Monthly Archives: Сентябрь 2016

Единое литературное пространство в ЕАЭС – миф или реальность?

«Интеграция имеет множество измерений, в том числе культурно-гуманитарное, вложения в которое спустя время увеличивают результаты трудов в экономической сфере», — заявил политолог Эдуард Полетаев, выступая на заседании экспертного клуба на тему: «Литературная Евразия: миссия слова, культурная близость и традиции дружбы»
StanRadar.com приводит выдержку из выступления эксперта:
«Дружеские взаимоотношения между народами и государствами представляют собой особую значимость в истории общественных отношений. И достойный вклад в выполнение этой миссии вносит литература – пространство, которое всегда будет объединять людей, пока они умеют читать. Через литературу легче понять друг друга и найти общий язык.
Современная литература на пространствах Евразии начинает выходить из кризиса и развивается по ряду направлений. Исследуется и популяризуется историко-культурное наследие народов, в том числе благодаря принятым программам гуманитарного сотрудничества в рамках интеграционных объединений. Прогрессирует целый ряд национальных литератур. Большой интерес вызывают литературные течения, возникшие на стыке двух и более культур.
Чем для нас сейчас является литература? Настоящая литература всегда несет в себе общечеловеческие ценности, идеи мира и дружбы между народами. Она дает понять их душу, а без взаимопонимания диалог затруднен. Обмен же духовными богатствами между народами приводит к тому, что лучшие достижения культуры одних становятся достоянием других.
Поэтому характерными трендами последних лет в странах Евразии становятся осмысление роли литературы в культурно-исторических взаимоотношениях между ними, поиск путей восстановления утраченных связей.
Книга в своем классическом формате все-таки в последнее время, на мой взгляд, судя по некоторым информационным поводам, которые появляются на постсоветском пространстве, пытается в определенной степени себя реабилитировать.
К примеру, в России прошлый год был объявлен Годом литературы. Различные мероприятия были проведены в этой связи. Посольство Казахстана в РФ действует весьма активно, развивая диалог культур. Был выпущен совместный альманах писателей под названием «Казахстан — Россия». Проведено несколько публичных мероприятий, встречи писателей. Знаменитая «Литературная газета» также принимала участие в организации этих мероприятий, которые получат свое дальнейшее продолжение. Организуются научные исследования, посвященные литературным процессам, развивается институт качественных переводов книг на другие языки.
В этой связи актуализируется вопрос о переводческом деле. В данной сфере есть значительные проблемы. А ряд национальных литератур нуждается в переводе своих авторов, в труде литераторов, которые владеют тем языком, на котором было написано то или иное произведение. Эта профессия, судя по выступлениям на недавних форумах, актуальна и дефицитна.
В сегодняшней ситуации пока недостаточно нужных компетенций для того, чтобы писатели, так или иначе, успешно осваивали рынки дружественных государств. Хотя интерес к произведениям литераторов, например, из Казахстана все равно будет в определенной степени выше в России, чем в дальнем зарубежье. Не только благодаря общеязыковой и ментальной культуре, хотя бы потому, что в РФ проживает большая казахская диаспора. Да и вообще интерес к тому, что же происходит у соседей на постсоветском пространстве, сейчас увеличивается.
Юрген Боос, директор Франкфуртской книжной ярмарки, которая является самой крупной в мире, говорил в свое время о том, что Европейский Союз надо было начинать с установления не столько экономических, сколько культурных связей. Переводы с английского доминируют. По его словам, около 30% книжного рынка Германии составляют книги, изданные на английском, в то время как, например, США допускает на свой рынок лишь 2% литературы на иностранных языках. Хотя в этой стране проживает большое количество представителей разных наций и народностей.
Что происходит сейчас в общекультурном поле Евразии? Так, при поддержке России была создана организация «Институт перевода», которая выдает гранты писателям и помогает распространять произведения за рубежом, оплачивает переводы на те или иные языки.
Мне кажется, в Казахстане и в ряде других государств такой организации не хватает. Возможно ли, если проявить инициативу, сделать так, чтобы тот же российский Институт переводов содействовал развитию инициатив, которые исходят, допустим, из стран ЕАЭС? Или проще создать этим странам подобную структуру?
Также очень привлекательным будет рынок Индии и Китая, тех стран, которые сейчас активно потребляют литературу. Учитывая экономические и культурные связи, которые последнее время выстраиваются с Китаем, пока тяжело представить себе, чтобы в Китае знали наших писателей, кроме разве что классиков. Контакты ограничиваются на уровне публичных мероприятий, визитов журналистов в рамках пресс-туров. Но в плане серьезных культурных взаимодействий на уровне литераторов, знаковых вещей не происходит.
Еще один нюанс – количество книг на душу населения, которые издаются в наших странах в настоящее время. По данным 2014 года, в среднем в Казахстане чуть более одной книги на человека в год издается. В то время как в России и Беларуси – 3,77 и 3,49 соответственно. Впрочем, в ряде стран бывшего СССР ситуация еще хуже.
Нужно еще учитывать, что, как правило, это не художественная, а специальная литература, учебники, в первую очередь. Но удастся ли изменить ситуацию в пользу увеличения тиражей художественной литературы, публицистики? Будетли это востребовано на рынке? Есть также нюансы с развитием электронных книг. Но, по данным экспертов только каждая 20-я электронная книга официально куплена, а остальное скачено нелегально, поэтому тяжело оценить объемы этого рынка: сколько читателей, сколько реально электронных книг востребовано людьми, ведь на многих пиратских сайтах не предусмотрены счетчики скачиваний.
В Казахстане, по данным 2014 года, работает более 1300 издательств. Но только порядка четверти из них предоставили в Книжную палату РК свои издания. И всего лишь 77 издательств выпустили за год более 10 книг. А есть издательства, которые только одну книгу в год оказались способны опубликовать, при этом мизерным тиражом.
Зато вызывает оптимизм, что в Казахстане целых три программы, в рамках которых издается за государственный счет литература. Это программы «Мәдени мұра» («Культурное наследие»), «ҚР тілдерді қолдану мен дамытудың 2011-2020 жылдарға арналған бағдарламасы» («Государственная программа развития и функционирования языков 2011-2020 гг.») и «Әлеуметтік маңызды әдебиет түрлерін шығару» («Издание социально важных видов литературы»). Причем типология издаваемых книг разнообразна, много выпускается художественной литературы. Есть шанс быть опубликованным. Но, как правило, тираж будет небольшой, маркетинговые мероприятия не проводятся, он отправляется в основном по библиотекам и в широкую продажу не поступает. В итоге конечный потребитель мало что знает о той или иной книге».

Заседание экспертного клуба на тему «Литературная Евразия: миссия слова, культурная близость и традиции дружбы» было организовано ОФ «Мир Евразии». Материал предоставлен организаторами мероприятия.

Источник: StanRadar.com

Как решить проблемы книгоиздания в Казахстане

Казахстанский интеллектуальный продукт может быть интересен многим именно на Евразийском пространстве.

Казахстанское книгоиздание переживает не самые лучшие времена, остро не хватает отечественных книг рассказывающих на злободневные для казахстанцев темы. А нехватка книг это падение не просто литературы, это снижение стандартов грамотности, ухудшение умения выражать сложные эмоции, сложности в формировании личности, пропитанной любовью к родному краю.

Подобному явлению есть много причин, но новым фактором в формировании книжного рынка Казахстана, а значит и всей литературы, стал Евразийский экономический союз. Ведь издательский бизнес, несмотря на свою специфику, подчиняется общим экономическим законам, а значит, подпадает под влияние законов интеграционного объединения.

Российский пример

Однако, страны Евразийского союза неоднородны в развитии книжного бизнеса. Так, Российская федерация, за счет более емкого, 150 миллионного рынка и лояльного к книгоизданию налогового законодательства, испытывает даже подъем данной отрасли.

Любой, кто был в крупных российских городах, особенно в Москве, отмечает насколько широко поставлено книжное дело в этой стране. А самое главное, что это доходный бизнес. Крупные книжные магазины занимают огромные площади в несколько этажей, в которых всегда толпы читателей.
Книги представлены на любой вкус и цвет, от детских раскрашек до политических мемуаров. Красиво оформленных, ориентированных на самую разную толщину кошелька, от тисненных золотом подарочных изданий за безумные деньги, до простеньких клееных переплетов за минимальную цену.

Юрий Булуктаев, главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК объясняет: «Издательский бизнес приносит больше прибыли, чем вино-водочный бизнес. За эти годы интерес читателя не убавился. Нарасхват идут прежде всего учебная и детская литература. Издательское дело очень выгодное. И россияне за него крепко схватились….»

Но самое главное, российский издательский рынок быстро реагирует на малейшие колебания моды или новостного ряда. Не успели охладеть отношения России и Запада, как тут же полки заполонили самые разные авторы наперебой описывающие все варианты дальнейшего развития, от самобичевания до смакования военных действий в постядерном мире.

Не меньше выходит книг и на все другие резонансные события. Обсуждают люди расстрел людей обезумевшим милиционером? Пожалуйста, вот вам книга с биографией, сюжетными ходами, анализом, воспоминаниями. Красивая девушка или певица стала знаменитой на экране? Читающей публике через две недели дадут книжные бестселлеры на все прилавки! Как стать миллионером? Хотите узнать о секретах популярности у противоположного пола? Нет проблем. Все за что читатель готов платить звонким рублем.

Как же это делается? Все просто. Российские издательства это сложный механизм с огромным количеством литературных редакторов. Профессия, о которой, увы, мы стали забывать. Спаянные коллективы литературных редакторов могут привести к единому и довольно высокому шаблону любой сырой материал от писателя. Главное это идея. Авторская задумка. И за эту задумку издательство готово платить серьезные гонорары. А даже если описано все слабо, сыро, со стилистическими ошибками, то это не страшно, профессионалы от редактуры «наведут марафет» за считанные дни.
Результат впечатляет. Труд писателя хорошо оплачивается. Публика подготовлена и привыкла покупать книги. Отрасль дает огромное количество рабочих мест: писатели, верстальщики, редактора, корректоры, менеджеры, продавцы, художники, иллюстраторы, переводчики и т.д. и т.п.

Но что самое важное, формируется Читатель с большой буквы. Ведь когда читать интересно, читать модно, читать престижно, то создается целый культурный пласт. Замир Каражанов, политолог, главный редактор информационно-аналитического центра CaspianBridge отмечает: «что касается социальной функции книги, не стоит забывать, что общество не может просто развиваться само по себе. Коммуникации – это одна из частей успешного развития общества. И книга решает эту задачу».

Откуда взяться хорошему сценаристу, хорошему копирайтеру, хорошему литератору и многим другим профессиям, если нет привычки читать. Пусть даже если читают много «мусорной» литературы, общий фон создает правильный посыл, в котором заложен потенциал. Кстати, по таким же законам действуют рынки во многих странах как США, странах Европейского союза, Японии и даже Китае.

Степные писатели

В Казахстане издательствам не удалось в свое время развернуться на такие же потоки. Прежде всего, этому способствовал крайне маленький рынок. 15-17 миллионов — это население всего одного мегаполиса. А когда это население еще и разбросано по бескрайним просторам девятой по величине стране мира, то книжный рынок скукожился до импорта и издания учебников.

Как раз в этом ключе, Евразийский экономический союз может вдохнуть новую жизнь в казахстанское книгоиздание. Ведь теперь казахстанские издатели и писатели могут попробовать свои силы на рынке совсем другого масштаба. Казахстанские писатели уже пытались выйти на российский рынок и ранее. Причем некоторые успешно, как, например, пишущий в жанре степного фэнтези Жанат Касабеков, получивший в России признание под псевдонимом Аркадий Степной.

Больше того, казахстанский интеллектуальный продукт может быть интересен многим именно на Евразийском пространстве. К примеру, несмотря на спорность художественной ценности, тем не менее, прекрасно известен казахстанский фильм «Рэкетир». Полюбился этот фильм в Кыргызстане, а также во многих регионах России, как Бурятия, Калмыкия, Хакасия, Тува, Саха (Якутия) и т.п.

Но если ранее, выход на российский или кыргызский, или белорусский рынок было бы выходом на полностью внешний рынок, то теперь, есть возможность использовать интеграционные договоренности Евразийского союза.

К тому же, сама идея Евразийского союза возникла под влиянием именно книг – произведений известного мыслителя Льва Гумилева, которые сформировали идею единства Евразийского пространства на основе исторических, экономических и даже «биосферных» общностей.

Как отмечает Эдуард Полетаев, политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии»: «Директор Франкфуртской книжной ярмарки Юрген Боос, которая является самой крупной в мире, говорил в свое время о том, что Европейский Союз надо было начинать с установления не столько экономических, сколько культурных связей. То есть необходимо было выстраивать культурное единство стран ЕС». В этом смысле, Евразийский союз еще может учесть данный опыт.

Тем более, что потребности рынка есть. Не хватает целых жанров. Казахстанской мистики, где на узнаваемых улицах Алматы или Костаная, будут действовать местные фольклерные персонажи. Вспомним, байку о девочке-привидении на капчагайской трассе. Казахстан ждет своего Стивена Кинга. Нужны детективы с родными именами и на родных широтах. Фэнтези с батырами и айдахарами. Альтернативная история и альтернативное будущее. Публицистика и женские романы. И многие многие другие жанры.

Объединение усилий в таком непростом деле это важная часть для интеграционной работы. Как вывести книжный рынок Евразийского союза на единый высокий стандарт. Как стать интересными друг другу и всему миру.

Конечно, это далеко не простая работа. Сам по себе труд писателя это тонкий процесс, а муза зачастую не терпит сутолоки. Как отмечает Бекнур Кисиков, маркетолог, публицист, писатель, президент Евразийской ассоциации франчайзинга, организатор книжного фестиваля KitapFestAlmaty: «Тренд объединения – мы только поддерживаем эти вещи. Но я знаю, что писатель – сам по себе индивидуалист. Он не любит объединяться. Для него такое понятие, как союз писателей – атавизм. Он тяжело это принимает….. Я пока этот тренд объединения не вижу. Но мне кажется, что он должен идти из Москвы. Оттуда должны идти веяния, оттуда создавать площадку. И на этом фоне будут созданы произведения и появятся писатели. Думаю, что нужно продолжать обсуждать эту тему, создавая дополнительные площадки».

Но даже с этой точки зрения очевидно, что нужны новые литературные площадки, нужны новые правила в книгоиздании, что сулит новое развитие для всего евразийского пространства. Ведь литература это прежде всего «Слово», которое может менять мир. Юрий Булуктаев, главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК «в Англии, в Лондоне в 1922 году издавался журнал «Критерии ООН», который объявили трибуной европейской интеллигенции и пригласили всех, кто раньше воевал друг против друга. И на страницах этого журнала публиковались и англичане, и французы, и австрийцы, и итальянцы. Полагаю, что эта цепь между писателями, поэтами, издателями, вполне может создаться».

Таким образом, все труженики пера, все задействованные в книгоиздании деятели, ставят перед Евразийским союзом новую задачу, запустить интеграционные процессы в издательском деле. Тем самым, завершить можно комментарием Владимир Павленко, PR-консультант Казахстанской коммуникативной ассоциации: «Благодаря трудам и концепции Л. Гумилева, идея понятия «дружба народов» наполняется настоящим смыслом. Может, и стоит уже брать идеи Гумилева на вооружение, переходить от обсуждений, применять и работать».

Адиль Каукенов

Источник: Сетевое издание «Zakon.kz»

«Использование русского языка сужается – это объективный процесс»

«Книжный рынок – это часть образовательного рынка. Потому что, так или иначе, вся литература, кроме беллетристики, является не только развлекательной, но еще служит для образования на разных этапах. Как специальная, так и классическая литература», — заявил главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин, выступая на заседании экспертного клуба на тему: «Литературная Евразия: миссия слова, культурная близость и традиции дружбы».
StanRadar.com приводит выдержку из выступления эксперта:
«Но нужно отметить, что есть объективный процесс. Сужается ареал использования русского языка. Снижается и его качество. Люди, работающие в СМИ, сталкиваются с этим. А в рамках программы перехода на трехязычие в Казахстане еще и с английским языком все сложно.
Казахстанская литература и публицистика на русском языке все же отличается от той, что выходит в России. В первую очередь, политически. То есть русское не тождественно российскому. Плюс, у нас еще жив советский дискурс. Например, возникают иногда совершенно разные смыслы, разное восприятие вещей. Это постоянный спор между пониманием этнического и национального.
И все эти проблемы упираются в то, о чем говорил Дмитрий Шишкин – в отсутствие нормально действующего книжного, издательского, литературного рынка. Очень много завязано на госзаказ. А он не всегда исполняется добросовестно. И вот эти все разговоры о том, что у нас же и так нет писателей… Так их и не будет, если неправильно распределять эти деньги, если в рынок будут вмешиваться.
Хорошее предложение Айдархана Кусаинова по поводу перевода беллетристики. Но только от этого больше читать Дарью Донцову не будут. Если говорить о молодом казахоязычном поколении людей. Из моего очень скромного опыта общения с казахскоязычной молодежью: одной из самых популярных у них неказахских групп является группа «Кино». И языковой барьер в этом плане не мешает.
Думаю, что нужно институционально создавать условия, благодаря которым местные авторы, на каком бы языке они не писали, могли транслировать свои мысли аудитории без определенных препонов, в том числе и связанных с внутренней цензурой».

Заседание экспертного клуба на тему «Литературная Евразия: миссия слова, культурная близость и традиции дружбы» было организовано ОФ «Мир Евразии». Материал предоставлен организаторами мероприятия.

Источник: StanRadar.com

«Сотрудничеству в рамках литературной Евразии нужно задать тренд»

«Сейчас в России популярна литература с антизападной риторикой. Есть спрос на это, так как «страшилки» – отражение тренда. А он в свою очередь порождает тиражи и имена. Да, многих авторов через 10 лет история сметет. Останутся единицы. Но так всегда было. Тысячи конъюнктурщиков заполняют поле, а спустя десятилетия остаются немногочисленные классики», — заявил генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов, выступая на заседании экспертного клуба на тему: «Литературная Евразия: миссия слова, культурная близость и традиции дружбы».
StanRadar.com приводит выдержку из выступления эксперта:
«Эффективность сотрудничества основана на четком понимании границ, зон ответственности, правил и принципов. У каждой страны есть свое культурное пространство. И это нормально, что каждая страна, каждый гражданин будет его оберегать, так или иначе. По моему мнению, стабильное целостное образование – это не значит растворение, потому что существует большая проблема национального фактора, в плане не этнического, а географического.
Поэтому следует разделить два подхода. Первый – в отношении книжного рынка Казахстана и в целом информационной политики. Я вижу проблему не в том, что издательства не хотят печатать отечественных авторов. Издательства – это субъекты бизнеса и печатают то, что продается.
Когда ход мыслей человека двигается в каком-то направлении, появляются какие-то ценности, которые обсуждаются в обществе, возникают ситуации, в которых сталкиваются разные мнения, тогда и проявляется писательский талант. Сегодня же казахстанский писатель может сколько угодно писать, допустим, о глобальных столкновениях США и Китая, но об этом также пишут более раскрученные и уважаемые авторы в мире, с именами и аудиториями.
Пока на самом казахстанском рынке не возникнут острые темы для обсуждения, внутринацинальные, внутригосударственные, до тех пор не возникнет спрос на наших писателей. Это один аспект. А с точки зрения развития сотрудничества в рамках литературной Евразии, то надо просто больше уделять ему внимания. Еще есть общие внутренние ценности, которые будут синхронно двигаться в одном направлении. Не надо их стимулировать искусственно.
Но тренд задавать надо. Сейчас, к примеру, в России популярна литература с антизападной риторикой. Есть спрос на это, так как «страшилки» – отражение тренда. А он в свою очередь порождает тиражи и имена. Да, многих авторов через 10 лет история сметет. Останутся единицы. Но так всегда было. Тысячи конъюнктурщиков заполняют поле, а спустя десятилетия остаются немногочисленные классики.
В евразийском подходе к литературе действительно важно сохранить ценность локальных рынков, культурных пространств. При этом не нужно придумывать каких-то новых общих евразийских подходов. Достаточно подогреть уже существующие, дать им второе дыхание».

Заседание экспертного клуба на тему «Литературная Евразия: миссия слова, культурная близость и традиции дружбы» было организовано ОФ «Мир Евразии». Материал предоставлен организаторами мероприятия.

Источник: StanRadar.com

Как реанимировать книжный рынок Казахстана?

Триста экземпляров – таков средний тираж книг отечественных авторов. При этом 80% выпускаемой издательствами продукции составляют учебники. Расширение читательской аудитории за счет стран евразийской пятерки способно подстегнуть литературный бизнес, полагают казахстанские эксперты.

— По сути, книжный рынок у нас отсутствует, – заявил журналист и писатель, автор романа «Восстание» Дмитрий Шишкин в ходе заседания экспертного клуба «Мир Евразии», посвященного объединяющей роли литературы. – По данным Книжной палаты РК, 85% всей печатной книжной продукции в стране – зарубежного производства, в основном российского. В Казахстане более 80% всей книжной продукции составляют учебники. То есть бизнес всех наших издательств – это ежегодное переиздание учебников. По данным Министерства образования и науки РК, 88% учебников отправляются на доработку, что показывает и качество работы, и подход в целом. Это удобно. Есть надежная ниша. Издательствам не нужно соревноваться между собой, искать новых авторов, издавать литературу, которую нужно продавать книжным магазинам.
Дмитрий Шишкин отметил, что отечественные издательства не выпускают не только современные поэзию и прозу, которые объективно сложно продавать и раскручивать, но даже шедевры мировой литературы, за которые не нужно платить авторские отчисления. Книги классиков мировой литературы в Казахстан, как правило, завозят из России. Хотя Евразийский экономический союз способствует и обратному процессу: ничто не мешает книгоиздателям нашей республики наладить поставки как минимум в приграничные города России, а также в другие государства союза.
О том, что не все ладно в книжной индустрии Казахстана говорит и такой показатель, как количество книг на душу населения. В нашей республике в год издается одна книга на каждого жителя, в то время как в России и Беларуси – более трех книг на человека (по данным на 2014 г. – прим. авт.), сказал политолог Эдуард Полетаев. В других странах бывшего СССР ситуация хуже: в год издается меньше одной книги на человека. И почти везде в общем объеме издаваемых книг львиную долю занимают школьные учебники и специальная литература – то, что гарантированно продается.
— В Казахстане, по данным 2014 года, работает более 1300 издательств. И далеко не все из них публикуют достаточно обширный ассортимент книг. А есть издательства, которые в год могут опубликовать только одну книгу, при этом мизерным тиражом. Зато вызывает оптимизм тот факт, что в Казахстане есть три программы, в рамках которых литература издается за государственный счет. Это программа по развитию языков до 2020 года, программа издания социально важных видов литературы, туда и попадают некоторые художественные произведения, и программа «Культурное наследие». Так что есть шанс быть опубликованным, – подчеркнул политолог. – Но, как правило, тираж будет небольшой, и, поскольку маркетинговые мероприятия не проводятся, он отправляется по библиотекам и в широкую продажу не поступает. В итоге конечный потребитель мало что знает о той или иной книге, – добавил он.
— В Казахстане средний тираж книги – 300 экземпляров. Надо учитывать и то, что средний тираж формируется, включая тираж учебников. Если у учебника тираж может быть 100 тысяч экземпляров, то у авторских книг – 50-100 экземпляров, – дополнил общую картину Дмитрий Шишкин.
В ходе заседания неоднократно звучал термин «конец тиражей», знакомый экспертам многих стран мира. Виной тому не только поощряемая госзаказом неповоротливость издательств. Люди стали меньше читать, по крайней мере, традиционные книги.
— Люди меняют свои предпочтения в пользу мультимедийного способа получения информации, – констатировал Эдуард Полетаев. – Но и в сфере электронных книг есть нюансы. По данным экспертов, только каждая двадцатая электронная книга официально куплена, а остальное скачано нелегально. Поэтому тяжело оценить объемы этого рынка: сколько читателей, сколько реально электронных книг востребовано людьми, ведь на многих пиратских сайтах не предусмотрены счетчики скачиваний.
Да и в отношении распроданных бумажных фолиантов трудно произвести правильные расчеты: как понять, например, многие ли казахстанцы читают художественную литературу, если отечественные издательства ее практически не выпускают? Между тем читатели соскучились по качественной литературе, говорит организатор книжного фестиваля KitapFestAlmaty, президент Евразийской ассоциации франчайзинга, маркетолог, публицист и писатель Бекнур Кисиков:
— Стал ли читатель меньше читать? Нет. Читать стал больше. Только в социальных сетях, читая посты и комментарии, пользователь пропускает кучу текста через себя. Читают и книги. В основном так называемую полезную, прикладную литературу, которая раскрывает способности, навыки, из серии популярной психологии. А вот прозу стали читать намного меньше, как и писать. Читатель сегодня предпочитает сам выбирать контент и моделировать свои литературные вкусы. Может быть, ему нравится популярный блогер в сети, который где-то поверхностен, маркетингово популистичен, но хорошо собирает аудиторию. Мы видим, что «синдром Дарьи Донцовой» перешел и в социальные сети. Вкусы становятся тоже простыми, потребными, но не у всех. Спрос на качественную прозу и поэзию есть, но он пока невелик. Я видел, как люди расхватали книгу одного казахстанского автора, пишущего хорошо, что редкость. Но произведение не вписывается в формат, и такой книги нет на полках книжных магазинов. В Казахстане есть аудитория, которая хочет читать качественные произведения. Публика соскучилась, а издательства не отвечают ее чаяниям. Поэтому мы видим на полках «50 оттенков…» и прочее бульварное чтиво.
По мнению Бекнура Кисикова, казахстанским авторам необязательно сразу пытаться выйти на рынки России или других стран. Хорошо бы, говорит он, сначала охватить местный рынок, а он не маленький. Но и возможность расширить свою аудиторию за пределы республики у отечественных писателей есть. А главное – есть писатели, которые могут получить международное признание.
— Если говорить о русскоязычной литературе, стоит учитывать, что у Москвы большой наработанный опыт, богатая инфраструктура. И если оттуда будет поддержка и создание платформы для выхода наших писателей на рынок России – это станет большим шагом к литературному объединению. Ведь российские произведения давно уже продаются в Казахстане, и у них есть аудитория. Чем больше площадок, тем лучше. Наши резиденты, участники писательского шатра книжного фестиваля KitapFestAlmaty – Вадим Борейко, Дастан Кадыржанов, Аджиджиро Кумано и другие – имеют большую аудиторию в Казахстане. Уверен, их полюбят и в России, – резюмировал Бекнур Кисиков.
Впрочем, не только у русскоязычных авторов есть перспективы на книжном рынке ЕАЭС. Как напомнил Эдуард Полетаев, в Советском Союзе книги казахских писателей, переведенные на русский язык, выходили огромными тиражами, о которых сейчас уже и не мечтают. В России и сегодня действует Институт перевода, который выдает гранты писателям и помогает распространять произведения за рубежом, оплачивает переводы на те или иные языки. Казахстану тоже было бы полезно создать подобную структуру, считает политолог. В конце концов, помимо огромного рынка ЕАЭС, у нас под боком Китай, где проживает самая многочисленная и много читающая нация в мире.

Юлия Майская

Источник: ИА Total.kz

Путь новых классиков литературы пройдет через евразийский рынок

Издательский бизнес, возможно, бывает прибыльнее винно-водочного, однако в Казахстане писатель – это не профессия, а хобби. Как выпестовать когорту литераторов, чего хотят читатели и кто такой Онгарбек с рынка «Дордой», рассказали участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии».

Литература не может быть «бриллиантом среди бижутерии»

«За 25 лет в литературе стран постсоветского пространства появился ли хоть один герой, который стал нарицательным?», – этот вопрос политолога Антона Морозова вполне мог бы послужить эпиграфом к заседанию клуба на тему «Литературная Евразия: миссия слова, культурная близость и традиции дружбы».

Эксперты признали, что на фоне снижения читательского интереса к традиционной книге в пользу мультимедийного способа получения информации очень многие хорошие литературные традиции затерялись на обломках когда-то самой читающей страны в мире.

В советское время господдержка писателей и издательств, массовая увлеченность поэзией и прозой, продвижение национальных авторов за пределы регионов, творчество на стыке многих культур – эти факторы способствовали не только развитию литературы, но и взаимопониманию между народами.

Сегодня на языке статистики ситуация на книжном рынке выглядит так. В год в Казахстане выпускается чуть более одной книги на человека, в то время как в России и Беларуси – 3,77 и 3,49 соответственно.

Впрочем, в ряде стран бывшего СССР ситуация гораздо хуже – меньше одной книги на человека. Это данные за 2014 год, уточнил политолог Эдуард Полетаев, но вряд ли с того времени произошли кардинальные изменения.

«В Казахстане, по данным 2014 года, работает более 1300 издательств. Но только порядка четверти из них предоставили в Книжную палату свою продукцию. И всего лишь 77 издательств выпустили за год более 10 книг. А есть издательства, которые только одну книгу в год могут опубликовать, при этом мизерным тиражом», – рассказал он.

По мнению Антона Морозова, запустение на литературном олимпе – это лишь часть общей проблемы в гуманитарной сфере: «Недавно в стране обсуждали сокращение грантов в вузах на гуманитарные дисциплины, перевод некоторых дисциплин в факультативы, сокращение часов. Литература – явление гуманитарное, она того же порядка, что и фундаментальная наука, кинематограф, культура, образование. И все характерные проблемы, присущие этой сфере, присущи и литературе. Она не может блестеть как алмаз, когда все другое – бижутерия».

Покорим ЕАЭС, далее – Китай

«Главная проблема в том, что мы, в массовом смысле, перестали быть читающей страной. Авторы в литературу неохотно идут. Пишут куплеты для эстрады, и то очень жидко. Большого племени акынов сегодня нет. Писательство – дело такое: не заработаешь на нем», – констатировал web-издатель Джанибек Сулеев.

По его словам, одной из примет отсутствия литературного процесса является тот факт, что нет и в помине так называемой окололитературной жизни, тусовки. Есть неформальный, маленький круг писателей, при этом старые авторы «живут на прежнем багаже, а про перспективы молодых говорить что-либо определенное затруднительно».

«Какая важная проблема в Казахстане? Писатель здесь — это не труд. Это такое хобби. Чтобы писать книгу, у вас должно быть много времени, вы не должны думать о том, как себя прокормить, свою семью, – заметил политолог Адиль Каукенов.

Он уверен, что заработать казахстанские писатели могут на других рынках, например, на российском. Резон простой: в России книжный бизнес достаточно развит (в Казахстане, по данным Книжной палаты РК, 85% всех книг на прилавках – это импорт, в основном из РФ, – прим. авт.), и аудитория значительно больше.

«Пример – творчество писателя Жаната Касабекова, который пишет под псевдонимом Аркадий Степной. Я его лично не знаю, но читал пару его книг. Очень интересный автор. Заинтересовался им потому, что узнал – он казахстанец и казах. Предполагаю, что «Аркадию Степному» просто легче работать на российском рынке, в том числе с точки зрения финансов, чтобы писательский труд не был хобби, а приносил дивиденды, – отметил Каукенов. – Евразийский союз предоставляет хорошую возможность: в России издательства давно и успешно делают бизнес, платят гонорары, там есть, где развернуться. Если писатель в результате сможет зарабатывать своим трудом, то начнут выкристаллизовываться новые авторы».

Политолог подчеркнул: Россия – это не только Москва и Санкт-Петербург, но и ментально близкие казахам регионы, такие как Бурятия, а также области, где проживают представители казахской диаспоры.

Евразийский экономический союз – это большой рынок и большие возможности для отечественных авторов.

«Если наши писатели окрепнут и смогут выйти на евразийский рынок, то тогда им удастся быть представленными и на китайском рынке. Кстати, он – просто сумасшедший! Издательства процветают, гонорары огромные, они постоянно в поисках авторов. И западные писатели там активно публикуются. Китайцы – читающая нация. Библиотеки читателями набиты битком, порой приходится сражаться за книгу.

Другое дело, что в условиях конкуренции на таком рынке будет трудно. Впрочем, в Китае есть большая казахская диаспора. Только надо переводить не на китайский язык, а сразу на арабицу», – посоветовал Адиль Каукенов, который недавно вернулся с учебы из Поднебесной.

Онгарбек с «Дордоя» смог — и мы сможем

А как же казахстанский читатель? Есть ли еще библиофилы в родном отечестве? Есть, утверждает президент Евразийской ассоциации франчайзинга, маркетолог, публицист, писатель Бекнур Кисиков. Как организатору книжного фестиваля KitapFestAlmaty, ему можно верить.

«Спрос на качественную прозу и поэзию есть, но он пока невелик. Я видел, как люди расхватали книгу одного казахстанского автора, пишущего хорошо, что редкость. Но произведение не вписывается в формат, и такой книги нет на полках книжных магазинов», – развел руками эксперт.

И хотя казахстанцы, по его словам, чаще всего читают прикладную литературу, в том числе из области популярной психологии, публика соскучилась по качественным произведениям для души.

Кисиков считает, что казахстанским авторам не нужно сразу стремиться попасть на зарубежные рынки, надо сперва охватить местный и воспитывать собственного читателя. Но при этом он подчеркнул, что в РК есть писатели, способные выйти за рамки локальной литературы.

«Наши резиденты, участники писательского шатра книжного фестиваля KitapFestAlmaty – Вадим Борейко, Дастан Кадыржанов, Аджиро Кумано и другие имеют достаточно большую аудиторию в Казахстане. Уверен, их полюбят и в России. У Москвы большой наработанный опыт, богатая инфраструктура. И если оттуда будет поддержка и создание платформы для выхода наших писателей на рынок России – это станет большим шагом к литературному объединению», – отметил эксперт.

Перспективы открываются и для казахстанских издателей – ЕАЭС позволяет существенно увеличить рынок сбыта продукции. Впрочем, и сейчас, как считает главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Юрий Булуктаев, издатели не доедают последнюю краюху хлеба из-за кризиса в области литературы: «Конец тиражей – это миф. Тиражи учебной литературы не уменьшились. Моя бывшая однокурсница была директором одного из российских издательств. Она рассказала, что издательский бизнес приносит больше прибыли, чем винно-водочный».

Беда именно в том, говорит журналист, писатель, автор романа «Восстание» Дмитрий Шишкин, что более 80% всего книжного рынка Казахстана – это учебники. Ежегодное переиздание учебников стало основным бизнесом для издательств, которым просто нет необходимости искать и раскручивать талантливых авторов. А ведь могло бы получиться, как минимум, не хуже, чем у кустарного издателя с кыргызского рынка…

«На кыргызском рынке «Дордой» несколько лет назад я столкнулся с интересным феноменом. Познакомился с местным, дордойским издателем, – поведал Каукенов. – У него работают две писательницы. Одна писала любовные романы на кыргызском, другая – детективы. Имеется четкая система выплаты гонорара, на который эти писательницы живут. Они ему свои произведения штамповали с неплохой скоростью. Более того, издатель на последней странице книги публиковал свою фотографию и текст: «Приобретайте только у Онгарбека, не берите подпольную продукцию». И указывался адрес на рынке «Дордой» – допустим, 8 ряд, 4 контейнер. Значит, уже его начали подделывать, такой вот успешный бизнес. Из исследовательского интереса я прочитал несколько произведений. Низкопробно, но народу нравится».

Если издатели будут заинтересованы в издании качественной литературы, а писатели смогут творить не только для себя, то со временем в Казахстане могут вырасти новые классики, может быть, новый Абай или Ауэзов. Выход же на евразийский рынок, помимо очевидной финансовой выгоды, обещает еще одно важное достижение – быть услышанным и понятым. Ведь язык литературы универсален, это то, что, действительно, помогает сблизиться представителям разных культур.

Аманжол Смагулов

Источник: пресс-клуб «Содружество»

Кому в Литературной Евразии жить хорошо?

В Казахстане издается 1 книга на человека в год, в России и Беларуси – 3 книги

Неисповедимы литературные пути на Евразийском пространстве. Кто знает в Казахстане писателя Жаната Касабекова, хотя тиражи его книг из местных авторов уступают только Нурсултану Назарбаеву? Правда, в России он известен главным образом под псевдонимом Аркадий Степной, который пишет в стиле фэнтези. Об этом тоже говорили на заседании экспертного клуба (организатор ОФ «Мир Евразии») по теме «Литературная Евразия: миссия слова, культурная близость и традиции дружбы».

книгоиздание в казахстане

Будущее как всегда наступило неожиданно. В том числе для литературы. «Кризис с тиражами, кризис с читающей публикой. Тем не менее, еще жив пласт людей, которые читают, сами пишут книги», – обрисовал ситуацию Эдуард Полетаев, модератор заседания. А вот еще один штрих из цифровой эпохи: по подсчетам специалистов, на евразийском пространстве примерно каждая двадцатая электронная книга куплена, то есть скачана за деньги. Остальными пользуются в пиратском режиме.

В Казахстане порядка 1300 издательств, из них примерно 300 предоставляют информацию в Книжную палату. Вообще же в республике издается 1 книга на человека в год. Аналогичный показатель в России и Беларуси – 3, но это не собственно литература, а вся печатная продукция.

Дмитрий Шишкин, журналист и писатель (автор романа «Восстание») дополнил общую картину. 85% всей печатной книжной продукции на казахстанском рынке – зарубежная (в основном российская). «Я видел российское издание Абая», – заметил он. Только 17% ассортимента отечественной книгоиздательской продукции приходится не на учебники, а«печатание учебников – откровенно коррупционный рынок». «Чтобы книжный рынок существовал – его нужно создавать», – подвел итог г-н Шишкин.

Дмитрий Шишкин

«Нет государственной информационной политики», – заявил относительно Казахстана Айдархан Кусаинов, генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест». По его мнению, в России такая политика есть. Там государство задает антизападный вектор, а потребители книжной продукции имеют возможность покупать в магазинах как работы авторов в провластном тренде, так и в альтернативном, но здесь главное – это то, что информационная политика есть. «Литература – это часть идеологии, – считает г-н Кусаинов. – Литература, искусство, кино держатся на конъюнктуре. Создавать конъюнктуру на интеллектуальный продукт должно государство».

Что касается собственно евразийского литературного пространства, то Айдархан Кусаинов не рекомендует стимулировать общие ценности, которые объективно еще есть, но «им надо не дать угаснуть». «Не нужно искусственно создавать. Дайте людям развиваться – и гении появятся», – подчеркнул он.

«Очень сложно писать. Самое трудное – продвигать книгу, – отметил Бекнур Кисиков, писатель, организатор книжного фестиваля KitapFest Aimaty. – У нас есть аудитория, которая хочет читать». Ну а в свете диалога культур и формирования единого евразийского литературного пространства, заявленного в повестке экспертного обсуждения, он заметил: «Писатель сам по себе индивидуалист, он не любит объединяться».

Политолог Антон Морозов попытался выяснить, какого нарицательного персонажа дала постсоветская литература в повседневную жизнь. Участники дискуссии кроме Фандорина (ввел в оборот писатель Борис Акунин – он же Григорий Чхартишвили) никого назвать не смогли. Ну, еще прозвучал «Ночной дозор», однако это явление несколько иной природы.«Девальвация слова огромная, серьезная. У меня нет ответа как это исправить, – поделился своими соображениями г-н Морозов. – Чтобы написать производственный роман, нужно производство».

«Казах в литературу не пошел, – полагает Джанибек Сулеев, web-издатель. – А Москва была читающей, осталась и наверное всегда будет».

Джанибек Сулеев

Адиль Каукенов, политолог, рассказал о киргизском издателе масштаба барахолки «Дордой» (держал там контейнер), у которого были две писательницы, которым тот платил гонорары. Обе писали на киргизском языке – одна детективы, другая любовные романы – и произведения пользовались спросом. В России функционирует полноценный издательский бизнес. Г-н Каукенов сообщил, что казахстанский фильм «Рэкетир» оказался очень популярен в Бурятии. Поэтому чтобы «делать единый евразийский писательский рынок» потенциальный ресурс имеется. Еще он указал: «Китайский издательский рынок просто сумасшедший, издают самых разных авторов, в том числе западных. Книжный бизнес цветет».

«В России издательства ищут идеи. Редакторы очень активно доводят книги авторов до ума. Сильные рекламные кампании по произведениям», – обратил внимание Замир Каражанов, политолог. Он сторонник подхода, где «государственные деньги портят бизнес». Однако бизнес – это только одна сторона книжной медали, у которой есть еще и социальная функция. «Коммуникация – одна из составных частей успешного развития общества», – подчеркнул г-н Каражанов и здесь роль книг однозначно важна.

«Кризис литературы или мировой кризис, который повлиял на литературу как слабое звено?» – поставил вопрос Владимир Павленко, PR-консультант. Правда, сам на него ответа не дал, но при этом настаивает: «Читателей необходимо воспитывать. У читающих родителей – читающие дети, а читающие книги всегда будут управлять смотрящими телевизор».

Сергей Домнин, главный редактор журнала «Эксперт-Казахстан», акцентировал внимание на том, что в области литературы на евразийском пространстве консолидирующим и коммуницирующим элементом выступает информация на русском языке. Дальше эта тема была расширена другими участниками. На сегодняшний день русский язык по объему кодифицированной на нем информации уступает только испанскому языку (английский язык больше замкнут на собственно англоязычные тексты – в книжных магазинах Лондона лишь 4,5% переводных авторов), что дает его носителям огромное поле для интеллектуального и культурного роста. Вопрос в том, как все это грамотно и на пользу использовать.

книгоиздание в казахстане

«Сформировать единое евразийское литературное пространство трудно», – считает Юрий Булуктаев, главный научный сотрудник КИСИ. Сам он, кстати, в первой половине «ревущих девяностых» выживал тем, что покупал книги в Москве и потом продавал их в Алматы. «Литературная газета» предоставляет трибуну коллегам по СНГ», – привел г-н Булуктаев пример площадки для литературного обмена и сотрудничества.

«Когда Советский Союз развалился, все атрибуты государственности были выстроены, а литература осталась за бортом», – констатировал Эдуард Полетаев.

 

Источник: ZONAkz

Для создания единого медиапространства нужны общие проекты — эксперты

С чего должно начинаться конструирование общего информационного пространства России и Казахстана? С масштабных общенациональных инициатив или с конкретных шагов навстречу друг другу на региональном уровне? Какая повестка, какие совместные проекты могут объединить наши страны? Эти вопросы обсуждались на видеомосте между Астраханью и Алматы, посвященном каспийскому измерению информационного взаимодействия между Россией и Казахстаном.

Организатором мероприятия, состоявшегося в рамках Второго Каспийского медиафорума, выступили Центр международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия» (Астрахань, Россия) и Центр аналитических исследований «Евразийский мониторинг» (Алматы, Казахстан).

Предваряя экспертную дискуссию, профессор Высшей школы экономики, советник Международного информационного агентства «Россия сегодня» Олег Дмитриев, находившийся в астраханской студии, отметил, что для формирования единого информационного пространства крайне важно определить общие темы и истории, которые интересны как россиянам, так и казахстанцам. С учетом каспийского контекста медиаэксперт предположил, что к числу таких скрепляющих тем относится все, что связано с сохранением Каспия и среды обитания в прикаспийских регионах. Помимо этого, Олег Дмитриев предложил коллегам обсудить партнерские проекты.

Идею одного из них – Каспийского экспертного клуба — озвучил руководитель ЦМОПИ «Каспий-Евразия» Андрей Сызранов. Как оказалось, инициатива уже была поддержана туркменской делегацией Каспийского медиафорума.

«Речь идет о том, чтобы создать некую систему взаимодействия между медиаресурсами прикаспийских государств на основе экспертного клуба для того, чтобы информационное пространство насыщалось информацией, основанной на экспертных оценках – выдержанных, точных, изложенных простым понятным языком», — пояснил Андрей Сызранов.

Руководитель «Каспий-Евразия» предложил несколько названий на выбор, в их числе, помимо Каспийского экспертного клуба, Каспийский узел, Каспийский путь, Каспийский перекресток, и выразил надежду, что казахстанская сторона поддержит инициативу.

Эксперты в Алматы позитивно откликнулись на эту идею и, в свою очередь, предложили проект – Школа для журналистов.

Известный казахстанский политолог, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов обратил внимание на то, что большинство новостей, заполняющих единое информационное пространство, по сути, ничего не значат вне своего политического, экономического и социального контекста.

«Нам, действительно, нужны обучающие семинары для журналистов, на которых они получали бы представление о разнице в политическом и экономическом устройстве между нашими странами. В противном случае, отдельно взятая новость без объяснения, что она значит, не произведет нужного впечатления», — подчеркнул политолог.

По мнению Марата Шибутова, обучать первым делом надо журналистов, то есть тех, кто новости «продает», а затем уже расширить проект и создавать аналитические программы и фильмы на соответствующую тематику.

Роль журналистского сообщества в формировании основ единого информационного пространства оказалось в центре внимания участников экспертной дискуссии. Заместитель декана факультета коммуникации, медиа и дизайна НИУ «Высшая школа экономики» Татьяна Тихомирова, в частности, заметила, что журналисты являются «клеем» в совместных проектах. В то же время, эксперт подчеркнула, что для развития единого медиапространства нужно искать проекты не в сфере журналистики, а в других отраслях.

«Медиа – это всегда производное от какого-то вида деятельности. Для того, чтобы журналисты интересно рассказывали об экономике, нужно иметь хороший информационный повод или некий совместный экономический проект. На поверхности лежат проекты в туристической сфере. Если речь идет о Каспие, то это мог бы быть, скажем, морской круиз с заходом в порты прибрежных стран. Легко представить, какой популярностью он мог бы пользоватьс»я, — предположила Тихомирова.

Казахстанский политолог Замир Каражанов поддержал идею совместного туристического бренда. Он подчеркнул, что избитый стереотип о Каспии как море «большой нефти» работает сегодня против стран региона, и им необходимо его преодолеть:

«Сырьевая структура экономик прикаспийских государств сформировала им не совсем позитивный имидж, который способен привлечь разве что инвесторов из энергетической отрасли. Ни одна туристическая компания не будет вкладывать деньги в регион, который связан с добычей нефти. Потому что отдых и плохая экология не совместимы. Однако Каспий – это гораздо больше, чем нефть. Мы должны продемонстрировать другую картинку, диверсифицировать экономику региона, раскрыть туристический потенциал Каспия», — подчеркнул Каражанов.

А вот взгляд на то, где должна располагаться «точка сборки» единого информационного пространства – на региональном или общенациональном уровне – у российских и казахстанских экспертов, как оказалось, разнится. Главный редактор телеканала «Астрахань-24», политический обозреватель Александр Васильев рассказал о том, как в редакции телеканала возникла идея выпуска «Новостей прикаспийских государств». Причем она не была спущена сверху, по звонку из центра, а была продиктована повседневными реалиями журналистской работы.

Началось все с простого обмена новостями с коллегами из Казахстана и Азербайджана, рассказал Васильев. Очень быстро количество материалов из соседних государств многократно возросло – в 2016 году их число достигло 700. В редакции телеканала «Астрахань-24» решили, что включения новостей из Казахстана и Азербайджана в местные выпуски явно недостаточно, и выделили их в отдельный 15-минутный блок, который постоянно пополняется новыми рубриками и темами.

«Освоившись с новостями, мы движемся дальше: помимо анонсов деловых и культурных мероприятий, мы также готовы размещать короткометражные фильмы о природе, культуре, обычаях, туризме соседних стран», — поделился планами главный редактор астраханского телеканала.

Александр Васильев высказал мнение, что начинать строительство больших систем, к которым, безусловно, относится и единое информационное пространство, надо поэтапно, с небольших шагов.

«Не нужно пытаться сделать все одним махом. Нужно создавать то, что реально создать в текущей обстановке – здесь и сейчас. Осознавая свою долгосрочную цель и соизмеряя свои возможности, мы начали работу с очень простых и понятных вещей. На мой взгляд, именно решение чисто практических задач приведет нас к пониманию, что есть такое единое информационное пространство. Для меня это, прежде всего, упорядочение и систематизация работы нашей редакции в этом направлении. Мы идем от частного к целому. Решая конкретные проблемы, мы формируем понимание той среды, в которой мы будем взаимодействовать с коллегами из соседних государств», — подчеркнул журналист.

Олег Дмитриев добавил, что для создания единого информационного пространства крайне важно найти понятные человеческие истории, которые будут служить «спайками» для зрителей и читателей из России и Казахстана. Однако на сегодняшний день сильных общекаспийских историй пока нет, констатировал профессор Высшей школы экономики. Их не генерируют ни журналисты, ни эксперты.

Дмитриев также, как и Александр Васильев, считает, что проектирование общего медиапространства должно начинаться на местах:

«Думаю, что сначала должна появиться технология создания востребованных историй в приграничных регионах. Вот когда этой технологией овладеют на местах, тогда уже ее можно применять в общенациональных проектах», — резюмировал эксперт.

Однако казахстанские журналисты напомнили своим российским коллегам, что большая часть новостной повестки формируется все-таки национальными СМИ:

«Не надо забывать о проблемах, которые возникают в информационном взаимодействии наших государств. Каспий – это, конечно, хорошо, но для Казахстана прикаспийскими являются только две области из 16 регионов, для России – три региона из 85. В Азербайджане и Туркменистане ситуация несколько другая, тем не менее – общестрановая повестка всегда довлеет. В первую очередь, мы должны начать информационное взаимодействие с сотрудничества на верхнем уровне. Не только в формате «Астрахань-24», но и на платформе «Россия-24», — подчеркнул Марат Шибутов.

Замир Каражанов также подчеркнул, что региональное СМИ не в силах конкурировать с республиканскими и федеральными – для этого у них нет ни финансовых, ни организационных ресурсов.

По мнению политолога, медийному образу России в Казахстане соответствует перефразированная пословица – за лесом не видать деревьев. Федеральная проблематика северного соседа, с которой казахстанский потребитель информации хорошо знаком благодаря российскому телевидению, напрочь заслоняет региональную. Правда, Замир Каражанов пришел к несколько иным выводам, нежели Марат Шибутов.

«Нам надо немного регионализировать нашу общую информационную повестку, уходить в регионы, показывать, чем живет та же Астраханская или Атырауская область», — предложил он.

Руководитель Общественного фонда «Мир Евразии» (Алматы) Эдуард Полетаев также отметил, что несмотря на значимость контактов на региональном уровне, они имеют ряд ограничений. Например, для жителей северных и восточныхрегионов Казахстана все происходящее на Каспие кажется далеким и слабо связанным с их интересами.

«Это называется «месть географии». Наши страны слишком большие и протяженные, чтобы иметь одинаковую информационную повестку. Вместе с тем направления приграничного сотрудничества уже сложились, например, по линии Омск – Петропавловск, Актобе – Оренбург, Усть-Каменогорск – Новосибирск. Другое дело, что для центральных СМИ эта информация не доходит. Помимо этого, в Казахстане в регионах ощущается острая нехватка кадров в сфере журналистики. С другой стороны, из-за больших расстояний и проблем с логистикой не все республиканские СМИ доходят вовремя до отдаленных областей», — отметил Полетаев.

Медиаэксперт и веб-издатель Жанибек Сулеев предложил несколько иной подход – если не удается объединиться вокруг позитивный повестки, быть может, странам прикаспийского региона удастся сплотиться против общих угроз экстремизма и терроризма, которые остро стоят как в западном регионе Казахстане, так и на российском Северном Кавказе.

«Очевидно, что у медиаресурсов двух стран есть запрос на обмен оперативной и более или менее системной информацией по этой проблематике. В то же время я не вижу институциональной основы, чтобы кто-то создал бюро исследований проблем безопасности прикаспийского региона, посредством которого мы напрямую бы обменивались информацией. Думаю, что только так – не для высоких целей, а из прагматичных соображений – удастся консолидировать наши медийные сообщества», — предположил Жанибек Сулеев.

Подытоживая дискуссию, директор Центра аналитических исследований «Евразийский мониторинг» Алибек Тажибаев отметил, что речь не идет об отсутствии интереса у жителей приграничных регионов Казахстана и России к происходящим у соседей процессам, а скорее о нехватке источников доступной, полной и достоверной информации. Устранить этот пробел можно только общими усилиями.

Пресс-служба Центра «Евразийский мониторинг»

Источник: Пресс-клуб «Содружество»

Марат Шибутов: «В приграничном сотрудничестве Казахстана и России все отлично»

«В приграничном сотрудничестве есть несколько сегментов. Доля Казахстана во внешнем торговом обороте российских регионов варьируется от 12-15% на Западе, где-то в районе Астрахани, до 45% для Горно-Алтайского края. В среднем 25-30%. Для казахстанских регионов это где-то 50-60%. На мой взгляд, это хороший уровень сотрудничества, по-моему, больше уже некуда. Российский импорт разве будет составлять 80-90%? Это в принципе невозможно», — заявил представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в КазахстанеМарат Шибутов, выступая на заседании экспертного клуба на тему: «Перспективы со смыслом: тенденции развития приграничного и межрегионального сотрудничества Казахстана и России».

 

StanRadar.com приводит выдержку из выступления эксперта:

В приграничном сотрудничестве есть несколько сегментов. Доля Казахстана во внешнем торговом обороте российских регионов варьируется от 12-15% на Западе, где-то в районе Астрахани, до 45% для Горно-Алтайского края. В среднем 25-30%. Для казахстанских регионов это где-то 50-60%. На мой взгляд, это хороший уровень сотрудничества, по-моему, больше уже некуда. Российский импорт разве будет составлять 80-90%? Это в принципе невозможно.

Что касается старых советских связей, то, допустим, Соколовско-Сарбайское предприятие и Магнитогорский металлургический комбинат действуют и сотрудничают. Просто зависимы от текущей экономической конъюнктуры, от той же цены на экибастузский уголь. Программа замены связей с Казахстаном для уральских заводов – это российский проект «Урал-промышленный, Урал-полярный» – долгое время терпел убытки, а затем был переименован в «Корпорацию развития». Поэтому я бы сказал, что за имеющиеся связи беспокоиться в принципе не нужно.

Но мы отмечаем, что в последние годы наблюдается рост двух сегментов. Это торговля онлайн физических лиц, то есть во многих торговых сетях, расположенных в России в приграничных регионах, организована доставка в Казахстан. Мы этот процесс особенно отчетливо наблюдали в 2014-2015 годах.

Специальные бизнесы выросли, которые работают на  посредничестве – например, доставка мебели из российских магазинов IKEA и т.д. Или в обратную сторону – рост поставок из Казахстана алкогольных  напитков. Плюс прилепился маленький такой сегмент, возврат НДС для россиян. Посредники берут половину от суммы возврата НДС, то есть продавец отдает документы, а они помогают возвращать ему НДС за поставленный в Казахстан товар. Раз появился такой сегмент, значит, объем торговли нормальный.

Отдельно отмечу торговлю физических лиц с использованием наличной валюты. Этот сектор растет все больше и больше. Я специально проанализировал продажу и покупку наличных рублей обменными пунктами и банками Республики Казахстан с 2010-го по июль 2016 года. Моя гипотеза следующая: людям наличные российские рубли нужны для того, чтобы торговать. Чтобы тратить и покупать что-то в России либо наоборот продавать. То есть цифры обмена валюты показывают товарооборот. Не надо также забывать, что часть крупных покупок – автомашины, квартиры – наши люди делают в долларах.

В 2010 году казахстанцы купили  в обменниках 24,481 млрд. рублей. А продали 13,847 млрд. рублей. Разница примерно в 10,5 млрд. рублей. Где они остались? Они остались в России. Затем посмотрим данные 2015 года.  Казахстанцы купили 220,653 млрд. рублей. А продали в обменные пункты соответственно 44,137 млрд. То есть разница уже около 176 млрд. Получается, рост с 10,5 млрд. до 176 млрд. за пять лет. Увеличение в 17 раз. При этом выходит, что если брать целиком, то оборот  увеличился с 1,3 млрд. долларов до фактически 4 млрд. А в Казахстане регистрируемый оборот для юридических лиц составляет около 17-18 млрд. долларов (возможно, в настоящее время меньше).

С использованием же наличных денег он уже 4 млрд., причем не спадает. Это фактически 25% от оборота юридических лиц, что показывает серьезное торговое взаимодействие именно приграничного сотрудничества. Тут не надо никаких ни государственных программ, ни встреч акимов. Нужен просто человек с наличными деньгами и КАМАЗом с одной стороны и человек с товаром с другой стороны. И меньше контроля на границе. Я недавно спутниковые снимки границы расшифровывал. Видишь трассу: буквально одна дорога, контрольный пункт, причем видны полевые дороги, КАМАЗы по 30 автомобилей с каждой стороны примерно в радиусе 10-15 км. Движения серьезные.

Кроме того, помимо рублевого, в приграничье есть долларовый оборот, немного оборота в тенге. То есть наблюдается довольно хорошая повестка, которая развивается сама по себе без всяких программ. А разница экономик при отсутствии жесткой границы приводит к тому, что постоянно образуется переток. Он и составляет уже 4 млрд. долларов. Если официальный товарооборот упал, получается, где-то в 1,5 раза, то тут он увеличился в 3 раза. Сегмент теневой экономики растет и замещает официальные цифры падения. Поэтому я считаю, что в приграничном сотрудничестве все отлично. Надо просто не мешать людям.

Продажа и покупка наличных рублей обменными пунктами и банками РК

Период Продажа рублей, миллионов Покупка рублей, миллионов Возможные траты в России, миллионов рублей
2010 год 24 481 13 847 10 634
2011 год 33 476 19 448 14 028
2012 год 42 694 24 314 18 380
2013 год 58 442 28 343 30 099
2014 год 110 320 34 260 76 060
2015 год 220 653 44 137 176 516
Январь-июль 2016 года 73 783 24 473 49 310

 

Заседание экспертного клуба на тему «Перспективы со смыслом: тенденции развития приграничного и межрегионального сотрудничества Казахстана и России» было организовано ОФ «Мир Евразии». Материал предоставлен организаторами мероприятия.

Источник: StanRadar.com

Эксперт: «Нужно помогать конъюнктурщикам, тогда и гении появятся»

Девальвация слова, конец тиражей, кризис читающей публики – так тезисно можно описать состояние литературы на постсоветском пространстве. Как в этой обстановке укрепить культурно-гуманитарное сотрудничество, чтобы жители стран-союзниц не разучились понимать друг друга, на днях обсуждали участники экспертного клуба «Мир Евразии».
Идея создания Евразийского экономического союза возникла не без влияния трудов писателя, автора работ по истории кочевых народов Евразии, мыслителя и ученого Льва Гумилева, напомнил политолог Эдуард Полетаев. Силу слова трудно переоценить, но способна ли сегодня евразийская литература сплотить народы? Отечественные эксперты полагают, что государствам ЕАЭС нужно принимать для этого конкретные шаги.
— Незнание того, что происходит в литературе, в умах инженеров человеческих душ, на мой взгляд, приводит к серьезному непониманию происходящего у соседей, а порой – и к культурному отторжению, – отметил Эдуард Полетаев. – Конечно, то, что происходило в Советском Союзе в области культурно-гуманитарного сотрудничества между республиками, не стоит брать за идеальный образец, так как сильно было идеологическое влияние. Тем не менее, издавались казахские писатели на русском языке огромным тиражом. Сейчас о таких тиражах можно только мечтать. Впрочем, в некоторых сегментах ситуация немного улучшается. Например, в знаменитой серии «Жизнь замечательных людей» издательства «Молодая гвардия» были опубликованы биографии нескольких видных деятелей Казахстана. Но этого мало. Пока многие проблемы упираются в законы рынка.
Политолог привел в пример феномен Чингиза Айтматова – писателя сразу нескольких культур. Творчество таких писателей поддерживали во всех советских республиках, в том числе административно, потому что считалось, что у каждой союзной республики должен быть свой классик. Но сегодня ситуация на книжном рынке сложилась не в пользу литературы, по крайней мере, художественной или просветительской. В Казахстане, как пояснил писатель, журналист, автор романа «Восстание» Дмитрий Шишкин, львиная доля книжной продукции – это учебники, которые стали хорошим бизнесом для издательств, переиздающих их каждый год:
— Сейчас в стране немного основных крупных игроков розничного рынка: Booking в сети «Меломан», «Книжный город», «Академкнига», «Алматыкітап баспасы». Они торгуют в основном литературой российских издательств, а наши издательства зарабатывают на продаже учебников.
Отечественные издатели, отмечает Дмитрий Шишкин, не хотят выпускать даже мировую классику, которая не предполагает авторских отчислений. О поиске талантливых писателей, популяризации их творчества и продвижении качественной литературы говорить, за редким исключением, не приходится. Модератор заседания заметил на это, что шанс быть напечатанным в Казахстане есть. В рамках трех госпрограмм – по развитию языков, социально важных видов литературы и программы «Культурное наследие» – книги издаются за казенный счет, сказал Эдуард Полетаев. Но, добавил он, тираж таких изданий, как правило, небольшой, распространяется он по библиотекам, до аудитории не доходит, и массовый читатель даже не подозревает о существовании данных фолиантов.
— Я вижу проблему не в том, что издательства не хотят печатать отечественных авторов. Издательства – это субъекты бизнеса, они печатают то, что продается. Одна из проблем литературного казахстанского рынка, по моему мнению, в том, что ценности выветриваются, – отметил генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов. – Поэтому, с точки зрения литературной Евразии, надо уделять внимание этому аспекту информационной политики и в России, и в Беларуси, и в Казахстане, и в Кыргызстане, и в Армении – этого будет достаточно, чтобы возникала интеграция.
Государство должно задавать тренды, уверен Айдархан Кусаинов, тогда появится и спрос на определенный продукт:
— Мы все знаем, что литература, искусство и кино в принципе держатся на конъюнктуре. Всегда были конъюнктурные писатели, которые зарабатывают больше. А гении голодают, но они лучше всех. Мы пытаемся говорить о том, что издательства должны… Например, я – издатель. Беру какого-нибудь писателя, он чудесный, блестящий автор. Я готов ему заплатить. Напечатали 10 тысяч экземпляров. Но ведь теперь я должен пойти и всему населению рассказать, найти 10 тысяч человек, которые мне поверят, что автор чудесный. А вот если будет какая-то информационная политика, которая сможет подготовить аудиторию к этой книге… В той же России я вижу целые серии антиамериканской, антизападной риторики. Возникает спрос на это. Можно написать любую страшилку – и ее покупают, потому что это отражение тренда. Надо задавать тренд, который породит тиражи, писателей, имена. Да, через 10 лет история их сметет, останутся единицы. Но так всегда было. Тысячи конъюнктурщиков заполняют информационное поле, а спустя десятилетия остаются немногочисленные классики.
Одновременно, подчеркнул Кусаинов, необходима государственная поддержка литераторов. Не каких-то отдельных, а всей литературной отрасли.
— Не нужно искусственно заниматься евгеникой. Не нужно создавать какого-то гения. Дайте людям развиваться и эти гении появятся сами, – уверен он. – Глубинные ценности у пространства одинаковые. Все эти 70 лет глобального советского эксперимента привели к тому, что отклики возникают. Поэтому то, что появится в национальной литературе, найдет отклик у других.
Стоит отметить, что участники заседания придерживались иных мнений. Гарри Поттер завоевал миллионы сердец на всей планете без государственной поддержки и подсказки, сказал политолог Адиль Каукенов. Дмитрий Шишкин отметил, что в России издается и продается далеко не только антиамериканский продукт, и подтверждение тому каждый может найти на полках казахстанских книжных магазинов.
— Литература обязана быть разной, потому что иначе это – не литература, а пропаганда. Рынок все сам определит. А вопрос послаблений для издателей в той же рекламе – это уже другой вопрос, – подчеркнул он.
Адиль Каукенов при этом добавил, что для развития казахстанского книжного рынка и отечественной литературы можно использовать емкость российского рынка.
— Евразийский экономический союз предоставляет интересную возможность: в России издательства давно и успешно делают бизнес, платят гонорары, а это значит, что нам нужно не душить издателя, а подтолкнуть его к выходу на российскую аудиторию. Например, казахстанский фильм «Рэкетир». Он крайне популярен не только в Казахстане и Кыргызстане, а еще и в Бурятии. Бурятам эта тематика близка, у них такое же имя есть – Саян (имя актера, игравшего главную роль). Они его не отождествляют исключительно с казахом, им кажется, что он бурят. Это пример того, что евразийский рынок – это не только Москва или Санкт-Петербург, но и ментально близкие нам регионы РФ, как та же Бурятия. Если наш писатель сможет зарабатывать своим трудом, то начнут выкристаллизовываться новые авторы. А острые темы и масс-культура – их всегда будет в избытке, – резюмировал политолог.

Виктор Санькович

ЕАЭС может реанимировать книжный рынок Казахстана

Триста экземпляров – таков средний тираж книг отечественных авторов, при этом 80% выпускаемой издательствами продукции составляют учебники. Расширение читательской аудитории за счет стран евразийской пятерки способно подстегнуть литературный бизнес, полагают казахстанские эксперты.
— По сути, книжный рынок у нас отсутствует, – заявил журналист и писатель, автор романа «Восстание» Дмитрий Шишкин в ходе заседания экспертного клуба «Мир Евразии», посвященного объединяющей роли литературы. – По данным Книжной палаты РК, 85% всей печатной книжной продукции в стране зарубежного производства, в основном российского. В Казахстане более 80% всей книжной продукции составляют учебники. То есть бизнес всех наших издательств – это ежегодное переиздание учебников. По данным Министерства образования и науки РК, 88% учебников отправляются на доработку, что показывает и качество работы, и подход в целом. Это удобно. Есть надежная ниша. Издательствам не нужно соревноваться между собой, искать новых авторов, издавать литературу, которую нужно продавать книжным магазинам.
Дмитрий Шишкин отметил, что отечественные издательства не выпускают не только современные поэзию и прозу, которые объективно сложно продавать и раскручивать, но даже шедевры мировой литературы, за которые не нужно платить авторские отчисления. Книги классиков мировой литературы в Казахстан, как правило, завозят из России. Хотя Евразийский экономический союз способствует и обратному процессу: ничто не мешает книгоиздателям нашей республики наладить поставки, как минимум, в приграничные города России, а также в другие государства союза.
О том, что не все ладно в книжной индустрии Казахстана говорит и такой показатель, как количество книг на душу населения. В нашей республике в год издается одна книга на каждого жителя, в то время как в России и Беларуси – более трех книг на человека (по данным на 2014 г., – прим. авт.), сказал политолог Эдуард Полетаев. В других странах бывшего СССР ситуация хуже: в год издается меньше одной книги на человека. И практически везде в общем объеме издаваемых книг львиную долю занимают школьные учебники и специальная литература – то, что гарантировано продается.
— В Казахстане, по данным 2014 года, работает более 1300 издательств. И далеко не все из них публикуют достаточно обширный ассортимент книг. А есть издательства, которые в год могут опубликовать только одну книгу, при этом мизерным тиражом. Зато вызывает оптимизм тот факт, что в Казахстане есть три программы, в рамках которых издается за государственный счет литература. Это программа по развитию языков до 2020 года, программа издания социально важных видов литературы, туда и попадают некоторые художественные произведения, и программа «Культурное наследие». Так что есть шанс быть опубликованным, – подчеркнул политолог. – Но, как правило, тираж будет небольшой, и так как маркетинговые мероприятия не проводятся, он отправляется по библиотекам и в широкую продажу не поступает. В итоге конечный потребитель мало что знает о той или иной книге, – добавил он.
— В Казахстане средний тираж книги – 300 экземпляров. Надо учитывать и то, что средний тираж формируется, учитывая тираж учебников. Если у учебника тираж может быть 100 тысяч экземпляров, то у авторских книг – 50-100 экземпляров, – дополнил общую картину Дмитрий Шишкин.
В ходе заседания неоднократно звучал термин «конец тиражей», знакомый экспертам многих стран мира. Виной тому не только поощряемая госзаказом неповоротливость издательств. Люди стали меньше читать, по крайней мере, традиционные книги.
— Люди меняют свои предпочтения в пользу мультимедийного способа получения информации, – констатировал Эдуард Полетаев. – Но и в сфере электронных книг есть нюансы. По данным экспертов, только каждая двадцатая электронная книга официально куплена, а остальное скачено нелегально. Поэтому тяжело оценить объемы этого рынка: сколько читателей, сколько реально электронных книг востребовано людьми, ведь на многих пиратских сайтах не предусмотрены счетчики скачиваний.
Да и в отношении распроданных бумажных фолиантов трудно произвести правильные расчеты: как понять, например, многие ли казахстанцы читают художественную литературу, если отечественные издательства ее практически не выпускают? Между тем читатели соскучились по качественной литературе, говорит организатор книжного фестиваля KitapFestAlmaty, президент Евразийской ассоциации франчайзинга, маркетолог, публицист и писатель Бекнур Кисиков:
— Стал ли читатель меньше читать? Нет. Читать стал больше. Только в социальных сетях, читая посты и комментарии, пользователь пропускает кучу текста через себя. Читают и книги. В основном так называемую полезную, прикладную литературу, которая раскрывает способности, навыки, из серии популярной психологии. А вот прозу стали читать намного меньше, как и писать. Читатель сегодня предпочитает сам выбирать контент и моделировать свои литературные вкусы. Может быть, ему нравится популярный блогер в сети, который где-то поверхностен, маркетингово популистичен, но хорошо собирает аудиторию. Мы видим, что «синдром Дарьи Донцовой» перешел и в социальные сети. Вкусы становятся тоже простыми, потребными, но не у всех. Спрос на качественную прозу и поэзию есть, но он пока невелик. Я видел, как люди расхватали книгу одного казахстанского автора, пишущего хорошо, что редкость. Но произведение не вписывается в формат, и такой книги нет на полках книжных магазинов. В Казахстане есть аудитория, которая хочет читать качественные произведения. Публика соскучилась, а издательства не отвечают ее чаяниям. Поэтому мы видим на полках «50 оттенков…» и прочее бульварное чтиво.
По мнению Бекнура Кисикова, казахстанским авторам необязательно сразу пытаться выйти на рынки России или других стран. Хорошо бы, говорит он, сначала охватить местный рынок, а он не маленький. Но и возможность расширить свою аудиторию за пределы республики у отечественных писателей есть. А главное – есть писатели, которые могут получить международное признание.
— Если говорить о русскоязычной литературе, стоит учитывать, что у Москвы большой наработанный опыт, богатая инфраструктура. И если оттуда будет поддержка и создание платформы для выхода наших писателей на рынок России – это станет большим шагом к литературному объединению. Ведь российские произведения давно уже продаются в Казахстане и у них есть аудитория. Чем больше площадок, тем лучше. Наши резиденты, участники писательского шатра книжного фестиваля KitapFestAlmaty – Вадим Борейко, Дастан Кадыржанов, Аджиро Кумано и другие имеют большую аудиторию в Казахстане. Уверен, их полюбят и в России, – резюмировал Бекнур Кисиков.
Впрочем, не только у русскоязычных авторов есть перспективы на книжном рынке ЕАЭС. Как напомнил Эдуард Полетаев, в Советском Союзе книги казахских писателей, переведенные на русский язык, выходили огромными тиражами, о которых сейчас уже и не мечтают. В России и сегодня действует Институт перевода, который выдает гранты писателям и помогает распространять произведения за рубежом, оплачивает переводы на те или иные языки. Казахстану тоже было бы полезно создать подобную структуру, считает политолог. В конце концов, помимо огромного рынка ЕАЭС, у нас под боком Китай, где проживает самая многочисленная и много читающая нация в мире.

Юлия Майская

В рамках Второго Каспийского медиафорума состоится международный видеомост «Перспективы развития информационного пространства в России и Казахстане — каспийское измерение»

Вопросы для обсуждения:
• развитие информационного пространства в приграничных регионах России и Казахстана.
• роль журналистов в развитии информационного пространства приграничных территорий.
• перспективы развития совместных проектов в сфере медиа.

Эти и другие актуальные вопросы обсудят участники международного видеомоста, организованного Центром международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия» (г. Астрахань, Россия) и Центром аналитических исследований «Евразийский мониторинг» (г. Алматы, Казахстан)

К участию в мероприятии приглашены:

Российская сторона:
Александр Васильев, политический обозреватель, главный редактор телеканала «Астрахань-24», кандидат политических наук (г. Астрахань)
Олег Дмитриев, профессор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», советник Международного информационного агентства «Россия Сегодня» (г. Москва)
Татьяна Тихомирова, заместитель декана факультета коммуникации, медиа и дизайна Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (г. Москва)

Казахстанская сторона:
Замир Каражанов, политолог (г. Алматы)
Эдуард Полетаев, руководитель Общественного фонда «Мир Евразии» (г. Алматы)
Дархан Уалиханов, директор ТОО «Мангистау-Медиа» (г. Актау)
Марат Шибутов, политолог (г. Алматы)
Жанибек Сулеев, журналист (г. Алматы)

Модераторы:
Андрей Сызранов, руководитель ЦМОПИ «Каспий-Евразия», кандидат исторических наук (г. Астрахань)
Алибек Тажибаев, директор ЦАИ «Евразийский мониторинг» (г. Алматы)

Адреса: г. Астрахань, ул. Набережная 1 Мая, д. 75
г. Алматы, «Atakent Park Hotel Almaty», конференц-зал Алатау, ул. Темирязева, д. 42

Трансляции:

г. Астрахань, телеканал «Астрахань-24», 22 сентября, 15.00
г. Алматы, «Atakent Park Hotel Almaty», 22 сентября, 17.00

Источник: Министерство международных и внешнеэкономических связей Астраханской области

Казахстанские эксперты: «Необходимо возродить право хорошей литературы на владение умами»

Девальвация слова, конец тиражей, кризис читающей публики – так тезисно можно описать состояние литературы на постсоветском пространстве. Как в этой обстановке укрепить культурно-гуманитарное сотрудничество, чтобы жители стран-союзниц не разучились понимать друг друга, на днях обсуждали участники экспертного клуба «Мир Евразии». Широкая дискуссия развернулась на тему «Литературная Евразия: миссия слова, культурная близость и традиции дружбы» с участием известных казахстанских общественных деятелей, литераторов, политологов, культурологов и журналистов.

Интеграция имеет множество измерений, в том числе культурно-гуманитарное, вложения в которое спустя время увеличивают результаты трудов в экономической сфере. Дружеские взаимоотношения между народами и государствами представляют собой особую значимость в истории общественных отношений. И достойный вклад в выполнение этой миссии вносит литература – пространство, которое всегда будет объединять людей, пока они умеют читать. Через литературу легче понять друг друга и найти общий язык.

Современная литература на пространствах Евразии начинает выходить из кризиса и развивается по ряду направлений. Исследуется и популяризуется историко-культурное наследие народов, в том числе благодаря принятым программам гуманитарного сотрудничества в рамках интеграционных объединений. Прогрессирует целый ряд национальных литератур. Большой интерес вызывают литературные течения, возникшие на стыке двух и более культур.

В течение долгих лет трудом просветителей, этнографов, ученых, писателей, переводчиков (в том числе публициста и автора работ по истории кочевых народов Евразии Льва Гумилева) был подготовлен значимый общий слой переплетения разнообразных культур. Однако его потенциал на сегодняшний день все еще освоен недостаточно.

В мире существуют целые институты, занимающиеся популяризацией литературы на мировом рынке. Многие страны ведут подобную работу, обеспечивая свое культурное присутствие в зарубежных странах. Дружба народов и дружба литератур имеют давнюю историю. Но литература не может существовать отдельно от общества, она выражает его состояние. При этом потеря культурных каналов между народами приводят к невежеству и ограниченности, создает опасные дистанции и угрозы конфликтов.

По мнению политолога Замира Каражанова, государство должно быть заинтересовано в читающей нации. «Что касается социальной функции литературы, то общество не может развиваться само по себе. Требуется коммуникация, обмен опытом и знаниями. Книга — это еще и отражение морального состояния общества, духовных ценностей. Перемены в социуме можно определить благодаря популярной в тот или иной исторический момент литературе», — подчеркнул он.

Настоящая литература всегда несет в себе общечеловеческие ценности, идеи мира и дружбы между народами. Она дает понять их душу, а без взаимопонимания диалог затруднен. Обмен же духовными богатствами между народами приводит к тому, что лучшие достижения культуры одних становятся достоянием других. Поэтому характерными трендами последних лет в странах Евразии становятся осмысление роли литературы в культурно-исторических взаимоотношениях между ними, поиск путей восстановления утраченных связей. Кроме того, организуются научные исследования, посвященные литературным процессам, издаются альманахи, антологии произведений, проводятся писательские форумы, развивается институт качественных переводов книг на другие языки.

«В Казахстане есть аудитория, которая хочет читать качественные произведения, сказал публицист, президент Евразийской ассоциации франчайзинга, организатор книжного фестиваля KitapFestAlmaty Бекнур Кисиков. — Авторам не обязательно сразу выходить на рынки России или других стран. Хорошо бы сначала охватить местный рынок, а он не маленький. И затем уже приступить к выходу на российский рынок, где аудитория еще больше. Но в Казахстане пока жители одного города не знают, что издается в соседнем городе. Книга должна воспитать местных читателей и очень важно для писателя занять свое место здесь. Создать и заполнить нишу. Необходимо возродить право хорошей литературы на владение умами. И если государство будет поддерживать литературу под заказ – это здорово».

Стабильность в Беларуси и России – Казахстану плюс

Вслед за Казахстаном, когда этой весной у нас состоялись досрочные выборы в Мажилис, у наших соседей и, как уточняют политологи, стратегических партнеров – Беларуси и России, этой осенью проходят парламентские выборы и выборы в Госдуму.

Политические события в этих странах нам небезразличны, т.к. данные последних социологических опросов свидетельствуют, что из наиболее дружественных Казахстану государств его граждане в первую очередь называют Россию, а также страну – члена Евразийского экономического союза – Беларусь.

«…И ВСЕ ТАК ЧИННО, И БЛАГОРОДНО»

В Беларуси парламентские выборы состоялись в минувшее воскресенье, 11 сентября. По данным на 12 сентября 2016 года, в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь проходят 94 беспартийных кандидата (интересно, что 27 из них уже были депутатами белорусского парламента), 8 коммунистов, по три человека от РПТС – Республиканской партии труда и справедливости и Белорусской партии левых «Справедливый мир». А также впервые по одному делегату проходят от оппозиционных партий ЛДП – Либерально-демократическая партия и ОГП – Объединенная гражданская партия.

Как заметил в интервью «ПК» известный казахстанский политолог  Султанбек Султангалиев 12549091_939190789464094_9174807470252656907_n, для Казахстана особой «погоды» выборы в Беларуси не делают. Но «поразмышлять над уроками белорусских выборов можно».

— Потому что в отличие от казахстанской системы парламентских выборов, выборы в Палату представителей Национального Собрания Республики Беларусь проходят по одномандатным округам, – сообщил С. Султангалиев. – На мой взгляд, это более прагматичный вариант, если учитывать интересы населения и ответственность будущего депутата перед людьми.

В целом политолог считает, что белорусский парламент не особо решает важные вопросы государства и несколько инертен.

Судя по скудным новостям из Беларуси, выборы там прошли самым обычным образом.

НОВЫЙ ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ И ПРОСТО СОВМЕСТНЫЙ БИЗНЕС

Тем временем выборы депутатов Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации VII созыва состоятся в это воскресенье, 18 сентября. Они пройдут по смешанной избирательной системе, когда половина депутатов будет избрана по партийным спискам по единому федеральному округу (пропорциональная система), а вторая часть – по одномандатным округам (мажоритарная система). Прежде смешанная система применялась на выборах 1993, 1995,1999 и 2003 годов.

Какие прогнозы последуют здесь? Как выборы в Госдуму повлияют на отношения Казахстана с Россией?

С учетом всей прежней истории думских выборов, а также текущей активности политических партий и предпочтений электората, можно с уверенностью прогнозировать, что по итогам предстоящих выборов в Государственную Думу войдут, прежде всего, «Единая Россия», КПРФ – Коммунистическая партия Российской Федерации и ЛДПР – Либерально-демократическая партия России. Это политические организации, имеющие опытный актив, представленность во всех российских регионах, финансовые ресурсы и широкое медийное присутствие, – считает Султанбек Султангалиев.

11130333_10204505397328170_2893436225792012493_oА вот другой политолог – руководитель общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев объяснил «Прикаспийке», чем политическая стабильность в России важна казахстанцам.

— Сегодняшний стратегический характер отношений между Казахстаном и Россией создает условия для многоформатного сотрудничества, в котором особо выделяется приграничное взаимодействие. Этой осенью в Астане планируется провести XIII Форум межрегионального сотрудничества и Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил следующую тему для будущего форума: «Развитие транспортного и логистического потенциала Евразийского пространства». По словам казахстанского Лидера, данная тема крайне важна как для России, так и для Казахстана.

Э. Полетаев отмечает, что вопросы развития транспортно-логистического потенциала в интеграционной повестке 2016 года носят приоритетный характер. Это в том числе сопряжение проектов Евразийского экономического союза и экономического пояса Нового шелкового пути, имеющее хорошую перспективу. Остается актуальным завершение строительства магистрали Западная Европа – Западный Китай. Свой участок китайцы сдали в эксплуатацию в 2011 году; Казахстан намерен закончить строительство своего участка дороги в 2016-м. В Российской Федерации начало строительства дороги планируется только в 2017 году, а завершение – к 2020 году.

— У Казахстана и России есть и т.н. штучные инициативы, которые привлекают к себе внимание и способны наладить сотрудничество с привлечением большего количества людей, – говорит Полетаев. – Например, в Омске, был презентован проект так называемой «гостевой карты» казахстанца – туристической карты, которая предоставит гостям из Казахстана ряд бонусов и скидок при посещении различных заведений.

Казахстан продолжает оставаться одним из главных торговых партнеров для многих субъектов РФ. Правда, как отметил Владимир Путин на встрече с Нурсултаном Назарбаевым в Сочи, в связи с кризисными явлениями есть спад, заметный в валютном измерении. Но в физических объемах он составляет всего 7%. Российский президент отметил, что российские инвестиции в казахстанскую экономику составляют 9 млрд. долларов. Казахстанские инвесторы также проинвестировали значительный объем средств в российскую экономику – около 3 млрд. долларов. Это достаточно неплохая цифра, если сравнить соотношение экономик.

Кстати, данные последних социологических опросов свидетельствуют, что из наиболее дружественных Казахстану государств его граждане в первую очередь называют Россию (до 80% опрошенных), а затем Беларусь. То есть нам очень нужна политическая стабильность у наших соседей.

Подготовила Надежда ШИЛЬМАН

 
Источник: Щбщественно-политическая газета «Прикаспийская коммуна »

Эдуард Полетаев: «Дисбаланс регионов влияет на характер и эффективность приграничного сотрудничества»

О тенденциях развития приграничного и межрегионального сотрудничества Казахстана и России рассуждали члены экспертного клуба «Мир Евразии», очередное заседание которого состоялось в Алматы. Мировой опыт развития современных государств свидетельствует, что приграничные регионы в большой степени влияют на их экономический рост. Именно на межрегиональном и приграничном уровнях закладывается реальная кооперация между странами.
— Немаловажным фактором в казахстанско-российских отношениях является общая граница, которая составляет 7,5 тысячи километров, — отметил политолог Эдуард Полетаев. — Причем семь областей Казахстана непосредственно граничат с двенадцатью субъектами соседнего государства, где в совокупности проживает около 32 миллионов человек. 104 места пересечения государственной границы обеспечивают приграничную торговлю, на которую приходится значительная часть двустороннего товарооборота.
По словам политолога, несмотря на протяженность сухопутной границы, между многими регионами отсутствует авиасообщение, из 12 российских приграничных регионов только в четыре можно попасть из Казахстана самолетом.
— Что касается железных дорог, то в приграничье сокращено пригородное сообщение, считающееся убыточным. В связи с тем, что включается межгосударственный тариф на поездах дальнего следования, путешествие между центрами приграничных регионов жителям обходится дорого и долго, учитывая простои на границе. Много автомобильных дорог нуждается в ремонте — это все мешает развитию полноценного сотрудничества, — добавил эксперт.
Базовое понятие «граница», по его мнению, носит амбивалентный характер, так как приграничье — это не только дружба, выгодная торговля, коммуникативные функции взаимодействия, но еще и барьер, который призван ограничивать территорию государства, его национального суверенитета. Часто приграничные территории воспринимаются как малопривлекательные для инвестиций из-за периферийности и удаленности от городов-центров притяжения больших денег.
— Нельзя обойти вниманием проблему дисбаланса регионов, который существует и влияет на характер и эффективность приграничного сотрудничества, — продолжает Эдуард Полетав. — Регионы российско-казахстанского приграничья, имеют отличия по структуре экономики, численности населения, уровню развития инфраструктуры. Напомню, что в Сочи Нурсултан Назарбаев попросил Владимира Путина, чтобы в XIII форуме приграничного сотрудничества в Астане кроме приграничных регионов приняли участи также Москва, Санкт-Петербург и восточная Россия. Дисбаланс торговли, и связи между регионами в определенной степени свидетельствует о том, что граница — она ведь разная.
В качестве примера, эксперт приводит один из субъектов РФ Республику Алтай, граничащую на юго-западе с Казахстаном, где численность населения всего 215 тысяч человек. Граница между странами проходит в труднодоступной горной местности, где экономические связи развивать тяжело из-за транспортных проблем. Зато проходит серьезный товарооборот между Оренбургской и Актюбинской областями во многом благодаря тому, что казахстанский газ идет на переработку в Россию. Некоторые российские приграничные регионы, производящие экспортные товары, ориентированы на рынки третьих стран, как например Челябинская область, но и в Казахстане, надо признать, не все приграничные регионы являются регионами-лидерами.
— Стоит присмотреться к зарубежным моделям сотрудничества, например, к опыту работы так называемых еврорегионов, и присмотреться к тому, что полезно и применимо в наших реалиях, — подчеркнул политолог. — Брюссель в свое время делегировал часть полномочий, чтобы регионы сами создавали взаимосвязи, не нарушая законодательство. Процессы российско-казахстанского приграничного сотрудничества развиваются, у них есть резервы и перспективы, так как данный формат еще используется не в полной мере.

Альбина Кван

Шекаралық әріптестікті дамыту мәселесі талқыланды

«Еуразия әлемі» сарапшылар клубының кезекті отырысы «Мәні мен мазұны бар мүмкіндіктер: Қазақстан мен Ресейдің арасындағы шекаралық және аймақаралық әріптестіктің даму үдерістері» тақырыбына арналды.

Жиынның шымылдығын түрген саясаттанушы Эдуард Полетаев өз сөзінде Еуразиялық одаққа біріккен елдердің арасында транспорттық-логистикалық әлеует аса жоғары екенін айтты. «Еуразия кеңістігін болашақта жүзеге асатын Жаңа Жібек жолы басып өтеді. Сонымен қатар Батыс Қытай – Батыс Еуропа магистралін де санақтан шығаруға болмайды» деді ол.

Ал саясаттанушы Андрей Чеботаревтің пікірінше алдымен шекаралық аймақтағы әріптестік мәселесіне көңіл аудару керек. «Ресей мен Қазақстанның арасындағы шекаралық әріптестікті дамыту тұралы құжатқа осыдан бес жыл бұрын, яғни, 2011 жылдың 15 қыркүйегінде қол қойылған. Ал 2012 жылы бұл құжаттарды нақты жүзеге асудың жоспарлары жасалды. Бірақ бұл бағдарламаның қалай орындалып жатқанынан хабарсыз қалып отырмыз» деді ол.

Сарапшы Айдархан Құсайыновтың пікірінше шекаралық аймақтағы әріптестікті дамытуға алдымен Қазақстан заңдарының тым қаталдығы себеп болып отыр. «Біздің облыс әкімдері өз еркімен шешім қабылдай алмайды. Біз тым орталықтанғанбыз. Осының кесірінен экономика да, әлеуметтік сала да жапа шегіп отыр. Дәл осы орталықтанудың кесірінен Үдемелі индустриалдық-инновациялық даму бағдарламасы тоқырауда деді өз сөзінде сарапшы.

Отырысты түйіндеген саясаттанушы Айгүл Омарованың айтуынша шекаралық және аймақаралық әріптестікті дамытуға бірінші кезекті кедергі келтіріп отырған дүние адами фактор.

Источник: 365info.kz

Шекаралық әріптестікті дамыту жолдары қандай?

«Еуразия әлемі» сарапшылар клубының кезекті отырысы «Мәні мен мазұны бар мүмкіндіктер: Қазақстан мен Ресейдің арасындағы шекаралық және аймақаралық әріптестіктің даму үдерістері» тақырыбына арналды.

Жиынның шымылдығын түрген саясаттанушы Эдуард Полетаев өз сөзінде Еуразиялық одаққа біріккен елдердің арасында транспорттық-логистикалық әлеует аса жоғары екенін айтты. «Еуразия кеңістігін болашақта жүзеге асатын Жаңа Жібек жолы басып өтеді. Сонымен қатар Батыс Қытай – Батыс Еуропа магистралін де санақтан шығаруға болмайды» деді ол.

Ал саясаттанушы Андрей Чеботаревтің пікірінше алдымен шекаралық аймақтағы әріптестік мәселесіне көңіл аудару керек. «Ресей мен Қазақстанның арасындағы шекаралық әріптестікті дамыту тұралы құжатқа осыдан бес жыл бұрын, яғни, 2011 жылдың 15 қыркүйегінде қол қойылған. Ал 2012 жылы бұл құжаттарды нақты жүзеге асудың жоспарлары жасалды. Бірақ бұл бағдарламаның қалай орындалып жатқанынан хабарсыз қалып отырмыз» деді ол.

Сарапшы Айдархан Құсайыновтың пікірінше шекаралық аймақтағы әріптестікті дамытуға алдымен Қазақстан заңдарының тым қаталдығы себеп болып отыр. «Біздің облыс әкімдері өз еркімен шешім қабылдай алмайды. Біз тым орталықтанғанбыз. Осының кесірінен экономика да, әлеуметтік сала да жапа шегіп отыр. Дәл осы орталықтанудың кесірінен Үдемелі индустриалдық-инновациялық даму бағдарламасы тоқырауда деді өз сөзінде сарапшы.

Отырысты түйіндеген саясаттанушы Айгүл Омарованың айтуынша шекаралық және аймақаралық әріптестікті дамытуға бірінші кезекті кедергі келтіріп отырған дүние адами фактор.

Источник: DalaNews

Россия – Казахстан: как выстроить выгодное сотрудничество?

«Приграничное сотрудничество недостаточно развивается по одной серьезной фундаментальной причине – из-за различия подходов в России и Казахстане к этому сотрудничеству», — заявил генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов, выступая на заседании экспертного клуба на тему: «Перспективы со смыслом: тенденции развития приграничного и межрегионального сотрудничества Казахстана и России».

StanRadar.com приводит выдержку из выступления эксперта:
«То есть, во-первых, понятно, что Россия – это федеральное государство и соответственно достаточно много полномочий есть на местах. С позиции же Казахстана мало возможностей выстраивания собственной политики, привязанной здесь и сейчас к региону. Акимы на местах у нас имеют мало рычагов.
Второй важный аспект – наша централизация сильно изменила и экономические, и социальные подходы. Казахстанский подход отразился в ГПФИИР (Государственная программа форсированного индустриально-инновационного развития) – страна назначает проекты, назначает инвестиции. В России при всем огромном влиянии государственного аппарата и государственного капитализма, тем не менее, вот такого прямого влияния нет. То есть, нет указаний, что здесь будет вот такой-то завод, а здесь будет такая-то ферма.
У них нет региональной карты, где вплоть до молокозаводов и небольших производств расписано, где что будет. По своему опыту участия в межправительственных комиссиях я убежден, что это мешает диалогу. Стороны разговаривают совершенно в разных категориях. Казахстанская сторона может пытаться вставить какой-нибудь проект в экономическую политику сотрудничества, а россияне просто не привыкли к этому формату.
В-третьих, я считаю, что Россия Казахстану нужна и важна в аспекте приграничного сотрудничества. Если мы говорим о перетоках товаров и услуг, то у нас приграничные регионы России весьма значимы по количеству людей, по их покупательской способности. То есть для бизнеса интереснее заходить из Казахстана в Россию, чем из России идти в Казахстан с точки зрения добавочной стоимости, добавочной ценности. Мне кажется, что к сотрудничеству будет особо стремиться наиболее заинтересованная сторона. А, учитывая наш централизованный подход, во многом Казахстан этим не пользуется. То есть если люди на местах видят возможности, как стимулировать сотрудничество, что это важно и интересно, то из Астаны этого не всегда видно. А согласовывать приходиться через Астану.
Ну и ситуативный аспект – я все равно оптимист, думаю, что ситуация сейчас другая, в том числе в результате экономических изменений, та же самая девальвация тенге произошла. Соответственно произошло относительное удешевление казахстанской рабочей силы, наших энергозатрат и так далее.
Сегодня наконец-то Казахстан становится более выгодным местом для реализации инвестиционных проектов. То есть налицо та самая логика, почему Казахстан был выгоден в силу его малонаселенности. Он был выгоден как удобная производственная площадка – заводы здесь, а рынок там. Но до недавнего времени все эти валютные диспаритеты усложняли инвестиции в Казахстан. Сегодня как раз создана нормальная стандартная экономически логичная модель с дешевым производством. Так что потенциал теперь стал более логичным, он объективно появился, выстроился. И чтобы им воспользоваться, я думаю, что важно в Казахстане сделать больший акцент на развитие региональной политики».

Заседание экспертного клуба на тему «Перспективы со смыслом: тенденции развития приграничного и межрегионального сотрудничества Казахстана и России» было организовано ОФ «Мир Евразии». Материал предоставлен организаторами мероприятия.

Источник: StanRadar.com

Импульс молодости – Содружеству: будущее строим вместе!

В социумах Содружества Независимых Государств, которые в настоящее время уже в значительной степени формируют представители «поколения независимости», по-прежнему существует запрос на общение с партнерами по СНГ, на расширение контактов с соседями для обмена мнениями по актуальным вопросам политической, экономической и социокультурной повестки дня. Таков главный, «не программный», итог состоявшегося в Москве Третьего заседания Клуба молодых интеллектуалов Содружества.

В течение двух дней на площадке факультета политологии МГУ им. М.В.Ломоносова велись оживленные дискуссии. Молодые политологи, историки, социологи, журналисты, специалисты в области международных отношений из Казахстана, России, Кыргызстана, Армении, Беларуси, Азербайджана и Таджикистана обсуждали вопросы, объединенные сквозной темой: «25 лет СНГ: пройденный путь и перспективы развития».

В контексте этой общей темы обсуждались вопросы евразийской экономической интеграции, проблемы безопасности, вопросы политического лидерства и нюансы эффективных коммуникаций в публичной политике.

Тем не менее, отталкиваясь от основной темы заседания, можно констатировать: те, кто видит в СНГ исключительно инструмент «цивилизованного развода» бывших республик СССР, явно недооценивают потенциал Содружества. Об этом в ходе дискуссионной панели «СНГ: 25 лет вместе и новые форматы взаимодействия» заявил генеральный директор НП «Деловой Центр экономического развития СНГ» Владимир Савченко.

— В этом году Содружеству Независимых Государств исполняется 25 лет. За это время СНГ прошло сложный путь становления и создания механизмов кооперации, поиска форм сотрудничества и выработки практических мер по развитию многостороннего взаимодействия. В Содружестве сформирована работоспособная система отраслевых органов и базовых организаций», – констатировал В.Савченко.

Также было отмечено, что внешние вызовы и угрозы, внутренняя необходимость, связанная с преодолением кризисных явлений, подталкивают государства к тому, чтобы вернуться к утраченному и обрести новые позиции во взаимодействии не только по линии государств, но и по линии бизнеса, не только на уровне макро-, но и микропроцессов социального, экономического и политического характера. И в этом смысле СНГ обладает достаточно емким потенциалом.

Одной из наиболее актуальных в программе заседания стала дискуссионная панель «Безопасность на пространстве Евразии: реалии и прогнозы». Ее модератор – доцент факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова Алексей Фененко представил анализ этапов институционализации Организации договора о коллективной безопасности, а также очертил перспективы организации в обеспечении безопасности на территории Евразии по трем возможным сценариям.

— В настоящее время ОДКБ стоит перед выбором пути дальнейшего развития. В ближайшие два-три года станет понятно, по какому сценарию будет воплощаться дальнейшая эволюция организации и соответственно – концепция обеспечения безопасности на пространстве Евразии, — сказал эксперт.

Развитию политической науки на пространстве СНГ от «парадигмы освоения» до институционализации» была посвящена дискуссионная панель под руководством Игоря Кузнецова, профессора кафедры истории и теории политики факультета политологии МГУ.

— 25 лет СНГ – это возраст поколения. То есть мы можем считать, что родилось и выросло первое постсоветское поколение, которое не имеет личного опыта «советского развития». За этот период на пространстве СНГ сложились и собственные национальные политологические школы. Они, безусловно, есть, и некоторых их представителей мы знаем, общаемся с ними на конференциях. Но до сих пор остается открытым вопрос: каков в настоящее время образ профессии политолога? Это человек, который несет какую-то позитивную социальную функцию либо паразитирует на предрассудках, на слабом понимании ситуации, который запутывает и без того сложные проблемы? – задал тон дискуссии модератор.

В ее дальнейшем развитии были высказаны мнения о том, что образ профессии политолога в основном смоделирован теми, кто представляет позицию экспертного сообщества в масс-медиа. В то же время в академической среде многие из сюжетов и достижений, имеющих значительное признание, не пробиваются на уровень массового восприятия, остаются вне поля зрения в том числе, центров, принимающих решения. Такая ситуация характерна и для России, и для других государств постсоветского пространства.

Однако, при очевидной значимости «медийного эффекта» в тиражировании образов персон, событий и политических процессов не следует сбрасывать со счетов и фактор их исходного позиционирования. Возможность такового была предоставлена участникам Клуба в ходе тренинга «Эффективная коммуникация лидера в публичной политике СНГ», который провели доцент кафедры социологии и психологии политики факультета политологии МГУ

Андрей Зверев и научный сотрудник этой же кафедры Светлана Нестерова. Наставники поделились секретами ораторского мастерства, познакомили слушателей с вербальными и невербальными методами формирования позитивного имиджа политических лидеров и на практике опробовали их эффективность.

Эмоциональной доминантой программы второго дня заседания стала дискуссионная панель «Информационные войны и цветные революции на пространстве СНГ: формы и методы противодействия», проведенная доктором политических наук, профессором МГУ Андреем Манойло.

На примере известных фактов «демонтажа политических систем», имевших место, в том числе, и на территории ряда государств постсоветского пространства, спикер осветил различные научные гипотезы и подходы к оценкам природы происхождения, причин и условий подобных явлений/технологий, уделив также внимание редким прецедентам неудавшихся «цветных революций» на территории СНГ. Тем примерам, в которых действующими властями государств были предприняты эффективные меры превентивного противодействия попыткам насильственной смены власти.

— Есть редкие примеры того, когда с «цветными революциями» удавалось бороться не только средствами подавления, но хорошо понимая психологию «революционеров», прекрасно зная технологию организации «цветных революций» и просчитывая их действия на несколько шагов вперед. Харизматическим примером такой победы, опыт которой затем использовался, в том числе в России, является Васильковая революция 2006 года в Белоруссии, — отметил А.Манайло в контексте дискуссии.

Во второй день работы форума также состоялся круглый стол «Содружество — контуры будущего. Каким мы видим СНГ в ближайшие 5-10 лет?». На этом этапе возможность приоритетных формулировок была предоставлена участникам Клуба.

— С учетом возникновения ЕАЭС, работа внутри Содружества будет, очевидно, видоизменяться. Функции экономического блока будут решаться на площадке ЕАЭС, но СНГ – это хорошая возможность для диалога постсоветских стран в гуманитарном, политическом, культурном разрезе, — поделился мнением председатель ММОО «Совет молодежи Евразийского экономического союза» Олег Толакайлов.

​- Мое личное мнение состоит в том, что Содружество Независимых Государств уже выполнило свою функцию «цивилизованного развода». На данный момент на фоне евразийской интеграции СНГ будет функционировать лишь в некоторых сферах, что будет неэффективно. Считаю, что нашим странам необходимо приоритетно развивать ЕАЭС и параллельно искать форматы сотрудничества с другими странами как СНГ, так и дальнего зарубежья, — считает политический обозреватель портала «Кавказская политика» Айк Халатян.

Между тем, участники круглого стола были едины во мнении: в социумах Содружества Независимых Государств, которые в настоящее время уже в значительной степени формируют представители «поколения независимости», по-прежнему существует запрос на общение с партнерами по СНГ, на расширение контактов с соседями для обмена мнениями по актуальным вопросам политической, экономической и социокультурной повестки дня.

Это стремление подтвердилось в ходе дискуссионных панелей «Политическое лидерство в современном мире» под руководством заведующей кафедрой социологии и психологии политики МГУ Елены Шестопал и «История после СССР: что обрели, и что потеряли?», модератором которой выступила профессор кафедры политологии и политического управления ИОН РАНХиГС, вице-президент, председатель правления Российской ассоциации политической науки

Лидия Тимофеева.

А собственное восприятие образа России в постсоветском пространстве участники Клуба имели возможность изложить в ходе мастер-класса с одноименным названием от Светланы Нестеровой.

Итоги третьего заседания Клуба молодых интеллектуалов Содружества в очередной раз засвидетельствовали успешность и востребованность межгосударственных инициатив российского Политологического центра «Север-Юг» (ПЦСЮ), реализуемых при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ и направленных на развитие профессиональных контактов между молодыми специалистами-гуманитариями из стран Содружества.

К слову, инициативы эти имеют и практический эффект.

Так, практическим итогом проекта Школа молодых журналистов Содружества, осуществленного ПЦСЮ в 2012-2014 годах стало создание в 2015 году Интернет-платформы «Пресс-клуб «Содружество» (www.unityXXI.com), которая представляет собой информационно-аналитический ресурс и одновременно коммуникационную площадку для консолидации молодежи стран постсоветского пространства.

Презентация обновленного сайта Пресс-клуба «Содружество» также состоялась в рамках московского заседания Клуба молодых интеллектуалов.

Обозреватель информационного ресурса Жанар Тулиндинова рассказала об идейном замысле проекта, его целях и задачах:

— Сегодня все постсоветское пространство оказалось территорией активных геополитических сдвигов. Даже границы стран СНГ мы не можем назвать постоянными, не говоря уже о составе региональных объединений, существующих в его рамках. Такая действительность делает весьма актуальными две задачи: широкое и достоверное информирование читательской аудитории постсоветского пространства о ситуации в государствах, существующих на этом пространстве. А также развитие и расширение гуманитарного сотрудничества, коммуникацию новых поколений стран ближнего зарубежья. В первую очередь – журналистов и политологов.

По словам Ж.Тулиндиновой, на сайте Пресс-клуба «Содружество» аккумулируются лучшие статьи по политике, экономике, социальной и культурной жизни, публикуемые на медиа-ресурсах государств СНГ. Также работает небольшой штат корреспондентов, которые готовят эксклюзивные материалы.

— Вы достаточно легко можете стать членом Пресс-клуба, для этого надо зарегистрироваться и начать писать на нашем сайте комментарии и блоги. Мы рассчитываем на обмен мнениями, на откровенное, доверительное обсуждение острых проблем, волнующих современную молодежь. Наконец, на сайте есть замечательный раздел «Конкурсы». Зайдите, положение о текущем конкурсе «Город моего детства» написано максимально доступно. Принимайте в нем участие, добивайтесь признания, приезжайте на новые мероприятия Пресс-клуба. Чем лучше мы будем понимать друг друга, тем проще будет крепить межкультурный диалог. Объединившись, молодежь вполне способна усилить позитивное влияние на процессы, происходящие в нашем регионе, — призвала коллег Жанар Тулиндинова.

Третье заседание Клуба молодых интеллектуалов Содружества завершилось церемонией вручения сертификатов его участникам.

Напомним, два предыдущих заседания Клуба прошли в Ереване и Баку. Итоговая встреча в рамках проекта состоится в конце текущего года в Астане.

Источник: Евразийский Мониторинг

Приграничное сотрудничество Казахстана и России: идут инвестиции, скупаются рубли

Как известно, проведение тематических ежегодных форумов межрегионального сотрудничества двух стран с участием глав государств стало традиционным, а сам формат мероприятий доказал свою эффективность. Речь на форуме в Астане, запланированном на начало октября, будет идти о достаточно серьезных вещах. Один только пример: как сказал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в Сочи 16 августа во время встречи с Владимиром Путиным, готовится очень много проектов, примерно на 25 млрд. долларов.

В настоящее время Казахстан является одним из главных торговых партнеров для многих субъектов РФ. Между регионами двух стран заключено порядка 300 соглашений, охватывающих разные области взаимодействия.

«Доля Казахстана во внешнем торговом обороте российских регионов варьируется от 12-15% на западе, например, с Астраханской областью, до 45% с Алтайским краем. В среднем 25-30%. Для казахстанских регионов – в районе 50-60%. На мой взгляд, это хороший уровень сотрудничества, по-моему, больше уже некуда. Российский импорт разве будет составлять 80-90%? Это в принципе невозможно», – разъясняет ситуацию представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов.

Действительно, в казахстанско-российском приграничье очень сильно взаимопроникновение необходимых сейчас инвестиций. При этом для них характерна положительная динамика. Правда, как отметил В. Путин на встрече с Н. Назарбаевым в Сочи, в связи с кризисными явлениями есть спад, заметный в валютном измерении. Но в физических объемах он составляет всего 7%. Российский президент привел данные о том, что российские инвестиции в казахстанскую экономику составляют 9 млрд. долларов. Казахстанские инвесторы также проинвестировали значительный объем средств в российскую экономику – около 3 млрд. долларов. Это достаточно неплохая цифра для Казахстана, если сравнить соотношение экономик двух стран. Казахстанский бизнес, который сегодня работает непосредственно в приграничье, не боится вкладывать деньги в Россию, поскольку владеет информацией о том, что там происходит. Яркий пример – казахстанская многоотраслевая агропромышленная группа компаний «Иволга-Холдинг», которая как раз вкладывала инвестиции в приграничные российские регионы.

«Фактически межрегиональное и приграничное сотрудничество между Казахстаном и Россией образует серьезную экономическую составляющую ЕАЭС, – считает директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. – По большому счету в процессе евразийской интеграции много политики и мало экономики. Тогда как указанный формат межгосударственного взаимодействия дает многое именно по экономической линии. Причем максимальный акцент следует делать на развитие межрегионального сотрудничества, не требующего обязательного географического соприкосновения регионов двух стран».

В ходе дискуссии генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов обратил внимание экспертов на ситуативный аспект сотрудничества. «Ситуация сейчас другая, в том числе в результате экономических изменений, произошла девальвация тенге, соответственно, относительное удешевление казахстанской рабочей силы, энергозатрат и т. д., – говорит он. – Сегодня наконец-то Казахстан становится более выгодным местом для реализации инвестиционных проектов. То есть налицо та самая логика, почему Казахстан выгоден в силу его малонаселенности. Он выгоден как удобная производственная площадка – заводы здесь, а рынок рядом. Но до недавнего времени валютные диспаритеты усложняли инвестиции в страну. Теперь образовалась стандартная экономически логичная модель с дешевым производством. И чтобы воспользоваться ее потенциалом, важно в Казахстане сделать больший акцент на развитие региональной политики».

Напомним, что во время встречи в Сочи Н. Назарбаев попросил своего российского коллегу, чтобы в XIII форуме приграничного сотрудничества в Астане, кроме приграничных регионов, приняли участие также Москва, Санкт-Петербург и области восточной России. Кстати, юбилейный X, а также XII форумы прошли не в центрах приграничных к Казахстану регионов, а в Екатеринбурге и Сочи соответственно. Все это как раз свидетельствует о том, что идет расширение формата сотрудничества от приграничного к межрегиональному.

При этом главный редактор делового журнала «Эксперт – Казахстан» Сергей Домнин подчеркнул, что основа структуры межпроизводственных связей, которая возникла в 70-80 годы и еще немного в 90-е между Россией и Казахстаном, тогда еще РСФСР и КазССР, до сих пор задает тон в отношениях как между странами, так и между их регионами. «В этом мы не сильно ошибемся, если проанализируем товарооборот по приграничным областям, потому что большая его часть приходится именно на них, – отметил С. Домнин. – Торговое сотрудничество РК и РФ идет за счет крупных компаний, и вес регионов как акторов в этих процессах не стоит переоценивать. Все проекты развиваются в приграничных областях, где-то производство стоит и экспорт налажен, где-то идет кооперация. При этом основные вопросы решаются на высшем уровне. Именно поэтому в межрегиональных форумах участвуют президенты. Если присмотреться хорошо, то можно увидеть, что соглашения, меморандумы, другие документы – они подписываются между крупными компаниями. То, что у нас ставится в контекст межрегиональных отношений, на самом деле в основном проходит в контексте отношений власти одной страны и инвесторов из другой».

«Что касается старых советских связей, – включился в разговор политолог М. Шибутов, – то, допустим, Соколовско-Сарбайское горно-обогатительное производственное объединение в Казахстане и российский Магнитогорский металлургический комбинат действуют и сотрудничают. Просто зависимы от текущей экономической конъюнктуры, от той же цены на экибастузский уголь. Программа замены связей с Казахстаном для уральских заводов – это российский проект «Урал-промышленный, Урал-полярный», он долгое время терпел убытки, а затем был переименован в «Корпорацию развития». Поэтому я бы сказал, что за имеющиеся связи беспокоиться в принципе не нужно».

Зато М. Шибутов акцентировал внимание экспертов на рост двух новых сегментов взаимодействия. «Это – торговля онлайн физических лиц, то есть во многих торговых сетях, расположенных в России в приграничных регионах, организована доставка в Казахстан, – подчеркнул он. – Мы этот процесс особенно отчетливо наблюдали в 2014-2015 годах. Специальные бизнесы выросли, которые работают на посредничестве – например, доставка мебели из российских магазинов IKEA и т.д. Или в обратную сторону – рост поставок из Казахстана алкогольных напитков. Плюс прилепился маленький такой сегмент, это возврат НДС для россиян. Посредники берут половину от суммы возврата НДС, то есть продавец отдает документы, а они помогают возвращать ему НДС за поставленный в Казахстан товар. Раз появился такой сегмент, значит, объем торговли нормальный».

Отдельно эксперт отметил торговлю физических лиц с использованием наличной валюты. Данный сектор, по его данным, растет все больше и больше. «Я специально проанализировал продажу и покупку наличных рублей обменными пунктами и банками Республики Казахстан с 2010-го по июль 2016 года, – привел данные М. Шибутов. – Так, в 2010 году казахстанцы купили в обменниках 24,481 млрд. рублей, а продали 13,847 млрд. рублей. Разница примерно в 10,5 млрд. рублей. Где они остались? Они остались в России. Затем посмотрим данные 2015 года. Казахстанцы купили 220,653 млрд. рублей, а продали в обменные пункты соответственно 44,137 млрд. То есть разница уже около 176 млрд. Получается, рост с 10,5 млрд. до 176 млрд. за пять лет. Увеличение в 17 раз. При этом выходит, что, если брать целиком, то оборот увеличился с 1,3 млрд. долларов до фактически 4 млрд. Поэтому я считаю, что в приграничном сотрудничестве все отлично. Надо просто не мешать людям».

Судя по вышесказанному, процессы российско-казахстанского приграничного сотрудничества развиваются, у него есть резервы и перспективы, так как данный формат еще используется не в полной мере. Впрочем, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge, политолог Замир Каражанов считает, что еще не все радужно и приграничную торговлю требуется довести до ума. «Пока в приграничной торговле, не все так хорошо, как хотелось бы, – заявил он. – Мы знаем, что в северных областях есть такие проблемы, как отток населения, неучтенные деньги, руки прикладываются по части нетаможенного регулирования торговли. Если посмотреть структуру региональной экономики Казахстана, мы увидим, что задают темп нефтегазоносные области, но есть и дотационные регионы. Приграничная торговля должна опираться и развиваться на основе спроса в областях. При этом все время говорят, что надо построить экспортно-ориентированную экономику, так она в Казахстане такая и есть, только поставляем мы на экспорт не высокотехнологичную продукцию, а сырье. Мы все прекрасно знаем, и это хорошо заметно по отчетам акимов: у нас в регионах власти как работают? Прежде всего, на освоение бюджета. Ставится правительственная программа, вот они и занимаются ее реализацией, а вот найти новый источник финансирования, независимый от бюджета, это – проблема».

По мнению же политолога М. Шибутова, Казахстан, конечно, не поставляет в Россию продукцию высоконаучного промышленного производства, но экспортируемые переработанные и трудоемкие сельскохозяйственные товары обеспечивают регионам большую занятость. «Может, социальная стабильность на севере, на востоке Казахстана возникает, в том числе от того, что в этих регионах открылся новый рынок, который дает наличные в российских рублях и позволяет меньше зависеть от тех же бюджетных трансфертов из Астаны, – отметил эксперт. – Так что это еще и политический вопрос. Просто надо не мешать, а сделать в приграничье нормальные пункты переработки (фабрики, заводы)».

Эдуард ПОЛЕТАЕВ

___________________________

Фото – К. Конуспаев

Источник: «Ритм Евразии»

К правовому статусу Каспийского моря: промежуточные результаты и перспективы

Правовой статус Каспийского моря, пути и механизмы достижения компромисса в его определении, позиция Ирана в обсуждаемом вопросе, а также экономическая интеграция стран «каспийской пятерки» и транспортные коммуникации международного значения в регионе были вынесены на обсуждение в ходе видеомоста между Алматы и Астраханью, организованного Центром аналитических исследований «Евразийский мониторинг» (Казахстан) и Центром международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия» (Россия).
В начале встречи старший исследователь Евразийского научно-исследовательского института Лидия Тимофеенко-Пархомчик обозначила актуальную повестку каспийской проблематики, напомнив, что проведенная в июле нынешнего года встреча глав внешнеполитических ведомств прикаспийских государств (Казахстана, Туркменистана, Ирана, Азербайджана и России) не принесла желаемого результата – компромисс по поводу Конвенции о правовом статусе Каспийского моря достигнут не был. По этой причине проведение пятого по счету саммита глав прикаспийских государств в Астане было отложено на неопределенный срок.
Говоря о готовности стран «каспийской пятерки» к компромиссу Л. Тимофеенко-Пархомчик отметила, что хотя все без исключения государства в той или иной степени изменили свои первоначальные подходы к проблеме определения статуса Каспийского моря, все-таки наибольшую гибкость проявила «тройка» Россия, Азербайджана и Казахстана. В последнее время в сторону уступок начал дрейфовать и Туркменистан. В частности, эксперт напомнила, что в 2015 году было ратифицировано казахстанско-туркменское соглашение о разграничении Каспийского моря на казахстанский и туркменский сектора.
— Фактически Туркменистан принял эстафету у России, Казахстана и Азербайджана в вопросе разграничения Каспийского моря. Единственная сторона, которая не поддерживает принцип применения модифицированной срединной линии – это Иран, самый сложный переговорщик в прикаспийском регионе. И именно иранская позиция является камнем преткновения в вопросе определения правового статуса Каспия, — контатировала Л. Тимофеенко-Пархомчик.
Помимо этого, казахстанский эксперт назвала в качестве одного из факторов, тормозящих продвижение переговорных процессов, отсутствие у переговорщиков уровня ниже глав государств полномочий для принятия политических решений, в то время как встречи лидеров стран «каспийской пятерки» проходят довольно редко.
Доцент кафедры политологии и международных отношений Астраханского государственного университета Сергей Новоселов, присоединившийся к дискуссии, был более оптимистичен, напомнив, что четвертый саммит глав прикаспийских стран, прошедший в Астрахани в 2014 году, стал своего рода прорывом в решение каспийской проблематики.
— По его результатам был определен размер исключительной экономической зоны, на которую распространяется юрисдикция суверенного права прибрежных государств протяженностью 25 морских миль. При этом остальная поверхность моря остается в общем пользовании. Это естественно создает новые форматы обсуждения данного вопроса, — заметил эксперт.
По мнению С. Новоселова, пятый саммит был отложен не столько из-за отсутствия компромисса относительно правового статуса Каспийского моря, сколько по причине резкого обострения ситуации на Ближнем Востоке.
— Активное вовлечение Российской Федерации в сирийский конфликт привело к изменению расстановки сил на Каспии. После того, как корабли Каспийской военной флотилии осуществили запуск крылатых ракет по позициям боевиков исламского государства (запрещенной в РФ и РК организации – ред.) в Сирии, прикаспийские страны восприняли произошедшее, как трансформацию расклада сил на Каспии, — подчеркнул российский эксперт.
Последствия этой трансформации С. Новоселов склонен оценивать двояко. С одной стороны, это позволило заметно укрепить альянс между Россией и Ираном, что, по мнению политолога, в перспективе поможет сблизить позиции сторон в вопросах определения международного статуса Каспийского моря.
— С другой стороны использование воздушного пространства в акватории Каспийского моря для удара по Сирии крайне насторожило прибрежные страны. Затем российско-турецкий конфликт из-за сбитого бомбардировщика и вовсе поставил Казахстан, Азербайджан и Туркменистан, имеющие тесные связи с Турцией, в сложное положение. Таким образом, неожиданное вовлечение Каспия в один из самых острых международных конфликтов заставляет по-новому взглянуть на правовой статус водоема и обеспечение всей региональной системы безопасности, — высказался С. Новоселов.
Л. Тимофеенко-Пархомчик солидаризировалась с коллегой во мнении, что укрепление российско-иранского альянса позитивно скажется на скорейшем разрешении статуса Каспийского моря.
— Прецедент использования акватории Каспийского моря в военных целях действительно внес определенные изменения в конфигурацию каспийской проблематики и ирано-российский альянс, который, собственно, никуда и не исчезал, а только начал укрепляться. Что касается оценки действий России главами прикаспийских государств — были ли они предупреждены о готовящемся ударе российских ракет по сирийским территориям, был ли согласован пролет по воздушному пространству Каспия – полагаю, мы ограничены в суждениях, поскольку экспертное сообщество узнает об этом постфактум, а договариваются непосредственно руководители государств.
Директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» (г. Алматы) Андрей Чеботарев высказал разочарование в связи с пробуксовкой вопроса определения правового статуса Каспийского моря.
— Я, например, ожидал, что после прошлогоднего долгожданного решения по иранской ядерной программе будет сдвиг и по Каспию. Напомню, что и те переговоры тоже велись достаточно долго и трудно, и продемонстрировали, в конечном счете, что Иран иногда склонен к компромиссам. Казалось, что именно фактор ирано-российских отношений – с учетом того, что Россия помогла в урегулировании иранской ядерной проблемы – станет решающим для продвижения каспийского вопроса. Однако последняя встреча глав дипломатических ведомств «каспийской пятерки» рассеяла все иллюзии на этот счет, — заключил А. Чеботарев.
В свою очередь политический обозреватель, главный редактор телеканала «Астрахань-24» Александр Васильев выразил скептицизм относительно российско-иранского альянса и призвал коллег не идеализировать отношения России и Ирана и перспективы их военного сотрудничества.
— Учитывая своеобразие иранской политической культуры интересы России и Ирана в Сирии все-таки не сходятся. Поэтому я бы не стал особо рассчитывать на то, что позиция Ирана по Каспию существенно изменится в лучшую сторону. Как раз таки ядерная сделка развязала руки Ирану и сориентировала его в направлении запада и юго-запада, где находится фасад Ирана. Тогда как Каспий для него в экономическом отношении – это задний двор, — констатировал российский эксперт.
А. Васильев также напомнил участникам видеомоста о транскаспийском газопроводе, в вопросе которого, скорее всего, интересы стран-участниц дискуссии не совпадают.
Казахстанский политолог Замир Каражанов, продолжая тему вовлечения прикаспийского региона в сирийский конфликт, отметил, что особую остроту она приобретает в связи с настойчиво звучащими предложениями демилитаризировать Каспий. В то же время, эксперт не склонен драматизировать ситуацию, отметив довольно высокий уровень доверия между странами «каспийской пятерки»:
— Мы прекрасно знаем, что оборонные бюджеты и военные расходы прикаспийских государств растут, однако этот рост никогда не был связан с ситуацией в сфере безопасности на самом Каспие, потому что у каждой из стран пятерки были проблемы «на стороне» и гораздо более глобальные, — отметил казахстанский политолог.
Сегодня прикаспийский регион, по мнению З. Каражанова, переживает период трансформации, и она касается не только сферы безопасности, но и экономики. С учетом того, что каспийские страны – это по большей части нефтедобывающие экономики, а цена на нефть значительно снизилась, государствам региона на нынешнем этапе необходимо приложить максимум усилий для диверсификации торговых отношений.
— Страны прикаспийского региона будут переживать период трансформации, отходить от добывающей модели экономики, осваивать новые сферы производства. И если уж мы говорим о безопасности, то диверсификация экономики является тем фактором, который укрепит безопасность в регионе, — подчеркнул политолог.
З. Каражанов также акцентировал внимание на китайском факторе в прикаспийском регионе. В частности, он выразил уверенность, что с помощью него можно повлиять на Иран.
— Отмечу, что для Тегерана каспийская нефть, по сути, не играет значимой роли. Главные нефтяные запасы Ирана находятся на западе страны — на границе с Ираком и в Персидском заливе. Спрашивается, какие факторы могут повлиять на Иран и склонить его к подписанию Конвенции о правовом статусе Каспийского моря? Полагаю, таким фактором может стать Китай, который значительно усилил свои позиции и стал достаточно значимым игроком в прикаспийском регионе. Инициатива Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) может сыграть позитивную роль и в решении каспийской проблемы. Существует только один мощный стимул для Ирана – это экономическое сотрудничество не только в рамках «каспийской пятерки», но и с участием Китая, — заявил эксперт.
Очевидно, что заинтересованность есть и у китайской стороны, которая готова выстраивать транспортную инфраструктуру ЭПШП через территорию Ирана и Каспий. Для Китая ценен выход на Ближний Восток по сухопутным маршрутам, минуя морские пути, где сильно ощущается американское военное присутствие. Именно этот китайский фактор можно разыграть в переговорах с Ираном, подытожил З. Каражанов.
Продолжая разговор о транспортной инфраструктуре, заведующий кафедрой Астраханского государственного архитектурно-строительного университета Алексей Синельщиков, отметил, что Каспий можно рассматривать как разветвленную сеть морских, сухопутных и трубопроводных маршрутов.
— По сути дела Каспий является стратегически ценным транспортным и коммуникационным участком Евразии. Конструктивное сотрудничество прикаспийских государств возможно не только на базе политического взаимодействия, но и на базе экономического сотрудничества. И чем больше будет взаимопроникновение экономик каспийских государств, тем более целостной они будут структурой, тем выше будет их устойчивость и сопротивляемость по отношению к внешним факторам. Учитывая значительный рынок товаров и услуг прикаспийских стран, углубленное взаимодействие может послужить толчком для роста собственных экономик и способствовать региональным интеграционным процессам. Формирование транспортного потенциала позволит расширить и политические, и деловые контакты. В этом заинтересованы все прикаспийские государства.
По мнению эксперта ключевую роль в этих процессах должен сыграть транспортный коридор «Север- Юг», прежде всего потому, что этот проект был инициирован всеми пятью прикаспийскими государствами и на настоящий момент является самым успешным из реализуемых в регионе.
В то же время российский эксперт посетовал на то, что у проекта «Север-Юг» нет единого рабочего органа, который мог бы разрабатывать и согласовывать тарифы, заниматься логистикой, служить единым центром управления. Во многом это обусловлено отсутствием правовой основы и, в конечном счете, связано с незавершенностью процесса определения статуса Каспия. Участники видеомоста сошлись во мнении, что решение этого вопроса позволит раскрыть потенциал Каспийского моря в качестве важной транспортной «артерии» Евразии.

сточник: Евразийский мониторинговый центр

Теневой бизнес между Россией и Казахстаном превышает 4 млрд долларов — эксперт

«Серую» торговлю развивают жители приграничных районов — они делают до 16% официальных показателей.

Открытие границ в рамках Таможенного союза преподносит непредвиденные сюрпризы. Например, стихийный частный бизнес в приграничных районах. Его объемы растут в геометрической прогрессии — сегодня они достигли 16% от официальных показателей. О тенденциях нового сегмента предпринимательства размышляет Марат Шибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане.

Советские связи никуда не денутся

Теневой бизнес между Россией и Казахстаном превышает 4 млрд долларов

Марат Шибутов

На заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Перспективы со смыслом: тенденции развития приграничного и межрегионального сотрудничества Казахстана и России» Марат Шибутов выступил с расширенным сообщением о новых трендах в торговле между двумя странами.

— Если говорить о приграничном сотрудничестве, то в нем есть несколько сегментов, — рассказывает аналитик. —

Доля Казахстана во внешнем торговом обороте российских регионов варьируется от 12-15% на Западе (в районе Астрахани) до 45% в Горно-Алтайском крае, что в среднем составляет 25-30%

Для казахстанских регионов это где-то 50-60% — очень хороший уровень сотрудничества, как говорится, больше уже некуда.

Что касается старых советских связей, то и они сохранились. Допустим, Соколовско-Сарбайское предприятие и Магнитогорский металлургический комбинат прекрасно сотрудничают, невзирая на границы. Просто они зависимы от текущей экономической конъюнктуры, от той же цены на экибастузский уголь. Программа замены связей с Казахстаном для уральских заводов – это российский проект «Урал-промышленный — Урал-полярный» («Это была программа освоения северных территорий России, направленная на импортозамещение из Казахстана. Если бы в РФ ее запустили, никакого медного концентрата, окатышей, угля на Урал от Казахстана не шло бы вообще» — из выступления Марата Шибутова, апрель 2013 года ). Проект долгое время терпел убытки, а затем переименован в «Корпорацию развития», где участвует и Казахстан. Поэтому я бы сказал, что за имеющиеся связи беспокоиться в принципе не нужно.

Водка из Казахстана оккупирует Россию

Несмотря на вроде бы хорошо отлаженное двустороннее сотрудничество, в последние годы в приграничных отношениях РК и РФ наблюдается рост двух сегментов. Это онлайн-торговля физических лиц.

— Во многих торговых сетях, расположенных в приграничных к нам регионах России, организована доставка товаров в Казахстан, — продолжает Марат Шибутов. — Мы этот процесс особенно отчетливо наблюдали в 2014-2015 годах.

Выросли специальные бизнес-схемы, работающие на посредничестве. Например, доставка мебели из российских магазинов IKEA и т. д.

Или в обратную сторону – рост поставок из Казахстана алкогольных напитков. Плюс сюда «прилепился» маленький сегмент под названием «возврат НДС». Здесь посредники берут половину от суммы возврата НДС — то есть продавец отдает документы, а они помогают возвращать ему НДС за поставленный в Казахстан товар. Ну а раз появился такой сегмент, значит объем торговли между регионами нормальный.

Отметим, что в России всерьез озабочены «серыми» поставками в страну казахстанского алкоголя. Многие регионы РФ недополучают поступления от акцизов на алкоголь из-за ввоза алкогольной продукции из Казахстана, где ставки акцизов существенно ниже российских.

Производители водки в России заявляют, что доля нелегальной продукции из Казахстана на российском рынке достигает 50%, чего не было уже пять лет

Легальное производство снизилось на 28,3%. В некоторых регионах, в частности в Тюменской области, водка из Казахстана составляет почти 70% от общего объема реализации этого напитка.

Теневой бизнес между Россией и Казахстаном превышает 4 млрд долларов

Обычное объявление о продаже казахстанского спиртного. Челябинск

Продам доллары — куплю рубли

Отдельно в приграничных регионах можно отметить торговлю физических лиц с использованием наличной валюты. Этот сектор растет все больше и больше.

— Я специально проанализировал продажу и покупку наличных рублей обменными пунктами и банками Республики Казахстан с 2010-го по июль 2016 года, — рассказывает Марат Шибутов. — Ведь людям наличные российские рубли нужны не для накопления, а для того, чтобы покупать либо продавать что-то в России. А цифры по обмену валюты показывают товарооборот.

В 2010 году казахстанцы купили в обменниках 24,481 млрд рублей, а продали 13,847 млрд рублей. Разница примерно в 10,5 млрд рублей. Где они остались? Они остались в России.

Посмотрим данные 2015 года. Казахстанцы купили 220,653 млрд рублей, а продали в обменные пункты 44,137 млрд. Разница около 176 млрд рублей.

Получается, рост с 10,5 млрд. до 176 млрд. за пять лет. Увеличение в 17 раз. При этом выходит, что если брать целиком, то оборот увеличился с 1,3 млрд долларов и  фактически до 4 млрд. А в Казахстане регистрируемый оборот для юридических лиц составляет около 17-18 млрд долларов (возможно, в настоящее время меньше). С использованием же наличных денег он уже 4 млрд., причем не спадает. Это фактически 25% от оборота юридических лиц, что показывает серьезное торговое взаимодействие именно приграничного сотрудничества.

Теневой бизнес между Россией и Казахстаном превышает 4 млрд долларов

Продажа и покупка наличных рублей обменными пунктами и банками РК 2010-2016 гг.

Нужны люди с КамАЗом и большим кошельком

— Словом,

для расширения межстрановой торговли не надо никаких государственных программ, не надо никаких встреч акимов,

— говорит Марат Шибутов. — Нужен просто человек с наличными деньгами и КамАЗом с одной стороны и человек с товаром с другой стороны. И меньше контроля на границе. Я недавно спутниковые снимки границы расшифровывал. Видишь трассу: буквально одна дорога — контрольный пункт. А на полевых дорогах — по тридцать КамАЗов с каждой стороны. Так что движения на границе серьезные.

камазы-дорога

Это означает, что наблюдается довольно «хорошая повестка», которая развивается сама по себе без всяких программ. А разница экономик при отсутствии жесткой границы приводит к тому, что постоянно образуется переток. Он составляет уже 4 млрд долларов ежегодно.

Если официальный товарооборот между РФ и РК упал где-то в 1,5 раза, то в теневом секторе он увеличился в три раза

Сегмент теневой экономики растет и замещает официальные цифры падения. Поэтому я считаю, что

в приграничном сотрудничестве все отлично. Надо просто не мешать людям,

— с грустной иронией подводит итог эксперт по приграничному сотрудничеству.

 
Источник: 365info.kz

Казахстанско-российская граница становится более контактной и менее барьерной

Не все вопросы приграничного и межрегионального сотрудничества решаются в режиме «не мешать». Где-то нужно целенаправленно помогать

«Человек с налом и «КамАЗом» с одной стороны и человек с товаром с другой», – так описал работающий формат приграничного сотрудничества между Казахстаном и Россией Марат Шибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в РК. На уровне Кремля и Акорды решаются вопросы трубопроводов и дорог, тогда как мука, алкоголь, мясо, образовательные вещи по обе стороны границы в основном идут самотеком.

приграничное сотрудничество

Более чем 7000-километровая граница между Казахстаном и Россией охватывает 7 областей со стороны РК и 12 регионов у РФ. С тем, что происходит в этой обширной зоне, пытались разобраться участники экспертного клуба «Мир Евразии» на заседании «Перспективы со смыслом: тенденции приграничного и межрегионального сотрудничества Казахстана и России».

«В Казахстане у акиматов нет полномочий, чтобы выстраивать приграничную политику», – акцентировал внимание Айдархан Кусаинов, генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест». Российские регионы подобными полномочиями наделены, но нет общепринятого институционального механизма для их прямых контактов с казахстанскими областями. «Там нет ответственных, потому что политика размазана по регионам, а у нас нет отвечающего за приграничное сотрудничество в центре», – описал ситуацию г-н Кусаинов.

приграничное сотрудничество

«В Казахстане люди в регионах не могут принимать решения, а в России могут. Но президент Казахстана по статусу не может контактировать с губернатором Саратовский области», – дополнил картину Рустам Бурнашев, политолог.

Как казахстанские, так и российские приграничные регионы внутри себя неравноценны по населению, экономическому потенциалу, хозяйственной специализации, транспортным возможностям и другим аспектам. Многие участники экспертного клуба обратили внимание на высокую конкуренцию между российскими регионами за инвестиции, талантливую молодежь, образовательные центры, инфраструктурные проекты. Из-за этого региональные власти в России более гибкие и самостоятельные в выборе управленческих технологий, легче и адекватнее адаптируются к меняющимся условиям.

«Наше высшее образование теряет свои позиции – целые классы по окончании школы поступают в вузы Омска, Барнаула, Новосибирска», – сообщила Светлана Линок, доцент кафедры философии Восточно-казахстанского государственного технического университета. В Усть-Каменогорске, например, мощная атомная индустрия, однако «атомная отрасль не зависит от того, какие тенденции в приграничном сотрудничестве». Кстати, взаимное признание дипломов между Россией и Казахстаном резко расширило рынок труда для специалистов с техническим образованием из Восточного Казахстана на российских предприятиях.

приграничное сотрудничество

Марат Шибутов указал на два сегмента, которые растут в последние годы. Это торговля онлайн физических лиц (многие российские магазины осуществляют доставку товара в приграничные города Казахстана) и возврат НДС для россиян (за поставки товаров в РК). Ну а традиционный сектор торговли физических лиц за наличные в последние годы вырос кратно. Если в 2010 году в Казахстане было куплено 24 млрд российских рублей при 13 млрд проданных, то в 2015 году люди купили 220 млрд рублей и продали 44 млрд. В дополнение к этому ведется торговля на доллары и немного на тенге. Г-н Шибутов характеризует данную картину как«активное торговое взаимодействие». Рустам Бурнашев в этой связи заметил, что нет формулы, по которой из общей массы денежных потоков можно было бы вычленить те ресурсы, которые приходятся собственно на приграничную торговлю.

Доля Казахстана во внешнеторговом обороте соседних российских регионов в среднем составляет 25-30% (от 15% в Астраханской области до 40% в Республике Алтай). Аналогичные показатели России для приграничных областей Казахстана – 50-60%. По мнению Сергея Козлова, заместителя главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане», основой приграничного сотрудничества выступают производственные цепочки, сложившиеся при Советском Союзе. Например, ГРЭС Новосибирской, Челябинской, Свердловской областей работают на экибастузском угле. И хотя в последние годы ведутся работы по их переводу на кузбасские угли (действует российское угольное лобби), объемы остаются большими.

Эдуард Полетаев, модератор заседания, обратил внимание на то, что закон «О развитии приграничных территорий» лежит в Сенате РФ с 2004 года и не принимается. При этом у федерального центра и регионов может быть различное видение будущего. К примеру, по транспортному коридору «Западный Китай – Западная Европа» Россия свой участок пути должна закончить в 2020 году (Китай уже все сделал, Казахстан завершит работы в текущем году), но на уровне областей в привязке к данному межгосударственному маршруту уже сделаны самостоятельные дорожные ветки, которые отвечают местным интересам. Железнодорожному сообщению между приграничными регионами двух стран мешает включение международного тарифа.

приграничное сотрудничество

В качестве непосредственного примера приграничного сотрудничества г-н Полетаев привел «Карту гостя» для граждан Казахстана в Омске, в которой указаны торговые, увеселительные и культурные заведения мегаполиса с полезной для приезжего информацией. Еще он отметил рост взаимных инвестиций между Казахстаном и Россией.

Публицист Айгуль Омарова сфокусировала внимание на личностном факторе в виде первых лиц областей Казахстана и российских регионов. Человеческий фактор вносит самостоятельные импульсы в приграничное сотрудничество. «Наши акимы боятся активничать в этой области», – подчеркнула она.

«У нас свои собственные регионы не связанные между собой. Из-за этого приграничное сотрудничество «подсдерживается». Центральные власти боятся, что регионы могут оказаться ближе к России, – объяснил подспудные опасения Астаны Айдархан Кусаинов. – Не нужно этого бояться – надо проблему решать». Решение проблемы он видит в плоскости увеличения внутренней связанности областей Казахстана и развития региональной политики.

приграничное сотрудничество

В ходе дискуссии участники экспертного клуба обратили внимание на то, что для столь протяженной границы, которая связывает Казахстан и Россию, население по обе ее стороны не такое уж и многочисленное. Поэтому нужно внимательно и заботливо относиться ко всем инфраструктурным объектам и линиям жизни в сопредельном поясе. То есть каждая школа, больница, дорога, линия электропередачи, железнодорожная станция, предприятие малого и среднего бизнеса должны находиться в фокусе государственного внимания, дабы не плодить очередные пустоты. В конце концов, пустота с пустотой взаимодействовать не в состоянии.

Источник: ZONAkz

Информационный фон для продвижения российско-казахстанского сотрудничества выглядит блекло

По мнению ряда казахстанских экспертов, информационный фон для продвижения двустороннего российско-казахстанского сотрудничества выглядит довольно блекло.
Исправить ситуацию помогут местные инициативы, их грамотное информационно-коммуникативное сопровождение и повышенное внимание к молодежной аудитории. Об этом они говорили на заседании экспертного клуба под названием «Перспективы со смыслом: тенденции развития приграничного и межрегионального сотрудничества Казахстана и России», прошедшего недавно в г. Алматы

«Многое, что сегодня происходит в приграничном и межрегиональном сотрудничестве, связано с человеческим фактором. Мало заинтересованности и информационной составляющей. Как в казахстанских, как и в российских СМИ трудно найти материалы о приграничном сотрудничестве. Хотя на самом деле связи есть, и довольно прочные», — отмечает политолог и публицист Айгуль Омарова.

Казахстан и Россия все еще находятся в процессе налаживания грамотного, а главное — системного информационного сопровождения сотрудничества, как импульса для связи двух стран. Позитивную динамику казахстанско-российского сотрудничества в различных сферах легче прочувствовать в региональных СМИ, в то время как центральные порой обходят данную тематику стороной. Кроме того, Казахстан слабо представлен на российском медиапространстве

«СМИ зацикливаются на каких-то моментах, эпизодах, часто негативных, — сокрушается главный редактор международной газеты «Весь мир» Юрий Кирициниянов. — Нет общей информационной политики, согласованной двумя странами. Что хотим получить в итоге? Куда направляемся? Как собираемся решать общие проблемы? Да что там говорить, даже общей газеты нет! Как тонко подметил один мой коллега, в редакции центральных российских газет пришли журналисты, которые путают Душанбе с Ашхабадом. Приходится констатировать, что информационный фон для продвижения сотрудничества выглядит довольно блекло».

«Почему важно обозначить актуальность этой проблемы? – задается вопросом PR-консультант Казахстанской коммуникативной ассоциации Владимир Павленко. — Потому что сегодня, благодаря распространению смартфонов и социальных сетей, грань между производителем и потребителем медиаконтента становится все более размытой. В то же самое время часто подчеркивается значимая роль СМИ в политике и международных отношениях. В результате со СМИ по-прежнему требуют – вы в ответе за все, в том числе за распространение информации о приграничном сотрудничестве. Но доходят ли эти материалы до молодежной аудитории? Интересуют ли они их?»

Действительно, существующее и растущее в последнее время информационное неравенство в отношении молодежи проявляется как в том, что традиционные СМИ не поспевают за актуальными потребностями молодежных групп в информации, так и в том, что самим этим группам данные СМИ не интересны. Молодежь, в соответствии со своими медиапредпочтениями часто самостоятельно формирует собственную медиасреду с использованием современных форм масс медиа. И, чтобы преодолеть коммуникативные противоречия между СМИ и молодежной аудиторией, редакционные практики надо оптимизировать, ориентировать на интерес со стороны последней.

«Не то, что какие-то там соглашения, приграничное сотрудничество – молодежь часто в принципе не имеет представления об интеграционных процессах, — говорит доцент кафедры философии Восточно-Казахстанского государственного технического университета им. Д. Серикбаева Светлана Линок. — Мало информации в социальных сетях. Газет молодежь не читает, в телевизор не заглядывает. Если информационное сопровождение идет по традиционным каналам, значит, сегмент молодежи мы потеряли».

Рассуждая о роли местных инициатив, Владимир Павленко обратил внимание на примеры из российской практики. В России, по его словам, наблюдается достаточно большая конкуренция регионов – за инвестиции, кадры, образовательные центры, талантливую молодежь. «Каждый регион пытается заниматься геобрендингом, в меру отпущенных средств и понимания руководством важности на данном этапе этого занятия, — рассказал он. — Определилась актуальная задача анализа медиаполя для формирования методик оценки привлекательности территорий. Еще в 2013 году Российская ассоциация по связям с общественностью предложила такой инструмент, как медийный рейтинг регионов, позволяющий оценить то, как проекты или имиджи, бренды отражаются в региональных и федеральных СМИ. И какие же были характеристики взяты? Корректность отражения явлений, числовое выражение и, соответственно, сравнимость, а также малозатратность, потому что все эти исследования должны были проводиться с малым бюджетом. Отражение регионов в федеральных СМИ о чем говорит? О том, что территориальные программы и события выходят за рамки региона и представляют интерес для внешних аудиторий. То, что они там появляются, это говорит об активной информационной позиции руководства. Ну и, наконец, характеризуют развитие коммуникационной системы этого региона».

Данный опыт вполне применим и для казахстанских областей, он, помимо прочего, также способствует инвестиционной привлекательности региона и развитию реальных интеграционных проектов в приграничье. «Надо реагировать технологично, формируя в медийном пространстве соответствующие информационные потоки, освещая темы интеграции и приграничного сотрудничества не только в СМИ, но и в социальных сетях, привлекая и увлекая молодежные аудитории, — продолжает Владимир Павленко. — Применять совершенно четкие, вменяемые рейтинги. Обращать внимание на опыт европейских межрегиональных проектов, которые, кстати, оформлены именно как проекты. У них есть названия, свой логотип, совершенно четкий план действий и позиционирования, то есть, наблюдается брендирование. А для этого нужны только местные инициативы и грамотное информационно-коммуникативное сопровождение».

Одну из недавних интересных инициатив привел в пример политолог Эдуард Полетаев. «Есть штучные инициативы, которые привлекают к себе внимание и способные наладить сотрудничество с привлечением большего количества людей, — рассказал он. Например, в Омске, которому в этом году исполнилось 300 лет, а в празднествах принимали участие и представители Казахстана, был в конце июля презентован проект так называемой «гостевой карты» казахстанца. Это инициатива Фонда межгосударственного сотрудничества «Союз-Восток». Суть проекта в том, что туристическая карта предоставит гостям из Казахстана ряд бонусов и скидок при посещении различных заведений – не только развлекательных, но и культурных объектов, гостиниц, при поездках на муниципальном транспорте. Ну и бизнес, разумеется, заинтересован в новых клиентах. Таким образом, карта способствует развитию взаимодействия приграничных областей, и выгодна для жителей обеих стран».

Однако, когда мы говорим о двустороннем сотрудничестве, то предполагаем, что оно развивается на благоприятном общественном фоне. А это, к сожалению, не всегда так. «Печально, когда свободой слова некоторые мои коллеги пользуются в ущерб здравому смыслу, — сказал Юрий Кирициниянов. – В пыльном сундуке по имени «История» можно найти самые разные вещи. Но порой вытаскиваются самые обтрепанные, сальные камзолы и сюртуки. Цифры, факты и имена, которые нас разобщают. Надо отметить: сегодня на прессе, на политологах и экспертах лежит огромная ответственность. Если мы будем разжигать взаимную вражду, то на экономике можно ставить жирный крест. Я сейчас нахожусь под большим впечатлением от поездки по Китаю. Китайцы ведь могли извлечь из своей долгой истории не самые приятные воспоминания. Но они говорят: «Соседи, дорогие! Вспомним, что все мы обязаны Великому Шелковому пути». Если мы упремся в политические, исторические, психологические раздоры, попадем в тупик. Надо взять в будущее только то, что нас объединяет».

Аманжол Смагулов

Источник: Информационно-аналитический центр

Андрей Чеботарев: «Межрегиональное сотрудничество не обязательно развивать с учетом географического соприкосновения регионов»

Стратегический характер отношений между Казахстаном и Россией создает условия для многоформатного сотрудничества, в котором особо выделяется приграничное взаимодействие. Мировой опыт развития современных государств свидетельствует, что приграничные регионы в большой степени влияют на их экономический рост. Именно в приграничье закладывается реальная кооперация между странами. Директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев отмечает, что фактически межрегиональное и приграничное сотрудничество между двумя странами образует серьезную экономическую составляющую ЕАЭС. Об этом он сказал на состоявшемся в Алматы заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Перспективы со смыслом: тенденции развития приграничного и межрегионального сотрудничества Казахстана и России».

В начале октября 2016 года в Астане планируется проведение очередного, 13-го ежегодного Форума межрегионального сотрудничества России и Казахстана. Повестку мероприятия президенты двух стран Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев обсудили 16 августа на состоявшихся переговорах в Сочи. Форум будет посвящен развитию транспортно-логистического потенциала на евразийском пространстве. «Желательно, чтобы кроме приграничных регионов Москва, Санкт-Петербург и восточная Россия тоже приняли участие в этом саммите, — подчеркнул президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. — Готовится очень много проектов, примерно на 25 млрд. долларов совместных контрактов, и это будет значимая встреча в экономическом плане».

Форум межрегионального сотрудничества, ежегодно проводимый с 2003 года с участием глав государств, играет большую роль в отношениях Казахстана и России, — отмечает политолог Андрей Чеботарев. — Аналогичные мероприятия также следует проводить, во-первых, на уровне представителей официальных и коммерческих структур заинтересованных регионов данных стран. А, во-вторых, с вовлечением в процесс регионального сотрудничества остальных стран-участниц ЕАЭС. То есть, речь идет о выходе межрегионального сотрудничества с двустороннего формата на многосторонний. В общем, еще есть над чем работать».

Казахстан продолжает оставаться одним из главных торговых партнеров для многих субъектов РФ. Между регионами двух стран заключено порядка 300 соглашений, охватывающих разные области взаимодействия. В приграничье очень сильно взаимопроникновение необходимых сейчас инвестиций.

В настоящее время приграничное сотрудничество двух стран базируется на Соглашении между правительствами РФ и РК о межрегиональном и приграничном сотрудничестве, заключенном 7 сентября 2010 г. в г. Усть-Каменогорск. Главный акцент в документе сделан на развитии экономического сотрудничества в различных отраслях, а также в таких сферах, как научно-техническая, культурная, гуманитарная, социальная и образовательная.

15 сентября 2011 года на межправительственном уровне была принята Программа межрегионального и приграничного сотрудничества между РФ и РК на 2012-2017 годы. А 17 августа 2012 года был подписан План мероприятий по реализации этой программы, где прописаны конкретные направления и запланированные меры. Основными задачами Программы являются:
— создание благоприятных условий для проживания населения и экономического роста на сопредельных территориях РФ и РК;
— реализация межрегиональных программ и совместных проектов, имеющих приоритетное значение с точки зрения социально-экономического развития регионов обеих стран, в том числе здравоохранения, образования, науки, культуры;
— установление и развитие взаимовыгодных прямых связей хозяйствующих субъектов РФ и РК, развитие экономической кооперации, особенно в производственной сфере;
— развитие товарных рынков и торгового сотрудничества;
— решение вопросов, связанных с экологическими угрозами трансграничного характера в результате деятельности хозяйствующих субъектов приграничных регионов обеих стран и природных катаклизмов;
— создание совместных конкурентоспособных предприятий, в том числе по выпуску высокотехнологичных видов продукции, в приоритетных сферах сотрудничества субъектов РФ и административно-территориальных образований РК;
— реализация совместных проектов в сфере малого и среднего бизнеса, особенно на сопредельных территориях;
— функционирование систем информационного и другого взаимодействия;
— повышение эффективности и оперативности реагирования на чрезвычайные ситуации, в том числе трансграничного характера.

«Уже в следующем году действие этих документов завершится, — говорит Андрей Чеботарев. — В принципе, данная программа и план по ее реализации производят впечатление. В частности, предусмотрено осуществление совместных производственных проектов. Однако на официальном уровне обеих государств практически нет открытой и более-менее содержательной информации о том, что именно уже реализовано в рамках рассматриваемой программы. По России определенные сведения время от времени сообщают власти приграничных с Казахстаном субъектов федерации. По Казахстану же этот документ упоминается в СМИ в общих чертах. Поэтому оценить полноту данного сотрудничества между Казахстаном и Россией, не имея информации по конкретным практическим результатам, затруднительно».

29 августа в Челябинске состоялось заседание Подкомиссии по межрегиональному и приграничному сотрудничеству Межправительственной комиссии по сотрудничеству между РФ и РК. члены совещания рассмотрели ход исполнения плана мероприятий по развитию межрегионального и приграничного сотрудничества двух стран, а также сформировали план мероприятий по реализации программы сотрудничества на 2018-2023 годы. Как отметил губернатор Челябинской области Борис Дубровский, «мы делаем акцент на комплексном подходе, более эффективном по сравнению с разовыми отраслевыми или корпоративными контактами».

«Фактически межрегиональное и приграничное сотрудничество между Казахстаном и Россией образует серьезную экономическую составляющую ЕАЭС. По большому счету, в процессе евразийской интеграции много политики и мало экономики. Тогда как указанный формат межгосударственного взаимодействия дает многое именно по экономической линии. Причем максимальный акцент следует делать на развитие межрегионального сотрудничества, не требующего обязательного географического соприкосновения регионов двух стран», — подчеркнул на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» Андрей Чеботарев.

Виктор Санькович

Источник: Информационно-аналитический центр

ЕАЭС: перспективы со смыслом

Межрегиональное и приграничное сотрудничество между Казахстаном и Россией – серьезная экономическая составляющая ЕАЭС, считают казахстанские эксперты.

Тенденции развития приграничного и межрегионального сотрудничества Казахстана и России обсудили участники очередного заседания экспертного клуба «Мир Евразии», прошедшего в Алматы.

Как отметил директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев, фактически межрегиональное и приграничное сотрудничество между Казахстаном и Россией образует серьезную экономическую составляющую ЕАЭС.

«По большому счету, в процессе евразийской интеграции много политики и мало экономики. Тогда как указанный формат межгосударственного взаимодействия дает многое именно по экономической линии. Причем максимальный акцент следует делать на развитие межрегионального сотрудничества, не требующего обязательного географического соприкосновения регионов двух стран, – считает Андрей Чеботарев. – Большую роль в отношениях Казахстана и России играет Форум межрегионального сотрудничества, ежегодно проводимый с 2003 года с участием глав государств. Аналогичные мероприятия следует проводить, во-первых, на уровне представителей официальных и коммерческих структур заинтересованных регионов данных стран. А во-вторых, с вовлечением в процесс регионального сотрудничества остальных стран-участниц ЕАЭС».

По мнению политолога Антона Морозова, в понятие «приграничное сотрудничество в рамках ЕС и в рамках ЕАЭС» вкладываются несколько разные смыслы, и эта разница обусловлена целеполаганием.

«Дело в том, что в объединенной Европе центральной задачей, приоритетами трансграничного сотрудничества являются интересы местных сообществ, – считает политолог. – Условно говоря, винодел из Эльзаса поставляет свою продукцию в южно-германские рестораны. В результате все в выигрыше и все счастливы. Соответственно, контакты происходят на уровне общества, малого бизнеса, а не на уровне системообразующих предприятий, олигархии или государств». Таким образом, по мнению политолога, возрастает роль граждан и, соответственно, мотивация к такому сотрудничеству – это доходы, реальные деньги. Так, в рамках ЕАЭС приграничное сотрудничество рассматривается с точки зрения государственных интересов, а в ЕС преобладает уровень общества. Соответственно, и разные подходы к управлению и регулированию этого сотрудничества.

Своим мнением о важности не только экономического сотрудничества, но и сотрудничества в образовательной и гуманитарной сфере поделилась Светлана Линок, доцент кафедры философии Восточно-Казахстанского государственного технического университета им. Д. Серикбаева.

«Как представитель образовательного учреждения я двумя руками приветствую сотрудничество в сфере образования, – отметила Светлана Линок. – Но практика показывает, что наше высшее образование постепенно теряет свои позиции. Так как мы приграничный регион, то, когда ведем профориентационную работу, видим, что к концу учебного года почти целыми классами школьники уже поступили в российские вузы – в Новосибирске, в Томске, в Барнауле, в Омске. Процент возврата очень маленький, это другая проблема, миграционная – здесь и отток кадров, и отложенная миграция. В связи с этим возникает такой вопрос: а не пора ли что-то сделать с нашим образованием, потому что оно конкурентно однозначно проигрывает? И приграничное сотрудничество, с одной стороны, очень большой плюс, потому что рыба ищет, где глубже, а с другой стороны – это очень большой минус, так как казахстанское образование не выдерживает конкуренции. В российских вузах много бюджетных мест и учиться дешевле, поэтому и коммерческие группы набираются легко».

По мнению эксперта, требуется работа по реализации соглашения о приграничном сотрудничестве. И если закон будет принят, то многие проблемы в разных сферах отрегулируются.

«Приграничное сотрудничество еще недостаточно развивается по причине различия подходов в России и Казахстане к этому сотрудничеству, – считает Айдархан Кусаинов, генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест». – Во-первых, понятно, что Россия – это федеральное государство и, соответственно, достаточно много полномочий есть на местах. С позиции же Казахстана мало возможностей выстраивания собственной политики, акимы на местах у нас имеют мало рычагов».

Второй немаловажный аспект, по мнению эксперта, это наша централизация, которая сильно изменила и экономические, и социальные подходы. В качестве примера Айдархан Кусаинов привел Государственную программу форсированного индустриально-инновационного развития (ГПФИИР), когда страна назначает и проекты, и инвестиции. В России же, при всем огромном влиянии государственного аппарата и государственного капитализма, такого прямого влияния нет.

«По своему опыту участия в межправительственных комиссиях я убежден, что это мешает диалогу, – уверен эксперт. – Стороны разговаривают совершенно в разных категориях. Казахстанская сторона может пытаться вставить какой-нибудь проект в экономическую политику сотрудничества, а россияне просто не привыкли к этому формату. Я считаю, что Россия Казахстану нужна и важна в аспекте приграничного сотрудничества. Если мы говорим о перетоках товаров и услуг, то у нас приграничные регионы России весьма значимы по количеству людей, по их покупательской способности. То есть для бизнеса интереснее заходить из Казахстана в Россию, чем из России идти в Казахстан с точки зрения добавочной стоимости, добавочной ценности. Мне кажется, что к сотрудничеству будет особо стремиться наиболее заинтересованная сторона. А учитывая наш централизованный подход, во многом Казахстан этим не пользуется. Я все равно оптимист, думаю, что ситуация сейчас другая, в том числе в результате экономических изменений, та же самая девальвация тенге произошла. Соответственно, произошло относительное удешевление казахстанской рабочей силы. Сегодня наконец-то Казахстан становится более выгодным местом для реализации инвестиционных проектов. То есть налицо та самая логика, почему Казахстан был выгоден в силу его малонаселенности. Он был выгоден как удобная производственная площадка – заводы здесь, а рынок там. Но до недавнего времени все эти валютные диспаритеты усложняли инвестиции в Казахстан. Сегодня как раз создана нормальная стандартная экономически логичная модель с дешевым производством, – аргументировал свое мнение Кусаинов. – Так что потенциал теперь стал более логичным, он объективно появился, выстроился. И чтобы им воспользоваться, думаю, важно в Казахстане сделать больший акцент на развитие региональной политики».

Альбина Кван

Источник: Total.kz