Monthly Archives: Май 2015

Эксперты: соглашение о Зоне свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Вьетнамом – знаковое событие

В годовщину подписания договора о создании интеграционного объединения и в день заключения соглашения о ЗСТ с Вьетнамом, 29 мая 2015 года в г. Алматы состоялось заседание экспертного клуба на тему «Потенциал ЕАЭС, как новая экономическая реальность глобального масштаба», организованного ОФ «Мир Евразии», в котором приняли участие известные казахстанские политологи, экономисты и журналисты.
Год назад в Астане был подписан Договор о ЕАЭС. 29 мая 2015 года в Казахстане состоялось заседание Евразийского межправительственного совета, в повестку которого вошло подписание Соглашения о зоне свободной торговли (ЗСТ) между ЕАЭС и Вьетнамом. Подписание ЗСТ решит задачу подключения ЕАЭС к интеграционным процессам в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), которому в настоящее время придается большое значение.
Как известно, около 40 стран изъявили желание присоединиться к ЗСТ с ЕАЭС. Среди них Индия, Турция, Иран, Израиль и т.д. Начата работа над всеобъемлющим соглашением о более глубоком уровне экономического партнерства и сотрудничества с Китаем. «Исключительно выгодным было бы заключение такого соглашения между Европейским союзом и ЕАЭС. Я думаю, мы к этому придем, потому что это взаимовыгодно. Но мы не должны останавливаться на этом», — подчеркнул президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на пленарном заседании VIII Астанинского экономического форума. Кроме того, Назарбаев внес предложение о создании объединенного Евразийского экономического пространства. «Нам важно принять единые правила, — сказал он, — которые учтут национальные интересы всех участников, и, в то же время, будут направлены на устранение барьеров, повышение взаимовыгодной интеграции».
Само название ЕАЭС предполагает, что его потенциальным членом, кандидатом или наблюдателем может стать любая страна самого большого и населенного континента Земли. Подписание дальнейших соглашений с другими странами Евразии будет свидетельствовать, что потенциал ЕАЭС огромен и привлекает внимание всего мирового сообщества. Зона свободной торговли представляет собой одну из наиболее тесных форм международной экономической интеграции. Подписание соглашения о ЗСТ осуществляется на договорной основе между государствами, имеющими весьма высокий уровень торгово-экономических и политических связей. ЗСТ предусматривает отмену и не применение в дальнейшем тарифных и количественных ограничений во взаимной торговле. Возможно установление изъятий из режима свободной торговли по особо чувствительным товарам. ВВП в ЕАЭС в 2014 году составил 2,2 трлн. долларов США или 3,2% в структуре мирового ВВП. Объем промышленного производства стран ЕАЭС в 2014 году достиг 1,3 трлн долларов США или 3,7% мирового промышленного производства (данные www.strategy2050.kz).

Победа, «колония» и «новые герои». Часть первая

Изменилось ли отношение казахстанцев к победе в Великой Отечественной войне? Насколько вписываются в контекст истории так называемые «новые герои», вроде Мустафы Шокая? Страдают ли жители РК от «постколониального синдрома»? В ответах известных экспертов эти и многие другие вопросы находят неожиданное преломление.
Экспертам был предоставлен перечень вопросов, напрямую связанных с нынешним переосмыслением советского исторического периода:
1. Каким образом вы оцениваете восприятие Великой Отечественной войны и советской истории в современном обществе? Носит ли оно положительный или отрицательный характер? Как вы воспринимаете тезис «это была не наша война»?
2. Воспринимаются ли обществом исторические уроки? Какие изменения в трактовку истории вносят появившиеся в последнее время «новые герои» (яркий представитель данной когорты Мустафа Шокай).
3. Чем опасна фальсификация истории и насколько это явление, по вашему мнению, распространено?
4. Какой смысл вкладывается в распространившийся термин «постколониальный синдром»? Ощущаете ли вы влияние указанного синдрома на себе?
Профессор, академик, ректор университета «Туран», президент Ассоциации вузов РК Рахман Алшанов считает, что фронтовики-казахстанцы сделали выбор в те грозные годы, и тезис «не наша война» возник в результате непонимания исторической реальности.
– У подавляющего большинства казахстанцев отношение к Великой Отечественной войне не изменилось. Вместе с тем имеются попытки героизации «новых героев», в частности, Мустафы Шокая. С точки зрения тех, кто пропагандирует эту историческую личность, Шокай не сотрудничал с фашистами, он помогал и сочувствовал соотечественникам, и умер в самом начале войны. Тем не менее, очень мало найдется жителей нашей страны, желающих переписать историю ВОВ – слишком большую цену заплатили в ней казахи, казахстанцы. В отличие от Украины и других стран постсоветского пространства, борьба за переписывание исторического канона у нас идет далеко не так активно.
Тезис «это не наша война» – ошибочен. Возможно, его сторонники просто не представляют себе, что если бы Казахстан не принял участие в той войне, и гитлеровцы не получили бы дополнительного сопротивления, еще неизвестно, что было бы сейчас на нашей земле. Фашисты изначально ставили задачу уничтожить не арийцев, а как известно, казахи, как и славяне, никоим образом к народам, привилегированным с точки зрения нацистской идеологии не принадлежат. То, как поступали с народами, не вписывающимися в нацистский порядок, отлично было видно на примере евреев и цыган. Хорошо рассуждать сейчас, спустя 70 лет, а тогда ситуация к долгим размышлениям не располагала. Если это «не наша война», тогда бы гитлеровцы не расстреливали пленных казахов, как и других пленных красноармейцев. Ведь Туркестанский легион – это лишь небольшая часть призванных на войну казахов, а большинство сражались на фронтах. Бауыржан Момышулы и тысячи фронтовиков из нашей республики могли бы почувствовать, что воюют на «неправильной» стороне, но вместо этого они пошли на фронт, воевали и погибали
Рассуждения о «постколониальном синдроме» сегодня стали просто штампом. Придуман он для того, чтобы как-то выделиться, поспекулировать на «скользкую» тему. То, что Казахстан был колонией – факт, который никто не отрицает. Вместе с тем, посмотрите, сколько было построено предприятий, сколько сделано вложений в инфраструктуру, в социальное развитие, построены университеты, школы, больницы. В советские годы создавались целые города. Поэтому говорить о колониализме в чистой форме, о том, что всех нас эксплуатировали, неверно и не совсем уместно. Да, были проблемы, связанные с распределением каких-то благ, но и вложено в Казахстан было немало. Говорить о том, что отсюда только забирали – несправедливо, в этом плане политика Советского Союза оставалась сбалансированной. На себе я постколониальный синдром никогда не ощущал.
Политолог Эдуард Полетаев уверен, что западный опыт взаимоотношений между государствами нельзя слепо переносить на постсоветское пространство.
– Отношение к событиям Великой Отечественной войны в Казахстане носит традиционный характер. С точки зрения советской истории оно не слишком изменилось, не пережило тех метаморфоз, какие произошли, например, в странах Балтии, в Грузии, на Украине. В принципе, казахстанское восприятие совпадает с той мемориальной культурой памяти, которая имеет место быть в Российской Федерации, и в Белоруссии. Кратко это ощущение можно описать так: наследие победителей. То есть Казахстан не представляет себя как жертву в той войне, жертву интересов каких-то внешних крупных сил, а относится к себе, как к стране, внесшей большой вклад в победу. Причем не только на фронтах, где погибло практически столько же казахстанцев, сколько англичан и французов вместе взятых, но и в плане тылового обеспечения. Сюда входит и работа эвакуированных заводов и фабрик, производство военной и другой продукции, и приют, данный тысячам беженцев.
Если мы говорим о возникающих новых героях военных лет, то, прежде всего, нужно отметить, что прошло много времени, и потому происходит некоторая переоценка. Но не в плане пересмотра итогов ВОВ и вклада в нее Казахстана, скорее, в плане появившейся большей свободы слова и заполнения «белых пятен» истории, начатого еще в годы перестройки. Открытые архивы изменили понимание истории с той точки зрения, что ряд личностей прежде были малоизвестны, либо их деятельность замалчивалась. К такой неоднозначной фигуре, в частности, и относится Мустафа Шокай, поскольку его роль в событиях войны имеет разную оценку. Его имя до сих пор вызывает дискуссии о том, кем он был на самом деле. Однако значимость этой фигуры несоизмерима со значением в общественном мнении того вклада, который казахстанцы внесли в победу над фашистской Германией.
Так называемый тезис «это была не наша война», конечно, несет негативный оттенок, имеющий, я бы сказал, психологические последствия. Связано его появление с тем, вероятно, что у сторонников такой точки зрения отцы и деды не воевали, и у них не прослеживается связь с военным временем. С этой точки зрения они пытаются изобразить происходившее на фронтах ВОВ как битву двух политических сил – коммунизма с фашизмом, а свой народ – жертвой, против воли вовлеченной в «котел». Я думаю, что подобные люди едва ли могли бы появиться в 40-х годах, и ситуация видится им такой спустя 70 лет. Сегодня вообще уместно ставить вопрос о том, справились бы мы в настоящий момент с фашизмом? Ответить уверенно «да» нельзя. Постсоветское пространство очень сильно разобщено, в том числе, и подобными заявлениями, носящими, на мой взгляд, идеологический характер.
Тем не менее, на суть происходящего такие оценки особенно не влияют, хотя, действительно, дискуссии ведутся в социальных сетях, но массового распространения они не получают. Тысячи и сотни тысяч казахстанцев ежегодно приходят к мемориалам ВОВ, участвовали в Бессмертном марше, что говорит о традиционном восприятии истории.
В политологии термин «постколониальный синдром» применяется очень часто. Теоретически это термин общий, однако, он предусматривает определенные специфические черты ментального ощущения жителей стран, которые недавно получили независимость. Но придать термину единый смысл для всех стран, переживающих подобный опыт, находящихся, к тому же, в разных частях планеты, довольно тяжело. То есть, одни проявления синдрома характерны для стран Восточной Европы, которые сохраняли официальную независимость, но к ним часто применяется данный термин, поскольку они вышли из-под влияния Советского Союза, когда распался восточный блок. Постколониальный синдром в странах Африки, также пережившей парад суверенитетов в 60-х годах, уже носит совершенно иной характер. Даже постсоветское пространство демонстрирует серьезную разность в этом вопросе. Скажем, в Казахстане не было череды переворотов и смен власти, переход к рыночной экономике и строительству нового государства прошел с меньшими социально-политическими потрясениями, чем в некоторых странах Кавказа, или например, без гражданских войн, как в Таджикистане. Поэтому я считаю, что слепо применять к Казахстану термин «постколониальный синдром» не совсем корректно. Возможно, в каких-то вещах он и проявляется. Допустим, когда в начале 90-х годов ухудшилась экономическая ситуация, достаточно большое число людей переехало на ПМЖ на свои исторические родины, в Россию или Германию – это тоже часть упомянутого синдрома. Например, очень много французов уехало из Алжира и Туниса, когда эти страны получили независимость. Но такой процесс нельзя считать полноценным проявлением «постколониальной ментальности».
Неприязнь, условно говоря, к бывшей метрополии также можно отнести к синдрому, поскольку «метрополия» не воспринимается равной по отношению к прежней «колонии», так, очевидно, представляется сторонникам такой точки зрения. Воспринимается как государство, еще таящее надежды вернуть все на круги своя – это западные схемы восприятия, подчеркнутые в западной теоретической политологии. Они, я бы сказал, не совсем ложатся на канву того, что произошло на постсоветском пространстве. Прежде всего, потому что того государства нет, оно развалилось. Английская империя, быть может, формально перестала быть империей, но осталась Великобритания, Франция осталась, опять же, Францией, а Советского Союза уже не существует. Некоторые вещи попросту излишне демонизируются, в первую очередь, демонизируется Российская Федерация, как страна-наследница советской империи. Хотя те принципы и нормы, с которыми она пытается выстроить свои взаимоотношения с соседями, не носят постколониальный характер.
Безусловно, опасения по отношению к России присутствуют, в основном они продуцируются даже не столько в СМИ, сколько в социальных сетях. Политика официальной прессы исходит из того, что РФ и Казахстан – союзники, и публикация подобных мнений может дискредитировать то, что выстраивалось долгие годы в плане добрососедства и сотрудничества. И я уверен, что такие мнения не носят масштабный или повальный характер, их поклонников не очень много. Тем не менее, это также часть синдрома, о котором мы говорим.
Зачастую концепция «опасений» формируется у людей, побывавших за рубежом, получивших там какие-то идеи у тех или иных зарубежных авторов и авторитетов. Повторюсь, что такую трактовку я не считаю присущей постсоветскому пространству.
Что касается другой стороны синдрома – возможно, каких-то надежд на Россию у этнически некоренного населения РК, то все страны, имеющие за рубежом крупные диаспоры, так или иначе пытаются оказывать им ту или иную помощь. Она может носить разовый характер, относиться к культурной сфере, и это касается не только РФ, внедрившей, например, программу «Соотечественники», проводящей культурные и спортивные мероприятия, также поступают и многие другие государства. Допустим, Польша помогает этническим полякам, проживающим в нашей стране, благодаря чему они могут получить бесплатное высшее образование на исторической родине. Германия тоже достаточно долгое время проводила политику переселения соотечественников. Это весьма примечательное явление при формировании новых государств, когда часть этнических общностей внезапно остается вне своей основной, так сказать, территории проживания. В какой-то степени я понимаю различные сомнения и колебания, поскольку тоже родился в Советском Союзе, первый паспорт получил в этой стране. Конечно, мне, как и многим другим был нужен период адаптации для существования в новых реалиях, и у меня данный процесс прошел спокойно и безболезненно. Так что лично у себя я постколониального синдрома не наблюдаю.
Генеральный директор корпоративного фонда «Центр социального партнерства» Нурлан Еримбетов убежден, что пробелы в знаниях о войне у молодого поколения должны восполнить те, кто впитал память о подвигах ветеранов с детства.
– Фальсификация (истории – ред.) идет из-за границы. Для сегодняшнего молодого поколения все равно – что война где-то далеко, что Великая Отечественная, они не росли на таких великих понятиях, как подвиг и защита родины, как росли мы. И в этом упущение нашего поколения. Сегодня нет соответствующих ориентиров, молодежь не ходит по местам боевой славы, гибели фронтовиков, не изучает историю войны в музеях. Великая Отечественная перестала быть темой внеклассных занятий и темой раскрытия секретов истории. Я считаю, что молодые утратили ощущение подвига отцов, в котором мы жили. Фальсификация идет, это вечная проблема, история всегда фальсифицировалась. К сожалению, историки молчат, молчат политики, молчат образованные в этом отношении депутаты.
Я считаю, что тезис «не наша война» выдвигают противники нашей страны, в этой стране и живущие. Есть те, кто говорят, что для казахов, для казахстанцев не было Великой Отечественной войны, что казахстанцы участвовали в отдельных сражениях Второй Мировой войны. Считаю, что это люди очень недалекие и я противник их точки зрения, потому что мой дед, наши деды и прадеды шли на войну защищать не георгиевскую ленточку, не какие-то отвлеченные постулаты, они шли защищать своих детей, матерей, внуков. А те, кто на этом сейчас спекулирует – дешевые политики, ищущие на такой теме хотя бы маленького признания, небольшого упоминания. Кроме того, эти люди не знают истории, слушают всякого рода иностранные мнения, и тупо, буквально идут на поводу. Когда я был студентом и учился в Подмосковье, ко мне подходили русские мужики, узнавали, что я казах, обнимали, жали руки и благодарили за то, что мои старшие родственники воевали и спасли от фашистов Подмосковье. Я своими глазами видел слезы этих пожилых мужчин с военными наградами на груди. Это были 80-е годы, с войны прошло много лет, но они до сих пор помнили.
Есть ли у нас «постколониальный синдром»? Я никогда в колонии не жил. Все. Я жил в Советском Союзе, я жил и живу в Казахстане, но никакой колонии я не знаю. Есть у нас так называемые политологи и политики, которые будут ощущать себя рабами в любой стране. А я всегда был хозяином своей жизни. Нет в Казахстане «постколониального синдрома», просто не надо прислушиваться к голосам политиканов, к голосам дешевых политологов, несостоявшихся ученых, не надо их слушать. Это их личные комплексы. Я не хочу даже этих людей упоминать. Даже в таких беседах, как наша, мы их возвеличиваем. Так и напишите: мне противно о них говорить. И вообще – собаки лают, а караван идет.
Web-издатель Джанибек Сулеев считает, что к изучению истории должен применяться комплексный подход.
– После развала Союза учебники истории поменялись, но в Казахстане я не могу назвать эти изменения радикальными. Настроения переписать историю в основном преобладают у тех, кто имеет доступ в интернет, именно там под новым углом рассматривают итоги Второй Мировой войны, выступают против термина Великая Отечественная война. Тезис «это была не наша война» на официальном уровне у нас не используется. Какие-то процессы идут, но говорить о них определенно пока трудно, тем не менее, попыток пересмотра истории в духе стран Балтии и Украины у нас не делается.
Что касается «постколониального синдрома», то советская власть основательно переработала подчиненное ей пространство, и здесь появились различные, до сих пор малоизученные социальные тенденции. В какой-то мере постколониальный синдром присутствовал и при Союзе, однако тогда о нем практически не говорили и не писали. Считается, что советская власть была ужасной и кровожадной. Безусловно, она такой была, но в ней присутствовала и мощная идеологическая составляющая, сглаживавшая многие острые углы. Синдром, о котором вы спрашиваете, тянется не с советских, еще с имперских времен, когда окраины империи, во всяком случае, азиатские, были далеки от многих достижений цивилизации, таких как телеграф или железная дорога. Советский Союз эти достижения на окраины принес, и когда сегодня идут виртуальные споры о том, что «жертвы того не стоили», эти тезисы нужно оценивать в комплексе.
В итоге в ходе имперско-советского социально-исторического уникального эксперимента здесь и синдром сложился совершенно уникальный. Причем исторические обоснования каких-то явлений, например, возникшей в период до независимости оседлости казахов, входит в противоречие с политическими и оба этих аспекта сегодня слабо изучены. Мне кажется, это вообще достаточно, если можно так сказать, устаревший вопрос, потому что пока мы рассуждаем об империях и колониях, приходят совершенно новые вызовы. Уже давно транснациональные компании, например, становятся сильнее государств и сильнее влияют на обстановку в мире, мы разбираемся с прошлым, а мир меняется. Грядут, возможно, куда более жестокие потрясения, кроме того, я бы сказал, что со стороны государства запрос на исследование, условно говоря, колониального времени также неярко выражен. И, быть может, в данном случае государство, которое не акцентирует на этом внимание, даже и право.

Азамат Ибраев

Источник: Nomad 

ЭДУАРД ПОЛЕТАЕВ: СОВРЕМЕННЫЕ РИСКИ И ТЕНДЕНЦИИ, СВЯЗАННЫЕ С ПЕРЕСМОТРОМ ИТОГОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Транскрипт выступления политолога, руководителя Общественного фонда «Мир Евразии» Эдуарда Полетаева (Алма-Ата, Казахстан), которое состоялось на девятом заседании Экспертного клуба «Урал-Евразия» по теме «Великая Отечественная война: Уроки истории и общая память», 12 мая 2015 года, Екатеринбург.

Всем добрый день! Меня зовут Эдуард Полетаев, я по образованию политолог, журналист-международник, руководил несколькими журналистскими проектами, был главным редактором газеты «Известия-Казахстан», которая просуществовала в Казахстане более десяти лет, а затем закрылась по экономическим причинам.

Сейчас мы занимаемся освещением интеграционных процессов на постсоветском пространстве в рамках нашего фонда «Мир Евразии», причем работа этого фонда в профессиональном плане берет свое начало с 2003 года, когда начал выпускаться информационно-аналитический журнал «Мир Евразии», обладатель ряда наград и премий. Это было задолго до появления Таможенного и Евразийского союзов, чтобы казахстанцы знали, что происходит в России и наоборот.

Большую часть того, что сегодня говорила в своем интересном выступлении Асель, можно смело экстраполировать и на Казахстан, картина будет примерно одинаковая. Тот же 1916 год – восстание было и в Казахстане. Кроме того, Алма-Ата и Бишкек когда-то входили в одну Семиреченскую область, были запланированы одними людьми и в принципе по ментальности алматинцы и бишкекчане близки, хотя, конечно, есть и отличия.

В частности, Кыргызстан в отличие от Казахстана часто называют страной неправительственных организаций, по статистике там количество прозападных НПО насчитывается в три раза больше (если их число делить на количество населения). И поскольку Кыргызстан экономически более бедная страна, менее развитая, то те гранты НПО, стипендии, возможность поехать на стажировку в те или иные страны воспринимаются с большим энтузиазмом, чем в Казахстане.

У нас гораздо меньше харизматичных лидеров неправительственных организаций, потому что в Казахстане амбициозные люди  часто предпочитают реализовывать себя в других проектах – в бизнесе, на госслужбе, где платят, кстати, больше денег, чем сотрудникам НПО в Кыргызстане, там не такие уж и большие деньги, но в условиях безработицы и низкого уровня жизни благодарят даже за это.

«Радио Азаттык», которое в Казахстане также существует, не будет выкупать прайм-тайм на наших телеканалах. И в принципе информационно-идеологическая работа в Казахстане поставлена на более системный уровень, ведь в стране один президент, одна цель, а в Кыргызстане уже поменялось столько самых разных людей, которые приходили к власти, и, конечно, с этой точки зрения, ситуация отличается.

Я буду говорить о современных рисках и тенденциях, которые связаны с пересмотром итогов Великой Отечественной войны. Мы в рамках фонда уже проводили подобное мероприятие в середине апреля, собирали экспертов, обсуждали тему. В принципе, к сожалению, происходит так, что в экспертном и медийном поле идет раздвоение по отношению к событиям нашего общего прошлого, и ряд журналистов и политологов на данную тему реагирует совершенно иначе, чем это можно было предположить лет пять-десять назад. Отношение существенно изменилось.

Борьба вокруг символов Победы и этноцентрическое восприятие истории

Мы отмечаем юбилей «георгиевской» ленты, ей исполняется десять лет. Появилась она на шестидесятилетие Победы, и автором проекта по официальной версии придумали в Интернет-департаменте РИА «Новости» под руководством Натальи Лосевой. И вовсе никто под ней не имел ввиду никакие захваты Средней Азии, никаких имперских замашек России и прочих вещей, которые сегодня употребляются в дискурсе противников «георгиевской» ленты, которая в Казахстане в определенной степени стала символом больших разночтений. Как и в Кыргызстане, у нас появилась своя лента Победы, выглядит она следующим образом: бирюзового цвета под цвет национального флага с национальным узором желтого цвета и изображением ордена Отечественной войны.

1510-500x354.jpgПричем, как и в Бишкеке, простые люди не делятся ни в Бессмертном полку, который прошел в Алматы, на ряде публичных мероприятий, на возложении венков, которые прошли в каждом городе Казахстана, — люди ходили с самыми разными лентами, и казахстанскими, и «георгиевскими», никакого возмущения это не вызывало. А многие вообще поступили «политкорректно». Например, официанты одного популярного ресторана поверх «георгиевской» ленты надели казахстанскую.

Тем не менее, на официальных мероприятиях, как на параде Победы 7 мая в День защитника Отечества, ведь 9 мая президент находился в Москве, все-таки использовалась новая казахстанская лента. Хотя в ряде публичных мест «георгиевская» лента вполне себе употребляется, и это воспринимается нормально. В частности, перед Парадом я был в Астане и видел на здании Генеральной прокуратуры два баннера с изображением «георгиевской» ленты, а Генеральная прокуратура – это все-таки олицетворение законности.

На мой взгляд, появление казахстанской ленты – это решение прийти к какому-то компромиссу, чтобы нейтрализовать влияние противников «георгиевских» лент, а саму «георгиевскую» ленту никто на официальном уровне не запрещал. В последнее время значение этой ленточки сильно идеологизируется, это плохо. Тем более мы уже вступаем в постиндустриальную, гиперинформационную эпоху. Все мы знаем, что сегодня мало исследований проводится на тему, как мы воспринимаем новые медиа. Ведь сегодня мы, как Гай Юлий Цезарь, можем одновременно получать информацию из нескольких источников: ковыряться в телефоне, планшете, слушать аудиокнигу, одновременно смотреть телевизор, — и это вполне нормально. А что будет с традиционными СМИ, как телевидение, радио, печатные СМИ, — это очень большой вопрос.

В Казахстане, я думаю, и в Российской Федерации и в Кыргызстане ситуация в отношении формирования восприятия итогов Великой Отечественной войны похожая. Как правило, все традиционные источники информации не направлены на молодежь, которая сидит в социальных сетях или посещает те или иные сайты. В Казахстане с этим проблем не было, последние три-четыре недели газеты были буквально забиты воспоминаниями о ветеранах, информацией другого рода, посвященной Великой Отечественной войне. В частности, номер газеты «Литер» от 7 мая, состоящий из восьми страниц, был полностью посвящен Великой Отечественной войне. Молодежь газеты не читает. Вся политически заинтересованная публика перебралась в «Фейсбук», который в Казахстане является наиболее политизированной и популярной сетью, где культивируются самые разные стереотипы, самое разное отношение к нашей Великой Победе.

К тому же информационная эпоха такова, что сегодня как только погибает, допустим, какая-нибудь «звезда», актер, режиссер, страна об этом узнает в течение нескольких часов, по телевизору показывают уже готовые «болванки», посвященные той или иной «звезде». Стоит умереть какому-нибудь актеру театра или кино, как вечером в прайм-тайм про него уже фильм показывают. То есть наступило очень прагматичное и циничное время среди самих журналистов, что тоже в определенной степени влияет на отношение к итогам Великой Отечественной войны.

Более того, я убежден, что после 70-летие Победы история идеологической борьбы вокруг Великой Отечественной войны не остановится, еще есть очень много «скелетов» в шкафу, и какие-то новости, удивляющие всех нас, обязательно будут появляться, тем более что идеологические противники в определенной степени будут этому способствовать. Чем дальше отдаляются трагические события, тем, конечно же, будет больше диаметрально противоположных комментариев. Многим историческим событиям, к сожалению, стали давать политическую оценку.

Неслучайно в апреле было принято два документа. Один – в ОДКБ о недопустимости искажения и пересмотра итогов войны, и сразу же за ним главы стран СНГ подписали похожий документ, правда, к сожалению, я не увидел там фамилий глав государств, которые его подписали, ведь Украина до сих пор входит в СНГ, но ее президент вряд ли поставил там свою подпись. Тем не менее, основная группа, «сердце» постсоветского пространства, которое состоит из пяти государств – вступивших в Таможенный и Евразийский Союз и являющихся членами ОДКБ (плюс Таджикистан) – этот документ поддержали. Здесь об искажении и пересмотре итогов войны, конечно же, речи не идет.

В настоящее время, на мой взгляд, постсоветские государства разделились по отношению к интерпретации истории событий 1941-1945 годов или 1939-1945 годов. Члены Евразийского экономического союза: Беларусь, Армения, Россия, Казахстан и Кыргызстан, – все-таки разделяют традиционное понимание того, что произошло в это время. В ряде стран подход немного трансформировался, например, в Азербайджане, Узбекистане, Туркменистане. В Узбекистане, как мы знаем, теперь День Победы называется Днем памяти, и хотя основные постулаты традиционного восприятия сохраняются, часть изменена.

В некоторых республиках бывшего СССР, как Прибалтика, сегодняшняя Украина или Грузия, история пересмотрена. С чем это связано? Не только с позицией политических элит, которые в некоторых странах имеют явно прозападный характер. В том, что есть болевые точки в истории Второй мировой войны, которые в сознании политических элит государств воспринимаются по-разному. Например, такая болевая точка, как «пакт Молотова-Риббентропа» 1939 года. Ведь для граждан Казахстана его значимость практически равна нулю, а например, для граждан Польши, которую разделили и она перестала существовать как государство, восприятие этого документа совершенно иное, как и для стран Балтии, так и для некоторых политиков Украины.

То же самое происходит в оценке роли Советского Союза во Второй мировой войне. Такой пример. В Западной Европе есть праздник День Д – высадки союзнических войск в Нормандии, который отмечается 6 июня. И для их историографии эта дата имеет гораздо большее значение, потому что солдаты именно западных стран высадились и участвовали в высадке в Нормандии. В то же время для стран Восточной Европы, республик бывшего Советского Союза эта дата имеет значение гораздо меньшее в сравнении с битвой под Сталинградом, Курской дугой и прочими военными операциями, поскольку там участвовали наши люди, лилась наша кровь, гибли наши солдаты и офицеры.

Таким образом, восприятие истории в определенной степени носит этноцентрический характер и во многом зависит от того, как ее интерпретирует политическая элита. Например, для Казахстана и Кыргызстана характерна история с генералом Панфиловым, которого обе страны считают своим. В преддверии 70-летия Победы национальные банки этих республик выпустили памятные монеты, и на обеих изображены фрагменты, связанные с генералом Панфиловым: на казахстанской монете это памятник в Алматы, где изображен политрук Клочков с бойцами Панфиловской дивизии, а на кыргызской — это памятник Панфилову в Бишкеке. И такое разделение «кто откуда», на мой взгляд, не очень способствует пониманию того, что победа была единой. В конце концов, того государства, которое воевало с фашистской Германией, уже нет на карте, оно погибло. И та ментальность, когда мы называли друг друга советскими людьми, уже ушла.

89a4e595b57edb402e4d892a198ccbd8-og.jpg

Монета в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, выпущенная в Казахстане

Сейчас многие страны находятся в поиске своей идентичности, это долговременный процесс. Так, в Казахстане был недавно озвучен программный документ, по сути, предвыборная программа Н.А. Назарбаева, пять институциональных реформ. Одна из этих реформ — создание нации будущего. Таким образом, Казахстан сейчас пытается сформировать гражданскую идентичность, а стране уже больше двадцати лет. Идентичность эта строится на основе принадлежности к общему гражданству и определенным моральным ценностям. И сколько будет продолжаться этот процесс, неизвестно. Гораздо более плохая ситуация на Украине, где гражданская идентичность очень сильно политизирована и определена в зависимости от региона проживания этих граждан. Как быть — непонятно.

А ведь история Великой Отечественной войны и оценка итогов очень сильно влияют на восприятие этой гражданской идентичности. В той же Украине, например, где именно по разности оценки событий ВОв граждане страны друг друга недолюбливают. Страна находится в состоянии гражданского конфликта, потому что не знаю, насколько можно назвать гражданской войной то, что происходит на Донбасе и в Луганщине. Проблематика сохраняется. Более того, после того, как силы ДНР и ЛНР начали использовать георгиевскую ленту как символ сопротивления, в казахстанском и кыргызском сегменте «Фейсбука» отношение к ней резко изменилось. И сегодня ее воспринимают, в первую очередь, как политический, даже имперский символ. Поэтому можно сказать, что если бы не было того, что произошло на Украине, в Казахстане и Кыргызстане, на мой взгляд, так сильно бы не возмущались и не интерпретировали значимость этого символа Победы.

Еще характерный пример, связанный с Героями Советского Союза, которые являются казахстанцами, — в Казахстане до сих пор не определено точное количество Героев Советского Союза. И дело здесь не в учебниках и исследованиях профессоров — нет определенного регламента, как считать Героев Советского Союза казахстанцами. Кто-то призывался, допустим, с территории Казахстана, казахстанским райвоенкоматом, кто-то являлся по рождению казахстанцем, но призывался в другой республике, кто-то получил Героя Советского Союза не во время Великой Отечественной, а позже.

В разных источниках на официальном уровне существует несколько цифр, причем количество Героев Советского Союза растет: в советские годы их было 497, во всяком случае в музее истории Казахстана насчитывается именно столько фамилий, потом их стало около 500, затем 518, 523, 528, а сейчас называется цифра 535. Сколько их всего на самом деле, никто не знает.

Причем каждое из государств пытается приписать героев себе. Недавно в одном из украинских изданий я наткнулся на статью, где Казахстан отмечен как страна, которая дала только одного дважды Героя Советского Союза, хотя у нас официально их насчитывается четверо. Один из них, алматинец Сергей Луганский, дважды Герой Советского Союза, отмечен как украинец, поскольку у него фамилия оканчивается на «ий», хотя к Украине он не имеет отношения.Талгат Бегельдинов — Казахстан и Кыргызстан все не могут определиться, чей он. Обе страны его почитают, поскольку родился он формально в Казахстане, но рос и воспитывался в Бишкеке, тем более в Кыргызстане дважды Героев Советского Союза, кроме него, нет. Поэтому Кыргызстан за него крепко держится. Есть еще один выходец из Костанайской области Леонид Беда, после войны он был членом ЦК Компартии Белорусской ССР, дважды депутат Верховного Совета, похоронен в Белоруссии. В честь него там есть и улицы, и памятники, но поскольку он призывался с Костанайской области, Казахстан считает его своим.

Я уже говорил, что, на мой взгляд, такие споры ни к чему хорошему не приведут с той точки зрения, что историческое прошлое не должно рассматриваться по частям. Это наша общая победа, поэтому идея всех этих памятных мероприятий в том, чтобы последствия войны сохранились в памяти. Как бы то ни было, мы не избежим и не сможем избежать того, что будет писаться новая история в каждом из независимых государств. Нам, экспертам и журналистам, нужно способствовать тому, чтобы  она не противостояла старой, а гармонировала с ней, потому что это все-таки подвиг народа, об этом нельзя забывать. А пока получается так, что у каждой из политических элит своя победа на уме.

На смену ветеранам сегодня приходят различные реконструкторы, которые также в определенной степени превращают эту память в какое-то развлечение, шоу. Посмотрите на киноискусство, это идеологический фронт, на котором происходят достаточно серьезные бои. Во-первых, наше общество начинает разделяться на тех, кому нравятся или не нравятся последние фильмы, связанные с войной, например, римейк «А зори здесь тихие». Или самый последний скандал, фильм «Номер 44», который запретили в России. По этому поводу было очень жесткое выступление министра культуры России Владимира Мединского, после этого и в Казахстане прокатчики отказались брать этот фильм, как и в некоторых других странах, насколько мне известно, например, в Белоруссии.

То же относится к видеоиграм, в которых также дается много информации. И у нас это явление пока не слишком оценено с точки зрения влияния на патриотическое и идеологическое воспитания молодежи, как оно к этому всему будет относиться.

Всем известно, в условиях того, что сегодня человек вынужден переваривать гораздо больше информации, чем двадцать лет назад, и все это не укладывается в голове, миром правят стереотипы. И эти стереотипы очень тяжело победить. Кто-то считает себя величайшей жертвой внешних обстоятельств, как страны Балтии и Украина, где в официальной историографии заявлено, что Сталин и Гитлер решили сделать что-то нехорошее с этими государствами. Да, мы, Казахстан, Кыргызстан, Российская Федерация и Белоруссия, выступаем в качестве наследников Победы, а кто-то позиционирует себя как первую жертву, как Чехия и Польша. Кто-то показывает историю войны как обстоятельства, от которых было некуда деваться, — это такие страны, например, как Болгария, Венгрия или Словакия, которые фактически были фашистскими союзниками в период Великой Отечественной войны.

Опять вернусь к георгиевской ленточке. Это, как я уже говорил, все-таки символ определенных политических пристрастий, стал многомерным и поменял свое первоначальное значение как лента памяти. И в Казахстане разговоры о ней начали сравнивать с войной остроконечников с тупоконечниками из «Путешествий Гулливера» Джонатана Свитфта. Это все смешно, но аллегория хоть и обозначает бесполезную идеологическую войну, на самом деле за этим всем скрывались настоящие войны, которые вели католики с протестантами в Британской империи. И, конечно, не хотелось бы, чтобы и нашим потомкам лет через 100-150 донеслось таким усеченным аллегорическим образом то, что происходило у нас в середине ХХ века на евразийском земле.

Пока ветераны живы. В Кыргызстане более тысячи человек, в Казахстане 6300 человек, дай бог, чтобы к 80-летию Победы хоть часть из этих ветеранов дожила. И, конечно же, не хотелось бы, чтобы политические идеи пиарились на этой трагедии.

Память о Героях Советского Союза

Еще одна проблема, которую я вижу, чтобы оставить память потомкам на примере Казахстана, среди известных военнослужащих Героев Советского Союза, а их более пятисот человек, как мы знаем, на слуху имена всего лишь нескольких десятков из них, — это те, кому поставлены памятники, в честь кого названы улицы, школы, парки, площади и т.д. Далеко не все из этих пятисот человек где-то отмечены географически, хотя многие имеют очень необычную воинскую судьбу. В Казахстане о них очень мало знают, и я считаю это достаточно серьезной проблемой.

Еще в советской историографии так сложилось после 1945 года, что не все Герои Советского Союза были информационного обеспечены. В Казахстане есть интересный человек Мукатай Абеулов, Герой Советского Союза. Он воевал в Кубанском казачьем кавалерийском корпусе, т.е. это был казак казах. Или самый первый казахстанец Герой Советского Союза украинецКузьма Семенченко, генерал-майор танковых войск, — о нем тоже в Казахстане практически ничего неизвестно, хотя он первый казахстанский герой ВОВ. И единственный кореец, который был Героем Советского Союза, Александр Мин. Он был призван с территории Казахстана, хотя до этого в 1937 году он с семьей был депортирован с Дальнего Востока.

Пересмотр итогов Великой Отечественной войны с исторической перспективы

На мой взгляд, итоги пересмотра и разные оценки Великой Отечественной войны начались сразу после 1945 года. Может быть, в 1946-47 годах. Та холодная война, которая пошла после победы над Японией в сентябре месяце, носила серьезный идеологический характер, как мы знаем. На карте бывшей Германии появились ГДР и ФРГ, это имело существенную значимость для того, чтобы страны НАТО и Варшавского блока меняли свое отношение к итогам Великой Отечественной войны.

Советский Союз на тот момент имел гораздо большую идеологическую мощь и влияние в мире, и попытки пересмотра итогов войны все-таки были нейтрализованы. А когда наступил период «дикого рынка» после 1991 года, когда люди потерялись, перестали верить в идеологические ценности, в общество, даже в себя, а по телевизору показывали такие сериалы, как «Санта-Барбара», где норм поведения фактически не существовало, семейные ценности были разрушены и на фоне красивой жизни допускалось многое, это привело, скажем так, к определенной идиосинкразии по отношению к патриотизму, к идеологическим ценностям.

И в итоге сейчас молодежи порой приходится объяснять буквально на пальцах последовательность политических событий и разницу между политическими строями СССР и Германии. Многие просто-напросто забыли, что нацизм – это на самом деле форма рабовладения, по цепочке исторического развития это шаг назад, фактически низшие расы должны работать на низшие. А здесь, как Асель отметила в своей презентации, говорят о каком-то развитии языков малых народов, это, конечно же, глупо.

Нельзя забывать, что сама цивилизованная Европа, между прочим, и в том числе державы-победительницы, — все до Второй мировой войны были рабовладельцами. Это страны-колонизаторы, которые держали в своих руках Африку и Азию. А парад деколонизации начался, пожалуй, с Индии, которая получила независимость только в 1949 году. Основная масса государств получила ее в 1960-1970-х годах. И когда нашу роль в истории принижают, мы всегда забываем о том, что это говорят те же империалисты и колонизаторы, по сути дела.

Для нас Великая Отечественная война в идеологическом смысле имеет другое значение. Только Казахстан на фронтах Великой Отечественной войны потерял столько же жителей, сколько Франция и Англия вместе взятые, — более 300 тысяч человек. Это не говоря о потерях России, Украины и Белоруссии. Хотя если считать в процентном соотношении, конечно же, эти проценты будут несколько различаться в зависимости от того, какая республика бывшего Советского Союза находилась на фронтах боевых действий. Если мы республики тыловые, понятное дело, что процент погибшего населения будет меньше, поскольку из наших людей страдали и погибали только так называемые комбатанты, а не мирное население, а люди призванные. Гражданское население разве что от других невоенных причин могло нести потери. В то время как на территории, подконтрольной фашистским формированиям, было уничтожено огромное количество гражданских лиц, это вопрос, конечно же, другой.

Опять же, стоит ли акцентировать внимание на том, кто потерял больше, кто меньше, ведь страна была одна, и никто не мог гарантировать в начале 1940-х годов, например, что Япония не нападет на Советский Союз. Ведь на Дальнем Востоке держали огромное количество советских частей, и тогда, допустим, Хабаровский и Дальневосточный край могли тоже оказаться страшно подкошенными в человеческих жертвах. Но оказалось так, что они были глубоким тылом. Никто не мог гарантировать, например, что на Среднюю Азию каким-то образом нападут союзники Германии. Хотя Западный Казахстан все-таки подвергался бомбардировкам, где находились Эмбинские нефтяные месторождения, — туда долетали фашистские самолеты, т.е. частично Казахстан был в зоне военных действий.

Философия истории

Также я хотел сказать по истории, что сейчас по этой науке задается очень много вопросов, потому что она, как мы знаем, неоднократно переписывалась. Мы знаем, что эту науку делают люди, и такого, как в математике, два плюс два равняется четырем, здесь никогда не будет. Это зависит от идеологических предпочтений: бывает и пять, и три, и восемь, и четыре.

Конечно же, правдой необходимо считать то, что признано большинством профессионального исторического сообщества, хотя в последнее время появилось много различных терминов, которые характеризуют так называемую псевдоисторию, ее иногда называют фолк-историей (народная история), анти-историей, и лже-историей, и масс-историей, и самодеятельной историей, — сколько угодно терминов. «История для народа» — это успешные коммерческие проекты, которые появились после развала Советского Союза и сильно дезориентировали общество. А такие тонкие фальсификации могут опровергнуть только профессиональные историки.

И сегодня появилось огромное количество «трудов», связанных с Великой Отечественной войной. Псевдоисторики в своих книгах, телепередачах по сути дела используют литературные приемы и претендуют даже на научность, но на деле производят литературно-публицистические творения. Есть художественный замысел, потом появляется тенденциозный набор различных фактов, чтобы, согласно канонам беллетристики, все от начала до конца было интересно.

И все это в киноискусстве, в художественной литературе популяризируется очень сильно. Вот зайдите в книжный магазин что в Казахстане, что в России и посмотрите, сколько там учебников по политологии или книг по политике, которых, как правило, всего несколько штук, и сколько посвящено книг различным историческим событиям в художественном исполнении, это достаточно большое количество изданий. И в итоге под этой псевдонаучностью, под этим наукообразием додумывается фальсификация истории.

Ведь фальсификация истории не всегда происходит сознательно, она может быть сделана из каких-то коммерческих соображений того или иного автора, чтобы громко заявить о себе. Нет у нас наказания за преднамеренное искажение каких-то исторических фактов, исторической правды, за подтасовки и т.д. Показательным в этом смысле является интерент-мем «британские ученые», когда журналисты со ссылкой на так называемых «британских ученых» публикуют различные околонаучные факты, которые настолько удивительны, что их никто и проверять не собирается. А ведь среди таких «британских ученых» появилось очень много историков в последнее время, которые также за уши притягивают те или иные факты, чтобы СМИ об этом говорили и публиковали.

Культура памяти на постсоветском пространстве и за рубежом

В целом культура памяти на постсоветском пространстве отличается от того, что имеет место быть в Восточной Европе, и мы часто не понимаем друг друга. Поскольку мы жили в мощном государстве, в державе, то у нас осталась мемориальная и монументальная культура памяти: это огромные стелы, высотой с десятиэтажные дома, это Вечные огни, различные мощные изваяния, чего стоит одна Родина-мать в Волгограде, которая выше Статуи Свободы. И как это воспринимается новым поколением, этот вопрос также до сих пор не исследован.

Монументальная культура памяти лучше воспринимается в более жестком режиме или, как сегодня модно говорить у демократов, в тоталитарном государстве. Она, например, по сей день характерна для Северной Кореи. Огромные монументы не являются символом западного образа жизни. К примеру, когда к власти в Грузии пришел Саакашвили, он огромный монумент в Кутаиси, посвященный подвигам грузин в Великой Отечественной войне, просто-напростовзорвал динамитом. И на этом месте он поставил новое западное здание Парламента со стеклянными крышей и стенами. Это говорит о том, что западные ценности монументализма не признают, они его боятся.

К примеру, недавно я читал исследование, которое пару лет назад выпустил Российский институт стратегических исследований, и там были исследованы учебники стран Восточной Европы и бывшего Советского Союза. К примеру, учебники истории Болгарии, где советской версии истории особо не противятся, которая была чуть ли не шестнадцатой республикой Советского Союза, хотя во время Великой Отечественной войны они формально воевали на стороне Германии, отхватили даже кусок земли у Македонии, пока была возможность.

Болгария – страна, где длинные тексты не любят, неслучайно у них жителям целого города Габрово посвящены различные анекдоты. Поэтому у них история для лучшего восприятия представлена в виде карикатур – все, что касается войны и трагических, с нашей точки зрения, событий. Для нас это может восприниматься даже кощунственно, но для Болгарии это вполне адекватно.

Когда-то и у нас историю гражданской войны по анекдотам читали и учили, если кто помнит, во всяком случае люди моего поколения. Хотя культура комикса, например, на постсоветском пространстве не приживается, у нас журналы с комиксами не пользуются коммерческой популярностью, а в Америке они миллионными тиражами расходятся и люди предпочитают читать не тексты, а именно рисунки, особенно те же самые американцы или часть европейцев.

Этим я хочу сказать, что понимание истории и оценка Великой Отечественной войны необходимо учитывать менталитет и образность восприятия, которые отличаются в разных странах мира, и как-то думать над этой проблемой.

Положительная тенденция

С другой стороны, есть и положительная тенденция, я рад, что она существует – увеличивается меморализация истории Великой Отечественной войны. Есть ряд мемориальных законов, которые появились после 1945 года. Сначала еврейская диаспора пролоббировала закон о наказании за отрицание холокоста, массового уничтожения евреев. В России, как вы знаете, недавно появился закон о запрещении пропаганды фашизма на территории Российской Федерации.

Таким образом, законодательство ограничивает своими рамками такие оценки исторических процессов, которые не соответствуют каноновым, устоявшимся представлениям. Хотя уже много кто не помнит, что когда-то 9 мая не был праздничным днем и не отмечался, зато был день победы над Японией, который отмечался третьего сентября.  Только после двадцатилетия победы во время правления Леонида Ильича Брежнева начали широко отмечать 9 мая.

И смотрите, какая тенденция начала существовать: количество так называемых городов-героев с каждым годом увеличивалось, чем дальше была война. Потом в России появилась тенденция присваивать звание «город воинской славы», их уже большое количество и может стать еще больше. Недавно на одной из конференций представители Азербайджана просили сделать городом-героем Баку, который внес большой вклад в обеспечение Победы. Это было на самом деле так, чего стоила одна бакинская нефть, без которой было бы очень сложно.

Я помню, что год или два назад была инициатива от ветеранов нашего города наделить Алматы статусом города, который сыграл большую роль в Победе. В конце концов в Алма-Ате было очень много эвакуированных предприятий, и тыловые заводы много давали фронту.

На мой взгляд, эта тенденция по сохранению памяти о войне будет продолжаться и не забудется после семидесятилетия Победы. Как сказал кто-то из великих: «Могилы солдат – самый убедительный призыв к миру», и пока они будут существовать, сомневаться в этом вряд ли стоит.

Адекватное восприятие истории – это очень важная идеологическая ценность, о которой двадцать лет назад в наших странах еще никто не говорил, но сейчас она очень существенна. Это понимают и идеологи, судя по тому, что этим темам уделяется очень много внимания в СМИ.

Спасибо за внимание!

lenta.png

 

Источник: «Экспертный клуб «Урал-Евразия» 

Главная задача для людей Земли

В Москве в Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе прошел Международный форум Победителей «Великая Победа, добытая единством», в котором приняли участие около 500 представителей из 16 стран, в том числе – более 50 ветеранов Великой Отечественной войны.

В числе делегатов от нашей республики был народный писатель Казахстана, постоянный представитель РК в ЮНЕСКО, президент фонда «Культура» Олжас СУЛЕЙМЕНОВ.

У Бориса Слуцкого есть строка – «Судите народ по поэту»… Мало кто знает, что эти поистине вещие слова были подарены известному советскому поэту студентом Литературного института – тогда еще никому не известным Олжасом Сулейменовым, который умеет не только возвращать в далекое прошлое, когда «на дворе стояло время героев», но и мотивировать к свершениям в настоящем. Не случайно его имя стало не только узнаваемым, но и знаковым. Ведь Олжас – это не только наша поэзия, это наша юность и наша совесть, это наш Казахстан.

– Олжас Омарович, как известно, нынешний год объявлен в СНГ Годом ветеранов. Форум Победителей, организованный Фондом развития «Институт евразийских исследований» совместно с политологическим центром «Север – Юг», на котором вы не только присутствовали, но и выступили, как всегда, ярко, собрал ветеранов из Казахстана, Беларуси, Азербайджана, Грузии, Кыргызстана, Армении, Таджикистана, Узбекистана, Эстонии, Латвии, Украины и других государств. Чем значимо для вас данное мероприятие?

– Для меня это было очень волнующее событие. Начался форум с торжественной церемонии возложения венков к Огню Памяти и Славы на Поклонной горе, где собрались все его участники, чтобы отдать дань уважения тем, кто не вернулся с той страшной, кровопролитной войны. Все мы встали большим кругом, и делегации в алфавитном порядке возлагали цветы…

Президент России Владимир Путин, который направил приветствие участникам форума, подчеркнул, что единство народов, сокрушивших фашизм, – наша главная ценность, которую мы должны сохранить. Приветствовал ветеранов на форуме и Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. Он сказал, что 9 Мая стало символом и Великой Победы, и великой радости, и великого подвига, и, конечно, великой трагедии, которая коснулась практически каждой семьи, поэтому мы никогда не делили победу – ни в 1945 году, ни сейчас. Это наша общая Победа и наш общий праздник.

Правильно отметил специальный представитель президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству, сопредседатель правления Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ Михаил Швыдкой: изменить правде о войне, изменить Великой Победе – все равно что изменить родителям.

– А что вы сказали в своем выступ­лении?

– Я начал свое выступление со слов почти забытых: «Дорогие товарищи»! Посчитал, что подобное приветствие уместно там, где собрались люди, объединенные общей историей, и, судя по бурным аплодисментам, меня поняли.

Нельзя забывать, что от Казахстана в войне участвовали 1 миллион 200 тысяч человек, и половина из них не вернулись, в том числе 350 тысяч с казахской фамилией. Много это или мало? Конечно, много, и хотя на фоне общих потерь в 26 миллионов это вроде бы цифра небольшая, но я сравнил ее с американским вкладом – 150 тысяч потерь на европейском фронте. Назвал жертвы Англии, которая 5 лет воевала, была под бомбардировками – 200 тысяч потерь. То есть в итоге наши союзники потеряли лишь столько, сколько относительно маленький тогда двухмиллионный казахский народ. Это только он один. Представитель грузинской делегации сказал, что Грузия потеряла 320 тысяч грузинских фамилий. Вот так и складывались эти 26 миллионов. Это печальная статистика.

Говорил я и о трудовом вкладе в Победу нашего Казахстана, напомнив, что 9 пуль из 10 выплавлялись из казахстанского свинца, что в годы войны только Караганда давала уголь, потому что Донбасс был захвачен, и наши шахтеры день и ночь работали для фронта.

– Сколько ветеранов войны было в нашей делегации?

– Всего двое. Ведь не забывайте, что это люди весьма почтенного возраста – им уже за 90. Это Сагындык Кенжебаев из Алматы. Он добровольцем ушел на фронт, участвовал в Курском сражении, освобождал Белоруссию, штурмовал Кенигсберг. Награжден многими боевыми орденами и медалями. Он доктор философских наук и – что поразительно – до сих пор читает лекции в одном из вузов Алматы. Приехал Шермухамбет Байбосынов из Сатпаева Карагандинской области, который также прошел через всю войну и также имеет немало боевых наград.

Вспомнил я и свои беседы с Героем Советского Союза Бауыржаном Момышулы. Помню, как он говорил, что из 5 миллионов 200 тысяч солдат и офицеров Красной армии в первые месяцы войны погибли 4 миллиона! Москва оказалась почти беззащитна в октябре 1941-го. Только спешно сформированные в Казахстане полки сдерживали немцев. И сдержали.

100-я бригада, полностью сформированная в Алма-Ате, и пришедшая ей на смену 102-я бригада погибли на подступах к Москве.

Волоколамское направление перекрыла Панфиловская дивизия, в которой воевал и Бауыржан Момышулы. Я как-то спросил его: когда он был более всего счастлив? Он сказал: в октябре 1941 года, когда защищал Москву. Он тогда был молод, энергичен, мог выполнить воинский долг. И я понимаю его как бойца, как мужчину, как воина. И те 350 тысяч казахских воинов, что погибли в Великой Отечественной войне, испытывали такие минуты счастья!

А еще я его спросил: что значит идти в атаку? Он ответил: идти в атаку – это каждый раз вставать с колен. Всем народом вставать с колен, это и есть та самая философия Победы.

– Что еще показалось вам важным сказать на форуме Победителей?

– Что еще, кроме боевых потерь, за последние 30 лет произошли потери особого свойства – духовного, идеологического, культурного… Мы начали забывать слова «интернационализм», «дружба народов», которые в последнее время, к сожалению, вышли из употребления в некоторых государствах. Несколько лет назад я получил в России орден Дружбы и очень горжусь этим. Но раньше этот орден назывался орденом Дружбы народов, почему надо было отсечь слово «народов»?..

Считаю, интернационализм должен стать национальной идеей каждого государства, только тогда оно, это государство, сохранится. И сегодня мы видим: там, где национальной идеей становится национализм, – государство разваливается. Что же касается нашего Казахстана, то у нас веками складывалось интернациональное, дружественное отношение народов друг к другу, которые жили в казахских степях.

– Мы можем гордиться, что Казахстан – единственная страна в мире, где появился гражданский институт, нацеленный на единство и сплоченность людей разных национальностей, – Ассамблея народа Казахстана.

– И очень важно, что у нас понятие «дружба народов» действительно сохраняется и на словах, и на деле. И я всегда говорю о Казахстане как об одной из самых успешных, на мой взгляд, моделей многонационального, многоконфессионального мира. Поэтому наш опыт должен изучаться другими странами, более того, он может послужить образцом для тех республик, которые нуждаются в мире и спокойствии.

– Олжас Омарович, вам не хотелось бы об этом написать?

– Конечно, я пишу.

– Помню, когда-то у вас была идея издать свои мемуары.

– И это тоже надо, потому что кое-что очень важное и для меня, и для общества уже начинает забываться.

– И не только забываться, но и по-иному переосмысливаться.

– Естественно, но для меня лично все то, что связано с войной, с Победой, никогда не переосмысливается: как я когда-то воспринял эти события, так и до сих пор воспринимаю. Не знаю, что это – ограниченность сознания или затянувшаяся эмоциональность восприятия? Но я никогда не менял своих убеждений.

– Как война коснулась вашей семьи?

– Три брата моей мамы ушли на фронт. Один погиб, двое вернулись – один майором, другой капитаном. И мы всегда отмечали День Победы. Я даже помню май 1945 года, мне тогда уже было лет 8. Это был какой-то необыкновенный день, особо запомнившийся из всего моего детства.

И только еще один день был таким – 12 апреля 1961 года, полет в космос первого человека Земли Юрия Гагарина. Тогда все народы объединились в человечество. И тот праздник, который проходил тогда в маленькой Алма-Ате, был лишь искоркой всемирного светлого праздника. Тогда все люди почувствовали себя одним народом – человечеством. И то, что мне довелось поучаствовать в этих событиях, душевно поучаствовать, не могло пройти бесследно. Это сказалось и на моем мировоззрении, на всем отношении к жизни, к людям, к проблемам войны и мира, демократии.

…Поразительно, но, видимо, такова жизненная диалектика: полюса часто меняются местами, и в этой борьбе противоположностей, в дуализме, наверное, и заложена формула развития жизни. Мир опять на пороге столкновения цивилизаций – Восток – Запад, но уже в новом формате. А мы хотим это грядущее столкновение превратить в диалог. Но диалог возможен лишь там, где говорят на одном языке понятий. Надо выработать общий язык понятий, то самое планетарное сознание, которое объединяло бы сознание тысяч этносов в один народ – человечество. Это нация будущего, которую я приемлю. Во имя которой работаю всю сознательную жизнь.

– А значит, вам есть за что бороться.

– Конечно. В начале века я ввел термин «планетарное сознание» на генеральной конференции ЮНЕСКО. В 2014 году ЮНЕСКО объявлено, что целью недавно провозглашенного ООН Десятилетия сближения культур является воспитание в мире планетарного сознания. И это, пожалуй, главная задача для всех людей Земли.

Автор: Елена БРУСИЛОВСКАЯ

На фото: Олжас СУЛЕЙМЕНОВ, Народный писатель Казахстана, постоянный представитель РК в ЮНЕСКО, президент фонда «Культура»

Источник: Республиканская газета Казахстанская правда»

КАЗАХСТАН И КЫРГЫЗСТАН НЕ МОГУТ ПОДЕЛИТЬ ГЕРОЕВ-ПАНФИЛОВЦЕВ

Как поделить героев-панфиловцев между Казахстаном и Кыргызстаном и как Гитлер «начал» поддерживать развитие кыргызского языка, обсудили эксперты из России, Казахстана и Кыргызстана на прошедшем в Екатеринбурге круглом столе, посвященном сохранению памяти о Великой Отечественной войне. Мероприятие было организовано Экспертным клубом «Урал-Евразия» при поддержке Уральского федерального университета.

«Освещение истории Великой Отечественной войны в школьных и вузовских учебниках является скудным, содержит фактологические ошибки и зачастую основано на голой статистике, — поделилась своим мнением о том, как формируется восприятие истории войны в Кыргызстане, бишкекская журналисткаАсель Минбаева.

01.jpg

— Это не может не сказаться на качестве образования в республике. В свою очередь, недостаток исторических знаний восполняется той информацией, которая подается людям различными интернет-ресурсами и площадками в соцсетях. Эта работа финансируется определенными силами и направлена на подмену одних исторических символов другими, как это происходит сегодня с «георгиевской» ленточкой. Доходит до того, что Великая Отечественная война объявляется чуждой кыргызскому народу, а Гитлер, оказывается, поддерживал развитие малых народов и в случае поражения Советского Союза в войне принял бы меры в защиту кыргызского языка».

Руководитель общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев считает, что происходящие в Кыргызстане процессы можно смело экстраполировать на Казахстан.

03.jpg

«К сожалению, в экспертном и медийном поле Казахстана происходит разделение по отношению к событиям нашего общего прошлого, и ряд политологов и журналистов на данную тему реагирует совершенно иначе, чем это можно было предположить еще пять-десять лет назад», — поделился своим мнением с участниками круглого стола гость из Алма-Аты. Как и в Кыргызстане, в республике в центре споров находится «георгиевская» ленточка, значение которой все больше политизируется.

Другой негативной тенденцией эксперт назвал этноцентрический характер восприятия истории Великой Отечественной войны в странах Центральной Азии. «Для Казахстана и Кыргызстана характерна история с генералом Панфиловым, которого каждая из республик считает своим героем. В преддверии 70-летия Победы обе страны выпустили памятные монеты с изображением генерала – на казахстанской монете памятник в Алматы, где изображен политрук Клочков с бойцами Панфиловской дивизии, а в Кыргызстане это памятник Панфилову в Бишкеке. Такая же история со знаменитым летчиком, дважды Героем Советского Союза Талгатом Бегельдиновым. Такое разделение на то, кто откуда, не способствует формированию понимания того, что Победа была единой», — высказался эксперт.

02.jpgНа этом фоне актуально стоит проблема пересмотра роли СССР и советского народа во Второй мировой войне, которая исходит со стороны США и стран Запада. «Европа с целью снятия с себя исторической ответственности за развязывание Второй мировой войны начала процесс пересмотра её итогов, оправдания и героизации нацизма и коллаборационизма, — так поставил вопрос корреспондент «Уральских военных вестей» из Екатеринбурга Сергей Сафронов. —Они решили «забыть» то попустительство и фактическое поощрение развития и становления фашизма в Германии, Италии и ряде других стран Европы, которое происходило в течение 1930-х годов».

В ходе дискуссии эксперты сошлись во мнении, что сохранение общей памяти о Великой Отечественной войне в странах СНГ требует трепетного отношения к себе и не должно ограничиваться традиционными формами передачи исторической памяти. Необходимо активнее применять мультимедийные возможности, а также искать новые формы ее сохранения. В этом смысле настоящей находкой стал марш «Бессмертного полка», начавшийся несколько лет назад в Томске и охвативший сегодня самые разные уголки планеты от Центральной Азии до Северной Америки.

_DSC03731.jpg

Источник: «Экспертный клуб «Урал-Евразия» 

ЕРЛІК ҰМЫТЫЛМАЙДЫ

Екінші дүниежүзілік соғыс, Жеңістің 70 жылдығына қатысты көзқарас қандай? Кейбіреулер оның нәтижесі мен барысын неліктен бұрмалап жүр? Бұл кімге қажет?

«Еуразия әлемі» пікір сайыс клубында өткен басқосуда сарапшылар «Екінші дүниежүзілік соғыстың нәтижелерін қайта қарауға қатысты туындайтын тәуекелдер мен тенденциялар» атты тақырыпты талқыға салып, ойларын айтты.

Саясаттанушы Эдуард Полетаевтың пікірінше аталған тақырып күн өткен сайын идеологиялық соғыстың құралына айналып барады. «Көптеген тарихи оқиғаларға саяси баға беру жиілеп кетті. Оны тым өзектендіріп жібердік. Анығы Ұлы Отан соғысының нәтижелеріне және оның маңызына күдік келтіруге болмайды. Меніңше бұл тараптағы талқылаулардың арты жақсылыққа әкелмейді» деді ол.

Саясаттанушы Юрий Бұлықтаевтың пікірінше, шынымен де кейбіреулер бұл соғысты бұрмалап көрсеткісі келеді. «Әлеуметтік желіде егер Гитлер бізді басып алар болса Еуропадағыдай өмір сүрер едік дейді. Бұл да тапсырыспен жасалып отыр. Бүгінгі ұрпақтың санасында соғысқа қатыстқан жауынгерлердің ерлігін жоққа шығару үшін…Мұнда АҚШ араласып отыр деп ойлаймын. Себебі, олар бұл соғыста өздерін жеңімпаз ретінде көрсеткісі келеді» деді ол.

Ал журналист Владислав Юрицынның айтуынша, соңғы кездері сол кезгі соғыс символикалары идеологиялық құралға айналып үлгерді. «Айталық, «Украина ұлтшылдары бірлестігі» УҰБ белгісін тағып жүр. Өз кезегінде Украинаның шығысындағы сепаратистер георги ленталарын қолдануда. Яғни, соғыс жаңғырығы өлген жоқ» дейді Юрицын.

Өз кезегінде блогер Қазбек Бейсебаев былай деді: «Бұл біздің соғыс емес дейтіндер бар. Ондайлар көбейіп келеді. Әсіресе, жастар арасында. Өз басым осы түсінікті жоққа шығаруға тырысып жатырмын. Жақында «Біз ұмытпаймыз, біз мақтан тұтамыз» атты қазақстандық жауынгерлердің мәліметтері жинақталған кітапты жарыққа шығардық. Мұндағы мақсат соғысқа біздің де араласқанымызды, одан біздің де шет қалмағанымызды көрсету» деді Бейсебаев.

Толығырақ: DalaNews

К чему может привести фальсификация истории Великой Отечественной войны?

В Алматы прошло заседание экспертного клуба на тему «Неравнодушная история. Современные риски и тенденции, связанные с пересмотром итогов Великой Отечественной войны».
Государства постсоветского пространства уже потерпели несколько крупных поражений на идеологическом фронте, развернувшемся вокруг истории Второй мировой войны. Республики, бывшие когда-то частью огромной страны, победившей фашизм, сегодня разделились в своем отношении к общему историческому прошлому, констатировали участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии». Так, по Прибалтике и Украине открыто маршируют люди с фашистской символикой. В нескольких странах подход изменился, но, к счастью, не столь кардинально, например, 9 мая стало называться Днем памяти. Казахстан, Россия, Беларусь и Армения придерживаются традиционных взглядов на историю Великой Отечественной войны (ВОВ) и позиционируют себя в качестве наследников Победы. Однако и здесь не все гладко. Например, в России в последние годы активно борются с организациями неонацистов, существование которых само по себе постыдное явление. В Казахстане, к счастью, не столь явственно, но тоже прослеживаются отголоски фальсификаций.

На фото: Айгуль Омарова

В частности, независимый политолог и публицист Айгуль Омарова говорила о том, что определенная часть общества придерживается мнения, будто для казахстанцев Великая Отечественная война была чуждой: «Лет 12 назад я впервые услышала выражение, мол, это не наша война, мы к этой войне не имели никакого отношения. Для меня было самым страшным, что это сказал отец моей подруги. А дело все в том, что из их родственников на войну практически никто не ушел. В целом я заметила и по социальным сетям, и по различным форумам, что против войны и гвардейской ленточки выступают те, чьи родные не имели никакого отношения к войне».

 

На фото: Казбек Бейсебаев

Об этом явлении говорил и бывший консул Казахстана во Франции и Швейцарии Казбек Бейсебаев: «К сожалению, такое мнение присутствует. С одной стороны, есть объективные причины. Война все дальше отодвигается во времени, и последующие поколения уже мало знают о ней. Со своей стороны я сделал многое для того, чтобы эта война воспринималась все-таки нашей. С помощью единомышленников удалось создать книгу «Мы помним, мы гордимся». В ней опубликованы воспоминания ветеранов, внуков и детей участников ВОВ. Но главная ценность книги в том, что в ней собрано более тысячи безымянных фотографий солдат Красной Армии, призванных из нашего региона».
По словам Казбека Бейсебаева, в книгу также вошли воспоминания ветеранов из разных стран о сослуживцах-казахах, собранные автором проекта «Я помню» Артемом Драбкиным (порталiremember.ru). Идея книги такова: юные казахстанцы должны знать, какими героями были их деды и через что им пришлось пройти. При этом стоит подчеркнуть, что средства, необходимые для выпуска книги, а это 3,2 миллиона тенге, собирали по крупицам. «Это исключительно народная инициатива, которую реализовала группа энтузиастов. К сожалению, все мои обращения в госорганы и национальные компании остались без ответа – не выделили ни одного тиына. Поддержку оказали только некоторые СМИ», – сказал Бейсебаев.

На фото: Леся Каратаева

В свою очередь доктор исторических наук, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Леся Каратаева отметила, что казахстанская молодежь иначе воспринимает историю ВОВ и мало что знает о Второй мировой в целом. «Я тоже в окопах не сидела, но мое детское представление выстроилось в результат чтения художественных книг и просмотра таких фильмов как «Семнадцать мгновений весны»,  «Крепкий орешек» 1957 года,  «В бой идут одни старики»,  «А зори здесь тихие», – поделилась она. – Современная казахстанская молодежь этих книг уже не читает и фильмы такие не смотрит. В то же время мышление у современной аудитории слайдовое: для осмысления информации оно требует картинку. Вот и получается, что старые фильмы мало востребованы аудиторией, а новых создали мало».
Кроме того, как отметила Леся Каратаева современные фильмы о Второй мировой войне – это, как правило, экшн. Молодой зритель видит захватывающие сцены взрывов и перестрелок, головокружительные панорамные съемки батальных сцен, но не видит за всем этим страдания человека. Между тем, по ее мнению, самый действенный способ противостояния фальсификации истории – это показывать детям, что собой представлял фашизм. Ведь одних только фотографий, запечатлевших страшные преступления нацистов, вполне хватит для воспитания устойчивого неприятия даже легких форм ксенофобии. Кинематограф же обладает массовым воспитательным эффектом, и многие участники заседания высказывали недоумение по поводу того, что мощнейший идеологический ресурс не используется.
«Более миллиона казахстанцев принимали участие в Великой Отечественной. Где наш кинематограф? Где наши историки?– задал риторический вопрос политический обозреватель республиканской общественно-политической газеты «Литер» Олег Сидоров. – Помимо кино, есть еще компьютерные игры. Одна из самых популярных – World of tanks. Когда ты играешь в нее, ты узнаешь, в том числе, технические характеристики танков – немецких, советских, то есть это обращение к истории. Почему игру, которая популярна на всем постсоветском пространстве, на казахский язык перевели белорусы? Где наши патриоты?».
Его коллега политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын заступился за историков: «Вот историк Лайла Ахметова и ее книга «Панфиловцы: 60 дней подвига, ставших легендой» (написана в тандеме с Владиславом Григорьевым – «Радиоточка»). Она построена на сопоставлении советских и немецких архивов. И там хорошо видны различия. Например, наши писали, что немцев было больше, чем указано у самих немцев, но и немцы тоже писали в сводках, что наших было больше, чем на самом деле».
За кинематографистов в свою очередь вступился руководитель политолог Эдуард Полетаев. Он напомнил, что не так давно режиссер Акан Сатаев снял фильм «Бауыржан Момышулы», который показывали по одному из республиканских каналов. Признавая, что этого, конечно, мало, модератор заседания подчеркнул: в Казахстане тоже кое-что делается для сохранения исторической памяти.
«Например, в начале марта партия «Нур Отан» запустила сайт kaхarman.kz, где рассказывается о героях Великой Отечественной войны на казахском и русском языках. Вспомните частную инициативу группы Motor-Roller, ее песню о войне. То есть нельзя сказать, что Казахстан вдалеке от этих процессов. Но, действительно, чем дальше дата Великой Победы, тем больше история будет интерпретироваться, – считает Полетаев. – На самом деле, не во всех странах постсоветского пространства, но в целом от СССР нам осталась мемориальная и монументальная культура памяти. Это огромные стелы, Вечные огни, мощные изваяния, Родина-мать и т.д. Насколько это воспринимается новым поколением, любителями гаджетов, еще не исследованный вопрос», – отметил Полетаев.
Участники экспертного клуба были единодушны в том, что для сохранения памяти о войне нужно искать новые формы подачи информации – будь то компьютерные игры, комиксы или мобильные приложения, снимать фильмы и писать книги, которые будут востребованы в молодежной среде. И задача эта архиважная, поскольку речь идет не только о памяти и благодарности потомков. Великая Победа – это общее героическое прошлое постсоветских государств, которое дает ощущение силы каждой стране в отдельности и чувство надежного плеча рядом. Не случайно история Великой Отечественной войны, ее вехи, итоги, ее символы и герои – все это на протяжении многих лет подвергается нападкам фальсификаторов.
По мнению Эдуарда Полетаева, Великая Отечественная война как историческое событие используется сейчас либо в качестве аргумента, либо контраргумента в различных дискуссиях, и люди порой становятся заложниками всяких интерпретаций. Появилась контристория, которая постепенно институционализируется.  Манипулируя фактами, предавая значение одним событиям и замалчивая другие, можно поссорить достаточно большое количество людей и создать неразрешимые противоречия.
Аманжол Смагулов

Источник: медиапортал «Радиoточка»

Сила единства неодолима

«Великая Победа, добытая единством». Таков девиз состоявшегося в эти дни в Москве Международного форума победителей, в котором приняли участие ветераны из 16 стран. Несмотря на возраст и расстояния, они прибыли в Москву. Седые воины снова встали в строй, чтобы напомнить миру: они, не жалея своих жизней, добыли эту Победу. Для нас. Для человечества. Для будущего этого мира.

В борьбе с нацизмом были вместе
Как известно, нынешний год объявлен в СНГ Годом ветеранов. Форум победителей, организованный Фондом развития «Институт евразийских исследований» совместно с политологическим центром «Север – Юг» при поддержке управления президента РФ по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами, собрал под своей эгидой около 500 делегатов из разных стран. Но особенно почетными гостями, конечно же, стали главные герои мероприятия – ветераны, прибывшие из Казахстана, Беларуси, Азербайджана, Грузии, Кыргызстана, Армении, Таджики­стана, Узбекистана, Эстонии, Латвии, Украины и других государств.
Организаторы сделали все, чтобы приезд и пребывание в столице России участников войны, а возраст большинства из них достигает 90 и более лет, был максимально комфорт­ным. Ветераны же и сами сдавать позиций не собираются. Это особенно проявилось во время торжественной церемонии возложения венков к Огню Памяти и Славы на Поклонной горе. Чеканя шаг, они, когда-то сражавшиеся под одними знаменами, проделали большой путь до этого священного огня, чтобы отдать дань уважения тем, кто не вернулся с той страшной, кровопролитной войны.
В рамках форума открылась меж­дународная выставка «В борьбе с нацизмом мы были вместе». Проект состоит из 15 выставок, посвященных республикам, входившим в состав СССР. В экспозициях этих выставок подробно отражены основные этапы Великой Отечественной войны, боевой и трудовой вклады граждан республик в общую победу. По содержанию национальные экспозиции включают в себя в том числе материалы о воинских формированиях и их участии в боевых действиях, полководцах, Героях Советского Союза, партизанском движении, вкладе в военное производство, тыловом обеспечении, госпитальной базе, помощи беженцам и эвакуированным. Особый интерес в экспозиции, представленной Казахстаном, вызвали привезенные личные вещи легендарного генерала Ивана Панфилова. До мурашек по коже пробрала хроника эвакуации в казахские степи жителей захваченных фашистами территорий. Как признался известный российский журналист Кирилл Привалов, эта тема очень близка его семье. Дядя журналиста погиб в первые дни войны, и его жену с двумя детьми эвакуировали в Казахстан, в Приаралье.
– Тетя всегда рассказывала, как казахи делились последним куском хлеба, давали кров и прибежище в своих домах. Эти рассказы я запомнил на всю жизнь, – делится воспоминаниями журналист.
Свое приветствие участникам форума направил президент России Владимир Путин. Глава российского государства подчеркнул, что встречи ветеранов являются важным консолидирующим фактором. В Послании отмечается, что братское единство народов, сокрушивших фашизм, наша главная и незыблемая ценность. Сохранить эту ценность – великая ответственность перед грядущими поколениями. Те, кто выжил в Великой Отечественной войне, призваны нести высокую миссию – сохранять связь времен, воспитывать в нас бережное отношение к героическим страницам совместной истории наших народов.
Засвидетельствовать свое почтение ветеранам прибыл и премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. Приветствуя ветеранов, он отметил, что страны постсоветского пространства во многом существуют сегодня благодаря подвигу народов СССР, защитивших в дни Великой Отечественной войны Родину и мир от нацизма.
Д. Медведев заметил, что в истории каждой страны есть события и даты, которые не только не забываются с течением времени, но и становятся все более и более значимыми.
– Прошедшая война дала нам страшный урок на будущее и представление о том, насколько хрупким является мир, насколько мы должны ценить каждую человеческую жизнь. 9 Мая стало символом и Великой Победы, и великой радости, и великого подвига, и, конечно, великой трагедии, которая коснулась практически каждой семьи нашей Родины. Мы не делили победу в 1945 году – и сейчас мы победу не делим. Это наша общая победа и наш общий праздник, – подчеркнул премьер-министр.
Российский премьер призвал противостоять попыткам искажения истории войны. Также важно, подчеркнул Д. Медведев, чтобы будущие поколения не воспринимали войну лишь как некую иллюстрацию, экспонат из музея, чтобы война была историей наших стран, семей, родных.
Завершая выступление, он еще раз поздравил ветеранов с наступающим юбилеем Великой Победы, поблагодарив ветеранов за приезд в Москву.

Вклад Казахстана
В ходе пленарного заседания форума выступили известные политики, ученые, общественные деятели стран СНГ и, конечно, сами ветераны. Задал тон заседанию Алексей Сорокин, адмирал флота, председатель Координационного совета Международного союза «Содружество общественных организаций ветеранов (пенсионеров) независимых государств».
– Как непосредственный участник войны со всей ответственностью свидетельствую: в окопах и траншеях, в ходе атак и вынужденных отступлений мы не задумывались о национальности друг друга, мы были едины, мы вместе желали одного – победы, – сказал ветеран, отметив, что единство и сплоченность, братство и взаимовыручка явились решающими факторами Победы. Не случайно среди 12 тысяч воинов, удостоенных высокого звания Героя Советского Союза, – представители 63 национальностей.
Выступающие отмечали, что сегодня, когда постсоветское пространство порой раздирают непреодолимые противоречия, событием, продолжающим связывать наши народы, является поистине наша общая Победа в Великой Отечественной войне. В этом контексте весьма показательными были выступления представителей Грузии и Украины. Так, академик Национальной академии наук Украины Петр Толочко отметил, что попытки фальсифицировать историю этой войны есть кощунство.
– В целом Украина внесла, наверное, даже больший вклад в Победу, чем многие европейские страны. Потому трудно смириться с тем, что Украина сегодня вырывается из контекста той Великой Победы, – сказал ученый.
Не секрет, что сегодня некоторые псевдоэксперты по Второй мировой войне призывают пересмотреть ее итоги и вклад советского народа в победу над фашизмом. Однако, как отметил президент Фонда развития «Институт евразийских исследований» Валерий Турсунов, сегодня невозможно представить, чтобы другая страна и другой народ могли бы вынести то, что вынесла наша страна.
– Мы должны сохранить память о вашем подвиге, дорогие ветераны. Спустя 70 лет открываются новые факты героизма защитников Отечества, и наш долг – передать память об этом нашим потомкам. Отказаться от этой памяти, значит подвергнуть себя опасности повторения событий тех лет. Важно защищать нашу общую историю от посягательств и попыток переписать ее, – подчеркнул он.
Но память о войне – это, без сомнения, еще и семейная память. Пожалуй, нет на территории постсоветских республик семьи, которой бы не коснулась она напрямую. А потому, как отметил специальный представитель президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству, сопредседатель правления Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ Михаил Швыдкой, изменить правде о войне, изменить Великой Победе – все равно что изменить родителям.
«Дорогие товарищи», – такими словами обратился к участникам Форума победителей писатель, поэт и дипломат, общественный деятель Казахстана Олжас Сулейменов. Подобное приветствие, по его словам, должно быть уместно там, где собрались люди, объединенные общей советской историей. Судя по последовавшим аплодисментам, слова поэта вызвали отклик в душах участников форума.
Выступление Олжаса Омаровича было, что называется, не по бумаге, а потому слова поэта отличались особой эмоциональностью и убедительностью.
Олжас Омарович вспомнил свои беседы с Героем Советского Союза Бауыржаном Момышулы, и эти воспоминания заставили зал в буквальном смысле замереть. Из пяти миллионов двухсот тысяч солдат и офицеров Красной армии в первые месяцы войны четыре миллиона погибли. И было очень важно перебросить с Востока силы на оборону Москвы. Эту функцию выполняли казахстанские бригады. Сотая бригада, полностью сформированная в Алма-Ате, и пришедшая ей на смену 102-я бригада погибли на подступах к Москве. Волоколамское направление сдерживала Панфиловская дивизия, в которой и воевал Бауыржан Момышулы.
– Как-то я спросил Бауржана Момышулы: когда он был более всего счастлив? Он сказал парадоксальную вещь – в октябре 1941 года, когда защищал Москву. Он тогда был молод, энергичен, он был счастлив. И я понимаю его как бойца, как мужчину, как воина. В Великой Отечественной войне погибли 350 тысяч казахских воинов. Это наша цена счастья. Их так немного относительно, но их так не хватает до сих пор, и еще долго будет не хватать нашему народу, – сказал Олжас Омарович.
Был еще один запоминающийся разговор Олжаса Сулейменова и Бауыржана Момышулы.
– Я задал ему вопрос: что значит идти в атаку? Он ответил: каждый раз идти в атаку – это каждый раз вставать с колен. Всем народом вставать с колен, – сказал О. Сулейменов. – Это и есть та самая философия Победы. Я помог тогда сформулировать герою это ощущение от лица тысяч павших его товарищей:
«Родиной звали мы край,
где рож­дены,
Где кизячные дымы,
тополь у стены,
Но как назвать страну берез,
Где мы встали в рост,
Не скрывая от огня ни крови,
ни слез»…
Поэт с сожалением констатировал, что в последние 30 лет, помимо 26 миллионов 600 тысяч человеческих жертв, государства постсоветского пространства понесли иные, «особые» потери идейного и духовного плана.
– Мы потеряли интерес к таким понятиям, как интернационализм, дружба народов. Не случайно за эти годы во многих республиках, которые восприняли независимость как отдаление друг от друга, произошли драмы и трагедии, появились свои войны и свои новые «дни победы». Мы в чем-то утратили истинный смысл единства, братства, обретенный в роковые годы, а ведь наши отцы и деды лежат в одних братских могилах, – сказал О. Сулейменов.
Подобный упрек справедлив и обоснован: в настоящее время, и это очевидный факт, взаимоотношения между некогда братскими республиками все больше базируются на прагматичных вопросах экономики, политики, безопасности. Однако без сотрудничества в целях сохранения общей исторической памяти будет утрачен сам фундамент партнерства, считает исполнительный директор Политологического центра «Север – Юг» Юлия Якушева.
Говоря об этом, эксперт особо акцентировала внимание на важности и актуальности участия в процессе молодежи.
– Спустя много лет братство народов, которые плечом к плечу отстояли свободу и право на будущее своей родины, остается главным памятником, главным достоянием Великой Победы. Не случайно именно общая история становится объектом нападок со стороны наших недоброжелателей. Через навязывание так называемой альтернативной истории, попыток пересмотреть и исказить итоги Великой Отечественной войны происходит расшатывание стабильности в обществе. И главной мишенью для превращения людей в манкуртов, как правило, является молодежь, – констатировала Ю. Якушева.
Очевидно, что Форум победителей стал одной из тех самых весьма эффективных коммуникационных площадок, где в доверительной атмосфере вершится диалог между поколениями и народами, адресно и контактно воплощаются традиции преемственности, дружбы и братства.
– Уверена, состоявшаяся в Москве накануне 70-летнего юбилея Великой Победы встреча получит развитие в новых созидательных инициативах, – сказала Ю. Якушева.

Фронтовики, наденьте ордена!
Это была замечательная встреча. Это были поучительные беседы. Прозвучали важные слова. Вот Меер Дейч из Латвии. Воевал в составе 191-го стрелкового полка 201-й Латышской стрелковой дивизии, награжден орденом Отечественной войны II степени. Меер Мордухович приехал в Москву в эти дни. Говорит, хотел обнять ветеранов из других стран.
Петрос Петросян. Ему 92 года, он из Армении. Воевал Петрос Арташесович в составе 181-го стрелкового полка 61-й Славянской стрелковой дивизии. Награжден орденом Отечественной войны I степени.
– Дочка, ты передай казахстанским ветеранам: враг не пройдет. Мы вместе победили. Мы прикрывали друг друга. Эта война навсегда нас связала, – сказал ветеран.
А вот еще одна встреча. В составе белорусской делегации – Мурзатай Берикбаев. Ветерану 91 год, казах, родом из Тюлькубасского района Южно-Казахстанской области. Участник Сталинградской битвы, операции «Багратион», боев в Восточной Пруссии, штурма Берлина. Награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны I степени, 29 медалями. Судьба распорядилась так, что, возвращаясь с войны, в Беларуси Мурзатай Берикбетович встретил свою любовь. И остался здесь. У ветерана трое детей. Сыновья – военные. На протяжении 70 лет каждый год ветеран приезжает на Родину, в свой аул. Привозит детей, внуков. В нынешнем году не получилось. Здоровье стало подводить. Ветеран дал мне несколько казахстанских номеров телефонов, попросил меня позвонить его родственникам и передать привет.
– Не знаю, получится ли еще свидеться, – сказал ветеран, украдкой утирая слезу.
А вот и наши, казахстанские ветераны. Сагындык Кенжебаев из Алматы. Добровольцем ушел Сагындык Джунусович на фронт. Воевал в составе Брянского, Калининского и 2-го Белорусского фронтов командиром отделения разведки артилеррийского дивизиона. Участвовал в Курском сражении, освобождал Белоруссию, участвовал в штурме Кенигсберга. Награжден орденами Отечественной войны I степени, Боевого Красного Знамени, медалями «За отвагу», «За победу над Германией» и другими. Доктор философских наук. 91 год. До сих пор читает лекции в одном из вузов Алматы. В дни пребывания в Москве обошел весь город в поисках нужного учебного пособия по философии. Я не знаю, откуда такая стойкость. Он знает.
– Человек должен оставаться человеком. Мы остались людьми после той страшной войны, – говорит ветеран.
Шермухамбет Байбосынов – из города Сатпаев Карагандинской области. После войны пошел работать на шахту. Воевал в составе 262-й дивизии 3-го Белорусского фронта. Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью «За Победу над Германией», юбилейными медалями. 89 лет. Почетный граж­данин города Сатпаева. Аксакал сдержан в своих воспоминаниях. Сопровождавший в поездке внук ветерана говорит – не любит вспоминать войну. Плачет…
…Завершился Форум победителей так, как и должен был завершиться. В честь ветеранов было организовано застолье на теплоходе по Москве-реке. Были там и песни военных лет. И фронтовые 100 грамм. И воспоминания, и слезы, и братские объятия. И прощания. Да, ветераны уходят. От нас теперь зависит, будем ли мы помнить о жестоких сражениях, о невозвратных утратах, о той невероятной стойкости и героизме, которые вернули миру будущее. Эта память никогда не исчезнет. Она не должна исчезнуть. Мы не имеем на это права…

Автор: Лаура ТУСУПБЕКОВА, Москва

Источник: Комсомольская правда

ЦГИ «Берлек-Единство»: Казахстанские эксперты против пересмотров итогов Великой Отечественной войны

ОФ «Мир Евразии» провел в конце апреля очередное заседание экспертного клуба, которое было посвящено итогам Великой Отечественной войны («Неравнодушная история. Современные риски и тенденции, связанные с пересмотром итогов Великой Отечественной войны»).

Несмотря на то, что одно из самых трагичных событий ХХ в. завершилось 70 лет назад, попытки пересмотра итогов войны продолжаются, что не несет в себе ничего позитивного, но требует адекватного экспертного ответа, а также формирование в общественном сознании преемственности среди народов-победителей.

Для России и других постсоветских стран Великая Отечественная война носит сакральный характер. Это именно то событие, которое объединяет республики, входившие в состав Советского Союза. Сейчас, когда геополитическая напряженность на постсоветском пространстве возросла, речь идет о пересмотре итогов войны со стороны некоторых акторов. Прежде всего, такого рода действия направлены на формирование линий разлома и прочих «когнитивных диссонансов» в общественном сознании граждан постсоветских стран. Особый акцент делается на страны-участницы евразийской интеграции (Казахстан, Кыргызстан), в которых активно и целенаправленно действуют силы, оскверняющие память о Великой отечественной войне (история с георгиевскими ленточками, попытки сформировать у казахов и кыргызов отношение к событию как к чуждому и т.д.).

Кстати, в Украине все также начиналось с ленточек, а теперь страна находится в состоянии гражданской войны, а само государство, наряду с Афганистаном и Сирией все чаще характеризуется как failed state. Что ж, такова цена исторического забвения.

О том, что эта проблематика актуализируется, свидетельствует и то, что в апреле 2015 года главы министерств иностранных дел стран ОДКБ в связи с приближающимся празднованием Дня Победы приняли заявление о недопустимости искажения и пересмотров итогов войны.

Понимая, что образ ВОВ имеет мощный и притягательный эффект некоторые силы сознательно стремятся его нивелировать и деконструировать. Отсюда атаки на символическое измерение этого процесса, отсюда и сознательное использование нацистской символики на постсоветском пространстве (Украина, Прибалтика).

При этом в восприятии ВОВ на постсоветском пространстве мы сталкиваемся с проблемой потерянного поколения (З. Каражанов). Многие молодые казахстанцы и кыргызстанцы просто не понимают значения этого события для своего этноса и современного мироустройства. В Советскую идеологию Великая Отечественная война была прочно встроена (А. Морозов), но молодое и, безусловно, перспективное казахстанское государство не знает, как встроить это событие в свою идеологию. И здесь казахстанцам на помощь приходит евразийство. Именно на территории Евразии происходил театр военных действий, именно все вместе евразийские народы смогли остановить фашизм.

В политике и геополитике нет ничего святого и сущностного, поэтому избежать дальнейших проявлений символического насилия в отношении ВОВ вряд ли получится. Для того чтобы максимально нейтрализовать негативный эффект от аналогичных проявлений, следует активизировать работу лидером общественных мнений (эксперты, ученые, представители творческой интеллигенции и др.) по популяризации немеркнущего значения ВОВ.

Странам-участницам евразийской интеграции в меняющихся условиях приходится проводить кропотливую работу по сохранению своей исторической памяти и исторического наследия. В циничном мире постмодерна ничего святого и безусловного a priori не может быть, поэтому и действия нужны решительные.

А то, что такая работа необходима – не вызывает сомнений. Мы не должны потерять свои духовные скрепы, то, что фундирует нашу общую цивилизацию. Великая Отечественная война – безусловно, относится к этой категории.

Уже сейчас, к глубочайшему сожалению, можно констатировать, что постсоветские государства разделились в вопросах интерпретации истории ВОВ. Как отметил Э. Полетаев, часть государств сохраняет понимание того, что произошло в 1941-1945 гг. (Россия, Казахстан, Кыргызстан, Беларусь, Армения), а в других странах подход немного трансформировался (Узбекистан, Азербайджан, Узбекистан). В третьих же итоги войны подвергаются полному пересмотру (Грузия, Украина).

Получается, что отношение к ВОВ является лакмусовой бумажкой отношения к России и евразийской интеграции. Там где эти процессы развиваются, речь идет о укоренившимся взгляде на ВОВ. Там же где элиты ориентируются на Запад, итоги войны пересматриваются.

Заседание ведущих казахстанских экспертов показало, что этим тенденциям можно и нужно противодействовать. Нужно популяризировать историю ВОВ, встраивать ее в современный форматы и контексты, делает ее доступной и понятной для молодежи.

Дмитрий Михайличенко — ЦГИ «Берлек-Единство»

Источник: ЦГИ «Берлек-Единство»

Эхо войны «стреляет» по детям, — С.Михайличенко

История переживается заново. Сражения продолжаются, но теперь уже на идеологических фронтах. Тенденции и риски пересмотра итогов Великой Отечественной войны на днях обсудили казахстанские эксперты.

70-летие Победы — это одна из четырех дат, которые будут торжественно отмечаться в Казахстане. Для большинства жителей республики 9 мая — священный праздник. Однако трепетное отношение к этой дате, да и в целом к истории и итогам Великой Отечественной войны сохранилось не во всех странах постсоветского пространства, констатировали участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии». К сожалению, и в Казахстане появились адепты альтернативной истории.

— Данная тема переходит в сферу идеологической войны. Многим историческим событиям начинают давать политическую оценку. Не случайно в апреле главы министерств иностранных дел стран ОДКБ в связи с приближающимся празднованием Дня Победы приняли заявление о недопустимости искажения, пересмотра итогов войны, — отметил политолог Эдуард Полетаев.

Идеологическое противостояние проявляется по-разному: от замалчивания одних фактов и преувеличения значимости других до прямых фальсификаций и борьбы с символикой. Так, политолог напомнил, что георгиевская лента стала символом воинской славы и благодарности потомков ровно 10 лет назад, в год 60-летия Победы. Сегодня из-за известных событий на Украине ленточка стала восприниматься как символ определенных политических пристрастий. Негативное отношение, пусть и со стороны малочисленной группы, стало прослеживаться и в Казахстане.

— У меня сложилось впечатление, что людей уже избивают за выступления в защиту георгиевской ленточки, — говорит политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын. — Последние убийства в Киеве показывают, что история Великой Отечественной и Второй мировой войны не закончилась. Эта символика заново одевается, заново переживается, заново за нее проливается кровь. Ведь символику ОУН и УПА (Объединение украинских националистов, Украинская повстанческая армия, — Прим. авт.) сейчас используют добровольческие батальоны и украинская национальная армия, а ополченцы на юго-востоке Украины носят георгиевские ленты. Война — это еще не прошлое, что проявилось и в политической, и в идеологической сферах.

По его мнению, Казахстан, как и многие другие страны постсоветского пространства, в отношении символики находится в состоянии поиска. С одной стороны, георгиевская лента — непременный атрибут 9 мая. С другой стороны, официальные структуры пытаются предложить какой-то новый символ, чтобы избежать нежелательных ассоциаций и смешения истории с политикой. «Но как сейчас, в 2015-м, придумать что-то новое про 1945 год?», — пожимает плечами Юрицын. Между тем участники заседания выразили консолидированное мнение, что борьба с символами навязана гражданам постсоветского пространства извне — это лишь один из идеологических инструментов геополитического противостояния.

— Те, кто выступает против георгиевских лент, забывают или умалчивают о том, что на Украине тоже все начиналось с ленточек. И возникает вопрос: а патриоты ли те, кто против этих лент или они просто дальше своего носа не видят? — выразила свое мнение независимый политолог, публицист Айгуль Омарова.

Она подчеркнула, что против георгиевских лент и в целом негативно в отношении ВОВ высказываются люди, чьи семьи не имеют отношения к этой войне. И рассказала собственную историю: отец встретил Победу в пражском госпитале, трое его братьев погибли на фронте, бабушка во время войны спасла от голода пять семей, в том числе, две немецкие. Прошел войну и отец доктора политических наук, главного научного сотрудника Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при президенте РК Юрия Булуктаева.

— Лично на меня не действуют никакие фальсификации, потому что я успел переговорить со своим отцом-участником войны. Он многое мне рассказал, поэтому я имею устойчивость, иммунитет ко всяким россказням, — признался политолог. — Например, когда я читаю в газетах о зверствах советской армии в Восточной Европе, в том числе, о разрушении памятников и так далее, то это никак не вяжется с воспоминаниями отца, документами, фотографиями. Однако пройдет несколько поколений, и неизвестно, как будут восприниматься такого рода фальсификации.

Представитель КИСИ также рассказал, что фальсификация истории Второй мировой войны — это не новое явление. В советское время даже существовало понятие «борьба против буржуазных фальсификаторов истории». А началось это все потому, что одни государства пытались откреститься от участия в бесчеловечных преступлениях и обелить своих граждан (например, страны профашистского блока), другие хотели поднять самооценку своего народа, в том числе, за счет умаления заслуг той же Красной Армии, третьи старались приписать основные заслуги себе, как это до сих пор делает США. Однако именно сейчас фальсификации приобрели массовый и агрессивный характер. Их цель, как считает Юрий Булуктаев, заключается в том, чтобы ослабить постсоветские государства, внести раздор между ними, а также не допустить сближение Европы со странами СНГ.

Он заметил, что историческая память может наделить силой весь народ либо ослабить его. В частности, гражданам стран бывшего Союза присущ так называемых дух победителей. История ВОВ говорит нам: наши деды и отцы победили самое страшное зло, наши бабушки и матери выстояли в самых тяжелых условиях, а это значит, что и мы многое можем преодолеть и многого способны достичь. Кроме того, Великая Победа — это одна из главных скреп в отношениях бывших союзных республик. В то время, когда идет невидимая для рядовых граждан борьба, итог которой определит, останется ли мир однополярным или станет многополярным, общее героическое прошлое является неоспоримым преимуществом. Однако против нас работают фальсификаторы и время.

— Есть такая фраза: «Хочешь попасть в цель, стреляй по детям». Вот то, что сейчас происходит, и означает, что «стреляют» по детям, — убежден кандидат политических наук Антон Морозов. — Не каждый захочет своего ребенка, внука повести к монументу в память о войне, не каждый захочет достать фотографии деда, что-то рассказать. Кто-то расскажет, но уже по-другому, как говорится, представит альтернативный взгляд на историю ВОВ. В итоге, на смену реальным героям придут герои комиксов и мультфильмов. Поскольку в Казахстане и того, и другого мало, то наши дети будут расти на примере чужих героев. Это чревато серьезными проблемами для страны, у которой много чего есть в недрах.

Отвечая на вопрос «что делать?», участники экспертного клуба говорили о взаимосвязи идеологии и культуры. Историческая память должна быть сохранена, но необходимо менять подходы, с помощью которых и осуществляется преемственность поколений.

— Для молодежи война непонятная, далекая. Мне кажется, что с молодежью в некоторой степени момент уже упущен, — в свою очередь отметил общественный деятель Казбек Бейсебаев, чьими стараниями созданаа посвященная участию казахстанцев в ВОВ книга «Мы помним, мы гордимся». — Потому государственным институтам, которые занимаются идеологией, надо делать упор, например, на борьбу с фашизмом, который был побежден при участии казахстанцев. Второе, на что обратит внимание именно молодежь, — это героизм дедов и прадедов. То есть сделать акцент не на том, что они были идеологическими борцами, а на том, что они были хорошими воинами.

Эту точку зрения разделяет и доктор исторических наук, главный научный сотрудник КИСИ Леся Каратаева:

— Мы говорим об общем — война, воевали… И все это обрастает чем-то ненужным, всякими скандалами вокруг ленточек. А мне вот кажется, что нужно сделать акцент на том, что собой представлял фашизм как таковой. Если не забывать над каким монстром была одержана победа, то и значимость участия в этой войне и причастности к этой победе сомнению подвергаться не будет. Нужна популяризация материалов Нюрнбергского процесса. Нужно говорить о том, что делали фашисты с людьми, какие опыты проводили, как это было страшно, через что пришлось пройти жертвам фашизма. Если хотя бы в старших классах школ будут демонстрировать фото- и видеоматериалы о том, что пережили дети и взрослые, столкнувшиеся с фашизмом лицом к лицу, то и этого будет достаточно. Тогда мысль о том, что мы являемся частью Победы над этим ужасом, будет иметь более глубокий смысл, независимо от того, ступала нога фашистов на казахстанскую землю или нет.

Сергей Михайличенко

Источник: ЦентрАзия

Интеграционные процессы

ПРОШЛОЕ ДЕЛИТСЯ ТОЛЬКО НА СТОЛЕТИЯ

«Историю изменить нельзя, а переписать – запросто», – этот афоризм мог бы послужить эпиграфом к недавней дискуссии казахстанских политологов и журналистов. Речь шла об истории Великой Отечественной войны. Эксперты уверены: фальсификации становятся тенденцией, и основная их цель – рассорить республики, объединенные общей Победой.
Среди участников экспертного клуба «Мир Евразии» оказалось немало тех, кто знает о войне от непосредственных участников тех событий, своих близких родственников. И данное обстоятельство, как отметил доктор политических наук, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при президенте РК Юрий Булуктаев, можно считать устойчивым иммунитетом против различного рода фальсификаций. Однако живых свидетелей с каждым годом становится все меньше, война все дальше, а внешний идеологический напор все больше.
— Цель фальсификаторов – вбивание клина между бывшими республиками СССР, ставшими новыми, независимыми государствами, – считает представитель КИСИ. – Как раз для этого муссируются темы о том, что на стороне гитлеровцев воевали подразделения, которые формировались представителями различных наций и народностей.
Акцент зачастую делается именно на этнической принадлежности пособников фашистов. Потомки тех самых пособников в свою очередь пытаются обелить своих предков, тиражируя мнимый образ борцов за свободу и независимость. Появилась контристория ВОВ, отметил политолог Эдуард Полетаев. По его словам, люди становятся заложниками различных интерпретаций.
— Восприятие истории приобретает этноцентрический характер и зависит от того, как события интерпретируются политической элитой в каждой из стран бывшего Советского Союза, – констатировал он, добавив при этом: – Манипулируя фактами, предавая значение одним событиям и замалчивая другие, можно поссорить достаточно большое количество людей и создать неразрешимые противоречия.
Не секрет, что постсоветские государства уже разделились по отношению к интерпретации общей истории. Так, партнеры по Евразийскому союзу – Казахстан, Россия, Беларусь и Армения – придерживаются традиционного, сложившегося еще в советские годы, понимания событий 1941-1945 годов. В Латвии, Литве, Эстонии, Украине и Грузии значительно пересмотрели военную историю. В других республиках бывшего Союза наблюдаются небольшие трансформации, к примеру, изменилась концепция празднования 9 мая.
Вместе с тем в странах постсоветского пространства, как рассказал Эдуард Полетаев, иной раз пытаются поделить героев войны. Так, генерала Панфилова своим считают и Казахстан, и Кыргызстан. К 70-летию Победы обе страны выпустили монеты с изображением памятников, связанных с именем командира легендарной дивизии, защищавшей Москву. И это вполне объяснимо, учитывая, что бойцов 316-й стрелковой (позже 8-й гвардейской) набирали в Алматы и Бишкеке.
— Еще один характерный пример связан с четырьмя дважды Героями Советского Союза, которые являются казахстанцами. Я недавно наткнулся на статью в одном из украинских изданий, где Казахстан отмечен как страна, которая дала только одного дважды героя. А, например, Сергей Луганский, который родился и скончался в Алматы, отмечен как украинец только потому, что у него фамилия заканчивается на «ий», – рассказал Полетаев.
Иногда и Талгата Бегельдинова называют героем из Кыргызстана, поскольку он там воспитывался. Двое выходцев из Костанайской области – Иван Павлов и Леонид Беда – тоже порой причисляются к другим странам. Например, Леонид Беда был членом ЦК компартии и дважды депутатом Верховного совета Белоруссии, там он и скончался. Однако родился и вырос герой в Казахстане, отсюда же и ушел на фронт.
— На мой взгляд, эти разделения, споры, у кого больше Героев Советского Союза, у какой нации или у какой республики, ни к чему хорошему не приведут, – убежден Эдуард Полетаев. – Историческое прошлое должно рассматриваться не по частям, а в целом. Идея в том, чтобы характер, трагический смысл войны, ее последствия, ее страшное лицо сохранились в памяти потомков. Как бы там ни было, мы не избежим того, что будет писаться новая история, но она все-таки должна меньше противостоять старой, гармонировать с ней. То есть патриотические идеалы народа, чувства общей скорби, общего плеча – все это необходимо в ближайшее время нашей истории, которая в то же время должна быть социальной. Никогда не должно забываться, что это, в первую очередь, подвиг народа. Чтобы не получилось, что у каждого была своя победа на уме.
Главный научный сотрудник КИСИ при президенте РК, доктор исторических наук Леся Каратаева говорила о двух уровнях восприятия истории. Базовый уровень представляет историю как науку. А вот второй уровень – это уже не наука, а совокупность идеологем, призванных манипулировать массовым сознанием.
— Мы видим, что второй уровень постепенно начал заменять собой научное знание. И здесь возникает закономерный вопрос: чем занимаются наши историки? Откуда берутся мифы? В данном случае удивляет закрытость непосредственно исторических исследований, их слабая популяризация, недостаточный потенциал в противостоянии спекуляциям. Это проблема нашей исторической науки в целом. Не секрет, что сейчас больше внимания уделяется изучению древнего периода, а история ХХ века практически перестала быть предметом научного интереса историков, – говорит Каратаева.
Ее коллега Юрий Булуктаев высказал претензии к историческому образованию и историко-культурному просвещению:
— Просвещения как такового у нас нет, а вот образование… В учебниках Великой Отечественной войне, по сравнению с другими темами, уделяется мизерное внимание. Это заметно уже по количеству выделенных страниц. К сожалению, эта тема не является основной для органов образования. И для того, чтобы она стала более значимой, потребуется немало усилий, в том числе, со стороны гражданского общества.
Участники экспертного клуба также сетовали на то, что современная культура практически не доносит до молодого поколения те ценности, которые заключает в себе история ВОВ. Патриотизм, героизм, страдания людей, которые несет с собой любая война, мужество и стойкость – все это уступило место захватывающим дух спецэффектам и экранному насилию. Кроме того, эксперты задались вопросом, почему в Казахстане мало снимается фильмов о войне? Недавнее исключение – фильм «Бауыржан Момышулы» режиссера Акана Сатаева.
— У нас есть о ком писать и снимать фильмы. Например, сегодня мало кто из молодежи знает, что Маншук Маметова была студенткой алматинского медвуза. Во дворе этого учреждения установлены два бюста героев Советского Союза – Владимира Иванилова и Маншук Маметовой, которые ушли на фронт со студенческой скамьи, – напомнил Юрий Булуктаев. – В 1969 году был снят фильм «Песнь о Маншук», роль которой исполнила Наталья Аринбасарова. Может быть, стоит обновить этот фильм, чтобы заинтересовать молодое поколение?
С одной стороны, участники клуба говорили о том, что необходимо сохранить существующий в Казахстане и ряде других стран взгляд на историю Великой Отечественной и Второй мировой в войны в целом. С другой – ратовали за появление современных, более гибких подходов к изучению истории, одновременно высказывая опасения, что всякого рода интерпретаторы и реконструкторы меняют сам образ войны, превращая ее в развлечение.
— Помните «Приключения Гулливера» Джонатана Свифта, там была война остроконечников и тупоконечников? Ведь это аллегория, которая обозначает бесполезную идеологическую войну. А на самом деле за этим скрывались войны между католиками и протестантами. До нас эти трагические события дошли в комическом, усеченном виде. Не хотелось бы, чтобы потомкам, скажем, через 100-200-300 лет, донеслось таким образом то, что происходило на Земле в середине XX века. Понятно, что каждая страна стремится сделать акцент на воспоминаниях своего народа, своих граждан, которые участвовали в войне. Но все-таки главное – гармония, главное, чтобы эти воспоминания не конфликтовали друг с другом, чтобы были компромиссы. Необходимо, чтобы политические деятели не пиарились на трагедии, что сейчас происходит сплошь и рядом. А в итоге мы получаем, что получаем: нас ссорят, – резюмировал Эдуард Полетаев.

Источник: КасФактор: Институт Каспийского Сотрудничества

Ревизия истории: операция «Духless»

Фальсификация истории Великой Отечественной войны направлена на то, чтобы развеять дух победителей. Цель – разобщить и ослабить наследников Победы, которую можно считать главным общим достижением народов постсоветского пространства. Тому, кто и зачем уничтожает нашу генетическую память, и как этому противостоять, было посвящено очередное заседание экспертного клуба «Мир Евразии».
Тема дискуссии «Неравнодушная история. Современные риски и тенденции, связанные с пересмотром итогов Великой Отечественной войны» особенно актуальна в преддверии 70-летия Победы. Как отметил политолог Эдуард Полетаев, чем дальше во времени эти трагические события, тем больше звучит диаметрально противоположных комментариев. Данная тема переходит в сферу идеологической войны, и рядовые граждане становятся заложниками различных интерпретаций.
– Манипулируя фактами, предавая значение одним событиям и замалчивая другие, можно поссорить достаточно большое количество людей и создать неразрешимые противоречия. Не случайно в апреле главы министерств иностранных дел стран ОДКБ в связи с приближающимся празднованием Дня Победы приняли заявление о недопустимости искажения, пересмотра итогов войны, – подчеркнул Полетаев.
Он констатировал тот факт, что постсоветские государства уже разделились по отношению к интерпретации истории. Так, например, Казахстан, Россия, Беларусь и Армения придерживаются традиционного понимания событий и итогов Великой Отечественной, сложившегося еще в СССР. В ряде республик подход немного трансформировался, кое-где называясь Днем памяти. Значительно пересмотрели историю несколько республик бывшего Советского Союза: в первую очередь, Прибалтийские страны, современная Украина, где недавно приравняли фашизм с коммунизмом, и во многом Грузия.
– Это связано с тем, что болевые точки истории Второй мировой войны воспринимаются сознанием государств по-разному, – считает Эдуард Полетаев. – Например, такая болевая точка как пакт Молотова-Риббентропа (договор о ненападении, подписанный между Германией и СССР в августе 1939 года, в том числе, разделивший сферы интересов сторон в Восточной Европе, – Прим. авт.). В одних странах его называют необходимостью, к которой вынужден был прибегнуть Сталин. В других государствах, особенно тех, которые были разделены, допустим, в Польше, пакт воспринимают как сговор между сильными мира сего.
Также политолог добавил, что в каждой из стран-участниц Второй мировой войны сложились определенные стереотипы. Так, Прибалтийские государства и Украина часто позиционируют себя величайшими жертвами этой войны. Польшу и Чехословакию называют самыми первыми жертвами. Одни страны, такие как Россия и Казахстан, выступают в роли наследников Победы. Другие же показывают историю войны как обстоятельства, от которых некуда было деваться, например, страны профашистского блока – Болгария, Венгрия, Словакия. «Ситуация такова, что страны оказываются в разных идеологических лагерях», – резюмировал Полетаев.
С одной стороны, вполне понятно стремление некоторых государств найти оправдание своим гражданам, которые когда-то принимали участие в преступлениях против человечества. Осознание того, что ваши деды под знаменами фашистов или, скажем, красно-черными бандеровскими полотнами зверски убивали ни в чем не повинных людей, подразумевает наличие ослабляющего нацию чувства вины. Однако в наши дни фальсификация истории Второй мировой достигла пугающих масштабов и распространения. Различные мистификации, к сожалению, сегодня бытуют и в Казахстане. Так, участники экспертного клуба с горечью говорили о том, что определенная часть общества из-за событий на Украине крайне негативно относится к георгиевской ленте – символу воинской славы и благодарности потомков. Более того, появилось такое абсурдное понятие как «не наша война».
– Я заметила и по социальным сетям, и по различным форумам, что против войны и гвардейской ленточки выступают те, чьи родственники не имели никакого отношения к войне, – говорит независимый политолог и публицист Айгуль Омарова. – Лет 12 назад я впервые услышала выражение «это не наша война». Для меня было самым страшным, что это сказал отец моей подруги. Дело в том, что они жили в глухомани, и из их родственников на войну практически никто не ушел. Для меня же, для нашей семьи война – это святое. У папы было пять братьев, из них только один не пошел на фронт, остальные ушли, и трое не вернулись. Вернулся только мой отец…
Между тем доктор исторических наук, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при президенте РК Леся Каратаева считает, что сегодня реальную историю подменяет совокупность идеологем, призванных манипулировать массовым сознанием в чьих-то интересах, чаще всего политических.
– В прошлом году моей дочери задали написать реферат по истории Великой Отечественной. Чтобы посмотреть какие-то даты, я открыла интернет и увидела такое… Ребенок ничего понять не может. Мне было больно. Личностью каждого из нас делает определенный набор ценностей. Поэтому для людей старшего поколения пересмотр истории – очень болезненный процесс. Вопрос в том, почему мы в Казахстане упустили этот процесс? Надо понимать, для чего нам знание об этой Победе, как мы будем им пользоваться. У нас нет образа врага. Может быть, отсюда и возникает такой инфантилизм в отношении различных интерпретаций, – отметила Леся Каратаева.
Ее коллега, доктор политических наук, главный научный сотрудник КИСИ Юрий Булуктаев озвучил своеобразную классификацию существующих мистификаций истории ВОВ. По его словам, первые байки появились еще в годы войны, после разгрома фашистских войск под Москвой, за что Гитлер разжаловал нескольких генералов. Чтобы оправдаться перед фюрером, офицеры всю вину свалили на «Генерала Мороза». Версия невероятных русских холодов до сих пор популярна, особенно в Европе, которую фашистская Германия завоевала в рекордно короткие сроки. В данном случае, как и в странах, входивших в профашистский блок, фальсификации направлены на собственные народы, чтобы смягчить нелицеприятные факты и обелить старшее поколение.
– Я служил в Германии в 1968 – 1970 гг., и мы встречались с местными жителями, разговаривали. Они не выказывали к нам ненависти как к советским солдатам. Но один признался, что немцы не испытывают чувства вины, их больше заботит то, что теперь от поколения к поколению будет передавать «дух побежденных». А это плохо. Никому не хочется проигрывать, – назвал еще один мотив фальсификаций Юрий Булуктаев. – Фальсификаторы отдают себе отчет в том, что история сохраняется и воспроизводится в виде коллективной памяти. Эта коллективная память может быть как источником силы, так и источником слабости всего народа… Так вот на то, чтобы размыть дух победителей у наследников Великой Победы, в первую очередь, и нацелены такие фальсификации.
Тот факт, что в странах постсоветского пространства уже сформировано разное отношение к событиям начала 1940-х, свидетельствует об успешности внешнего вмешательства. Великая Отечественная война, которая долгие десятилетия считалась главным достижением всех народов СССР, сегодня стала яблоком раздора. И вбивание клина между бывшими советскими республиками продолжается. Случайность ли, что фальсификаторы начали массированную атаку именно в последние годы, когда ряд государств решил объединиться в Евразийский экономический союз? Не трудно заметить, что нынешний состав ЕАЭС и список стран-претендентов включает государства, которые позиционируют себя как наследники Победы.
Впрочем, по мнению Юрия Булуктаева, ревизия история Второй мировой преследует многие цели, помимо стремления рассорить бывшие союзные республики. Так, утверждает политолог, в США целые институты работают на создание и распространение фальсификаций, чтобы утвердить роль страны как главного победителя в войне. К слову, мы это видим по той же голливудской кинопродукции. Кроме того, в политических и экономических интересах сверхдержавы – утвердить свое лидерство в послевоенной Европе, а также развести в разные стороны европейские и постсоветские государства.
– Кроме того, цель ревизии истории ВОВ и в целом Второй мировой войны – пересмотр ее геополитических итогов, – уверен Булуктаев. – Сейчас мы видим по той же Украине, что некоторые государства встали в очередь на передел территории, ждут, чем закончится там системный кризис. Целью фальсификаций также является разрушение позитивного образа Советского Союза, и не только в части Победы.
Итог состоявшегося обсуждения вполне предсказуем: необходимо решительно противодействовать фальсификации истории. В том числе и в Казахстане, где, к счастью, для большинства граждан 9 мая – по-прежнему святой праздник. Те же, кто считают иначе, введены в заблуждение и, похоже, не осознают, что являются пешками в чужой игре против интересов собственного народа.

Юлия Майская

Источник: Nomad

Неравнодушная история

9 мая – святой праздник для большинства казахстанцев. Однако в последние годы память о Великой Отечественной войне подвергается серьезным испытаниям. Кто и как должен противостоять пересмотру истории, на днях обсуждали участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии».

Как отметил политолог Эдуард Полетаев «постсоветские государства разделились по отношению к интерпретации истории». В странах Прибалтики, Украине, Грузии значительно пересмотрели отношение к нашему общему прошлому. Открыто демонстрируемая позиция этих республик весьма болезненна как для ветеранов, прошедших через страшное горнило войны, так и для всех тех, кто считает победу над фашизмом одной из основных ценностей наших народов. Казахстан на официальном уровне, наряду с Россией и Беларусью, позиционирует себя в качестве наследника Великой Победы. Но у некоторых наследников, пишущих опусы в социальных сетях, как отмечали эксперты, не все благополучно в данном вопросе. При этом на войну только из Казахстана были призваны более миллиона граждан, свыше 600 тысяч погибли, в том числе, более 95 тысяч казахов. Подобные заявления, по словам политолога и публициста Айгуль Омаровой, больно ранят тех, чьи семьи, как и ее собственная, прошли все ужасы войны.

Есть объективные причины: война все дальше отодвигается во времени, и некоторые представители последующих поколений заявляют, что это была не наша война, — отмечает общественный деятель Казбек Бейсебаев. — Но лично я со своей стороны сделал многое для того, чтобы эта война воспринималась все-таки нашей. С помощью единомышленников удалось создать книгу «Мы помним, мы гордимся». В ней собраны воспоминания ветеранов, внуков и детей участников ВОВ. Но главная фишка книги в том, что в ней содержится более тысячи безымянных фотографий солдат Красной Армии, призванных из нашего региона. Кроме того, в книге есть воспоминания ветеранов из других стран об однополчанах-казахах, об их героизме.

К слову, эта книга выпущена исключительно за счет энтузиастов. Необходимые для выпуска 2000 экземпляров 3,2 млн тенге собрали по крупицам. Между тем, как отмечали участники заседания, Казахстану и другим государствам постсоветского пространства необходимо сохранить память о войне и подвиге народа. Прежде всего, потому, что это наше общее прошлое – и трагическое, и героическое одновременно, фундамент добрососедских отношений. Участники экспертного клуба акцентировали внимание на том, что различного рода фальсификации истории ВОВ нацелены именно на разрушение этого единства.

— Еще одна цель таких фальсификаций – подрыв национальной идентичности, – считает доктор политических наук, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Юрий Булуктаев. – Эта проблема не относится к сугубо научным изысканиям, она, в некоторой степени, идеологическая. В зависимости от трактовки многих событий войны у молодого поколения по-разному выстраивается понимание нынешней ситуации. История ВОВ остается одним из маркеров национальной памяти. Поэтому необходимо решительно противодействовать фальсификации истории, опровергать недостоверные публикации о войне.

О проблеме идеологии говорил и главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge, политолог Замир Каражанов. «Идеологический вакуум всегда чем-то заполняется», – подчеркнул он, напомнив, что среди последователей различных радикальных движений много представителей молодежи. Более того, юные и горячие, но наивные головы – это основная мишень для идеологических выстрелов со стороны всех незаконных формирований.

— Иногда просто удивляешься, что молодые люди не знают вещей, которые мне, например, кажутся очевидными. Наше поколение прекрасно знало, что такое война, какой ценой далась Победа. Общество категорически отказывалось пересматривать героическое прошлое. Это было кощунством. На уровне общественного сознания был механизм, который защищал и оберегал духовные ценности. Но сегодня на постсоветском пространстве молодое поколение готово иначе смотреть на историю и мирится с тем, что пересматривается героическое прошлое. Единственное объяснение, которое сейчас напрашивается, сводится к демографическим процессам, происходящим на постсоветском пространстве: ветеранов становится все меньше, да и возраст их превышает 90 лет, – сказал Каражанов.

По его мнению, ответственность за сохранение исторической памяти лежит на государстве, которое должно нести в массы ценности, которые нам преподнесла история ВОВ.

— Действительно, роль государства важна, – заметил в ответ Эдуард Полетаев, – но не стоит уповать только на государство. Должна быть гармония с обществом, поскольку государство не всегда может предложить идеологию в нужном формате, что, кстати, и показала история СССР. Многие лозунги, даже гениальные, настолько надоели, что люди не воспринимали их, относились к ним просто как к окружающему ландшафту.

Между тем политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицынсчитает, что отношение к войне изменилось, потому что изменилось само государство. Так, в советское время каждый ребенок знал, что он получает бесплатные путевки в лагерь благодаря героям, которые победили фашистов. С современными реалиями подобная идеология не действенна, отметил эксперт. Между тем политолог Антон Морозов убежден, что и сегодня идеологию можно донести до масс эффективно:

— Вот смотрите, у нас этот год идеологически переполнен: 550 лет Казахского ханства, 70 лет Победы, 20 лет Конституции и 20-летие Ассамблеи народа Казахстана. Мне кажется, когда эти идеи выдвигались, предполагалось, что будет одна линейка событий, которая все их свяжет. То есть если бы батыры Казахского ханства не проявили свою доблесть, мужество и отвагу, которые прочно вошли в генетическую память и сыграли свою роль в годы ВОВ, то не отмечали бы мы сейчас 70 лет Победы. Логика понятная: мы объединились и победили. И это прекрасно согласуется с нашими лозунгами о межнациональном мире и согласии.

Участники заседания пришли к выводу, что сохранить память о Великой Отечественной войне можно только общими усилиями государства, гражданского общества, деятелей науки и культуры. Да и рядовые граждане могут сделать большое дело, если просто расскажут своим детям о Великой Отечественной войне, о том, что такое фашизм и какой ценой досталась Победа над этим злом. И, наверное, даже больше чем государство могут сделать энтузиасты, для которых тема войны – не просто галочка в отчете.

— В «Фейсбуке» благодаря Казбеку Бейсебаеву люди, в том числе, молодые, открывают для себя то, что сделали их отцы, деды и другие родственники. Я тоже хочу сказать спасибо, потому что благодаря Казбеку я прочитала наградной лист своего отца, – поделилась публицист Айгуль Омарова. – Отец никогда о войне не говорил, его ордена и медали потеряли мои старшие брат и сестра – такое у многих фронтовиков было. И представляете, я читаю, что мой отец в одном из тяжелых боев встает первым и ведет бойцов за собой! И за это его наградили. Папа об этом никогда не рассказывал, молчал и о том, что у него было несколько ранений. Я думаю, что благодаря Казбеку и таким неравнодушным людям история ВОВ живет и будет жить.

Аманжол Ахметов

Источник: Caspian bridge — информационно-аналитический центр.