтыра түсейін. Бізде негізінен мазут өндіріледі. Ал мұнайды өңдеу барысында алынатын жанармайдың мөлшері өте аз. Жаңа айтып өткендей негізінен бұл – мазут, дизелді отын және АИ-80 төменгі октанды жанармайы.Ресейде Қазақстанда өндірілетін Евро-2 жанармай мүлдем сатылмайды…Тыйым салынған. Қазіргі оларда Евро-4, Евро-5 жанармайын өндіру үстінде. Ал біздің отынның құрамында бензола, күкірт сияқты қоспалар көп.

Марат Шибутов, Қазақстандағы шекаралық әріптестік Ассоциациясының өкілі:

–Біздегі мұнай құбырларының жүйесі және мұнай өңдеу зауыттарының жұмысы әуел бастан-ақ ресей мұнайын өңдеуге негізделген. Бұған дәлел, қазіргі күні Қазақстандағы 60 пайыз мұнай өнімдері не Ресейде, не болма ресейдік өнімнен әзірленген. Бұдан кейін біздің ішкі нарықтағы мұнайдың бағасы тым арзан, сол себепті мұнайшыларға өз өнімін мұнай өңдейтін зауыттарға өткізген тиімсіз. Сондықтан да ресейліктер Біртұтас экономикалық кеңістік, Кедендік одақ келісімшартына қол қойған кезде мұнай тасымалдау бөлек алып қарастырды. Біз оларға 1,2-1,5 млн. тонна мұнайды компенсация есебінде тасымалдап тұрдық. Қазір бұл компенсацияның күші жойылды, ендігі жерде мұнай бізге де, оларға да ешқандай баж салығынсыз еркін тасымалданатын болады. Бұл Қазақстанға жылына –1,15 миллиард долларды үнемдеуге мүмкіндік беріп отыр. Біз үшін тағы тиімді тұс, «Росмұнай» және басқа да компаниялар біздің «Атасу-Алашанькоу» мұнай құбыры арқылы Қытайға мұнай тасымалдайды.

Дайындаған Динара Мыңжасарқызы

Источник: «Түркістан»

ЕЭС может в перспективе стать политическим объединением, считает Назарбаев

АСТАНА, 5 фев – ИА Новости-Казахстан. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев допускает, что со временем Евразийский экономический союз (ЕЭС) будет не только экономическим, но и политическим объединением.

«Мы слышим и видим разные интерпретации и мнения экспертов о Евразийском экономическом союзе, я думаю лучше поглубже надо его изучить и понять, что это не политическая организация . А может быть? — Все может быть. В будущем все может быть, но сегодня — это чисто экономическое сотрудничество, которое вызвано необходимостью для наших государств», — сказал Назарбаев в среду на традиционной встрече с аккредитованными в Астане руководителями зарубежных дипмиссий.

Он подчеркнул, что «для Казахстана это очень важно».

«Готовясь к вступлению с ВТО, мы должны закалить наши бизнес именно в этом сотрудничестве традиционных для нас товаров и экономик», — пояснил президент.

Глава Казахстана также призвал от критики и недоверия ЕЭС «переходить к изучению его и правильному пониманию».

«Я уверен, что в целом Евразия будет субконтинетом, в котором будут открыты границы, нормальная торговля, передвижение людей», — отметил он.

По оценке Назарбаева, ЕЭС до 2030 года даст трем странам-участникам «рост ВВП на 25% и еще более 600 миллиардов долларов».

«Евразийский экономический союз не закрывается от мира, продолжает сотрудничать со всеми партнерами. В этом плане мы поддерживаем предложение президента РФ о формировании в будущем зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и ЕС», — отметил Назарбаев.

Он подчеркнул, что для Казахстана, «как государства срединного в Евразии, жизненно важно участие в интеграционных процессах».

Назарбаев напомнил, что «в нынешнем году исполняется 20 лет со дня выдвижения мной идеи создании Евразийского экономического союза».

«Символично, что именно в этом году предлагается подписать соглашение между Казахстаном, Россией и Белоруссией о Евразийском экономическом союзе. Ряд других государств уже высказался за присоединение к этому процессу», — отметил президент.

Источник: Информационное агентство «Новости-Казахстан»

Евразийская интеграция в 2014 году: экспертный взгляд

2013 год для интеграционных процессов на постсоветском пространстве был как никогда насыщенным. В полную силу заработало Единое экономическое пространство, в стадию практических решений перешел вопрос о расширении союза, присоединении к нему Армении, Кыргызстана и Таджикистана. В конце года неожиданно на повестку дня встал вопрос об участии в евразийской интеграции Украины. Наконец, в 2014 год государства – участники ЕЭП вступают с обязательствами до мая месяца согласовать текст Договора о создании Евразийского экономического союза.

Как можно оценить итоги последних 12 месяцев для евразийской интеграции? Какое качество процессов стоит за этой возрастающей динамикой? С каким багажом мы вступаем в 2014 год? Какие вызовы ожидают интеграционный проект в текущем году и к каким решениям должны быть готовы политические лидеры Беларуси, Казахстана и России в ближайшее время? Об этом мы спросили экспертов из трех стран.

Сивицкий-200x300
К форсированному промышленному и инфраструктурному развитию!

Арсений Сивицкий, директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Беларусь)

Как показали ноябрьский и декабрьский саммиты Высшего евразийского экономического совета, неопределенность в процессе евразийской интеграции связана с различным пониманием самой сути этих интеграционных процессов и, как следствие, с отсутствием единого стратегического видения, смысла, целей интеграции на постсоветском пространстве среди ее участников. Кроме этого, до сих пор не в полной мере доведены до логического завершения два предыдущих этапа – Таможенный союз и Единое экономическое пространство. До сих пор продолжаются серьезные дискуссии по поводу целесообразности создания в рамках Евразийского экономического союза политического измерения.

В этих условиях важным рубежом для интеграции станет согласование текста Договора о создании Евразийского экономического союза, по которому между сторонами есть ряд противоречий.

Так, Казахстан считает, что такие направления, как охрана границ, миграционная политика, система обороны и безопасности, а также вопросы здравоохранения, образования, науки, культуры, правовой помощи по гражданским и уголовным делам к экономической интеграции не относятся и не могут быть перенесены в формат ЕЭС (они уже реализованы в рамках других союзов: ОДКБ и СНГ, а также в двустороннем формате).

На похожих позициях стоит и Беларусь. В то же время, активные попытки белорусской стороны включить в состав Договора о Евразийском экономической союзе положения, регламентирующие форматы научно-технической и промышленной кооперации, наталкиваются на серьезное сопротивление российской и казахстанской сторон.

В этой связи проект Договора о Евразийском экономическом союзе должен быть подвергнут тщательному анализу. Необходимо исключить вероятность того, что потом, когда он уже будет подписан, произойдет откат назад из-за противоречий между положениями этого документа и национальными интересами.

Впрочем, тщательная работа над текстом Договора не исключает интенсификации реальных интеграционных процессов в экономике. Тот синергетический эффект от слияния экономик, который мы наблюдали на старте Таможенного союза и Единого экономического пространства в 2010 – 2012 годах, сегодня практически себя исчерпал. Это свидетельствует о том, что только лишь синхронизации экономических политик и создания пространства «четырех свобод» недостаточно для успеха евразийского проекта.

Обращаясь к опыту создания Европейского союза, необходимо отметить, что свои истоки европейский интеграционный проект берет не в формировании зоны свободной торговли, а в создании Европейского объединения угля и стали, то есть интеграции потенциалов военно-промышленных комплексов Франции, ФРГ, Италии, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. С моей точки зрения, перед участниками евразийских интеграционных процессов в 2014 году стоит задача, выражаясь по аналогии с европейским опытом, создать «Евразийское объединение угля и стали в XXI веке».

В частности, сторонам необходимо сформировать, согласовать и утвердить перечень евразийских инфраструктурных проектов; перечень евразийских транснациональных корпораций, объединяющих активы участников интеграции; и перечень технологий 5–го и 6–го укладов, которые должны быть освоены и локализованы на территории Евразийского экономического союза совместными усилиями его участников. Эти три документа должны стать программой работы Евразийского союза в обозримой перспективе (на 15–30 лет) и могут быть утверждены в качестве приложений к Договору о создании ЕАС.

Начавшиеся в прошлом году процессы интеграции белорусского и российского ВПК, по сути, ознаменовали собой движение в данном направлении. Кроме того, именно данная схема совершенно обоснованно используется Россией для более глубокого вовлечения Украины в евразийские интеграционные процессы. Однако в 2014 году данному направлению интеграции необходимо придать большую системность.

Косназаров-200x300

Движение вперед с учетом имеющихся рисков

Данияр Косназаров, эксперт Института евразийских исследований (Казахстан), аналитик Центра изучения Центральной Азии и Китая «Синопсис»

Потребуется еще как минимум десять лет, чтобы можно было говорить, что Евразийский Союз действительно представляет собой исправно работающую организацию.

Не лишена обоснованности точка зрения, что данный проект по своей природе элитарен. А значит, каждое важное решение по дальнейшему ходу евразийской интеграции будет требовать больших усилий политической воли действующих лидеров стран-членов ТС и их правительств. Как показал прошедший год, разночтения в отношении дальнейшего курса структуры среди лидеров стран-членов ТС существуют и это приводит к определенным трениям.

Казахстан на протяжении всего прошлого года пытался очертить «красные линии», показывая, что не поступится собственным политическим суверенитетом. Даже запомнившееся многим высказывание президента Казахстана Нурсултана Назарбаева о включении Турции в ТС важно именно тем, что Астана, применяя преимущества мультивекторной внешней политики, подтверждает свою приверженность равноудаленным отношениям с разными внешними акторами. Поэтому в данном сюжете речь шла не столько о Турции и «пантюркизме», как поспешили заявить многие, сколько о собственных интересах Астаны.

Конечно, преувеличивать противоречия между участниками Таможенного союза не стоит. Ведь, несмотря на них, интеграция продолжает динамично развиваться. Однако из Казахстана она видится как не особо систематичная, хаотичная и не учитывающая издержки становления. Это одна из причин того, что Астана не раз выступала против расширения ТС с включением новых стран, что является важным пунктом повестки дня на 2014 год. Для Казахстана гораздо важнее урегулирование всех имеющихся вопросов и «щероховатостей» с Россией и Беларусью, делая упор на «интеграцию вглубь», а не «вовне». Такая интеграция требует детальной проработки, должного уровня экспертизы, компетентности и подготовленности к жестким переговорам. Каждая из сторон в этом плане сильна и слаба по-своему.

Еще одна опасность, вытекающая из противоречий между участниками интеграции, связана с характером функционирования бюрократических институтов Таможенного Союза и, в частности, Евразийской Экономической Комиссии. Ведь работники этой структуры, хоть и являются формально независимыми от государств, гражданами которых они являются, но все-таки в своей работе ориентируются на то, какие тенденции господствуют в столицах трех государств. Это создает опасность того, что, исходя из национальных интересов тех или иных чиновников, работа ЕЭК может быть заторможена или наоборот форсирована в ущерб качеству проработки тех или иных вопросов. Об этих рисках, кстати, говорил и президент Казахстана в одном из своих выступлений.

Важным аспектом евразийской интеграции в 2014 году может стать процесс вхождения в Таможенный союз Армении. И, в частности, весьма интересным может быть аспект совмещения статуса этой страны в качестве члена ТС с ее же статусом в качестве участника Нагорно-Карабахского конфликта. Сразу стоит отметить, что регулирование политических вопросов, связанных с ним, не входит в полномочия такой организации, как Таможенный Союз. Но благодаря включению Армении, гипотетически, у ТС появится возможность влиять через экономику на политику Еревана.

С другой стороны, вступление Армении в ТС может быть расценено на международном уровне как прямое или косвенное признание странами союза прав Еревана на этот регион. Это, вероятно, беспокоит казахстанскую сторону, которая пытается по крайней мере на уровне дискурса, отделить политику от экономики.

Кроме того необходимо понимать, что пока выгоды от сотрудничества в рамках Таможенного Союза или какого-либо другого экономического союза не будут достаточно масштабными, Баку и Ереван не поступятся своими политическими интересами ради экономического сотрудничества.

Поэтому необходимо понимать, что процесс вступления Армении в ТС может усугубить имеющиеся противоречия в интеграционном процессе.

Михеев-225x300

Главное – согласовать национальные подходы и интересы

Сергей Михеев, директор Центра политической конъюнктуры России

Подводя итог 2013 году, следует отметить, что на протяжении этих 12 месяцев процесс евразийской интеграции все-таки шел вперед, несмотря на все проблемы, противоречия и другие нюансы.

Самым важным достижением ушедшего года является заявление президентов Беларуси, Казахстана и России на саммите в Минске о решимости создать Евразийский экономический союз уже к 2015 году. Это мощный ответ всем скептикам и недоброжелателям, которые утверждали, что интеграция провалится, что у нас ничего не выйдет и так далее.

Другим важнейшим шагом в уходящем году является принятие решений о расширении Таможенного союза за счет присоединения Армении, Кыргызстана и, в перспективе, Таджикистана. Особенно важным, на мой взгляд, является пример Армении. В этой стране до последнего не утихали серьезные дискуссии на предмет необходимости присоединения ее к зоне свободной торговли с Европейским союзом (заключения соглашения об ассоциации). В лоббирование этого европейского вектора вкладывались немалые ресурсы. Однако в итоге решение было принято в пользу евразийской интеграции. А значит, Ереван видит в этом векторе более привлекательную экономическую и политическую перспективу. Даже несмотря на то, что на пути к полноценному участию Армении в Таможенном союзе предстоит приложить еще немало усилий.

2013 год был примечателен еще и тем, что, несмотря на обмен порой острыми заявлениями, на тот же конфликт вокруг «Белорусской калийной компании» и другие отдельные противоречия, в целом год прошел без провалов в интеграционном строительстве. Даже ситуацию с Украиной, которая не присоединилась к Таможенному союзу, нельзя назвать неудачей. Ведь, с одной стороны, мало кто верил в реальность такого шага Киева в 2013 году. А с другой стороны, нынешняя ситуация в Украине убедительно показывает, что отказ от присоединения к Таможенному союзу – это скорей провал украинской политики, а не евразийской интеграции. Ведь экономические проблемы Киева никуда не делись, поэтому ситуация вокруг Украины остается открытой.

В 2014 году главной задачей для евразийской интеграции будет преодоление внутренних противоречий, особенно – в экономической сфере. Беларуси, Казахстану и России следует направить основные усилия на согласование своих позиций и выработку такой модели интеграции, которая будет действительно взаимовыгодной. Очень важно, чтобы в 2014 году все страны, входящие в ядро интеграционного образования, ощутили, что дивиденды от интеграции превосходят издержки. Только на этой основе можно двигаться дальше, в том числе – к расширению Евразийского союза.

В геополитическом плане текущий год будет отмечен дифференциацией международной обстановки на разных флангах евразийской интеграции. Так, на западном направлении следует ожидать дальнейшего противодействия интеграции со стороны, прежде всего, Европейского союза. К сожалению, несмотря на полную открытость со стороны участников евразийской интеграции и многократное декларирование добрых намерений, наши западные коллеги продолжают рассматривать этот процесс в терминах «холодной войны». И в ближайшее время это вряд ли изменится.

С другой стороны, на восточном и южном направлении мы видим совсем другую картину: здесь даже самые мощные державы воспринимают евразийскую интеграцию с энтузиазмом, демонстрируют готовность к сотрудничеству. Это Китай, Индия, Иран, Вьетнам, Южная Корея, другие страны.

Поэтому в 2014 году необходимо приложить все усилия для того, чтобы убедить наших западных партнеров в необходимости более конструктивного подхода к взаимодействию с будущим Евразийским экономическим союзом. А с другой стороны, на востоке и юге необходимо делать максимально энергичные и решительные шаги, не забывая, конечно, при этом о национальных интересах и необходимости согласования позиций участников евразийской интеграции.

Источник: ЗВЯЗДА