Monthly Archives: Декабрь 2015

ЕАЭС ПОЙДЕТ ВПЕРЕД РАЦИОНАЛЬНЫМИ ШАГАМИ

Гибридная интеграция
«Для 2015 года характерны комбинированные, гибридные формы интеграционного взаимодействия, — отметил руководитель ОФ «Мир Евразии», политолог Эдуард Полетаев. — К примеру, когда функционировал Таможенный союз и только создавался ЕАЭС, была озвучена идея создания экономического пояса Нового Шелкового пути – торгового коридора для прямых поставок товаров. Сегодня же политики и эксперты рассуждают о сопряжении этих двух проектов. В 2015 году на крупнейших площадках речь также шла о взаимодействии ЕАЭС с Европейским союзом, БРИКС, АТЭС. На днях президент Казахстана предложил усилить взаимодействие ШОС и ЕАЭС.
В определенной степени знаковым считают подписание соглашения о расширенном партнерстве и сотрудничестве между Евросоюзом и Казахстаном, и в то же время в Москве на заседании Высшего евразийского экономического совета Нурсултан Назарбаев говорил, что надо двигать ЕАЭС дальше, тем более что в 2016 году Казахстан будет председательствовать в союзе. На самом деле подписание соглашения с ЕС – важный успех казахстанской дипломатии, но не революционный. Кардинальных изменений в отечественной экономике и политике от реализации соглашения ждать не стоит. Что касается ожидаемого облегчения визового режима, то это именно облегчение, а не отмена.
Среди явных плюсов нового соглашения – возможность привлечения дополнительных европейских инвестиций. Более тесное сотрудничество Казахстана с Европейским Союзом совпадает с проводимой политикой совершенствования инвестиционной привлекательности страны. При этом соглашение не противоречит участию Казахстана в ЕАЭС. Между прочим, одной из важнейших ожидаемых целей создания ЕАЭС является как раз улучшенная инвестиционная привлекательность данной организации с более чем 180 миллионами потенциальных потребителей и единой таможенной границей.
Однако теоретически можно выстроить самые разные конструкции, но основные проблемы лежат в практической плоскости. И если что-то не получается, надо действовать, работать, двигаться какими-то малыми шагами. Есть хорошие примеры взаимодействия. Скажем, если на уровне серьезной политики взаимоотношения Польши и России оставляют желать лучшего, то жители Калининградской области могут в рамках облегченного визового режима посещать Польшу, закупать там товары, путешествовать. Похоже идет взаимодействие Молдовы с Румынией, Ленинградской области с Финляндией и Эстонией. Такие короткие, но рациональные шаги, мне кажется, будут способствовать облегчению напряженности».

Плюс или минус?
Булат Султанов, директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете отметил, что если бы не было ЕАЭС, то проблемы были бы еще серьезнее. «Да, взаимная торговля Казахстана в этом году просела, — сказал он. — В январе-октябре 2015 года она составила 13,4 млрд долларов. В 2013 году, на пике, мы говорили о том, что товарооборот выходит на уровень 23-24 млрд долларов. А теперь со всем Евразийским экономическим союзом, с новыми странами-участницами, у нас выходит примерно на 40% меньше. Товарооборот упал, и это дает пищу для критиков ЕАЭС. Объем взаимной торговли Казахстана со странами ЕАЭС в январе-сентябре текущего года достиг 7,8 млрд долларов, а это на 21% меньше показателя за аналогичный период 2014 года. Но надо учитывать, что падение товарооборота со всем остальным миром зашкаливает за 30%.
Поэтому нужно объективно разобраться: действительно, есть плюсы, есть минусы. Но плюсов от интеграции больше, и со временем их количество будет только увеличиваться».
«Я посмотрел структуру торговли за 10 месяцев 2015 года, — заявил в свою очередь политолог Антон Морозов. — На внешние рынки, вне ЕАЭС, приходится 78% энергоресурсов, металлов – 12%, химической продукции – 5%, продовольствия – почти 2%. И теперь на рынок ЕАЭС: энергоресурсы – 45%, практически в два раза меньше, зато химическая промышленность – 18%, металлы – 7%, продовольствие – 8,1%.
Несмотря на все проблемы, качественные показатели внутри ЕАЭС оказались лучше, по сравнению с показателями торговли с государствами вне его границ. Получается, что рынок ЕАЭС гораздо меньше зависит от колебаний цен на нефть, от чего все мы пострадали. Вот, собственно, это и есть четко обозначенная перспектива диверсификации, индустриализации. Вот это и обуславливает значимость рынка ЕАЭС, его перспективность».
«Экспорт за 10 месяцев 2015 года в целом упал на 43%, импорт – на 25%. Со странами ЕАЭС экспорт упал на 23%, то есть падение намного менее существенное, по импорту падение составило 24%. И эта картинка – скорее, позитивный аргумент в пользу ЕАЭС», — подчеркнул главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин.
С кем жить, с кем дружить?
С кем подпишут соглашения о ЗСТ в ближайшее время? Сергей Домнин считает, что самый главный претендент – это Израиль, намечено уже два круга переговоров в 2016 году. Следующим будет Иран: тоже намечены переговоры на 2016-й, но точного календаря пока еще нет. Еще две страны, которые также, по-видимому, ближе прочих к подписанию договора о ЗСТ с ЕАЭС – это Египет и Индия.
«Что же касается новых членов ЕАЭС, то логично было бы ждать присоединения Республики Таджикистан, — заявил Сергей Домнин. — Если бы это была инициатива российской стороны, она бы, может, продавила данное решение – в большей степени геополитическое, чем вызванное экономическими предпосылками. Понятно, что от России в Душанбе ждут солидных инвестиций – по кыргызскому и армянскому сценариям. Но Россия, насколько я понимаю, сейчас не готова делать такие инвестиции и не видит в этом особого смысла. А в целом ЕАЭС как экономический союз, по моему мнению, достиг своих естественных границ. Принимать в союз кого-то еще пока не стоит, а вот соглашения о ЗСТ можно подписывать с широким кругом партнеров.
Дальнейшего форсирования интеграции, скорее всего не будет. К концу года политические лидеры это направление немного ослабили – их занимают другие проблемы».
«По данным разных представителей ЕЭК, более 30 стран и межгосударственных объединений заинтересованы в свободной торговле с ЕАЭС, — напомнил директор ЦАИ «Альтернатива» Андрей Чеботарев. — Из перспективных партнеров в лице других межгосударственных объединений рассматриваются МЕРКОСУР (общий рынок стран Южной Америки), Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ)».
Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Леся Каратаева полагает, что ориентация на сближение ЕАЭС с Китаем, с выработкой особого режима взаимодействия, а также сопряжение проекта экономического пояса Нового Шелкового пути с ЕАЭС – пока наиболее реальный вариант. Китаю страны союза интересны в первую очередь в контексте реализации их программы «Большого освоения Запада». Ему нужны, естественно, ресурсы. В первую очередь – нефть. Также возможны зерновые поставки из Казахстана в Китай или через Китай. Это возможность выхода на Азиатско-Тихоокеанский регион, который к 2020 году будет крупнейшим в мире потребителем зерновых.
«Что Казахстану может дать Китай? — задалась вопросом Леся Каратаева. — Статистика показывает, что КНР является крупнейшим производителем строительных материалов, в частности цемента. Страна вкладывается в развитие собственной инфраструктуры и способна, что немаловажно, инвестировать в развитие нашей инфраструктуры. В условиях кризиса это очень выгодно. Кроме того, это хорошо сочетается с нашими программами – «Нурлы жол» и другими. Выгоду следует рассматривать не только, да и не столько, с точки зрения получения выгод непосредственно от транзита грузов, сколько с точки зрения формируемых возможностей для развития малого и среднего бизнеса в Казахстане. Речь идет о том, что вокруг этих транспортных коридоров выстраивается инфраструктура, которая способна подтолкнуть МСБ, создать для его развития благоприятные условия».

Виктор Санькович

Источник: Информационно-аналитический центр

Интеграция – не панацея, а возможность

Первый год работы Евразийского экономического союза начался в сложных условиях и заканчивается не с самыми впечатляющими результатами – в частности, товарооборот внутри объединения заметно упал. Однако казахстанские эксперты заявляют: проблема не в ЕАЭС, а в завышенных ожиданиях.
В уходящем году в рамках ЕАЭС проделана большая работа, констатировали спикеры заседания экспертного клуба «Мир Евразии». Так, к создателям союза – Казахстану, России и Беларуси – присоединились новые участники в лице Кыргызстана и Армении. В конце мая было подписано соглашение о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) с Вьетнамом. И еще несколько десятков стран заинтересованы в ЗСТ с евразийской пятеркой. В течение года были предприняты конкретные шаги по дальнейшему формированию единых рынков и унификации таможенных процедур. Однако если говорить о конкретных результатах экономической интеграции, то они не столь впечатляющи, как ожидалось изначально.
– Взаимная торговля Казахстана в январе-октябре 2015 года составила 13,4 миллиарда долларов. В 2013 году, на пике, мы говорили о том, что товарооборот выходит на уровень 23-24 миллиарда долларов. А теперь со всем Евразийским экономическим союзом, с новыми странами-участницами, у нас выходит примерно на 40 процентов меньше, – отметил директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Булат Султанов.
Падение товарооборота, по словам эксперта, стало одним из главных аргументов для критиков ЕАЭС. При этом оппоненты евразийского объединения зачастую поддерживают интеграцию в других направлениях – например, вступление во Всемирную торговую организацию, добавил Султанов.
– На самом деле со всеми основными торговыми партнерами товарооборот упал. Просто те или иные спикеры, желая выдать как факт мнимое ухудшение взаимоотношений в работе ЕАЭС, приводят данные о падении товарооборота между странами-союзницами, – считает политолог Эдуард Полетаев. – Вот на днях в Казахстан приезжал высокопоставленный чиновник Евросоюза. Это интеграционное объединение – крупнейший торговый партнер Казахстана. Журналисты выдали цифры. По данным Министерства национальной экономики страны, за первые 10 месяцев 2015 года товарооборот между Казахстаном и ЕС упал почти на 40 процентов (26,7 млрд долларов в 2015-м против 45,6 млрд долларов за первые 10 месяцев 2014 года). То есть падение наблюдается по всем фронтам. И даже с теми странами, с которыми выстроены исключительно двусторонние отношения.
Булат Султанов в ответ тут же привел новые цифры. Объем взаимной торговли Казахстана со странами ЕАЭС в январе-сентябре текущего года составил 7,8 млрд долларов – это на 21% меньше показателя за аналогичный период 2014 года. В то же время падение товарооборота в целом, со всем остальным миром, зашкаливает за 30%. Это еще раз подтверждает общеизвестную истину: Казахстан, главным экспортным товаром которого остаются энергоресурсы, пострадал от снижения мировых цен на нефть и уменьшения объемов добычи и продаж.
По данным казахстанского статведомства, которые в рамках заседания озвучил главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин, в целом за 10 месяцев 2015 года объем отечественного экспорта снизился на 43%, импорта – на 25%. При этом со странами ЕАЭС экспорт упал на 23%, импорт – на 24%. Между тем доля России во внешней торговле нашей страны за 10 месяцев текущего года выросла с 16,3% до 19%.
– И эта картинка – скорее позитивный аргумент в пользу ЕАЭС. Но на самом деле показатель взаимной торговли – аргумент не самый серьезный, – сказал Сергей Домнин. – Напомню, в 2010 году – в первый год работы Таможенного союза – лидеры Казахстана, России и Беларуси отмечали: «Создание ТС вызвало рост взаимной торговли на 30-40 процентов». Большинство СМИ преподнесли этот факт как подтверждение того, что евразийская интеграция дает огромный эффект. Тогда мы в журнале, проанализировав товарооборот, не нашли в нем особенных структурных изменений, высказав мнение, что данный эффект – следствие в том числе посткризисного восстановления экономик и торговли. Так что если сегодня политики и сам ЕАЭС получают порцию критики за снижение взаимного товарооборота, пусть даже критика несостоятельная, то надо вспомнить, что пять лет назад они такими же аргументами добавляли себе очки.
По мнению профессора Казахстанско-немецкого университета Рустама Бурнашева, помимо интеграционного оптимизма надо сосредоточиться на поступательном решении существующих проблем. Причем не только тех, что возникают в процессе работы союза (в частности, в рамках ЕАЭС возникает недопонимание из-за несовершенства процедур и желания каждой страны защитить своего производителя), но и внутренних проблем, мешающих развитию экономики. Одна из главных задач – повышение конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей, добавил главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge, политолог Замир Каражанов.
– Действительно, товарооборот между странами упал. Могу сказать, что вырастет дефицит во внешней торговле из-за того, что нефть подешевела, ведь большие объемы торговли были завязаны с высокими ценами на нефть. Так что надо помнить, что интеграция – это, прежде всего, возможность, а не панацея, – подчеркнул он. – Все зависит от того, насколько мы сможем эту возможность реализовать. Отсюда делается следующий вывод: от интеграции мы можем выиграть только в том случае, если мы сами будем более конкурентоспособными.
Между тем политолог Антон Морозов заметил, что качество важнее количества, и это утверждение вполне можно отнести к товарообороту:
– Я посмотрел структуру торговли за 10 месяцев 2015 года. На внешние рынки, вне ЕАЭС, приходится 78 процентов энергоресурсов, металлов – 12 процентов, химической продукции – 5 процентов, продовольствия – почти 2 процента. Доля энергоресурсов в общем объеме поставок на рынок ЕАЭС составляет 45 процентов, что практически в два раза меньше общего показателя поставок на внешние рынки, но зато продукция химической промышленности составляет 18 процентов, металлы – 7 процентов, продовольствие – 8,1 процента.
Несмотря на все проблемы, качественные показатели внутри ЕАЭС оказались лучше, по сравнению с показателями торговли с государствами вне его границ, пояснил политолог.
– Получается, что рынок Евразийского экономического союза гораздо меньше зависит от колебаний цен на нефть. Вот, собственно, это и есть четко обозначенная перспектива диверсификации и индустриализации. Именно это и обуславливает значимость рынка ЕАЭС, его перспективность, – убежден Антон Морозов. – Ресурсы дешевеют, мы пытаемся выкарабкаться за счет продажи переработанной продукции с добавленной стоимостью. А рынок ЕАЭС – это возможность ее продавать, минуя таможенные барьеры.
Другое дело, что производство пока не поставлено на широкие рельсы, говорили участники экспертного клуба. Неоднократно звучало, что наиболее благоприятное время для развития производства – та самая золотая пора, когда нефть стоила больше 100 долларов за баррель, уже в прошлом. Но кризис заставит страны принимать меры, способствующие дальнейшему развитию, полагают эксперты. В частности, должны создаваться более комфортные условия для бизнеса, как это уже делается в сфере таможенного регулирования в рамках ЕАЭС. Главный же посыл экспертов таков: меньше слов, больше дела.

Юлия Майская

Источник: Nomad

Булат Султанов: Центральная Азия для Китая – не просто тыл, а «золотая» калитка

В КНР понимают, что если Центральная Азия дестабилизируется, то связь между Китаем и Россией будет идти через Дальний Восток, кратчайший путь будет перерезан, — таким мнением поделился на прошедшем в Алматы (Казахстан) заседании экспертного клуба казахстанский политолог, доктор исторических наук Булат Султанов. 

 

StanRadar.com приводит выступление эксперта дословно: 

Мы иногда на Китай смотрим с позиции прошедшего несколько лет назад пленума ЦК Компартии Китая и утверждаем, что Центральная Азия – это тыл. Во-первых, это не тыл, потому что американцы в Малаккском проливе поставили три корвета. Гипотетически в  любой момент поставки энергоносителей в Китай могут быть перекрыты. Поэтому, по информации зарубежных СМИ, в Китае планируют построить 20 зарубежных военных баз («Жемчужная нить») вдоль побережья Индийского океана. Уже подписан контракт о строительстве первой базы в Джибути.

Центральная Азия для Китая – не просто тыл, а «золотая» калитка, потому что если основные ворота будут закрываться, то могут возникнуть проблемы для китайской экономики. Если посмотреть на карту, вокруг Китая расположены Япония, Южная Корея, Вьетнам, Филиппины и Тайвань. Теоретически там может быть введена морская блокада. Американцы уже поднаторели на этом, опыт есть. Поэтому Центральная Азия – это та калитка, которая имеет не только экономическое, а, скорее, геополитическое значение.

Теперь смотрите: 4 газопровода из Центральной Азии идут в Китай, один нефтепровод и, если вы обратили внимание на недавнее сообщение, пустили скоростной поезд «Алматы – Урумчи». Вспомните, 8 мая было принято решение о строительстве ветки для скорого поезда от Москвы до Казани. И у нас договорились от Алматы до Астаны построить скоростную железную дорогу. Москва – Казань, Урумчи – Алматы, Алматы – Астана.  Только остается построить отрезок Астана – Казань.

И это не фантазии. Китайцы построили в Кыргызстане дорогу из КНР до Оша по горам. Правда, кыргызы им за это дали золотой рудник на разработку. Поэтому мы для Китая сейчас и калитка, и большой проект в сфере безопасности. Сухопутный Новый Шелковый путь они строят в значительной степени и для того, чтобы решить социально-экономические проблемы Синьцзян-Уйгурского автономного района.

Естественно, этот процесс будет наращиваться со стороны Китая. Но вспомните ту дугу, которую предложила в свое время Хиллари Клинтон: от Северной Африки до границ Китая. Посмотрите, где уже произошли конфликты и куда эти боевики из Сирии могут пойти? В том числе, боевики могут пойти в СУАР, и это дестабилизирует ситуацию, самое главное – подорвет все проекты, которые китайцы реализуют в том числе и через сухопутный отрезок Шелкового пути.

"Дуга нестабильности"

Поэтому Центральная Азия – это сейчас линия, может даже «дорога жизни», которая в случае дальнейшего ухудшения ситуации станет ниточкой, которая проходит через союзные (я имею в виду в рамках ШОС) государства. Наш регион для Китая — один из источников сырьевых поступлений, одна из дорог выхода Китая в большой свет – на Ближний, Средний Восток и дальше в Европу.

Центральная Азия для Китая — один из источников сырьевых поступлений, одна из дорог выхода Китая в большой свет – на Ближний, Средний Восток и дальше в Европу

Такую заинтересованность Китая надо понимать. Если он хочет, чтобы Центральная Азия не впала в ситуацию оранжевых революций, то будет заинтересован в социально-экономическом развитии региона, конечно, после СУАР. Поэтому КНР собирается создавать здесь промышленные предприятия, чтобы градус социальной напряженности наподобие оранжевых революций, которые произошли в Северной Африке, не поднялся в Центральной Азии. И Казахстану глупо было бы этим не воспользоваться. То есть ставить себе в плюс не только транзитный потенциал, но и заинтересованность Китая в том, чтобы Центральная Азия была мирным регионом.

В КНР понимают, что если, например, гипотетически регион дестабилизируется, то связь между Китаем и Россией будет идти через Дальний Восток, кратчайший путь перережут. Поэтому нам сейчас нужно всячески поощрять сопряжение не только ЕАЭС с проектом экономического пояса Нового Шелкового пути, но и стыковку программы «Нурлы жол» с данным китайским проектом.
Справка: Заседание экспертного клуба на тему «Интеграционная мозаика и перспективы Казахстана» было организованно 22 декабря ОФ «Мир Евразии» 

Источник: StanRadar.com
 

Эксперт: Казахстану предстоит большая борьба за внутренний рынок

«ЕАЭС как экономический союз достиг своих естественных границ. Принимать в союз кого-то еще пока не стоит, а вот соглашения о ЗСТ можно подписывать с широким кругом партнеров», — главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин поделился своим видением перспектив интеграции на прошедшем в Алматы (Казахстан) заседании экспертного клуба. 
StanRadar.com приводит выступление эксперта дословно: 
К вопросу о товарообороте и роли статистики в дискуссии вокруг ЕАЭС. Приведу данные казахстанского статкомитета за 10 первых месяцев 2015 года. (Надо сказать, что у нас со статистикой ЕАЭС, которая в основном готовится на базе российской статистики, периодически появляются большие расхождения в объемах товарооборота).

Экспорт в целом упал на 43% за 10 месяцев, импорт – на 25%. Со странами ЕАЭС экспорт упал на 23%, то есть падение намного менее существенное, по импорту падение составило 24% — сопоставимое. В результате, доля России во внешней торговле нашей страны в этом году (оперируя данными за 10 месяцев) выросла с 16,3% до 19%. И эта картинка — скорее позитивный аргумент в пользу ЕАЭС. Но на самом деле это аргумент не самый серьезный. Он не экспертный, а политический, демонстрирующий отсутствие структурного анализа изменений и причинно-следственных связей. Здесь видится одно стремление — подобрать факты для более или менее убедительного политического заявления.

Напомню, в 2010 году — в первый год работы ТС — лидеры Казахстана, России и Беларуси к концу года отмечали: «Создание ТС вызвало рост взаимной торговли на 30-40%». И я прекрасно помню, как большинство СМИ дали этот факт как подтверждение того, что евразийская интеграция дает огромный эффект. Тогда мы в журнале «Эксперт Казахстан», проанализировав товарооборот, не нашли в нем особенных структурных изменений, высказав мнение, что данный эффект – следствие в том числе посткризисного восстановления экономик и торговли.

Так что если сегодня политики и сам ЕАЭС получают порцию критики за снижение взаимного товарооборота (пусть даже критика несостоятельная), то надо вспомнить, что пять лет назад они такими же аргументами добавляли себе очки.

Вернемся к вопросам, которые поставлены на заседании. С кем подпишут соглашения о ЗСТ в ближайшее время?

Самый главный претендент – это Израиль, намечено уже два круга переговоров в 2016 году. Следующим будет Иран: тоже намечены переговоры на 2016-й, но точного календаря пока еще нет. Еще две страны, которые также, по-видимому, ближе прочих к подписанию договора о ЗСТ с ЕАЭС – это Египет (там полтора года, по оценкам, должны занять переговоры) и Индия (те же полтора года). Кстати, в этом списке была и Турция, но потом по понятным причинам вылетела. Роль Казахстана в данных переговорах минимальна, потому что ведутся они в основном российскими дипломатами. Поскольку именно Россия, экономика которой составляет 84% от экономики ЕАЭС, сейчас и последние пять лет является основным локомотивом евразийской интеграции. Плюс к тому, у России есть огромное количество специалистов, которые будут прорабатывать детали ЗСТ с третьими странами.

Следующий вопрос: факторы, которые могут способствовать синергии экономик. Это общее таможенное пространство, общий рынок товаров, услуг и рабочей силы. Что должно стимулировать кооперацию бизнесов? Это выход на сопредельные рынки. Однако мы сейчас видим, что реализовать данные возможности не так просто, как хотелось бы. У обеих стран, на которые приходится свыше 90% ВВП союза, экспортоориентированные сырьевые экономики, в России слабый, а у нас крайне слабый обрабатывающий сектор — именно он дает больше всего товаров в товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности. Кроме того, изрядную часть потенциала кооперации с Россией мы уже реализовали в 1970-80-х (некоторые связи в военно-промышленном комплексе, наработанные тогда, даже успели утратить), а затем продолжили в начале 2000-х.

К этому нужно добавить, что у России на уровнях, как центра, так и регионов на деле сохранилась жесткая протекционистская политика. На недавнем инвестиционном форуме в Актобе, руководитель управления внешних связей одной из российских областей перед большой аудиторией прямо заявил: наша задача — создавать производства на своей территории, поэтому пускать казахстанских конкурентов со своей продукции к нам мы будем неохотно; более благоприятным сценарием им видится приход казахстанского бизнеса с инвестициями. Россияне точно также борются за инвестиции, как и мы.

Те возможности, которые наша страна имеет в ходе конфронтации России с Западом, она также не в состоянии использовать в значительной мере. Отчасти в силу географии, отчасти в силу того, что у нас самих уровень развития производительных сил не такой уж высокий.

Стоит отметить, что геополитические и экономические выгоды для РК от сплочения Евразийского континента, безусловно, есть. Это транзитный потенциал, про который уже все говорили. Но еще может быть такой момент, как перенос китайских технологических мощностей на территорию Казахстана. Но тут процесс со всеми китайскими инвестициями довольно тонкий. Буквально несколько месяцев назад мы делали тему номера в журнале, которая выросла в мини-исследование. Взяли корреляцию китайских инвестиций на территорию Казахстана и импорт несырьевой продукции из Китая. Получили очень высокий уровень корреляции – 0,92. Смысл таков: инвестиции из КНР растут почти прямо пропорционально импорту из этой страны. Чем больше китайских инвестиций в нашей экономике, тем больше мы покупаем у Китая. Не исключено, что за эти же деньги, которые уходят в Поднебесную, а у нас остаются предприятия с китайскими собственниками или процентный долг по долларовому кредиту. И такая зависимость подтверждается теми, кто наблюдает за промышленной политикой Китая.

Что же касается межрегиональных интеграционных сценариев и наибольшей вероятности присоединения к ЕАЭС новых членов, то логично было бы ждать присоединения Республики Таджикистан. Если бы это была инициатива российской стороны, она бы, может, продавила данное решение — в большей степени геополитическое, чем вызванное экономическими предпосылками. Понятно, что от России в Душанбе ждут солидных инвестиций, по кыргызскому и армянскому сценариям.

Но Россия, насколько я понимаю, сейчас не готова делать такие инвестиции и не видит в этом особого смысла. А в целом ЕАЭС как экономический союз, по моему мнению, достиг своих естественных границ. Принимать в союз кого-то еще пока не стоит, а вот соглашения о ЗСТ можно подписывать с широким кругом партнеров.

…Мы опять-таки попали в негативный сценарий. Вся мировая фундаменталка против нас. Предстоит большая борьба за внутренний рынок, экспансии окажутся по плечу только самым сильным

Мы уже шестой год говорим, что открывающиеся рынки ЕАЭС позволят нам больше производить, но мы опять-таки попали в негативный сценарий. Вся мировая фундаменталка против нас. Предстоит большая борьба за внутренний рынок, экспансии окажутся по плечу только самым сильным. Хотя, полагаю, наиболее успешные казахстанские предприятия будут по-прежнему экспортировать. Я боюсь, если честно, их сейчас называть, потому что только назовешь, они сразу попадают в какой-нибудь привилегированный список и требуют господдержки.

Единственно, ожидается в  ЕАЭС, что будут упрощаться процедуры для бизнеса. В прошлый раз мы говорили о едином таможенном кодексе — это хороший пример того, как осовременить таможенные процедуры, сделать их более комфортными для участников внешнеэкономической деятельности.

Дальнейшего форсирования интеграции, скорее всего не будет. К концу года политические лидеры это направление немного ослабили — их занимают другие проблемы.
Справка: Заседание экспертного клуба на тему «Интеграционная мозаика и перспективы Казахстана» было организованно 22 декабря ОФ «Мир Евразии» 

Источник: StanRadar.com

Эксперт: Ориентация Казахстана на ресурсные поставки никак не добавляет устойчивости экономике страны

Сближение ЕАЭС с Китаем, а также сопряжение проекта экономического пояса Нового Шелкового пути с ЕАЭС – наиболее реальный вариант получения выгод  для Казахстана, —  об этом, выступая в Алматы (Казахстан)на заседании экспертного клуба, заявила доктор историчеких наук, главный научный сотрудник КИСИ при президенте Казахстана Леся Каратаева.

Падение объемов товарооборота между странами-членами ЕАЭС,  о котором так много стали говорить в конце года, безусловно, восторга не прибавляет, однако вполне ожидаемо. В первую очередь потому, что является не столько проблемой непосредственно самого ЕАЭС, сколько следствием изменения мировой конъюнктуры.

Это становится очевидным, когда обращаешь внимание на динамику товарооборота с третьими странами. Вопрос в другом: почему экспортный потенциал Казахстана упал гораздо сильнее, чем российский? К нам санкций никаких не применяли, режим у нас благоприятный, более того, можно было использовать новообразовавшиеся возможности.

А вопрос в том, что у нас основная статья экспорта – это ресурсы. Таким образом, мы видим, что ориентация на ресурсные поставки никак не добавляет устойчивости. Идея о том, что Казахстану необходимо развивать производственный сектор, далеко не нова.

Но вот мы уже начали вторую пятилетку форсированного индустриально-инновационного развития, а производственный сектор все пробуксовывает. Конечно, нельзя сказать, что ничего не движется, но может быть не так быстро, как хотелось бы. А кризис уже на дворе, он уже вполне ощутимый.

Что нам остается? Я полагаю, у нас остается еще один козырь – это наш транзитный потенциал. Но когда говоришь о транзитном потенциале, это красиво смотрится на политической карте – такой плоский мир, на западе – Европа, на востоке – Азиатско-Тихоокеанский регион, а мы, – счастливые обладатели  транзитного потенциала, – находимся посередине. Но когда ты переводишь это в формат глобуса, то видишь, что с одной стороны у нас создаваемая Трансатлантика (Transatlantic Tradeand Investment Partnership, TTIP), а с другой – Транспацифик (Trans-Pacific Partnership, TPP). И морским путем перевозить грузы все еще дешевле, чем наземным транспортом. И это обстоятельство формирует  определенные вызовы и риски для ЕАЭС.

транспортные коридоры

Что мы действительно можем предложить и на что можем ориентироваться? Я полагаю, что ориентация на сближение ЕАЭС с Китаем, с выработкой особого режима взаимодействия, а также сопряжение проекта экономического пояса Нового Шелкового пути с ЕАЭС – пока для нас наиболее реальный вариант. Реализация этих проектов позволит в полной мере получить выгоды от возможного создания ЗСТ с ШОС, Индией и т.д.

И вновь возникает вопрос: что мы можем предложить КНР и, что Китаю от нас нужно? Китай производит почти все и у него экспортный потенциал в значительной степени превышает собственный рынок внутреннего потребления.

Китаю мы интересны в первую очередь в контексте реализации их программы «Большого освоения Запада». Китаю от нас нужны, естественно, ресурсы. В первую очередь – нефть.

Булат Султанов упомянул о зерновых поставках из Казахстана в Китай или через Китай. Это очень хороший проект, это возможность выхода на АТР, тем более, что прогнозы показывают: к 2020 году Азиатско-Тихоокеанский регион будет крупнейшим в мире потребителем зерновых. И в данном случае мы могли бы создать кластер с Россией.

Но проблемы, как всегда, кроются в деталях. С одной стороны разница в ширине железнодорожной колеи, с другой — требования карантинной службы КНР, разрешающие транспортировку зерновой продукции исключительно фасованной в мешки по 50 кг, мы же, как известно, перевозим насыпью в контейнерах. При таких нюансах себестоимость казахстанского зерна возрастает, соответственно, конкурентные преимущества снижаются. То есть сама идея, даже оформленная в некий проект может выглядеть очень красиво и привлекательно, однако без детального просчета непосредственно механизмов никакой проект не заработает.

Что нам может дать Китай? Статистика показывает, что КНР является крупнейшим производителем строительных материалов, в частности цемента. Страна вкладывается в развитие собственной инфраструктуры, и способна, что немаловажно, инвестировать в развитие нашей инфраструктуры.  В условиях кризиса это очень выгодно. Кроме того, это хорошо сочетается с нашими программами – «Нурлы жол» и т.д.

Выгоду следует рассматривать не только, да и не столько, с точки зрения получения выгод непосредственно от транзита грузов, сколько с точки зрения формируемых возможностей для развития МСБ в Казахстане. Речь идет о том, что вокруг этих транспортных коридоров выстраивается инфраструктура, которая способна подтолкнуть наш малый и средний бизнес, создать для его развития благоприятные условия.

 

Справка: Заседание экспертного клуба на тему «Интеграционная мозаика и перспективы Казахстана» было организованно 22 декабря ОФ «Мир Евразии» 

Источник: StanRadar.com

Что сулит Казахстану углубление сотрудничества с Китаем и Европой?

Казахстан, председательствующий в ЕАЭС в 2016 году, недавно подписал соглашение о расширенном партнерстве с Евросоюзом. Кроме того, есть договоренность о сопряжении евразийского проекта с китайским проектом экономического пояса Нового Шелкового пути. Как, к всеобщей выгоде, сложить интеграционную мозаику, обсуждали участники экспертного клуба «Мир Евразии».

Окно в Европу
В условиях экономической турбулентности стоит учитывать гибридный характер процессов региональной интеграции, считает политолог Эдуард Полетаев.
«К примеру, когда функционировал Таможенный союз и создавался ЕАЭС, была озвучена идея создания экономического пояса Нового Шелкового пути – торгового коридора для прямых поставок товаров. Сегодня же политики и эксперты рассуждают о сопряжении этих двух проектов. В 2015 году на крупнейших площадках речь также шла о взаимодействии ЕАЭС с Европейским союзом, БРИКС, АТЭС (Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество). Недавно президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил усилить взаимодействие ШОС и ЕАЭС, тем более большая часть стран представлена и в том, и в другом объединении. В определенной степени знаковым в стране также считают подписание соглашения о расширенном партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Казахстаном. В то же время в Москве на заседании Высшего евразийского экономического совета Нурсултан Назарбаев говорил, что надо двигать союз дальше, тем более в 2016 году Казахстан будет председательствовать в ЕАЭС», – напомнил политолог.
Он также назвал подписание соглашения с ЕС важным, но не революционным успехом казахстанской дипломатии.
«Кардинальных изменений в отечественной экономике и политике от реализации соглашения ждать не стоит, – пояснил Эдуард Полетаев. – Да, 29 областей сотрудничества, в том числе такие знаковые, как торговля и инвестиции, – это много. Но в Европе никто и не собирался, к примеру, создавать с Казахстаном зону свободной торговли, что было сделано в случае с Украиной (зона начнет работу с 1 января 2016 года). Вот это, кстати, вызвало недовольство России, и озабоченные последствиями страны ЕАЭС решили выработать защитные меры. Кстати, переговоры о новом соглашении Казахстан — ЕС шли довольно долго – четыре года. Что касается ожидаемого облегчения визового режима, то это именно облегчение, а не отмена. Казахстан – не Грузия с Украиной. Это транзитная страна, через которую, по мнению Европы, просачиваются разные проблемы, например, из Афганистана. Скажу так: вероятно, тем, кто часто ездит в Европу, можно будет получить сразу пятилетнюю визу, а тем, кто нечасто или в первый раз, могут упростить условия примерно на уровне визовых требований Болгарии, входящей в ЕС, но не в Шенгенскую зону. Что бы ни говорили европейские дипломаты о приоритете для них Казахстана в Центральной Азии, ментально для них страна продолжает оставаться «станом».
Среди явных плюсов нового соглашения – возможность привлечения дополнительных европейских инвестиций, отметил политолог. Что как раз кстати, учитывая, что наша республика проводит работу по увеличению своей инвестиционной привлекательности. При этом соглашение с Евросоюзом не противоречит участию Казахстана в ЕАЭС, подчеркнул Полетаев, и наша страна ни в коем разе не собирается противопоставлять два объединения.
В свою очередь, главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований Андрей Хан, говоря об экономических трудностях, которые переживают сейчас все страны союза, заметил, что не все партнеры по ЕАЭС придерживаются такой же стойкой принципиальной позиции.
«Армения при ощущении неудач в этом году решила возобновить переговоры с Европейской комиссией по соглашению о зоне свободной торговли с ЕС. А это, как мы все помним, то, с чего начались проблемы с Украиной. На данном примере видно, что сколько бы мы не говорили о ценностях ЕАЭС, национальные интересы, их еще принято называть узконациональными, превалируют», – констатировал эксперт.

Калитка для Китая
Сопряжение ЕАЭС с транспортным коридором из Китая выгодно для всех сторон, уверен директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Булат Султанов. И у нашей республики в связи с выгодным транзитным положением здесь особый интерес. Правда, экономический кризис вносит свои коррективы, в том числе и в реализацию межгосударственных инфраструктурных проектов.
«Между партнерами не согласованы сроки. Например, в Москве только обсуждается проект международного транспортного коридора «Европа – Западный Китай» (МТК ЕЗК), автодорога протяженностью 8400 километров, которая соединит Россию, Казахстан и КНР. Так вот, Казахстан свой участок дороги уже вытянет в следующем году к российской границе. А по данным Российской Федерации, весь российский участок МТК ЕЗК будет готов в течение 8-10 лет, – рассказал эксперт. – Наша республика стала строить дорогу в соответствии с соглашением от 2008 года, подписанным президентами России и Казахстана. Ожидается, что проект полностью будет реализован в 2022-2025 годах, мы же дорогу к российской границе протянем уже в 2016-м. Данная ситуация еще раз показывает, что в России ситуация резко поменялась и нашла свое яркое выражение на переговорах Путина с Си Цзиньпином 8 мая этого года, когда они решили сопрягать ЕАЭС и экономический пояс Нового Шелкового пути».
Булат Султанов также акцентировал внимание на проекте железной дороги от китайского Чунцина до немецкого Дуйсбурга. В китайском городе, который расположен вблизи казахстанской границы, собирают ноутбуки и автомобили.
«Китайцам очень выгодно транспортировать свою продукцию контейнерами через Казахстан и далее – до Дуйсбурга. Проблема в том, что обратно приходится везти пустые платформы. Уже пришли к такому варианту, что Чунцину нужен медный концентрат. У нас в Казахстане его много. Поэтому мы можем завозить пшеницу, медь, может, еще и урановую руду», – сказал Султанов.
Между тем главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Леся Каратаева полагает, что поставки зерна в Китай – это также возможность выйти на рынок Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), который к 2020 году станет крупнейшим потребителем зерновых в мире. Правда, есть и проблемы: в КНР зерно разрешено перевозить только в мешках, у нас же его возят в вагонах. Поэтому для экспорта зерна в Китай и АТР придется внести немало изменений в работу производителей и перевозчиков.
«Что нам может дать Китай? Статистика показывает, что КНР является крупнейшим производителем строительных материалов, в частности цемента. Страна вкладывается в развитие собственной инфраструктуры и способна, что немаловажно, инвестировать в развитие нашей инфраструктуры. В условиях кризиса это очень выгодно. Кроме того, это хорошо сочетается с нашими программами – «Нурлы жол» и т.д., – заметила Леся Каратаева. – Выгоду следует рассматривать не только, да и не столько с точки зрения получения выгод непосредственно от транзита грузов, сколько с точки зрения формируемых возможностей для развития МСБ в Казахстане. Речь идет о том, что вокруг этих транспортных коридоров выстраивается инфраструктура, которая способна подтолкнуть наш малый и средний бизнес, создать для его развития благоприятные условия».
Булат Султанов считает, что Центральная Азия, в том числе Казахстан, для Китая – не тыл, а «золотая калитка». По его мнению, США выталкивают КНР из Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли так же, как выталкивают Россию из Трансатлантической ЗСТ с Европой. Поэтому Китай заинтересован в сопряжении своего транспортного коридора с ЕАЭС не только потому, что стране необходим безопасный транзитный путь для экспорта товаров на европейские рынки, но и потому, что «основные ворота» в АТР могут быть перекрыты тем или иным способом. В этом случае Поднебесная может оказаться отрезанной от энергоресурсов, поступающих из данного региона.
«Центральная Азия – это сейчас линия, может, даже дорога жизни, а в случае возможного ухудшения ситуации она станет ниточкой, которая проходит через союзные в рамках ШОС государства. Наш регион для Китая – один из источников сырьевых поступлений, одна из дорог выхода Китая в большой свет – на Ближний, Средний Восток и дальше в Европу. Такую заинтересованность Китая надо понимать. Если он хочет, чтобы Центральной Азии не грозила дестабилизация, то будет заинтересован в социально-экономическом развитии региона. Поэтому КНР собирается создавать здесь промышленные предприятия, чтобы градус социальной напряженности наподобие оранжевых революций, которые произошли в Северной Африке, не поднялся в нашем регионе. И Казахстану глупо было бы этим не воспользоваться», – заключил глава Института международного и регионального сотрудничества.

ИА Total.kz

Источник: Total.kz

ЕАЭС необходимо нарастить мускулы

Создание ЕАЭС – правильное решение, нужно двигаться дальше. Принципиальная позиция Казахстана, который будет председательствовать в Евразийском экономическом союзе в 2016 году, поможет объединению сосредоточиться на главных целях интеграции. В условиях кризиса это более чем актуально.

2015-й оказался непростым для евразийской интеграции, полагают участники экспертного клуба «Мир Евразии». Падение цен на мировых рынках энергоресурсов и металлов, девальвации в странах ЕАЭС, снижение покупательской способности, продолжение санкционного пинг-понга между Россией и западными государствами – все эти испытания пришлись на первый год функционирования союза. В результате взаимная торговля стран-участниц ЕАЭС заметно снизилась по сравнению с прошлым годом (в январе-сентябре текущего года объем достиг 7 млрд. 805,9 млн. долларов, а это на 21% меньше показателя за аналогичный период 2014 года).

Однако, как заметил директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Булат Султанов, президент Нурсултан Назарбаев совершенно справедливо заявил, что если бы не было данного союза, то проблемы были бы еще серьезнее. Так, объемы торговли с другими странами, вне ЕАЭС, снизились на 30% и более. В частности, с крупнейшим торговым партнером республики – Европейским союзом, по данным Миннацэкономики РК, товарооборот упал почти на 40%.

— За 10 месяцев 2015 года экспорт в целом упал на 43%, импорт – на 25%. Со странами ЕАЭС экспорт упал на 23%, то есть падение намного менее существенное, по импорту падение составило 24%. И эта картинка – скорее, позитивный аргумент в пользу ЕАЭС, – добавил главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин.

Товарооборот снизился на всех направлениях, однако критики ЕАЭС делают акцент именно на падении внутри союза, констатировал политолог Эдуард Полетаев. И в сложившейся ситуации, действительно, жонглировать фактами можно по-разному. Например, как это делают противники евразийской интеграции, вырвать ряд событий из общего контекста, забыв о кризисе, о падении цен на энергоресурсы, которые являются основным экспортным товаром республики, и других негативных факторах.

Впрочем, проблема не в критиках интеграции. На протяжении всей дискуссии эксперты возвращались к внутренним экономическим проблемам стран союза. Так, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Леся Каратаева, задала вполне резонный вопрос:

— Почему экспортный потенциал Казахстана упал гораздо сильнее, чем российский? К нам санкций никаких не применяли, режим у нас благоприятный, более того, можно было использовать новообразовавшиеся возможности. А вопрос в том, что у нас основная статья экспорта – это ресурсы. Идея о том, что Казахстану необходимо развивать производственный сектор, далеко не нова. Но вот мы уже начали вторую пятилетку ФИИР, а производственный сектор все пробуксовывает.

У нашего северного соседа с производством дела обстоят чуть лучше, но в целом экономическая ситуация в России весьма неблагоприятная, говорят эксперты. Они привели немало примеров, свидетельствующих об этом. Булат Султанов рассказал о том, что российский участок транспортного коридора «Европа – Западный Китай» будет готов только через 8-10 лет, в то время как Казахстан сдаст свой отрезок пути уже в 2016 году.

— 14-15 декабря президент Беларуси Александр Лукашенко приезжал в Москву договариваться по поводу кредита на два миллиарда долларов от Евразийского фонда стабилизации и развития, который контролирует Россия. Он эти деньги не получил, потому что были раскритикованы планы их освоения, невыполнение условий, под которые Беларуси был предоставлен предыдущий кредит на три миллиарда долларов. В ответ на это через некоторое время белорусский министр обороны заявил, что база в Бобруйске на 12 истребителей и 4 вертолета, которая была обещана России, может ей не достаться – вопрос повис в воздухе. То есть происходит торг – деньги в обмен на базу, – напомнил недавние события главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований Андрей Хан. – Россия ранее давала три миллиарда долларов Украине, и если бы не кризис, то Беларуси дала бы эти два миллиарда, не задумываясь. Но сейчас ситуация такая, что жертвенность России в этом смысле исчерпалась.

Неблагоприятная экономическая ситуация вынуждает нашего северного соседа теми или иными способами ограничивать ввоз товаров из стран ЕАЭС, считает Андрей Хан. По его мнению, в нынешних условиях страна не может себе позволить жертвовать некоторыми своими интересами ради интеграционной идеи.

— Армения, при ощущении неудач в этом году, решила возобновить переговоры с Европейской комиссией по соглашению о зоне свободной торговли с ЕС. А это, как мы все помним, то, с чего начались проблемы с Украиной. На данном примере видно, что как бы мы не говорили о ценностях ЕАЭС, национальные интересы, их еще принято называть узконациональными, превалируют, – привел эксперт еще один пример влияния кризиса.
К слову, в непростой экономической ситуации принятие новых членов в ряды ЕАЭС – Армении и Кыргызстана – вызывает все больше вопросов. Изначально экспертное сообщество в странах-основательницах евразийской интеграции отнеслось к идее расширения союза неоднозначно. Слабые экономики принятых в союз государств дают основания полагать, что их участие в интеграционном объединении лежит в плоскости политических интересов. Потому ранее эксперты высказывали предположения, что следующим новобранцем станет Таджикистан, поскольку только эта страна-член ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности, – прим. авт.) еще не вошла в Евразийский экономический союз. В условиях кризиса подключение Душанбе к евразийскому проекту Сергей Домнин считает маловероятным:

— Что касается межрегиональных интеграционных сценариев и наибольшей вероятности присоединения к ЕАЭС новых членов, то логично было бы ждать присоединения Республики Таджикистан. Если бы это была инициатива российской стороны, она, может, продавила данное решение – в большей степени геополитическое, чем вызванное экономическими предпосылками. Понятно, что от России в Душанбе ждут солидных инвестиций – по кыргызскому и армянскому сценариям. Но Россия, насколько я понимаю, сейчас не готова делать такие инвестиции и не видит в этом особого смысла. А в целом ЕАЭС как экономический союз, по моему мнению, достиг своих естественных границ. Принимать в союз кого-то еще пока не стоит, а вот соглашения о создании зон свободной торговли можно подписывать с широким кругом партнеров.

Руководитель аналитической группы «Кипр» Ерлан Смайлов также убежден, что неэкономические мотивы расширения экономического союза не пойдут на пользу интеграционному объединению и его участникам.

— Если взять в пример человека, то по аналогии скажу: в ЕАЭС есть рост, нет развития. Любому человеку можно набрать вес двумя способами – отрастить живот и бока или же нарастить мышечную массу. Вес набрать можно очень быстро, даже за месяц, питаясь тортами, гораздо сложнее набрать мышечную массу – для этого нужно качественно тренироваться, – говорит Смайлов.

По его мнению, каждая страна евразийской пятерки должна принимать меры для увеличения производства и, прежде всего, насыщения внутреннего рынка, а затем уже развивать экспортные направления. Государства также должны создавать максимально комфортные условия для развития бизнеса, улучшать инвестиционный климат, снижать административные барьеры. Аналогичное развитие требует и работа самого союза: Ерлан Смайлов уверен, что интеграция – это каждодневная работа. Процесс притирки будет продолжаться, предрекает эксперт. Тем не менее, страны-союзницы должны создавать условия, которые бы минимизировали такое явление, как торговые и таможенные войны.

Стоит отметить, что определенные меры уже приняты: в 2016 году должен вступить в силу Таможенный кодекс ЕАЭС, который унифицирует все процедуры, а главное – упростит их и сделает более транспарентными. Эксперты ожидают, что именно благодаря прозрачности процедур на границах снизятся риски коррупции и необоснованных задержек грузов. Такие же понятные, благоприятные условия должны быть созданы для развития производств в каждой из стран союза, подчеркивают эксперты. Казахстану и его евразийским партнерам необходимо «нарастить мускулы» – стать конкурентоспособными на деле. И, как минимум, Казахстану и России нужно уменьшить зависимость от экспорта энергоресурсов, прогнозные цены на которые в ближайшие годы не обещают нам безмятежной сытости.

Аманжол Смагулов, специально для Матрица.kz

Источник: Матрица.Kz/a>

Подходит к концу первый год работы ЕАЭС

На днях в Москве прошло заседание Высшего евразийского экономического совета Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Последнее заседание в текущем году по традиции стало своеобразным рубежом, на котором принято подводить итоги уходящего года и намечать планы на будущее.

Как известно, в 2014 году был завершен процесс присоединения к ЕАЭС Армении, которая 2 января 2015 года стала полноправным участником объединения. В мае текущего года к ЕАЭС присоединился Кыргызстан. Таким образом, трансформация организации из «тройки» (Казахстан, Россия и Беларусь) в «пятерку» (членство Армении и Кыргызстана) не только открывает перед всеми частниками интеграционного объединения новые перспективы, но и накладывает определенного рода обязательства.
И сегодня на повестке дня стоят воп-росы формирования общих рынков, обсуждение единых таможенных процедур, привлечение инвестиций в инфраструктурные проекты, развитие торговли и рынка капитала, сотрудничество с другими странами и объединениями. 2015 год был сложным, так как из-за кризисных явлений наблюдались проблемы во взаимной торговле. Но интеграционные процессы продолжаются, поскольку страны консолидировались, чтобы стать успешнее.
О том, чем запомнился уходящий год для Казахстана, являющегося активным членом ЕАЭС, рассуждали известные политологи и экономисты в ходе заседание экспертного клуба на тему «Интеграционная мозаика и перспективы Казахстана», организованного ОФ «Мир Евразии».
Существующая реальность в условиях экономической турбулентности заставляет по-новому воспринимать процессы, происходящие как внутри интеграционного объединения, так и за его пределами. Такие новые тенденции, как экономическая многополярность и ускоренная регионализация (в качестве ответа на глобальные угрозы), стремление ряда стран укрепить собственные экономические позиции с помощью «подушек безопасности» – все это может вести к некоторой трансформации процессов интеграционной практики. К примеру, когда функционировал Таможенный союз и создавался ЕАЭС, была озвучена идея создания нового Шелкового пути – торгового коридора для прямых поставок товаров. Сегодня же политики и эксперты рассуждают о сопряжении этих двух проектов. В 2015 году на крупнейших площадках речь также шла о взаимодействии ЕАЭС с Европейским союзом, БРИКС, ШОС, АТЭС, обсуждались идеи концепций «Большая Евразия» и «Интеграция интеграций».
Руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев отмечает: «Когда создавался и планировался ЕАЭС, никто не знал, что будут заниматься и обсуждать его сопряжение с проектом Великого Шелкового пути. Будут говорить о том, как вчера предлагал Нурсултан Назарбаев, усилить взаимодействие ШОС и Евразийского экономического союза, большая часть стран представлена и в том, и в другом объединении. В этом же году появились разговоры об усилении сотрудничества ЕАЭС с такими организациями, как АТЭС, БРИКС. Давно уже идет речь о попытке создания зоны свободной торговли между ЕАЭС и ЕС».
Его позицию разделяет директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Болат Султанов, который также отметил: «Я хотел бы вот еще на что обратить внимание. Есть такой Ариэль Коэн, после экономического форума в Астане он сказал: «Евразийский экономический союз – это, конечно, хорошо. Но основные источники инвестиций и инноваций для постсоветского пространства находятся за его пределами – в Китае, Европе и США». Поэтому сейчас надо готовиться к интеграции с Европой, Азией и Америкой.
Поэтому мы должны в нашей работе исходить из того, что когда нас критикуют за то, что мы создаем какие-то интеграционные объединения, кстати, критикуют нас американские эксперты и с их подачи часть наших политологов, то надо обратить внимание, что США, по словам Ариэля Коэна, даром времени не теряют. Они понимают необходимость создания не просто регио-нальных интеграционных структур, а субрегиональных структур. Для нас другого выхода нет, поскольку мы находимся в большом отрыве от морских торговых путей. Это единственный выход, если мы хотим провести диверсификацию экономики (а с нашим рынком в 17 млн человек это невозможно), нам нужны большие рынки. И эти рынки нам может предоставить ЕАЭС и создание ЗСТ с теми государствами, которые готовы это сделать».
В этом направлении уже проделана определенная работа. Ведь, как известно, интерес к созданию зоны свободной торговли (ЗСТ) с ЕАЭС уже проявили более 40 стран. При этом одним из первопроходцев стал Вьетнам, с которым было подписано соглашение о создании ЗСТ с ЕАЭС. Подписанный документ предусматривает обнуление Вьетнамом для поставщиков из стран Евразийского союза ввозных таможенных пошлин на более чем 59 процентов тарифных линий от общей товарной номенклатуры. Это преду-смотрено сразу после вступления соглашения в силу. В отношении еще 29 процентов групп товаров ставки таможенных пошлин будут снижены до нуля процентов в течение 5–10 лет.
К слову, сотрудничество между ЕАЭС и Вьетнамом уже имеет свою положительную историю. Так, с 2010 по 2014 год взаимный товарооборот между двумя сторонами вырос на 61,5 процента, составив 4,2 млрд долларов. А после вступления в силу договора о ЗСТ ожидается увеличение товаро-оборота более чем в два раза (с 4 до 10 млрд долл.). Кроме этого, сотрудничество с Вьетнамом позволит странам ЕАЭС расширить сотрудничество со странами Азиатско-Тихоокеанского региона.
Подписание договора ЕАЭС о ЗСТ с Вьетнамом соответствует национальным интересам Казахстана. Так, Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в своем недавнем Послании народу «Казахстан в новой глобальной реальности: рост, реформы, развитие» отметил, что «необходимо заключить соглашения о свободной торговле ЕАЭС с ключевыми региональными рынками. Правительство должно проработать эти вопросы с нашими партнерами и решать их с выгодой для всех».
На очереди – подписание очередных соглашений о ЗСТ с другими странами мира. Так, в октябре 2015 года было принято решение о запуске аналогичных переговоров с Израилем. Параллельно проводится работа по определению перспектив сотрудничества с такими крупными странами, как Индия, Египет и Иран.
Наряду с оптимистическими планами необходимо более тщательно изучать возможные риски и угрозы, способные повлиять на ЕАЭС. Так, главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований Андрей Хан отметил: «Действительно, хотим мы того или нет, это реальность, это касается всех участников ЕАЭС – Армении, Беларуси, Кыргызстана, Казахстана и России: у всех товарооборот как в целом, так и между странами значительно упал.
Причем, что интересно, в России как экспорт, так и импорт снизились примерно в одинаковых пропорциях – где-то 68 процентов, 61 процент. У Казахстана очень интересное снижение: экспорт снизился на 42 процента, а импорт – всего на 3,2 процента. То есть здесь мы видим, в какой серьезной ситуации в отличие от той же России мы находимся… Мне кажется, есть здесь некое неудачное стечение обстоятельств. Прошлый год, когда началось движение в сторону выстраивания ЕАЭС, совпал с теми катаклизмами, с той турбулентностью в Европе, с Украиной. Это все усилилось конфликтом на Ближнем Востоке. И, несмотря на нашу позицию «Pro», а мы проблемами ЕАЭС занимаемся практически год, здесь у нас на заседаниях часто звучит критика по этому вопросу. Но надо находить плюсы, надо находить аргументы».
Его мнение разделяет руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев: «Когда вы говорили о падении товарооборота, на самом деле со всеми основными торговыми партнерами товарооборот упал. Просто те или иные спикеры, желая привести как факт якобы ухудшения взаимоотношений или ближайших ухудшений в работе ЕАЭС, начинают приводить данные о падении товарооборота.
Вот вчера приезжал высокопоставленный чиновник ЕС. Привели цифры: за последние 10 месяцев товарооборот Казахстана с Евросоюзом, а это основной наш партнер, составил 26,7 млрд. А в прошлом году за 10 месяцев было 45,6 млрд. Падение наблюдается по всем фронтам. И даже с теми странами, которые не имеют отношения к союзническим отношениям. С той же Украиной падение составило почти 50 процентов».
Другим вопросом стало обсуждение доверительных отношений между членами ЕАЭС. «Самое главное – в рамках ЕАЭС нет доверия, каждый друг друга подозревает. И это провоцируется, это усиливается. Нам нужно выходить на другие проекты, искать пути решения. Я думаю, что пути решения очень простые: надо создавать наднациональные проекты, которые бы, например, объединили Соколовско-Сарбайский обогатительный комбинат и Магнитку – Магнитогорский металлургический комбинат. То есть те экономические цепочки, которые существовали в Советском Союзе, нужно восстанавливать, или создавать новые на другой какой-то основе.
Если будут создаваться общие проекты, тогда никто не будет на себя тянуть одеяло. Я считаю, что одним из путей решения является создание надстрановых и, может быть, надрегио-нальных торговых, экономических, промышленных структур. И второе. Я призываю посмотреть выступление Таира Мансурова, который предлагает сделать одним из коньков евразийской экономической интеграции энергетический комплекс. То есть создание казахстанско-российских энергетических комплексов. Я думаю, это тот мотор, который может потянуть наши страны в интеграционном русле», – отметил директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Болат Султанов.
Другим моментом является дальнейшее развитие ЕАЭС. И это понятно, ведь сегодня создается новая глобальная архитектура, состоящая в большинстве своем из интеграционных объединений. В этом просматривается объективный и долговременный характер процессов становления новых транснациональных экономических конструкций. «Наверное, на Высшем совете мы должны говорить о том, как Евразийский союз развивать дальше в условиях, когда там создают Трансатлантический, здесь – Транстихо-океанский… У нас есть тоже моменты, которые нам надо решить», – отметил Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на встрече со своим российским коллегой Владимиром Путиным.
Необходимость обсуждения перспектив ЕАЭС сегодня как никогда высока с учетом динамично меняющейся ситуации в мире. «Комбинированные, гибридные формы интеграционного взаимодействия очень характерны были для уходящего года. Тем не менее, как показывает практика, как показывает то же Послание Нурсултана Назарбаева, где речь идет о пяти направлениях антикризисных структурных преобразований, когда Президент сказал, что мы должны эффективно использовать потенциал близлежащих стран… Вчерашний день для Казахстана тоже был в определенной степени знаковым, когда было подписано об усилении взаимодействия и сотрудничества с Европейским союзом, и в то же время в Москве Президент говорил, что надо двигать Евразийский союз дальше, тем более что в 2016 году Казахстан будет председательствовать в ЕАЭС. Это тоже определенный вызов и возможности», – отметил руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев.
Однако и здесь необходимо просчитывать все возможные варианты, связанные с дальнейшим развитием ЕАЭС. «Нам нужно будет сейчас внимательно посмотреть переход от однополярного к многополярному миру, в частности создание и деятельность ШОС, БРИКС и ЕАЭС. Нам нельзя допустить, чтобы эти объединения перешли в конфронтационное противопоставление с теми объединениями, которые создают США. Я думаю, что в этой связи визит Федерики Могерини – это один из шансов прежде всего для казахстанских дипломатов проявить свою прыть, гибкость, обаяние для того, чтобы решить главную задачу, которую обозначил Президент. Это создание Большой Центральной Азии. Это создание зоны свободной торговли от Атлантики до Тихого океана», – отметил директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Болат Султанов.
Конечно, чтобы двигаться вперед, необходимо извлечь так называемый «Lessons learned», чтобы не повторить ошибки прошлых лет. Поэтому для Казахстана, который в наступающем, 2016 году будет председательствовать в ЕАЭС, анализ деятельности интеграционного объединения, равно как и изучение ситуации на мировых рынках и глобальной политической арене, будет иметь одно из первоочередных значений.

Олег СИДОРОВ, Алматы

Источник: Литер

Казахстанские эксперты обсудили новые формы интеграции

В Алматы состоялось заседание экспертного клуба на тему «Интеграционная мозаика и перспективы Казахстана», организованного ОФ «Мир Евразии», в котором приняли участие известные казахстанские экономисты, политологи и журналисты
В настоящее время страны ЕАЭС подводят итоги первого года работы союза. В актуальной повестке вопросы формирования общих рынков, обсуждение единых таможенных процедур, привлечение инвестиций в инфраструктурные проекты, развитие торговли и рынка капитала, сотрудничество с другими странами и объединениями. 2015 год был сложным, так как из-за кризисных явлений наблюдались проблемы во взаимной торговле. Но интеграционные процессы продолжаются, поскольку страны консолидировались, чтобы стать успешнее.
В сегодняшних условиях экономической турбулентности стоит учитывать гибридный характер процессов региональной интеграции. Такие новые тенденции, как экономическая многополярность и ускоренная регионализация (в качестве ответа на глобальные угрозы), стремление ряда стран укрепить собственные экономические позиции с помощью «подушек безопасности» — все это может вести к некоторой трансформации процессов интеграционной практики. К примеру, когда функционировал Таможенный союз и создавался ЕАЭС, была озвучена идея создания нового Великого Шелкового пути — торгового коридора для прямых поставок товаров. Сегодня же политики и эксперты рассуждают о сопряжении этих двух проектов. В 2015 году на крупнейших площадках речь также шла о взаимодействии ЕАЭС с Европейским союзом, БРИКС, ШОС, АТЭС, обсуждались идеи концепций Большой Евразии и «Интеграции интеграций».
Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в своем недавнем послании народу «Казахстан в новой глобальной реальности: рост, реформы, развитие» сказал, что «необходимо заключить соглашения о свободной торговле ЕАЭС с ключевыми региональными рынками. Правительство должно проработать эти вопросы с нашими партнерами и решать их с выгодой для всех».
К настоящему времени интеграционные процессы стали одной из наиболее актуальных проблем в изучении современных экономических процессов и явлений. Появляются новые формы интеграции, причем речь идет не просто о региональных объединениях, но и о перспективах поиска точек соприкосновения между инициативами, продуцируемыми с разных континентов. И хотя глобализирующаяся интеграционная мозаика пока проглядывается во многих отношениях нечетко, нельзя не видеть объективный и долговременный характер процессов становления новых транснациональных экономических конструкций.
«Решения лежат в практической плоскости, — отметил на заседании директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Булат Султанов. — Мир сейчас переходит от разваливающегося однополярного мироустройства к непредсказуемому полицентричному. Никто не знает, как это будет, в каких формах произойдет, поэтому создается масса комбинаций».

Казахстан откажется от беспошлинной торговли с Украиной — эксперты

Речь идет не о присоединении РК к антиукраинским санкциям РФ, а о защите внутреннего рынка.

В государствах Евразийского экономического союза опасаются реэкспорта европейских товаров из Украины с началом функционирования зоны свободной торговли между этой страной и ЕС. Вопрос в числе прочих обсудили накануне на заседании Высшего Евразийского экономического совета в Москве.

Напомним, 1 января 2016 года вступает в силу Соглашение о зоне свободной торговли (ЗСТ) между Украиной и Европейским союзом. В это же время Россия в одностороннем порядке повышает пошлины на ввозимые украинские товары до уровня импортного тарифа, применяемого в ЕАЭС. Таким образом РФ выйдет из Соглашения о ЗСТ с Украиной. К слову, это часть многостороннего документа, подписанного в 2011 году странами СНГ и предполагающего нулевые ставки при торговле между ними. Россия также введет в отношении Украины продуктовое эмбарго, аналогичное запретам на поставки из стран ЕС и США.

Эксперты полагают, что Казахстан, как и другие члены ЕАЭС, последуют российскому примеру и откажутся от беспошлинной торговли с Украиной согласно действующим договоренностям в рамках СНГ. При этом к продуктовому эмбарго, по мнению специалистов, РК присоединяться не будет, сохраняя статус-кво в санкционных войнах. Как может отразиться на внешнеторговом обороте Казахстана отказ от беспошлинной торговли с давним партнером, какова политическая составляющая вопроса и ожидать ли потока дешевых европейских товаров на местный рынок, рассказали политолог и экономист в беседе с корреспондентом Today.kz.

Чистая экономика

Ситуация в зоне свободной торговли СНГ складывается серьезная, считают эксперты. Ничего личного, чисто экономический расчет — говорит главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований Вячеслав Додонов. На чашах весов — объем внешнеторгового оборота Казахстана и Украины и возможный объем реэкспорта европейских товаров на рынок РК, который неминуемо увеличится при открытии экономических границ между Украиной и Евросоюзом. «В первую очередь, сохраняется угроза реэкспорта европейских товаров через Украину по нулевым ставкам, а также есть опасения, что украинские товары, потеряв конкурентоспособность на внутреннем рынке, будут пытаться заходить на наш рынок. Но у каждой страны есть свой внутренний рынок, который надо защищать. Поэтому опасения стран СНГ абсолютно аналогичны российским», — считает Вячеслав Додонов.

Как уточняет эксперт, Украина давно утратила статус стратегического экономического партнера РК. В 2014 году доля взаимной торговли составила порядка трех процентов от внешнего товарооборота Казахстана (по данным статкомитета, за январь-октябрь 2015 года этот показатель составил 2,6 процента).  «Украина — достаточно значимый торговый партнер, но все же из второго десятка. Скорее всего, в этом году доля еще сократится в связи с известными событиями. Соответственно, значимость Украины еще более снижается для Казахстана», — рассуждает Додонов.

Более того, по мнению экономиста, решение о прекращении беспошлинной торговли с Украиной для Казахстана будет укладываться в логику союзнических отношений. «Нельзя одновременно находиться в двух зонах свободной торговли. Если Украина выбирает членство в зоне свободной торговли с ЕС, она должна лишаться членства в зоне свободной торговли в СНГ, потому что у ЗСТ нет общей торговли с ЕС. Думаю, такая же логика, которую применяет Россия, будет действовать и у нас. Это связано с необходимостью защищать внутренние рынки СНГ в новых условиях», — отмечает Додонов.

Немаловажная роль здесь отводится вступлению Казахстана в ВТО. Эксперт полагает, что в качестве размера торговых ставок на ввозимые из Украины товары, как и в России, может браться шкала импортного тарифа, применяемого в ЕАЭС. «Обязательства стран в рамках ВТО существуют. И Россия перешла на «режим наибольшего благоприятствования» в отношении с Украиной. Это режим, как со всеми остальными странами в рамках ВТО. Речь идет в среднем о шестипроцентных пошлинах. Понятно, что по отдельным товарным позициям они отличаются, но в среднем — около шести процентов. Скорее всего, у нас такая же будет принята политика. Нам, как и России, неинтересно принимать все торговые потоки из ЕС по нулевым ставкам», — заключает экономист.

В течение первого полугодия будет анализироваться ситуация внешнеторгового баланса, а затем будет принято положительное решение, уверены эксперты, вопрос лишь в готовности технической базы.

Двусторонняя дружба

Политолог Эдуард Полетаев уверен, что противостояние России и Украины все же отражается на экономическом партнерстве других союзных стран. Казахстан, как страна-участница нескольких интеграционных объединений, в том числе ЕАЭС, вынужден соблюдать определенные правила. И по мнению эксперта, история вокруг ЗСТ с Украиной еще более девальвирует роль СНГ. «С другой стороны, СНГ давным-давно называют инструментом цивилизованного развода. И многие функции организации постепенно переходят в фокус других объединений. Если речь идет о военно-политической безопасности, то этим занимается ОДКБ, если речь идет о свободной торговле и таможенных ограничениях, то здесь уже речь идет о ЕАЭС. Поэтому единственным действенным инструментом, который оставался за СНГ, помимо сверки часов лидеров во время нечастых встреч, была роль ЗСТ. Теперь и он может кануть», — делится политолог мнением относительно роли ЗСТ в рамках СНГ.

Полетаев также не склонен драматизировать экономические потери Казахстана в случае прекращения беспошлинной торговли с Украиной. По его мнению, именно последней было выгодно торговать с РК на льготных условиях. «Благодаря именно зоне свободной торговли Украина и держалась в СНГ, потому что ей было выгодно экспортировать и сохранять торговые связи. И, естественно, сейчас, в условиях кризиса, все стараются свои национально-экономические интересы защищать. Отсутствие импорта украинских товаров позволит местным производителям увеличить свое производство. В данном случае больше может пострадать белорусско-украинская торговля, поскольку страны граничат друг с другом и имеют серьезные экономические взаимоотношения. У Казахстана с Украиной же нет общей границы», — говорит политолог.

Кроме того, напоминает Полетаев, благодаря ТС и ЕАЭС торговые потоки уже значительно изменились. «Не всегда это связано с политикой. К примеру, те же конфеты «Рошен», которые доминировали одно время на казахстанском рынке, благодаря ТС их стало невыгодно завозить в РК. И здесь выиграли местные и российские производители, чья доля на рынке существенно выросла. Это один из таких примеров», — приводит пример эксперт.

И все же политолог считает, что экономические взаимоотношения могут наращивать мощь и в рамках двусторонних отношений. «В рамках двусторонних отношений все равно экономические контакты сохранятся. Тем более есть еще достаточно много нюансов, касающихся территориальной транзитной составляющей. К примеру, если товар идет из Молдовы, то он хочешь не хочешь будет пересекать территорию Украины», — добавляет Полетаев.

На развод согласные, на санкции — нет

Вячеслав Додонов считает, что Казахстан не будет поддерживать антиукраинские санкции, поскольку видит их, дескать, как проблему двусторонних отношений России и западной коалиции. Уже сложилась политика невмешательства, вряд ли кто-то будет теперь нарушать статус-кво, говорит экономист.

«Это отдельный аспект двусторонних отношений России и ЕС, России и Украины. Поэтому к этому пласту отношений Казахстан и Белоруссия, как и другие страны ЕАЭС, не имеют отношения. Россия, по большому счету, с начала санкционных войн, которые длятся уже полтора года, не просила своих партнеров по ЕАЭС присоединиться к ним. Ее интересовал лишь вопрос реэкспорта запрещенной продукции. Но сам по себе режим отношений со странами ЕС и ЕАЭС никак не поменялся. Как мы торговали без всяких санкций с ними, так и продолжаем торговать», — поясняет Додонов.

Эдуард Полетаев считает, что РК и РФ вынуждены будут активизировать импортозамещение ввиду девальвации нацвалют и следующего из этого снижения покупательской способности. Или же, по мнению политолога, страны будут искать новых партнеров, «которые аналогичную продукцию могут предоставить по более низким ценам».

«Это может быть Юго-Восточная Азия либо Латинская Америка. Сейчас, в условиях девальвации, тот же импорт из стран ЕС достаточно дорог даже для среднего класса. И санкции тут ни при чем», — заключает эксперт.

Источник: Today.kz

Казахстану в ЕАЭС важно научиться отстаивать свои интересы

Первый год существования Евразийского экономического союза (ЕАЭС) был непростым. Однако союз действует и постепенно развивается. По оценкам президента РК Нурсултана Назарбаева, озвученным в октябре этого года на заседании Совета безопасности, ЕАЭС имеет хорошие перспективы, несмотря на неблагоприятную конъюнктуру мирового рынка и иные внешние условия, не позволяющие полностью раскрыть потенциал интеграционного объединения. Особенно важным глава государства считает открытие перед казахстанским бизнесом больших возможностей для налаживания межгосударственной кооперации и наращивания экспорта.
Среди важных процессов и событий этого года следует отметить увеличение непосредственных участников, а также потенциальных партнеров ЕАЭС. В первом случае речь идет о присоединении к союзу Армении и Кыргызстана. Что касается партнерства, то 29 мая было подписано первое соглашение о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) – между ЕАЭС и Вьетнамом. Правда, данное событие имеет преимущественно политическое значение. Тогда как его экономический эффект, скорее всего, проявится гораздо позже. В частности, известно, что с вступлением данного соглашения в силу в рамках взаимной торговли сторон будут обнулены таможенные пошлины по 60% товарных позиций.
Другим заметным событием в этом ряду стала достигнутая руководителями Китая и России договоренность о сопряжении региональных интеграционных процессов в рамках ЕАЭС и «Экономического пояса Шелкового пути» (ЭПШП). В том числе это касается заключения в обозримом будущем соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между союзом и КНР. Судя по всему, Москва и Пекин пошли на все это с целью недопущения столкновения интересов в Центральной Азии в процессе реализации рассматриваемых интеграционных проектов. Известно, что в настоящее время по линии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) ведутся переговоры с Китаем по вопросам указанного соглашения. Пока трудно сказать, к чему в итоге придут стороны. Тем не менее, для Китая было бы выгодным создать с союзом ЗСТ, что позволит устранить ограничения (в частности, ввозные пошлины) для свободной поставки различных китайских товаров в Казахстан, Кыргызстан и Россию.
По данным разных представителей ЕЭК, в настоящее время более 30 стран и межгосударственных объединений заинтересованы в свободной торговле с ЕАЭС. Уполномоченными лицами ведется деятельность по изучению целесообразности заключения соответствующих соглашений, в частности, с Египтом, Израилем и Индией. Кроме того, с инициативой создать ЗСТ с Ираном выступила Армения. Из перспективных партнеров в лице других межгосударственных объединений рассматриваются МЕРКОСУР (общий рынок стран Южной Америки – прим.), Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ) и т.д.
ЕАЭС также заинтересован в развитии взаимовыгодного сотрудничества с Европейским Союзом (ЕС). Однако в свете ведущейся с 2014 года «войны санкций» между Западом и Россией перспективы такого сотрудничества выглядят весьма туманными. Примечательно, что в ноябре т.г. председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер сам обратился к президенту РФ Владимиру Путину с предложением рассмотреть возможности взаимодействия ЕС с ЕАЭС в режиме консультаций со странами-участницами. В то же время он четко увязал положительное решение данного вопроса с выполнением Минских соглашений. Не исключено, что глава Еврокомиссии использовал рассматриваемое предложение именно для побуждения России к определенным уступкам по Украине. В свою очередь, российская сторона расценила такую постановку вопроса, как неуместную.
Что касается участия Казахстана в ЕАЭС, то он изначально подошел к этому вопросу с чисто прагматической стороны, рассчитывая извлечь определенные экономические дивиденды. Судя по всему, речь главным образом идет здесь о стремлении добиться от России экспорта своей нефти через ее территорию по внутренним тарифам этой страны, а также расширении возможностей для сбыта различных казахстанских товаров на российских рынках. Имеются и политические интересы, включая сближение с Россией, особенно на уровне правящих элит, а также использование фактора ЕАЭС в процессе многовекторного лавирования между различными геополитическими игроками.
Вместе с тем в силу ряда обстоятельств имеют место и определенные негативные моменты в рассматриваемом процессе. В частности, наблюдается снижение объемов внутренней и внешней торговли. Так, по официальным статданным, взаимная торговля между странами-участницами союза в январе-августе этого года снизилась на 26% по сравнению с аналогичным периодом 2014 года. А внешняя торговля ЕАЭС с третьими странами за первое полугодие т.г. сократилась на 33,2%. Кроме того, в деловых и экспертных кругах Казахстана критически воспринимаются ограничения, установленные Россией относительно движения по ее территории различных товаров из ЕС, США и других стран, участвующих в «войне санкций». Только в течение 2015 года Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору РФ (Россельхознадзор) не было пропущено в Казахстан достаточно большой в совокупности партии различных продуктов питания из Бельгии, Германии, Дании, Латвии, Норвегии, Польши и т.д.
В любом случае Казахстану важно поддерживать и развивать конструктивные отношения с Россией, включая торгово-экономические. ЕАЭС в этом плане призван дать дополнительные возможности, включая свободный выход на рынки РФ. Конечно, на практике далеко не все, что прописано в Договоре о ЕАЭС и других документах, выполняется. Но это характерно практически для всех бывших и действующих межгосударственных объединений на постсоветском пространстве. Казахстан же зарекомендовал себя инициатором создания и активным участником ряда данных объединений, ни разу не допустив выхода отсюда или приостановления своего участия в них. Такой тактики ему следует придерживаться и в рамках евразийской интеграции.
Другое дело, что Казахстану следует занять более активную позицию в ЕАЭС в соответствие со своими национальными интересами. Тем более, что в 2016 году наша страна будет председательствовать в Высшем и Межправительственном экономических советах союза. В связи с этим целесообразно усилить работу членов Коллегии (министров) и других сотрудников Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) из числа казахстанцев, добиваться через них неукоснительного соблюдения всеми странами-участницами договорных обязательств и полной отмены изъятий и ограничений для свободного движения товаров на всем пространстве союза, обращаться при необходимости для защиты прав и законных интересов казахстанских бизнесменов в Суд ЕАЭС и т.д.
Казахстан может также выступить с рядом инициатив, позволяющих увеличить экономическую составляющую ЕАЭС. В том числе это может быть определение общей позиции и формата взаимодействия стран-участниц союза с ВТО. В целом, в процессе своего участия в данном объединении Казахстану важно научиться отстаивать свои права и интересы, причем в официальных рамках и без необходимости частого использования кулуарных способов договариваться с партнерами по тем или иным вопросам.

Андрей Чеботарёв, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»

(выступление на заседании экспертного клуба ОФ «Мир Евразии» на тему «Интеграционная мозаика и перспективы Казахстана», г. Алматы, 22.12.2015 г.)

Источник: Информационно-аналитический центр

ЕВРАЗИЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ

Таможенное регулирование – направление, в рамках которого интеграция стала весьма очевидной. Свою торговлю с внешнеэкономическими партнерами часть стран ЕАЭС уже несколько лет ведет через общую границу. Планировалось, что в 2016 году вступит в силу новый Таможенный кодекс ЕАЭС. Это важный этап интеграции, но в то же время проблематичный с точки зрения длительности согласовательных процедур. По ряду позиций кодекса идет спор, а на дворе уже декабрь.

«Таможенный кодекс ЕАЭС: сопряжение национального с межгосударственным» – такая повестка дня была предложена участникам заседания экспертного клуба «Мир Евразии», состоявшегося в Алматы.

Сегодня на пространстве ЕАЭС действует кодекс Таможенного союза, в рамках которого таможенные тарифы были унифицированы еще в 2010 году. Теперь же речь идет о внедрении единых процедур на пространстве ЕАЭС в формате 3+2.

Так, все таможенные операции будут осуществляться по принципу единого окна, вводится электронное декларирование товаров, сокращаются сроки предоставления услуг. Кроме того, некоторые простые операции участники внешнеэкономической деятельности смогут проводить самостоятельно благодаря автоматизированным информационным системам, например подать декларацию можно будет без помощи таможенного инспектора.

Данный документ привносит с собой принципы большей открытости для бизнеса и новое понимание. Известно, что те бизнесмены, которые работают не только на национальном рынке, но и за его пределами, часто испытывают большие сложности с таможенным законодательством других государств из-за серьезных различий с законодательством собственной страны. И риски очень большие, например, от того, что фуру задержат на границе, продукты испортятся и так далее. Все это, конечно, нужно упорядочивать.

При этом не всегда понятно, насколько предыдущий кодекс окажется сопряженным с кодексом ЕАЭС. Имеется ли хороший системный анализ тех ошибок, противоречий и сложностей, которые были в предыдущем Таможенном кодексе, да и были ли такие недостатки? Ведь новый Таможенный кодекс (ТК) может сильно повлиять на жизнь простых граждан. Сегодня часто говорят о том, как деятельность ЕАЭС повлияет на жизнь простого человека. Но в связи с ведением кодекса пока говорится только о плюсах для бизнеса.

Новшества, которые содержит проект нового ТК, призваны сберечь деньги, время и нервы предпринимателя, подчеркнул главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин.

«В новом Таможенном кодексе есть норма о выпуске товаров в течение четырех часов после регистрации таможенной декларации. Кроме того, предусматривается система управления рисками, и если, допустим, декларация была принята, но в определенный момент на нарушение не обратили внимания, то таможня обязана товар пропустить», – пояснил С. Домнин. Он также добавил, что предусмотренные кодексом механизмы существенно снижают коррупционные риски.

А по мнению главного редактора информационно-аналитического центра Caspian Bridge, политолога Замира Каражанова, унификация таможенных процедур – это удар по теневой экономике и контрабанде.

«Одно дело то, что оформлено на бумаге на каком-нибудь далеком погранпереходе. Другое дело, когда информация о поступлении товара попадает в единую базу и видна на всем пространстве ЕАЭС: мол, да, был тот или иной товар завезен», – рассудил З. Каражанов.

Что касается контрабанды, то, как отметил С. Домнин, казахстанская сторона опасается «серого» китайского импорта через территорию Кыргызстана, который затем поступает во все государства ЕАЭС. Россия же, говорит З. Каражанов, «никогда открыто не критиковала Казахстан за случаи контрабанды через границу, чаще под раздачу попадала Беларусь». Однако, полагает он, именно Россия более других заинтересована в том, чтобы с помощью ТК ЕАЭС обеспечить экономическую безопасность и взять под контроль внешние границы интеграционного объединения.

«Например, в Казахстане, судя по итогам проверки, которую провела Национальная палата предпринимателей РК за последние три месяца, из 95 предприятий более 50 не подтвердили сертификат отечественного производителя. То есть товар этих компаний завозился из-за границы и выдавался за казахстанский. Этот негатив признается властями Казахстана – по некоторым фактам материалы уже переданы в правоохранительные органы, – говорит политолог. – Естественно, при обеспечении экономической безопасности Россия в первую очередь думает о своих интересах по той причине, что в ее экономике больше производителей, чем в экономиках других стран ЕАЭС. Поэтому российская сторона проявляла больше озабоченности и интереса к разработке нового Таможенного кодекса. У Казахстана также интерес есть, потому что потемкинские деревни, которые создавали вокруг псевдопроизводителей, на самом деле никому не нужны. Это наносит урон реальным производителям, которые преодолевают баррикады трудностей, пытаются сделать что-то в своей стране».

З. Каражанов также убежден, что ТК ЕАЭС будет способствовать оживлению торговли между странами-союзницами. Для Казахстана это более чем актуально.

«По официальной статистике, экспорт страны за 8 месяцев текущего года уменьшился на 42 процента по сравнению с показателями аналогичного периода прошлого года, – рассказал политолог Антон Морозов. – В какой-то степени это обусловлено обязательствами и договоренностями, которые мы на себя взяли в ЕАЭС. То есть наше участие в экономическом союзе накладывает свои ограничения на ход внешнеторговых операций».

Справедливости ради надо уточнить, что падение экспорта связано в основном с ситуацией на мировых рынках углеводородов и металлов. Однако, как заметил А. Морозов, казахстанские производители испытывают трудности с реализацией своей продукции на пространстве ЕАЭС. Есть надежда, что унификация таможенных процедур облегчит жизнь отечественным экспортерам. Большая прозрачность, строго регламентированные сроки проведения всех операций и система управления рисками должны если не ликвидировать полностью такое явление, как торговые и таможенные войны, то, по крайней мере, минимизировать «приграничные столкновения».

«Таможенный кодекс, его обсуждение, разработка, впрочем, как и вся работа ЕАЭС, затрагивает интересы трех полюсов: государства, бизнеса и потребителей. По всем дискуссиям, связанным с принятием кодекса, мы видим позиции только двух полюсов – бизнеса и государства. Понятно, что государство заинтересовано в увеличении таможенных сборов, у бизнеса важный интерес в уровне товарооборота и прибыли. Но где интересы потребителей?» – задался вполне справедливым вопросом политолог Олег Сидоров.

Действительно, новшества ТК ЕАЭС выгодны обеим сторонам: предприниматели снизят риски и издержки, сократят сроки таможенных процедур, а государство может рассчитывать на пополнение бюджета за счет снижения уровня теневой экономики и объема контрабанды.

«Как известно, рабочая группа при совете Евразийской экономической комиссии подготовила несколько вариантов изменения регулирования трансграничной интернет-торговли. Например, порог стоимости посылок для беспошлинного ввоза в страны ЕАЭС из зарубежных интернет-магазинов планировалось понизить до 150 евро с нынешней тысячи евро. Однако получается, что онлайн-покупки внутри ЕАЭС не должны регулироваться Таможенным кодексом, но налоговыми кодексами могут. Естественно, используются любые возможности, чтобы увеличить поступления. И вот если в Беларуси этот безналоговый порог онлайн-покупок составляет 150 евро, то в Казахстане – тысяча евро», – рассказал Владислав Юрицын, политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net.

«При этом изначальная идея была в том, чтобы в Евразийском экономическом союзе людям стало легче и богаче, – развил свою мысль В. Юрицын. – А по факту получается, что иногда несутся дополнительные издержки. Мощной лоббистской группировки, которая способна защитить потребителя на просторах ЕАЭС, я не вижу. Мне кажется, что данная проблема со временем будет усиливаться. То есть при увеличении налоговой нагрузки по факту больше выигрывают госструктуры, чем предприниматели и простые граждане, неравнодушные к шопингу».

В свою очередь, главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований Андрей Хан отметил, что переговоры и обсуждения по поводу ТК ведутся под маркой защиты бизнеса, а общество в них не участвует.

«СМИ должны этим заниматься, поскольку выражают интересы гражданского общества, – считает эксперт. – Принято считать, что если будет хорошо бизнесу, то будет хорошо и населению. Эта великая формула глубоко сидит в головах наших чиновников. Ее пытаются внедрить в умы населения: бизнес вам даст рабочие места, отечественный продукт, дешевые цены. Но эта точка зрения не всегда справедливо отражает интересы потребителя, который готов покупать импортные товары, только если они качественней, престижней и дешевле».

Эдуард ПОЛЕТАЕВ
_________________

Фото – К. Конуспаев

Источник: «Ритм Евразии»
 

Еуразиялық одаққа кедендік кодекс не үшін қажет?

«Еуразия әлемі» пікірсайыс клубында бас қосқан сарапшылар бұл жолы «Еуразиялық экономикалық одақтың Кедендік кодексі: ұлттық мүдде мен мемлекетаралық әріптестіктің арақатынасы» атты тақырыпты талқыға салды.

Саясаттанушы, «Еуразия әлемі» ҚҚ жетекшісі Эдуард Полетаев өз сөзінде: «Кодекс алдағы жылдың басынан бастап күшіне енуі тиіс. Бірақ көптеген мәселелер бойынша одаққа мүше елдер әлі де болса ортақ келісімге келген жоқ. Ендеше кодекс келер жылы да қабылданбай қалуы мүмкін» деген пікір білдірді.
Ал Zonakz.net интернет-газетінің саяси шолушысы Владислав Юрицының айтуынша, Еуразиялық одақтың кеңістігінде сатып алушылардың, яғни, тұтынушылардың мүддесін қорғайтын қандай да бір лоббилік топтар жоқ. Яғни, бұл кодекстің енгізуден бұрын қарапайым тұрғындарға не беретінін ескеру керек.
Өз кезегінде Caspian Bridge ақпараттық-сараптамалық орталығының бас редакторы Замир Каражанов: «Кедендік кодексті әзірлеу барысында барлық мемлекеттің мүддесі ескерілгені анық. Себебі, пікірсайыстарда бизнес және мемлекеттік құрылымдардың өкілдері қатысқан болатын. Бірақ та, қалай болған күннің өзінде Ресейдің лоббилік мүмкіндігі одаққа мүше басқа елдерге қарағанда әлдеқайда күшті. Бірінші кезекте, бұл Кедендік кодекс Ресейге қажет. Осы арқылы Мәскеу өзін экономикалық тұрғыдан көрсетті. Ал біз ше? Бізде қандай қауқар бар?» деді.
Саясаттанушы Антон Морозовтың пікірінше, Кодекс күшіне енген жағдайда отандық өндірушілердің тағдырын ойлау керек. – Иә, заң жүзінде бәрі жақсы және мінсіз. Кодекс ортақ, шекаралар ашық, мүмкіндік те мол әрі одаққа біріккен мемлекеттердің құқығы тең. Егер де аталған Кедендік кодекс отандық өндірушілердің мәселелерін шешіп жатса, ендеше бұл дұрыс құжат болғаны, – дейді Морозов.
Еуразиялық франчайзинг қауымдастығының президенті Бекнұр Қисықов: «Бізге Кедендік кодекстен не күтуге болады? Иә, көптеген барьерлер, яғни кедергілер жойылады екен. Бірақ осыншалықты қысқа мерзімде мұның бәрін жойып, не болмаса қысқартып жіберу мүмкін емес. Егер кодексті қазір қабылдайтын болсақ, ертең екі жүріс жасаймыз. Яғни, күшіне еніп, жұмысына кіріскен Кодекске өзгерістер мен толықтырулар енгізіп әуреге түсеміз. Франчайзинг қауымдастығының өкілі ретінде мені Кодекс күшіне енгеннен кейін жеке, интеллектуалдық мүлік, авторлық құқық қалай қорғалады деген мәселе мазалайды», – деді.
Ал отырысты түйіндеген саясаттанушы Андрей Чеботарев: «Кедендік кодекс қабылданып, нақты іске кіріскеннен кейін ғана біз Еуразиялық одақтың қандай ұйым екенін (саяси әлде экономикалық) айтып бере алатын боламыз» деді. Яғни, Кедендік кодекстің қабылдануы біраз түйткілдің бетін ашады деп күтілуде.

Динара Мыңжасарқызы

Источник: «Түркістан» халықаралық газеті»

Еуразиялық одақ: Кедендік кодекс қашан күшіне енеді?

«Еуразия әлемі» пікірсайыс клубында бас қосқан сарапшылар қауымы бұл жол «Еуразиялық экономикалық одақтың Кедендік кодексі: ұлттық мүдде мен мемлекетаралық әріптестіктің арақатынасы» атты тақырыпты талқыға салды.

Саясаттанушы, «Еуразия әлемі» ҚҚ жетекшісі Эдуард Полетаев өз сөзінде: «Кодекс алдағы жылдың басынан бастап күшіне енуіс тиіс. Бірақ, көптеген мәселелер бойында одаққа мүше елдер әлі де болса ортақ келісімге келген жоқ. Ендеше кодекс келер жылы да қабылданбай қалуы мүмкін» пікір білдірді.
Ал Zonakz.net интернет-газетінің саяси шолушысы Владислав Юрицының айтуынша Еуразиялық одақтың кеңістігінде сатып алушылардың, яғни, тұтынушылардың мүддесін қорғайтын қандай да бір лоббилік топтар жоқ. Яғни, бұл кодекстің енгізілуі алдымен қарапайым тұрғындар не беретінін ескеру керек.
Өз кезегінде Caspian Bridge ақпараттық-сараптамалық орталығының бас редакторы Замир Каражанов: «Кедендік кодексті әзірлеу барысында барлық мемлекеттердің мүдделері ескерілгені анық. Себебі, пікірсайыстарда бизнес және мемлекеттік құрылымдардың өкілдері қатысқан болатын. Бірақ та, қалай болған күннің өзінде Ресейдің лоббилік мүмкіндігі одаққа мүше басқа елдерге қарағанда әлдеқайда күшті. Бірінші кезекте, бұл Кедендік кодекс Ресейге қажет. Осы арқылы Мәскеу өзін экономикалық тұрғы. Ал біз ше? Бізде қандай қауқар бар?» деді.
Саясаттанушы Антон Морозовтың пікірінше Кодекс күшіне енген жағдайда отандық өндірушілерді тағдыры қалай боларын ескеру керек.
– Иә, заң жүзінде бәрі жақсы және мінсіз. Кодекс ортақ, шекаралар ашық, мүмкіндік те мол әрі одаққа біріккен мемлекеттердің құқығы да тең. Менің айтайын дегенім егер де аталған Кедендік кодекс отандық өндірушілердің мәселелерін шешіп жатса, ендеше бұл дұрыс құжат болғаны, – дейді Морозов.
Еуразиялық франчайзинг қауымдастығының президенті Бекнұр Қисықов өз кезегінде жиналғандарға қарата: «Бізге Кедендік кодекстен не күтуге болады? Иә, көптеген барьерлер, яғни кедергілер жойылады екен. Бірақ, осыншалықты қысқа мерзімді мұның бәрін жойып болмаса қысқартып жіберу мүмкін емес. Егер кодексті қазір қабылдайтын болсақ, ертең екі жүріс жасаймыз. Яғни, күшіне еніп, жұмысына кіріскен Кодекске өзгерістер мен толықтырулар енгізіп әуреге түсеміз. Мені, франчайзинг қауымдастығының өкілі ретінде Кодекс күшіне енгеннен кейін жеке, интеллектуалдық мүлік, авторлық құқық қалай қорғалады деген мәселе мазалайды» деді.
Ал отырысты түйіндеген саясаттанушы Андрей Чеботарев: «Кедендік кодекс қабылданып, нақты іске кіріскеннен кейін ғана біз Еуразиялық одақтың қандай ұйым екенін (саяси әлде экономикалық) айтып бере алатын боламыз» деді.

Источник: Nauka.kz

О результатах работы научно-практической конференции «Евразийская интеграция – диалог исследователей и экспертов»

11 декабря 2015 года Геополитический центр «Берлек-Единство», при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ, в рамках Евразийского гуманистического форума, проходящего в г. Уфа, провел Международную научно-практическую конференцию «Евразийская интеграция – диалог исследователей и экспертов».

Участие в конференции приняли ученые и эксперты Российской Федерации, Азербайджанской Республики, Республики Армения, Республики Белоруссия, Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Республики Таджикистан, а также эксперты, преподаватели, аспиранты и студенты ведущих ВУЗов Республики Башкортостан.

О результатах работы научно-практической конференции «Евразийская интеграция – диалог исследователей и экспертов».Приветственным словом мероприятие открыл руководитель Центра Мурзагалеев Радик Ишкалиевич, обратив внимание участников на то, что обозначенные в программе темы и вопросы для обсуждения как никогда актуальны для всего постсоветского пространства. Далее приглашенные эксперты выступили с докладами, посвященными наиболее важным темам повестки дня.

Первым доклад на тему «Геополитические и экономические векторы современности: Славяно-Тюркский союз» представил стратег и психопортретолог, председатель центра психопортретологии и политического анализа, Лидер движения «Славяно-Тюркского единения» Мамедов Адгезал (г. Баку, Азербайджан). Эксперт, выделив основные направления деструктивной работы западных сил в отношении межнационального диалога на евразийском пространстве, выразил уверенность в том, что славяно-тюркский союз, в скором времени, из геополитической гипотезы преобразуется в один из наиболее привлекательных типов межгосударственных объединений.

Далее слово было предоставлено Директору Политологического центра «Север-ЮГ», старшему преподавателю исторического факультета МГУ им. М.В. ЛомоносоваЯкушевой Юлии Викторовне (г. Москва, Россия), представившей участникам доклад на тему «Евразийская интеграция в современной экспертной дискуссии». В рамках своего выступления эксперт обратила внимание на ряд факторов, которые совместно составляют фундамент для развития евразийской интеграции на общественном уровне: общность исторического наследия; история совместного проживания, не окончившаяся после распада СССР, ведь взаимораспространение диаспор предают им статус «операторов» кооперационных усилий государств; гуманитарная составляющая евразийской системы, которую не надо возводить «с нуля», надо лишь сохранить то, что создавалось веками.

Затем доклад на тему «Исследование вопросов гуманитарного сотрудничества на постсоветском пространстве в рамках проекта «Евразийский монитор» представилаИлеоува Гульмира Токшалыковна – канд. социол. наук, Президент Общественного фонда «Центр социальных и политических исследования «Стратегия» (г. Алматы, Казахстан). В своем выступлении Г. Илеоува озвучила результаты социологических исследований, проведенных возглавляемой ей организацией при содействии Евразийского банка развития. Согласно эксперту, многие показатели говорят о том, что процессы, проходящие в рамках евразийской интеграции постсоветских государств, пользуются значимой поддержкой населения.

Вслед за представительницей Казахстана доклад на тему «Сопряжение Нового экономического пояса «Шелковый путь» и Евразийского экономического союза (ЕАЭС): возможности и риски» представила д-р экон. наук, профессор, ведущий научный сотрудник Центра постсоветских исследований Мигранян Аза Ашотовна (г. Москва, Россия). Эксперт озвучила участникам ряд преимуществ от взаимодействия двух интеграционных проектов, но при этом обратила внимание на некоторые особенности китайского подхода к работе с ЕАЭС. В частности, А. Мигранян указало на намерение Китая стать лидером в едином рынке ЕАЭС, к которому в Пекине рассчитывают получить облегченный доступ и управляемость. В этой связи, необходимой является выработка собственной стратегии стран-участниц ЕАЭС для коллективного сопряжения с китайским проектом.

Далее слово было предоставлено Орозоновой Азык Абдыкасымовне – канд. экон. наук, зав. отделом международной экономики Института экономики имени академика Дж. Алышбаева Национальной академии наук Кыргызской Республики (г. Бишкек, Кыргызстан). Эксперт представила участникам доклад на тему «Проблемы торгово-экономического взаимодействия стран ЕЭП в современных условиях», в рамках которого обозначила основные преимущества акторов евразийского пространства на мировом рынке. Кроме этого, А. Орозонова считает, что странам, совместно создающим единое экономическое поле на евразийском пространстве следует разработать совместный сценарий развития конкурентоспособности с применением новейших мировых знаний и технологий.

О результатах работы научно-практической конференции «Евразийская интеграция – диалог исследователей и экспертов».Затем доклад на тему «Роль народной дипломатии в развитии международных отношений между странами СНГ в современных условиях (на примере России и Азербайджана)» представила Красовская Наталия Рудольфовна – канд. психол. наук, Директор Центра Российско-Азербайджанской дружбы (г. Москва, Россия). В своем докладе эксперт привела анализ понятия «мягкой силы» как эффективной стратегии выстраивания международных отношений в современных условиях глобализации, а также роль и место деятельности неправительственных организаций в народной дипломатии, как одном из основных инструментов стратегии «мягкой силы».

Вслед за представительницей столицы России, доклад на тему «Формирование академической базы развития евразийских исследований в высшей школе» представил д-р. полит. наук, профессор, зам. проректора Ереванского государственного университета, директор Армянского филиала Института стран СНГ Маркаров Александр Александрович (г. Ереван, Армения). В рамках доклада эксперт представил многоцелевой проект, который совместит в себе магистерскую программу для подготовки «евразийстов», курсы для сотрудников СМИ, Госструктур, НПО и политических партий, а также информационно-аналитическую деятельность. По словам А. Маркарова, это позволит дополнить кадровый потенциал государственных, общественно-политических и международных структур компетентными сотрудниками, и поспособствует общественному информированию о евразийских интеграционных процессах.

Далее слово было предоставлено эксперту ЭК «Урал-Евразия» Рудакову Вадиму Руслановичу (г. Екатеринбург, Россия), представившему участникам конференции доклад на тему «Информационное сопровождение СНГ и ЕАЭС в средствах массовой информации России: федеральный и региональный аспект». Выступающий привел анализ интенсивности информационной поддержки интеграционных процессов на евразийском пространстве среди различного рода источников: СМИ, информационно-аналитические центры и др. Опираясь на результаты своего исследования эксперт констатировал, что на данный момент важные для межгосударственного взаимодействия процессы не находят должной поддержки среди вышеозначенных информационных источников, что негативно влияет на общественное восприятие ЕАЭС как такового.

После представителя Екатеринбурга, слово перешло к Петрушкову Михаилу Георгиевичу – Председателю Правления общественной организации «Союз Молодых Российских Соотечественников Республики Таджикистан» (г. Душанбе, Таджикистан). Эксперт представил доклад на тему «Ислам и национальная безопасность России: цивилизационный выбор», в рамках которого поднял вопросы сохранения стабильности не только в РФ, но и других странах постсоветского пространства. По мнению М. Петрушкова, активизация терроризма, в том числе, на территориях Сирии и Ирака несет в себе потенциальную угрозу для всего евразийского пространства. В этой связи, эксперт выразил надежду на то, что российская сторона сможет укрепить свои позиции в исламском мире. Это, по мнению М. Петрушкова, позволит многоконфессиональному государству формировать повестку дня в Исламском мире и своевременно устранять внутренние и внешние угрозы, исходящие от радикальных и террористических течений.

Полетаев Эдуард Эдуардович, Президент ОФ «Мир Евразии» (г. Алматы, Казахстан), сменив предыдущего спикера, представил доклад на тему «Критерии интеграционного успеха и новое понимание евразийского пространства». Эксперт отметил, что функционирование ЕАЭС, равно как и перспектива его сопряжения с китайским проектом Экономического пояса Нового шелкового пути, обусловила для мировой общественности один из наиболее актуальных вопросов изучения интеграционных практик, когда речь идет уже не только о региональной кооперации, но и перспективе соприкосновения объединений, функционирующих на разных континентах.

Затем доклад на тему «Основные угрозы евразийской интеграции в условиях глобализации» представил Шестаков Игорь Альбертович – главный редактор аналитического ресурса «Регион.kg» (г. Бишкек, Кыргызстан). Эксперт в своем выступлении обозначил ряд актуальных угроз и вызовов развитию евразийского пространства как единого механизма. В частности, отметив, что общественно-политическая поддержка населения является важной составляющей построения того же ЕАЭС, спикер констатировал, что Россия в Кыргызстане за последнее время потеряла позиции в том же образовательном сегменте. И если с недавних пор Анкара уже открывает на территории Кыргызстана не только турецкие лицеи и высшие учебные заведения, но и детские сады, а США открыли новый учебный корпус для финансируемого ими университета, в строительство которого было вложено 147 млн. долларов, российская представленность (Кыргызско-Российский славянский университет, Россотрудничество) не проявляет особого рвения к повышению своего влияния.

Завершил пленарную часть своим докладом на тему «Анализ интеграционных процессов в Евразийском экономическом союзе» вед. науч. сотрудник Центра макроэкономических и прикладных экономико-математических исследований АО «Институт экономических исследований» Кенжебулат Мадияр Кенжебулатович (г. Астана, Казахстан). Докладчик, опираясь на проведенные исследования, выразил мнение о несколько поспешном начале процесса выстраивания ЕАЭС как такового. По мнению эксперта, не лишним было бы несколько оттянуть именно юридическое формирование экономического союза с тем, чтобы окончательно привести в порядок уже имеющиеся межгосударственные институты. Но, все же, спикер выразил уверенность в том, что, несмотря на возникающие трудности в реализации идей ЕАЭС, страны-участницы объединения непременно выработают эффективные и плодотворные механизмы взаимодействия как внутри, так и вне ЕАЭС.

О результатах работы научно-практической конференции «Евразийская интеграция – диалог исследователей и экспертов».После короткого перерыва участники конференции разделились и продолжили работу в секциях, в рамках которых эксперты отвечали на вопросы аудитории касаемо представленных ими докладов. Кроме этого приглашенные эксперты оценивали выступления студентов ведущих ВУЗов г. Уфы, давали свои рекомендации, предостерегали от рядовых ошибок, в том числе, в способах предоставления информации. Секционные заседания Международной научно-практической конференции «Евразийская интеграция – диалог исследователей и экспертов», равно как и ее пленарная часть, подтвердили мнение Геополитического центра «Берлек-Единство» о готовности евразийской общественности к совместной работе и общему развитию не только в формате экономической кооперации в ЕАЭС, но и в других возможных проявлениях межгосударственного диалога.

По итогам работы конференции была принята Резолюция, содержащая в себе разработанный участниками комплекс следующих рекомендаций, направленных на укрепление имиджа евразийских интеграционных инициатив в XXI в.:
1. Экспертному и научному сообществу усилить гуманитарное, академическое и социокультурное сотрудничество на просторах постсоветского пространства, в том числе в вопросах публикации евразийских материалов на государственных языках стран этого региона.
2. Экспертам и ученым стран СНГ продолжить исследования евразийских интеграционных процессов, своевременно выделять возможные угрозы евразийской интеграции, и активизировать действия по деконструкции антиевразийских идеологем в общественном сознании стран постсоветского пространства.
3. Позиционировать в странах СНГ позитивный опыт Республики Башкортостан как субъекта, коренное население которого имеет в составе Российской Федерации все условия для развития их культурной самобытности и национальной идентичности.
4. Экспертному и научному сообществу постсоветских стран активизировать исследования влияния процессов евразийской интеграции на структуру жизненного мира человека постсоветского пространства, включая анализ конкретных жизненных ситуаций и кейсов с целью выявления и развития преференций от евразийской интеграции для широких слоев населения государств постсоветского пространства.
5. Усилить значимость экспертного потенциала сторонников евразийской интеграции в информационно-аналитическом пространстве СНГ, и укрепить информационное партнёрство экспертного и научного сообщества России и стран этого региона.
6. Представителям научного сообщества интенсифицировать академическую мобильность между вузами постсоветского пространства, в том числе в рамках сетевого сотрудничества молодёжи стран СНГ.
7. Органам власти и управления, в том числе субъектам евразийской интеграции, укреплять и формировать новые коммуникативные и консультационные площадки для оказания поддержки представителям бизнес-сообщества стран всего постсоветского пространства в вопросах укрепления экономического и торгового сотрудничества.
8. Институтам гражданского общества стран СНГ оказывать содействие и поддержку в формировании евразийских молодёжных научно – академических сообществ для кадрового обеспечения экспертных оценок.

Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Источник: Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Еуразиялық одақ: Кедендік кодекс қашан күшіне енеді?

«Еуразия әлемі» пікірсайыс клубында бас қосқан сарапшылар қауымы бұл жол «Еуразиялық экономикалық одақтың Кедендік кодексі: ұлттық мүдде мен мемлекетаралық әріптестіктің арақатынасы» атты тақырыпты талқыға салды.

Саясаттанушы, «Еуразия әлемі» ҚҚ жетекшісі Эдуард Полетаев өз сөзінде: «Кодекс алдағы жылдың басынан бастап күшіне енуіс тиіс. Бірақ, көптеген мәселелер бойында одаққа мүше елдер әлі де болса ортақ келісімге келген жоқ. Ендеше кодекс келер жылы да қабылданбай қалуы мүмкін» пікір білдірді.

Ал Zonakz.net интернет-газетінің саяси шолушысы Владислав Юрицының айтуынша Еуразиялық одақтың кеңістігінде сатып алушылардың, яғни, тұтынушылардың мүддесін қорғайтын қандай да бір лоббилік топтар жоқ. Яғни, бұл кодекстің енгізілуі алдымен қарапайым тұрғындар не беретінін ескеру керек.

Өз кезегінде Caspian Bridge ақпараттық-сараптамалық орталығының бас редакторы Замир Каражанов: «Кедендік кодексті әзірлеу барысында барлық мемлекеттердің мүдделері ескерілгені анық. Себебі, пікірсайыстарда бизнес және мемлекеттік құрылымдардың өкілдері қатысқан болатын. Бірақ та, қалай болған күннің өзінде Ресейдің лоббилік мүмкіндігі одаққа мүше басқа елдерге қарағанда әлдеқайда күшті. Бірінші кезекте, бұл Кедендік кодекс Ресейге қажет. Осы арқылы Мәскеу өзін экономикалық тұрғы. Ал біз ше? Бізде қандай қауқар бар?» деді.

Саясаттанушы Антон Морозовтың пікірінше Кодекс күшіне енген жағдайда отандық өндірушілерді тағдыры қалай боларын ескеру керек.

– Иә, заң жүзінде бәрі жақсы және мінсіз. Кодекс ортақ, шекаралар ашық, мүмкіндік те мол әрі одаққа біріккен мемлекеттердің құқығы да тең. Менің айтайын дегенім егер де аталған Кедендік кодекс отандық өндірушілердің мәселелерін шешіп жатса, ендеше бұл дұрыс құжат болғаны, – дейді Морозов.
Еуразиялық франчайзинг қауымдастығының президенті Бекнұр Қисықов өз кезегінде жиналғандарға қарата: «Бізге Кедендік кодекстен не күтуге болады? Иә, көптеген барьерлер, яғни кедергілер жойылады екен. Бірақ, осыншалықты қысқа мерзімді мұның бәрін жойып болмаса қысқартып жіберу мүмкін емес. Егер кодексті қазір қабылдайтын болсақ, ертең екі жүріс жасаймыз. Яғни, күшіне еніп, жұмысына кіріскен Кодекске өзгерістер мен толықтырулар енгізіп әуреге түсеміз. Мені, франчайзинг қауымдастығының өкілі ретінде Кодекс күшіне енгеннен кейін жеке, интеллектуалдық мүлік, авторлық құқық қалай қорғалады деген мәселе мазалайды» деді.

Ал отырысты түйіндеген саясаттанушы Андрей Чеботарев: «Кедендік кодекс қабылданып, нақты іске кіріскеннен кейін ғана біз Еуразиялық одақтың қандай ұйым екенін (саяси әлде экономикалық) айтып бере алатын боламыз» деді.

Источник: DalaNews

Казахстан-2015: Новая внешнеторговая «конституция» сократит теневую экономику

Предполагается, что следующего года должен начать действовать Таможенный кодекс Евразийского экономического союза. Данный документ, как считают казахстанские эксперты, значительно облегчит предпринимательскую деятельность и позволит государствам пополнить бюджеты.
Торговлю с внешнеэкономическими партнерами часть стран ЕАЭС уже несколько лет ведет через общую границу. За годы функционирования Таможенного союза, помимо преимуществ такого подхода, были выявлены и проблемы. Главная из них – различия национальных таможенных законодательств. Именно для того, чтобы сгладить противоречия, упростить таможенные операции и обеспечить их прозрачность, было решено создать наднациональный документ – Таможенный кодекс ЕАЭС.
— Условно таможенное законодательство состоит из двух частей – ставок и процедур. Ставки унифицировали еще в 2010 году, а процедуры – только теперь, – пояснил суть нововведений постоянный участник экспертного клуба «Мир Евразии» Сергей Домнин, главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан». – Разработка и принятие единого Таможенного кодекса ЕАЭС – шаг довольно решительный, поскольку, с точки зрения бизнеса, вся таможенная граница должна быть объединена не только тем, что, пересекая ее, мы платим какие-то тарифы. Необходимо, чтобы имелась возможность на любом участке границы ЕАЭС воспользоваться едиными процедурами.
В проекте Таможенного кодекса прописано внедрение электронного декларирования. Причем часть операций, например, подача и выпуск таможенной декларации, будут совершаться без участия таможенного инспектора. И эта мера, как подчеркнул Домнин, не только сбережет время и нервы бизнесменов, но и снизит коррупционные риски. В проекте кодекса также предусмотрено, что товар должен отправиться по назначению в течение четырех часов после регистрации таможенной декларации. При этом, как отметил эксперт, таможенники обязаны будут пропустить груз, если декларацию приняли, своевременно не заметив нарушение. Данная норма также снизит возможность давления и вымогательства со стороны таможенных инспекторов. Кроме того, все таможенные операции будут осуществляться по принципу единого окна.
Правда, как отметил политилог Эдуард Полетаев, важное преимущество нового кодекса – «единое окно», по словам некоторых экспертов, внедрят не сразу. Отложить могут и другие новшества, считает политолог. Он напомнил, что проект Таможенного кодекса ЕАЭС был подготовлен рабочей группой по совершенствованию таможенного законодательства и решением коллегии ЕЭК от 18 декабря 2014 года направлен в страны-члены ЕАЭС для внутригосударственного согласования. В ответ было получено около 1500 поправок и замечаний, и сейчас разработчики пытаются выработать решения, которые бы устраивали все пять стран.
К слову, Казахстан направил большое число предложений. В частности, он выступил против отмены принципа резидентства, который предполагает растаможивание товара по месту регистрации компании.
— В Казахстане сейчас проходит реформа налогового и таможенного законодательства – их хотят объединить, условно говоря, в один кулак. А другие страны такие реформы осуществлять не намерены. Как столь разные законодательства будут сопрягаться друг с другом, пока не очень понятно, – сказал Эдуард Полетаев.
Он также добавил, что Таможенный кодекс ЕАЭС облегчит реализацию совместных экономических проектов с третьими странами:
— В будущем предполагается создание транзитной международной цепи поставки товаров через всю Евразию. Если рассуждать о сопряжении ЕАЭС с китайским проектом «Великого Шелкового пути», то с внедрением нового кодекса будет гораздо легче пройти товарам от Шанхая до Калининграда или Санкт-Петербурга. Теоретически каждая страна, которая начнет взаимодействовать с ЕАЭС в формате зоны свободной торговли, поймет, что новый Таможенный кодекс несет много полезных вещей для представителей ее бизнеса. Ведь важный плюс кодекса в том, что он предусматривает оформление одной таможенной декларации, это особенно удобно при мультимодальных перевозках. На Евразийском пространстве не везде долетишь и доедешь, есть проблемы с дорогами. Без такого рода перевозок на больших территориях не обойтись. В Казахстане, например, 14 аэропортов из 18 отдали в управление железнодорожной компании. Незнакомый с нашей реальностью человек не может понять, как железные дороги могут управлять аэропортами. Хотя это сделано для того, чтобы упростить в стране мультимодальные перевозки. Но на этом пути есть много сложностей не только управленческих, но даже климатических.
Таможенный кодекс ЕАЭС – не только снизит уровень коррупции на таможне, но и будет способствовать борьбе с теневой экономикой. Такое мнение высказал главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge, политолог Замир Каражанов.
— Электронное оформление документов – важный элемент прозрачности. Одно дело то, что оформлено на бумаге на каком-нибудь далеком пограничном переходе. Другое дело, когда информация о поступлении товара идет в единую базу и видна на всем пространстве ЕАЭС: мол, да, был тот или иной товар завезен. И при наличии такой единой базы контрабанда затруднена, – убежден Каражанов. – Есть проблема и с теневой экономикой. Цифры все время «бегают», в зависимости от того, кто их озвучивает. Кто называет, к примеру, что теневая экономика составляет 20 процентов, кто – 30 процентов. Таможенный кодекс поспособствует сдерживанию теневой экономики, поскольку является межгосударственным документом.
По мнению политолога, в кодексе отражено «все самое лучшее, что можно было сделать».
— Но главное ожидание от документа – не борьба с теневой экономикой и не снижение коррупционной составляющей, хотя это тоже хорошо, а оживление торговли между нашими странами. Кстати, она часто рассматривается как один из показателей развития внешних связей Казахстана. Глава государства во время визитов часто говорит о том, сколько было подписано документов, скажем, по инвестициям, и как эти документы могут улучшить торговый оборот между странами. Сейчас рост экономики замедляется. И первая надежда связана с теми партнерами, с кем Казахстан состоит в интеграционных объединениях. Поэтому от действия нового кодекса ожидают дальнейшего развития торговли, дальнейшего формирования общего рынка, где могут более успешно реализовываться товары, производимые в странах союза, – резюмировал Замир Каражанов.
По мнению президента Евразийской ассоциации франчайзинга Бекнура Кисикова, у Казахстана не самые лучшие позиции благодаря этому документу, хотя именно наша страна внесла много поправок.
— Чего я жду от нового Таможенного кодекса? Мы избежим многих барьеров, но за короткий период времени создать унификацию и гармонизацию такого большого числа документов будет трудно. И если кодекс примут впопыхах, то он будет дальше дорабатываться и поправляться уже после принятия, – считает Кисиков. – Меня, как представителя ассоциации франчайзинга, больше всего интересует защита интеллектуальной собственности, авторское право и гармонизация этих законов в рамках ВТО и ТРИПС (TRIPS – соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности). Это соглашение у нас вообще не работает или плохо работает. Меня пугает Китай, который находится рядом, где нарушаются вообще все авторские законы и права интеллектуальной собственности. И в этом отношении Россия и Казахстан имеют более или менее цивилизованный подход. Но с этими проблемами наши предприниматели столкнутся после вступления Казахстана в ВТО. И другие огрехи еще будут выявляться. Но я надеюсь на профессионализм участников рынка – мы пройдем сложности.
Опасения по поводу товаров из Китая высказал и Сергей Домнин. Он привел слова председателя Комитета государственных доходов Министерства финансов РК Даулета Ергожина, который говорил, что у кыргызской стороны появляется большая возможность осуществлять серый импорт из КНР в страны ЕАЭС.
— В идеале от контрабанды могут спасти лишь сводные мотоманевренные группы из таможенников и пограничников всех стран, которые будут стоять на кыргызской границе, – отметил Домнин. – Но, учитывая, что в Казахстане реализован проект свободной экономической зоны «Хоргос – Восточные ворота», ввозить товар через Кыргызстан становится все менее и менее выгодно.
Подводя итоги, участники дискуссионного клуба «Мир Евразии», резюмировали: Таможенный кодекс ЕАЭС будет выгоден и бизнесу, и государствам, но все его плюсы и минусы выявятся только в процессе работы. Учитывая, что многие механизмы будут внедряться в течение нескольких лет, то и ощутимые результаты мы получим нескоро.

Виктор Санькович

Источник: Информационно-аналитический центр

БІЛІМ САЛАСЫН ИНТЕГРАЦИЯЛАУ МҮМКІН БЕ?

«Еуразия әлемі» пікір сайыс клубында бас қосқан саясаттанушылар, сарапшылар, журналистер бұл жолы одақ аясындағы елдердің білім сапасын назарға алды. Оның ішінде одақ аясындағы елдердің білім саласын интеграциялау мәселесі сөз болып, мамандар бұл тараптағы өз көзқарастарын ортаға салды.

– Еуразиялық экономикалық одақ ортақ нарық құру жолында белсенді әрекет етіп жатыр. Бұл етене әріптесудің ең тиімді жол. Бірақ, гуманитарлық әріптестікке келгенде талқылауға тиісті міндеттер мен мәселелер әлі де көп. Соның бірі білім стандарты. Әзіргі күні Еуразиялық ректорлар одағын құру туралы ұсыныстар айтылып жатыр, – деді өз сөзінде «Еуразия әлемі» ҚҚ төрағасы, саясаттанушы Эдуард Полетаев.

Ал Zonakz.net интернет газетінің саяси шолушысы Владислав Юрицынның айтуынша, Қазақстандағы білім беру саласының сапасын жақсарту бағытында әлі де ойласатын тұстар бар, ал Еуразиялық одаққа мүше елдердің арасында дәл осы білім саласында өзара әріптестік орнату одан да қиын. «Неге десеңіздер, білім саласы өте ауыр интеграцияланады. Тіпті, атақты Болон процесінің өзіне Еуропадағы бірнеше белді жоғары оқу орны қол қоймай қойған. Себебі, оның нәтиже береріне күмәнмен қараған» деді Юрицын.

Бұл тарапта пікір білдірген «Алмагест» консалтингілік компаниясының бас директоры Айдархан Құсайынов өз сөзінде: «Еуразиялық одақ аясында елдердің білім саласын интеграцияламай тұрып алдымен бұл қадамның қаншалықты нәтиже береріне назар аударғанымыз дұрыс» деді. Өз кезегінде «Литер» қоғамдық саяси газетінің саяси шолушысы Олег Сидоров: Дәл қазір біз ортақ еуразиялық диплом туралы айтып отырмыз. Бірақ мұның мәнісі бар ма? Посткеңестік елдердегі коррупцияның әлі де жоғалмағанын ескерсек, оның қадірі қаншалықты болады?

Отырысты түйіндеген Президентің жанындағы Стратегиялық зерттеулер институтының ғылыми қызметкері Леся Каратаева: «Жалпы одақ аясындағы білімді ортақтастыру идеясы дұрыс па? Дәл қазіргі кезеңде бұл қисынсыз. Бұл арада біздің білім жүйеміздегі ерекшеліктерді назарға алу керек. Жақын арада Қазақстан үш тілді білім беру стандартына көшеді және біздің балаларға жүктелер мақсат пен міндет те бөлек болмақ» деді.

Источник: Қазақ газеттер

Не меняться сейчас нельзя

Таможенный кодекс Евразийского экономического союза будет иметь наднациональный статус.
Удастся ли союзникам найти золотую середину между национальными интересами и общим благом к условленному сроку? Участники экспертного клуба «Мир Евразии» считают, что документ примут раньше, чем придут к консенсусу.

Таможенный кодекс ЕАЭС, который к уже существующим единым тарифам добавит и унифицированные таможенные процедуры, должен вступить в силу с начала 2016 года. По крайней мере, так заявлялось ранее. Однако документ пока не подписан, как рассказал политолог Эдуард Полетаев, многие вопросы до сих пор согласовываются.

— Огромное количество поправок внесено в проект Таможенного кодекса, и не факт, что не появятся новые, потому что экономическая ситуация во всех без исключения странах ЕАЭС усложнилась. Взаимная торговля, согласно статистическим данным, падает. Соответственно, обостряются вопросы, связанные с интересами национального бизнеса в каждом из государств. Предприниматели и их представители на первый план выдвигают свои проблемы, не всегда замечая будущие перспективы единых рынков, – отметил он.

Между тем перспективы и преимущества для бизнеса – вполне ощутимые. Так, в Таможенном кодексе ЕАЭС содержатся нормы о внедрении принципа одного окна для всех таможенных операций, приоритетном использовании электронного декларирования, а также о сокращении сроков на таможне. В проекте кодекса содержится немало революционных пунктов, которые нацелены на то, чтобы максимально упростить таможенные процедуры и сделать их прозрачными. Например, в некоторых случаях участники внешнеэкономической деятельности смогут и вовсе обойтись без таможенных инспекторов. Кроме того, предусмотрено, что груз должен быть отправлен по маршруту в течение четырех часов после регистрации таможенной декларации. И таможня обязана пропустить товар, даже если после принятия декларации было выявлено какое-то нарушение.

— Все это сокращает время для предпринимателя, бережет нервы, снижает коррупцию на таможне. А ведь таможня – это один из самых коррупциогенных регуляторов, как в Кыргызстане, Казахстане или России, так и в любой другой стране, где есть границы, – подчеркнул главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин. – На последней конференции налогоплательщиков в Казахстане выступал председатель таможенного комитета Госман Амрин. Он выделил одну из главных проблем таможенной службы: у нас в стране рядовые таможенники получают 80 тысяч тенге в месяц. Конечно, представители бизнеса, которые присутствовали на мероприятии, улыбнулись, но по факту это действительно так. И, возможно, сокращение процедур, переход к единому окну высвободит дополнительные трудовые ресурсы для экономики, причем весьма предприимчивые ресурсы, и позволит, не увеличивая существенно бюджет государства, поднять зарплаты оставшейся части государевых людей.

Прозрачность и электронное декларирование на пространстве ЕАЭС, как утверждают эксперты, столь же выгодно и для государства. Сокращение теневой экономики и контрабанды, снижение уровня коррупции будут способствовать пополнению госказны. В чем же тогда причина того, что евразийская пятерка столь длительное время согласует новый кодекс? К слову, проект документа был подготовлен рабочей группой по совершенствованию таможенного законодательства и решением коллегии ЕЭК от 18 декабря 2014 года направлен в страны-члены ЕАЭС для внутригосударственного согласования.

По словам Эдуарда Полетаева, главная проблема заключается в том, что таможенное законодательство в странах ЕАЭС сильно отличается друг от друга. Кроме того, в Казахстане реформируют налоговое и таможенное законодательство, объединяя усилия двух служб ради общей цели – пополнения казны. Не хотят страны расставаться с некоторыми преимуществами национального таможенного законодательства, пусть даже ради удобства всех членов интеграционного объединения. Так, например, Казахстан настоял на сохранении принципа резидентства, который предусматривает растаможивание товара по месту регистрации.

Между тем генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов полагает, что проблема согласования имеет более глубокие корни:

— Одна из трудностей экономической интеграции в ЕАЭС, в частности для Казахстана, заключается в том, что у стран-участниц есть принципиальные отличия в экономических политиках. Причем Казахстан стоит здесь особняком. Беларусь и Россия уже давным-давно применяют довольно четкие протекционистские политики и выстраивают соответствующие экономики. У них всегда были высокие пошлины, а у Беларуси – еще и проблемы со свободной торговлей. То есть эти страны развивали условно нерыночные экономики. В Казахстане же все время занимались условно рыночной экономикой. При этом, открывая границы, снижая пошлины, завозя дешевые вещи, мы оказались зависимы от импорта. Казахстан экспортировал природные ресурсы в обмен на товары, в том числе и на продовольствие. И теперь мы пытаемся жить в союзе со странами, которые такую политику не ведут. У белорусов нет нефти и они изначально защищали своего производителя, делали недоступным дешевый импорт, для того чтобы развивалось внутреннее производство. У россиян разные периоды были, но в последние годы явно прослеживается тенденция поддержки внутреннего производства. Когда происходит гармонизация столь разных моделей, есть ощущение некоторой, прошу прощения, экономической шизофрении…

Кусаинов подчеркивает: с одной стороны, в Казахстане говорят о конкурентоспособности отечественного производителя, и поддерживают его, ведя разговоры об импортозамещении, с другой – фактически поддерживается импорт.

— Как только заходит речь о повышении таможенных тарифов и пошлин, мы сразу говорим: «Нет. Как можно?! Население ведь перестанет получать дешевый продукт». Самая яркая часть такой политики была видна, когда Национальный банк РК «сжигал» деньги для того, чтобы удержать сильный тенге, который стимулировал импорт. Из другого кармана шли деньги на поддержку местных производителей. Это странная позиция – давать деньги отечественному производителю, заведомо зная, что он в неконкурентной ситуации, – заметил глава консалтингового агентства.

И добавил, что конфликты – торговые и таможенные войны – будут продолжаться до тех пор, пока на одной площадке будут существовать две взаимоисключающие экономические политики.

— Я считаю, что участие в ЕАЭС – это исправление экономической политики внешними силами. То есть власть, допустим, не хочет поднимать пошлины на автомобили, но зато в формате ЕАЭС делает это. Мол, это не мы такие плохие. Зато благодаря непопулярным мерам в Казахстане появилась автомобильная промышленность. Когда вступит в действие Таможенный кодекс, начнется улучшение и выправление экономической политики, – уверен Айдархан Кусаинов. – Да, будет такое восприятие, что новый Таможенный кодекс принесет определенный ущерб казахстанскому бизнесу. Появятся нарекания, недовольные потребители… Но если смотреть на уровень выше, то нужно пройти через этот негатив, стремясь к лучшему, потому что не меняться сейчас нельзя.

Государства евразийской пятерки так просто не отступятся от своих интересов, но и откладывать внедрение Таможенного кодекса ЕАЭС в ящик точно не будут, уверен главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований Андрей Хан.

— По Таможенному кодексу ЕАЭС будет принято, как и в 2010 году (когда вводился аналогичный кодекс Таможенного союза, – прим. авт.), волевое политическое решение. Впрочем, по сути, оно уже принято. Хотите или не хотите, кодекс наверняка будет подписан в конце этого года и вступит в действие с начала 2016-го, – прогнозирует эксперт.

Это не означает, что все новшества кодекса заработают сразу, уточнил он. Более того, по словам участника дискуссии, кодекс будут вноситься изменения и дополнения уже на этапе функционирования. Такого же мнения придерживается и политолог Эдуард Полетаев. То, что Таможенный кодекс ЕАЭС будет подписан волевым политическим решением лидеров пяти стран, он считает одним из наиболее вероятных сценариев.

Аманжол Смагулов

Источник: «Аргументы и Факты в Казахстане»

Потенциал Таможенного кодекса ЕАЭС высок, но плюсы проявятся не сразу

Еще одно предполагаемое новшество – идентификационные номера для бизнеса. Таможенный кодекс ЕАЭС, который еще на этапе подготовки называют революционным, на днях обсуждали участники заседания дискуссионного клуба «Мир Евразии». Пока еще страны евразийской пятерки используют кодекс Таможенного союза. Но уже в следующем году должен вступить в силу Таможенный кодекс ЕАЭС. Правда, как отметил политолог Эдуард Полетаев, кодекс теоретически должен заработать с начала 2016 года, но многие вопросы до сих пор еще не согласованы.

— В связи с этим, высказываются опасения, что кодекс не будет принят в ближайшее время, его подписание отложат. Другой вариант заключается в том, что будет принято политическое решение главами государств, а потом уже под него будут подгонять нюансы. Впрочем, кодекс может быть принят даже без политического решения, как ранее договаривались, но по многим его пунктам будет отсрочка, – полагает Эдуард Полетаев. – Например, одним из самых главных преимуществ нового Таможенного кодекса называют принцип единого окна. И скептики уже сейчас говорят, что это реальность только 2020 года.

Известно, что Таможенный кодекс ЕАЭС должен существенно упростить работу участников внешнеэкономической деятельности. Самый главный плюс нового кодекса в том, что благодаря наднациональному статусу он сгладит противоречия таможенного законодательства стран евразийской пятерки. Но сегодня эта разница порой провоцирует и подпитывает таможенные конфликты.

В целом будут существенно сокращены сроки осуществления таможенных операций, внедрят автоматизированную систему подачи деклараций, процедуры станут более прозрачными, так как информация для участников ВЭД будет более доступной за счет специальных интернет-ресурсов. Как рассказал главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин, в новом Таможенном кодексе есть норма о выпуске товаров в течение четырех часов после регистрации таможенной декларации.

— Предусматривается и система управления рисками: если, например, декларация была принята, но в определенный момент на нарушение не обратили внимания, то таможня обязана пропустить товар, – пояснил он. – Правда, плохо, что количество документов, предоставляемых для таможенного оформления, пока не сокращается. Видимо, нет еще готовности к этому. И еще к чему не готовы, так это к отмене принципа резидентства. Согласно ему, растаможить товар можно только там, где фирма или индивидуальный предприниматель зарегистрированы. Интересный вопрос, на мой взгляд, о том, где будет база данных общеевразийской таможни. Стоит упомянуть, что в казахстанском городе Павлодар сейчас самая дешевая электроэнергия в ЕАЭС. И в этом же городе находится новейший крупный дата-центр «Казахтелекома». Поэтому, я думаю, если место для этой базы не найдено, лучше хостинга, пожалуй, не найти.

А вот политический обозреватель республиканской общественно-политической газеты «Литер», политолог Олег Сидоров считает, что базу данных можно было бы открыть в Алматы.

— Уже признано, что Казахстан является лидером во внедрении электронных систем, в частности, в бухучете. При этом Алматы станет финансовым центром ЕАЭС, – привел довод политолог. – Мы пытаемся внедрять ноу-хау в таможенный кодекс, при этом не рассматриваем в достаточной степени опыт Европейского союза. Речь идет о EORI (Economic operators registration and identification system), представляющей собой систему регистрации и идентификации хозяйствующих субъектов в ЕС. Кстати, номер EORI является обязательным с 1 июля 2009 года для всех хозяйствующих субъектов, занимающихся импортом, транзитными перевозками, экспортом и прочими таможенными процедурами. Что касается ЕАЭС, то и здесь можно, к примеру, перейти к уникальному идентификационному номеру для каждой из бизнес-структур, который будет внесен в налоговую базу. Как у каждого из казахстанцев есть индивидуальный идентификационный номер (ИИН), так и для предпринимателей можно ввести идентификационный номер хозяйствующего субъекта.

Правда, тут есть свои сложности, отмечает Олег Сидоров. Например, непонятно, как в таком случае будут распределяться платежи от участников ВЭД.
Впрочем, и без учета того, что могло бы быть, сложностей немало. Как подчеркнул Эдуард Полетаев, обсуждение Таможенного кодекса ЕАЭС проходит так горячо именно из-за большой разницы таможенного законодательства в пяти странах союза.

— Например, в Казахстане сейчас осуществляется реформа налогового и таможенного законодательства, их хотят объединить, условно говоря, в один кулак. А другие страны такие реформы проводить не намерены. Как столь разные законодательства будут сопрягаться друг с другом, пока не очень понятно. Отсюда и возникает большое количество предложений с казахстанской стороны. Идею сохранения принципа резидентства также выдвинул Казахстан. Возможно, имеются опасения передачи властных полномочий от национальных органов к наднациональным. А любой союз, будь он политический или экономический, предполагает делиться частью полномочий. То есть может быть наступает какой-то временный предел желания суверенных стран отдавать часть полномочий в управление наднациональным органам, – говорит политолог.

Опасения экспертов вызывает и тот факт, что нынешний Таможенный кодекс ТС создавался тремя государствами. Теперь же предстоит учесть интересы пяти участников ЕАЭС. Участники заседания клуба «Мир Евразии» в целом высоко оценили потенциал нового кодекса, но, по их мнению, на первых порах не стоит ожидать, что проявятся все плюсы вводимых новшеств. Процедуры и механизмы будут вводиться и отлаживаться в течение нескольких лет, считают политологи, экономисты и журналисты.

Сергей Михайличенко

Источник: «Матрица.Kz»

Блиц-опрос: Договорятся ли Россия и Казахстан о Таможенном кодексе?

Киргизские и казахстанские аналитики рассказали о своем видении причин и последствий затягивания Казахстаном процесса принятия Таможенного кодекса ЕАЭС

АСТАНА, 1 Декабря 2015, 11:01 — REGNUM «Не нужно раздувать пожар», «Стороны придут к компромиссу», «СМИ делают из мухи слона» — эксперты из Киргизии и Казахстана прокомментировали корреспонденту ИА REGNUM споры вокруг Таможенного кодекса Евразийского экономического союза и реакцию СМИ на текущие события.

Кубат Рахимов, независимый эксперт (Киргизия):
Текущие проблемы — результат непоследовательной политики России по синхронизации вступления стран «тройки» во Всемирную торговую организацию.
Условно либеральное крыло решило, что если Россия вступит в ВТО самостоятельно, то ничего страшного не произойдет. И это на фоне того, что Казахстан 20 с лишним лет ведет переговоры о членстве в торговой организации.
Контроль над ситуацией был утерян, это развязало руки Казахстану, который и так вынужден был принять Таможенный кодекс ЕАЭС, являющийся менее прогрессивным, чем тот, что у республики был до этого.
Ситуация такова: в рамках Евразийского союза заложено снижение таможенного коэффициента. Если рассматривать процесс в динамике, то получается, что таможенные ставки ВТО и ЕАЭС не совпадают.
Изначально конфигурация Евразийского альянса допускала «танцы с бубном», было очень много спорных моментов и деструктивных механизмов внутри экономического блока. Сейчас нужно устранять противоречия, благо есть переговорная площадка, которая доказала свою эффективность.
Сейчас нужно искать компромиссы, меньше ругаться, уметь прогнозировать деструктивные ситуации.
Искендер Шаршеев, бизнес-аналитик Foreign Investors Assosation, (Киргизия):
Реакция Казахстана вполне ожидаема. Ввод таможенной пошлины в размере 12% приведет к удорожанию товаров, а Казахстану, в условиях торговых войн, уже зачастую не удается провозить реэкспортный товар в Россию. Поток из России в Казахстан довольно внушительный, и у Астаны нет инструментов, чтобы его сдержать. Казахстан вынужден отвечать снижением пошлин на импорт вне ЕАЭС.
Текущие переговоры — один из способов защитить национальные интересы и своих бизнесменов. Это не торг, это попытка разрушить основную идею экономического союза, которая заключается в принятии единых ставок и единых границ — и ввести национальные ставки, границы и таможенные процедуры, встроив их в существующий Таможенный кодекс.
Если бы Киргизия прислушалась к голосу разума, то вполне реально последовала бы примеру Казахстана.
Айдархан Кусаинов, директор консалтинговой компании Almagest, (Казахстан):
В части политики импорта Казахстан является особенным членом ЕАЭС. И понятно, что все нормы и правила союза сильнее всего влияют на эту республику. Казахстан был наиболее открытым по части импорта автомобилей, фармацевтической продукции и по многим другим позициям. В принципе, Казахстан стимулировал импорт.
Поэтому вполне понятно стремление дотошно обсудить с партнерами все риски и возможности переходного периода. Думаю, такая позиция найдет понимание у стран-участников Евразийского экономического альянса, и они пойдут навстречу.
Сегодняшние переговоры — нормальный процесс. Никто не обещал, что все пройдет на ура. ЕАЭС — это проект экономического сотрудничества, где каждый участник будет руководствоваться, прежде всего, национальными интересами. ЕАЭС — это не политический союз, чтобы применять политические механизмы воздействия.
Это площадка для принятия коллективных решений, которые будут выгодны всем партнерам. Поэтому не нужно ждать, что какая-то республика будет действовать в ущерб своим интересам.
В Таможенном кодексе, вокруг которого ведутся переговоры, есть ряд важных позиций, которые отвечают интересам Казахстана. Мы будем их отстаивать.
Реакция СМИ и публикации материалов с громкими заголовками — это нагнетание ситуации. Тому есть несколько причин. Первая — природная склонность журналистов драматизировать текущие события. Вторая — наличие внутренней информационной борьбы в русскоязычном сегменте СМИ. Во всех странах есть противники ЕАЭС, которые готовы делать из мухи слона.
Эдуард Полетаев, руководитель ОФ «Мир Евразии» (Казахстан):
Позиция Казахстана в значительной степени продиктована тем, что к разработке проекта Таможенного кодекса в этой стране подключился бизнес, а его интересы весьма разнообразны. Отсюда и множество предложенных поправок.
К тому же, из-за того, что долгое время удерживался сильный курс казахского тенге по отношению к доллару и евро, а курс российского рубля упал, казахстанский бизнес пережил ряд сложных моментов, связанных с тем, что ряд его произведенных и/или продаваемых товаров стали неконкурентоспособными по цене относительно российских.
Но курсовая ситуация сейчас выровнялась, а казахстанскому бизнесу власти не раз говорили, что нужно учиться жить по новым правилам. Просто не все могут привыкнуть к ним.
Проблемы я вижу даже не в разногласиях по проекту кодекса, в конце концов, законодательные акты у нас часто принимаются ударными темпами, а в его правоприменении, когда могут возникнут некоторые огрехи, которые, впрочем, можно подправить.
Думаю также, что у разных положений Таможенного кодекса могут быть разные сроки внедрения. Но данный кодекс — документ продвинутый. Он должен облегчить реализацию совместных экономических проектов с третьими странами. Соглашение о создании зоны свободной торговли уже подписано ЕАЭС со Вьетнамом. 30 ноября президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил в послании народу Казахстана, что стране необходимо заключить соглашения о свободной торговле с соседними странами, «хорошо, если с Евразийским экономическим союзом и ключевыми региональными рынками». Он также поручил правительству и дипломатам проработать эти вопросы.
К тому же, Казахстан 30 ноября стал полноправным членом ВТО. В общем, в условиях низких мировых цен на импортируемые природные ресурсы, Казахстану, и не только, чтобы сохранить уровень развития экономики, надо ее либерализировать. Поэтому, я не думаю, что с принятием продвинутых документов, облегчающих торговлю, могут возникнуть значимые проблемы.

Источник: REGNUM