Monthly Archives: Февраль 2015

ЕАЭС обладает большим потенциалом для развития общественной дипломатии

В конце февраля в Алматы состоялось заседание экспертного клуба на тему «С друзьями рука об руку: общественная дипломатия интеграции», организованного ОФ «Мир Евразии», в котором приняли участие известные казахстанские политологи, экономисты и журналисты.
Эксперты отметили, что сегодня для интеграционного успеха большие перспективы имеют коммуникативные технологии. Их стратегическое назначение можно усматривать в создании позитивного образа интеграционного объединения, в знакомстве с перспективами его экономического развития, возможностями для вложения инвестиций, а также в выработке четких алгоритмов распределения ролей, преодолении конфликтных ситуаций. Поэтому выражение «общественная дипломатия» широко употребляется и в интеграционном контексте. С развитием экономической глобализации мир проявляет огромный интерес к общественной дипломатии, а рост транспортных коммуникаций и интернета предоставляют возможность более активного участия в ней. Общественный диалог, организованный на основе совместного понимания целей и задач ЕАЭС, приводит к сближению народов, которые больше узнают друг о друге, создают совместные бизнес проекты.
В настоящее время ЕАЭС располагает огромным потенциалом для развития общественной дипломатии. Участники евразийских интеграционных процессов все более наращивают свое присутствие в Интернете, предоставляют возможность следить за актуальными событиями в социальных сетях, распространяют информацию как в традиционных СМИ стран-участников, так и в государствах-партнерах. Проводятся мероприятия в форме визитов делегаций, конференций, семинаров, лекций и дискуссий, различных молодежных инициатив. Ряд мероприятий конкретно ориентирован на университетскую аудиторию. Многие виды такой деятельности имеют диалоговый характер, что позволяет устанавливать новые и расширять традиционные контакты, создать почву для реализации целого ряда взаимовыгодных проектов, заинтересовать другие страны возможностями сотрудничества с ЕАЭС.

Эксперты о событиях, не вошедших в рейтинг становления евразийского пространства

Компании «МКР-Медиа» по инициативе Комитета по делам СНГ и формированию Единого экономического пространства «Деловой России» совместно с Центрально-азиатским экспертным клубом «Евразийское развитие» подготовили«Рейтинг событий, влияющих на становление евразийского пространства». Опрошенные эксперты также рассказали о событиях, не вошедших в рейтинг становления евразийского пространства.

ПОЗИТИВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

СОБЫТИЕ:

«Доклад Евразийского банка развития о мобильности пенсий».

Эдуард ПОЛЕТАЕВ

«В докладе говорится, что мобильность пенсий является залогом успешного функционирования ЕАЭС, тем более, что свобода передвижения рабочей силы – одна из заявленных «четырех свобод» Союза. Мобильность пенсий – серьезная проблема в силу больших различий пенсионных систем стран ЕАЭС. К примеру, мужчины в Казахстане на пенсию выходят в 63 года, тогда как в России – в 58 лет. Поэтому у ряда людей предпенсионного возраста формируются миграционные настроения, направленные на то, чтобы получить затем гражданство государства, чтобы получать пенсию раньше. Кроме того, есть существенные различия в системах социального обеспечения, особенно если сравнивать выгодные для людей в этом отношении Россию и Беларусь с Арменией и Кыргызстаном, который вступит в ЕАЭС в мае. Поэтому необходимо скоординироваться по этому вопросу, договориться о зачете пенсионных обязательств, тем более что в рамках ЕАЭС трудовой миграции из страны в страну подвержены несколько миллионов человек».

 СОБЫТИЕ:

«Заявление о возможном вступлении Узбекистана в ЕАЭС вместе с Таджикистаном в 2015 году».

Умед МАНСУРОВ

«Конечно, это попытка выдать желаемое за действительное. Об этом пока говорить рано. Ислам Каримов ранее заявлял о том, что вступление Узбекистана в ЕАЭС приведет к потере его экономического суверенитета. Поэтому, скорее всего, речь идет о возможном вхождении Республики в зону свободной торговли. Таджикистан пока также изучает нормативную базу.

Несмотря на преждевременность разговоров о возможном вступлении этих стран в ЕАЭС, у населения эти сообщения вызвали в целом положительную реакцию. Может быть на это они и были рассчитаны».

Позицию Умеда Мансурова поддерживает Дмитрий МАЛЫШЕВ: «Узбекистан является ключевым государством ЦАР, находящимся в центре региона. Он имеет мощную экономическую базу, через него проходит большое количество транспортных и торговых путей. Поэтому его возможное присоединение к ЕАЭС будет иметь большое значение для этой структуры».

СОБЫТИЕ:

«Посол Ирана Мехди Санаи заявил, что рассчитывает подписать в 2015 году контракт или меморандум о взаимопонимании с Евразийским экономическим союзом».

Умед МАНСУРОВ

«К Ирану у Республики Таджикистан особое отношение в силу общности языка и культуры между народами. Поэтому позиция Ирана в этом вопросе очень важна для Таджикистана».

СОБЫТИЕ:

«В ноябре 2014 года была подготовлена «дорожная карта» для евразийской интеграции Таджикистана».

Дмитрий МАЛЫШЕВ

«Таджикистан является стратегическим партнером РФ в Центральной Азии, на его территории находится один из наиболее важных российских военных объектов – 201-я дивизия. В целом интеграция РТ в евразийский проект может иметь только позитивные последствия».

СОБЫТИЕ:

«Вице-премьер Аркадий Дворкович заявил, что страны Евразийского экономического союза будут выведены из-под запрета на импорт товаров машиностроения для госнужд».
Александр ПЕТРУШИН

«Это важное, хоть и недостаточное действие для формирования технологического суверенитета Евразийского союза».

 СОБЫТИЕ:

«Введен запрет на въезд в Россию из стран СНГ без загранпаспортов, а также обязательный экзамен по русскому языку» (Событие попало в рейтинг негативных событий, но эксперт увидела в нем позитивные аспекты).
Юлия ЯКУШЕВА

«Данная мера предполагает особенные преференции в пребывании и трудовой деятельности на территории России для граждан ЕАЭС. Это создает дополнительные весомые аргументы в пользу присоединения к евразийскому проекту для стран СНГ, экономики которых зависимы от доходов трудовых мигрантов в РФ».

НЕГАТИВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

 СОБЫТИЕ:

«Игорь Шувалов высказался о неизбежности введения единой валюты в ЕАЭС в течение 5-10 лет».
Алексей ПОРТАНСКИЙ

«Региональной интеграции решительно противопоказаны всякие попытки ускорить процесс с перескакиванием через этапы. Это неоднократно и убедительно доказал опыт европейской интеграции. К сожалению, учиться на чужих ошибках не всегда удается. Напомню, что в ЕС единая валюта появилась лишь спустя 42 года после учреждения таможенного союза (Римский договор 1957 г.). У нас договор о таможенном союзе был подписан в 2007 г. Если даже взять предельный срок по прогнозу Игоря Шувалова – 2024 год, то получится, что мы создадим валютный союз за 17 лет, т.е. в 2,5 раза быстрее, чем в ЕС. И это при том, что в Европе все-таки речь шла об интеграции между развитыми рыночными демократиями с работающими институтами, чего не скажешь о государствах-членах ЕАЭС. Опускаем нынешние известные разногласия экономического характера внутри ЕАЭС. Вот почему прогноз уважаемого первого вице-премьера, с экспертной точки зрения, не выглядит убедительным».

Алексея Портанского фактически поддерживает Юлия ЯКУШЕВА: «Интеграция внутри ЕАЭС проходит поэтапное развитие в соответствии с системой среднесрочного планирования. Стороны настроены на углубление сотрудничества и формирование общих правил игры в том числе в финансовом секторе. Правда, в настоящее время данное предложение скорее является благим пожеланием со стороны России, другие страны ЕАЭС не спешат строить долгосрочных прогнозов.

Поэтому эта новость одновременно можно отнести и к негативным событиям. Она скрывает за собой несогласованность позиций по ряду принципиальных вопросов и  продолжающийся процесс «притирки» между странами ЕАЭС».

СОБЫТИЕ:

«Центральный банк России обязал банки усилить контроль над операциями с участием компаний из Казахстана».
Эдуард ПОЛЕТАЕВ

«Многими экспертами в Казахстане это было воспринято как проявление недоверия к финансовым системам стран-партнеров. Нужно понимать, что ТС и ЕАЭС работают довольно непродолжительное время, еще нужен опыт притирки бизнеса, а если сравнивать суммы выявленных фиктивных сделок и реального товарооборота, то мощь последнего несопоставима. Вряд ли стоит думать, что казахстанские банки имеют острое желание к отмыванию денег, они законопослушны и трепетно относятся к требованиям отечественного регулятора. Сейчас речь должна идти не только о банках, но и об эффективной работе наднациональных органов, чьи решения в рамках ЕАЭС должны быть приоритетными, именно на них возложены многие задачи, выполнение которых должно пойти на благо бизнеса стран ЕАЭС».

СОБЫТИЕ:

«Власти Грузии пока не рассматривают вопрос восстановления железнодорожного сообщения через Абхазию в Россию».
Юлия ЯКУШЕВА

«Проблемной зоной ЕАЭС является неразвитая система коммуникаций внутри Союза. Казахстан и Беларусь не имеют общей границы. Армения вообще не имеет границ с ЕАЭС и находится в экономической блокаде. Отсутствие инфраструктурного обеспечения интеграционных связей ставит под сомнение возможность полноценной реализации потенциала ЕАЭС. Поэтому результат усилий по обеспечению железнодорожного сообщения России с Арменией через Абхазию и Грузию будет играть большую роль в дальнейшем развитии Союза».

 СОБЫТИЕ:

«Осложнение обстановки в Афганистане».
Юрий ЦАРИК

«В 2014 году прошли тяжёлые президентские выборы в Афганистане, которые в значительной мере раскололи афганское общество. Сформированная администрация с введённой новой, неконституционной должностью, которую занял Абдулла Абдулла, является довольно шаткой конструкцией, что показал сложный процесс формирования кабинета. На этом фоне резко активизировалась вооружённая оппозиция. Причём, в её рядах всё большее распространение получает транснациональная исламистская идеология, которая снимает табу на действия за пределами Афганистана (именно это табу было главным ограничителем географического ареала активности талибов). Ряд вооружённых отрядов присягнули халифату аль-Багдади. Активизировалась наркопреступность на фоне дальнейшего роста площадей посевов мака. Вооружённая операция в Пакистане по выдавливанию талибов и Аль-Каиды создаёт дополнительное давление.

Всё это негативно отражается на безопасности и стабильности всего региона ЦА, включая Кыргызстан и Казахстан. И будет иметь серьёзные последствия для развития ситуации в ЕАЭС в 2015 году».
Источник: MKR-Media

«МКР-Медиа» разработала рейтинг событий, влияющих на становление евразийского пространства

ейтинг разработан аналитической группой Департамента стратегических коммуникаций компании «МКР-Медиа» под руководством Андрея Хлебникова и Сергея Ширяева по инициативе Комитета по делам СНГ и формированию Единого экономического пространства общественной организации «Деловая Россия» совместно с Центрально-азиатским экспертным клубом «Евразийское развитие» на базе материалов и технологий ИАС «Медиалогия».

Цель подготовки рейтинга – учесть позитивные и негативные факторы формирования единого евразийского политико-экономического пространства, вовлечь в процесс оценки его событий возможно широкий профессиональный состав экспертов, представляющих интересы максимального количества стран-участниц процессов создания ЕАЭС. При этом, помимо учета значимости момента создания Евразийского Союза, конкретная задача разработки и публикации рейтинга – задействовать медийные ресурсы «МКР-Медиа», работающие на постсоветском пространстве, создать на базе компании новые механизмы открытого непредвзятого обсуждения процессов евразийской интеграции, заложить медийное, экспертное и общественное измерение данного процесса, не менее важное, чем экономическое, правовое и дипломатическое.

Общие тренды

Наиболее ярким событием на евразийском пространстве за последнее полугодие стало образование Евразийского экономического союза, пришедшего на смену ЕврАзЭс. Новое интеграционное объединение стало ключевой темой обсуждения в экспертном сообществе и, безусловно, активизировало объединительные процессы не только между странами-членами и странами-кандидатами в ЕАЭС, и государствами, желающими получить выгоду от его образования – так, уже на май следует прогнозировать рассмотрение вопроса о вступлении в Союз Киргизии, серьезную заинтересованность в сближении с ним демонстрирует отказавшийся присоединиться к антироссийским санкциям Израиль.

Вообще, с конца 2014 года фиксировались регулярные высказывания представителей государств и политико-экономических блоков, желающих создать зону свободной торговли с ЕАЭС или декларирующих намерения о налаживании сотрудничества с ним. В частности, о своих намерениях развивать сотрудничество заявили представителя ряда стран АТР, государства Южноамериканского общего рынка (МЕРКОСУР) и некоторые из государств Старого Света.

Под пристальным вниманием аналитиков находился процесс интеграции в ЕАЭС наиболее «молодого» члена Союза – Армении и ближайшего кандидата на вступление в него – Киргизии. Крайне важно, что, несмотря на сложные геополитические и политико-экономические условия, Союз начал создавать «форпосты» на центрально-азиатском и ближневосточном направлениях.

Помимо этого, ЕАЭС дал старт активной нормотворческой деятельности, направленной на формирование единообразия подходов в наиболее важных экономических сферах стран-членов Союза. В частности, усилилась работа по созданию единого налогового, таможенного, торгового законодательств и формированию общих рынков.

Вместе с тем, появление ЕАЭС активизировало и серьезные антагонизмы в виде разного рода комментариев экспертов, аналитических раскладов, прогнозирующих скорые серьезные проблемы для Союза. Прежде всего, констатируется невыгодная внешнеэкономическая конъюнктура. Санкции, дешевая нефть, значимая для «трех китов» ЕАЭС – РФ, Казахстана и Белоруссии, ослабление национальных валют и снижение международных рейтингов обусловили пересмотр сроков реализации ряда ключевых интеграционнообразующих проектов и мероприятий. Более того: разной силы девальвация валют даже создала проблему внутрисоюзных расчетов по уже действующим направлениям взаимодействия.

Сдерживающим развитие интеграционных процессов фактором является и активное противодействие ряда «западных коллег». Не секрет, что страны НАТО, на острие копья которых находятся прибалтийские республики бывшего СССР (а в последнее время все в большей степени – и Украина), пытаются торпедировать ЕАЭС, логично предполагая, что его экономическая база может создать условия для формирования пропорционального самому Североатлантическому альянсу военно-политического потенциала. Поэтому самая активная кулуарная борьба в настоящее время разворачивается на полях потенциальных членов Союза. Попытки «переубедить» Армению, «перекупить» Киргизию или экономически и дипломатически «надавить» на Узбекистан и Таджикистан то и дело проявляются в разного рода дипломатических демаршах и в систематической эскалации значимости отдельных негативных для интеграционных процессов событий.

Внешнеполитическая конъюнктура на постсоветском пространстве, а также экономические трудности заставили отдельных лидеров еще на этапе становления Союза формулировать политико-экономические условия своего будущего членства в ЕАЭС, пытаясь получить преференции для своих государств, хотя эксперты отмечают, что и российской стороне на данном этапе необходимо отказаться от злоупотребления «правом сильного» и попыток «продавливания» своей позиции без учета интересов партнеров. Немаловажную роль играет и сверхчувствительность СМИ и экспертов к разного рода политическим заявлениям и действиям глав интегрируемых государств. Зачастую за нейтральными посылами наблюдателям видится двойной и даже тройной смысл, дающий основания для антиобъединительных выводов. Совокупность этих факторов нередко приводила к противостоянию отдельных государственных институтов стран-членов ЕАЭС и, по мнению СМИ, задавала искусственную напряженность даже во взаимоотношениях глав государств.

Заслуживает отдельного внимания осторожно-нейтральная позиция Европейского союза. С одной стороны, влиятельная в Европейском Союзе Германия неоднократно заявляла о желании налаживать и развивать отношения с ЕАЭС. С другой, существует весьма влиятельное лобби, видящее в Евразийском Союзе воплощение имперских амбиций России, которое блокирует любые практические начинания во взаимодействии с ним. При этом от позиции ЕС, крупнейшего торгового партнера большинства стран-членов ЕАЭС, будут зависеть темпы становления евразийского объединения. Ведь экономическая конфронтация между ЕС и ЕАЭС, к которой Европу толкают американские партнеры, уже вскоре будет весьма сложно нивелировать, даже коренным поворотом ЕС на Восток.

В целом, начало работы Союза еще больше усилило турбулентность на евразийском пространстве, все сильнее поляризуя позиции сторонников и противников формирования единого европейско-азиатского пространства «от Лиссабона до Владивостока».

Источник: MKR-Media

Союз будет постоянно сталкиваться с давлением извне

Прошло почти 2 месяца с начала работы Евразийского экономического союза. За столь малый срок он вызвал массу споров в СМИ и шквал комментариев о его целесообразности. Эксперты и чиновники задаются вопросом, кто из участников выигрывает от его создания, а бизнес жалуется на возрастающую конкуренцию. Очевидно, что проблемы соседей начали сказываться на экономиках друг друга.
Недавно лидер ЛДПР Владимир Жириновский отметил, что «от Таможенного союза и ЕАЭС выигрывают Казахстан, Белоруссия и Армения: мы повторяем опыт СССР – все за счет России». А президент Беларуси Александр Лукашенко и вовсе отметил, что может выйти из ЕАЭС. Политологи дали свою оценку деятельности союза в ходе заседания экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «ЕАЭС: тренды 2015 года».

Самый скандальный проект России, Казахстана и Беларуси
«Начало работы ЕАЭС пришлось на достаточно непростой экономический период: падение цен на нефть и курса рубля, взаимные санкции Европы и России», — отметил Эдуард Полетаев, руководитель ОФ «Мир Евразии».
В этих условиях, по его словам, некоторые казахстанские производители, испытывая серьезную конкуренцию с подешевевшими российскими товарами, начинают возмущаться и предлагать определенные ограничения. Мотивация их позиции понятна, но речь здесь не идет о сложных взаимоотношениях между странами.
«Во-первых, сам факт существования единого таможенного пространства рано или поздно приведет к тому, что цены выровняются. Бизнес будет реагировать, покупать там, где дешевле, и дороже продавать. Во-вторых, российские производители уже реагируют на падение курса рубля – повышают цены, либо вообще приостанавливают производство», — добавил политолог.
Директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Булат Султанов винит в сложившейся ситуации и самих предпринимателей. По его словам, из-за падения цены на нефть монополисты будут выходить из этой ситуации, не снижая цен, а разжигая антиинтеграционные процессы в Казахстане. «По автомобилям то же самое. Цены на российские машины упали, значит, производители могут снижать стоимость. Но они этого не делают, им легче поднять антиинтеграционную волну и требовать ввести запретительные меры, эмбарго. Хотя в интересах населения было бы выгодно, если бы снижались цены на товары», — отметил Булат Султанов.
Кроме того, уверен он, интеграционный процесс на постсоветском пространстве будет постоянно сталкиваться с давлением и извне. Когда «нас из-за создания ЕАЭС обвиняют в черных замыслах, мы вправе говорить: «Ребята, это тенденция!». И ЕАЭС вписывается в эту тенденцию», — добавил Булат Султанов.
Политолог Антон Морозов привел слова Хиллари Клинтон, которая говорила, что «мы не допустим восстановления Советского Союза ни под каким предлогом».
«Мне кажется, то, что мы сейчас наблюдаем, это и есть попытка не допустить возникновения этого самого союза. На это влиять мы не можем», — добавил Антон Морозов.
Между тем политологи предлагают не рассматривать ЕАЭС как создание союза. Булат Султанов уверен, что «ни к чему говорить о восстановлении или создании союза, идти на поводу у тех, кто хочет сбить нас с этого пути. Ни о какой империи, ни о каком союзе давайте мы не будем говорить. Мы создаем общий рынок. Нам нужно, чтобы он заработал и каждый гражданин почувствовал дивиденды от этого экономического союза.
Айдархан Кусаинов, генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест», уверен, что «мы являемся свидетелями информационной войны. На самом деле это где-то даже цивилизационный конфликт – Запад против Востока». Но по большому счету эта проблема стоит, прежде всего, перед Казахстаном и Беларусью. Это те страны, где хорошо чувствуется, есть ЕАЭС или нет. Для России ЕАЭС – это одно из событий на общеполитическом фоне. В этой связи, уверен он, необходима информационная поддержка. Органы ЕАЭС, по его словам, должны транслировать свои идеи.
Директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев согласен, что «по-прежнему недостаточно работает информационная составляющая ЕАЭС». В настоящее время очень много информации по ЕАЭС касается различных проблем и негативных оценок.
С одной стороны, отметил он, создан официальный веб-сайт союза, работает пресс-служба ЕЭК. Но, с другой стороны, не наблюдается системной информационной повестки, а также освещения четких и понятных основной массе граждан стран-участниц процессов, событий и результатов. Политолог уверен, что успешность интеграции следует показывать на конкретных примерах, в том числе на примере отдельных субъектов бизнеса.
Разобщенность целей
Каждая страна преследует разные цели своего участия в ЕАЭС, считает Эдуард Полетаев.
«Казахстан делает акцент именно на экономике, на четырех свободах и новых импульсах развития. Для Армении плюсы связаны с легализацией трудовых мигрантов, с тем, что страна находится в транспортной изоляции, и, естественно, часть товаров будут для населения дешевле», — добавил политолог.
Кыргызстан, который вступит в ЕАЭС в мае 2015 года, надеется на улучшение экономической ситуации. Президент Алмазбек Атамбаев не случайно объявил 2015-й годом укрепления национальной экономики.
Генеральный директор аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» из Кыргызстана Дмитрий Орлов назвал вопрос вступления Кыргызстана в ЕАЭС сложным. Поскольку, если во всех остальных странах есть хоть какая-то экономика, в Кыргызстане ее практически нет. Источников доходов госбюджета — всего три: это «Кумтор», финансовые поступления от трудовых мигрантов и легкая промышленность, которая не обеспечивает необходимых объемов.
При этом он отметил, что потенциал для входа в ЕАЭС у Кыргызстана есть и сделать ему это проще, чем другим странам. В то же время участники ЕАЭС должны понимать, что «эту страну надо на себе тащить 5–10 лет, чтобы довести ее до нормального уровня».
Возможности для развития Кыргызстана ради большей пользы для ЕАЭС сейчас есть. В качестве примера эксперт из Кыргызстана привел наличие управленческой команды, четко «заточенной» под интеграцию.
«Но уже этой осенью в Кыргызстане пройдут парламентские выборы, а через 2 года президент Алмазбек Атамбаев покинет свой пост — по новой Конституции нельзя занимать президентский пост больше одного срока. Никто сейчас толком не знает, будут ли новые властные элиты настроены на интеграционные процессы так же, как и нынешние», — добавил он.
Каждая страна-участница может тащить политическое и экономическое одеяло на себя. Андрей Чеботарев отметил, что в этом году председательство в Высшем Евразийском экономическом совете (ВЕЭС) и других органах приняла на себя Беларусь. Он уверен, что Минск акцентирует свою деятельность на решении в нужном для себя русле, вопросов по либерализации условий экономической деятельности и полной отмене изъятий и ограничений в движении товаров в ЕАЭС.

Источник: Капитал

Еуразиялық одақ: тренд және бренд

Еуразиялық одаққа кіру Қазақстанға қаншалықты тиімді болатыны біраздан бері айтылып та, жазылып та келе жатыр. Иә, бұл мемлекеттік саясат және оған қолдау қажеттігі айдан анық.

Алайда белгілі бір одақ нақты құрылым ретінде халықтың санасына қалыптасу үшін оған қатысты ұғым-түсініктердің пайда болмағы маңызды. Бұл тарапта «Еуразия әлемі» пікірсайыс клубында өткен «Еуразиялық одақ: 2015 жылдың трендтері» атты тақырыпта бұған қатысты біршама маңызды дүниелер айтылды. Жиынның шымылдығын түрген саясаттанушы Эдуард Полетаев «тренд туралы айтқанда, ең алдымен экономикалық салаларға басымдық беріледі. Себебі, ортақ кедендік кеңістік аясында болашақта осы одақта жасалған тауарлар пайда болады. Бұл өз кезегінде «Еуразиялық одақта жасалған» деген ұғымды қалыптастырады» деді. Ал жиынға арнайы қатысқан қырғызстандық қонақ, «Шығыс-Батыс стратегиясы» сараптамалық орталығының директоры Дмитрий Орлов бұл тарапта қазіргі күнгі Қырғызстандағы жағдайды тілге тиек етті. «Қырғызстанның осы одақ аясындағы өз трендін қалыптастыратын әлеуеті бар. Алайда алдымен одақтас елдер Қырғызстаннан не күтеді және Еуразиялық одақ Қырғызстанға не береді деген сауалдарға жауап іздеген жөн. Екіншіден, қазір интеграция деген сөздің өзі трендке айналды. Ал мұны әзіргі күні қырғызстандық қауым Еуразиялық одақпен байланыстырады» деді ол өз сөзінде.

Саясаттанушы Антон Морозовтың пікірінше, одақ аясындағы трендтерді қалыптастыруда ақпараттық насихаттың маңызы зор. «Алайда әзіргі күні сырты саяси контекстегі трендтерді де жоққа шығаруға болмайды. Ақпараттық соғыс аясында біз жалпы интеграция атты түсінікке сызат түсірмеуге тырысуымыз керек» деді Морозов. Ал жиында түйіндеген Қазақ-неміс университетінің профессоры Рустам Бурнашевтің пікірінше, 2015 жылдың басты трендтері инженерлік сипатта болады. «Әзірге алдымызға жаһандық деңгейдегі мақсат қоюға ертелеу. Себебі, алда әлі талай ауыртпалықтар болады. Сосын ақпараттық насихаттың маңызы зор деген пікірмен келісемін. Осы одақ аясындағы заңнамаларға қандай да бір өзгерістер енгізілер болса халықты құлақтандырып отыру керек» деді ол.

Автор: Серік Жұмабаев

Толығырақ: Alashainasy.kz

Рейтинг евразийской интеграции составит российская компания

Руководитель общественного фонда «Мир Евразии» (г. Алматы, Казахстан) Эдуард Полетаев войдет в состав экспертной группы первого Рейтинга евразийской интеграции, передает Kursiv.kz со ссылкой на сообщение «МКР-Медиа». Сообщается, что в рамках деловой программы Красноярского экономического форума компания «МКР-Медиа» представит первый Рейтинг евразийской интеграции. Рейтинг разработан компанией «МКР-Медиа» по инициативе Комитета по делам СНГ и формированию Единого экономического пространства Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» совместно с ИАС «Медиалогия». «Цель составления рейтинга – создать новый механизм общественной экспертизы для обсуждения процессов евразийской интеграции. Мы претендуем стать эффективной единой информационной платформой для профессиональных контактов и дискуссий экспертов из стран-участниц Евразийского экономического союза», — заявил генеральный директор компании «МКР-Медиа» Павел Паутов. Основу рейтинга составляют данные информационно-аналитической системы «Медиалогия» – одной из наиболее профессиональных систем, анализирующих современное медийное поле, в сочетании с методом экспертного опроса. Ключевые события и тренды евразийской интеграции, получившие наибольший резонанс в СМИ, оцениваются экспертами по ряду критериев, включая позитивность или негативность влияния, степень важности, прогноз последствий. В состав экспертов, участвующих в формировании рейтинга, вошли специалисты Российско-Таджикского (Славянского) университета (Таджикистан), Института демографии, миграции и регионального развития (Россия), Общественного фонда «Мир Евразии» (Казахстан), Высшей школы экономики (Россия), Центра перспективных исследований (Киргизия), Центрально-Азиатского экспертного клуба «Евразийское развитие» (Таджикистан).

Источник: Kursiv.kz

Испытание на прочность

Евразийский экономический союз стартовал отнюдь не в тепличных условиях. Однако, по мнению экспертов, внешние вызовы – это не препятствие для интеграции, а стимул для совместного решения назревших проблем.

С 1 января 2015 года мы официально живем в рамках ЕАЭС. Четыре страны – Казахстан, Россия, Беларусь и Армения – создали условия для свободного передвижения капитала, услуг, товаров и рабочей силы, а в мае к договору присоединится пятый участник – Кыргызстан. Проблемы, с которыми столкнулось самое молодое интеграционное объединение планеты, пути их решения и тренды ЕАЭС-2015, на днях обсуждали в Алматы участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии».

— Начало работы ЕАЭС пришлось на достаточно непростой экономический период: падение цен на нефть и курса рубля, взаимные санкции Европы и России. Также возникли определенные сложности, связанные с тем, что некоторые казахстанские производители, испытывая серьезную конкуренцию с подешевевшими российскими товарами, ратуют за введение ограничений. Ссылаются даже на статью 29 договора о ЕАЭС, которая предусматривает односторонние запретительные меры в случае угрозы национальной безопасности для той или иной страны союза. Мотивация казахстанской стороны понятна, но, на мой взгляд, речь не идет о сложных взаимоотношениях между странами, – отметил политолог Эдуард Полетаев. – Во-первых, сам факт существования единого таможенного пространства рано или поздно приведет к тому, что цены выровняются. Это принцип сообщающихся сосудов: бизнес будет покупать там, где дешевле, и дороже продавать. Во-вторых, российские производители уже реагируют на падение курса рубля – повышают цены, либо вообще приостанавливают производство. Статистика же показывает, что за подешевевшими товарами в Россию отправляются в основном физические лица, в то время как юридические менее оперативно реагируют на данную ситуацию, и потому она не сильно сказалась на товарообороте между Казахстаном и Россией.

Причем, цены могут выровняться гораздо быстрее, чем этого хотелось бы рядовым потребителям. «Судя по всему, в России в конце этого квартала будет очень серьезная инфляция», – сказал заместитель главного редактора делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин, поясняя, почему запретительные меры для защиты казахстанских товаропроизводителей могут и вовсе не понадобиться. В нынешней непростой ситуации, по его мнению, главная задача для стран, подписавших договор о создании экономического союза, – научиться договариваться.

— Есть три основных тренда. Первый – это пережить ситуацию с курсовым диспаритетом и не разругаться. Второй – пережить ситуацию с падением нефтяных цен и тоже не разругаться. И третий – «переварить» присоединение новых членов и опять-таки не разругаться, – подчеркнул Домнин, добавив, что часть ответственности за негативные последствия курсового диспаритета для предприятий лежит на самих производителях и дилерах. – даже сделки с российскими автозаводами у многих казахстанских дилеров, как выясняется, были в долларах. Для всех стран ЕАЭС у импортеров вроде HMC и Toyota были свои, грубо говоря, прайсы: России эта модель могла продаваться за одни деньги, Беларуси и Казахстану та же самая машина продавалась за другие. Партнеры наших дилеров в крупнейших автомобильных корпорациях просто не принимали во внимание тот факт, что существует ЕАЭС со свободой передвижения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. Что любой курсовой диспаритет может привести к перетоку продуктов на соседний рынок и привести к убытку местных игроков. В Беларуси, кстати, такая же ситуация, как у нас: в прошлом году из 50 тысяч проданных автомобилей почти 50% было завезено по серым схемам, и это обвалило рынок.

Что касается падения цен на нефть, то этот, безусловно, негативный фактор, тем не менее, может сыграть положительную роль для экономики, уверен директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев:

— Серьезным испытанием для стран-участниц союза, в экономике которых преобладает сырьевая составляющая, стало заметное снижение мировых цен на нефть и металлы. Однако это обстоятельство дает им хороший шанс, чтобы превратить проблемы в возможности. То есть, в этих условиях целесообразно развивать производство и создавать конкурентоспособные предприятия в несырьевых секторах, осуществлять совместные проекты в сфере малого и среднего бизнеса, особенно в рамках межрегионального сотрудничества.

Действительно, ситуация на мировом рынке углеводородов вынуждает и Казахстан, и Россию, наконец, серьезно, взяться за выполнение одной из главных задач – диверсификации экономики. Между тем генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов и вовсе призвал не брать в расчет то, что не произведено, а только добыто.

— Возможно, было бы целесообразно считать ВВП Казахстана и товарооборот без учета нефти. В этом нет серьезной проблемы. Если вы посмотрите отчетность и экономические показатели Ирана, там все – и ВВП, и экспорт – указывается без нефтяных доходов. Логика в этом есть, тем более что в Казахстане имеется Национальный фонд – наша страна отделяет нефтяные доходы на физическом уровне. Давайте тогда отделять их и в статистике, – предложил эксперт.

Такой подход, по мнению Кусаинова, позволит трезво оценить состояние казахстанской экономики, перспективы и приоритеты. Но, конечно, изменения подхода к статистике для диверсификации явно недостаточно. Измениться должна сама экономическая политика, убежден Айдархан Кусаинов. Это залог устойчивого развития и Казахстана, и ЕАЭС. Причем, новая экономическая политика должна разрабатываться скоординировано всеми участниками интеграционного объединения. Тем более, что в 2019 году должен начать работать общий рынок электроэнергии, а в 2025 году – единый рынок нефти и газа и общий финансовый рынок. В следующем же году будут созданы единый фармацевтический рынок и рынок медицинских изделий.

О необходимости экономических преобразований говорил и эксперт из Кыргызстана – генеральный директор аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» Дмитрий Орлов:

— На мой взгляд, наше с вами будущее зависит от того, смогут ли члены этого объединения – Армения, Казахстан, Россия, Беларусь, а в дальнейшем и Кыргызстан – найти новую модель экономического развития. Потому что модель, которая сложилась с начала 90-х годов, показала свою ограниченность, так как направлена, по большому счету, на обеспечение постоянных доходов только двум категориям: ростовщикам и спекулянтам. Если не будет у евразийской интеграции главного двигателя — отличного от того, который до сих пор используется, и который весь мир договорился называть экономикой, то проблемы будут усугубляться. Если, допустим, Казахстан, либо Россия, смогут найти какие-то новые механизмы, то у других стран появится дополнительный стимул более тесно взаимодействовать с этими странами.

Орлов также прокомментировал грядущее вступление Кыргызстана в ЕАЭС. Напомним, данное событие намечено на май 2015 года. По его оценке, потенциал у республики есть, однако в ближайшие пять, а, может, и десять лет Кыргызстан будет нуждаться в финансовой поддержке.

— Источников доходов госбюджета — всего три: это «Кумтор» (месторождение золота, – прим. авт.), финансовые поступления от трудовых мигрантов, которые сейчас резко сократились из-за падения курса рубля, и легкая промышленность, которая не обеспечивает необходимых объемов. Поэтому экономисты в Кыргызстане говорят, что нам сейчас нужны производства полного цикла – начиная от добычи сырья и заканчивая переработкой в конечный продукт для последующей продажи на экспорт. Но дело в том, что сейчас у Кыргызстана своих денег для этого нет. Взять их тоже неоткуда. – признал гендиректор аналитического центра «Стратегия Восток-Запад».

Опасения казахстанских экспертов вызывает тот факт, что Кыргызстан также как Россия и Армения является членом Всемирной торговой организации. По их мнению, это может вызвать дополнительные сложности в работе ЕАЭС. Однако есть повод и для оптимизма: президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев не случайно объявил 2015-й годом укрепления национальной экономики. Признавая, что есть определенные сложности, вызванные как внутренними, так и внешними факторами, эксперты оптимистично высказались и в отношении перспектив интеграции в целом.

— Средства массовой информации и ряд аналитиков эмоционально реагируют на внешние вызовы, – отметил Эдуард Полетаев. – Тем не менее, существуют сферы, где легко добиться успеха в случае интеграции, где есть не только природные ресурсы, но и человеческий капитал. Например, атомная индустрия: интеграция в данной сфере происходила достаточно эффективно еще до создания ЕАЭС. Уже оценили преимущества экономического союза жители приграничных регионов, потому что они более всего заинтересованы в свободе передвижения капитала, рабочих рук, товаров и услуг. Также надо признать, что такое негативное явление как контрабанда исчезает благодаря созданию единого таможенного пространства. А ведь сколько проблем было связано с этим до создания ТС и подписания договора о ЕАЭС…

Юлия Майская

Источник: Caspian bridge — информационно-аналитический центр

ЦГИ «Берлек-Единство»: ЕАЭС навстречу новым горизонтам

Недавно в казахстанском Алматы Общественный фонд «Мир Евразии» собрал солидный пул экспертов из Казахстана и Кыргызстана, которые обсудили перспективы и ограничители Евразийского экономического союза (ЕАЭС), с которыми он столкнется в 2015 году.

Эксперты совершенно справедливо отметили поэтапность и постепенность формирования полноценной единой экономической жизни в рамках ЕАЭС. Повестка дня ЕАЭС определена уже на 10 лет вперед. К 2025 году должно завершиться формирование единого рынка нефти и газа, а до этого в 2019 году должен заработать единый рынок электроэнергии.

Эксперты практически единодушно отметили, что создание такого интеграционного объединения как ЕАЭС – это тренд развития мировой экономики. Для того чтобы соответствовать ему необходимо создавать региональные и трансграничные экономические зоны. Тогда можно будет ожидать мультипликационного эффекта развития экономики.

Мы все привыкли видеть за проблемами ЕАЭС политизированный контекст. Действительно, палок в колеса евразийской интеграции вставляется немало. Российским и казахстанским экспертам постоянно приходится деконструировать антиевразийские идеологемы, подавляющее большинство из которых не имеют никакого отношения к реальности. Эти симулякры засоряют общественное сознание и негативно влияют на восприятие евразийской интеграции, однако, к счастью, их существование, чаще всего так и ограничивается медиаполем и не влияет, по крайней мере, прямо, на реальный сектор экономики стран-участниц.

Однако за проблемами евразийской интеграции стоят не только субъекты политической, но и экономической активности. Например, есть целые группы, имеющие свои интересы, которые не заинтересованы в снижении цен. В силу различных причин (например, низкой конкурентоспособности производимого товара) этих хозяйствующие субъекты больше устраивает формат замкнутой, функционирующей по протекционистской логике экономики. В частности, некоторые монополисты в Казахстане, несомненно, отличаются таким почерком. Как правило, они посредством экспертов и других лидеров общественного мнения (ЛОМы) «гонят» антиевразийскую волну. Хотя на самом деле для них же в долгосрочной перспективе было бы лучше, если бы они снизили цены на производимые товары и сделали бы их, таким образом, более конкурентоспособным на рынках не только своей страны, но на общеевразийском рынке. Например, можно отметить попытку бизнес-сообщества добиться от правительства введения на неопределенный срок ограничений на ввоз в республику российских автомобилей, некоторых продуктов питания и т.д.

Протекционистские меры не совсем вписываются в логику евразийской интеграции, хотя практически все страны этим периодически грешат. Постепенно или нет, но от этой логики нужно уходить. Новая экономическая политика евразийского экономического союза должна разрабатываться скоординировано. Важнейшая точка роста ЕАЭС – развитие производства и создание конкурентоспособных предприятий в несырьевых секторах.

Что же касается расширения ЕАЭС – то уже сейчас около 30 стран проявляют интерес к присоединению к организации. Среди них Сирия, Вьетнам, Турция, Египет и Израиль. Несмотря на то, что каждый вопрос потенциального членства каждой из стран следует рассматривать отдельно, ясно, что для «коллекции» страны ЕАЭС не нужны. Однако мировая геополитическая конъюнктура свидетельствует, что после неминуемого и происходящего сейчас краха однополярного мира будет много конкурентоспособных экономик, заинтересованных в евразийской интеграции.

В то же время страны-участницы ЕАЭС должны учитывать то обстоятельство, что Китай ставит одной из своих приоритетных задач – создание зоны свободной торговли в рамках стран Шанхайской организации сотрудничества. Еще в 2004 году Пекин предложил создать зону свободной торговли ШОС. Казахстан и Россия тогда очень настороженно отнеслись к этим планам, однако рано или поздно Пекин будет предлагать реализовать их вновь и вновь. В этом вопросе ЕАЭС и Китаю нужно будет искать точки соприкосновения.

Безусловно, экономики таких крупных государств как Казахстан и Украина могли бы сбалансировать российскую экономику в рамках ЕАЭС. Однако этого не произошло в силу политических причин. Теперь уже Украина вряд ли вступить в ЕАЭС. Конфигурация сформировалась и нужно искать в ней дополнительные точки роста. То, что они, безусловно, есть, свидетельствует и первый месяц функционирования ЕАЭС. Хотя совершенно очевидно, что медиапространство того же Казахстана находится под волной массированной, заранее заготовленной критики по поводу начала функционирования ЕАЭС, а наиболее распространенная идеологема – влияния санкций против России на экономики других государств-участниц.

Даже если это мнение верно, не стоит забывать, что именно Российская Федерация выступает локомотивом создания на евразийском пространстве влиятельного центра силы, без которого никакие экономические преференции и инициативы не будут иметь должного эффекта в условиях современной мир-системы.

Дмитрий Михайличенко — ЦГИ «Берлек-Единство»

Источник: НКП Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

ЕВРАЗИЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ

Понятие успеха связано с наличием конкурентных преимуществ интеграции. ЕАЭС, конечно, должен быть устойчив к внешним проявлениям и ситуации на мировом рынке. Пока мы видим, что устойчивость есть, но она подвергается определенного рода сомнениям.

Заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «ЕАЭС: тренды 2015 года», организованного ОФ «Мир Евразии», в котором приняли участие известные эксперты из Казахстана и Кыргызстана, было посвящено оценке ожиданий от работы Евразийского экономического союза в нынешнем году.

Однако участники дискурса акцентировали свое внимание и на других актуальных вопросах, например от чего зависит эффективное функционирование нового интеграционного объединения?

«На 2015 год не поставлено никаких глобальных задач, промежуточных индикаторов, – отметил политолог Антон Морозов. – Необходимо, чтобы экономические трения решались внутри самой организации». Действительно, сегодня в мире государства всегда находятся либо в состоянии эволюционного развития, либо в возбужденном состоянии. Практика показывает, что интеграция приносит реальные плоды и возникает как раз в условиях, когда та или иная страна находится в состоянии относительного комфорта. Трудно вообще найти пример, когда кто-то стремится к интеграции в условиях политической нестабильности или военных действий. В качестве исключения можно было бы назвать Украину, стремящуюся в Европейский союз, но пока сохраняется такая ситуация на востоке страны, никакие интеграционные объединения для нее недоступны.

В настоящее время СМИ и ряд аналитиков эмоционально реагируют на внешние вызовы – падение цены на нефть, санкции и т.д. «Серьезным испытанием для стран-участниц союза, в экономике которых преобладает сырьевая составляющая, стало заметное снижение мировых цен на нефть и металлы, – сказал директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. – Однако это обстоятельство дает им хороший шанс, чтобы превратить проблемы в возможности. То есть в этих условиях целесообразно развивать производство и создавать конкурентоспособные предприятия в несырьевых секторах, осуществлять совместные проекты в сфере малого и среднего бизнеса, особенно в рамках межрегионального сотрудничества».

Кроме того, существуют сферы, где эта проблематика теряет актуальность. То есть там, где есть не только природные ресурсы, но и человеческий капитал. Например, это такие области экономики, как атомная индустрия, где интеграция происходила достаточно эффективно еще до создания ЕАЭС.

Также новый союз положительно воспринимают жители приграничных регионов, потому что они более всего заинтересованы в четырех свободах – передвижения капитала, рабочих рук, товаров и услуг. Надо признать, что такое негативное явление, как контрабанда, исчезает благодаря созданию единого таможенного пространства. А ведь сколько проблем было связано с этим до создания ТС и подписания договора о ЕАЭС!

Известно также, чего ожидают наши чиновники от работы ЕАЭС. Это – увеличение товарооборота, рост ВВП и доходов населения, рост занятости, потребительского спроса. Ну и экспортно ориентированные отрасли теоретически должны выйти на новый уровень своего развития. «За расчет эффективности берут дежурные показатели – ВВП, товарооборот. Но ЕАЭС необходима дальнейшая общая идея, – считает генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов. – Отсутствует идея разработки экономической политики, отсутствует информационная политика, раз нет общей идеи. И без главной идеи получается так называемый органический рост. То есть создали сверху структуру, а теперь бизнес начинает шевелиться, и, может быть, когда-нибудь из всего этого вырастет что-то хорошее».

Стремление стать эффективным интеграционным объединением, а ЕАЭС это на сегодняшний день самое молодое интеграционное объединение в мире, конечно, позитивно. Проблема в том, что термин «эффективная интеграция» в определенной степени является частью моды с 90-х годов, когда в ответ на вызовы глобализации появилось много новых интеграционных объединений. Это составляющая дискурса успеха, ведь сегодня для политика высокого ранга говорить об интеграции – признак хорошего тона.

При этом трудно определить единые, согласованные критерии, по которым можно было бы считать свершившимся фактом становление того или иного интеграционного объединения как эффективного. Даже у Европейского союза, который считается одним из лучших образцов интеграционных объединений, есть немало скептиков, которые негативно оценивают его перспективы. Периодически появляются разговоры о выходе той или иной страны из ЕС. Многие интеграционные объединения не в состоянии определить правильные приоритеты развития, потому что динамика внешней среды постоянно корректирует планы. Рынок тоже формирует приоритеты. Вот характерный пример: как только цена на нефть упала, сразу же появилось очень много скептиков в отношении перспектив интеграции.

Все-таки каждая страна в понимании того, какого успеха она хочет добиться от ЕАЭС, отличается от других участников. Если мы посмотрим приоритеты четырех государств, входящих на сегодняшний день в ЕАЭС, то мы увидим, что Казахстан делает акцент именно на экономике, на четырех свободах и новых импульсах развития. Для Армении плюсы связаны с легализацией трудовых мигрантов, с тем, что страна находится в транспортной изоляции, и, естественно, часть товаров будут для населения дешевле. Для Кыргызстана, который вступит в ЕАЭС в мае 2015 г., это шанс на улучшение экономики. Президент Алмазбек Атамбаев не случайно объявил 2015-й годом укрепления национальной экономики.

Директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Булат Султанов уверен, что надо показывать обывателю: ЕАЭС – это не что-то неординарное, а одно из проявлений мировой тенденции, которая вызвана глобальным экономическим кризисом и желанием из него выйти. «Есть общая динамика, определяемая тем, что глобальный кризис способствует созданию региональных и трансграничных экономических зон, – сказал он. – И ЕАЭС вписывается в эту тенденцию. Надо говорить о том, что свыше 30 стран изъявляют желание создать с нами зону свободной торговли. Видимо, надо работу ЕАЭС увязывать с региональными и трансрегиональными структурами. В мире существует 379 региональных торговых организаций и соглашений. Причем растет число соглашений, которые выходят за рамки только торговых отношений. То есть они превращаются в проинтеграционные соглашения. При этом расширяются географические рамки сотрудничества».

Новое интеграционное объединение, конечно, должно быть устойчиво к внешним проявлениям и ситуации на мировом рынке. Пока мы видим, что устойчивость есть, но она подвергается определенного рода сомнениям. Понимание успеха – это в какой-то степени мировоззренческий вопрос. Но все-таки необходимо четко определить критерии успеха ЕАЭС. И критерии успеха связаны не только с ростом ВВП и товарооборота. К примеру, китайские экономисты еще 10 лет назад определяли перспективы своей страны на ближайшие 100 лет, и Китай только к 2100 г. планировал занять место в десятке развитых государств мира. Экономисты делали упор на три показателя – ВВП на душу населения, долю сельского населения и отношение сельскохозяйственного валового продукта к общему ВВП. Это актуально, поскольку фактически основную часть экономики Китая на себе тащат городские жители, а крестьяне зарабатывают гораздо меньше. В итоге средняя статистика показывает не очень высокий ВВП на душу населения и не очень высокий уровень жизни. В Финляндии, стране, у которой все в порядке и с товарооборотом, и с ВВП, критериями успеха являются исследования и развитие. Именно поэтому Nokia, которая когда-то выпускала калоши и шины для велосипедов, стала производить мобильные телефоны.

Подобные акценты необходимо актуализировать и для ЕАЭС. Нужны какие-то эффективные принципы, по которым мы должны работать, а рост товарооборота и ВВП – емкие, но все-таки недостаточные критерии. Тем более надо учитывать, что перед созданием ЕАЭС товарооборот между Россией и Казахстаном упал. Возможно, что будет полезно оценивать степень модернизированности экономики, преобладания индустриального сектора над аграрным, степень урбанизации населения, развитие образования, здравоохранения и т.п. Работа по определению стандартов успеха ЕАЭС может начинаться и с обозначения основных стратегий развития экономик наших стран, выяснения тенденций развития технологий, реакции на последствия глобализации или определения эффективных стандартов бизнес-климата.

Можно выделить несколько групп показателей успеха. Это ресурсы (освоение новых технологий), развитие (стабильность, устойчивость союза) и финансы (прибыль, капитализация стран-членов). На самом деле между ними не существует противоречия. Так, рост ВВП может быть одной из целей развития, а стабильность – залогом сохранения уже достигнутой цели. В бизнесе на данный момент современным методом оценки успешности той или иной компании является формирование системы сбалансированных показателей, которая позволяет достаточно полно отразить ее деятельность. Подобный системный подход можно применить в оценке деятельности ЕАЭС.

«Будущее зависит от того, смогут ли члены союза найти новую модель экономического развития, – утверждает генеральный директор кыргызского аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» Дмитрий Орлов. – Потому что модель, которая сложилась с начала 90-х годов, показала свою ограниченность, так как направлена по большому счету на обеспечение постоянных доходов только двум категориям: ростовщикам и спекулянтам. Странам ЕАЭС надо искать то, что даст дополнительные ресурсы, которых нет в каждой из стран по отдельности – инвестиции, технологии и новые товарные позиции».

Что же касается необходимости выработки общей идеи для ЕАЭС, то ряд экспертов оказались скептически настроены к данному предложению. «Целесообразно отказываться от идеологизации данного процесса, – отметил профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев. – Надо обращаться к его сведению к инженерному характеру. Ставить какую-то глобальную цель бессмысленно, потому что сформируются ожидания, которые могут не реализоваться. Нынешний формат мне кажется оптимальным».

По мнению Б. Султанова, сейчас не нужно ставить идеологические задачи, говорить о каких-то прожектах. «Мы создаем общий рынок. Все! – подчеркнул он. – Этот общий рынок должен заработать, чтобы каждый гражданин почувствовал дивиденды от нового экономического союза».

________________

Фото – К. Конуспаев

Источник: «Ритм Евразии» интернет-портал

Айдархан Кусаинов: “Организовать ЕАЭС и не поменять экономическую политику – это одноногое решение”

рошло заседание экспертного клуба (организован ОФ “Мир Евразии”) по теме “ЕАЭС: тренды 2015 года”

“Договор у нас есть, теперь нужно научиться договариваться, – обрисовал ситуацию Сергей Домнин, заместитель главного редактора журнала “Эксперт-Казахстан”. – Есть три основных тренда. Первый – это пережить ситуацию с курсовым диспаритетом и не разругаться. Второй – выдержать ситуацию с падением нефтяных цен и тоже не разругаться. И третий – переварить присоединение новых членов и опять-таки не разругаться”. Кроме данной красной нити в ходе заседания экспертного клуба ОФ “Мир Евразии” по теме “ЕАЭС: тренды 2015 года” активно поднимались вопросы войны нового формата, идеологии, внешнего противодействия и новой экономической модели.

евразийский экономический союз

“Юридические лица на ситуацию реагируют менее оперативно, чем физические, – отметил Эдуард Полетаев, модератор заседания, в свете возможностей создаваемых новым интеграционным объединением. – Лучше всего создание ЕАЭС воспринимают жители приграничных регионов”. “Динамика внешней среды корректирует планы” – еще один его тезис.

В ходе дискуссии были отмечены следующие моменты. Когда Таможенный союз начинался, то многие пользователи на интернет-форумах страдали, что теперь все машины подорожают. Начал функционировать ЕАЭС, автомобили подешевели и пошли новые стоны: “Ну что такое? Обрушили рынок. Теперь наши дилеры страдают”. Почему мы повышаем цены на бензин? – Потому что в России бензин дорогой. Теперь бензин подешевел. Дешевый российский бензин может остановить наши три вечно недогруженные сырьем НПЗ. Почему было невозможно привозить в Алматы мясо из Восточного Казахстана? – Потому что скупали приграничные российские области. И вот теперь вопрос: а это мясо сейчас кому-нибудь нужно в России, если оно такое дорогое? То есть ситуация меняется очень быстро, причем на противоположную.

“Когда начинается война, всякое мнение, не берущее ее в расчет, начинает звучать неверно”, – эта цитата Альбера Камю была приведена в качестве фона, на котором происходят события последнего времени. Россия фактически вступила в войну нового формата. Это столкновение существенно отличается от мировых войн первой половины XX века, поскольку население держит (ему еще разрешают) на депозитах деньги вражеского государства, не разорваны дипломатические отношения, граждане противоборствующих сторон могут ездить туристами друг к другу, общаться в Сети и прочие моменты. Тем не менее, торговые войны, непосредственные боевые столкновения, санкции, информационные и психологические войны, провокации, взаимное противодействие и обострение геополитической конкуренции будут только нарастать. Казахстан в данной ситуации выступает союзником и экономическим партнером страны, которая уже ведет войну нового формата, а это не может не оказывать на него влияния.

“Россия не вступила в войну – ее втянули”, – акцентировал Болат Султанов, директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете. “Сейчас идет переход от однополярного мира к многополярному. Трудно прогнозировать, как будет проходить этот процесс, – добавил он. – Глобальный кризис создает условия для создания региональных и трансграничных экономических зон. ЕАЭС вписывается в эту тенденцию”.

Относительно того, как будут реагировать местные “агашки” на объективное усиление конкуренции в рамках Евразийского экономического союза, г-н Султанов заметил: “Наши монополисты, загнанные в “Атамекен”, будут не снижать цены, а разжигать антиинтеграционные настроения”.

“ЮСАИД в октябре проводил конференцию и там замминистра экономики Кыргызстана сказал, что у них все экономисты – за вступление страны в ЕАЭС, но практически все публицисты – против. Самые финансируемые публицисты в Центральной Азии работают в Кыргызстане”, – привел Болат Султанов иллюстрацию того, как протекает процесс включения новых членов в ЕАЭС.

Дмитрий Орлов, генеральный директор аналитического центра “Стратегия Восток-Запад” (Кыргызстан) рассказал о тройке лидеров в наполняемости бюджета Киргизии (по мере убывания): Кумтор (золотоносное месторождение), финансовые поступления от трудовых мигрантов, легкая промышленность. Иссык-Куль – это сезонное туристическое предприятие, поэтому в тройку лидеров не входит. В свете того, что рубль по курсу уже ниже сома, с денежными переводами от киргизских гастарбайтеров в России тоже неизбежны сокращения. Экономисты говорят, что Кыргызстану нужны производства полного цикла. “Но дело в том, что сейчас у Кыргызстана своих денег для этого нет, взять их тоже неоткуда”, – констатировал он.

Г-н Орлов уверен, что Бишкеку легче стать членом ЕАЭС по сравнению с другими фигурантами в силу размеров страны, структуры экономики и геополитической ситуации. Вместе с тем, “видно, что в руководстве Кыргызстана кто-то активно саботирует евразийскую интеграцию”. Относительно перспектив южного соседа Казахстана в ЕАЭС эксперт заявил: “Надо понимать, что страну надо на себе тащить 5 – максимум 10 лет, чтобы довести до нормального уровня, когда Кыргызстан сможет обеспечить себя хотя бы самым необходимым, не покупая товары в Китае. Надо просто перестать мыслить так называемыми либертарианскими моделями. Есть возможности, но нет не только денег, обучающие кадры тоже нужны”.

“У центральных органов ЕАЭС нет повестки зачем и куда развиваться”, – указал Айдархан Кусаинов, генеральный директор консалтинговой компании “Алмагест”. Он такую ситуацию считает непродуктивной, поскольку цель позволяет сверять по ней свой маршрут. “Мы не знаем, по пути ли нам с Сирией и Вьетнамом, потому что не знаем куда идем сами, – пояснил эксперт. – Нет общей философской идеи. Общества взбудоражены – в такой ситуации надеяться на органический рост трудно”.

“Организовать ЕАЭС и не поменять экономическую политику – это одноногое решение, – подчеркнул г-н Кусаинов. – Нефть, электроэнергия, энергоресурсы – это главное, а не таможенные пошлины. Новая экономическая политика должна быть и она должна быть скоординированной”.

Политолог Рустам Бурнашев в связи с этим высказался так: “Более целесообразно отказываться от идеологизации и переходить на инженерную позицию. Ставить какую-то глобальную цель вредно: будут завышенные ожидания, а потом разочарования”. Еще он обратил особое внимание на важность прозрачных и понятных для населения процедур, будь то автомашины, валюта, трудоустройство или операции с недвижимостью.

“Компрадорская буржуазия зависит от тех, кто контролирует зарубежные банки, а не от населения Казахстана, – заметил Болат Султанов. – Здесь очень много рисков в плане внешнего вмешательства в страны ЕАЭС”.

“Я думаю, что соображения безопасности будут одними из ключевых”, – сделал прогноз Андрей Хан, ведущий эксперт Центра военно-стратегических исследований. Он ожидает скорое территориальное совпадение ЕАЭС и ОДКБ в составе 6 государств. “Россия уже начала переходить на модель мобилизационной экономики. Вполне логично, что и Казахстан пойдет следом”.

Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований “Альтернатива”, обратил особое внимание на слабое информационное сопровождение процессов евразийской интеграции. Когда возникают какие-либо негативные моменты, то население по каналам масс-медиа узнает о них быстро, а вот про положительные сюжеты известно мало. “Для меня, например, было открытием, когда отечественный бизнесмен Раимбек Баталов рассказал, что компания успешно работает в рамках ЕАЭС, продает свой сок за рубеж. Такие факты надо выявлять, потому что они действительно есть”, – акцентировал г-н Чеботарев.

Политолог Антон Морозов считает, что год в плане успешности функционирования ЕАЭС во многом будет зависеть от того, сможет ли Евразийская экономическая комиссия решать проблемы на своем уровне, не перенося их в формат лидеров государств.

“Нам нужно, чтобы ЕАЭС конкретно заработал, чтобы каждый гражданин почувствовал дивиденды от этого экономического союза”, – подчеркнул Болат Султанов.

Источник: ZONAkz

ЕУРАЗИЯЛЫҚ ОДАҚ: БАСТЫ ТРЕНД ҚАНДАЙ?

Тренд болмаған дүние бренд болмайтыны белгілі. Ал биыл іске кіріскен Еуразиялық одақтың басты трендтері қандай?

«Еуразия әлемі» пікірсайыс клубында дәл тақырып талқыға салынып, жиынға қатысқандар өз ой-пікірлерін ортаға салды. Айталық, саясаттанушы Эдуард Полетаевтың пікірінше Қазақстан осынау одақтың аясында нақты экономикаға басымдық беріп отыр. Яғни, мұндай жағдайда экономиканың барлық салалары ескеріледі. Ал Армения үшін бұл одақ еңбек күші жағынан тиімді болмақ. «Алайда трендтерді анықтау үшін алдымен одақтас елдердің экономикалық даму стратегиясын бекіту қажет. Яғни, бұған технологиялық даму, бизнес-аухал және жаһандану жағдайындағы бәсекелестік талаптары кіреді » деді ол өз сөзінде. Ал Қазақ-неміс университетінің жанындағы халықаралық және аймақтық әріптестік институтының директоры Болат Сұлтановтың пікірінше , бұл туралы мәселе көтеруге әлі ерте. «Себебі, дәл қазір одақ үлкен қысымға ұшырауда. Мұнай бағасы төмендеп кетті, жанармай арзандады. Бұл дұрыс та шығар. Бірақ одақтас елдердің арасына іріткі салуды ойлайтындар мұны өз пайдасына қолдануы мүмкін» деді ол сөз сөзінде.

«Шығыс-Батыс стратегиясы» сараптамалық орталығының (Қырғызстан) директоры Дмитрий Орлов «трендтерді белгілеу үшін осы одаққа біріккен елдер одақ аясында жаңа экономикалық дамудың үлгісін анықтау қажеттігін» айтты. Өз кезегінде трендті қалыптастыруда ақпараттық қамсыздандырудың орнын бөлек екенін тілге тиек еткен «Балама» өзекті зерттеулер орталығының директоры, саясаттанушы Андрей Чеботарев: «Иә, Еуразиялық одақтың баспасөз қызметі бар. Алайда осы одақтың жарнамасын жасау, оның қандай жақсылықтары боларын айту, бүгінге дейін атқарылған істердің нәтижелерін жариялау жағынан олардың жұмысы аздық етіп отыр» деді. Жиынды түйіндеген «Алмагест» консалтингілік компаниясының директоры Айдархан Құсайынов саясаттанушының сөзімен келісетінін айтып, дәл қазір ақпараттық соғыс жүріп жатқанын, соған қарамай Еуразиялық одақ өзінің ең басты мақсатынан айырылмауы керектігін тілге тиек етті.

Источник: Қала мен Дала

Куда идем, союзники?

Сначала было слово: в марте 1994-го в стенах МГУ президент Казахстана Нурсултан Назарбаев впервые озвучил идею будущего интеграционного объединения. Затем был создан Таможенный союз, и вот уже полтора месяца функционирует Евразийский экономический союз. Что дальше? Ответить на этот вопрос, как оказалось, непросто.
«Когда мы создавали ТС, у нас была цель – Евразийский экономический союз. ЕАЭС создан. Но какова его великая цель? Дело не в том, как разъяснять это населению, речь идет о внутренней проблеме самого ЕАЭС. Например, возникает проблема оценки эффективности, которая измеряется приближением к идеалу. У нас же за расчет эффективности берутся дежурные показатели – ВВП, товарооборот», – отметил в ходе заседания экспертного клуба «Мир Евразии» генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов.
– Мы знаем, что ожидают от создания ЕАЭС наши чиновники. Это, как известно, рост товарооборота, ВВП и доходов населения, увеличение занятости, потребительского спроса. Теоретически должны выйти на новый уровень своего развития экспортоориентированные отрасли, энергосектор. И все-таки каждая страна в понимании того, какого успеха она хочет добиться от ЕАЭС, отличается от других участников, – считает политолог Эдуард Полетаев. – Казахстан акцент делает именно на экономике, на четырех свободах и новых импульсах развития. Для Армении плюсы связаны с легализацией трудовых мигрантов, с тем, что страна находится в транспортной изоляции, и, естественно, часть товаров станет для населения дешевле. Для Кыргызстана, который вступит в ЕАЭС в мае 2015 года, это шанс на улучшение экономики. Президент республики Алмазбек Атамбаев не случайно объявил 2015-й годом укрепления национальной экономики.
В целом понятие успеха связано с наличием конкурентных преимуществ интеграции, поясняет политолог. Но довольно трудно определить единые, согласованные критерии, по которым можно было бы считать свершившимся фактом становление того или иного интеграционного объединения как эффективного. Ведь даже в Европейском союзе, который считается одним из лучших образцов интеграционных объединений, есть немало скептиков, которые негативно оценивают его перспективы. Более того, периодически появляются разговоры о выходе той или иной страны из ЕС.
– Многие интеграционные объединения не в состоянии определить правильные приоритеты развития, потому что динамика внешней среды постоянно корректирует планы. Рынок тоже формирует приоритеты. Вот характерный пример: как только цена на нефть упала, сразу же появилось очень много скептиков в отношении перспектив интеграции, – говорит Эдуард Полетаев. – И все-таки, на мой взгляд, необходимо четко определить критерии успеха Евразийского экономического союза. Рост товарооборота и ВВП – емкие, но недостаточные критерии, поскольку успех определяется не только этим. Так, китайские экономисты еще в 2006 году определяли перспективы на ближайшие 100 лет. По их расчетам, КНР только к 2100 году планировала занять место в десятке развитых государств мира. Экономисты делали упор на три показателя – ВВП на душу населения, долю сельского населения и отношение сельскохозяйственного валового продукта к общему ВВП. Это актуально, поскольку экономика Китая держится в основном на городских жителях, крестьяне зарабатывают гораздо меньше. В итоге средняя статистика показывает не очень высокий ВВП на душу населения и не очень высокий уровень жизни. В Финляндии, стране, у которой все в порядке и с товарооборотом, и с ВВП, критериями успеха являются исследования и развитие. Именно поэтому Nokia, которая когда-то выпускала калоши и шины для велосипедов, стала производить мобильные телефоны.
По мнению Полетаева, странам ЕАЭС полезно было бы оценивать степень модернизированности экономики, преобладания индустриального сектора над аграрным, степень урбанизации населения, развитие образования, здравоохранения и многих других сфер. «В бизнесе методом оценки успешности той или иной компании является формирование системы сбалансированных показателей, которая позволяет достаточно полно отразить ее деятельность. Подобный системный подход можно применить и в оценке деятельности ЕАЭС», – резюмировал он.
Айдархан Кусаинов уверен, что будущее интеграционного объединения зависит от того, смогут ли страны выработать новую, скоординированную экономическую политику. Но также он убежден, что ЕАЭС нуждается в какой-то общей идее – некой «путеводной звезде». Между тем доктор философских наук, профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев считает, что сосредоточиться нужно на решении конкретных вопросов:
– Как человек, социализировавшийся в период распада Советского Союза, я негативно отношусь к идеологии. Мне кажется, что проблемы возникают как раз из-за того, что мы сильно идеологизируем процесс. Началось это с некой эйфории в процессе обсуждения перспектив Таможенного союза, потом ЕАЭС, как глобального процесса, носящего не инженерный, не технический, а именно идеологический характер. Более целесообразно, на мой взгляд, отказаться от идеологизациии и заниматься решением насущных проблем.
Между тем главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований Андрей Хан отметил, что цель и идея у ЕАЭС уже есть:
– Если вспомнить Вильнюсский саммит Восточного партнерства, метания Украины между ЕС и ЕАЭС, потом Майдан, то приходит понимание того, что создание Евразийского экономического союза в какой-то мере спровоцировало противостояние Запада и Востока. Но совсем не факт, что это противостояние не обострилось бы в отсутствии ЕАЭС. Возможно, мы являемся свидетелями восстания «третьего мира» против гегемонии «золотого миллиарда». Или же мы можем говорить, что идет битва за биполярный мир, которая может легко перерасти в битву за многополярный. Но если предположить, что мы вступаем в стадию приближающейся Третьей мировой войны, а поверить в это в предлагаемых обстоятельствах не так сложно, то ответ на вопрос об идее существования ЕАЭС достаточно прост.
Европейский союз, создавался не просто как Объединение угля и стали, он создавался еще и для того, чтобы в Европе, которая стала источником самых страшных войн в ХХ веке, больше их не было. Чтобы европейские страны превратились в единый организм с общей идентичностью, который мог бы полноценно развиваться в атмосфере взаимного доверия. Уже потом как локомотив развития, как инструмент появились экономические программы. Не секрет, что ЕАЭС во многом строится по аналогии с ЕС, и точно также соображения безопасности здесь являются ключевыми. Если мы возьмем полный список предполагаемых членов, после вхождения которых, на мой взгляд, расширение будет достаточно проблематичным, то речь идет о шести странах ОДКБ, пока их четыре. То есть ЕАЭС будут представлять страны, объединенные системой коллективной безопасности.
Андрей Хан провел еще одну аналогию: по его словам, точно также как ЕАЭС стремится походить на ЕС, ОДКБ стремится походить на НАТО. Причем, вступление в Североатлантический альянс является обязательным для членства в Евросоюзе, хотя участие в НАТО само по себе не обеспечивает вхождение в ЕС. Как все это может отразиться на целях и перспективах ЕАЭС? По словам представителя Центра военно-стратегических исследований, идеи развития и наполнение интеграционного объединения могут поменяться под влиянием внешних угроз.
– Если конфронтация будет усиливаться, терроризм, угроза ИГИЛа, военная составляющая в конфликтах и противоречия будут нарастать, то Казахстан будет вынужден перейти на мобилизационную экономику, как это уже сейчас делает Россия, – заявил Андрей Хан. – Речь идет об усилении военно-промышленного комплекса, усилении армии, опоре на собственные силы, полные циклы производств. Как известно, Россия сегодня пытается превратить ВПК в локомотив своей экономики.
Сильная армия, конечно, никому не помешает. Однако для развития бизнеса мобилизационная экономика – не самый лучший вариант. Как пояснил Андрей Хан, при такой модели конкуренция попадает под давление государственных и национальных интересов.
Впрочем, это лишь одна из версий того, как и для чего будет развиваться ЕАЭС. Может быть, на данном этапе великая цель и вовсе не нужна, и можно ограничиться достижением целевых индикаторов. По крайней мере, так считает директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Булат Султанов, который в очередной раз провел аналогию с ЕС:
– Вспомните вехи: 1951 год – Европейское объединение угля и стали, 1956 год – общий рынок. Европейцы создавали общий рынок более 30 лет, и все это время они обходились безо всякой идеологии. И только потом они решили создать Европейский союз, потому что почувствовали, что могут конкурировать с США и могут создать новую валюту. Поэтому нам сейчас не нужно ставить идеологические задачи, говорить о каких-то прожектах. Мы создаем общий рынок. Все! Этот общий рынок должен заработать, чтобы каждый гражданин почувствовал от него дивиденды. Подчеркну, мы строим экономический союз и будем строить. И этим мы ограничимся на 10, 20, 30 лет. А потом уже пусть следующее поколение думает…

Юлия Майская

Источник: Nomad

ЕАЭС – крепость для защиты экономических интересов

Казахстанский политолог, руководитель фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев считает, что Евразийский экономический союз (ЕАЭС) поможет странам-участницам преодолеть последствия кризиса. Об этом, а также о старте ЕАЭС, его планах и перспективах он рассказал «Свободе Слова».

 

Старт ЕАЭС пришелся на минувший январь – непростой месяц, в течение которого усиливались геополитическая конкуренция, экономический кризис, война санкций. Насколько, на ваш взгляд, это осложняет работу ЕАЭС?

– Действительно, старт ЕАЭС пришелся на далеко не радужный период.  В некоторых СМИ уже появились мнения о том, что ввиду возникших трудностей у ЕАЭС якобы нет будущего. Подобные информационные фантомы мешают, конечно, интеграционным процессам, но с выбранного пути не собьют. Они слабы, так как неверные ссылки на якобы имеющий место возврат к советизации приводят к ошибочным рассуждениям и выводам. Сегодня стало модным опрокидывать политику в прошлое. Но ЕАЭС – именно экономическое объединение, причем мощное. Оно занимает лидирующие места в мире по многим параметрам. Например, по размерам территории (15% мировой суши),  добыче газа (22% мировой добычи) и нефти (14,6%), производству минеральных удобрений (14%, второе место в мире), выработке электроэнергии (9%, третье место в мире). Вы думаете, что у такого богатыря не появятся злопыхатели? Конечно, они будут. Но наши государства не позволяют себе жить, не думая о будущем. Ведь принципы экономической политики значительно изменились. Мы все стали прагматичными и расчетливыми, как люди, так и страны. Моральные качества гражданина социалистического общества никто уже не воспитывает. Мораль же и право при капитализме настроены на повышение конкурентоспособности. А это одна из целей создания ЕАЭС, чтобы в условиях модернизации национальные экономики стали более стабильными и развитыми, что в конечном счете должно повысить жизненный уровень населения. ЕАЭС – крепость для защиты экономических интересов, но не с закрытыми воротами. Союз заинтересован в интеграции с мировой экономикой, желая видеть ее более справедливой. Обратите внимание, что за свободную торговлю всегда выступали и выступают экономически сильные государства, чтобы открыть рынки более слабых для заполнения своими товарами, в то время как им самим не приходится опасаться конкуренции. Поэтому многие торговые блоки и союзы в мире возникли как реакция на глобализацию: экономическая кооперация обеспечивает как рост межгосударственной торговли, так и защиту от усиливающейся глобальной конкуренции. Так что интеграция – это и дружба против кризиса в том числе. Вспомните, что когда еще существовал ЕврАзЭС, то меры, принятые странами, его членами, позволили благополучно пережить мировой финансовый кризис 2007-2009 годов. Был реализован ряд совместных предприятий, создан антикризисный фонд. Вместе выбираться из кризиса всегда легче, трудности еще более сплачивают, а преобладающего влияния дезинтегрирующих факторов в ЕАЭС не наблюдается. Напротив, чувствуется уверенность стран-членов в важности и возможности достижения поставленных целей, а решения подкрепляются практическими шагами.

Изменили ли эти трудности восприятие ЕАЭС в глазах рядовых граждан?

– Интеграция в рамках Таможенного союза и ЕАЭС пошла по пути, получившему в политологии название функционализма. То есть на первом плане находится инструментарий экономической интеграции, позволяющий реагировать на практические нужды общества. Функционализм предполагает последовательность и такие темпы, которые были бы приемлемы для всех стран – участниц интеграционного процесса. К сожалению, я не нашел результатов социологических опросов по поводу реакции населения на недавние трудности. Однако прошлые опросы показывают, что оно в основном поддерживает создание ЕАЭС, причем как интеграционное объединение долгосрочного характера. У государств сложились добрососедские отношения, а между народами нет конфликтов и непонимания. ЕАЭС – это инструмент объединения людей, убирающий многие преграды. В нынешних трудностях, если, к примеру, почитать комментарии в соцсетях, кто и что только ни виноваты – Европа и США, деятели финансовых учреждений, спекулянты, низкие цены на нефть и металлы и т. д. ЕАЭС же – пока ребенок, растущий как раз для того, чтобы с трудностями бороться.

Что можно сказать о результатах действия ЕАЭС за прошедший январь?

Эдуард Полетаев, интервью, политика, ЕАЭС, Алишер Кожанов– Интеграция – процесс долгосрочный, и ожидать видимых преимуществ за столь короткое время не стоит. Нет еще статистики, чтобы проанализировать цифры. Только в 2016 году планируется создать единый рынок лекарственных средств и медицинских изделий, в 2019 году – единый рынок электроэнергии, а через 10 лет – единый регулятор финансовых рынков. То есть перспективы работы заявлены на целое десятилетие вперед. После Нового года мы проснулись в тех же государствах, с теми же проблемами, заботами и успехами. Прогресс, конечно, впечатляет, но это прогресс, связанный с самим фактом создания ЕАЭС. Новому объединению еще предстоит пройти через множество испытаний на пути к успеху. И движение к нему идет планомерно. На повестке согласование промышленной и агропромышленной политики, разработка 22 новых регламентов, вступление Кыргызстана в мае этого года, интерес других стран, в том числе Европейского союза, к сотрудничеству. Тем не менее многие казахстанцы уже почувствовали себя причастными к работе нового объединения, одобряя снижение цен на бензин, хотя напрямую оно не связано с единым экономическим пространством.

На первом этапе работы ЕАЭС возникли некоторые трения между странами-участницами. Насколько эти трения критичны для организации? 

– ЕАЭС – самый молодой интеграционный союз в мире, но он динамично развивается. И возникающие трения – следствие этой динамики. Разногласия не мешают искать и находить компромиссы. Надо говорить и договариваться, снизить эмоциональное напряжение, иногда раздуваемое СМИ. Если появляются шероховатости – не стоит хоронить союз, их надо обсудить. Например, в супружеских взаимоотношениях велика роль коммуникаций, навыков и культуры общения. Супруги становятся чужими друг для друга, если им не о чем поговорить. Примерно то же происходит между государствами и их лидерами, политиками других уровней. Нурсултан Назарбаев с Владимиром Путиным в прошлом году встречался 10 раз. Это свидетельствует о тесном характере взаимоотношений наших государств, которые всегда смогут договориться. Чтобы интеграционное объединение успешно работало, необходимо желание руководства стран создавать необходимые для функционирования интеграционного объединения структуры, которые и должны все противоречия решать. В свою очередь, географическая и ментальная близость также имеют значение. Никому из переговорщиков стран ЕАЭС переводчик не нужен. Я не думаю, что имеет место переоценка реальных возможностей государств – членов ЕАЭС, планы не кажутся несбыточными. Конечно, наличие опасений у некоторых представителей бизнеса по поводу возможного захвата рынка своими конкурентами вносит свой негативный вклад в информационный фон, однако давно сложившиеся экономические узы и их укрепление положительно скажутся на работе нового союза.

Беларусь первой возглавила ЕАЭС. Президент Александр Лукашенко обратился с заявлением к своим коллегам. По вашему мнению, на чем сосредоточится Беларусь во время своего председательства в ЕАЭС?

– Лукашенко заявил о том, что председательство Беларуси будет направлено на дальнейшее укрепление добрососедства, развитие экономического сотрудничества, а также продвижение четырех экономических свобод союза: свободы движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Беларусь – это верный выбор для закрепления интеграционного успеха в первый год работы ЕАЭС. Евразийское направление интеграции важно и безальтернативно для Минска. Беларусь уже давно использует свой индустриальный и сельскохозяйственный потенциал на рынках постсоветского пространства. Здесь живут основные покупатели ее продукции. Всякие разные «экономические послы» от менеджеров по продажам до профильных руководителей еще с 90-х годов разъезжают по нашим странам, продвигая продукцию заводов и фабрик, работа которых не остановилась. У Беларуси большой интеграционный опыт – в Минске находится исполнительный комитет СНГ, с 2000 года существует Союзное государство России и Беларуси, эта страна – хороший организатор разного рода саммитов. Братская и близкая по духу Беларусь работяща и созидательна, а значит, способна оказать влияние на укрепление ЕАЭС во время своего председательства.

 

Беседовал Алишер КОЖАНОВ

 

Справка «Свободы Слова»

Полетаев Эдуард Эдуардович родился в 1975 г. Окончил факультет международных отношений Алматинского государственного университета им. Абая. Автор ряда книг, а также многих статей в СМИ Казахстана, России, Великобритании и стран Центральной Азии. В разное время работал частным предпринимателем, политическим обозревателем, директором  Института по освещению войны и мира, главным редактором ряда казахстанских СМИ. В настоящее время – политолог, руководитель общественного фонда «Мир Евразии».

Источник: Свобода Слова

Давление по всем фронтам. Евразийский союз испытывают на прочность?

Евразийский экономический союз стартовал отнюдь не в тепличных условиях. Однако, по мнению некоторых экспертов, внешние вызовы – это не препятствие для интеграции, а стимул для совместного решения назревших проблем. Получится ли достичь успеха — это под большим вопросам, но так или иначе Казахстан уже стал членом этого объединения и ему придется приспосабливаться к его реалиям.

Проблемы, с которыми столкнулся с первых дней своего существования Евразийский экономический союз, пути их решения в Алматы обсудили участники экспертного клуба «Мир Евразии». Начало работы ЕАЭС пришлось на достаточно непростой экономический период: падение цен на нефть и курса рубля, взаимные санкции Европы и России. Также возникли определенные сложности, связанные с тем, что казахстанские производители, испытывая серьезную конкуренцию с подешевевшими российскими товарами, и ратуют за введение ограничений. Идут ссылки на статью 29 договора о ЕАЭС, которая предусматривает односторонние запретительные меры в случае угрозы национальной безопасности для той или иной страны союза, заметил политолог Эдуард Полетаев. «Мотивация казахстанской стороны понятна, но, на мой взгляд, речь не идет о сложных взаимоотношениях между странами. Во-первых, сам факт существования единого таможенного пространства рано или поздно приведет к тому, что цены выровняются. Это принцип сообщающихся сосудов: бизнес будет покупать там, где дешевле, и дороже продавать. Во-вторых, российские производители уже реагируют на падение курса рубля – повышают цены, либо вообще приостанавливают производство. Статистика же показывает, что за подешевевшими товарами в Россию отправляются в основном физические лица, в то время как юридические менее оперативно реагируют на данную ситуацию, и потому она не сильно сказалась на товарообороте между Казахстаном и Россией», — считает он. Экономический обозреватель Сергей Домнин считает, что в конце этого квартала в РФ будет очень серьезная инфляция. В нынешней непростой ситуации, по его мнению, главная задача для стран, подписавших договор о создании экономического союза, – научиться договариваться. — Есть три основных тренда. Первый – это пережить ситуацию с курсовым диспаритетом и не разругаться. Второй – пережить ситуацию с падением нефтяных цен и тоже не разругаться. И третий – «переварить» присоединение новых членов и опять-таки не разругаться, – подчеркнул Домнин, добавив, что часть ответственности за негативные последствия курсового диспаритета для предприятий лежит на самих производителях и дилерах. «Даже сделки с российскими автозаводами у многих казахстанских дилеров, как выясняется, были в долларах. Для всех стран ЕАЭС у импортеров вроде HMC и Toyota были свои, грубо говоря, прайсы: России эта модель могла продаваться за одни деньги, Беларуси и Казахстану та же самая машина продавалась за другие. Партнеры наших дилеров в крупнейших автомобильных корпорациях просто не принимали во внимание тот факт, что существует ЕАЭС со свободой передвижения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. Что любой курсовой диспаритет может привести к перетоку продуктов на соседний рынок и привести к убытку местных игроков. В Беларуси, кстати, такая же ситуация, как у нас: в прошлом году из 50 тысяч проданных автомобилей почти 50% было завезено по серым схемам, и это обвалило рынок», — заметил г-н Домнин. Что касается падения цен на нефть, то этот, безусловно, негативный фактор, тем не менее, может сыграть положительную роль для экономики, уверен директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев: Серьезным испытанием для стран-участниц союза, в экономике которых преобладает сырьевая составляющая, стало заметное снижение мировых цен на нефть и металлы. Однако это обстоятельство дает им хороший шанс, чтобы превратить проблемы в возможности. То есть, в этих условиях целесообразно развивать производство и создавать конкурентоспособные предприятия в несырьевых секторах, осуществлять совместные проекты в сфере малого и среднего бизнеса, особенно в рамках межрегионального сотрудничества, убежден политолог. Действительно, ситуация на мировом рынке углеводородов вынуждает и Казахстан, и Россию, наконец, серьезно, взяться за выполнение одной из главных задач – диверсификации экономики. Между тем генеральный директор консалтинговой компании «Almagest» Айдархан Кусаинов и вовсе призвал не брать в расчет то, что не произведено, а только добыто. — Возможно, было бы целесообразно считать ВВП Казахстана и товарооборот без учета нефти. В этом нет серьезной проблемы. Если вы посмотрите отчетность и экономические показатели Ирана, там все – и ВВП, и экспорт – указывается без нефтяных доходов. Логика в этом есть, тем более что в Казахстане имеется Национальный фонд – наша страна отделяет нефтяные доходы на физическом уровне. Давайте тогда отделять их и в статистике, – предложил эксперт. Такой подход, по мнению Кусаинова, позволит трезво оценить состояние казахстанской экономики, перспективы и приоритеты. Но, конечно, изменения подхода к статистике для диверсификации явно недостаточно. Измениться должна сама экономическая политика, считает он. Это залог устойчивого развития и Казахстана, и ЕАЭС. Причем, новая экономическая политика должна разрабатываться скоординировано всеми участниками интеграционного объединения. Тем более, что в 2019 году должен начать работать общий рынок электроэнергии, а в 2025 году – единый рынок нефти и газа и общий финансовый рынок. В следующем же году будут созданы единый фармацевтический рынок и рынок медицинских изделий. О необходимости экономических преобразований отметил и эксперт из Кыргызстана – генеральный директор аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» Дмитрий Орлов. «На мой взгляд, наше с вами будущее зависит от того, смогут ли члены этого объединения – Армения, Казахстан, Россия, Беларусь, а в дальнейшем и Кыргызстан – найти новую модель экономического развития. Потому что модель, которая сложилась с начала 90-х годов, показала свою ограниченность, так как направлена, по большому счету, на обеспечение постоянных доходов только двум категориям: ростовщикам и спекулянтам. Если не будет у евразийской интеграции главного двигателя — отличного от того, который до сих пор используется, и который весь мир договорился называть экономикой, то проблемы будут усугубляться. Если, допустим, Казахстан, либо Россия, смогут найти какие-то новые механизмы, то у других стран появится дополнительный стимул более тесно взаимодействовать с этими странами», — сказал г-н Орлов. Орлов также прокомментировал грядущее вступление Кыргызстана в ЕАЭС. По его оценке, потенциал у республики есть, однако в ближайшие пять, а, может, и десять лет Кыргызстан будет нуждаться в финансовой поддержке. «Источников доходов госбюджета — всего три: это «Кумтор», финансовые поступления от трудовых мигрантов, которые сейчас резко сократились из-за падения курса рубля, и легкая промышленность, которая не обеспечивает необходимых объемов. Поэтому экономисты в Кыргызстане говорят, что нам сейчас нужны производства полного цикла – начиная от добычи сырья и заканчивая переработкой в конечный продукт для последующей продажи на экспорт. Но дело в том, что сейчас у Кыргызстана своих денег для этого нет. Взять их тоже неоткуда», – признал гендиректор аналитического центра «Стратегия Восток-Запад». Опасения казахстанских экспертов вызывает тот факт, что Кыргызстан также как Россия и Армения является членом Всемирной торговой организации. По их мнению, это может вызвать дополнительные сложности в работе ЕАЭС. Однако есть повод и положительный момент: президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев не случайно объявил 2015-й годом укрепления национальной экономики. «Средства массовой информации и ряд аналитиков эмоционально реагируют на внешние вызовы. Тем не менее, существуют сферы, где легко добиться успеха в случае интеграции, где есть не только природные ресурсы, но и человеческий капитал. Например, атомная индустрия: интеграция в этой сфере происходила достаточно эффективно еще до создания ЕАЭС. Уже оценили преимущества экономического союза жители приграничных регионов, потому что они более всего заинтересованы в свободе передвижения капитала, рабочих рук, товаров и услуг. Также надо признать, что такое негативное явление как контрабанда исчезает благодаря созданию единого таможенного пространства», — заметил Эдуард Полетаев.

Источник: Kursiv.kz

ЕАЭС: нужно не поддаваться на иронию

Около 30 стран мира проявляют интерес к созданию зоны свободной торговли с Евразийским экономическим союзом. Факт показательный, но не удивительный, учитывая, что ЕАЭС – это практически половина евразийского континента. Всего на планете действуют 379 региональных торговых организаций и соглашений, и многие из них нацелены на расширение сфер взаимодействия и географии участников. Интеграция – это мировой тренд. Однако критики ЕАЭС и так называемые евразоскептики пытаются убедить в обратном. Кому и зачем это нужно?

«Я думаю, что интеграционный процесс на постсоветском пространстве будет постоянно сталкиваться с давлением извне», – отметил в ходе заседания экспертного клуба общественного фонда «Мир Евразии» директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете, доктор исторических наук Булат Султанов. На самом деле тема дискуссии была посвящена трендам нынешнего года в рамках ЕАЭС, но разговор, начавшийся с экономических внешних вызовов, неизбежно привел к обсуждению информационной войны и геополитических игр. И это вполне закономерно: ЕАЭС начал работу в сложных экономических условиях, спровоцированных падением мировых цен на нефть и взаимными санкциями России и Европы, что дало повод для скепсиса в отношении интеграции.

— Цена на нефть упала, бензин подешевел, но монополисты будут выходить из этой ситуации не путем снижения цен, а путем разжигания антиинтеграционных настроений. По автомобилям то же самое: российские машины стали дешевле, значит, надо нашим производителям и дилерам снижать стоимость. Однако они этого не делают, им легче поднять антиинтеграционную волну и требовать ввести запретительные меры, эмбарго. Хотя населению выгодно, чтобы снижались цены на товары, – говорит Булат Султанов.

— Недавно казахстанский политолог Марат Шибутов обратил внимание на то, что когда начал свою работу Таможенный союз, все говорили, мол, теперь машины подорожают, что будем делать… Начал функционировать ЕАЭС, автомобили подешевели, и теперь все говорят: «Ну что такое? Обрушили рынок. Теперь дилеры страдают», – добавил политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын. – Почему мы повышали цены на бензин? Потому что в России бензин дорогой. Теперь бензин подешевел, и уже говорят о том, что дешевый российский бензин может остановить три отечественных нефтеперерабатывающих завода. То есть ситуация меняется очень быстро, причем, на противоположную.

Ситуация, действительно, меняется, но не меняются средства воздействия на общественное мнение. Так, Булат Султанов привел занимательный пример из жизни наших соседей. В октябре прошлого года на конференции ЮСАИД в Кыргызстане замминистра экономики республики рассказал о том, что все кыргызские экономисты выступают за вступление страны в ЕАЭС, поскольку это необходимо для дальнейшего развития, а вот практически все публицисты – против.

— Там есть группа публицистов, которые хорошо финансируются. Кстати, самые финансируемые публицисты в Центральной Азии работают именно в Кыргызстане. Это пишущие люди, которые могут черное выдать за белое, а белое – за черное, – пояснил он, а заодно поделился своими опасениями. – Боюсь, что сейчас в Кыргызстане может произойти какая-то провокация для того, чтобы воспламенить горячих кыргызских парней против вступления в ЕАЭС. Поэтому нам нужно быть готовыми к тому, чтобы парировать и провокации, и попытки их пропагандирования в том или ином ключе.

К слову, эксперт из Кыргызстана, генеральный директор аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» Дмитрий Орлов рассказал, что с конца прошлого года в соседней республике вновь муссируются слухи о возможных внутриполитических катаклизмах: «Поговаривают, что весной опять что-то будет…». Впрочем, подобные кривотолки в Кыргызстане возникают ежегодно. Но на этот раз опасения подкреплены тем фактом, что в мае Кыргызстан планирует присоединиться к ЕАЭС.

— Общества всегда находятся либо в состоянии эволюционного развития, либо в возбужденном состоянии. Практика показывает, что интеграция приносит реальные плоды и возникает как раз таки в условиях, когда государство находится в состоянии относительного комфорта, – заметил политолог Эдуард Полетаев. – Трудно вообще найти пример, когда страна стремилась к интеграции в условиях политической нестабильности или военных действий. В качестве исключения можно было бы назвать Украину, стремящуюся в Европейский союз, но мы знаем, что пока сохраняется такая ситуация на востоке страны, никакие интеграционные объединения для нее недоступны.

Примечательно, что именно Украину кыргызстанский эксперт Дмитрий Орлов назвал страной, которая могла бы по своим «домайдановским» экономическим показателям сбалансировать Россию, в том случае, если бы Киев решился присоединиться к ЕАЭС, а интеграционное объединение ввело бы единую валюту. В Европейском союзе, по его словам, балансом немецкому локомотиву выступают Франция, Англия и Италия, а в Евразийском пока ни одна страна не может претендовать на эту роль. Конечно, предположения, намекающие на внешнее противодействие ЕАЭС, можно смело отнести к разряду конспирологических версий. Однако, предположения опираются на конкретные факты.

— Мы, порой, остерегаемся говорить о том, что сейчас стоит вопрос о переходе от однополярного мира к многополярному. А этот переход чреват непонятными ситуациями, и никто не может просчитать наше завтра в результате того, что США хотят сохранить однополярный мир, а развивающиеся страны этого не хотят, – считает Булат Султанов. – Между прочим, бывший госсекретарь США Хиллари Клинтон почувствовала стремление к созданию многополярных структур одной из первых, когда создавались БРИКС и ЕАЭС. Почему она выступила против? Потому что поняла: речь идет об антитезе однополярному миру.

Напомним, еще в 2012 году г-жа Клинтон заявила: «США постараются не допустить воссоздания Советского Союза под вывеской экономической интеграции. Это будет называться иначе – Таможенным союзом, Евразийским союзом. Но не будем обманываться на этот счет – мы знаем, какова истинная цель, и пытаемся найти эффективные способы замедлить и предотвратить это». Неуместная и популистская аналогия с СССР получила особую популярность в среде противников интеграционного процесса на постсоветском пространстве, хотя главы государств ЕАЭС неоднократно подчеркивали: ни о какой реинкарнации Союза речь не идет, сотрудничество в рамках объединения может быть исключительно экономическим.

Кстати, на днях в Брюсселе завершился восьмой раунд переговоров между делегациями США и ЕС. Повестка – соглашение о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТТИП). В августе прошлого года соглашение о трансатлантическом партнерстве подписали Канада и ЕС. Как пояснил директор Института международного и регионального сотрудничества, участники соглашения намерены создать трансатлантическую беспошлинную зону с потребительским рынком 820 млрд долларов. Второе крупное трансрегиональное торговое соглашение простирается через Тихий океан. Создают его США, причем, без участия Китая.

— Я нашел интересное выражение г-на Стросс-Кана, он сказал: «Если мы создадим Транс-Тихоокеанское партнерство без Китая, то КНР окажется между двух челюстей американского крокодила». Таким образом, мы сейчас наблюдаем, как США выталкивают Россию из соглашения с Европой, а в Азии Китай выталкивается из тихоокеанской зоны торговых отношений, – пояснил Булат Султанов. – Когда нас обвиняют в том, что мы создаем «неоимперскую» структуру, всегда надо говорить: «Ребята, ну вы же сами вместе с ЕС создаете ТТИП». И, конечно, когда мы говорим об Украине, то забываем о той борьбе, которая идет вокруг трансатлантического торгового соглашения. Украина, которая должна соединять ЕАЭС с ЕС, становится барьером. Это означает, что Европу легче перетягивать в Трансатлантическое соглашение – тогда российский газ будет не нужен, потому что в Европу пойдет сланцевый газ из США.

А заодно противникам интеграции следует напоминать, что в мире существует 379 региональных торговых организаций и соглашений. Причем, растет число соглашений, которые выходят за рамки только торговых. То есть они, по словам Султанова, превращаются в проинтеграционные соглашения. Как подчеркнул эксперт, интеграция – это мировой тренд:

— Когда нас из-за создания ЕАЭС обвиняют в черных замыслах, мы вправе показать, что есть общая динамика, определяемая тем, что глобальный кризис способствует созданию региональных и трансграничных экономических зон. И Евразийский экономический союз вписывается в эту тенденцию. Надо также говорить о том, что свыше 30 стран изъявляют желание создать зону свободной торговли с ЕАЭС. Среди них – Израиль, Иран, Турция, Вьетнам. Нам нужно не поддаваться на иронию наших противников, а просто говорить: «Ребята, это тенденция!».

Виктор Санькович

Источник: Caspian bridge — информационно-аналитический центр

Эксперты обсудили основные тренды 2015 года, связанные с началом работы ЕАЭС

В начале февраля в Алматы состоялось заседание экспертного клуба на тему «ЕАЭС: тренды 2015 года», организованного ОФ «Мир Евразии», в котором приняли участие известные политологи из Казахстана и Кыргызстана, экономисты и журналисты.
С 1 января 2015 года вступил в силу Договор о ЕАЭС, создающий условия для свободного передвижения капитала, услуг, товаров и рабочей силы. Четыре страны консолидировались, чтобы стать успешнее, а жизнь их граждан улучшилась. В мае текущего года Кыргызстан будет пятым полноправным участником ЕАЭС. Определяющими факторами интеграционной идеи становятся инновационное развитие, модернизация экономик, объединение сил, возможность совместного отстаивания интересов и преодоления трудностей.
У ЕАЭС — плотный график системной работы на 2015 год, направленной на обеспечение реализации форм связи теории с практикой. Планируется решить широкий спектр вопросов интеграционной повестки дня, касающихся функционирования ЕАЭС, развития нормативно-правовой базы, устранения нетарифных барьеров и реализации ряда конкретных проектов сотрудничества.
Сегодня уже функционирует единый рынок услуг, в который государствами — членами союза включено более 40 секторов. Граждане стран ЕАЭС будут работать на одних и тех же условиях, взаимное признание дипломов производится в автоматическом порядке. Применяется национальный режим для граждан всех стран в части социального обеспечения, в том числе медицинского обслуживания. Разрабатывается договор о сотрудничестве в сфере пенсионного обеспечения. Предполагается, что будет введено единое таможенное регулирование, гарантом которого станет новый таможенный кодекс Союза.
Единый фармацевтический рынок и рынок медицинских изделий заработают 1 января 2016 года. В 2019 году должен начать работать общий рынок электроэнергии, в 2025 году — единый рынок нефти и газа и общий финансовый рынок. Остается актуальной идея о начале переговоров по созданию зон свободной торговли между ЕАЭС и Европейским Союзом, а также рядом других стран. Евразийской экономической комиссией представлена система оценки эффектов ЕАЭС на экономики государств-членов.

Позиции и перспективы новых членов ЕАЭС

С 1 января 2015 года начал свою работу Евразийский Экономический союз. В связи с этим большое внимание уделяется не только возможным результатам работы, но и позициям и перспективам новых членов Евразийского Экономического союза. Основанный на базе трех государств, он включил достаточно быстро в себя еще и Армению.

Сейчас, конечно же, позиции этой стороны уделяется большое внимание, тем более, что мы видим, что вступление Армении в новое интеграционное объединение идет на фоне скандала, связанного с убийством армянской семьи российским военнослужащим на военной базе, который служил в Гюмри. Естественно, повышенное внимание отражается и на том, что появляются «горячие головы», которые говорят о нежелательности вступления Армении в ЕврАзЭС. Хотя мы должны понимать, что эта трагедия не имеет прямого отношения к традиционному объединению.

Такие случаи, увы, бывают очень часто. Такое неоднократно случалось и в Афганистане, где силы международных коалиций постоянно конфликтовали с местным населением. Но можно привести и ряд примеров, в той же Южной Корее, в других странах, где находится иностранный военный контингент. На самом деле Армения для Таможенного союза и для Евразийского Экономического союза страна не сказать, чтобы значимая. Позиции ее экономики откровенно малы, слабы. Это чуть более одного процента от общего объема Евразийского Экономического союза. Это три миллиона населения, это низкий уровень ВВП, это проблема с тем, что значительная часть населения находится за пределами страны, зарабатывает. Фактически там около 2 миллиардов в год идет поступлений от мигрантов, а реально — около 3 миллиардов. Это фактически сравнимо с годовым ВВП страны. С этой точки зрения, скорее, для Армении будет выгодно вступление в Евразийский Экономический союз. Но при этом упрощаются определенные барьеры и трудоустройство, например, что очень значимо для многих жителей Армении, которые работают в подавляющем большинстве в РФ.

Второй момент — это, естественно, снятие таможенных барьеров, что очень важно, поскольку Армения находится в своеобразной транспортной блокаде. Основные грузопотоки идут через Грузию и Иран. Естественно, ввиду сложностей армяно-азербайджанских отношений это восточное направление фактически закрыто.

Цена на ряд товаров, экспортируемых Арменией, должна если не снизиться, то, во всяком случае, не подорожать. Это продукты питания и одежда, горюче-смазочные материалы и так далее.

Но и Россия окажет Армении определенную финансовую помощь — в частности, уже на 2015 год было сказано, что газ будет поставляться по льготным тарифам, что принесет определенную пользу армянской экономике.

Армения — это член ОДКБ, фактически форпост. Россия имеет военную базу в этой стране. Те взаимоотношения, которые уже действовали в рамках ОДКБ, в рамках СНГ и ряда других интеграционных объединений, сыграют свою роль и в работе нового экономического объединения. Помимо этого, армянская экономика заинтересована в росте своего экспортного потенциала, поскольку это транспорт, фактическое отсутствие железной дороги, которая связывает Армению с Российской Федерацией, поскольку она проходит по территории непризнанной Абхазии. Эта часть дороги не функционирует. Не построена еще железная дорога в Иран, что в Армении очень необходимо, но пока средств не хватает.

Конечно же, в силу таких транспортных сложностей товарооборот Армении и с РФ, и с Казахстаном, и с Белоруссией достаточно низкий. В среднем товарооборот Казахстана и Армении — около 5 миллионов долларов. Это совершенно несерьезная цифра, ее нужно увеличивать. Тем более что и Казахстану есть что предложить Армении, и Армении есть что предложить Казахстану.

Потихоньку экспортный потенциал Армении увеличивается. Но этого еще мало, и я уверен, что в рамках Евразийского Экономического союза товарооборот будет увеличиваться. Это полезно для всех стран. Учитывая, что в Армении достаточно низкая себестоимость производства ряда продуктов питания, то их товары вполне могут быть конкурентоспособны на нашем рынке, несмотря на то, что с доставкой будут определенные сложности.

Мы видим, что к новому интеграционному объединению проявляют большой интерес другие зарубежные страны. В целом называется около 40 государств, которые хотят в той или иной степени дружить с Таможенным союзом и Евразийским союзом, может быть, в формате зоны свободной торговли. Последним из таких стран, показавшим интерес, был Тунис. Посол в РФ говорил о возможности подачи официальной заявки на вступление в Таможенный союз. Я думаю, здесь выступление носит больше комплементарный характер. Говорить о скором вступлении этой страны не приходится. Тем более, что это очень неожиданная заявка.

Мы слышали о том, что Сирия проявляет интерес, Таджикистан, Вьетнам, Тунис – страна, с которой началась серия бархатной революции, жасминовая революция, потом прокатилась по всему Ближнему Востоку. Тем не менее, это государство является перспективным для этого интеграционного объединения. Несмотря на то, что оно находится достаточно далеко географически, это одно из продвинутых государств северной Африки, которая фактически находится в 120 километрах от Италии. Это страна, где экономика зиждется не на природных ресурсах, а на человеческом потенциале. Тунис входит в пятерку стран — экспортеров оливкового масла, фиников. Кроме того, это государство, где имеются очень серьезные перспективы в сфере развития туризма. И многие граждане тех же стран Евразийского Экономического союза знают об этом.

Такое государство сможет стать своеобразным «тропическим огородом» для Таможенного союза. Мы понимаем, как много сложностей сразу же уберется, если это государство вступит в Таможенный союз. Думаю, не будет проблем с пересечением границ и прочим, тем более, что страна конкурентоспособная по ценам, предоставляет достаточно бюджетный отдых. В этом смысле интерес этого государства к Таможенному союзу нужно поощрять и пропагандировать. Я уверен, что Тунис — это не единственное государство, которое будет проявлять заинтересованность в этом интеграционном объединении.

Источник: Today.kz