Monthly Archives: Сентябрь 2019

Каспий в информационном поле: в Астрахани соcтоится V Каспийский медиафорум

24-25 сентября в Астрахани состоится V Каспийский медиафорум – уникальная площадка для обмена опытом, обсуждения новых векторов развития региональной и международной журналистики, создания единого информационного поля для стран Каспийского региона. В рамках мероприятия Астрахань примет  представителей средств массовой информации, политологов, экспертов и аналитиков из Азербайджанской республики, Исламской Республики Иран, Республики Казахстан, России,  Туркменистана и Республики Узбекистан.

За четыре предыдущих года  Каспийский медиафорум стал авторитетной международной площадкой для решения важных информационных, дипломатических и экономических вопросов. Создание единого информационного пространства между странами каспийского бассейна – одна из задач мероприятия, которое состоится в Астрахани в пятый раз.

Астраханский регион не зря выбран местом проведения Форума, поскольку представляет собой южный форпост России на Каспии, а также исторически является местом пересечения ведущих торговых и транспортных путей между государствами Каспийского моря. Здесь же реализуются и актуальные  проекты, посвящённые информационному сотрудничеству прикаспийских стран. Это не только проведение Каспийского медиафорума, но и работа Каспийской редакции, деятельность Каспийского экспертного клуба, проведение Медиатренинга для молодых журналистов, организованного Центром международных и общественно-политических исследований «Каспий Евразия».

В этом году течение двух дней на площадках Форума будут проводиться панельные дискуссии, экспертные встречи и стратегические сессии. По словам организаторов, в этом году V Каспийский медиафорумбудет более практико-ориентированным. Основными мероприятиями на его полях станут: пленарная дискуссия «Медиатренды в эпоху цифровизации», панельная дискуссия «Медиа коммуникации как инструмент общественной дипломатии», экспертная сессия «Каспийская конвенция: год спустя». Также в рамках мероприятия состоится презентация социально-значимых проектов общественных организаций стран Каспийского региона и мастер-класс Владимира Мамонтова для студентов факультета журналистики астраханских вузов и молодых журналистов, а также встреча с военным обозревателем ИА ТАСС Виктором Литовкиным.

  В этом году V юбилейный Каспийский медиафорум посетят не только представители медиа, но и политологи,  экономисты, которые пишут на тему Большого Каспия, интеграционных процессов и логистических коридоров в рамках нашего региона. Всего более 200 делегатов мероприятия.

Среди гостей форума –  Губернатор Астраханской области Игорь БАБУШКИН, заместитель исполнительного директора Фонда поддержки публичной дипломатии им.А.М.Горчакова Роман ГРИШЕНИН, генеральный директор радиостанции «Говорит Москва» Владимир МАМОНТОВ, заместитель декана факультета коммуникаций,медиа и дизайна НИУ «Высшая школа экономики» Дмитрий ШЕЛУХИН, Первый заместитель Генерального секретаря – Руководитель Генерального секретариата Ассамблеи народов Евразии Светлана СМИРНОВА, глава медиахолдинга Global Media Holding Эльнур АБДУЛЛАЕВ, основатель проекта Political.kz Ассоль МИРМАНОВА, эксперт в области PR и медиатехнологий Фонда UNEC Эллада АЛИЕВА, руководитель представительства международного информационного агентства «Россия сегодня» в Казахстане Виктор ПАНОВ, генеральный продюсер телеканала «Победа» Дарья ХУБОВА, директор экспертного совета Baku Network Эльхан АЛЕСКЕРОВ,  руководитель Каспийского экспертного клуба, журналист и политолог Гюльнара МАМЕДЗАДЕ, главный редактор ИА «Вести.уз» Владимир БЕРЕЗОВСКИЙ,   главный редактор сайта Информационно-аналитического Центра МГУ Жанар ТУЛИНДИНОВА, директор Общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард ПОЛЕТАЕВ, главный редактор интернет-редакции «Первый канал. Всемирная сеть» Дмитрий ЧИСТОВ, сотрудник Национальной Академии наук Азербайджана Ризван ГУСЕЙНОВ, директор ЦАИ «Альтернатива» Андрей ЧЕБОТАРЁВ.

Кроме того, участие в V Каспийском медиафоруме примут представители органов государственной власти региона, ректоры астраханских вузов, руководители национальных обществ, бизнес-структур и консулы стран Каспийского бассейна: консул Республики Казахстан в Астрахани Канат ШЕККАЛИЕВ , консул Туркменистана в Астрахани Атадурды БАЙРАМОВ, и.о.генерального консула Ирана в Астрахани Мохтари БЕХРУЗ, председатель азербайджанского национального общества «Азербайджан» Вахид РАГИМОВ, председатель общества узбекской народной культуры «Узбекистон» Баходир АМИНОВ, заместитель председателя Астраханской региональной общественной организации казахской культуры «Жолдастык» Рахмет БАШБАЕВ,  председатель местной немецкой национально-культурной автономии «Единство» Ирина СЕЛЕЗНЁВА и многие другие.

Организатором V Каспийского медиафорума выступает Ассоциация «Центр международных и общественно-политических исследований «Каспий Евразия» при информационной поддержке Правительства Астраханской области. Партнёрами мероприятия выступают политологический центр «Север-Юг» и центр аналитических исследований «Евразийский мониторинг». Проект также реализуется при поддержке Межгосударственного фонда  гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ. Регистрация на форум открыта на сайте http://mediacaspy.com//

Все интересующие вас вопросы о работе Форума вы можете задать, написав на почту caspian-eurasia@yandex.ru  и по телефонам   +7 988 070 15 89 и +7 964 887 82 42.

Центральноазиатские города: тренды и проблемы

Ежегодно городское население в мире прирастает на 65 млн. человек. Футурологи заявляют: мир будущего – это мир городов, которые, развиваясь технологически, инвестируют в развитие человеческого капитала. Однако город – это не только небоскребы, старт-апы, ноу-хау, артпространства и новые возможности. Город – это еще и высокая конкуренция между «своими» и «чужими», глубокая пропасть между центром и окраинами, протестность и противостояние на разных уровнях.

В последние годы урбанизация охватила и Центральную Азию. Но знают ли власти современных городов о том, как действовать в таких условиях? Об этом шла речь на заседании международного круглого стола на тему «Роль мегаполисов в интеграционных процессах на евразийском пространстве», организованном казахстанским общественным фондом «Мир Евразии» и экспертным клубом «Сибирь-Евразия» из Новосибирска.

Мировая урбанистика считает крупные города и агломерации более эффективными и перспективными в экономическом плане. Существуют представления, что высокая степень территориальной концентрации населения – это фактор ускорения социально-экономического и научно-технического прогресса общества. Прежде всего, за счет повышения деловой активности, стимуляции и интенсификации научно-технического общения и обмена информацией между людьми.

В Казахстане уже давно пошел разворот на урбанизацию. Решение проблемы власти видят в развитии так называемых центров экономического роста. Нур-Султан, Алматы, Шымкент и Актобе должны стать городами-хабами национального уровня, первые три города уже являются городами-миллионниками.

Население Центральной Азии вообще растет достаточно быстро. За почти 30 лет с момента распада Советского Союза население региона выросло более чем на 40%, с 48,6 млн. человек в 1989 году до 73 млн. в 2019 году. Самый большой прирост продемонстрировал Таджикистан (почти 80%), самый маленький – Казахстан (около 10%).

По данным директора Института Конфуция Томского государственного университета Артема Данкова, которые он привел на круглом столе, другой региональный тренд – рост доли городского населения. За период с 1989 по 2019 год она выросла с 44 до 50%. При этом население ряда крупных городов выросло в 2-4 раза. Абсолютным лидером роста (примерно в 4 раза) стал город Нур-Султан. Население Шымкента увеличилось почти в 3 раза, Бишкека – в 2 раза.

Таким образом, формируется региональная сеть мегаполисов и крупных агломераций, которая, несмотря на миграционный отток, концентрирует экономический рост (до 40% в Центральной Азии приходится на крупные города), потребление (на крупные города приходится от 30 до 50% в каждой из стран), стандарты образа жизни.

«Эксперты Института экономики и менеджмента Томского государственного университета проводили исследование, согласно которому Алматы при населении  около 1,8 млн. человек осуществляет 30% потребительских расходов. В Ташкенте при населении 8% от общего населения Узбекистана осуществляется 27% потребительских расходов. В Туркменистане 52% потребительских расходов – это Ашгабат при населении 20% от всей численности граждан страны», – рассказал Артем Данков.

С какими проблемами сталкиваются города в регионе? Во-первых, это их гипертрофированное экономическое и политическое значение. То есть большие города концентрируют экономическую активность и информационные потоки, задают стандарты потребления и являются местом смешения культур, этносов и религий. Любая социальная нестабильность в мегаполисах может поколебать стабильность государства в целом.

Во-вторых, это проблемы инфраструктуры – транспорта, коммунальной (нехватка и дороговизна жилья, электро- и теплоэнергия, водоснабжение и канализация) и социальной (школы, больницы, досуг) инфраструктуры. Кроме того, вызывают обеспокоенность экологические проблемы (загрязнение воздуха, воды, деградация почвы, скопление мусора) и так называемая социалка (бедность и растущее неравенство, стихийная застройка).

«Если мы говорим, что крупные города разрастаются, то возникает проблема транспортной доступности, и жители отдаленных районов зачастую не могут попасть в центр города или не могут воспользоваться объектами той инфраструктуры только потому, что до них далеко ехать, – разъясняет Артем Данков. – Очень важная тенденция, которая является, с одной стороны, возможностью, с другой стороны, вызовом, это то, что мегаполисы молодеют. Опять же мы посмотрели последнюю статистику: доля жителей младше 35 лет в Астане – 60%, в Алматы – 55%. Понятно, что это сопровождается сложностями трудоустройства».

Противоречием на пути устойчивого развития крупных городов может стать концентрация в них богатства, потребления, новых стандартов и качества жизни. «По ВВП на душу населения, учитывая паритет покупательской способности, Алматы находится на уровне Москвы, продолжительность жизни в Алматы на 3 года больше, чем в среднем по Казахстану, – рассуждает эксперт. – А если брать некоторые регионы с не очень хорошей экологической ситуацией, то разница – 6 лет. Сам факт, что вы проживаете в крупном мегаполисе, дает вам несколько лишних лет жизни. В современном мире это дорогого стоит. Понятное дело, это сопровождается растущим неравенством. Одно из крупных агентств недвижимости проводило исследование. Доля арендного жилья в Нур-Султане сейчас 43%, в Алматы – 34%, в Шымкенте – 25%, притом что еще в 2006 году эти цифры были гораздо ниже: для Астаны – 13%, для Алматы и Шымкента – по 6%. Фактически в самых крупных городах страны от 30 до 40% жителей арендуют свое жилье и не являются его собственниками. При этом есть люди, которые тигров в Алматы заводят, как домашних животных».

В свою очередь, президент ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова озвучила еще одну проблему урбанизации в Центральной Азии. «Уровень протестности в городах повышается, – считает она. – Мегаполисы не всегда предназначены для комфортной жизни. Но преодолевать трудности, придумывать новые выходы, чтобы улучшить ситуацию, в этом и есть смысл современной городской жизни. Но власти пока не знают, как смотреть на города, не имеют четкого представления, как их развивать».

Директор Центра китайских исследований China Center Адиль Каукенов пришел на заседание круглого стола в футболке, на которой иероглифами написаны строки из гимна китайской текущей урбанизации: «Мы разные, но единые в мегаполисе».

«В мире есть две точки зрения на взаимоотношения города и села, – сказал он. – Одна точка зрения – это доминирование города. Кстати говоря, противопоставление не просто «свой – чужой», а городской и сельский, оно очень яркое. Кто для государства в приоритете? Есть пример Китая. В этой стране однозначно победил город. Слышал даже мнение о том, что в Китае город поработил деревню и, выкачивая из нее все соки, именно так добился экономического роста. Яркий пример другой точки зрения – ситуация в Иране. Там можно услышать, что, наоборот, сельский религиозный Иран навязал свою идеологию и мысль городу. Заметьте, городские иранки носят платок так, что он держится у них на честном слове – все практически открыто, тем самым они противопоставляют себя традициям».

По мнению Адиля Каукенова, в Центральной Азии к урбанизации, к городу отношение двойственное. «В Казахстане, с одной стороны, есть мнение, что аул – это скрепы, наше все, священное место. Но есть и объективная реальность, когда селения просто не выдерживают конкуренции с городом. Нет возможности у государства и у самих сельчан поддерживать там высокий уровень жизни. Как адаптировать приезжего из села внутри города? Это серьезная проблема. Мысли в Казахстане на эту тему до сих пор четко не очерчены. Необходимо определиться: понимаем ли мы мировоззрение новых жителей, кто будет задавать в современном городе тренд – город или село?» – задался вопросами политолог.

«В центральноазиатском понимании город – это крупное поселение, которое образовывает людей и переводит кишлаки на новый уровень, – подчеркнул финансовый консультант Расул Рысмамбетов– Люди приходят в город и становятся лучше». Город Алматы, по его мнению, в последнее время переваривает большой поток мигрантов, как внешних, так и внутренних. «Может, я скажу непопулярную вещь, но нужно думать и об ограничении роста городов, или, скорее, темпов их роста. Города сделать какой-то культурной, образовательной квинтэссенцией. Я не выступаю при этом за ограничительные меры вроде жесткой системы прописки. Иначе у нас может получиться «мехикотизация» – то, что сейчас со столицей Мексики происходит, растет безудержная агломерация. Или же для меня Алматы все же останется системным городом», – разъяснил эксперт.

Однако, по мнению профессора кафедры социальной работы и социальной антропологии Новосибирского государственного технического университета Ирины Скалабан, город – это всегда изначально, а современный город особенно, пространство чужих. «Самые тесные связи, которые для сельской местности являются почти доминирующими, когда мы знакомы и знаем всех, в городе приобретают совершенно иные характеристики, – пояснила социолог. – В данном случае город – это пространство тех, кого мы мало знаем или не знаем вообще, для инаковости любого рода: этнической, гендерной, социальной и т. д. Более того, сегодня эта инаковость коммерциализируется, продается, публично демонстрируется и является частью того, что город может презентовать. Мы разные. У нас допустимо разное, и в этом – наше преимущество».

Что же касается сотрудничества городов Центральной Азии, то оно, как пояснил политолог Замир Каражанов, имеет давнюю историю, в прошлом как раз оно было вдоль маршрута Великого шелкового пути. «Благодаря торговым связям города активно развивались, – утверждает он. – В наши дни, не без участия Китая и его политики «Один пояс – один путь», снова заговорили о восстановлении исторического Шелкового пути. Год назад в Нур-Султане прошел первый Форум городов Шелкового пути, где обсуждались возможности для сотрудничества мегаполисов. Здесь заложен большой потенциал».

Участники дискуссии (слева направо): Бекнур Кисиков, Замир Каражанов и Джанибек Сулеев

______________________________

Фото: Юрий Беккер

Источник: Ритм Евразии

Город – это пространство для разных людей

Алматы. 7 сентября. Центр информации. С укрупнением мегаполисов связываются надежды на синергетический эффект от их развития для всей страны.

Интеграционные процессы на евразийском пространстве идут не только между странами и регионами, чье сотрудничество институциализировано, но и посредством иных форм. Так, в южной столице Казахстана состоялось заседание Международного круглого стола на тему «Роль мегаполисов в интеграционных процессах на евразийском пространстве». Организаторы, а это казахстанский общественный фонд «Мир Евразии» и экспертный клуб «Сибирь-Евразия» из Новосибирска отмечают, выбор темы не случаен. Ведь мегаполисы всегда были центрами разнообразной экономической и социальной активности, сосредоточиями культуры, инициаторами объединительных процессов. Одним из главных вопросов обсуждения стал вопрос адаптации трудовых мигрантов, который является проблемным для многих евразийских мегаполисов.

Мировая урбанистика считает крупные города и агломерации более эффективными и переспективнымии в экономическом плане. С укрупнением мегаполисов связываются надежды на синергетический эффект от его развития для всей страны. Существуют представления, что высокая степень территориальной концентрации населения — это фактор ускорения социально-экономического и научно-технического прогресса общества. Прежде всего, за счет повышения деловой активности, стимуляции и интенсификации научно-технического общения и обмена информацией между людьми. 
«В частности, есть известные примеры из Юго-Восточной Азии, например, город-государство Сингапур, или же Гонконг, которые на передовых местах по множеству показателей в различных рейтингах, — отметил на заседании круглого стола политолог Эдуард Полетаев. — В Казахстане уже давно пошел разворот на урбанизацию. Решение проблемы власти видят в развитии так называемых центров экономического роста. Нур-Султан, Алматы, Шымкент и Актобе должны стать городами-хабами национального уровня, первые три города уже являются городами-миллионниками».

По словам Вячеслава Додонова, главного научного сотрудника Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК, трудовая миграция в ЕАЭС в первую очередь ориентирована на крупнейшие города. И это является одним из связующих звеньев в рамках интеграции. «Крупные города, мегаполисы – наиболее быстро развивающаяся часть мировой экономики, наиболее динамичная часть, формирующая рабочие места, — подчеркнул он. — Сейчас в мегаполисах мира около 25 процентов рабочих мест. Рост рабочих мест в них очень высок, как и рост экономики в терминах ВВП. Эти же крупнейшие города являются, по вполне естественным причинам, основными драйверами экономического роста, потому что в них ВВП на душу населения гораздо выше, чем в среднем по стране. В силу этой исключительной роли в экономике и в целом в экономической системе, можно предположить, что мегаполисы будут и у нас основным драйвером роста экономики, а также интеграции».
Город, как отметили на заседании эксперты, имеет свою совершенно конкретную специфику, которая делает его миграционные факторы чрезвычайно значимыми. 
«Любой город, особенно современный, никогда не был демографически самодостаточным, — заявила профессор кафедры социальной работы и социальной антропологии Новосибирского государственного технического университета Ирина Скалабан. — Ему всегда необходима свежая кровь. В этом плане все миграционные и урбанистические процессы, которые сегодня фиксируются, не могут проходить вне миграционных процессов как таковых. Кроме того, самые тесные связи, которые для сельской местности являются почти доминирующими, когда мы знакомы и знаем всех, в городе приобретают совершенно иные характеристики. В данном случае город – это пространство тех, кого мы мало знаем или не знаем вообще, пространство для инаковости любого рода: этнической, гендерной, социальной и т.д. Более того, сегодня эта инаковость коммерциализируется, продается, публично демонстрируется и является частью того, что город может презентовать. Мы разные. У нас допустимо разное и в этом наше преимущество». 

Долгосрочный тренд на урбанизацию и рост городов порождает для государств ЕАЭС целый ряд вызовов, связанных с необходимостью модернизации инфраструктуры, решением социальных и экологических проблем, что требует координации их совместных политик в соответствующих областях. В обозримой перспективе рост крупных городов в Центральной Азии продолжится. Это выводит вопросы, связанные с адаптацией мигрантов в урбанизированной среде крупнейших городов и мегаполисов на передний план национальных проектов и политик стран-участниц ЕАЭС.
Главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин, отметил, что речь идет о двух уровнях сотрудничества. Один связан с большими городами, такими как Москва или Алматы, «где особые процессы, со своим качеством». Есть также уровень крупных приграничных городов, где происходят перетоки человеческого капитала. «У нас в казахстанском приграничье, в близости менее 200 км, два российских крупных миллионника – это Омск и Челябинск, — подчеркнул Домнин. — В радиусе 500 км к этой паре добавляются Екатеринбург, Уфа и Новосибирск. Приходится признать, что если бы не решение о переносе казахстанской столицы на север, то, наверное, только российские города привлекали бы человеческий капитал из, прямо скажем, по состоянию 90-х годов, депрессивных казахстанских северных регионов. Теперь это делает еще и казахстанская столица. Развитие этой ситуации в контексте интеграции зависит от того, как будет развиваться сам ЕАЭС. Емкость этого рынка ресурсов настолько высока, насколько велика доля того населения, которое с миграционными целями поступает учиться и переезжает работать в Россию».

Стоит заметить, что урбанизация побеждает, в том числе и потому, что креативный человеческий потенциал скапливается в городах, а в сельских поселениях с каждым годом все острее ощущается недостаток кадров. При этом города не забывают о вопросах дальнейшего развития человеческого капитала, организуя инвестиции в креативный класс жителей, создание условий для их удержания, привлечения, дальнейшего развития и работы.«В этих обстоятельствах, для определения эффективного развития интеграционных процессов, большой интерес представляет опыт тех городов Евразии, которые решают проблемы перспективного развития мегаполиса, перехода к новому социокультурному укладу и организации пространства, — добавил политолог Полетаев. — Рассмотрение данного опыта позволяет говорить о наличии процессов урбанизации, направленных на достижение гармонии во взаимоотношениях между властью и населением, развития человеческого капитала и вложения инвестиций». 

Эксперты сошлись во мнении, что партнерство между городами носит взаимовыгодный характер. В общем и целом, оно способствует формированию общего экономического пространства, а значит, продвигает весь ЕАЭС по пути интеграции. Такое партнерство видно на многих примерах сотрудничества: Омск и Петропавловск, Костанай и Челябинск, Оренбург и Актобе, Атырау и Астрахань — города, которые находятся недалеко друг от друга, взаимодействуя на разных уровнях. Долгосрочный тренд на урбанизацию и рост городов порождает для государств ЕАЭС целый ряд вызовов, связанных с необходимостью модернизации инфраструктуры, решением социальных и экологических проблем, что требует координации их совместных политик в соответствующих областях. В обозримой перспективе рост крупных городов в Центральной Азии продолжится. Это выводит вопросы, связанные с адаптацией мигрантов в урбанизированной среде крупнейших городов и мегаполисов, на передний план национальных проектов и политик стран-участниц ЕАЭС. Соответственно, обмен наиболее эффективными практиками такой адаптации между городами России и Казахстана можно рассматривать как перспективное направление приграничного сотрудничества.
Аманжол СМАГУЛОВ

Источник: ic24.kz 

Город – это сервис сам по себе

Долгосрочный тренд на урбанизацию порождает для государств Евразии необходимость модернизации инфраструктуры, решения социальных и экологических проблем, что требует координации их совместных политик в соответствующих областях

По данным Комиссии по народонаселению и развитию ООН, численность населения мира в 2019 году составила 7,7 млрд человек, оно продолжает расти и к 2050 году достигнет 9,7 млрд человек, а к концу столетия увеличится примерно до 11 млрд человек. В настоящее время около 56 процентов мирового населения живет в городах. При этом почти весь прирост населения в будущем будет происходить за счет увеличения числа именно городских жителей, на которых, согласно прогнозам, в 2030 году будет приходиться 60 процентов населения стран мира, а к 2050 году – порядка 68 процентов.

Что касается Центральной Азии, то регион находится на переломном этапе, здесь численность городского населения приближается к 50 процентам, несмотря на миграционный отток.

«Сложно говорить, когда конкретно это произойдет или уже произошло – в этом году или в начале следующего года. При этом население крупных городов увеличилось в 2-4 раза. Рост больших городов приводит к формированию мегаполисов. Небольшая статистическая информация: доля населения городов-миллионеров в городском населении Казахстана – уже почти 40 процентов. Формируется региональная сеть мегаполисов, крупных агломераций, которые концентрируют экономический рост», — заявил директор Института Конфуция Томского государственного университета Артем Данков на заседании международного круглого стола «Роль мегаполисов в интеграционных процессах на евразийском пространстве», состоявшегося на днях в Алматы.

Как отметили организаторы мероприятия, казахстанский общественный фонд «Мир Евразии» и экспертный клуб «Сибирь — Евразия», представляющий город Новосибирск, актуальность проведения круглого стола вызвана тем, что процессы интеграции на постсоветском пространстве идут не только по линии формальных контактов государственных и региональных структур, но и экономических, социальных, культурных и других форм взаимодействия именно в крупных городах Евразии.

При этом мегаполисы с высокой концентрацией населения — фактор ускорения социально-экономического и научно-технического прогресса общества за счет повышения деловой активности, интенсификации научно-технического общения и обмена информацией между людьми. Эксперты в ходе работы круглого стола рассмотрели опыт тех городов Евразии, где успешно идет переход к новому социокультурному укладу и организации пространства, изменению ментальности населения. Были обсуждены такие темы, как влияние евразийской интеграции на мегаполисы Центральной Азии, инфраструктурные проблемы растущих городов, механизмы адаптации мигрантов.

Еще в 2007 году, в результате исследования, проведенного ООН, впервые было отмечено, что в городах стало проживать больше людей, чем в сельских местностях. То есть каждый второй житель Земли стал горожанином. Ежегодно городское население в мире прирастает на 65 млн человек. Это означает, что человечество строит примерно по городу — миллионнику в неделю. Футурологи уверены, что мир будущего — это мир городов: притягивая людей, они набирают все больший политический, экономический и социальный вес.

«Но если раньше градообразующую роль играли промышленные предприятия, то в постиндустриальном обществе в центре развития города оказался человек. Теперь город, чтобы быть конкурентоспособным, должен стать привлекательным для людей, которые захотят и смогут его развивать. Повышение комфорта среды и насыщение ее функциями – это то, что решает сложности городского перенаселения»,  — заметил политолог Эдуард Полетаев.

При этом, по его словам, стал популярным такой тренд как «умные города». Одним из важнейших результатов цифровизации должны стать оптимизация времени горожан и более комфортабельная жизнь. Вовлечение жителей в управление городом, изучение IT-технологий и усиленная работа с молодым поколением становятся сегодня в авангарде урбанизации. Кроме того, города осознают себя как целостные компании. Интеллектуальные системы помогают городу и жителям взаимодействовать и узнавать больше друг о друге. Город — это не набор функций и сервисов, город — это сервис сам по себе.

«Цифровизация, умные города, с одной стороны облегчают жизнь горожанину, а с другой стороны создают проблемы, с которыми человечество никогда не сталкивалось, — уверен декан факультета политики и международных отношений Сибирского института управления Сергей Козлов. — Задача экспертного сообщества — попытаться осмыслить эти проблемы, сформировать рекомендации или общие подходы для их решения. Ровно потому, что те проблемы, которые стоят перед евразийскими мегаполисами (а они быстро растут и стягивают на себя все большее количество населения, в том числе мигрантов, социально-экономическую и политическую активность), эти проблемы для пространства, которое было когда-то Советским Союзом, а теперь называется евразийским пространством, по большому счету, общие».

«С какими проблемами сталкиваются города? — задался в свою очередь вопросом Артем Данков. — Это тенденция характерна для всех развивающихся сейчас городов. Это инфраструктура, транспорт, жилье, электро-, теплоэнергия, водоснабжение, канализация, социальные структуры: школы, больницы, дороги, экология. Как горят свалки вокруг крупных городов, и к чему это приводит, все хорошо знают. Вода, деградация почвы — тоже очень важные моменты. Социальные проблемы – бедность, стихийная застройка…  Основные противоречия, на мой взгляд, находятся на пути устойчивого развития. Это вызовы и возможности, с которыми крупные города имеют дело».

Президент Общественного фонда «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова отметила, что, несмотря на стремительное усиление роли городов в интеграционных процессах в странах Евразии, в Казахстане существует серьезный запрос на качественные исследования в области современной урбанистики и миграционной политики. В этой связи сотрудничество российских и казахстанских экспертов может стать дополнительным стимулом к выработке новых подходов для принятия органами власти системообразующих решений. «Есть такое понимание, что мегаполисы не всегда предназначены для комфортной жизни. Но преодолевать трудности, придумывать новые выходы, чтобы улучшить жизнь, вот в этом и смысл современной городской жизни», — подчеркнул социолог.

Эксперты сошлись во мнении, что именно от эффективного управления процессами устойчивого развития крупных городов будет зависеть стабильность в Центральной Азии. К 2025 году треть крупнейших городов мира, которых сейчас порядка 600, выйдет из списка и заменится новыми, в основном китайскими. При этом население городов Центральной Азии также растет достаточно быстро. Абсолютным лидером роста (более чем в 3 раза) стал город Нур-Султан. В Алматы уже сейчас больше людей, чем в Брюсселе или Милане.

Виктор САНЬКОВИЧ

Источник: Optimizm.kz

Конурбация и демографическое «донорство». Как лучше подружиться городам приграничья?

Интеграционные процессы на евразийском пространстве идут не только между странами и регионами, чье сотрудничество институциализировано, но и посредством взаимодействия городов. В современном мире именно города являются центрами разнообразной экономической и социальной активности, сосредоточиями культур, в итоге взяв на себя роль инициаторов объединительных процессов.

Приграничное сотрудничество таких казахстанских и российских городов, как Омск и Петропавловск, Костанай и Челябинск, Оренбург и Актобе, Атырау и Астрахань, трансформировалось во взаимодействие на разных уровнях. И это партнерство носит взаимовыгодный характер, способствуя формированию общего экономического пространства и продвигая весь ЕАЭС по пути интеграции.

«Интеграция в рамках ЕАЭС основана на четырех направлениях: свобода перемещения товаров, услуг, финансов и рабочей силы. Все эти сферы непосредственно связаны с крупными городами. В силу их исключительной роли в экономике, можно предположить, что мегаполисы будут основным драйвером роста экономики и интеграции также, – отметил главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Вячеслав Додонов, выступая на заседании международного круглого стола на тему «Роль мегаполисов в интеграционных процессах на евразийском пространстве». 

По последним данным Москва стала крупнейшим российским регионом по объему экспорта продукции в страны ЕАЭС. Таким образом, мы видим наглядное подтверждение тому, что мегаполис играет важную роль в интеграционных процессах».

На мероприятии, организованном совместными усилиями казахстанского общественного фонда «Мир Евразии» и российского экспертного клуба «Сибирь-Евразия», политолог Эдуард Полетаев сказал, что мировая урбанистика считает крупные города и конурбации (городские агломерации полицентрического типа – ред.) более эффективными и переспективнымии в экономическом плане. С укрупнением города связываются надежды на синергетический эффект от его развития для всей страны. Существуют представления, что высокая степень территориальной концентрации населения – это фактор ускорения прогресса общества. Прежде всего, за счет повышения деловой активности, стимуляции и интенсификации научно-технического общения и обмена информацией между людьми.

«В частности, есть известные примеры из Юго-Восточной Азии, например, город-государство Сингапур, или же Гонконг, которые на передовых местах по множеству показателей в различных рейтингах, – напомнил эксперт.

В Казахстане уже давно пошел разворот на урбанизацию. Решение проблемы власти видят в развитии так называемых центров экономического роста. Нур-Султан, Алматы, Шымкент и Актобе должны стать городами-хабами национального уровня, первые три города уже являются городами-миллионниками».

Соответственно, обмен наиболее эффективными практиками взаимодействия городов России и Казахстана можно рассматривать как перспективное направление приграничного сотрудничества. Хороший пример такого взаимодействия привел в начале сентября на встрече с врио губернатора Астраханской области Игорем Бабушкиным Посол Казахстана в Российской Федерации Имангали Тасмагамбетов, отметивший, какую важную роль играет Астрахань в обеспечении граничащих с нею регионов Казахстана продуктами.

«Здесь еженедельно бывают около 200 предпринимателей из Казахстана, которые на оптовых рынках оформляют заказы и обеспечивают Атыраускую область продуктами питания. Благополучие Астрахани для Атырау очень много значит», – сказал он.

«Те проблемы, которые стоят перед евразийскими мегаполисами (а они быстро растут и стягивают на себя большое количество населения, социально-экономическую и политическую активность), эти проблемы для пространства, которое было когда-то Советским Союзом, а теперь называется евразийским пространством, по большому счету, общие», – утверждает декан факультета политики и международных отношений Сибирского института управления Сергей Козлов.

По мнению политолога Замира Каражанова, мы часто воспринимаем город как крупный культурный, исторический, образовательный центр. Но не всегда есть понимание, что город в первую очередь – это крупный рынок сбыта, где, благодаря большой численности населения, проще вести бизнес. «Продать продукцию в районном центре или в сельской местности трудно, проще делать это в крупном городе, – подчеркнул эксперт.

И чем больше его население, тем легче хозяйствующим субъектам работать. Когда победит философия, что город это не только культурный и образовательный центр, некая богема, но и рынок, где можно эффективно вести бизнес, тогда возможно изменится отношение к мегаполисам. Будет поощряться приток населения в города, развиваться их социальная инфраструктура. А фактически будет повышаться конкурентоспособность мегаполисов. Пока же мы наблюдаем опыт северных городов Казахстана, которые стали демографическими «донорами». Поэтому важно оценивать конкурентоспособность городов».

По мнению политолога, город – это территория мифов и фобий. Например, к сожалению, ксенофобия становится устойчивой в крупных городах. «Горожане сами создают мифы, которыми пугают друг друга, – уверен он.

В том числе мифы о том, что все проблемы от приезжих, которые не лучше и не хуже коренных горожан. Они такие же люди. Даже по статистике на приезжих приходится обычно порядка 50% преступлений. И от того, что оставшаяся часть преступлений приходится на горожан проще жить не становится. Внимание акцентировать следует не на иногородних, а на меры борьбы с преступностью».

Эту позицию подтвердила и профессор кафедры социальной работы и социальной антропологии Новосибирского государственного технического университета Ирина Скалабан. В качестве примера она привела один из крупнейших российских городов Новосибирск. По итогам соцопроса 2017 года на вопрос «как бы вы оценили отношения между людьми разных религиозных взглядов и этнической принадлежности, проживающих в Новосибирске» 30% респондентов отметили как «отрицательные», а 34% затруднились с ответом.

«Мы выяснили, что источником напряжения, как ни странно, в большей степени являются местные, а не приехавшие. Это связано со страхом столкновения с тем, кого мы до этого не знали. Также мы столкнулись с проблемой, когда со стороны мигрантов идет процесс адаптации к месту, но не к сообществу. Эти процессы нельзя пускать на самотек. В этой связи мы обратили внимание на потенциал диаспоральных сообществ – это мощный способ адаптации приехавших к месту. Сегодня в городе и в области буквально переписывается концепция межнациональной политики, была создана концепция адаптации мигрантов для области», – рассказала Ирина Скалабан.

И все же для Казахстана складывается неоднозначная ситуация. За годы независимости северные города Казахстана стали в прямом смысле демографическими «донорами» для крупных российских городов, в основном сибирских. Главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин напомнил, что в казахстанском приграничье есть два российских крупных миллионника – это Омск и Челябинск. В радиусе 500 км добавляются Екатеринбург, Уфа и Новосибирск. По его мнению, чем медленнее будет расти уровень казахстанского образования, тем быстрее будет происходить отток населения, которое с миграционными целями поступает учиться и переезжает работать в Россию. Это негативный сценарий.

«Но есть и позитивный сценарий, – разъяснил специалист. – В мировой практике это называется конурбацией – когда два или более города образуют что-то вроде агломерации. И это очень часто встречается в приграничных регионах, наиболее подходящий для нас пример – приграничные форматы конурбаций в США и Канаде. У нас таких потенциальных конурбаций шесть: Уральск-Самара, Актобе-Оренбург, Петропавловск-Курган, Костанай-Челябинск, Атырау-Астрахань, Омск-Павлодар. Если брать все эти районы, то в них сосредоточено порядка 7 миллионов человек. Там производится товаров и услуг на сумму около 100 млрд долларов».

Как считает Домнин, чтобы приблизить позитивный сценарий, необходимо создавать при помощи региональных властей какие-то совместные площадки и бизнес-проекты.

«Пока же на российской стороне могут думать, как бы ограничить проникновение казахстанского бизнеса, а на казахстанской – как бы с работающего здесь российского бизнеса больше «срубить», – заявил он. – И, конечно же, Казахстану значительно быстрее и последовательнее следует идти по линии модернизации образования и здравоохранения».

Источник: POLIT-ASIA

Почему сельчане рвутся в большие города — окончание

У государства нет возможности поддерживать высокий уровень жизни в сельской местности. При этом в культуре четко прослеживается «сакрализация аула как точки высшего развития морали». И когда люди переезжают из села в город, могут возникать противоречия и проблемы.

Фото пресс-службы акимата Алматы.

Какими в итоге станут новые горожане — тоже большой вопрос.

Об этом говорили эксперты на прошедшем накануне круглом столе «Роль мегаполисов в интеграционных процессах на евразийском пространстве».

Окончание. Читайте также первую часть.

Никакой урбанизации у нас нет

Политолог Замир Каражанов уверен, что мы не до конца понимаем «городскую специфику». Город большей частью воспринимается как крупный культурный, исторический и образовательный центр.

— Но нет понимания, что город — это крупный рынок сбыта. Здесь благодаря большой численности населения проще вести бизнес. Продать продукцию в районном центре или в сельской местности трудно, проще делать это в крупном городе. И чем больше его население, тем легче хозяйствующим субъектам работать, — сказал он.

Каражанов уверен, что когда это понимание придет, тогда изменится и отношение к крупным городам.

— Фактически будет повышаться конкурентоспособность мегаполисов. Кстати, об этом у нас редко говорят, а ведь с этим понятием связывается долгосрочное развитие городов, — сказал Каражанов.

Экономист Вячеслав Додонов считает, что никакой урбанизации у нас на самом деле нет.

— Если взять обычную статистику по численности городского населения, то в Казахстане в 2004 году его было 57%. И сейчас примерно такая же цифра – 57-58%.

У нас фактически нет роста численности городского населения, то есть урбанизации в Казахстане нет,

— заявил он.

Мегаполисов в Казахстане нет

Вместо урбанизации у нас процесс, который характерен для стран третьего мира – «мегаполисизация». Когда в небольших государствах, как правило, всего 1-2 точечных центра развития. Сюда стягиваются люди со всей страны и из-за границы.

У нас в роли таких центров притяжения выступают Нур-Султан и Алматы

— В них население растет опережающими темпами, в том числе за счет других городов, во многих из которых численность населения снижается. За счет этого межгородского перераспределения общая доля горожан остается стабильной, — отметил Додонов.

Далее эксперт напомнил классическое определение мегаполиса, наиболее распространенное сейчас в мире.

Мегаполисы — это города, городские агломерации с численностью более 10 млн населения

Так что на постсоветском пространстве уместнее говорить не о мегаполисах, а о крупных городах. Которые однако тоже могут быть двигателями прогресса и интеграции.

— Если мы вернемся к теме интеграции в рамках ЕАЭС, это четыре основные сферы интеграции: свобода перемещения товаров, услуг, финансов и рабочей силы. Все они непосредственно связаны с крупными городами. Финансы, понятно, всегда сконцентрированы в крупных городах. Трудовая миграция в ЕАЭС также в первую очередь ориентирована на крупнейшие города. И это тоже является связующим звеном в рамках этой интеграции, — сказал он.

Аул как точка высшего развития морали

Политолог Адиль Каукенов рассказал о двух точках зрения на взаимоотношения города и села в мире.

Первая предусматривает доминирование городской культуры, а вторая, соответственно, сельской

Яркий пример первой — Китай.

— В этой стране однозначно победил город, несмотря на периодически вспыхивающие в местном кинематографе фильмы о селе, или в дискурсе воспоминания о деревне, откуда вышли все китайцы. Слышал даже мнение, что в Китае город поработил деревню, и, выкачивая из нее все соки, добился роста, — сказал Каукенов.

А вторую точку зрения хорошо иллюстрирует ситуация в Иране. Там можно услышать, что, наоборот, сельский религиозный Иран навязал городу свою идеологию и мысль.

Каукенов считает, что у нас «яркий перевес в сторону аула». Даже в кинематографе налицо некая «сакрализация аула как точки высшего развития морали».

Это священное место, которое ни в коем случае нельзя критиковать

— На мой взгляд, необходимо определиться: понимаем ли мы мировоззрение нового горожанина, кто будет задавать тренд – город или село, и что для нас интереснее – китайский опыт, где наблюдается явная победа города над селом, или иранский? — задался он вопросом.

Однако реальность такова, что малые селения сейчас не выдерживает конкуренции. Молодежь уезжает, а старики умирают.

— Вопрос о том, как адаптировать сельчанина внутри города, если урбанистическая идеология порой считается ниже, чем идеология колыбели. Это серьезная проблема. Даже в самом городе встречается ропот по поводу мигрантов, даже этнически однородных, что они иные и не соблюдают правила. А с другой стороны, город плохой, это асфальт. Мысли в Казахстане на эту тему до сих пор четко не очерчены, — констатировал политолог.

Источник:  «365 Info»

Мегаполис как обреченность

Каждый год городское население в мире прирастает на 65 миллионов человек

Это означает, что человечество строит примерно по городу-миллионнику в неделю. Футурологи уверены, что мир будущего – это мир городов: притягивая людей, они набирают все больший политический, экономический и социальный вес.

Однако урбанизация стала процессом не только впечатляющим, но и довольно тревожным. Представьте себе: к 2025 году треть крупнейших городов мира, которых сейчас порядка 600, выйдет из этого списка и заменится новыми, причем в основном китайскими.

Уже сегодня доля городского населения в мире превышает половину всех живущих ныне людей, оно составляет 55%.

И мы здесь тоже не стоим, так сказать, в стороне от процесса. Население крупных городов Центральной Азии также стремится не отстать от этого глобального тренда и растёт достаточно быстро. Абсолютным лидером роста (более чем в три раза за последние 20 лет) стал наш город Нур-Султан. Ну и, конечно, Алматы, – здесь уже больше людей, чем в Брюсселе или Милане. Как сообщил недавно аким южной столицы Бахытжан Сагинтаев, «по статистике в Алматы проживает 1 миллион 870 тысяч населения, но я думаю, что неофициально – более двух миллионов».

По мнению экспертов, изучающих развитие агломераций Центральной Азии, в обозримой перспективе рост крупных городов здесь неизбежен, и у нас также численность городского населения в регионе максимально приближается к 50%. Это обостряет вопросы, связанные с адаптацией мигрантов в урбанизированной среде крупнейших городских агломераций, выдвигает их на передний план региональной политики не только Казахстана, но и стран – участниц ЕАЭС.

Проблемы роста

О проблемах роста городов и их роли в интеграции на просторах бывшего СССР в Алматы дискутировали на днях эксперты фонда «Мир Евразии», к которым присоединились гости из Томска и Новосибирска, специалисты в области урбанистики, социологии и конфликтологии. Конечно же, наиболее интересным для нас было мнение россиян о перспективах развития казахстанских городов. Тем более что наши соседи проводят в этой сфере регулярные и серьёзные исследования.

Одним из самых интересных выступлений в ходе дискуссии стал доклад Артёма Данкова, директора Института Конфуция Томского государственного университета о центрально-азиатских городских трендах. Взгляд со стороны нередко бывает куда более точным и объёмным, чем взгляд изнутри.

– За 30 лет с момента распада СССР население Центрально-Азиатского региона выросло на 40%, но этот рост носил неравномерный характер, – отметил Артем Данков. – И лидерами по росту населения являются как раз крупные города. Именно их население увеличилось в 2-4 раза. При этом доля городов-миллионеров в городском населении, например Казахстана, уже почти 40%. По нашим прогнозам, эта цифра приблизится к 50% в течение ближайших 7-10 лет.

Хочешь дольше жить? Стань горожанином

Но большой город — это и очень большие сложности. Что они собой представляют, каждый житель хорошо знает. И характерны они не только для Нур-Султана или Алматы, с ними будут сталкиваться все растущие города в регионе. Так что знать о них нелишне не только самим горожанам, но в первую очередь тем, кто отвечает за городское хозяйство и его функционирование. Причем по мере роста городов растут и эти проблемы.

В первую очередь это транспортная и коммунальная инфраструктуры, состояние жилья, электро-, теплоэнергия, водоснабжение, канализация, социальные учреждения: школы, больницы, профилактические центры. Наконец, это воздействие города на окружающую среду.

Алматинцы, например, в мае этого года уже познакомились с таким бичом крупных городов, как пожар на свалке мусора в Карасайском районе близ городской границы. Тогда он вызвал самую настоящую панику. А ведь мы даже не знаем, сколько этих мусорных полигонов вокруг города.

– Не менее острыми всегда становятся и социальные проблемы, – говорит Артем Данков. – Бедность, стихийная застройка, нагрузка на инфраструктуру, гипертрофированное экономическое и политическое значение – все это, как правило, в странах региона концентрируется в одной или двух точках, за исключением Казахстана, где существуют три крупных города. Я имею в виду еще и Шымкент.

В остальных странах и регионах эта тенденция порою бывает гипертрофирована. Основные противоречия, по мнению Данкова, сосредоточены на пути устойчивого развития огромных городских агломераций. Но это не только вызовы, но и возможности, с которыми крупные города имеют дело. Например, концентрация потребления новых стандартов качества жизни, ВВП на душу населения, покупательская способность. К примеру, в Алматы она ужена уровне Москвы.

Любопытно: продолжительность жизни, по статистике, в южной столице Казахстана на три года выше, чем в среднем по стране. А если брать некоторые регионы с не очень хорошей экологической ситуацией, то разница – шесть лет. Сам факт, что вы проживаете в крупном городе, даёт вам несколько лишних лет жизни. В современном мире это дорогого стоит. Понятное дело, это сопровождается растущим неравенством в качестве и условиях жизни.

Пространство чужих

– Мы понимаем, что люди, живущие в центре, очень сильно отличаются от тех, кто живет на окраинах. Сами окраины могут быть богатыми и бедными, – начала своё выступление Ирина Скалабан, социолог из Новосибирского технического госуниверситета. – Мы все понимаем, что город имеет свою совершенно конкретную специфику, которая делает факторы миграционные и этнические чрезвычайно значимыми.

При этом из уст Ирины Скалабан прозвучало довольно неожиданное, но, похоже, верное утверждение:

– Город – это всегда изначально, а современный город особенно, – пространство чужих. То есть те самые тесные связи, когда мы говорим о своих, которые для сельской местности являются почти доминирующими, когда мы знакомы и знаем всех, в городе приобретают совершенно иные характеристики.

То есть в данном случае город – это пространство тех, кого мы мало знаем или не знаем вообще. Интересная мысль и для многих, уверены, непривычная. Это в корне противоречит другой концепции города, высказанной в ходе дискуссии казахстанским экспертом Расулом Рысмамбетовым:

– А для меня город – это коммуна или совокупность ряда коммун, кварталов, то есть свой район. И это не только для молодёжи, но и для взрослых людей. К сожалению, в последнее время Алматы захлебнулся потоком мигрантов, как внешних, так и внутренних, и самый культурный город страны перестал «цивилизовывать». Он уже как бы не способен тянуть вверх.

Фактически подтвердив это заключение, любопытные статистические данные привёл Артем Данков:

– Есть очень интересный доклад о доле арендного жилья. Одно из крупных агентств недвижимости проводило такое исследование: доля арендного жилья в Астане – 43%, в Алматы – 34%, в Шымкенте – 25%, притом что ещё в 2006 году эти цифры были гораздо ниже: для Астаны – 13%, для Алматы, Шымкента – 6%. Фактически в крупных городах от 30 до 40% жителей арендуют своё жильё, не являются собственниками и не могут его приобрести.

Тоже следствие урбанизации? Общую минорную атмосферу дискуссии попытался развеять Вячеслав Додонов, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК.

– Тезис о стремительной урбанизации для нас пока не актуален, – считает он. – Возьмём обычную статистику: по численности городского населения в 2004 году в Казахстане было 57% и сейчас примерно тоже 57-58%. У нас фактически не имеет места рост численности городского населения, то есть урбанизации в Казахстане как таковой нет.

Вместо нее, по мнению Додонова, идет процесс, характерный для слаборазвитых стран мира, когда в небольших государствах – азиатских, африканских – есть, как правило, всего 1-2 точечных центра развития городского типа. В эти центры со всей страны стягиваются люди банально в поисках пропитания.

– У нас в Казахстане существует примерно такая же модель, хотя, может, она не соответствует мировым тенденциям, не так красиво для стремления влиться в топы передовых или ещё в какие-то рейтинги.

Что же касается рейтингов и характеристик городов, то, как уточнил эксперт, всё-таки классическое определение мегаполиса – это города, городские агломерации с численностью более 10 миллионов населения. В настоящее время в мире таких 33. Понятно, что на всем евразийском пространстве такой город только один, это Москва.

Быть может, кого-то это огорчит, но Алматы ещё далеко не мегаполис, как его любят называть некоторые журналисты. Но нужны ли нам мегаполисы, скажем, типа Шанхая? Думается, не очень. Однако мир почему-то стремится именно к таким вот гипертрофированным формам общежития и нам выбирать, как это бывает слишком часто, просто не придётся.

Сергей Козлов

Источник: АиФ

Почему сельчане рвутся в большие города, объяснили эксперты

В мире доля городского населения уже превышает половину – 55% жителей живут в городах.

Сельское население продолжает перетекать в города — это характерно не только для Казахстана, но и для всего мира. Большие города дают массу новых возможностей, но они же таят и большие проблемы. В мегаполисах заметнее социальное расслоение, зато эти же города дают несколько лишних лет жизни.

Об этом говорили эксперты на прошедшем накануне круглом столе «Роль мегаполисов в интеграционных процессах на евразийском пространстве».

Абсолютным лидером роста в Центральной Азии стал Нур-Султан

Эдуард Полетаев, руководитель общественного фонда «Мир Евразии», отметил, что процесс урбанизации (в мировом понимании) в Казахстане идет уже давно. Развивают центры экономического роста: Нур-Султан, Алматы, Шымкент и Актобе должны стать городами-хабами национального уровня. Причем первые три уже получили статус миллионников.

Мировая урбанистика считает крупные города и агломерации более эффективными и перспективными в экономическом плане. Сейчас

в городах все больше скапливается человеческий потенциал, а в сельской местности все острее ощущается недостаток кадров

— Большой интерес представляет опыт тех городов Евразии, которые решают проблемы перспективного развития мегаполиса. Партнерство между городами носит взаимовыгодный характер. В общем и целом оно способствует формированию общего экономического пространства, а значит, продвигает весь ЕАЭС по пути интеграции, — сказал Полетаев.

Рост крупных городов продолжится как в мире, так и в Центральной Азии. При этом список постоянно меняется.

— К 2025 году треть крупнейших городов мира, которых сейчас порядка 600, выйдет из списка и заменится новыми, в основном китайскими. Население крупных городов Центральной Азии также растет достаточно быстро. Абсолютным лидером роста (более чем в 3 раза) стал Нур-Султан.

В Алматы уже больше людей, чем в Брюсселе или Милане,

— заявил Полетаев.

На Алматы приходится треть потребительских расходов в республике

Артем Данков, директор Института Конфуция Томского государственного университета, остановился подробнее на центральноазиатских трендах.

За 30 лет с момента распада Советского Союза население Центральной Азии выросло на 40%

Хотя рост проходил неравномерно. Темпы крупных городов значительно выше, чем у остальных населенных пунктов. В последних население увеличилось более чем в полтора раза. А именно в крупных городах — в 2-4 раза.

При этом до 40% экономического роста в Центральной Азии приходится именно на крупные города. Еще 40% — на экспорто-ориентированные сырьевые регионы, а оставшиеся 20% – вся остальная территория.

— Мы находимся на переломном этапе. В Центральной Азии численность городского населения максимально приближается к 50 процентам, — считает Данков.

В мире доля городского населения уже превышает половину – 55% жителей живут в городах. Доля городов-миллионеров в общегородском населении Казахстана уже почти 40%.

Статистики прогнозируют, что в ближайшие 7-10 лет она приблизится к половине

На крупные города приходится от 30% до 50% потребления в своих странах.

— В июне я посмотрел статистику:

Алматы даже при населении в 1 млн 800 тыс. осуществляет 30% потребительских расходов

По данным 2018 года, в Ташкенте при 8% от общего населения Узбекистана сконцентрировано 27% потребительских расходов. Статистика Туркменистана говорит, что на 2016 год 52% потребительских расходов приходятся на Ашхабад. Учитывая, что население столицы — это 20% жителей страны, — заявил Данков.

Даже продолжительность жизни в мегаполисах выше

В крупных городах есть и свои проблемы.

— Социальные проблемы – бедность, стихийная застройка, нагрузка на инфраструктуру и гипертрофированное экономическое и политическое значение – все концентрируется в одной-двух точках. За исключением Казахстана, где существует три крупных города, — сказал Данков.

Есть еще целый список проблем, характерных для всех развивающихся городов (но прежде всего в Азии).

— Это инфраструктура, транспорт, жилье, электро-, теплоэнергия, водоснабжение, канализация и пр., а также социальные структуры: школы, больницы, дороги, экология. Вода, деградация почвы, проблема мусора — тоже очень важные моменты, — считает эксперт.

Но наряду с этим большие города — это еще и большие возможности. Например, предоставление новых стандартов качества жизни.

ВВП на душу населения, покупательская способность в Алматы находятся на уровне Москвы

Хотя Данков считает, что в этом случае статистика лукавит. Например, фирма зарегистрирована в Алматы, фактически работает в других регионах, но налоги платит, опять-таки, в Алматы.

По статистике, продолжительность жизни в Алматы на три года выше, чем в среднем по Казахстану. А если брать некоторые регионы с не очень хорошей экологической ситуацией, разница составляет 6 лет.

— Сам факт, что вы проживаете в крупном мегаполисе, дает вам несколько лишних лет жизни. В современном мире это дорогого стоит, — заявил Данков.

Расслоение продолжает расти

Вместе с тем в крупных городах более очевиден разрыв между относительно благополучными и неблагополучными семьями.

По статистике, доля неблагополучных (люди не имеют жилья, постоянного источника дохода, низкий доход на члена семьи) относительно благополучных (имеют собственное жилье, но низкий доход) в Нур-Султане почти 50% процентов. В южной столице немногим меньше — 45% населения.

— При том, что есть люди в Алматы, которые заводят тигров, как домашних животных, потому что могут себе это позволить, — сказал Данков.

Эксперт также привел данные о доле арендного жилья. Цифры он взял не из официальной статистики, а из результатов исследования, проведенного одним из крупных агентств по недвижимости.

Доля арендного жилья:

  • Нур-Султан – 43%,
  • Алматы – 34%,
  • Шымкент – 25%.

— Фактически в крупных городах от 30 до 40 процентов жителей арендуют жилье, не являются собственниками, и не могут его приобрести, — сказал он.

Кроме того,

Массовое строительство инфраструктуры сопровождается неравенством доступа к ней

— Если мы говорим, что крупные города разрастаются, возникает проблема транспортной доступности. Жители отдаленных районов зачастую не могут попасть в центр города или воспользоваться объектами той инфраструктуры только потому что до них далеко ехать, — добавил он.

Данков отметил очень важную тенденцию, которая одновременно является и возможностью, и вызовом: крупные города «молодеют». Вероятно, и не крупные тоже. Доля жителей младше 35 лет в Нур-Султане – 60%, в Алматы – 55%.

Источник: «365 Info»

Романтика и прагматика Мегаполиса

Неужели в будущем мир будет состоять сплошь из мегаполисов?

Ежегодно городское население в мире прирастает на 65 млн человек. Это означает, что человечество строит примерно по городу-миллионнику в неделю. Футурологи уверены, что мир будущего – это мир городов: притягивая людей, они набирают все больший политический, экономический и социальный вес. Но если раньше градообразующую роль играли промышленные предприятия, то в постиндустриальном обществе в центре развития города оказался человек. Теперь город, чтобы быть конкурентоспособным, должен стать привлекательным для людей, которые захотят и смогут его развивать. Повышение комфорта среды и насыщение ее функциями – это то, что решает сложности городского перенаселения. Об этом речь шла в Алматы на заседании международного круглого стола «Роль мегаполисов в интеграционных процессах на евразийском пространстве».

О развитии больших казахстанских городов в своем Послании «Конструктивный общественный диалог – основа стабильности и процветания Казахстана» сказал Президент Касым-Жомарт Токаев. Этому вопросу был посвящен раздел «Управляемая урбанизация и единая жилищная политика».

– Принятые ранее законы «О статусе столицы» и «Об особом статусе города Алматы» сыграли свою позитивную роль, но сегодня нуждаются в совершенствовании. Необходимо расширить компетенции акиматов трех самых крупных городов, в том числе и в области градостроительной политики, транспортной инфраструктуры, формирования архитектурного облика. Большое количество населения городов республиканского значения – это уже не предмет гордости, а основание для обеспокоенности с точки зрения полного обеспечения социально-экономических потребностей жителей. Мы наблюдаем перенаселенность крупнейших городов и в то же время нехватку людских и трудовых ресурсов в таких городах как, например, Павлодар и Петропавловск, где создаются надлежащие условия для приема новых жителей. Правительство должно принять действенные меры по управлению миграционными процессами, – отметил Касым-Жомарт Токаев.

УРБАНИЗАЦИЯ ПОБЕЖДАЕТ

По мнению участников международного круглого стола, в Казахстане уже давно пошел разворот на урбанизацию. Решение проблемы власти до сих пор видели в развитии так называемых центров экономического роста. Нур-Султан, Алматы, Шымкент и Актобе должны стать городами-хабами национального уровня, первые три города уже являются городами-миллионниками.

Политолог и руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев считает, что интеграционные процессы на евразийском пространстве идут не только между странами и регионами. Большую роль в них играют, в частности, мегаполисы – центры разнообразной экономической и социальной активности, сосредоточия культуры, инициаторы объединительных процессов.

– Мировая урбанистика считает крупные города и агломерации более эффективными и перспективными в экономическом плане. С укрупнением мегаполиса связываются надежды на синергетический эффект от его развития для всей страны. Существуют представления, что высокая степень территориальной концентрации населения – это фактор ускорения социально-экономического и научнотехнического прогресса общества. Прежде всего, за счет повышения деловой активности, стимуляции и интенсификации научно-технического общения и обмена информацией между людьми, – отметил он. – В частности, есть известные примеры из Юго-Восточной Азии, например, город-государство Сингапур, или же Гонконг, которые на передовых местах по множеству показателей в различных рейтингах.

В мире заканчивается эпоха экстенсивного освоения территорий, когда конкурентоспособность региона или мощь города определялись, главным образом, по размерам их площади или природным ресурсам. Вместе с этим оказалось устаревшим и сильно сдерживающим реальный процесс перемен понимание развития только как формы индустриализации регионов и городов. Страны переходят к инновационному типу экономики, смысл которого состоит в опоре не столько на природные, сколько на человеческие ресурсы, знания и креативность.

Очевидно, что в городе, тем более – крупном, эти факторы развиты сильнее, чем, например, в сельской местности. Не случайно Елбасы Нурсултан Назарбаев на расширенном заседании политсовета партии «Nur Otan» призвал концентрировать внимание на развитии перспективных сел. По его словам, большие бюджетные средства тратятся на содержание бесперспективных населенных пунктов.

По мнению Эдуарда Полетаева, урбанизация побеждает. В том числе и потому, что креативный человеческий потенциал скапливается в городах, а в сельских поселениях с каждым годом все острее ощущается недостаток кадров. При этом города не забывают о вопросах дальнейшего развития человеческого капитала, организуя инвестиции в креативный класс жителей, создание условий для их удержания, привлечения, дальнейшего развития и работы.

– Партнерство между городами Евразии носит взаимовыгодный характер. В общем и целом оно способствует формированию общего экономического пространства, а значит, продвигает весь ЕАЭС по пути интеграции. Мы видим это по примеру взаимоотношений многих городов в области приграничного сотрудничества России и Казахстана. Например, Омск и Петропавловск, Костанай и Челябинск, Оренбург и Актобе, Атырау и Астрахань – города, которые находятся недалеко друг от друга, взаимодействуя на разных уровнях, – говорит политолог.

СВАЛКИ ВОКРУГ «УМНЫХ» ГОРОДОВ

Еще один тренд – это «умные» города. Одним из важнейших результатов цифровизации должны стать оптимизация времени горожан и более комфортабельная жизнь. Вовлечение жителей в управление городом, изучение IT-технологий и усиленная работа с молодым поколением стали сегодня мировыми трендами. Кроме того, города осознают себя как целостные компании. Интеллектуальные системы помогают городу и жителям взаимодействовать и узнавать больше друг о друге. Город – это не набор функций и сервисов, город – это сервис сам по себе.

К 2025 году треть крупнейших городов мира, которых сейчас порядка 600, выйдет из списка и заменится новыми, в основном китайскими. При этом население крупных городов Центральной Азии также растет достаточно быстро. Абсолютным лидером роста (более чем в 3 раза) стал город Нур-Султан. В Алматы уже больше людей, чем в Брюсселе или Милане.

Эксперты из Новосибирска, который неофициально именуется столицей Сибири, также приняли участие в круглом столе. Как известно, это третий город в России по количеству населения после Москвы и Санкт-Петербурга, ставший в ряд немногих мировых городов-рекордсменов по превращению из небольшого города в миллионник. Декан факультета политики и международных отношений Сибирского института управления – филиала РАНХиГС при Президенте РФ Сергей Козлов отметил, что «цифровизация, умные города, с одной стороны, облегчают жизнь горожанину, а с другой стороны, создают проблемы, с которыми человечество никогда не сталкивалось».

Директор Института Конфуция Томского государственного университета Артем Данков отметил: «Мы находимся на переломном этапе в регионе Центральной Азии, где численность городского населения максимально приближается к 50 процентам. При этом доля городского населения в мире уже превышает половину – 55 процентов жителей живет в городах. Доля населения городов-миллионеров в городском населении Казахстана – уже почти 40 процентов. По прогнозам, эта цифра приблизится к 50 процентам в течение ближайших 7-10 лет».

В этом плане Центральная Азия не сильно отличается от Российской Федерации, где экономический рост также сконцентрирован в крупных мегаполисах: в московской и санкт-петербургской агломерации и регионах нового нефтяного освоения (Тюменская область, ХМАО, Сахалин). На крупные города приходится от 30 до 50 процентов потребления в своих странах.

– В июне я посмотрел статистику: Алматы даже при населении в 1 миллион 800 тысяч осуществляет 30 процентов потребительских расходов. В Ташкенте при населении 8 процентов от общего населения Узбекистана сконцентрировано, по последней статистике 2018 года, 27 процентов потребительских расходов. Нам посчастливилось достать информацию из Туркменистана. Статистика говорит, что на 2016 год 52 процента потребительских расходов – это столица Ашгабат. При том, что население его – это 20 процентов жителей страны, – отметил Артем Данков.

С какими проблемами сталкиваются города? Эта тенденция характерна для всех развивающихся сейчас городов, прежде всего, в Азии. Это инфраструктура, транспорт, коммунальная инфраструктура, жилье, электро-, теплоэнергия, водоснабжение, канализация, социальные структуры (школы, больницы, дороги, экология).

Участники привели в пример свалки вокруг крупных российских городов, для которых сейчас мусорная реформа – притча во языцех. Она вызывает огромное количество локальных и не очень локальных скандалов…

СОВРЕМЕННЫЙ ГОРОД – ПРОСТРАНСТВО ЧУЖИХ?

Оказывается, горожане живут дольше, чем сельчане. Например, продолжительность жизни, по статистике, в городе Алматы на три года выше, чем в среднем по Казахстану. А если брать некоторые регионы с не очень хорошей экологической ситуацией, то разница – 6 лет. Сам факт, что вы проживаете в крупном мегаполисе, дает вам несколько лишних лет жизни.

Еще одна мысль, несколько раз озвученная участниками круглого стола, – городу всегда необходима свежая кровь. В этом плане все миграционные и урбанистические процессы не могут проходить вне миграционных процессов как таковых.

– Я вырос в одном районе и живу до сих пор в нем, только переехал в соседний дом. Большинство людей, живущих в этом месте, друг друга знали – ходили в один детский сад, а затем в одну школу, занимались спортом на одном стадионе. Сейчас же я никого не знаю, в том же доме, в том же районе, в котором я вырос. Это действительно пространство чужих людей, – говорит заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов. – Я себя позиционирую как коренной алматинец, являюсь апологетом городской жизни, люблю мегаполисы, имею опыт проживания в разных городах. Помимо Алматы, это Нур-Султан, Каскелен, Шанхай, Пекин и Цзинань, – признался политолог, L.L.M., директор Центра китайских исследований CHINA CENTER Адиль Каукенов. – Я даже футболку на эту тему надел сегодня. На ней иероглифами написаны по сути строки из гимна китайской текущей урбанизации – «мы разные, но единые в мегаполисе».

По его мнению, в мире есть две точки зрения на взаимоотношения города и села. Одна точка зрения – это доминирование города. Кстати говоря, противопоставление не просто «свой – чужой», а городской и сельский, очень яркое. Например, в Китае однозначно победил город. Есть даже мнение о том, что в Китае город поработил деревню и, выкачивая из нее все соки, добился роста. Президент Евразийской ассоциации франчайзинга, член Общественного совета города Алматы Бекнур Кисиков коснулся актуальной для алматинцев проблемы – вопроса перевода скоростного ограничения на одной из основных алматинских магистралей – проспекте аль-Фараби с 60 до 80 км в час.

По мнению политолога Замира Каражанова, город – это не только территория чужих: «На мой взгляд, город – это территория мифов и фобий. Ксенофобия – это устойчивая фобия крупных городов. Горожане сами создают мифы, которыми пугают друг друга. В том числе мифы о том, что все проблемы от приезжих. Приезжие не лучше и не хуже коренных горожан. Они такие же люди. Даже по статистике, на приезжих приходится 50 процентов преступлений. И от того, что оставшаяся часть преступлений приходится на горожан проще жить не становится. Внимание акцентировать следует не на иногородних, а на мерах по борьбе с преступностью».

Источник: Литер

Этнодеревни бывают, а этномегаполисы – нет

В крупные города переместилась почти вся активность

«Город имеет широкие возможности как для интеграции, так и для сегрегации», — подчеркнула социолог Ирина Скалабан (НГТУ) в ходе совместного заседания экспертного клуба ОФ «Мир Евразии» и «Сибирь-Евразия». Тема мероприятия называлась «Роль мегаполисов в интеграционных процессах на евразийском пространстве». Тот момент, когда жилые комплексы в мегаполисах стараются отгородиться заборами и шлагбаумами от окружающего пространства, г-жа Скалабан называет «феодализация».

Эдуард Полетаев

«Город – сервис сам по себе. Люди стремятся в те города, где сервиса больше», – отметил Эдуард Полетаев, модератор экспертного клуба. «Партнерство между городами, как правило, носит взаимовыгодный характер», – другой его тезис. В XXI веке произошел разворот от стран к крупным городам и агломерациям. Сегодня именно они выступают локомотивами почти всех главных процессов. Вот и в Казахстане еще в 2012 году государственное руководство заявило об усилении внимания к городам-миллионникам. Современный Алматы по численности населения обгоняет Милан и Брюссель.

В ходе дискуссии быстро возникла тема денег и богатства в контексте взаимодействия городов. До девальвации тенге в 2015 году Алматы и Бишкек контактировали очень активно. Но когда у алматинцев денег стало меньше, степень притяжения между двумя мегаполисами заметно ослабла. В первую очередь это видно по человеческому потоку между городами-соседями. В общем, богатство и экономический рост сильно содействуют интеграции.

Артем Данков, директор Института Конфуция ТГУ, обратил внимание на то, что доля городского населения в Центральной Азии с 1989 по 2019-ый год увеличилась с 44 до 50%. При этом население Нур-Султана выросло в 4 раза, Шымкента в 3 раза и Бишкека в 2 раза. Если сфокусироваться на Казахстане, то здесь 40% потребительских расходов приходится на крупные города, 40% на экспортные сырьевые регионы и 20% на всех остальных. Для сравнения: город Ашхабад дает 50% потребительских расходов Туркменистана при 20% населения страны.

Проблемами крупных городов ЦА выступают дефицит инфраструктуры, экология, социальные проблемы и само гипертрофированное экономическое и политическое значение крупных городов. Мегаполисы молодеют. В Нур-Султане доля людей младше 35 лет составляет 60% населения, в Алматы – 55%. При этом доля неблагополучных и относительно неблагополучных в столице Казахстана достигает 50% населения, а в южной столице – 45%.

В Нур-Султане за 30 лет доля титульного этноса в структуре горожан увеличилась с 19 до 79%, в Бишкеке с 23% до 74%, а в Ашхабаде с 51% до 85%.

 Ирина Скалабан

«Город – это пространство «чужих», «инаковости», – акцентирует Ирина Скалабан. Новосибирск – это первый по численности населения город в азиатской части России. При этом его население растет (у Омска, например, уменьшается). Новосибирск долгое время являлся фактически моноэтническим русским городом, что создало проблемы, когда в ходе миграции постсоветских лет его этнический состав стал меняться. Сегодня в Новосибирске русские составляют 87% горожан. «Дискурс этничности в крупных городах заново актуализировался, – сообщила социолог. – Межэтническая и межрелигиозная напряженность «не бьются» между собой».

«Новосибирск откусил большой кусок от этнопирога и не ясно, как он его переварит», – отметила г-жа Скалабан. Место, где живут люди – главное место напряженности. Поэтому в «спальниках» конфликтов больше, чем в центре города. «У мигрантов идет адаптация к месту, но не к сообществу», – указала эксперт. Если адаптация может быть однонаправленной, то интеграция – это всегда двунаправленный процесс. Старые горожане недовольны иноэтничными новичками за то, что те «ходят группами, громко разговаривают, говорят не по-нашему».

Мегаполисы, помимо всего прочего, это центры притяжения миграции.

«Процессов изучения города в Казахстане я практически не наблюдаю», – сообщила Гульмира Илеуова, социолог. Что касается евразийского пространства, то на нем самый большой интеграционный потенциал она видит у Москвы. «Москва – это не город, это страна», – заметил по поводу российской столицы журналист Сергей Козлов.

Российские города, в том числе сибирские, активно и эффективно конкурируют с казахстанскими вузами за абитуриентов. Теперь в конкуренцию включилось еще и китайское направление. Китаевед Адиль Каукенов уже видит положительные плоды от данного процесса. Многие казахстанские вузы исходят из концепции «студент создан для того, чтобы вузу было хорошо». Теперь от такого подхода приходится отказываться, да и цены в 940 тысяч – 1 млн тенге за курс трудно назвать разумными.

Отдельным блоком дискуссии стало отношение города и села. В Китае город фактически поработил деревню, в Иране село давит на город кодексом поведения, в США город доминирует над селом. «В Казахстане явный перевес в сторону аула – считает г-н Каукенов. – Пропагандируется сакрализация аула как высшей точки развития морали».

«Когда мы адаптируем франшизы, то петербургская, московская и новосибирская модель отличаются, потому что ментальность отличается», – обратил внимание Бекнур Кисиков, президент Евразийской и Казахстанской ассоциаций франчайзинга.

Расул РЫСМАМБЕТОВ

«Для меня город – это совокупность коммун», – поделился своим видением Расул Рысмамбетов, финансовый консультант. «Алматы сейчас сильно эксплуатирует область», – подчеркнул эксперт. Г-н Рысмамбетов против ситуаций, когда город хищнически работает с окружающей его территорией, «выжимая» ее досуха. «Хотелось бы сделать города квинтэссенцией культуры и образования», – заключил он.

Политолог Замир Каражанов сосредоточился на том, что потребительская способность в городах всегда более высокая, чем у сельской местности. Но здесь люди тоже живут в своих мифах и стереотипах, которые не всегда совпадают с реальностью. «Город болезненно реагирует на проблемы преступности и безопасности», – отдельно выделил эксперт.

Экономист Вячеслав Додонов считает, что урбанизация для Казахстана не актуальна. Скорее речь идет о «мегаполисизации, когда в два-три центра на всю страну стекаются люди с целью пропитания». В современном мире 33 города с населением свыше 10 млн человек и именно с ними в первую очередь связаны товары, услуги, деньги, рабочая сила. «Мегаполисы – наиболее динамично развивающаяся часть мировой экономики, ВВП в них в разы выше, чем в среднем по стране», – указал г-н Додонов.

Сергей Домнин, главный редактор журнала «Эксперт Казахстан», видит два уровня интеграции между городами на евразийском пространстве. Первый составляют главные мегаполисы в лице Москвы – Нур-Султана – Санкт-Петербурга – Алматы, а второй уровень формируется приграничными городами, находящимися на сравнительно близком друг к другу расстоянии. Взаимодействие между городами, и в первую очередь мегаполисами, сильно зависит от того, как будет развиваться сам Евразийский союз.

«Мультикультурализм – это преимущество города. Практически универсальные структуры города и структуры проживания, – отметил Рустам Бурнашев, политолог. – Города в культурном плане мощный ресурс интеграции».

Источник: ZONAkz

Города Центральной Азии в цифрах: Спрос на аренду жилья растет, экология ухудшается

«Население Алматы 1,8 млн человек. Они осуществляют 30% потребительских расходов. В Ташкенте при населении 8% от общего населения Узбекистана, сконцентрировано, по последней статистике 2018 года, 27% потребительских расходов.

В Туркмении на 2016 год 52% потребительских расходов — это столица Ашхабат. Притом что население его это 20% жителей страны», — заявил к.и.н., директор Института Конфуция Томского государственного университета Артем Данков, выступая на мероприятии «Роль мегаполисов в интеграционных процессах на евразийском пространстве».

StanRadar.com приводит выдержку из выступления эксперта:

«За 30 лет с момента распада Советского Союза население центральноазиатского региона выросло на 40%, но этот рост носил неравномерный характер. Мы провели небольшое статистическое исследование. Мы видим, что помимо традиционных аграрных районов, промышленных центров, лидерами среди роста населения являются крупные мегаполисы.

Темпы роста крупных городов Центральной Азии значительно превышают темпы роста прилегающих областей и регионов. Рост населения сопровождается урбанизацией. Мы находимся на переломном этапе в регионе Центральной Азии, где численность городского населения максимально приближается к 50%.

Сложно говорить, когда конкретно это произойдет или уже произошло – в этом году или в начале следующего года. При этом доля городского населения в мире уже превышает половину – 55% жителей живет в городах.

Численность городского населения региона, несмотря на миграционный отток, за этот период увеличилось больше, чем на 50%. При этом население крупных городов увеличилось в 2-4 раза.

Рост больших городов приводит к формированию мегаполисов. Небольшая статистическая информация: доля населения городов-миллионеров в городском населении Казахстана – уже почти 40%. По прогнозам статистиков, эта цифра приблизится к 50% в течение ближайших 7-10 лет».

До 40% экономического роста в странах Центральной Азии приходится на крупные города, еще 40% – это сырьевые регионы, ориентированные на экспорт, оставшиеся 20% – вся остальная территория стран Центральной Азии. 

«В этом плане Центральная Азия не сильно отличается от Российской Федерации, где экономический рост также сконцентрирован в крупных мегаполисах.

В июне я посмотрел статистику: Алматы даже при населении в 1 миллион 800 тысяч осуществляет 30% потребительских расходов. В Ташкенте при населении 8% от общего населения Узбекистана, сконцентрировано, по последней статистике 2018 года, 27% потребительских расходов.

Нам посчастливилось достать информацию из Туркменистана. Статистика говорит, что на 2016 год 52% потребительских расходов — это столица Ашгабат. Притом что население его это 20% жителей страны. Это новые стандарты жизни, понятно, что есть здесь и креативные индустрии, но сегодня имеется в виду в основном образование, трудоустройство, потребление и т.п.

С какими проблемами сталкиваются города? Это тенденция характерна для всех развивающихся сейчас городов, прежде всего, в Азии. Это инфраструктура, транспорт, коммунальная инфраструктура, жилье, электро-, теплоэнергия, водоснабжение, канализация, социальные структуры: школы, больницы, дороги, экология.

Социальные проблемы – бедность, стихийная застройка, нагрузка на инфраструктуру и гипертрофированное экономическое и политическое значение – все концентрируется в одной или двух точках, за исключением Казахстана, где существует три крупных города. В остальных странах, регионах эта тенденция слишком отмечена.

Основные противоречия, на мой взгляд, находятся на пути устойчивого развития… Это вызовы и возможности, с которыми крупные города имеют дело. Первое – концентрация, потребления новых стандартов качества жизни. ВВП на душу населения, покупательская способность в Алматы находится на уровне Москвы.

Понятное дело, здесь статистика лукавит. Это связано и с налогоплательщиками, которые зарегистрированы в Алматы, также как и в Москве, которые свою хозяйственную деятельность осуществляют в других регионах, но налоги платят в конкретном городе…

Продолжительность жизни, по статистике, в городе Алматы на три года выше, чем в среднем по Казахстану. А если брать некоторые регионы с не очень хорошей экологической ситуацией, то разница – 6 лет. Сам факт, что вы проживаете в крупном мегаполисе, дает вам несколько лишних лет жизни. В современном мире это дорогого стоит. Понятное дело, это сопровождается растущим неравенством. Буквально вчера я посмотрел очень интересный доклад о доле арендного жилья.

Одно из крупных агентств недвижимости проводило такое исследование».

Доля арендного жилья в Астане – 43%, в Алматы – 34%, в Шымкенте – 25%, притом, что еще в 2006 году эти цифры были гораздо ниже: для Астаны – 13%, для Алматы, Шымкента – 6%. Фактически в крупных городах от 30 до 40% жителей арендуют свое жилье, не являются собственниками и не могут его приобрести.

«Еще очень интересное статистическое исследование, с которым мы познакомились, это доля относительно благополучных и неблагополучных семей в различных регионах. Мы смотрели по Казахстану. Как ни странно, в крупных городах этот разрыв наиболее очевиден.

По статистике, доля неблагополучных (люди не имеют жилья, постоянного источника дохода, у них низкий доход на члена семьи), относительно благополучных (имеют собственное жилье, но имеют низкий доход) для Астаны это почти 50%, для Алматы 45% населения.

Массовое строительство инфраструктуры сопровождается неравенством доступа к этой инфраструктуре. Если мы говорим, что крупные города разрастаются, то возникает проблема транспортной доступности, и жители отдаленных районов зачастую не могут попасть в центр города или не могут воспользоваться объектами той инфраструктуры только потому, что до них далеко ехать.

Наблюдается в крупных городах также изменение этнического состава, сопровождающегося наличием крупных этнических групп. Даже для миллионника 10-20-30%– это сотни тысяч людей, это вопрос их интеграции в общество, как они будут трудоустроены, вопрос языка и социального обеспечения и т.п.

Ну и очень важная тенденция, которая является с одной стороны возможностью, с другой стороны – вызовом, это, конечно, то, что мегаполисы молодеют. Опять же мы посмотрели последнюю статистику: доля жителей младше 35 лет в Астане – 60%, в Алматы – 55%. Понятное дело, это сопровождается сложностями трудоустройства».

Материал предоставлен организаторами мероприятия

Источник: StanRadar.com

Проблемы у постсоветских мегаполисов общие

Кто будет задавать тренд в Казахстане – город или село, и что интереснее – китайский опыт, где наблюдается явная победа города над селом, или иранский, где сельские традиции еще сильны?

В конце августа в Алматы состоялось заседание международного круглого стола на тему «Роль мегаполисов в интеграционных процессах на евразийском пространстве», где казахстанские эксперты из Южной столицы, а также российские из Новосибирска и Томска обсуждали проблематику партнерства между городами бывшего СССР и связанными с этим проблемами и перспективами. Мероприятие было организовано ОФ «Мир Евразии» из Казахстана и экспертным клубом «Сибирь-Евразия», представляющим российский Новосибирск. Эксперты пришли к выводу, что долгосрочный тренд на урбанизацию и рост городов порождает для государств Евразии необходимость модернизации инфраструктуры, решения социальных и экологических проблем, что требует координации их совместных политик в соответствующих областях.

По мнению казахстанского политолога Эдуарда Полетаева, к настоящему времени в мире заканчивается эпоха экстенсивного освоения территорий, когда конкурентоспособность региона или мощь города определялись, главным образом, по размерам их площади или природным ресурсам. «Страны переходят к инновационному типу экономики, смысл которой состоит в опоре не столько на природные, сколько на человеческие ресурсы, знания, креативность, — сказал он. —  Очевидно, что в городе, тем более — крупном, эти факторы развиты сильнее, чем, например, в сельской местности. Не случайно Елбасы Первый Президент Нурсултан Назарбаев на расширенном заседании политсовета партии Nur Otan призвал концентрировать внимание на развитии перспективных сел. По его словам, большие бюджетные средства тратятся на содержание бесперспективных населенных пунктов».

По данным политолога, в Казахстане уже давно пошел разворот на урбанизацию. Решение проблемы власти видят в развитии так называемых центров экономического роста. Нур-Султан, Алматы, Шымкент и Актобе должны стать городами-хабами национального уровня, первые три города уже являются городами-миллионниками. В этих обстоятельствах, для определения эффективного развития интеграционных процессов, большой интерес представляет опыт тех городов Евразии, которые решают проблемы перспективного развития мегаполиса, перехода к новому социокультурному укладу и организации пространства. Рассмотрение данного опыта позволяет говорить о наличии процессов урбанизации, направленных на достижение гармонии во взаимоотношениях между властью и населением, развития человеческого капитала и вложения инвестиций.

«Темпы роста крупных городов Центральной Азии значительно превышают темпы роста прилегающих областей и регионов, — отмечет директор Института Конфуция Томского государственного университета Артем Данков. —  Понятное дело, рост населения сопровождается урбанизацией. Мы находимся на переломном этапе в регионе Центральной Азии, где численность городского населения максимально приближается к 50 процентам».

Специалист поделился небольшой статистической информацией: доля населения городов-миллионеров в городском населении Казахстана – уже почти 40 процентов. По прогнозам статистиков, эта цифра приблизится к 50 процентам в течение ближайших 7-10 лет. Формируется региональная сеть мегаполисов, крупных агломераций, которые концентрируют экономический рост. До 40 процентов экономического роста в странах Центральной Азии приходится на крупные города, еще 40 процентов – это сырьевые регионы, ориентированные на экспорт, оставшиеся 20 процентов – вся остальная территория стран Центральной Азии. В этом плане Центральная Азия не сильно отличается от Российской Федерации, где экономический рост также сконцентрирован в крупных мегаполисах: в московской и санкт-петербургской агломерации и регионах нового нефтяного освоения (Тюменская область, ХМАО, Сахалин). На крупные города приходится от 30 до 50 процентов потребления в своих странах. Алматы даже при населении в 1 миллион 800 тысяч осуществляет 30 процентов потребительских расходов. В Ташкенте при населении 8 процентов от общего населения Узбекистана, сконцентрировано, по последней статистике 2018 года, 27 процентов потребительских расходов. Это новые стандарты жизни, понятно, что есть здесь и креативные индустрии, но сегодня имеется в виду в основном образование, трудоустройство, потребление и т.п.

«С какими проблемами сталкиваются города? Это инфраструктура, транспорт, коммунальная инфраструктура, жилье, электро-, теплоэнергия, водоснабжение, канализация, социальные структуры: школы, больницы, дороги, экология, — подчеркивает Артем Данков. — Наблюдается в крупных городах также изменение этнического состава, сопровождающегося наличием крупных этнических групп. Даже для миллионника 10-20-30 процентов – это сотни тысяч людей, это вопрос их интеграции в общество, как они будут трудоустроены, вопрос языка и социального обеспечения и т.п. Ну и очень важная тенденция, которая является с одной стороны возможностью, с другой стороны – вызовом, это, конечно, то, что мегаполисы молодеют. Опять же мы посмотрели последнюю статистику: доля жителей младше 35 лет в Астане – 60 процентов, в Алматы – 55 процентов. Понятное дело, это сопровождается сложностями трудоустройства. Для России эта проблема тоже характерна. У нас почти 3 миллиона людей, которые ничем не занимаются, не обучаются и не трудоустроены».

«В мире есть две точки зрения на взаимоотношения города и села, — заметил директор Центра китайских исследований CHINA CENTER Адиль Каукенов. — Одна точка зрения – это доминирование города. Кстати говоря, противопоставление не просто «свой — чужой», а городской и сельский, оно очень яркое. Кто для государства в приоритете? Есть пример Китая. В этой стране однозначно победил город. Слышал даже мнение о том, что в Китае город поработил деревню, и, выкачивая из нее все соки, добился роста.

Яркий пример другой точки зрения – ситуация в Иране. Там можно услышать, что, наоборот, сельский религиозный Иран навязал свою идеологию и мысль городу. Заметьте, городские иранки носят платок так, что он держится у них на честном слове – все практически открыто, тем самым, они противопоставляют себя традициям. У нас в Казахстане к урбанизации, к городу отношение двойственное. Необходимо определиться: понимаем ли мы мировоззрение нового горожанина, кто будет задавать тренд – город или село, и что для нас интереснее – китайский опыт, где наблюдается явная победа города над селом, или иранский?»

Цифровизация, умные города, с одной стороны облегчают жизнь горожанину, а с другой стороны создают проблемы, с которыми человечество никогда не сталкивалось, подчеркнул декан факультета политики и международных отношений Сибирского института управления Сергей Козлов. «Задача экспертного сообщества, к которому мы принадлежим, попытаться осмыслить эти проблемы, сформировать рекомендации или общие подходы для решения, — сказал он. — Ровно потому, что те проблемы, которые стоят перед евразийскими мегаполисами (а они быстро растут и стягивают на себя все большее количество населения, в том числе иноязычных и инокультурных мигрантов, социально-экономическую и политическую активность), эти проблемы для пространства, которое было когда-то Советским Союзом, а теперь называется евразийским, по большому счету, общие».

Юлия МАЙСКАЯ

Источник: Интернет-издание SPIK.KZ