Monthly Archives: Июнь 2017

Адиль Каукенов: «ЭКСПО – это шаг вперед к новым стандартам»

ЭКСПО-2010 в Шанхае отучила китайцев плевать на тротуары и помогла совершить революцию в сфере городской инфраструктуры, рассказал казахстанский китаевед. О том, изменит ли к лучшему жизнь населения Казахстана выставка в Астане, говорили участники экспертного клуба «Мир Евразии».
Всемирная выставка, проходящая в эти дни в казахстанской столице, имеет статус национального проекта. Впервые за более чем 160-летнюю историю существования она проводится на постсоветском пространстве. Престиж для страны — очевидный плюс, отметили участники дискуссии «ЭКСПО-2017: вглядитесь в Казахстан. Энергия будущего объединяет». Но есть и другая польза от вложенных в грандиозный проект средств? Таким вопросом сейчас задаются многие эксперты и рядовые граждане.
Итоги пока подводить рано, подчеркнул политолог Эдуард Полетаев: «Конкретные выводы можно будет делать по окончанию выставки, а не сейчас. И по количеству посетителей, и по результату, выраженному не только в прибыли от продажи билетов, но и в целом от различных контактов, которые будут налажены во время проведения этих мероприятий, ведь речь идет не только о культурных мероприятиях, но и о дипломатических контактах». По мнению политолога, ЭКСПО – это своеобразный символ интеграции и интернационализации. Не случайно, в Астане сейчас многие страны играют активную роль. «В частности, Россия является соорганизатором многих деловых форумов в рамках ЭКСПО. У нее самый большой павильон, наверняка самое большое количество туристов приедет оттуда. Многие другие страны постсоветского пространства также активно участвуют в выставке», – сказал он.
Эдуард Полетаев при этом отметил, что выставка в Астане – не просто желание реализовать свои нерастраченные амбиции. «В послании Президента РК Нурсултана Назарбаева «Стратегия «Казахстан-2050″: новый политический курс состоявшегося государства» от 2012 г. отмечено, что в рамках повышения глобальной энергетической безопасности все развитые страны увеличивают объемы инвестиций в альтернативные и «зеленые» энергетические технологии. Также сделано предположение, что «к 2050 г. их применение позволит генерировать до 50% всей потребляемой энергии». В 2013 г. Президентом РК был подписан Указ «О Концепции по переходу РК к «зеленой экономике». В рамках этой политики страна выиграла право на проведение ЭКСПО-2017. Тема, которую предложили, исходила от Казахстана, никто ему ее не навязывал. Казахстан надеялся, что эта выставка привлечет новые технологии в страну, которые станут основой для развития альтернативной энергии. Пока в Казахстане доля возобновляемых источников энергии всего около 1 процента. Сама Астана в основном углем отапливается. Но перспективы есть. Развитие ВИЭ в Казахстане — рентабельно и выгодно», – уверен политолог.
Однако 2050 год кажется слишком далеким, и перспективы получения результатов к этому сроку рядовым казахстанцам могут показаться более чем туманными. На самом деле, есть выгоды и поближе – об этом говорил директор Центра китайских исследований China Center, политолог Адиль Каукенов, ссылаясь на опыт Китая. Всемирная выставка, по его словам, оказала влияние не только на 30-миллионный Шанхай, в котором ЭКСПО проводилась в 2010 году, но и на КНР в целом. Главные изменения заметны в городской инфраструктуре, например, в Шанхае обновили парк такси.
«Раньше из-за того, что газовое оборудование таксисты размещали в багажнике, приходилось чемодан везти на коленях, если больше одного пассажира в одном авто едет. Перед ЭКСПО заменили автопарк служб такси на 70 процентов. Даже сейчас я, бывая там, прошу прислать мне такси по ЭКСПО-стандарту, а не по внутреннему. Да и стандарты обслуживания, обустройства павильонов настолько понравились китайцам, что по всей стране теперь проводятся многочисленные выставки с вариациями ЭКСПО в названиях, – рассказал китаевед. – Второй позитивный эффект проведения всемирной выставки – так называемая «туалетная революция». Это была серьезная национальная программа. В начале нулевых годов в Китае была тяжелая ситуация с туалетами, особенно для туристов. Туалетов либо не было, либо были платные и грязные. В связи с ЭКСПО, так как туристы жаловались, стартовала программа, когда в каждом квартале построили бесплатные туалеты. Началось это в Шанхае и распространилось на весь Китай».
Как рассказал Адиль Каукенов, еще во время Олимпиады-2008 в Китае запретили плеваться на улицах, за нарушения нещадно штрафовали. К ЭКСПО в этой сфере уже удалось навести определенный порядок. «Затем выяснили, что общественный туалет – это лицо страны. Перестройка не шла за один год. Но вот эти международные мероприятия стимулировали изменения. Сейчас в Китае практически никто не ездит на бензиновых мотоциклах или мотороллерах, все пересели на электроскутеры. Не пересели только ретрограды. И вот наша выставка при всей критике, тем не менее, – это шаг вперед к новым стандартам. Наш пиетет перед иностранцами в целом не так уж и плох. Перед собой и друг перед другом нам не стыдно. Но для туристов-иностранцев давайте сделаем, и сами потом будем пользоваться. В Китае именно этим путем и пошли. Для туристов сделали, а потом поняли, что самим от этого хорошо», – резюмировал Каукенов.
«Журналисты обратили внимание на то, что с туалетами были проблемы. А туалеты – это же вообще маркер цивилизационных возможностей. На ЭКСПО туалеты есть. Если уж смогли с общественными туалетами, то с энергией будущего точно справятся, потому что это вещь принципиальная, – полушутя заметил политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын. – Что касается общества, то оно разделилось на три части: кто там не был, переживают о том, сколько денег потрачено, а кто там был, говорят, что интересно, ну а любители культуры вообще в восторге. Есть люди, которые поехали в Астану смотреть культурную программу, а не по павильонам ходить. Я не знаю, сколько от выставки вреда будет, но вот польза очевидна – это просветительская миссия».
Между тем руководитель представительства Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК в Алматы Мадина Нургалиева отметила, что небольшие инфраструктурные изменения уже заметны: «Очень важный элемент – это городское пространство и его развитие. Астана, с учетом ее территориального устройства – левый берег и правый берег, требует более пристального подхода и внимания, там много тонкостей. К слову, я на прошлой неделе была в столице, и мне посчастливилось уезжать с нового вокзала «Нурлы жол». Я на самом деле впечатлена. Несмотря на то, что эффект стройки еще присутствует, на вокзале чувствуется непривычный нам евростандарт. Там развитая индустрия фаст-фуда, чем-то напоминает большой торгово-развлекательный центр».
«Решена самая главная проблема задолго до завершения ЭКСПО – что делать с павильонами выставки, – в свою очередь заметил главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин. – На части площадей будет Международный финансовый центр «Астана», на части площадей – технопарк Назарбаев Университета. Кажется, до сих пор идет строительство жилых комплексов. Положительный какой-то эффект это дало. Не стоит забывать, что ЭКСПО стало самым крупным строительным объектом в Астане. В 2014 году начались строительные работы. И что очень важно, это произошло в кризисный период и дало импульс экономике города – она росла все это время, в том числе благодаря ЭКСПО и тому объему инвестиций, которые были вкачаны в проект. Удалось подтянуть транспортную инфраструктуру столицы».
Негативные эффекты были и есть, никто этого и не скрывает, добавил журналист: «Когда мы воспользовались темой ЭКСПО и вгляделись в Казахстан, увидели, что у нас расхищаются бюджетные средства, как у нас используется адмресурс, какие у нас качество и скорость строительства, насколько у нас высокотехнологичная страна, особенно в плане зеленых технологий». Однако то, что эти факты выявляются, в конечном итоге, тоже может стать плюсом, если будут сделаны соответствующие выводы и приняты адекватные меры.

Юлия Майская

Источник: Nomad

Впервые издан бизнес-справочник «Как открыть бизнес в Евразийском экономическом союзе»

29 июня на площадке Республиканской конфедерации предпринимательства Беларуси был презентован справочник «Как открыть бизнес в Евразийском экономическом союзе. 2017».

Инициатором данного проекта выступил Центр изучения перспектив интеграции (Россия) при поддержке СЮЛ «Республиканская конфедерация предпринимательства» (Республика Беларусь). Соавторами справочника выступили информационно-аналитическое агентство «Бизнес-новости» (Республика Беларусь) и общественное движение«Заргацум» (Республика Армения).

«Сегодня презентуется уникальный продукт – подобного справочника еще не создавалось на пространстве Евразийского экономического союза при том, что его актуальность очевидна. Всё познается в сравнении. Присутствующие здесь, безусловно, осведомлены о возможностях для открытия бизнеса в Беларуси или России, но в справочнике дается сводная информация по всем странам ЕАЭС», — отметил, открывая презентацию, Председатель Высшего Координационного Совета Республиканской конфедерации предпринимательства Беларуси Владимир Карягин.

Авторы справочника отметили в рамках презентации, что данный документ подготовлен как инструмент для бизнесменов, которые планируют открыть свое дело в странах Евразийского экономического союза (ЕАЭС). В документе собрана воедино и систематизирована информация, которой необходимо владеть при принятии первичных решений по запуску бизнеса в Армении, Беларуси, Казахстане, Кыргызстане и Армении.

В справочнике уделено отдельное внимание систематизации налоговых льгот в рамках ЕАЭС, описанию процедуры открытия Обществ с ограниченной ответственностью, регистрации Индивидуального предпринимателя и совместных предприятий в рамках Евразийского союза. В документе также представлена характеристика институтов поддержки бизнеса.

«Безусловно, при создании подобных сборников всегда существует вопрос “Где же остановиться?” Мы понимали, что невозможно объять необъятное и сосредоточились на самых насущных и запутанных вопросах для человека, который задумался об открытии бизнеса в странах ЕАЭС. Задача нашего Центра – подготовка максимально прикладных информационно-аналитических продуктов, касающихся интеграционных процессов на евразийском пространстве», — отметил директор Центра изучения перспектив интеграции Сергей Рекеда.

В дискуссии также приняли участие директор Ассоциации по защите авторских прав в сфере информационных технологий Дмитрий Ананьев, директор ООО «Велл Системс» Нарек Гаспарян, первый вице-председатель ОО «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей» Анатолий Громадченко, руководитель Департамента инновационных проектов Ассоциации защиты интеллектуальной собственности «БелБренд» Валентина Дынич, директор ООО «Евро-Азия Экспо» Александр Никольский и др.Представители бизнес-сообщества высказались за развитие проекта в сторону создания интерактивной онлайн-площадки на основе информации, собранной в презентованном сборнике. Кроме того, была отмечена необходимость организации цикла экспертных интервью с представителями бизнеса стран ЕАЭС для обобщения и анализа тех проблем и потребностей, которые испытывают предприниматели в рамках евразийской интеграции.

ЭКСПО-2017: вред или польза?

Город светлого будущего не пожалел «зеленой энергии» ради продвижения своего бренда

«Он хотел получить Экспо – он получил его. Я надеюсь, он остался доволен. А это главный критерий успешности выставки», – отметил Сергей Домнин, главный редактор журнала «Эксперт Казахстан». Прозвучало это в ходе экспертного клуба (организатор ОФ «Мир Евразии») «ЭКСПО-2017: вглядитесь в Казахстан. Энергия будущего объединяет». «Созидательная функция Экспо сопрягается с модернизацией общественного сознания», – считает Мадина Нургалиева, руководитель представительства КИСИ в Алматы.

«Сама Астана, где проходит выставка, отапливается углем, но куда расти – есть», – подчеркнул Эдуард Полетаев, модератор заседания. Экспо исходит из стратегии «Казахстан-2050», согласно которой доля энергии из возобновляемых источников будет доведена до 50% в общем энергобалансе страны. Сегодня мини-гэс, солнечная и ветровая энергия составляют менее 1%.

«Последний роскошный эвент (событие) перед трудными временами», – так характеризует масштабное мероприятие в Астане Джанибек Сулеев, web-издатель. Он противник оценок Экспо из подсчетов сколько украли. «Если бы Экспо не было, наши все равно бы воровали. А так можно будет из «Сферы» после выставки сделать место с мощной индустрией общественного питания, например», – заметил г-н Сулеев.

мир евразии

«У Экспо всегда просветительская ценность. Дети 7-12 лет посмотрят то, что в других условиях они не увидят никогда. Это некие инвестиции в образование, познавательно-развлекательная функция», – особо выделил Евгений Пастухов, заместитель главного редактора журнала «Центр Азии».

«Очень часто нашу выставку сравнивают с Шанхайской 2010 года. Но Экспо повлияло не только на Шанхай – город с 30 млн. населения – но и на весь Китай», – отметил Адиль Каукенов, директор Центра китайских исследований CHINA CENTER. «С Экспо в Китае началась «туалетная революция», – сообщил среди прочего г-н Каукенов. Сначала в Шанхае, а теперь в любом крупном китайском городе в каждом квартале установлен бесплатный общественный туалет. То есть помимо всевозможной инфраструктуры, смены парка такси, подобные грандиозные мероприятия создают мультипликативный эффект в самых неожиданных сферах.

Андрей Хан, сотрудник Центра военно-стратегических исследований, напомнил о том, что в Шанхае проходила так называемая «большая Экспо», тогда как в Астане «малая» (она же «специализированная»). Из-за выставки в Шанхае в Китай приехало 73 млн человек. В Южной Корее специализированная Экспо была посвящена океану и главная ставка делалась на внутренних туристов. Всего посетителей набралось 8 млн. К моменту проведения экспертного клуба Ахметжан Есимов уже отчитался о том, что число посетителей Экспо-2017 перевалило за 2 млн. «Самая важная функция – имиджевая, остальные – факультативные», – указал г-н Хан.

мир евразии

«Поскольку проект масштабный, он не мог пройти совсем гладко», – подчеркнул Антон Морозов. В Милане после Экспо на серьезные сроки посадили 7 человек, в Астане по делу Ермегияева – 22. «Есимов как кризис-менеджер показал себя нормально», – считает г-н Морозов. Несмотря на то, что рухнули 240 тонн «декоративной» решетки, интернет рассказывает о бомжах на 101-ом километре от столицы, про добровольно-принудительное распределение билетов, Казахстан продемонстрировал способность организовать мероприятие. К тому же «Сфера», новый терминал аэропорта, новый железнодорожный вокзал с развитой индустрией фаст-фуда – все это останется и после Экспо.

В свете дискуссии не остался без внимания кейс «Палмер-Куянов». Избыточная реакция на негативный материал Джеймса Палмера – это болезнь роста отечественного PR-менеджмента. Анна Гусарова, руководитель Центральноазиатского института стратегических исследований, отметила: «Если про американцев пишут плохо в соцсетях – они не реагируют». Еще эксперт обратила внимание на то, что в свете Экспо в Казахстане стала свободнее информационная атмосфера, никого за высказывания в социальных сетях и блогах не преследуют. Может быть это просто стечение обстоятельств, но факт остается фактом.

«Мы были во многих вещах на тонком льду и не везде лед выдержал», – так выразился Аскар Нурша, Институт мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК. Экспо стало зеркалом, где концентрированно отразились плюсы и минусы отечественной политики.

мир евразии

«Экспо еще не закончилось. Выводы впереди и «цыплят» будем считать по осени», – подчеркнул Замир Каражанов, политолог. Главные павильоны – российский и китайский, что показывает отношение Москвы и Пекина к Казахстану. В плане геополитического поведения Казахстан самое открытое государство в регионе Центральной Азии и наиболее вовлеченное в глобальные процессы. Данное обстоятельство создает Астане преимущество перед южными соседями. «Будущее не за углем и нефтью, а за инновационным развитием. Труд и знания позволяют надеяться на будущее», – акцентировал г-н Каражанов.

Не осталось без внимания и то, что Экспо на период 2014-2017 годов превратилось в главный строительный проект Астаны, обеспечиващий работой 50 тысяч человек. В период кризиса «линия жизни» получилась очень внушительная. Уже сегодня заявлено, что по окончании международной выставки ее павильоны разделят международный финансовый центр «Астана» и технопарк Назарбаев Университета.

«Экспо – это событие, которого в Астане не было и, судя по ценам на нефть, больше не будет», – заметил Сергей Домнин.

Источник: ZONAkz

Минуя век. Что думают об Октябре 1917-го в наши дни?

Каковы причины и последствия Октябрьской революции 1917 года? Как воспринимают событие, случившееся век назад, современниками и как сделать более доступными для понимания роль и значение минувших событий для молодёжи? И, наконец, какие уроки можно извлечь для обеспечения мира и согласия на постсоветском пространстве спустя 100 лет с Октября 1917-го? Эти и другие вопросы обсуждались 27 июня 2017 г. в г. Алматы (Казахстан) в рамках международного круглого стола «Евразийский взгляд на события вековой давности: страницы общей истории октября 1917».

Организаторами мероприятия выступили:

  • Центр геополитических исследований «Берлек-Единство» (г. Уфа, Россия);
  • Центр аналитических исследований «Евразийский мониторинг» (г. Астана, Казахстан);
  • Центр международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия» (г. Астрахань, Россия).

Революция 1917 года пробудила социально-политическую активность населения

Модерировали круглый стол руководители ЦАИ «Евразийский мониторинг» АлибекТажибаев и ЦМОПИ «Каспий-Евразия» Андрей Сызранов. Открывая мероприятие, эксперты отметили, что события 1917 года существенно повлияли на политическую жизнь в национальных окраинах. «По всему Казахстану наблюдался рост политической активности на­селения. К общественной жизни приобщались самые разные слои казахского общества. Общественная жизнь в тот период отличалась многообрази­ем взглядов, мнений и суждений по вопросам дальнейшего пути развития общества и ростом национального самосознания» — считает А. Тажибаев.

В свою очередь А. Сызранов отметил следующее: «Аналогичная картина наблюдалась и во всех остальных регионах бывшей империи, а ныне постсоветского пространства. Это часть более общего процесса, а именно –пробуждения социально-политической активности масс».

Революция сделала возможным рывок в развитии современного постсоветского пространства

Первым с докладом «Революционные события 1917 года: взгляд российского историка» выступил Андрей Ганин, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН, д-р ист. наук (г. Москва, Россия).

«Россия остро нуждалась в модернизации, поскольку мы отставали от Европы и в социальных преобразованиях, и в экономике, и в промышленности, и в вопросах образования. Российское общество отличалось предельным архаизмом, низким уровнем жизни широких слоев населения и многое другое. С революционными переменами люди связывали надежды на улучшение жизни, на торжество идеалов свободы и равенства»— сообщил А. Ганин.

Историк рассказал, что в наши дни говорить о событиях октября 1917 нелегко. Общество сталкивается с дискредитирующими публикациями, которые, несмотря на откровенно сочинительный и необъективный характер, находят поддержку среди населения.

«Споры о том, что преобладало в революции: конструктивное или деструктивное, кажется, не утихнут никогда. Современный тренд очевидно негативистский. Действительно, тяжелых последствий было не мало. Однако если мы уважаем свою историю, нужно воспринимать ее объективно и без ложного стыда, – считает А. Ганин.

«В результате революции возникла другая страна, другое общество. Советская форсированная модернизация позволила в считанные годы в стране создать современную на то время оборонную промышленность, позволившую дать отпор фашизму. Стремительно развивались наука и техника, здравоохранение и образование. Ретроспективно советский период стал апогеем напряжения всех сил общества для решения сверх задач и при этом пиком могущества страны за всю ее историю. Не случайно СССР в период «холодной войны» был признан одной из 2 мировых сверхдержав. Все это тоже последствия Октября» — убежден историк.

Необходимо готовить молодых экспертов и ученых по истории 20-го века

Доклад «Многовластие и спектр политических взглядов в 1917 году: проблемы оценки на современном этапе» представила Лайла Ахметова, д-р ист. наук, профессор, директор Центра ЮНЕСКО Казахского национального университета им. аль-Фараби. Спикер озвучила участникам мероприятия различные свидетельства положительного опыта многовластия начала 20-го века. Однако, также была поднята проблема оценки событий вековой давности:

«Братья кыргызы в прошлом году опубликовали 5 томов исторических документов по Уркуну. И это правильно. На сегодняшний день дать единую и, главное, общепризнанную оценку событиям октября 1917-го трудно, поскольку стороны, спорящие на тему причин, последствий и уроков Революции, непримиримы. Давайте публиковать документы, не важно, в печатном или оцифрованном виде – это произведет позитивный эффект» — считает Л. Ахметова.

Историк также поделилась с участниками собственным негативным опытом. Так, переход к болонской системе сделал неактуальными исследования 20-го века. Л. Ахметова, в этой связи, уверена, что для сохранения общей истории, его адекватного восприятия и понимания «необходимо готовить молодых экспертов и ученых по истории 20-го века, открыть доступ к архивным источникам, готовить совместные учебники по изучению истории того периода».

Возрастает роль совместных, российско-казахстанских научных исследований

Следующим с докладом «Реконструкция общих евразийских маркеров и особенности восприятия революции 1917 года современными политологами» выступил руководитель Геополитического центра «Берлек-Единство», канд. полит.наук Радик Мурзагалеев (г. Уфа, Россия). Эксперт в своем выступлении остановился подробней на том, что необходимо постсоветскому пространству в современных условиях в плане изучения минувших событий:

«Безусловно, сегодня нужны новые и профессиональные подходы к изучению значимости Октябрьской революции для евразийских народов, принявших участие в них.  Но эти подходы должны быть адекватными и взвешенными. Без перегибов… Весь мир увидел, что капитализм не является конечной «остановкой» в историческом развитии общества. Возможно, это был иной путь эволюции. Учёным, я думаю, ещё придётся поразмышлять над этим вопросом.Благо мероприятие проходит в канун создания рабочей группы российских и казахстанских историков.Мы должны быть за подлинное, совместное, опирающееся на архивные материалы научное освещение нашего общего прошлого с его успехами и неудачами, героическими подвигами и трагедиями».

Октябрь 1917-го открыл казахам дорогу к руководству нынешним Казахстаном

Спикер затронул и роль Октябрьской революции для ныне суверенных государств и народов: «Октябрьская революция стала для многих евразийских народов реальным проектом выхода из кризиса буржуазно-помещичьего строя, из разрухи, войны из того тупика, в котором они оказались в 1917 г.,то есть Революция была конкретным ответом на конкретные проблемы и потребности общественного развития» — считает эксперт.

Главный итог Революции – народ сделал свой выбор и объединился

Затем с докладом «Революция 1917 года в судьбах народов Евразии» выступил еще один представитель г. Уфа России, историк, журналист, директор ГБУ «Книжная палата Республики Башкортостан», АзатЯрмуллин. Эксперт озвучил участникам свою оценку отдельным событиям 1917 года, в частности, опубликованной в ноябре того года программе партии «Алаш», составленной А.Букейхановым, А.Байтурсыновым, М.Дулатовым, Е.Гумаровым, Е.Тормухамедовым, Г.Жундибаевым и Г. Биримжановым:

«Программа состояла из десяти параграфов. Так, в параграфе I провозглашалось: «Россия должна быть демократической, федеративной республикой. Каждое государство, входящее в Федеративную Республику, являясь самостоя­тельным, действует в единении с другими госу­дарствами — членами федерации…».  Таким образом, подчеркивалось равенство субъектов федерации и приоритет самоуправ­ления автономий. Кстати Основате­ли партии «Алаш» были далеки от сепаратизма, т.к. понимали угрозу гражданской войны. Они видели автономию со своим законно избранным правительством в составе децентра­лизованной (федеративной) демократической России, которая, по их мнению, должна была провести широкие демократические преобра­зования и сыграть важную роль в повышении и развитии национальной демократической поли­тической культуры. В данном случае мы опять-таки видим стремление развивать революционные, демократические преобразования в логике общероссийских процессов» — убежден историк.

Также спикер обратил внимание участников на исследования д-ра ист. наук, профессораГеоргия Кана: «Считаю, что подход Кана к оценке события октября 1917 наиболее взвешенный и лишенный резких оценок». Озвучивая же свою оценку Революции октября 1917 года в общем, А. Ярмуллин заявил следующее: «Октябрьская революция представляется главным событием 20-го столетия потому, что именно она в решающей мере определила тот многомерный облик мира, который мы знаем и видим. Без этой революции, без ее идеалов, без ее сражений, мир был бы другим, полагаю, менее гуманным и социально ориентированным. Главный итог революции — народные массы сделали свой социалистический выбор и пришли в движение вместе».

Победа большевиков сделала возможным суверенитет Казахстана

Андрей Чеботарёв, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива», рассказал следующее: «В казахстанском дискурсе четкая поляризация идет только по одному вопросу – Великая Отечественная война и участие Казахстана и казахстанцев в ней. Если же говорить об Октябрьской революции, то ярко выраженного дискурса в Казахстане нет, потому что уже давно преобладает проалашская точка зрения на события. Отмечу также, что сам факт падения Империи оценивается позитивно, но роль большевиков, а также сам советский период зачастую рассматриваются негативно сквозь призму негативных событий, в особенности, 30-х годов (голод и репрессии), не обращая внимания на позитивные моменты других годов. Но если бы победили противники большевиков – не было бы суверенного Казахстана».

Участники Международного круглого стола «Евразийский взгляд на события вековой давности: страницы общей истории октября 1917» убеждены, что современные оценки тех событий должно базироваться на глубоком понимании реалий момента. Причем, как в центре, так и в национальных окраинах бившей Империи. Безусловно, существовало много вариантов развития событий, в том числе, возможность мирного развития общества, преодоления угрозы Гражданской войны. Но почему эти возможности не были реализованы и что именно предопределило начало острого конфликта, охватившего всю территорию бывшей империи? На эти вопросы общими усилиями смогут ответить историки Казахстана и России.

ЭКСПО – это символ интеграции и интернационализации

О том, изменит ли к лучшему жизнь населения Казахстана выставка в Астане, и как это сказывается на престиже страны, говорили участники экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «ЭКСПО-2017: вглядитесь в Казахстан. Энергия будущего объединяет».

В г. Астана продолжает работу специализированная международная выставка ЭКСПО-2017, имеющая в Казахстане статус национального проекта. Тема выставки «Энергия будущего» позволяет Казахстану сыграть особую роль в развитии интеграции и осветить одну из самых актуальных задач, волнующих мир — альтернативные источники энергии и «зеленые» технологии.
В послании Президента РК Нурсултана Назарбаева «Стратегия «Казахстан-2050»: новый политический курс состоявшегося государства» от 2012 г. отмечено, что в рамках повышения глобальной энергетической безопасности все развитые страны увеличивают объемы инвестиций в альтернативные и «зеленые» энергетические технологии. Также сделано предположение, что «к 2050 г. их применение позволит генерировать до 50% всей потребляемой энергии». В 2013 г. Президентом РК был подписан Указ «О Концепции по переходу РК к «зеленой экономике».
В рамках этой политики страна выиграла право на проведение ЭКСПО-2017. Участниками выставки являются 115 стран и 22 международных организации. ЭКСПО стала символом интеграции и интернационализации, объединяя людей, она способствует экономическому и социальному развитию, обеспечивая обмен знаниями и идеями.
«В политическом отношении ЭКСПО-2017 стало одним из серьезных факторов казахстанской внешней политики, считает директор центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. — Только за последний год в ходе международных встреч на уровне президента, премьер-министра, главы МИД и т.д. тема ЭКСПО и участия в ней соответствующей страны была обязательной в ходе переговоров. При этом Казахстан получил здесь хорошую возможность «протестировать» своих разных внешнеполитических партнеров на определенную лояльность к себе с точки зрения их участия или неучастия в выставке. Кроме того, президент неоднократно ставил перед дипломатами задачи экономического характера, включая установление полезных связей за рубежом, привлечение потенциальных инвесторов в экономику республики и т.д. В связи с этим подготовка к проведению ЭКСПО-2017 предоставила дипломатам хорошие возможности для совершенствования своих навыков по налаживанию контактов и привлечению в Казахстан туристов, предпринимателей и т.д».
Выставки — явление историческое. Ярмарки, как предтечи выставок, появлялись в основном в местах пересечения торговых путей, помогая формированию национальных рынков и становлению государств. Всемирные выставки проводятся с середины XIX века, привнося вклад в общение, диалог и мир между странами.
«Пусть все народы работают совместно над великим делом — совершенствованием человечества» — таков был девиз первой Всемирной выставки 1851 г. в Лондоне. С той поры всемирные выставки стали приобретать все большие популярность и престиж, их называли «свиданиями народов». На них, благодаря зарождающимся профессиональным рекламе и связям с общественностью, многие страны упрочили свои конкурентные позиции в мире. Также для государств участие в выставках становилось важным средством решения внешнеполитических проблем. На протяжении своей истории выставки являлись местом разносторонних познавательных, деловых и творческих контактов, ареной взаимопроникновения и взаимообогащения национальных культур. Успех на всемирных выставках имел не только экономическое, политическое, но и важное человеческое измерение, так как постепенно разрушались стереотипы взаимовосприятия народов.
«ЭКСПО – это своеобразный символ интеграции и интернационализации, — говорит политолог Эдуард Полетаев. — Впервые мероприятие происходит на постсоветском пространстве, впервые в СНГ, ЕАЭС. Не случайно многие страны-союзники играют активную роль на выставке. В частности, Россия является партнером по организации международной деловой программы на выставке, соорганизатором экспертных сессий, бизнес–форумов с участием руководителей глобальных предприятий. У нее самый большой павильон, наверняка самое большое количество туристов из-за рубежа будет из России. Также впервые открыт специальный павильон ШОС. Это укрепляет партнерство между странами объединений, дает толчок их развитию».

Среди актуальных тем экспертного клуба: Мягкая сила ЭКСПО, как инструмент интеграции; Выставочная индустрия — один из локомотивов мировой экономики; ЭКСПО-дипломатия Казахстана и стран-партнеров: усилия и результаты; Вклад в формирование имиджа страны, развития экономики и культуры, активной интеграции в мировые процессы; Внедрение и использование лучшей мировой практики, инновационных технологий в ближайшем будущем и т.д.

Рустам Бурнашев: Введя понятие «спортивное гражданство», Россия защищает свой рынок от легионеров из ЕАЭС

Разговоры о формировании общих культурных или мировоззренческих установок на пространстве ЕАЭС преждевременны и нецелесообразны.

Евразийскому экономическому союзу важнее сосредоточиться на создании условий для комфортного передвижения и трудоустройства граждан, а не на культурно-языковой унификации, считает известный казахстанский политолог, профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам БУРНАШЕВ.
Разговоры о формировании общих культурных или мировоззренческих установок на пространстве ЕАЭС преждевременны и нецелесообразны. Такое мнение высказал Рустам Бурнашев на заседании экспертного клуба «Мир Евразии», посвященном обсуждению социального измерения евразийской интеграции.
По мнению эксперта, сегодня в пределах ЕАЭС «бесперспективно пытаться достичь унификации и в экономическом поле и в культурно-языковом. Мы утонем в этом». В условиях, когда о достижении экономического и культурно-языкового равенства не приходится говорить даже на национальном уровне, выводить эту проблему в межгосударственное поле – бессмысленно. «Это создает дополнительные проблемы осмысления и решения, которые нас будут затягивать и отвлекать от вопросов, которые являются более техническими и важными», — утверждает Рустам Бурнашев.
Социальная политика в Евразийском экономическом союзе должна сосредоточиться на обеспечении комфорта и равных условий для граждан государств союза на всей его территории. Как считает политолог, «дружба глазами простого человека — это выражение для меня персонально о том, насколько я как простой человек могу циркулировать в том пространстве, которое обозначено как интеграционное».
В качестве примеров, которые показывают дисбаланс и недочеты в этой сфере, Бурнашев привел вопрос признания образовательных документов, если возникнет работа в другой стране или вопросы справедливого перемещения рабочей силы.
«Например, недавно вице-премьер России Виталий Мутко заявил о том, что ограничения для спортсменов из стран ЕАЭС сохранятся. То есть спортсмены этих стран считаются легионерами в составах российских клубов Российской футбольной премьер-лиги, Континентальной хоккейной лиги и т.д. Хотя юридически должны ли они рассматриваться как легионеры в условиях стремления к «четырем свободам», среди которых обозначена свобода перемещения трудовых ресурсов?» — поставил вопрос эксперт. По его мнению, понятием «спортивное гражданство» Россия ввела ограничение, защищая свой рынок.
Еще одним важным моментом, который необходимо решать в рамках Евразийского экономического союза, является прохождение и доставка необходимой информации. Рустам Бурнашев указал на проблему того, что часто в России недостаточно хорошо знают о целях, задачах и документах ЕАЭС.
«Многим из нас известны истории казахстанцев, когда они пытаются устроиться на работу в России, будучи уже гражданином одной из стран ЕАЭС. Порой приходилось просить кадровиков оформлять документы как на граждан Беларуси (в рамках обеспечения равных прав граждан Союзного государства это просто), так как на местах просто не в курсе новых особенностей трудоустройства людей из стран ЕАЭС», — резюмировал политолог.
Татьяна Каукенова

Источник: Сетевое издание «Zakon.kz»

Леся Каратаева: Освещению евразийской интеграции не хватает эмоций

Пока население ЕАЭС не склонно рассматривать объединение с точки зрения своих личных выгод, считает главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК Леся Каратаева.

После «запуска» Евразийского экономического союза и его расширения в информационном пространстве стало меньше негативных материалов о ЕАЭС, однако это не привело к автоматическому усилению позиций так называемых «евразо-оптимистов». И связано это с тем, что последние не способны предложить эмоционально наполненное осмысление евразийской интеграции. Об этом на заседании экспертного клуба «Мир Евразии», посвященном социальному измерению евразийской интеграции, говорила главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при Президенте РК доктор исторических наук Леся Каратаева.
«Информационные сообщения, отображающие тематику евразийской интеграции, либо формируются в формате дайджеста о состоявшемся на высоком или высшем уровне мероприятии, либо отображают статистику макроэкономических показателей. В результате такого подхода происходит смещение приоритетов при оценке гражданами выгод и недостатков от интеграции», — отметила Леся Каратаева.
В подкрепление своего тезиса эксперт привела данные социологических замеров, проводимых КИСИ на протяжении 3-х лет и посвященных оценке гражданами Казахстана евразийской интеграции. «В ходе исследований обнаружились два интересных момента. Во-первых, подавляющее большинство респондентов выступали в поддержку участия Казахстана в интеграционных проектах. Главные аргументы выражены фразами: «невозможность выжить в одиночку» и «интеграция – импульс к экономическому развитию и процветанию». По мнению Каратаевой, такие ответы отражают результаты 20-летней политики продвижения интеграции как принципа построения международных отношений.
Вторым результатом исследования Леся Каратаева указала то, что «оценивая непосредственно евразийскую интеграцию, респонденты апеллировали к тем же макроэкономическим факторам – расширение рынка сбыта для отечественного производителя, рост торгового оборота, снятие таможенных преград и так далее». Это, по ее мнению, говорит о том, что опрошенные не склонны оценивать интеграцию сквозь призму своих личных выгод.
Еще одним «больным местом» в формировании позитивного восприятия евразийской интеграции у рядовых граждан, с точки зрения эксперта, является слабость связей между населением стран ЕАЭС. Как отметила Леся Каратаева, «потенциал дружеских коммуникаций на евразийском пространстве традиционно формировался за счет трех факторов: наличие родственных связей между гражданами стран-участниц, образовательная привлекательность и внутриевразийский туризм. При этом фактор образовательной привлекательности постепенно снижается, а внутриевразийский туризм так и не реализовал свой потенциал. В то же время сейчас возросла значимость фактора трудовой миграции, вокруг которой в неофициальном информационном пространстве формируется много мифов и негативных стереотипов».
Подводя итог анализу восприятия ЕАЭС рядовым населением, эксперт отметила дефицит информации, отображающей личный позитивный опыт использования преимуществ интеграции. По мнению Каратаевой, сегодня «не хватает воодушевляющих историй. Очевидно, что генерация таких месседжей командами специально подготовленных блогеров будет иметь негативный эффект. Остается призвать граждан не стесняться и делиться историями своего успеха, интересными наблюдениями и позитивными впечатлениями, приобретенными на пространстве евразийской интеграции».

Источник: Сетевое издание «Zakon.kz»

81% кыргызстанцев поддерживают Евразийскую интеграцию

«Экономические возможности Казахстана или России пока не сопоставимы с возможностями Армении или Кыргызстана. Из-за этого появляются то завышенные ожидания со стороны некоторых участников, то некоторое недопонимание», — эксперты из России и Казахстана обсудили предварительные итоги и перспективы Евразийской интеграции.
Оптимисты и пессимисты
Большинство респондентов в странах ЕАЭС поддерживают евразийскую интеграцию, озвучила данные ежегодного соцопроса Евразийского банка развития старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского центра Лидия Пархомчик.
«Однако за последние несколько лет начинают обозначаться негативные тренды, а именно – процент сторонников евразийской интеграции идет на убыль. Рекордное падение зафиксировано в Армении, где произошел рост негативных оценок деятельности Евразийского экономического союза», – отметила эксперт входе заседания экспертного клуба «Мир Евразии», организованного одноименным общественным фондом совместно с российским Центром международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия».
«Вероятно, граждане страны разуверились в перспективности интеграции в силу различных факторов, к числу которых можно также отнести и завышенные ожидания относительно того, как вступление в ЕАЭС может стабилизировать экономическую ситуацию в стране. Итогом стало падение уровня общественной поддержки интеграции на евразийском пространстве до 46% процентов, это притом, что в Казахстане данный показатель составил 74%, а в России – 69%. Только граждане Кыргызстана остаются наибольшими евразооптимистами, с уровнем поддержи интеграции в 81%», – прокомментировала итоги социологического исследования Лидия Пархомчик.
Что нужно человеку?
Бесперспективно пытаться достичь унификации в экономическом поле, убежден профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев. «Если речь идет, допустим, об экономическом равенстве между Казахстаном и Россией, между Казахстаном и Арменией, то тогда возникает вопрос: а у нас внутри страны есть экономическое равенство? Нет такого. И если это не решается даже на национальном уровне (хотя, с моей точки зрения, не нужно это решать, так как дифференциация является стимулом развития), то выносить унификацию на международный уровень смысла никакого нет», – сказал профессор Бурнашев.
По его мнению, попытки решить такие вопросы лишь отвлекают от более важного – от того, что видится важным в социальной политике в рамках интеграционного объединения с точки зрения простого человека. «Здесь все достаточно просто. Возникают ли проблемы при моем перемещении из страны в страну или не возникают? Признаются ли образовательные документы, если предлагают работу в другой стране? Или вопрос справедливого перемещения рабочей силы. Например, недавно вице-премьер России Виталий Мутко заявил о том, что ограничения для спортсменов из стран ЕАЭС сохранятся. То есть спортсмены этих стран считаются легионерами в составах российских клубов Российской футбольной премьер-лиги, Континентальной хоккейной лиги. Хотя юридически должны ли они рассматриваться как легионеры в условиях стремления к «четырем свободам»? Не случайно же Евразийская экономическая комиссия просила правительства стран ЕАЭС проинформировать о принятых мерах по устранению ограничений в отношении профессиональных спортсменов-легионеров из стран союза. Таким образом, понятием «спортивное гражданство» Россия ввела ограничение, защищая свой рынок», – отметил Рустам Бурнашев.
Генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов напомнил, что в странах ЕАЭС существуют разные подходы к социальной политике. «К примеру, в России дотируется ЖКХ, образование, есть большие трансферты, существенный материнский капитал, а в некоторых регионах – хорошие зарплаты у учителей. Зато в Казахстане низкие налоги у бизнеса». Он считает, что с социальной точки зрения измерять интеграцию бессмысленно, потому что интеграция в рамках ЕАЭС не придумывалась в данном контексте. «Но общее поле должно быть», – полагает эксперт.
Айдархан Кусаинов предложил использовать термин «общественное измерение интеграции» для обозначения степени близости, совпадения настроений, взглядов, убеждений людей на общем пространстве: «Что является ключевым и важным, потому что перед глазами пример с Украиной, где «порвалось» на почве социальных возмущений. В принципе, подобное происходит и в Европе. Там также есть свои противники интеграции. И контекст тот же самый, заключающийся в разрыве общественных приоритетов и убеждений».
Интеграция в цене
«В Европе, несмотря на то, что есть бедные и богатые страны, тем не менее, бедные начинают подтягиваться к уровню богатых. Это был один из факторов того, почему бедные страны восточной периферии всегда стремились, а кто не попал, до сих пор стремятся оказаться в Европейском Союзе. Европейские социальные блага для них являются преимуществом, – в свою очередь заметил главный редактор ИАЦ «Caspian Bridge», политолог Замир Каражанов. – И в ЕАЭС такая интересная тенденция. Есть статистика о том, что социальный разрыв между нашими странами потихоньку начинает сокращаться. Пусть не так сильно – примерно на 0,7% — 1,4% в год, но тем не менее. Правда, дело еще и в том, у России из-за кризисных явлений в мировой экономике идет незначительный рост показателей».
По мнению Замира Каражанова, при интеграции происходит переток капитала в сферу услуг, товаров, трудовых ресурсов. «Все это, так или иначе, приведет к тому, что бедные страны начнут зарабатывать на богатых. А у последних будет изменяться структура доходов. Например, Кыргызстан может зарабатывать благодаря своей рабочей силе за счет ЕАЭС», – предположил он.
При этом, как считает Замир Каражанов, оценивать эффективность работы ЕАЭС стоило бы не по товарообороту, а по ценам на товары – это как раз и будет социальный подход. «К сожалению, у нас есть проблемы в экономике, продолжается кризис мировых цен на природные ресурсы, Россия сталкивается с санкциями, и это тоже накладывает свое влияние на интеграцию. В этой связи, возможно, является реальным показателем не товарооборот между странами, растет он или снижается, а более чувствительный индикатор – цены. Например, Кыргызстан вступил в ЕАЭС, при этом цены в этой стране, как минимум, остались на прежнем уровне. Чтобы была поддержка интеграции на уровне общества, то оно должно ощущать какие-то позитивные моменты от объединения. Но если растут цены на продукты и услуги, то такая интеграция будет сталкиваться с очень большими проблемами. И это утверждение характерно не только применительно к Кыргызстану, но и к ряду других стран. Участникам ЕАЭС стоит задуматься, почему идет рост цен, а интеграция никак не способствует их снижению», – резюмировал политолог.

Источник: StanRadar

Замир Каражанов: Реальный показатель успешности ЕАЭС для простых людей – не товарооборот, а цены

Процесс сближения, или конвергенции, стран и народов – явление исторически закономерное и в условиях интеграционного объединения безальтернативное.

Процесс сближения между населением государств ЕАЭС – это неизбежное и уже имеющее место явление, считает казахстанский политолог, главный редактор ИАЦ Caspian Bridge Замир Каражанов, передает Zakon.kz.
Процесс сближения, или конвергенции, стран и народов – явление исторически закономерное и в условиях интеграционного объединения безальтернативное. Такое мнение высказал политолог Замир Каражанов на заседании экспертного клуба «Мир Евразии», посвященном социальному измерению интеграционных процессов в Евразийском экономическом союзе.
В качестве примера эксперт привел опыт Европейского союза: «в Европе, несмотря на то, что есть бедные и богатые страны, тем не менее, бедные начинают подтягиваться к уровню богатых. Это был один из факторов того, почему бедные страны восточной периферии всегда стремились, а кто не попал, до сих пор стремятся оказаться в Европейском Союзе. Потому что для них европейские социальные блага являются преимуществом», — подчеркнул Замир Каражанов.
По словам политолога, «и в ЕАЭС такая интересная тенденция. Есть статистика о том, что социальный разрыв между нашими странами потихоньку начинает сокращаться. Пусть не так сильно, на 1,4% в год по данным Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития. Правда, дело еще и в том, у России из-за кризисных явлений в мировой экономике идет незначительный рост показателей».
Оценить потенциал интеграции намного сложнее в связи с проблемами в экономике государств ЕАЭС и продолжающимся кризисом мировых цен на природные ресурсы, считает Каражанов.
«В этой связи, возможно, является реальным показателем не товарооборот между странами, растет он или снижается, а более чувствительный индикатор – цены. Например, Кыргызстан вступил в ЕАЭС, при этом цены в этой стране как минимум остались на прежнем уровне. Между тем, если нужна поддержка интеграции на уровне общества, то оно должно ощущать какие-то позитивные моменты от объединения. Но если растут цены на продукты и услуги, то такая интеграция будет сталкиваться с очень большими проблемами. И это утверждение характерно не только применительно к Кыргызстану, но и к ряду других стран. Участникам ЕАЭС стоит задуматься, почему идет рост цен, а интеграция никак не способствует их снижению», — подчеркнул эксперт.
При этом Замир Каражанов призвал оценивать социальный срез интеграции с более подходящих для местных реалий позиций. «Наша интеграция называется евразийской, мы являемся представителями евразийских народов. При этом европоцентризм в нас глубоко сидит. Сказывается и советское прошлое. Мы помним классовую теорию, которая рождена в Европе. Идеология у нас была марксистско-ленинская, и весь мир рассматривается через призму Европы. И этот европоцентризм проник сильно в социальные науки. Проблемы демократии и авторитаризма – это же, по сути, те наработки, которые были созданы в западных научных кругах. Но мы живем в Евразии и должны смотреть через собственную призму, то, что писал Лев Гумилев, должно быть нам близко и понятно», — отметил политолог.

Источник: Сетевое издание «Zakon.kz»

Гибридная дружба: интеграция глазами простого человека

Отношения внутри ЕАЭС не ограничиваются только экономикой, многие сферы сотрудничества относятся к социальной политике. Единого виденья в этом вопросе у стран нет

Нет и определенного понимания сути социального измерения интеграции, отметили эксперты в ходе дискуссии в Алматы, организованной казахстанским общественным фондом «Мир Евразии» совместно с российским Центром международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия». При создании союза было решено, что интеграция будет носить исключительно экономический характер. Однако многие вопросы в рамках интеграционного объединения относятся к социальным. «ЕАЭС, как интеграционный проект, видит своей целью снижение препятствий на пути «четырех свобод». Свободное движение трудовых ресурсов путем создания единого рынка труда будет способствовать созданию новых рабочих мест, увеличению занятости. А этот процесс напрямую относится к социальной сфере и трудовым отношениям», – привел пример политолог Эдуард Полетаев.
Еще в рамках ЕврАзЭС, предтечи нынешнего союза, был подписан ряд документов, направленных на упрощение порядка принятия гражданства и пересечения границ, создание равных условий для получения медицинской помощи, льготных условий для бизнеса, а также взаимное признание дипломов. К социальному измерению интеграции можно отнести и тесные контакты между странами-союзницами и их жителями. «Наши страны, если говорить о дружбе, испытывают два ее типа – интегрированную и недостаточно интегрированную», – считает Эдуард Полетаев. К первому типу дружбы он отнес взаимодействие народов и государств на основе исторического и культурного опыта долгого совместного проживания. А второй связан с ростом миграционными потоков.
«К примеру, многие граждане России неожиданно столкнулись с тем, что им нужно контактировать с людьми, которые до развала СССР на их территории не жили. Сюда же относятся и взаимоотношения с так называемыми экспатами – гражданами стран дальнего зарубежья. Кроме того, на постсоветском пространстве вопросы добрососедства и дружбы народов часто обсуждаются в стиле официоза. Политологи сейчас много говорят о так называемых гибридных войнах, но никто не рассуждает на тему гибридной дружбы. Этот феномен еще не изучен наукой. Насколько эта дружба сильна в условиях интеграции и глобализации – это, на мой взгляд, важный предмет для обсуждения», – отметил политолог.
«Дружба – это бескорыстные личные взаимоотношения. Но нереально ли это в условиях интеграции? У каждой страны есть свои интересы, и бывает, что они друг другу противоречат, – ответила на это руководитель Центрально-азиатского института стратегических исследований Анна Гуссарова. – Дружба должна базироваться на доверии и терпении. Казахстан очень долгое время выступал драйвером Евразийского экономического союза. Это в принципе сохраняется, поскольку, прежде всего, между главами государств очень хорошие отношения. Но многое изменилось после событий в Украине. В первую очередь в общественном поле, в казахстанском дискурсе стали появляться различные оценки. Имидж и позитивное отношение людей в отношении ЕАЭС сохранилось на политическом уровне, а что касается общественного мнения – оно диверсифицировано». К евразийской интеграции как к таковой население стран ЕАЭС относится достаточно оптимистично, в свою очередь отметила старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского центра Лидия Пархомчик, сославшись на социологические замеры Евразийского банка развития: «По результатам каждого из пяти проведенных исследований, большинство респондентов отвечают положительно на вопрос «Нужна ли вообще евразийская интеграция и как вы к ней относитесь?». Даже в Таджикистане утвердительный ответ относительно возможности присоединения к процессам евразийской интеграции дают большинство респондентов (68% в 2016 году)». Однако при относительно высоком уровне поддержки, за последние несколько лет обозначились и негативные тренды, признала Лидия Пархомчик. А именно – процентное соотношение сторонников евразийской интеграции идет на убыль. Рекордное падение зафиксировано в Армении, где произошел рост негативных оценок деятельности ЕАЭС. «Вероятно, граждане страны разуверились в перспективности интеграции в силу различных факторов, к числу которых можно также отнести и завышенные ожидания относительно того, как вступление в ЕАЭС может стабилизировать экономическую ситуацию в стране», – прокомментировала она данные социологов. Итогом, по ее словам, стало падение уровня общественной поддержки интеграции на евразийском пространстве до 46% процентов, это притом, что в Казахстане данный показатель составил 74%, а в России – 69%. Только граждане Кыргызстана остаются наибольшими евразооптимистами, с уровнем поддержи интеграции в 81%. Дружбу, как выяснилось, тоже можно измерить. «Возникает закономерный вопрос – являются ли для нас страны СНГ дружественными по определению? Так вот для стран Центральной Азии ответ однозначно утвердительный: наши граждане остаются ориентированными на СНГ в вопросах экономической интеграции. А вот, по мнению простых граждан России и Беларуси, глазами которых мы сейчас пытаемся обозначить степень нужности интеграционных процессов, регион СНГ и Центральной Азии в частности уже не столь притягательны», – констатировала Лидия Пархомчик. Россияне и белорусы продемонстрировали самый высокий показатель заинтересованности в «странах остального мира» (Россия – 49%, Беларусь – 31%). «Если говорить непосредственно о России, то распределение позиций по дружественности обозначилось следующим образом: Беларусь – первое место, Казахстан – второе, Китай – третье, – сказала Лидия Пархомчик. – А если говорить о недружественных странах, то ввиду украинского фактора, серьезную угрозу, по мнению россиян, представляет именно регион СНГ. Вторя российским настроениям, даже в Казахстане произошло увеличение числа тех, кто разделяет схожие позиции, так порядка 23% респондентов обозначили Украину в качестве потенциальной угрозы». Руководитель российского центра «Каспий-Евразия» Андрей Сызранов рассказал о том, как относятся к евразийской интеграции его земляки: «Хотя у нас в Астраханской области информационное освещение интеграции в последние годы снизилось, люди знают, что мы с Казахстаном дружим. Астраханцами, в частности, казахским населением это воспринимается очень позитивно. Простые люди – за социальное измерение интеграции». По мнению эксперта из Астрахани, после распада СССР между народами евразийского пространство появилось немало различий, они отдалились друг от друга в языковом, культурном, ментальном отношении. «Надо формировать новое единое евразийское мировоззрение у людей. И в этом я вижу одну из главных задач социальной политики, социальной модели ЕАЭС, а также других интеграционных проектов, – сказал Андрей Сызранов. – Экономика всегда будет в приоритете, туда будут направлены основные ресурсы стран-участниц. Но без социальной модели, без социального видения и взаимодействия полная экономическая интеграция будет невозможна. И здесь как раз создание нового общего мышления людей, то, что называется социальной сплоченностью или солидарностью, имеет серьезное значение. Я вижу много форм и действий – от работы с мигрантами, как важнейшего направления деятельности, до точечной работы экспертного сообщества. Потому что экспертное сообщество должно вносить и вносит вклад в укрепление социальной сплоченности населения стран ЕАЭС», – заключил эксперт.

Сергей Михайличенко

Источник: Редакция «Аргументы и Факты в Казахстане»

Полетаев: все говорят о гибридной войне, но никто — о гибридной дружбе

Социальные аспекты интеграции рассматриваются на постсоветском пространстве как второстепенные по отношению к ключевому мотиву интеграции — созданию общего рынка.

Почему так происходит и можно ли вывести социальные аспекты евразийского сближения в повестку дня, порассуждал казахстанский политолог Эдуард Полетаев на заседании экспертного клуба «Дружба глазами простого человека: социальное измерение интеграции» в Алматы.

Э. Полетаев

Э. Полетаев. Фото: Серикжан Ковланбаев

На евразийском пространстве еще нет единого и определенного понимания сути социального измерения. Дело в том, что, например, при создании ЕАЭС представители Казахстана и Беларуси неоднократно заявляли о том, что политической интеграции не предусматривается, политизация данного союза недопустима. Утверждалось, что такие направления как миграционная политика, вопросы здравоохранения, образования, культуры не относятся к экономической интеграции. То есть новое объединение фактически не учитывает свои социальные императивы.

Между тем, странами-участницами ЕврАзЭС (чьим преемником является ЕАЭС) ранее были приняты и реализовывались межгосударственные и межправительственные акты, направленные на упрощение порядка принятия гражданства и пересечения границ; создание равных условий для получения медицинской помощи; взаимное признание документов о получении образования; создание льготных условий для занятия малым и средним бизнесом и др.

Десять простых шагов

Самым характерным документом является программа «Десять простых шагов навстречу простым людям». Она была принята по инициативе президента Казахстана Нурсултана Назарбаева главами Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России на заседании Межгосударственного совета еще в апреле 1998 года в Москве. Позже к заявлению присоединился Таджикистан.

Целью программы стало придание действующим интеграционным процессам качественно нового дополнительного импульса. Содержащиеся в программе меры носят комплексный характер, и их реализация должна способствовать улучшению условий жизни и более тесному сближению народов.

Об этом, в частности, сказано в более позднем документе, посвященном гуманитарным аспектам интеграции на постсоветском пространстве — Концепции согласованной социальной политики государств-членов ЕврАзЭС, принятой в 2007 году. В ней же в первом абзаце подчеркивалось, что «учреждение ЕврАзЭС установило политические предпосылки для разработки согласованной социальной политики».

Но сегодня трудно оценить результат реализации концепции. Конечной целью ее реализации должно было стать формирование сообщества социальных государств, а в качестве главного результата названо «обеспечение единого социального пространства».

К сожалению, индикаторы оценки оказались довольно размыты, стандартизовать законодательства в ряде случаев не удалось, да и экономический кризис 2008-2009 гг. сыграл свою роль

Тем не менее, те или иные меры по сближению в социальной сфере имеют место и в настоящее время. В конце концов, никто не отменял того утверждения, что главной целью экономической интеграции в ЕАЭС является повышение благосостояния населения входящих в него стран.

Кроме того, ЕАЭС как интеграционный проект видит своей целью снижение препятствий на пути «четырех свобод». Свободное движение трудовых ресурсов путем создания единого рынка труда будет способствовать созданию новых рабочих мест и увеличению занятости. А этот процесс напрямую относится к социальной сфере и трудовым отношениям.

Экономическое неравенство стран

На мой взгляд,

определяющим фактором в гармонизации социального пространства является преодоление в первую очередь экономического неравенства между странами

Во многом интеграционные процессы буксуют из-за вопросов экономического неравенства. Не секрет, что экономические возможности Казахстана или Российской Федерации пока несопоставимы с возможностями Армении или Кыргызстана. Из-за этого появляются то завышенные ожидания со стороны некоторых участников, то некоторое недопонимание.

Касательно социального измерения интеграции в странах постсоветского пространства часто приводится пример Беларуси как страны, в которой социальная поддержка своим гражданам относительно высока, и это знание на постсоветском пространстве представляет собой в определенной степени мягкую силу этой страны.

«Клубок противоречий»

Кстати, неслучайно социальная политика обычно понимается как деятельность государства по перераспределению финансовых ресурсов между социальными группами. В широком смысле социальная политика – это достижение некоторого общественного идеала, включение и культурных, и социальных прав в социальную сферу деятельности. То есть это не только получение пенсий, пособий и других бонусов, но еще и определенные нравственные установки общества.

Например, у Европейского Союза есть знаменитый документ «Хартия основных прав ЕС», подписанный в 2000 году. Он отражает эволюцию концепции всеобщего благосостояния. Если ранее в договорах европейских стран труд рассматривался как источник средств к существованию, то теперь он стал способом самореализации в тех сферах деятельности, в котором люди чувствуют себя наиболее приемлемо и комфортно.

В свою очередь на постсоветском пространстве социальная политика хотя и входит в сферу интеграционных интересов, но пока играет вспомогательную роль. Потому что в приоритете — создание общих рынков. А социальная интеграция воспринимается как средство нейтрализации рисков. Поворотным моментом стали кризисы (последствия мирового экономического и события на Украине). В это время социальная повестка стала играть более значимую роль.

Деятельность ЕАЭС противниками интеграции стала намеренно политизироваться,

несколько вырос евразоскептицизм, появилось больше вопросов на тему: а стали мы жить лучше после вступления в ЕАЭС? На этом фоне неслучайно в дискурсе противников интеграции муссировались цифры из статистики по поводу падения товарооборота между странами ЕАЭС (хотя оно произошло не в количественном, а в долларовом исчислении, и ситуация в настоящее время налаживается).

Социальная политика — это такой мощный инструмент в руках государства. И оно не горит желанием передавать его на наднациональный уровень

Ведь это действенный рычаг во взаимодействии с обществом, будь это раздача денег пенсионерам, повышение заработной платы госслужащим в Казахстане и т. д.

Социальные аспекты в интеграционных процессах – это в определенной степени клубок противоречий, который необходимо распутывать. Если целью ставится снижение препятствий на пути «четырех свобод», это значит, что государства-участники интеграционных объединений должны унифицировать законодательство, согласовывать нормативную базу. И чем больше будет так называемых изъятий и ограничений (а их сейчас уже у ЕАЭС немногим менее 500), трудно будет избежать очевидных социальных рисков.

Тем не менее, в области социальной политики к сегодняшнему дню удалось сделать много важных завоеваний. Сохраняются контакты родственные, рабочие, образовательные. Часто под социальным измерением интеграции понимаются миграционные процессы.

Разновидности дружбы

Наши страны, если мы будем говорить о дружбе, испытывают два ее типа – интегрированную и недостаточно интегрированную. К первому типу дружбы можно отнести взаимодействие национальностей и государств на основе исторического и культурного опыта, долгого совместного проживания. Второй тип дружбы подразумевает взаимодействие нового порядка, в основном связанное с ростом миграционных потоков. К примеру, многие граждане России неожиданно столкнулись с тем, что им нужно контактировать с людьми, которые до развала СССР на их территории не жили. Сюда же относятся и взаимоотношения с так называемыми экспатами – гражданами стран дальнего зарубежья.

Кроме того, на постсоветском пространстве вопросы добрососедства и дружбы народов часто обсуждаются в стиле официоза.

Политологи сейчас много говорят о так называемых гибридных войнах, но никто не рассуждает на тему гибридной дружбы

Этот феномен еще не изучен наукой. Насколько эта дружба сильна в условиях интеграции и глобализации – это, на мой взгляд, важный предмет для обсуждения.

Безусловно, страны имеют свои особенности, определяемые разными возможностями в обеспечении населения определенным уровнем жизни. Также становление модели социального взаимодействия государств является длительным процессом, но это путь к успеху. Он в свою очередь достигается не только общей риторикой о значимости интеграции, но в том числе и социальными гарантиями:

люди должны быть уверены, что их интересы будут соблюдены

К сожалению, порой в науке и практике роль социального взаимодействия государств недооценивается и проходит по остаточному принципу. Поэтому изучение и обсуждение форм социального измерения интеграции важны теоретически и практически.

 

Источник: 365info.kz Информационно-аналитический портал

Инновационная экономика — не дань моде, а фактор обеспечения суверенитета, хозяйственного развития и сплочения стран-членов ЕАЭС

Об этом было сказано на Международном круглом столе «ЭКСПО-2017: инновационный потенциал и экономика будущего», который прошёл 16 мая в столице Казахстана — Астане. В нём участвовали эксперты из России и Казахстана, обсудившие перспективы экономических прорывов и важности инновационных решений в этом процессе.

Ксения Эрдман, заместитель генерального директора биотехнопарка «Кольцово» (Новосибирск) на конкретных примерах развития своего предприятия представила перспективность развития инновационной экономики. Нередко такие направления становятся важнейшим фактором развития национальных экономик, а также решения социальных задач, в том числе в сфере здравоохранения. Например, специалистами биотехнопарка «Кольцово» были разработаны два из трёх оригинальных лекарственных препаратов, появившихся РФ за последние 25 лет. Для предприятия это один из источников получения финансовой прибыли, а врачи и население России получили сравнительно дешёвый и качественный отечественный продукт, заменяющий дорогие импортные аналоги. Несмотря на сложность создания инновационного сектора именно он для многих территорий и даже стран является едва ли ни единственным способом качественного нового  типа развития.

Директор Научно-образовательного центра «Зеленая Академия» Бахыт Есекина обозначила перспективы перехода Республики Казахстан к низкоуглеродному развитию. В республике готовится соответствующая стратегия до 2030 г., в которой чётко оговариваются необходимые механизмы для топливно-энергетического комплекса, транспорта и других отраслей экономики. Для РК это не только важнейший фактор оздоровления окружающей среды, но и один из инструментов усиления экономических контактов с мировым сообществом, где экологической составляющей уделяется самое пристальное внимание.

Заместитель генерального директора неправительственной организации «Евразийский центр воды», глава  офиса «Зелёный мост» Людмила Шабанова в своём выступлении показала важность «зелёной» экономики для Казахстана. Республика благодаря внедрению энергосберегающих технологий и массовому использованию современных методов ведения сельского хозяйства сможет решить важнейшие задачи социально-экономического развития. Например, это экономия финансовых средств. Также Казахстан получит возможность устранить дефицит воды, остановить деградацию земель и в результате увеличить объёмы сельскохозяйственного производства и экспорта соответствующей продукции. Речь идёт также о снижении вредного воздействия на окружающую среду и, как следствие, оздоровление нации. Таким образом, «зелёная» экономика для РК — одна из стратегических задач обеспечения национального суверенитета, расширения экономических связей и движения в будущее, в том числе в рамках общей стратегии развития Казахстана до 2050 года.

По итогам работа международного круглого стола будут подготовлены конкретные рекомендации в сфере расширения инновационных направлений экономического развития РФ и РК, усиливающих интеграционные процессы обеих стран в рамках Евразийского экономического союза.

Организаторами Международного круглого стола «ЭКСПО-2017: инновационный потенциал и экономика будущего»  выступили ЦАИ «Евразийский мониторинг» (Астана), Экспертный клуб «Сибирь-Евразия» (Новосибирск).

Еуразиялық одақтан ел қандай жақсылық көрді?

«Еуразия әлемі» пікірсайыс клубының кезекті отырысы «Қарапайым адамның көзімен қарағандағы достық: интеграцияның әлеуметтік кеңістігі» деген тақырыпта өтті.

Жиында Еуразиялық одақтың әлеуметтік саясаты туралы әңгіме болды. Саясаттанушы Эдуард Полетаев бұл тарапта: «Одаққа біріккен елдер арасында неліктен ортақ әлеуметтік кеңістік құра алмай отырмыз? Себебі, одақтас мемлекеттер арасында экономикалық теңсіздік бар. Интеграциялық мәселелер де осы теңсіздікке байланысты кібіртіктеп тұр» деген пікір білдірді.

Ал «Каспий – Евразия» халықаралық және қоғамдық-саяси орталығының жетекшісі Андрей Сызрановтың айтуынша

экономикадағы айырмашылық мәселенің басы ғана. Айырмашылық анығында өте көп. «КСРО-ның құлағанына 25 жыл өтті. Көп дүние өзгерді. Түсінік өзгерді. Көзқарас өзгерді. Бұған менталитеттегі айырмашылықты және қосыңыз. Иә, бір кездегі кеңестік дәуірді, өткен дәуірді еске түсіруге болар. Бірақ ол да көмескі тартып барады.

Демек, қазіргі адамдардың санасында жаңа еуразиялық көзқарастағы түсінікті қалыптастыру қажет. Еуразиялық одақтың әлеуметтік саясаты туралы айтқанда ең алдымен осы мәселені тілге тиек етер едім» деді ол.

«Астрахан – 24» телеарнасының бас редакторы Александр Васильевтің пікірінше интеграциямен бетпе-бет келіп жатқан тұрғындар тығырыққа тірелуде. Айталық, өмірінің соңын туған жерінде өткеру үшін Ресейге оралып жатқан зейнеткерлер көп. Бірақ мұнда келгесін оларда еңбек өтілін растауға қатысы мәселелер туындайды.

Жалпы интеграцияға не үшін бардық? Әрине, халық үшін, әлеумет үшін. Олар кім мигранттар, зейнеткерлер, бизнесмендер. Бірақ дәл қазіргі таңда интеграция олардан бұрын, саясаткерлерді көбірек қызықтыруда.

Айтарым осы. Алдымен әлеуметтік ойлауымыз керек. Интеграция оларды қызықтыру үшін не жасалуы қажет? Егер интеграциялық мәселелерді сарапшылық немесе саяси қауымдастық деңгейінде қалдырып қойсақ бұл одақтан пайда болмайды» деді ол.

Еуразиялық ғылыми-зерттеу орталығының аға ғылыми қызметкері Лидия Пархомчик бұл ретте: «Соңғы кездері осы одаққа қатысты негативті трендтер көбейіп кетті. Осыны кесірінен еуразияшылдардың саны азайып жатыр. Бұл әсіресе Арменияда ерекше байқалып отыр. Түсінгенім бұл елдің тұрғындары интеграцияның экономикалық тұрғыдан алғанда жақсы нәтиже береріне үміттері үзіле бастаған.

Осыған қатысты жүргізілген сауалнама нәтижесіне қарағанда, Еуразиялық экономикалық одақты қолдайтындарың саны соңғы кездері 46 пайызға дейін төмендеген»
деген пікір білдірді.

Жиынға қатысқандардың арасында саясаттанушы Әділ Қаукенов те болды.

«Халықтың интеграциядан алары не? Шыны керек бұл сауал мені де мазалайды.

Айталық, ресейлік жаңалықтардан «Қырғыз мигранттары еліне рекордтық деңгейдегі ақша жөнелтті» деген ақпаратты көреді. Ресейлік мұны немен байланыстырады? Әрине, интеграциямен.

«Интеграцияның кесірінен бар ақшамыз сыртқа ағып жатыр» деп ойлайды ол.

Дәл осы сәтте қазақстандық жаңалықтардан «темір тұлпарларға арналған «пошлинаны» көбейтті, артынша «Глонасс» жүйесін іске қосады» деген ақпаратты көреді. Ол да өз кезегінде мұны интеграциямен байланыстырады. «Интеграцияның кесірінен ертеңгі күні «Лада Гранта» мен «Лада Калина» мініп жүрмесек болды» деп ойлайды ол.

Ал мұндай шешімдерді қабылдайтын кімдер? Әрине, шенеуніктер. Бірақ, олар бір сауалға жауап бере алмайды. Интеграциядан қарапайым адам қандай пайда көреді? Дәл осы сауалға келгенде олардың аузына құм құйылады» деді.

Жиынды түйіндеген экономист-журналист Сергей Домнин былай деді:

«Жалпы әлеуметтік байланыс туралы айтқанда оның құралдары болатынын естен шығармаған жөн. Бар мәселе осында жатыр. Ең негізгі қатынас құралы тіл. Орыс тілі. Бірақ, 25 жылда жағдай өзгерді. Орыс тілінің аясы тарылып келеді. Тарыла да береді. Бұған кедергі келтіре алмайсыз.
Себебі, бұл демографияға байланысты дүние. Бұған білім саласындағы түрі реформаларды алып қоссаңыз, орыс тілінің аясын тарылта түсетін дүниелер аз болмайды…».

Источник: DalaNews

Еуразиялық одақ: әлеумет интеграцияның пайдасын көрді ме?

«Еуразия әлемі» пікірсайыс клубының кезекті отырысы «Қарапайым адамның көзімен қарағандағы достық: интеграцияның әлеуметтік кеңістігі» деген тақырыпта өтті.

Жиында Еуразиялық одақтың әлеуметтік саясаты туралы әңгіме болды. Саясаттанушы Эдуард Полетаев бұл тарапта: «Одаққа біріккен елдер арасында неліктен ортақ әлеуметтік кеңістік құра алмай отырмыз? Себебі, одақтас мемлекеттер арасында экономикалық теңсіздік бар. Интеграциялық мәселелер де осы теңсіздікке байланысты кібіртіктеп тұр» деген пікір білдірді.

Ал «Каспий – Евразия» халықаралық және қоғамдық-саяси орталығының жетекшісі Андрей Сызрановтың айтуынша

экономикадағы айырмашылық мәселенің басы ғана. Айырмашылық анығында өте көп. «КСРО-ның құлағанына 25 жыл өтті. Көп дүние өзгерді. Түсінік өзгерді. Көзқарас өзгерді. Бұған менталитеттегі айырмашылықты және қосыңыз. Иә, бір кездегі кеңестік дәуірді, өткен дәуірді еске түсіруге болар. Бірақ ол да көмескі тартып барады.

Демек, қазіргі адамдардың санасында жаңа еуразиялық көзқарастағы түсінікті қалыптастыру қажет. Еуразиялық одақтың әлеуметтік саясаты туралы айтқанда ең алдымен осы мәселені тілге тиек етер едім» деді ол.

«Астрахан – 24» телеарнасының бас редакторы Александр Васильевтің пікірінше интеграциямен бетпе-бет келіп жатқан тұрғындар тығырыққа тірелуде. Айталық, өмірінің соңын туған жерінде өткеру үшін Ресейге оралып жатқан зейнеткерлер көп. Бірақ мұнда келгесін оларда еңбек өтілін растауға қатысы мәселелер туындайды.

Жалпы интеграцияға не үшін бардық? Әрине, халық үшін, әлеумет үшін. Олар кім мигранттар, зейнеткерлер, бизнесмендер. Бірақ дәл қазіргі таңда интеграция олардан бұрын, саясаткерлерді көбірек қызықтыруда.

Айтарым осы. Алдымен әлеуметтік ойлауымыз керек. Интеграция оларды қызықтыру үшін не жасалуы қажет? Егер интеграциялық мәселелерді сарапшылық немесе саяси қауымдастық деңгейінде қалдырып қойсақ бұл одақтан пайда болмайды» деді ол.

Еуразиялық ғылыми-зерттеу орталығының аға ғылыми қызметкері Лидия Пархомчик бұл ретте: «Соңғы кездері осы одаққа қатысты негативті трендтер көбейіп кетті. Осыны кесірінен еуразияшылдардың саны азайып жатыр. Бұл әсіресе Арменияда ерекше байқалып отыр. Түсінгенім бұл елдің тұрғындары интеграцияның экономикалық тұрғыдан алғанда жақсы нәтиже береріне үміттері үзіле бастаған.

Осыған қатысты жүргізілген сауалнама нәтижесіне қарағанда, Еуразиялық экономикалық одақты қолдайтындарың саны соңғы кездері 46 пайызға дейін төмендеген» деген пікір білдірді.
Жиынға қатысқандардың арасында саясаттанушы Әділ Қаукенов те болды.

«Халықтың интеграциядан алары не? Шыны керек бұл сауал мені де мазалайды.

Айталық, ресейлік жаңалықтардан «Қырғыз мигранттары еліне рекордтық деңгейдегі ақша жөнелтті» деген ақпаратты көреді. Ресейлік мұны немен байланыстырады? Әрине, интеграциямен.

«Интеграцияның кесірінен бар ақшамыз сыртқа ағып жатыр» деп ойлайды ол.

Дәл осы сәтте қазақстандық жаңалықтардан «темір тұлпарларға арналған «пошлинаны» көбейтті, артынша «Глонасс» жүйесін іске қосады» деген ақпаратты көреді. Ол да өз кезегінде мұны интеграциямен байланыстырады. «Интеграцияның кесірінен ертеңгі күні «Лада Гранта» мен «Лада Калина» мініп жүрмесек болды» деп ойлайды ол.

Ал мұндай шешімдерді қабылдайтын кімдер? Әрине, шенеуніктер. Бірақ, олар бір сауалға жауап бере алмайды. Интеграциядан қарапайым адам қандай пайда көреді? Дәл осы сауалға келгенде олардың аузына құм құйылады» деді.

Жиынды түйіндеген экономист-журналист Сергей Домнин былай деді:

«Жалпы әлеуметтік байланыс туралы айтқанда оның құралдары болатынын естен шығармаған жөн. Бар мәселе осында жатыр. Ең негізгі қатынас құралы тіл. Орыс тілі. Бірақ, 25 жылда жағдай өзгерді. Орыс тілінің аясы тарылып келеді. Тарыла да береді. Бұған кедергі келтіре алмайсыз.
Себебі, бұл демографияға байланысты дүние. Бұған білім саласындағы түрі реформаларды алып қоссаңыз, орыс тілінің аясын тарылта түсетін дүниелер аз болмайды…».

Источник: Ақпараттық-сараптамалық 365Info порталы

Социальная интеграция в ЕАЭС отстает от экономической — эксперт

Экономические перспективы евразийской интеграции в общественном сознании отодвинули на второй план ее социальные аспекты, а ведь экономика делается людьми.
Будет ли социальная интеграция в рамках ЕАЭС столь же успешной, как экономическая, и возможна ли экономическая интеграция без учета социальных вопросов? На эти темы эксперты стран ЕАЭС поспорили в Алматы на международном заседании на тему «Дружба глазами простого человека: социальное измерение интеграции».

Преодолеть неравенство
По мнению руководителя казахстанского общественного фонда «Мир Евразии», политолога Эдуарда Полетаева, социальная интеграция в ЕАЭС отстает от политической, причем сильно.
«Социальное измерение дружбы глазами человека, социальное измерение интеграции — тема достаточно широкая. Один из актуальных и перспективных аспектов интеграционных процессов — социальное измерение. Но, на мой взгляд, оно сильно отстает от экономической интеграции, — цитирует Полетаева new.ia-centr.ru. — Не секрет, что представители ряда государств говорили — ЕАЭС не предусматривает политической интеграции, в том числе не предусматриваются и такие сферы как здравоохранение, образование, культура, правовая помощь. А это относится именно к социальным аспектам интеграционных процессов.
На мой взгляд,определяющим фактором в социальном измерении интеграции является преодоление в первую очередь экономического неравенства между странами»
Руководитель российского центра «Каспий-Евразия» Андрей Сызранов отметил, что экономика всегда будет играть первостепенную роль, однако экономические задачи евразийской интеграции невозможно решить без социальных.
«В интеграционных процессах участвуют люди и социальная модель не может не быть частью интеграции. Мы все разные, у каждого народа своя история, культура, менталитет. Укрепление солидарности, сотрудничества между народами при уважении к их истории, культуре, традициям, гармоничному развитию и сближению стран — путь к постепенной и взаимной интеграции, созданию нового интеграционного взгляда на взаимоотношения между постсоветскими странами», — сказал Сызранов.

Разделение государств и простые люди
Главный редактор телеканала «Астрахань 24», политолог Александр Васильев указал на реальные примеры, когда разобщенность государств сразу после распада Советского союза и отсутствие социальных связей привели к серьёзным проблемам для бывших советских граждан.
«Мне знакомы много примеров, когда граждане, проработавшие всю жизнь в Атырау, после разделения государств не смогли восстановить свой трудовой стаж в Астрахани и в итоге получили мизерную пенсию. Социальная сфера очень чувствительна к любым существенным изменениям в экономике и политике, поэтому важно оценивать и предугадывать её эффективность и возможные последствия от любого принятого решения для поддержания интеграционных процессов», — подчеркнул Васильев.
Профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев высказал мысль, что для налаживания социальной интеграции сначала нужно обратить внимание на социальную сферу каждого из государств-участников ЕАЭС.
«Выглядит совершенно неправильным пытаться наладить межгосударственную сферу, когда внутри государства всё далеко неидеально
Это касается каждого государства. Что касается «дружбы глазами простого человека», я, как простой человек, вижу дружбу между государствами в количестве проблем, которые у меня могут возникнуть при пересечении границ как туриста, так и в качестве рабочей силы», — отметил Бурнашев.

Важность информационной политики
Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК, доктор исторических наук Леся Каратаева считает, что стремиться к полной унификации социальных правил в рамках ЕАЭС не следует, но в некоторых местах это могло бы быть целесообразно. Ведь население перемещается и сталкивается с проблемами.
«Я считаю, что следует обратить внимание на процедуры перевода документации из одного государства в другое, чтобы не возникало проблем с пенсионным обеспечением и иными социальными льготами. Что касается информационной политики, ряд исследователей изучали отношение казахстанцев к евразийской интеграции, — сказала Каратаева. — Любопытно, что в целом к интеграции граждане Казахстана относятся позитивно, но при этом плохо понимают, что она означает и чем выгодна
В сфере интеграции информационная политика каждой страны неидеальна, продвижение интеграционных идей слабое, катастрофически не хватает интересных и воодушевляющих общечеловеческих историй. Я считаю, что необходимо усиливать информационное распространение интеграционных идей таким образом, чтобы они были понятны и полезны для обывателей».

«Люди видят проблемы»
Главный редактор информационно-аналитического центра «Caspian Bridge», политолог Замир Каражанов, говоря о социальной сфере ЕАЭС, озвучил мнение, что совместная деятельность в ней приведёт к тому, что социальные устройства каждого из государств-союзников будут становиться похожими — социально менее развитые государства постепенно «подтянутся» к передовым.
Генеральный директор Международного центра казахстанско-китайского сотрудничества «China Center», политолог Адиль Каукенов считает, что гражданин каждого государства ЕАЭС должен понимать, что даёт лично для него евразийская интеграция.
«Ведь интеграцию делают люди, а они всё еще видят проблемы — в очередях на таможенных постах на границе, ежеминутно меняющихся правилах и законах для трансграничного бизнеса, ограничениях, сборах. Поэтому очень важно поднимать в обществе тему, что мы должны требовать от интеграции», — подчеркнул Каукенов.
Старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Лидия Пархомчик отметила, что социологические исследования показывают положительную заинтересованность респондентов в евразийской интеграции.
«Даже число респондентов в Таджикистане, которым был задан вопрос, хотят ли они присоединиться к евразийской интеграции, стабильно высокое. Но с 2014 года отмечаются негативные тренды даже при столь высоком уровне поддержки, процентаж падает даже в Казахстане. Рекордное падение в Армении. Только кыргызы пока еще самые оптимистичные в отношении к Евразийскому союзу», — привела данные Пархомчик.

Пора быть реалистами
Главный редактор делового журнала «Эксперт Казахстан» Сергей Домнин подчеркнул недостатки в осмыслении феномена ЕАЭС.
«Говоря о ЕАЭС, мы повторяем одну и ту же ошибку – говорим о казахстанско-российских и российско-казахстанских отношениях. Для нас это приоритетный сегмент, вокруг этого объекта мы постоянно крутимся. Проблема не в нас, как экспертов и публицистов, проблема в том, что Евразийский союз очень мало повестки дал на эту тему, — отметил Домнин. — Торговлю товарами дал, переток капиталов дал, но что касается социального измерения, тут изменений мало
Если говорить о социальных связях, надо говорить об инструментах этих связей. Главный инструмент коммуникации — русский язык. За последние 25 лет с этим ситуация ухудшается… Чем раньше мы посмотрим реалистично на Евразийский Союз, тем быстрее у нас пойдет дело».
Модераторы заседания резюмировали, что в результате кризисных явлений в мировой экономике цели и задачи социальной политики на практике реализуются с некоторыми сложностями. Становление модели социального взаимодействия стран является длительным процессом, который достигается не общей риторикой о значимости интеграции, а в том числе социальными гарантиями. Люди должны быть уверены, что их интересы будут соблюдены.

Источник: 365info.kz Информационно-аналитический портал

Казахстанцы за интеграцию, но не могут объяснить, почему

Граждане стран ЕАЭС не всегда ощущают личные выгоды от интеграционных практик. Изменить ситуацию помогло бы сопряжение социальных политик, полагают казахстанские и российские эксперты.

Большинство рядовых обывателей поддерживают идею евразийской интеграции, но не могут объяснить простыми словами, зачем она нужна. Данный тезис прозвучал в ходе заседания экспертного клуба на тему «Дружба глазами простого человека: социальное измерение интеграции», организованного казахстанским общественным фондом «Мир Евразии» и российским центром международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия».

Как рассказала главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Леся Каратаева, в КИСИ на протяжении трех лет изучали отношение казахстанцев к евразийской интеграции. Респонденты поддерживают интеграцию как таковую, но произошло смещение приоритетов при оценке гражданами выгод и недостатков от интеграции. «В ходе исследований обнаружились два интересных момента. Во-первых, подавляющее большинство респондентов, выступали в поддержку участия Казахстана в интеграционных проектах. Главные аргументы выражены фразами: «невозможность выжить в одиночку» и «интеграция – импульс к экономическому развитию и процветанию». Такие ответы дают основание полагать, что мнение и выбор респондентов является результатом кумулятивного эффекта 20-летней политики продвижения интеграции как принципа построения международных отношений. Во-вторых, оценивая непосредственно саму евразийскую интеграцию, определяя ее позитивные следствия, респонденты апеллировали к тем же макроэкономическим факторам – расширение рынка сбыта для отечественного производителя, рост торгового оборота, снятие таможенных преград и т.д. Таким образом, мы видим, что опрошенные граждане не склонны оценивать интеграцию сквозь призму своих личных выгод. Замеры осуществлены несколько лет назад, но полагаю, что принципиальных изменений в подходах к оценке евразийской интеграции до сих пор не произошло», – сказала Леся Каратаева.

Однако, как считает главный редактор делового журнала «Эксперт Казахстан» Сергей Домнин, не все интеграционные механизмы работают на местах. Пользуясь присутствием российских коллег, он сказал: «На территории страны-союзника можно на протяжении 90 дней оставаться без регистрации, хотя в России граждан Казахстана все равно пытаются регистрировать. Работает признание дипломов, но и раньше специалисты с российскими дипломами могли свободно работать в Казахстане, а вот с казахстанскими дипломами в России иногда возникают вопросы».

В России же интеграция во многом воспринимается через призму миграционных процессов. «Непростые истории связаны с трудовой миграцией. У всех в памяти свеж теракт в Санкт-Петербурге (террористом-смертником и его подельниками оказались выходцы из Средней Азии – прим. авт.), следствием которого стало определенное неприятие миграционных процессов местными жителями. Так процессы экономической интеграции сталкиваются с реалиями», – в свою очередь рассказал главный редактор телеканала «Астрахань-24» политолог Александр Васильев.

По его мнению, в рамках ЕАЭС можно и нужно решать насущные проблемы конкретных людей: «Скажем, есть большое количество пенсионеров, которые начинали работать в одной из бывших республик СССР и затем переехали или закончили трудовой путь в одной из независимых республик СНГ, а потом вернулись в Россию на пенсию. Теперь у них сложности, например, с восстановлением и подтверждением трудового стажа». Данный вопрос, кстати, уже решается: идет унификация пенсионного законодательства стран ЕАЭС.
В ходе заседания не раз звучало, что в рамках ЕАЭС изначально планировалась только экономическая интеграция, о других ее направлениях речь не велась. «Экономика всегда будет в приоритете, туда будут направлены основные ресурсы стран-участниц. Но без социальной модели, без социального видения и взаимодействия полная экономическая интеграция невозможна», – считает руководитель центра «Каспий-Евразия» Андрей Сызранов.

«Социальное измерение сильно отстает от экономической интеграции, – отметил политолог Эдуард Полетаев. – На мой взгляд, определяющим фактором в социальном измерении интеграции является преодоление, в первую очередь, экономического неравенства между странами. Будь это ЕАЭС, СНГ или другое интеграционное объединение. Мы видим, что во многом интеграционные процессы буксуют из-за экономического неравенства. Не секрет, что возможности того же Казахстана или Российской Федерации несопоставимы с возможностями Армении или Кыргызстана, из-за этого возникает определенное недопонимание».

Социальный клубок противоречий надо решать, но необязательно на наднациональном уровне, считает политолог. Отдавать часть полномочий в этой сфере страны не хотят, поскольку социальная политика – мощный инструмент в руках государства. «Это действенный рычаг взаимодействия с обществом. Будь это раздача 5 тысяч рублей пенсионерам в России или повышение на 20 процентов зарплаты госслужащим в Казахстане», – пояснил Эдуард Полетаев.

«По-моему, минимальные социальные гарантии для граждан интегрирующихся стран являются необходимым условием для более-менее успешной реализации этого процесса. И тут без точечной унификации законодательств в вопросе обеспечения социальных благ не обойтись. Хотя бы в вопросах пенсий, гарантированного объема медицинской помощи, признания базовых документов и прочего, – полагает политолог Антон Морозов. – Сегодня пока не звучало слово «безопасность», но ее социальное измерение сложно недооценивать. Перед глазами масса примеров, не только зарубежных, но и наших, казахстанских. Во многом усиливающийся радикализм обусловлен отсутствием устойчивых социальных гарантий, социальным разрывом между людьми, отсутствием социальных лифтов».

Помимо экономических различий, как заметил российский эксперт Андрей Сызранов, есть и другие различия, которые накапливаются последние 25 лет после распада Советского Союза: «Например, различия в уровне владения языками друг друга или русским языком, различия в национальной культуре, которая в чем-то забыта, но, с другой стороны, возрождается или конструируется заново во многих странах постсоветского пространства. Имеются различия в менталитете. Есть некая инерция советского прошлого, которая практически сошла на нет. Мы говорим о том, что надо формировать новое единое евразийское мировоззрение у людей. И в этом я вижу одну из главных задач социальной политики, социальной модели ЕАЭС, а также других интеграционных проектов».

Участники заседания сошлись в том, что социальное измерение интеграции – важное условие для развития стран евразийской пятерки. Ведь одной из главных целей создания ЕАЭС было объявлено повышение благосостояния жителей интеграционного объединения. Возможно, необходимо поменять подход к реализации интеграционного проекта, и примером в этом отношении может служить Китай.

«Появилась тенденция сравнивать ЕАЭС с китайским проектом «Один пояс – один путь» (Экономический пояс Шелкового пути – прим. авт.). В Китае высокий уровень научной проработки любого проекта. Там изначально нацелены на конкуренцию и предлагают проекты так, чтобы они были интересны всем, в том числе простым людям, – рассказал генеральный директор Международного центра казахстанско-китайского сотрудничества China Center, политолог Адиль Каукенов. – Вспомним речь Си Цзиньпина в Назарбаев университете. Он сказал, что в китайском варианте интеграции – не только транспортная тематика, но также политическая, финансовая, экономическая, культурно-гуманитарная. Результат – тысячи наших студентов учатся в Китае. А наши чиновники нередко принимают решения не с точки зрения человека, а с точки зрения материй. А что конкретно простой Адиль в Казахстане, Иван в России, Даурэн в Кыргызстане получат? Чиновники сами не могут ответить на этот вопрос о выгоде для простого человека. Очень важно поднять дискурс осмысления, что нам дает интеграция и что мы должны требовать от наднациональных органов», – заключил политолог.

Сергей Михайличенко

Источник: ИА Тотал Казахстан

Интеграция по карману: дружба стран глазами простого человека

Что такое социальная интеграция и как она влияет на экономическое партнерство стран ЕАЭС? Этот вопрос обсуждали российские и казахстанские эксперты в городе Алматы

В Алматы состоялось международное экспертное заседание на тему «Дружба глазами простого человека: социальное измерение интеграции», в котором приняли участие казахстанские и российские эксперты: политологи, историки, социологи, журналисты, общественные деятели. Организаторами мероприятия выступили Общественный фонд «Мир Евразии» (Республика Казахстан) и Центр международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия» на базе Астраханского государственного университета (Российская Федерация).

В начале встречи политолог Эдуард Полетаев, один из модераторов заседания, представил казахстанских и российских участников, а также обозначил темы обсуждения, важнейшей среди которых стала тема социального измерения евразийской интеграции. «Дружба глазами простого человека — тема для обсуждения достаточно широкая. При этом социальное измерение является одним из перспективных и актуальных аспектов евразийской интеграции. Подчеркну, что на Евразийском пространстве еще нет единого и определенного понимания сути этого социального измерения.

Дело в том, что, например, при создании ЕАЭС представители Казахстана и Беларуси неоднократно заявляли о том, что политической интеграции не предусматривается, политизация данного союза недопустима. Утверждалось, что такие направления, как миграционная политика, вопросы здравоохранения, образования, культуры не относятся к экономической интеграции. То есть новое объединение фактически не учитывает свои социальные императивы. На мой взгляд, определяющим фактором в социальном измерении интеграции является преодоление, в первую очередь, экономического неравенства между странами».

Руководитель Центра «Каспий-Евразия» Андрей Сызранов отметил, что экономика всегда будет играть первостепенную роль, однако экономические задачи евразийской интеграции невозможно решить без социальных. «В интеграционных процессах участвуют люди, и социальная модель не может не быть частью интеграции. Мы все разные, у каждого народа своя история, своя культура, свой менталитет. Укрепление солидарности, сотрудничества между народами при уважении к их истории, культуре, традициям, гармоничному развитию и сближению стран — путь к постепенной и взаимной интеграции, созданию нового интеграционного взгляда на взаимоотношения между постсоветскими странами».

Александр Васильев, политолог, главный редактор телеканала «Астрахань 24», указал на реальные примеры, когда разобщенность государств сразу после распада Советского союза и отсутствие социальных связей привело к серьёзным проблемам для бывших советских граждан. «Мне знакомы много примеров, когда граждане, проработавшие всю жизнь в Атырау, после разделения государств в Астрахани не смогли восстановить свой трудовой стаж и в итоге получили мизерную пенсию. Социальная сфера очень чувствительна к любым существенным изменениям в экономике и политике, поэтому важно оценивать и предугадывать её эффективность и возможные последствия от любого принятого решения для поддержания интеграционных процессов».

Айдархан Кусаинов, генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест», в своём выступлении отметил, что в рамках ЕАЭС никаких задач по социальной интеграции не ставилось. «ЕАЭС — это чисто экономический союз, в дополнение к которому у граждан стран союза появилась возможность путешествовать через границы с наименьшими проблемами. Ни о каких единых ценностях речи не шло, поэтому с формальной точки зрения измерять социальную интеграцию в рамках ЕАЭС бессмысленно. Да и термин «социальная интеграция» у всех ассоциируется в пенсиями, больничными выплатами, а мы ведём разговор о большем, поэтому считаю более уместным говорить об общественной интеграции как о близости взглядов и убеждений людей. Это важно, я сейчас говорю как представитель бизнеса, потому что невозможно налаживать взаимоотношения и выстраивать партнерство с теми, у кого не совпадают ценности. При этом никто не говорит о полном совпадении, ведь у каждой страны должны быть свои приоритеты и самобытность, но точки соприкосновения присутствовать должны обязательно».

Профессор Казахстанско-Немецкого университета Рустам Бурнашев высказал мысль о том, что для налаживания социальной интеграции сначала нужно обратить внимание на социальную сферу каждого из государств-участников ЕАЭС. «Выглядит совершенно неправильным пытаться наладить межгосударственную сферу, когда внутри государства у нас всё далеко не идеально. Это касается каждого государства. А что касается «дружбы глазами простого человека», я, как простой человек, вижу дружбу между государствами в количестве проблем, которые у меня могут возникнуть при пересечении границ как туриста, так и рабочей силы».

Леся Каратаева, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК, доктор исторических наук, считает, что стремиться к полной унификации социальных правил в рамках ЕАЭС не следует, но в некоторых местах это могло бы быть целесообразно, ведь население перемещается и сталкивается с проблемами. «Я считаю, что следует обратить внимание на процедуры перевода документации из одного государства в другое, чтобы не возникало проблем с пенсионным обеспечением и иными социальными льготами. Что касается информационной политики, ряд исследователей изучали отношение казахстанцев к евразийской интеграции. Любопытно, что в целом к интеграции граждане Казахстана относятся позитивно, но при этом плохо понимают, что она означает и чем она выгодна. В сфере интеграции информационная политика каждой страны неидеальна, продвижение интеграционных идей слабое, и катастрофически не хватает интересных и воодушевляющих общечеловеческих историй. Необходимо усиливать информационное распространение интеграционных идей таким образом, чтобы они были понятны и полезны для обывателей».

Политолог, главный редактор информационно-аналитического центра «Caspian Bridge» Замир Каражанов, говоря о социальной сфере ЕАЭС, озвучил мнение, что совместная деятельность в ней приведёт к тому, что социальные устройства каждого из государств-союзников будут становиться похожими — социально менее развитые государства постепенно «подтянутся» к передовым.

Адиль Каукенов, политолог, генеральный директор Международного центра казахстанско-китайского сотрудничества «China Center» считает, что гражданин каждого государства ЕАЭС должен понимать, что даёт лично для него евразийская интеграция. «А ведь интеграцию делают люди, а они видят всё еще проблемы — в очередях на таможенных постах на границе, в ежеминутно меняющихся правилах и законах для трансграничного бизнеса, ограничениях, сборах. Поэтому очень важно поднимать в обществе тему того, что мы должны требовать от интеграции».

Старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Лидия Пархомчик отметила, что социологические исследования, которые ежегодно проводит Евразийский банк развития — Евразийский барометр по странам ЕАЭС и некоторым странам бывшего СССР, показывают положительную заинтересованность респондентов, большинство из которых отвечают положительно на вопрос, а нужна ли евразийская интеграция, заинтересованы ли вы в ней, как вы к ней относитесь. «Даже число респондентов в Таджикистане, которым был задан вопрос: хотите ли вы присоединиться к евразийской интеграции — стабильно высокое. Но с 2014 года отмечаются негативные тренды даже при столь высоком уровне поддержки, процентаж падает даже в Казахстане. Рекордное падение в Армении. Только кыргызы пока еще самые оптимистичные в отношении к Евразийскому союзу».

Сергей Домнин, главный редактор делового журнала «Эксперт Казахстан», подчеркнул, что «говоря о ЕАЭС, мы повторяем одну и ту же ошибку – мы говорим о казахстанско-российских и российско-казахстанских отношениях. Для нас это приоритетный сегмент, вокруг этого объекта мы постоянно крутимся. Проблема не в нас, как экспертов и публицистов, сколько проблема в том, Евразийский союз очень мало повестки дал на эту тему. Торговлю товарами дал, переток капиталов дал, но что касается социального измерения, то тут изменений мало. Если говорить о социальных связях, то надо говорить об инструментах этих связей. Главный инструмент коммуникации — русский язык. За последние 25 лет с этим ситуация ухудшается… Чем раньше мы посмотрим реалистично на Евразийский Союз, тем быстрее у нас пойдет дело».

Подводя итоги, модераторы резюмировали, что прокламация идей обеспечения социального и экономического прогресса, по мнению экспертов, должна находить свое практическое отражение. Однако в результате кризисных явлений в мировой экономике цели и задачи социальной политики на практике реализуются с некоторыми сложностями. Становление модели социального взаимодействия стран является длительным процессом, который достигается не общей риторикой о значимости интеграции, а в том числе социальными гарантиями: люди должны быть уверены, что их интересы будут соблюдены.

Валентина Гайфитдинова

Источник: Редакция «Аргументы и Факты в Казахстане»

Замир Каражанов: «Реальным показателем интеграции могут быть цены»

В рамках интеграции все должно происходить разумно, и тогда социальное самочувствие граждан стран ЕАЭС продолжит выравниваться. Если нужна поддержка интеграции на уровне общества, то оно должно ощущать позитивные моменты от объединения. Но если растут цены на продукты и услуги, то такая интеграция будет сталкиваться с очень большими проблемами.

Об этом заявил казахстанский политолог, главный редактор Информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов на заседании экспертного клуба «Дружба глазами простого человека: социальное измерение интеграции», прошедшего на днях в Алматы

Концепция постиндустриального общества ныне вошла во все учебники по социологии. Это старая концепция, еще 1960-70-х годов ХХ века. Сейчас ее вспоминают, но забывают одну вещь: в этой теории главное не то, что люди переходят на новый этап развития. Важнейшим принципом в ней является конвергенция.

Данная теория возникла во время противостояния США и СССР, борьбы социалистической и капиталистической систем. Она объясняла, что, несмотря на такую разность в подходах к политике и экономике, несмотря на то, что есть противостояние, системы начинают становиться похожими друг на друга. В одной системе утверждается, что частная собственность – порок, в другой системе появляется акционерный капитал, в одной системе собственник будет владельцем предприятия, в другой системе, говоря современным языком, менеджмент не столько заинтересован в прибыли, сколько в других показателях эффективной работы предприятия.

Конвергенция отражала идею сближения капитализма и социализма. Но сегодня мы живем в условиях интеграции, и никакой речи о противостоянии нет. При этом, благодаря интеграции конвергенция наиболее сильно проявляется, и будет дальше проявляться. И вопросы социального измерения интеграции, так или иначе, будут о себе давать знать.

Например, в Европе, несмотря на то, что есть бедные и богатые страны, тем не менее, бедные начинают подтягиваться к уровню богатых. Это был один из факторов того, почему бедные страны восточной периферии всегда стремились, а кто не попал, до сих пор стремятся оказаться в Европейском Союзе. Потому что для них европейские социальные блага являются преимуществом.

И в ЕАЭС есть такая интересная тенденция. Существуют статистические данные о том, что социальный разрыв между нашими странами потихоньку начинает сокращаться. Пусть не так сильно, на 1,4% в год по данным Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития. Правда, дело еще и в том, у России из-за кризисных явлений в мировой экономике идет незначительный рост показателей.

Равенство равенству всегда было рознью. Равенство бедных в Африке и бедных в Германии – это разные вещи. Бедный в Германии может быть богатым в Африке. В данном случае этот момент тоже надо учитывать.

Есть философия о том, что при интеграции происходит переток капитала в сферу услуг, товаров, трудовых ресурсов. Все это, так или иначе, приведет к тому, что бедные страны начнут зарабатывать на богатых. А у последних будет изменяться структура доходов. Например, Кыргызстан может зарабатывать благодаря своей рабочей силе за счет ЕАЭС. А в России начинают осваивать Арктику, производить самолеты нового поколения и т.д. и это объективные процессы. Просто в рамках интеграции все должно происходить разумно, и тогда социальные показатели продолжат выравниваться.

В вопросах информационной политики нужно быть реалистами. Если есть утверждения о том, что социальная сфера некоторых стран испытывает трудности, то дело не должно касаться самой интеграции. Надо искать причину, почему бедные страны остаются бедными, а богатые больше не богатеют.

Нам нельзя забывать о том, что пять лет тому назад Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в своем послании «Социальная модернизация Казахстана» предложил внедрить идею Общества всеобщего труда. В ней глава государства говорит, что иллюзорность концепции потребительского общества очевидна и только труд может обеспечить благосостояние каждому казахстанцу. Новое общество более реализуемо в экономике, где делается акцент на реальном секторе, производстве, индустриальной политике.

К сожалению, у нас есть проблемы в экономике, продолжается кризис мировых цен на природные ресурсы, поэтому мы не можем пока объективно оценивать потенциал интеграции. У всех наших стран пока низкие темпы роста экономики, Россия сталкивается с санкциями, и это тоже накладывает свое влияние на интеграцию.

В этой связи, возможно, является реальным показателем не товарооборот между странами, растет он или снижается, а более чувствительный индикатор – цены. Например, Кыргызстан вступил в ЕАЭС, при этом цены в этой стране как минимум остались на прежнем уровне.

Между тем, если нужна поддержка интеграции на уровне общества, то оно должно ощущать какие-то позитивные моменты от объединения. Но если растут цены на продукты и услуги, то такая интеграция будет сталкиваться с очень большими проблемами. И это утверждение характерно не только применительно к Кыргызстану, но и к ряду других стран. Участникам ЕАЭС стоит задуматься, почему идет рост цен, а интеграция никак не способствует их снижению.

Наша интеграция называется евразийской, мы являемся представителями евразийских народов. При этом европоцентризм в нас глубоко сидит.

Сказывается и советское прошлое. Мы помним классовую теорию, которая рождена в Европе. Идеология у нас была марксистско-ленинская, и весь мир рассматривается через призму Европы. И этот европоцентризм проник сильно в социальные науки. Проблемы демократии и авторитаризма – это же, по сути, те наработки, которые были созданы в западных научных кругах.

Но мы живем в Евразии и должны смотреть через собственную призму, то, что писал Лев Гумилев, должно быть нам близко и понятно. Недавно состоялся международный экономический форум «Один пояс — один путь» (Экономический пояс Шелкового пути и Морской шелковый путь XXI века) в Пекине, который показал, что в Китае идеи очень близки нам, потому что в Евразии представителей ментально близких народов много. Просто раньше было противостояние, была колониальная система, это все нас разделяло. Сейчас стены рухнули, процесс ускоряется.

Аманжол Смагулов, специально для Матрица.kz

Источник: «Матрица.Kz»

Как формируется дружба на пространстве ЕАЭС?

Леся Каратаева, главный научный сотрудник КИСИ при Президенте РК в ходе своего выступления на заседании экспертного клуба «Мир Евразии», посвященному социальному измерению интеграции, рассказала об интересных данных, полученных в результате социологических замеров, и посвященных оценке гражданами Казахстана евразийской интеграции. Эксперт рекомендует проводить информационное распространение интеграционных идей таким образом, чтобы они были понятны и полезны для обывателей

Соотношение позитивно и негативно ориентированных коннотаций в дискурсе евразийской интеграции во многом зависит от циркулирующих в публичном пространстве информационных потоков. Анализ информационного пространства, отображающего тематику евразийской интеграции, позволяет выделить ряд специфических особенностей. В частности, после «запуска» ЕАЭС и его расширения объем производимых евразо-скептиками сюжетов значительно сократился.

Однако это не привело к автоматическому усилению позиций евразо-оптимистов. Причина видится в том, что генерируемые сторонниками евразийской интеграции смыслы, как правило, лишены эмоционального наполнения. Информационные сообщения, отображающие тематику евразийской интеграции, либо формируются в формате дайджеста о состоявшемся на высоком или высшем уровне мероприятии, либо отображают статистику макроэкономических показателей. В результате такого подхода происходит смещение приоритетов при оценке гражданами выгод и недостатков от интеграции.

В подкрепление своего тезиса сошлюсь на ряд социологических замеров, проводимых КИСИ на протяжении 3-х лет и посвященных оценке гражданами Казахстана евразийской интеграции. В ходе исследований обнаружились два интересных момента.

Во-первых, подавляющее большинство респондентов, выступали в поддержку участия Казахстана в интеграционных проектах. Главные аргументы выражены фразами: «невозможность выжить в одиночку» и «интеграция – импульс к экономическому развитию и процветанию». Такие ответы дают основание полагать, что мнение и выбор респондентов является результатом кумулятивного эффекта 20-летней политики продвижения интеграции как принципа построения международных отношений.

Во-вторых, оценивая непосредственно саму евразийскую интеграцию, определяя ее позитивные следствия, респонденты апеллировали к тем же макроэкономическим факторам – расширение рынка сбыта для отечественного производителя, рост торгового оборота, снятие таможенных преград и т.д. Таким образом, мы видим, что опрошенные граждане не склонны оценивать интеграцию сквозь призму своих личных выгод. Замеры были осуществлены несколько лет назад, но полагаю, что принципиальных изменений в подходах к оценке евразийской интеграции до сих пор не произошло.

Кроме того, имеет смысл обратить внимание на то, что дружба как социальная реальность и потенциал дружеских коммуникаций на евразийском пространстве традиционно формировались за счет трех факторов: наличие родственных связей между гражданами стран-участниц, образовательная привлекательность и внутриевразийский туризм. При этом фактор образовательной привлекательности постепенно снижается, а внутриевразийский туризм так и не реализовал свой потенциал. В то же время, сейчас возросла значимость фактора трудовой миграции, вокруг которой в неофициальном информационном пространстве формируется много мифов и негативных стереотипов.

Возвращаясь к вопросу об информационной политике, следует отметить дефицит информации отображающей личный позитивный опыт использования преимуществ интеграции, не хватает воодушевляющих историй. Очевидно, что генерация таких месседжей командами специально подготовленных блогеров будет иметь негативный эффект. Остается призвать граждан не стесняться и делиться историями своего успеха, интересными наблюдениями и позитивными впечатлениями, приобретенными на пространстве евразийской интеграции.

Источник: Редакция газеты «МК в Казахстане»

Казахстанские и российские эксперты: интеграцию надо обогатить социальными гарантиями

В Алматы состоялось заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Дружба глазами простого человека: социальное измерение интеграции». Что такое социальная интеграция и как она влияет на экономическое партнерство стран ЕАЭС? Этот вопрос обсуждали российские и казахстанские эксперты: общественные деятели, экономисты, социологи, политологи и журналисты.
Как известно, конструктивное взаимодействие стран и, как следствие, углубление интеграции, возможно при условии наличия общих интересов. При этом социальное измерение интеграционных процессов, то есть оценка их социальной эффективности и последствий, представляет собой одну из наиболее важных и чувствительных сфер.
Руководитель Центра «Каспий-Евразия» Андрей Сызранов отметил, что экономика всегда будет играть первостепенную роль, однако экономические задачи евразийской интеграции невозможно решить без социальных. «В интеграционных процессах участвуют люди, и социальная модель не может не быть частью интеграции. Мы все разные, у каждого народа своя история, своя культура, свой менталитет. Укрепление солидарности, сотрудничества между народами при уважении к их истории, культуре, традициям, гармоничному развитию и сближению стран — путь к постепенной и взаимной интеграции, созданию нового интеграционного взгляда на взаимоотношения между постсоветскими странами».
Интеграционные инициативы жители стран Евразии в большинстве своем одобряют, и это принципиально важно, поскольку никакая деятельность в рамках соответствующих проектов невозможна без учета мнений людей. В настоящее время социальное измерение интеграции формируется с помощью социальной политики, как реализуемой по отдельности каждым государством в различных формах, так и с помощью межгосударственных и межправительственных актов (направленных на упрощение порядка пересечения границ, создание равных условий для получения медицинской помощи и др.). Например, еще в 2007 г. была утверждена Концепция согласованной социальной политики государств-членов ЕврАзЭС.
Конечной целью ее реализации должно было стать формирование сообщества социальных государств, а в качестве главного результата названо «обеспечение единого социального пространства». Кроме того, интеграционные проекты видят своей целью снижение препятствий на пути «четырех свобод». А этот процесс напрямую относится к социальной сфере и трудовым отношениям.
Прокламация идей обеспечения социального и экономического прогресса должна находить свое практическое отражение. Однако в результате кризисных явлений в мировой экономике цели и задачи социальной политики на практике реализуются с некоторыми сложностями.
Александр Васильев, политолог, главный редактор телеканала «Астрахань 24», указал на реальные примеры, когда разобщенность государств сразу после распада Советского союза и отсутствие социальных связей привело к серьезным проблемам для бывших советских граждан. «Мне знакомы много примеров, когда граждане, проработавшие всю жизнь в Атырау, после разделения государств в Астрахани не смогли восстановить свой трудовой стаж и в итоге получили мизерную пенсию. Социальная сфера очень чувствительна к любым существенным изменениям в экономике и политике, поэтому важно оценивать и предугадывать ее эффективность и возможные последствия от любого принятого решения для поддержания интеграционных процессов».
Безусловно, страны имеют свои особенности, определяемые разными возможностями в обеспечении населения определенным уровнем жизни. Также становление модели социального взаимодействия стран является длительным процессом, но это путь к успеху. Он, в свою очередь, достигается не общей риторикой о значимости интеграции, а в том числе социальными гарантиями: люди должны быть уверены, что их интересы будут соблюдены.
Адиль Каукенов, политолог, генеральный директор Международного центра казахстанско-китайского сотрудничества «China Center» считает, что гражданин каждого государства ЕАЭС должен понимать, что дает лично для него евразийская интеграция. «А ведь интеграцию делают люди, а они видят все еще проблемы — в очередях на таможенных постах на границе, в ежеминутно меняющихся правилах и законах для трансграничного бизнеса, ограничениях, сборах. Поэтому очень важно поднимать в обществе тему того, что мы должны требовать от интеграции».
Старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Лидия Пархомчик отметила, что социологические исследования, которые ежегодно проводит Евразийский банк развития — Евразийский барометр по странам ЕАЭС и некоторым странам бывшего СССР, показывают положительную заинтересованность респондентов, большинство из которых отвечают положительно на вопрос, а нужна ли евразийская интеграция, заинтересованы ли вы в ней, как вы к ней относитесь. «Даже число респондентов в Таджикистане, которым был задан вопрос: хотите ли вы присоединиться к евразийской интеграции — стабильно высокое. Но с 2014 года отмечаются негативные тренды даже при столь высоком уровне поддержки, процентаж падает даже в Казахстане. Рекордное падение в Армении. Только киргизы пока еще самые оптимистичные в отношении к Евразийскому союзу».
К сожалению, порой в науке и практике роль социального взаимодействия государств недооценивается, проходит по остаточному принципу. Поэтому изучение и обсуждение форм социального измерения интеграции важны теоретически и практически.
Подводя итоги, эксперты резюмировали, что прокламация идей обеспечения социального и экономического прогресса должна находить свое практическое отражение. Становление модели социального взаимодействия стран является длительным процессом, который достигается не общей риторикой о значимости интеграции, а в том числе социальными гарантиями: люди должны быть уверены, что их интересы будут соблюдены.

Аманжол Смагулов

Источник: Nomad

Экономическую интеграцию полезно поддержать «социалкой»

Граждане стран ЕАЭС не всегда ощущают личные выгоды от интеграционных практик. Изменить ситуацию помогло бы сопряжение социальных политик, полагают казахстанские и российские эксперты

Большинство рядовых обывателей поддерживают идею евразийской интеграции, но не могут объяснить простыми словами, зачем она нужна. Данный тезис прозвучал в ходе заседания экспертного клуба на тему «Дружба глазами простого человека: социальное измерение интеграции», организованного казахстанским общественным фондом «Мир Евразии» и российским центром международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия».

Как рассказала главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Леся Каратаева, в КИСИ на протяжении 3-х лет изучали отношение казахстанцев к евразийской интеграции. Респонденты поддерживают интеграцию как таковую, но произошло смещение приоритетов при оценке гражданами выгод и недостатков от интеграции. «В ходе исследований обнаружились два интересных момента. Во-первых, подавляющее большинство респондентов, выступали в поддержку участия Казахстана в интеграционных проектах. Главные аргументы выражены фразами: «невозможность выжить в одиночку» и «интеграция – импульс к экономическому развитию и процветанию». Такие ответы дают основание полагать, что мнение и выбор респондентов является результатом кумулятивного эффекта 20-летней политики продвижения интеграции как принципа построения международных отношений. Во-вторых, оценивая непосредственно саму евразийскую интеграцию, определяя ее позитивные следствия, респонденты апеллировали к тем же макроэкономическим факторам – расширение рынка сбыта для отечественного производителя, рост торгового оборота, снятие таможенных преград и т.д. Таким образом, мы видим, что опрошенные граждане не склонны оценивать интеграцию сквозь призму своих личных выгод. Замеры были осуществлены несколько лет назад, но полагаю, что принципиальных изменений в подходах к оценке евразийской интеграции до сих пор не произошло», – сказала Леся Каратаева.

Однако, как считает главный редактор делового журнала «Эксперт Казахстан» Сергей Домнин, не все интеграционные механизмы работают на местах. Пользуясь присутствием российских коллег, он сказал: «На территории страны-союзника можно на протяжении 90 дней оставаться без регистрации, хотя в России граждан Казахстана все равно пытаются регистрировать. Работает признание дипломов, но и раньше специалисты с российскими дипломами могли свободно работать в Казахстане, а вот с казахстанскими дипломами в России иногда возникают вопросы».

В России же интеграция во многом воспринимается через призму миграционных процессов. «Непростые истории связаны с трудовой миграцией. У всех в памяти свеж теракт в Санкт-Петербурге (террористом-смертником и его подельниками оказались выходцы из Средней Азии, – прим. авт.), следствием которого стало определенное неприятие миграционных процессов местными жителями. Так процессы экономической интеграции сталкиваются с реалиями», – в свою очередь рассказал главный редактор телеканала «Астрахань-24», политолог Александр Васильев.

По его мнению, в рамках ЕАЭС можно и нужно решать насущные проблемы конкретных людей: «Скажем, есть большое количество пенсионеров, которые начинали работать в одной из бывших республик СССР и затем переехали, или закончили трудовой путь в одной из независимых республик СНГ, а потом вернулись в Россию на пенсию. Теперь у них сложности, например, с восстановлением и подтверждением трудового стажа». Данный вопрос, кстати, уже решается: идет унификация пенсионного законодательства стран ЕАЭС.

В ходе заседания не раз звучало, что в рамках ЕАЭС изначально планировалась только экономическая интеграция, о других ее направлениях речь не велась. «Экономика всегда будет в приоритете, туда будут направлены основные ресурсы стран-участниц. Но без социальной модели, без социального видения и взаимодействия полная экономическая интеграция невозможна», – считает руководитель центра «Каспий-Евразия» Андрей Сызранов.

«Социальное измерение сильно отстает от экономической интеграции, – отметил политолог Эдуард Полетаев. – На мой взгляд, определяющим фактором в социальном измерении интеграции является преодоление, в первую очередь, экономического неравенства между странами. Будь это ЕАЭС, СНГ или другое интеграционное объединение. Мы видим, что во многом интеграционные процессы буксуют из-за вопросов экономического неравенства. Не секрет, что возможности того же Казахстана или Российской Федерации несопоставимы с возможностями Армении или Кыргызстана, из-за этого возникает определенное недопонимание».

Социальный клубок противоречий надо решать, но необязательно на наднациональном уровне, считает политолог. Отдавать часть полномочий в этой сфере страны не хотят, поскольку социальная политика – мощный инструмент в руках государства. «Это действенный рычаг взаимодействия с обществом. Будь это раздача 5 тысяч рублей пенсионерам в России или повышение на 20 процентов зарплаты госслужащим в Казахстане», – пояснил Эдуард Полетаев.

«По-моему, минимальные социальные гарантии для граждан интегрирующихся стран являются необходимым условием для более-менее успешной реализации этого процесса. И тут без точечной унификации законодательств в вопросе обеспечения социальных благ не обойтись. Хотя бы в вопросах пенсий, гарантированного объема медицинской помощи, признания базовых документов и прочего, – полагает политолог Антон Морозов. – Сегодня пока не звучало слово «безопасность», но ее социальное измерение сложно недооценивать. Перед глазами масса примеров, не только зарубежных, но и наших, казахстанских. Во многом усиливающийся радикализм обусловлен отсутствием устойчивых социальных гарантий, социальным разрывом между людьми, отсутствием социальных лифтов».

Помимо экономических различий, как заметил российский эксперт Андрей Сызранов, есть и другие различия, которые накапливаются последние 25 лет после распада Советского Союза: «Например, различия в уровне владения языками друг друга, или русским языком, различия в национальной культуре, которая в чем-то забыта, но, с другой стороны, возрождается или конструируется заново во многих странах постсоветского пространства. Имеются различия в менталитете. Есть некая инерция советского прошлого, которая практически сошла на нет. Мы говорим о том, что надо формировать новое единое евразийское мировоззрение у людей. И в этом я вижу одну из главных задач социальной политики, социальной модели ЕАЭС, а также других интеграционных проектов».

Участники заседания сошлись в том, что социальное измерение интеграции – важное условие для развития стран евразийской пятерки. Ведь одной из главных целей создания ЕАЭС было объявлено повышение благосостояния жителей интеграционного объединения. Возможно, необходимо поменять подход к реализации интеграционного проекта, и примером в этом отношении может служить Китай.

«Появилась тенденция сравнивать ЕАЭС с китайским проектом «Один пояс – один путь» (Экономический пояс Шелкового пути, – прим. авт.). В Китае высокий уровень научной проработки любого проекта. Там изначально нацелены на конкуренцию и предлагают проекты так, чтобы они были интересны всем, в том числе, простым людям, – рассказал генеральный директор Международного центра казахстанско-китайского сотрудничества China Center, политолог Адиль Каукенов. – Вспомним речь Си Цзиньпина в Назарбаев университете. Он сказал, что в китайском варианте интеграции – не только транспортная тематика, но также политическая, финансовая, экономическая, культурно-гуманитарная. Результат – тысячи наших студентов учатся в Китае. А наши чиновники нередко принимают решения не с точки зрения человека, а с точки зрения материй. А что конкретно простой Адиль в Казахстане, Иван в России, Даурэн в Кыргызстане получат? Чиновники сами не могут ответить на этот вопрос о выгоде для простого человека. Очень важно поднять дискурс осмысления, что нам дает интеграция и что мы должны требовать от наднациональных органов», – заключил политолог.

Сергей МИХАЙЛИЧЕНКО

Источник: Контур — информационно-аналитическое издание

Валентина Гайфитдинова. ИНТЕГРАЦИЮ ДЕЛАЮТ ЛЮДИ

Что такое социальная интеграция и как она влияет на экономическое партнерство стран ЕАЭС? Этот вопрос обсуждали российские и казахстанские эксперты в городе Алматы

В Алматы состоялось международное экспертное заседание на тему «Дружба глазами простого человека: социальное измерение интеграции», в котором приняли участие казахстанские и российские эксперты: политологи, историки, социологи, журналисты, общественные деятели. Организаторами мероприятия выступили Общественный фонд «Мир Евразии» (Республика Казахстан) и Центр международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия» на базе Астраханского государственного университета (Российская Федерация).

В начале встречи политолог Эдуард Полетаев, один из модераторов заседания, представил казахстанских и российских участников, а также обозначил темы обсуждения, важнейшей среди которых стала тема социального измерения евразийской интеграции. «Дружба глазами простого человека — тема для обсуждения достаточно широкая. При этом социальное измерение является одним из перспективных и актуальных аспектов евразийской интеграции. Подчеркну, что на Евразийском пространстве еще нет единого и определенного понимания сути этого социального измерения.

Дело в том, что, например, при создании ЕАЭС представители Казахстана и Беларуси неоднократно заявляли о том, что политической интеграции не предусматривается, политизация данного союза недопустима. Утверждалось, что такие направления, как миграционная политика, вопросы здравоохранения, образования, культуры не относятся к экономической интеграции. То есть новое объединение фактически не учитывает свои социальные императивы. На мой взгляд, определяющим фактором в социальном измерении интеграции является преодоление, в первую очередь, экономического неравенства между странами».

Руководитель Центра «Каспий-Евразия» Андрей Сызранов отметил, что экономика всегда будет играть первостепенную роль, однако экономические задачи евразийской интеграции невозможно решить без социальных. «В интеграционных процессах участвуют люди, и социальная модель не может не быть частью интеграции. Мы все разные, у каждого народа своя история, своя культура, свой менталитет. Укрепление солидарности, сотрудничества между народами при уважении к их истории, культуре, традициям, гармоничному развитию и сближению стран — путь к постепенной и взаимной интеграции, созданию нового интеграционного взгляда на взаимоотношения между постсоветскими странами».

Александр Васильев, политолог, главный редактор телеканала «Астрахань 24», указал на реальные примеры, когда разобщенность государств сразу после распада Советского союза и отсутствие социальных связей привело к серьёзным проблемам для бывших советских граждан. «Мне знакомы много примеров, когда граждане, проработавшие всю жизнь в Атырау, после разделения государств в Астрахани не смогли восстановить свой трудовой стаж и в итоге получили мизерную пенсию. Социальная сфера очень чувствительна к любым существенным изменениям в экономике и политике, поэтому важно оценивать и предугадывать её эффективность и возможные последствия от любого принятого решения для поддержания интеграционных процессов».

Айдархан Кусаинов, генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест», в своём выступлении отметил, что в рамках ЕАЭС никаких задач по социальной интеграции не ставилось.

«ЕАЭС — это чисто экономический союз, в дополнение к которому у граждан стран союза появилась возможность путешествовать через границы с наименьшими проблемами. Ни о каких единых ценностях речи не шло, поэтому с формальной точки зрения измерять социальную интеграцию в рамках ЕАЭС бессмысленно. Да и термин «социальная интеграция» у всех ассоциируется в пенсиями, больничными выплатами, а мы ведём разговор о большем, поэтому считаю более уместным говорить об общественной интеграции как о близости взглядов и убеждений людей. Это важно, я сейчас говорю как представитель бизнеса, потому что невозможно налаживать взаимоотношения и выстраивать партнерство с теми, у кого не совпадают ценности. При этом никто не говорит о полном совпадении, ведь у каждой страны должны быть свои приоритеты и самобытность, но точки соприкосновения присутствовать должны обязательно».

Профессор Казахстанско-Немецкого университета Рустам Бурнашев высказал мысль о том, что для налаживания социальной интеграции сначала нужно обратить внимание на социальную сферу каждого из государств-участников ЕАЭС. «Выглядит совершенно неправильным пытаться наладить межгосударственную сферу, когда внутри государства у нас всё далеко не идеально. Это касается каждого государства. А что касается «дружбы глазами простого человека», я, как простой человек, вижу дружбу между государствами в количестве проблем, которые у меня могут возникнуть при пересечении границ как туриста, так и рабочей силы».

Леся Каратаева, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК, доктор исторических наук, считает, что стремиться к полной унификации социальных правил в рамках ЕАЭС не следует, но в некоторых местах это могло бы быть целесообразно, ведь население перемещается и сталкивается с проблемами. «Я считаю, что следует обратить внимание на процедуры перевода документации из одного государства в другое, чтобы не возникало проблем с пенсионным обеспечением и иными социальными льготами. Что касается информационной политики, ряд исследователей изучали отношение казахстанцев к евразийской интеграции. Любопытно, что в целом к интеграции граждане Казахстана относятся позитивно, но при этом плохо понимают, что она означает и чем она выгодна. В сфере интеграции информационная политика каждой страны неидеальна, продвижение интеграционных идей слабое, и катастрофически не хватает интересных и воодушевляющих общечеловеческих историй. Необходимо усиливать информационное распространение интеграционных идей таким образом, чтобы они были понятны и полезны для обывателей».

Политолог, главный редактор информационно-аналитического центра «Caspian Bridge» Замир Каражанов, говоря о социальной сфере ЕАЭС, озвучил мнение, что совместная деятельность в ней приведёт к тому, что социальные устройства каждого из государств-союзников будут становиться похожими — социально менее развитые государства постепенно «подтянутся» к передовым.

Адиль Каукенов, политолог, генеральный директор Международного центра казахстанско-китайского сотрудничества «China Center» считает, что гражданин каждого государства ЕАЭС должен понимать, что даёт лично для него евразийская интеграция. «А ведь интеграцию делают люди, а они видят всё еще проблемы — в очередях на таможенных постах на границе, в ежеминутно меняющихся правилах и законах для трансграничного бизнеса, ограничениях, сборах. Поэтому очень важно поднимать в обществе тему того, что мы должны требовать от интеграции».

Старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Лидия Пархомчик отметила, что социологические исследования, которые ежегодно проводит Евразийский банк развития — Евразийский барометр по странам ЕАЭС и некоторым странам бывшего СССР, показывают положительную заинтересованность респондентов, большинство из которых отвечают положительно на вопрос, а нужна ли евразийская интеграция, заинтересованы ли вы в ней, как вы к ней относитесь. «Даже число респондентов в Таджикистане, которым был задан вопрос: хотите ли вы присоединиться к евразийской интеграции — стабильно высокое. Но с 2014 года отмечаются негативные тренды даже при столь высоком уровне поддержки, процентаж падает даже в Казахстане. Рекордное падение в Армении. Только кыргызы пока еще самые оптимистичные в отношении к Евразийскому союзу».

Сергей Домнин, главный редактор делового журнала «Эксперт Казахстан», подчеркнул, что «говоря о ЕАЭС, мы повторяем одну и ту же ошибку – мы говорим о казахстанско-российских и российско-казахстанских отношениях. Для нас это приоритетный сегмент, вокруг этого объекта мы постоянно крутимся. Проблема не в нас, как экспертов и публицистов, сколько проблема в том, Евразийский союз очень мало повестки дал на эту тему. Торговлю товарами дал, переток капиталов дал, но что касается социального измерения, то тут изменений мало. Если говорить о социальных связях, то надо говорить об инструментах этих связей. Главный инструмент коммуникации — русский язык. За последние 25 лет с этим ситуация ухудшается… Чем раньше мы посмотрим реалистично на Евразийский Союз, тем быстрее у нас пойдет дело».

Подводя итоги, модераторы резюмировали, что прокламация идей обеспечения социального и экономического прогресса, по мнению экспертов, должна находить свое практическое отражение. Однако в результате кризисных явлений в мировой экономике цели и задачи социальной политики на практике реализуются с некоторыми сложностями. Становление модели социального взаимодействия стран является длительным процессом, который достигается не общей риторикой о значимости интеграции, а в том числе социальными гарантиями: люди должны быть уверены, что их интересы будут соблюдены.

Источник: Диалог. Интернет издание