Monthly Archives: Июнь 2016

Эксперт: Общие границы и общегеографическое положение являются основными интеграционными факторами

«Географический фактор, как известно, лежит в основе региональной экономической интеграции, в основе большинства интеграционных объединений мира – общая территория, общие границы, примерно похожие климатические условия, транспортная составляющая», — заявил политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев на заседании экспертного клуба на тему: «Географический фактор Евразии: дружба, судьба и развитие».
StanRadar.com приводит выдержку из выступления эксперта:
На мой взгляд, нынешние экономические условия актуализируют географию как науку и практическую деятельность, которой нужно уделять большее внимание. Географическая культура населения должна повышаться. К сожалению, географию часто не считают приоритетным предметом знаний. Но ее нужно изучать, поскольку географическая культура населения позволяет, во-первых, системней видеть мир, а во-вторых, избежать критических ошибок, катастроф, которых как мы знаем, было много в XX веке.
Любая экономика, которую ведет страна или любое хозяйство, за которое отвечает конкретный человек, должны быть построены рационально, а значит, учитывать географические особенности. Евразийскую интеграцию должны также строить люди с географическим мышлением. То есть они бы не только видели территорию, экономику, население и границы, культуру, ресурсы, промышленные объекты, но и смотрели на интеграционное объединение, как на общую систему, связанную географическими закономерностями.
Общие границы и общегеографическое положение являются одним из основных интеграционных факторов. Европейский союз граничит с 19 странами, причем значительная часть его границ – это заморские территории государств-членов ЕС, и в первую очередь Франции. На самом деле в сухопутной части Евросоюз граничит всего с 13 странами, в то время как ЕАЭС граничит с 24 государствами. После вступления Кыргызстана появилась возможность ЕАЭС граничить с Таджикистаном. После вступления Армении – с Турцией и Ираном. И здесь учитываются две морские границы с Японией и США и границы по северному полюсу с Канадой. Сравнивая территории по размерам, мы обнаружим, что ЕАЭС занимает первое место, а ЕС – только седьмое.
Можно разные сравнения приводить, в том числе по демографическому потенциалу, который у стран ЕАЭС, согласно статистике ООН выше, чем в Европе. Германия, несмотря на то, что является экономически лидирующей страной ЕС, по демографическому потенциалу одно из самых низких мест занимает в мире, в то время как Казахстан и Кыргызстан в первой сотне находятся. Следовательно, они предоставят потенциальные трудовые ресурсы в будущем.
Есть такая аксиома географическая: влияние природных условий, географической среды на развитие интеграции и вообще экономических отношений по мере развития производительных сил либо ослабевает, либо развивается. Когда-то та или иная река служила преградой для развития, а когда люди научились делать мосты, корабли, пароходы она наоборот стала фактором транспортной доступности.
Проект Великого шелкового пути, который сейчас обсуждается, это фактор влияния географической среды, изменения развития производительных сил. Лет 20-30 назад не было ни у кого и в мыслях, что Китай может выделить значительные ресурсы на строительство транспортных коммуникаций, скоростных, развитых через территорию, которая в транспортном отношении считалась глубокой провинцией. Тем не менее, это следствие взаимовлияния экономического развития и географического потенциала территории.

Заседание экспертного клуба на тему «История объединяет: фундамент единства прошлого и реализация возможностей будущего» было организовано ОФ «Мир Евразии». Материал предоставлен организаторами мероприятия.

Источник: StanRadar.com

Эксперт: Соседи или торгуют друг с другом, или воюют

«Когда мы с географической точки зрения говорим о том, что такое Казахстан, Центральная Азия, надо четко понимать, что они зависят от ситуации на глобальном уровне и в географическом, и в политическом плане. Те, кто пытается нас рассорить с соседями, могут привести страну к неоизоляционизму», — заявил д.и.н., директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-Немецком университете Булат Султанов, выступая на заседании экспертного клуба на тему: «Географический фактор Евразии: дружба, судьба и развитие».
StanRadar.com приводит выдержку из выступления эксперта:
География заключается для Казахстана в том, что страна не имеет выхода к морским торговым путям, поэтому если надо осуществить диверсификацию экономики, то следует дружить с Россией и Китаем. Противоположные высказывания понять невозможно, это алогизм какой-то. В Казахстане, давайте честно скажем, на протяжении веков существовали экономические, политические, культурно-гуманитарные связи с окружающими государствами. Казахстан ведь географически находится в треугольнике. Вершины его – Россия, Китай и Исламский мир.
Нужно развивать ЕАЭС c учетом географического фактора. Его пытаются тормозить всевозможные демагоги, но, если вспомнить многовековой опыт человечества, то существует аксиома — территориальные соседи или торгуют друг с другом, или воюют. Другой альтернативы просто нет, это много раз уже было доказано.
Другой вопрос, зачем нужна интеграция, если она не дает дивидендов простому человеку, если он не ощущает ее на своем кармане? Поэтому нужно сейчас обращать внимание на то, что замалчивается или заталкивается в тень.
В рамках ЕАЭС постепенно создаются условия для улучшения жизни простых людей. Например, создание единого рынка труда ЕАЭС. Начинает действовать взаимное признание дипломов по всем техническим и большинству гуманитарных специальностей, кроме дипломов юристов, медиков и пр. Сейчас завершается договорная работа по вопросам пенсионного обеспечения.
То есть в будущем граждане смогут получать заработанную пенсию там, где они проживают. Это же большое достижение.
У нас ведь в Казахстане какая проблема? Мы говорим, что есть «золотые руки, золотые мозги, золотые зубы». То есть поколения, у которых имеются профессии, знания и пенсионеры. Получается разрыв поколений. Мы учим детей в казахстанских школах, а потом они уезжают в российские или зарубежные вузы и остается там работать. А зачем мы 11 лет тогда их обучали, вкладывали деньги? Но эти выпускники, пока не встанут на ноги, не могут перевести к себе заграницу родителей, Поэтому «золотые зубы» остаются здесь, а «золотые руки и золотые мозги» — за пределами нашей страны. Поэтому решение проблемы общего рынка труда позволяет смягчить этот вопрос.
Когда мы говорим о географическом принципе, давайте не будем уходить от того, что важно всем. Завершается работа по созданию единого фармацевтического рынка на территории ЕАЭС, которая позволит нашим гражданам покупать лекарства по одним и тем же ценам, как в России, так и в Казахстане. Будут созданы конкурентные условия, необходимые для того, чтобы местные предприятия заработали как следует.
У нас, как говорится, нет пророка в своем отечестве, поэтому хотел бы процитировать министра иностранных дел Китая Ван И. По его мнению сейчас складывается историческая тенденция мультиполяризации мира и региональной интеграции. Многие заговорили даже о том, что сейчас начался процесс деглобализации, поэтому для нас архиважна региональная интеграция, которая может быть успешной, в первую очередь, только с территориальными географическими соседями.
И когда нас пугают, как Казахстан может интегрироваться, например, с такой большой страной как Россия, я напоминаю: вспомните, когда в 1957 году образовался европейский Общий рынок, его основателями были шесть «разнокалиберных» государств — Бельгия, Нидерланды, Люксембург, а также Франция, Германия и Италия. Создали Общий рынок, затем Европейский Союз, и постепенно эти государства развиваются в едином интеграционном пространстве,- ничего страшного в этом нет. Правда, увлеклись увеличением ЕС, исходя из геополитических соображений, проигнорировав экономическую целесообразность. Теперь расхлебывают кашу. Для нас это неплохой урок, который надо иметь в виду.

Заседание экспертного клуба на тему «История объединяет: фундамент единства прошлого и реализация возможностей будущего» было организовано ОФ «Мир Евразии». Материал предоставлен организаторами мероприятия.

Источник: StanRadar.com

ЕАЭС для Казахстана – это проблема или преимущество?

«Анализ понимания географии в связи с ЕАЭС достаточно интересный, но здесь я бы стал говорить не просто о географическом факторе, а о концепции регионализации. Что мы понимаем под регионом? Можем ли мы говорить, что ЕАЭС географически объединяется? Мне кажется, здесь имеются достаточно спорные моменты, которые могут выступать одним из хороших объяснений, почему у нас в ЕАЭС есть то, что мы имеем – это можно назвать проблемами, недоразвитыми моментами или наоборот преимуществами», — заявил к.ф.н., профессор Казахстанско-Немецкого университета Рустам Бурнашев, выступая на заседании экспертного клуба на тему: «Географический фактор Евразии: дружба, судьба и развитие».
StanRadar.com приводит выдержку из выступления эксперта:
Если мы будем рассматривать поле деятельности ЕАЭС с более или менее четкого понимания, что такое регион, мы заметим, что это не региональное образование.
Все-таки говорить, что поле ЕАЭС у нас однообразное, даже в географическом плане, неправильно – мы однообразия здесь зафиксировать не можем. Если мы сравним Беларусь с Арменией, Казахстаном и Кыргызстаном, уберем Россию, то картинка у нас появится совершенно неоднородная.
Возникает вопрос, как мы будем выделять эти регионы? Если брать классику регионализации, например, для меня более понятную в сфере безопасности, в военной сфере, то мы будем сталкиваться с тем, что у нас должна быть общность расположения, о чем сегодня практически уже все высказывались – это наличие общих границ, пространственная близость.
Это имеется, но дальше возникают трудности, когда мы говорим о четкой фиксации границ. А где проходят границы Евразии и насколько экономические, географические и политические границы совпадают? Третий, ключевой момент – это внутренняя взаимосвязь. Насколько пространство ЕАЭС является внутренне связанным не с точки зрения школьной географии, а с точки зрения экономической, политической географии?
Как мне представляется, если мы будем анализировать географию в данном ключе, то столкнемся с той моделью, что ЕАЭС – межрегиональное образование. Сюда входят страны, которые относятся к Центральноазиатскому региону, и это одна проблематика.
Беларусь и западная часть России попадают в несколько иное региональное пространство, плюс кавказское пространство Армении также имеет свою специфику. Если мы будем смотреть на картину с такой позиции, не создавая мифологемы единства, а понимая, что у нас есть очень серьезное разнообразие, то тогда та проблематика и те преимущества, которые есть в ЕАЭС, станут более очевидны. И можно будет ответить, почему для нас необходимо политическое взаимодействие более серьезное, чем есть в ЕАЭС на настоящий момент. Потому что те экономические, географические объективные факторы, которые лежат в основе ЕАЭС, они рано или поздно станут недостаточными для содержания этого многомерного пространства. Ту же картину мы видим и в других сотрудничествах, которые есть на постсоветском пространстве, например, ОДКБ или ШОС.

Заседание экспертного клуба на тему «История объединяет: фундамент единства прошлого и реализация возможностей будущего» было организовано ОФ «Мир Евразии». Материал предоставлен организаторами мероприятия.

Источник: StanRadar.com

В Алматы состоялась презентация сборника «Восстание 1916 года в Туркестане: документальные свидетельства общей трагедии»

Презентация сборника документов и материалов «Восстание 1916 года в Туркестане: документальные свидетельства общей трагедии»
28 июня 2016 г. в Алматы (Республика Казахстан) на базе университета «Туран» состоялась презентация сборника документов и материалов «Восстание 1916 года в Туркестане: документальные свидетельства общей трагедии», подготовленного усилиями Института всеобщей истории РАН и исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.
Участие в презентации приняли ученые-историки из ведущих научных центров Казахстана, Кыргызстана, России, Таджикистана, Узбекистана.
Автор-составитель сборника старший научный сотрудник Института истории РАН Татьяна Котюкова отметила, что труд призван дополнить «новыми важными штрихами и деталями исторический портрет восстания 1916 г. в Туркестане».
Сборник включает в себя 122 документа, помогающих беспристрастно оценить как непосредственно причины и ход восстания, так и события, последовавшие за подавлением мятежа, в частности бегство восставших киргизов, казахов, дунган в Китай и их дальнейшая реэвакуация советской властью.
Формированию целостного видения событий столетней давности способствует использование в сборнике помимо документов из российских и зарубежных архивов, материалов периодической печати, дневниковых записей участников и очевидцев событий, полевые исследования. Большинство из представленных в сборнике документы публикуются впервые.
Новизна и значимость сборника документов и материалов определяется еще и объемной вступительной частью, в которой предпринята попытка ответить на ряд существующих дискуссионных вопросов и поставить новые исследовательские проблемы по теме восстания 1916 года, а также сформировать новые концептуальные подходы к изучению некоторых малоизученных аспектов этой проблематики.
Авторы отмечают отсутствие единства среди ученых историков даже в отношении терминологического аппарата, не говоря уже о многих других дискуссионных сюжетах, связанных с трагическими событиями 1916 года. Так, в научной̆ литературе и публицистике, как отечественной̆, так и зарубежноӗ, наблюдается достаточно разнообразная линейка названий, относящихся к событиям, поводом к которым послужил царский Указ 25 июня 1916 г. (Среднеазиатское восстание, Восстание в Туркестане, события в Семиречье, бунт, мятеж и т.д.)
Татьяна Котюкова выносит на обсуждение коллег-историков новый термин – «восстания 1916 г. в Азиатской России», географически включающий в себя все регионы Российской империи, в которых были отмечены любые формы проявления общественного недовольства Указом 25 июня 1916 г. Эта концепция получила апробацию в ходе состоявшейся сразу по итогам презентации сборника документов и материалов Международной конференции «Восстания 1916 года в Азиатской России: неизвестное об известном».
На взгляд авторов сборника, восстания 1916 г. в Азиатской России – «это крайняя форма проявления так называемого «мусульманского вопроса», являвшегося в позднеимперский период, наряду с «остзейским», «польским», «еврейским» и др., составной частью государственной этно-конфессиональной политики. Несмотря на то что со второй половины XIX в. до начала Первой мировой войны в Туркестане произошли значительные территориальные, политические, социально-экономические, демографические и культурные изменения, обусловленные новой исторической реальностью, «мусульманский вопрос», вернее его нерешенность, стал камнем преткновения для проведения успешной интеграционной и модернизационной политики в крае».
Эти и другие положения сборника активно обсуждались и дискутировались в ходе профессиональной научной дискуссии. Участники презентации в целом согласить с выводом о том, что «Восстание 1916 г. – это не просто одна из самых печальных страниц в истории народов Центральной̆ Азии, а трагедия всех (в равной степени) жителей̆ региона, без различия национальностей̆ и вероисповедания». Именно поэтому недопустимо заменять профессиональную дискуссию историков по столь сложным и научным сюжетам политическими лозунгами и тенденциозными оценками.

Источник: Политологический Центр «Север-Юг» Центрально-азиатская дирекция

Международный ситуационный анализ в формате видеомоста «Современные информационные войны: вопросы безопасности Казахстана и России»

1 июля в г. Алматы пройдет Международный видеомост на тему «Современные информационные войны: вопросы безопасности Казахстана и России». Организатором мероприятия выступил ЦАИ «Евразийский мониторинг».

Участники видеомоста обсудят следующие вопросы:

Казахстанский сегмент интернета, социальный и идеологический срез
пути и механизмы укрепления информационной безопасности Казахстана, России, стран ЕАЭС.
Механизмы информационных вбросов вокруг ситуации в странах ЦАР.
К участию в мероприятии приглашены:

Модераторы:
Сергей Рекеда, исполнительный директор ИАЦ МГУ.

Алибек Тажибаев, директор Центра аналитических исследований «Евразийский мониторинг».

Участники дискуссии:

Евгений Копатько (Украина), социолог, основатель компании по маркетинговым и социологическим исследованиям «Research & Branding Grouр».

Григорий Михайлов (г.Бишкек), главный редактор центральноазиатского новостного сайта StanRadar.com.

Нурлан Еримбетов (г.Астана), директор Центра социального партнерства при ФНБ «Самрук-Казына», сопредседатель попечительского совета ЦАИ «Евразийский мониторинг».

Сергей Акимов (г.Алматы), эксперт Центра актуальных исследований «Альтернатива».

Эдуард Полетаев (г.Алматы), политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии» (Казахстан).

Замир Каражанов (г.Алматы), политолог.

Адрес: г. Алматы, «Atakent Park Hotel Almaty», конференц-зал Алатау, ул. Темирязева, д 42

Контакты для аккредитации: Тажибаев Алибек Тимитаевич, +7 (701) 888 9263, alibek1984@gmail.com

1 июля 17:00, г. Алматы, «Atakent Park Hotel Almaty»,

г. Астана, площадка ЦАИ «Евразийский мониторинг»

Источник: Евразийский мониторинговый центр

Преимущества и выгоды расположения в пространстве

«Географический фактор Евразии: дружба, судьба и развитие» – так была обозначена тема обсуждения участников заседания экспертного клуба «Мир Евразии», проходившего 17 июня в Алматы. В мероприятии приняли участие известные казахстанские общественные деятели, политологи, экономисты и журналисты.

Как отметил Эдуард Полетаев, политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии», понятие «географический фактор» играет важную роль во многих сферах деятельности. Таких как экономика, международное сотрудничество, культурные, научные, образовательные связи и т.д. Географический фактор также лежит в основе региональной экономической интеграции. Большинство интеграционных объединений мира начинались с нескольких соседних стран, расположенных на одном континенте, в непосредственной географической близости друг от друга.
«Со времен эпохи великих географических открытий «большая география» сформировала нынешний мир и дала важнейшие знания о нем, – говорит Эдуард Полетаев. – Казахстан географически расположен в центре евразийского континента. Это один из ключевых факторов, на основе которого президент РК Нурсултан Назарбаев выдвинул в 1994 году идею создания Евразийского союза. В настоящее время экономическая интеграция рассматривается в географических энциклопедиях и справочниках, как развитие глубоких и устойчивых взаимосвязей отдельных групп стран, основанных на проведении ими согласованной межгосударственной политики. Она является следствием усложняющегося международного географического разделения труда».
Политолог напомнил о том, что у государств Евразии есть географическая специфика: общность природно-климатических условий хозяйствования и логистической инфраструктуры, широкие равнинные пространства, взаимодействие без участия Мирового океана. Если при этом игнорируется географический фактор и политику делают люди, далекие от восприятия территории как географической среды, то неизбежно возникновение различных проблем и конфликтов. Поэтому для мира и процветания жителей Евразии без географических приоритетов (в том числе развития географической культуры населения) никак не обойтись.
«Общие границы и общегеографическое положение являются одним из основных интеграционных факторов, – продолжает Эдуард Полетаев. – Европейский союз граничит с 19 странами, причем значительная часть его границ – это заморские территории государств-членов ЕС, и в первую очередь Франции. На самом деле в сухопутной части Евросоюз граничит всего с 13 странами, в то время как ЕАЭС граничит с 24 государствами. После вступления Кыргызстана появилась возможность ЕАЭС граничить с Таджикистаном. После вступления Армении – с Турцией и Ираном. И здесь учитываются две морские границы с Японией и США и границы по северному полюсу с Канадой. Сравнивая территории по размерам, мы обнаружим, что ЕАЭС занимает первое место, а ЕС – только седьмое».
По мнению Айдархана Кусаинова, генерального директора консалтинговой компании «Алмагест», географический фактор – очень важный, потому что в политических и экономических идеях и реалиях все больше и ярче в последнее время проявляется некая локализация. Если когда-то был определенный тренд глобализации, переноса производств, тиражировались система управления и экономические подходы, многие производства становились кальками друг друга, то в последние годы в основе лежат не бизнес-процессы, а идеи лидерства, корпоративная культура – некие нематериальные, локальные ценности.
«Я недавно купил книгу американского политолога и журналиста Роберта Каплана «Месть географии». Она о том, что могут рассказать географические карты о грядущих конфликтах и битве против неизбежного, – говорит Айдархан Кусаинов. – В предисловии этой книги написано, почему одни страны богаче, другие беднее, как развиваются конфликты, в чем их корни, как возникает разница в социальных явлениях, которые определены и обоснованы географией. Видимо географический фактор становится крайне важным, он был незаслуженно забыт».
Своим видением того, насколько важен географический фактор в современных реалиях, несмотря на то, что человек уже способен менять окружающий его мир, ландшафт и, увы, оказывать влияние на глобальный климат, поделился Замир Каражанов, политолог, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge.
«В последние десятилетия географический фактор приуменьшался, – считает он. – Чтобы преодолеть естественные границы, горы, реки, моря, строились мосты или прокладывались тоннели. Глобализация стирает границы между странами. За половину суток можно перелететь на самолете океан. Далекие страны современному человеку становятся более доступными. Однако сегодня, после кризиса в мировой экономике, мало кто говорит о глобализации, больше о региональной интеграции, где география играет заметную роль».
В качестве примера Замир Каражанов, привел экономику Китая, которая долгое время была ориентирована на экспорт товаров в другие страны, в том числе на дальние рынки – в США и Европу. И экономические неурядицы в этих странах вызвали снижение темпов роста в КНР.
«Конечно, в китайской модели были и другие причины, по которым рост затормозился, но, тем не менее, пример увлечения глобализацией налицо, – считает он. – Сегодня мы испытываем кризис, вызванный отношением человека к окружающей среде, приведший к глобальному потеплению. К чему приведет глобальное потепление в нашем регионе? Это проблемы продовольственной безопасности, водных ресурсов, энергетики. Уже сегодня говорят о том, что снежные шапки на Памире могут исчезнуть к 2050 году, и это будет серьезный вызов для нашего региона. В этом году прошла встреча министра сельского хозяйства России Александра Ткачева в Китае по поводу воды. Было серьезное заявление о том, что Россия готова поставлять излишки воды из реки Обь в Китай. У России есть большие сезонные избытки воды, их порядка 70 млн кубометров, которые затапливают целые регионы, а рядом Китай, где есть засушливые районы. Так, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе потребность в воде испытывают население, промышленность, сельское хозяйство. Россия и Китай нашли хорошую точку соприкосновения интересов. Обе страны сталкиваются с вызовами природного характера. При этом угрозы они превращают в преимущество для себя. В опасности видят положительные стороны для сотрудничества. Даже Казахстан получит преимущество от сотрудничества двух великих стран в водной сфере. Для нас актуальным остается вопрос наполнения водой реки Иртыш, которая берет начало на китайской территории. Ясно, что перспектива реки и риски экологической катастрофы зависят от обеспеченности западных районов Китая водой. Тем более Россия будет поставлять в КНР питьевую воду, пригодную не только для нужд промышленности, но и для быта. Ценность такого товара состоит в том, что в КНР за годы бурного экономического роста оказались сильно загрязнены грунтовые воды и открытые источники воды. Их теперь нельзя употреблять населению. Мы видим, как географические, природные, климатические особенности создают хорошую почву для сотрудничества между нашими странами. Выигрывают в регионе абсолютно все».
Выводы коллеги о значимости географического фактора в укреплении межгосударственных связей поддержал и Казбек Бейсебаев, общественный деятель, дипломат, экс-консул Казахстана во Франции и Швейцарии.
«Географию не выбирают, это судьба – где ты родился и живешь. Значит, не выбираешь и соседей, – сказал дипломат. – При этом с ними надо жить дружно, торговать и т.д. Но расположение, география – это определенный рычаг влияния. Если государство находится «в закутке», его значимость меньше. Казахстан находится между Китаем, Россией и Европой. Его положение очень выгодное, и сам Бог велел использовать транзитный потенциал, географическое положение. Это также касается Центральной Азии и России».
Подобную точку зрения разделяет и Владислав Юрицын, политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net: «У географии много определений, мне нравится такое: география – это наука о правильном поведении в пространстве, – говорит он. – Если посмотреть на эволюцию человечества, то оно настроено на то, чтобы преодолевать географический фактор. Например, те же технологии – в середине XX века такие города, как Лас-Вегас в американском штате Невада или Финикс в Аризоне – они были бы невозможны при тамошнем уровне технологий из-за сурового климата. Получается, что чем сложнее общество, тем более проблемную территорию оно способно отстаивать и делать продуктивной».

ИА Total.kz

Источник: ИА Total.kz

Не время пропивать глобус

Мировой ренессанс географии на просторах Евразии протекает причудливо

Знание того, что Аргентина в Южной Америке, а Аргынтина в Евразии, в современную эпоху массовых перемещений людей, товаров и капитала становится все более важным в практической плоскости. «Для любого государства приоритет №1 – это географические соседи. Когда политические деятели начинают выступать против географии – это глупо»,отметил Булат Султанов, директор Исследовательского института международного и регионального сотрудничества при КНУ. Прозвучало это в ходе экспертного клуба (проводился ОФ «Мир Евразии») на тему «Географический фактор Евразии: дружба, судьба и развитие».

Лев Гумилев в 1992 году (незадолго до своей кончины) говорил: «Многократно усиливается роль географии. Благодаря евразийству и той солидной исторической подготовке, которой обладали евразийские теоретики, ныне можно объединить такие науки, как история, география и природоведение». Правда, великий ученый не смог бы одобрить исполнения своего тезиса через модель «универсальных учителей» в Казахстане. Позднесоветская идея синтеза сопредельных научных знаний строилась исходя из наработанного мощного фундамента, а «универсальные учителя» в школах Республики Казахстан – это технология отчаяния из-за дефицита кадров на почве низких зарплат, то есть как продолжение и следствие разрушения научного и образовательного фундамента.

География – это наука о правильном поведении в пространстве. То есть простому человеку ее знания помогают качественно прогнозировать отпуск, бизнесмену – лучше разрабатывать логистику для производственных процессов, а политическому лидеру адекватно понимать место и возможности страны на земном шаре. Специалисты рассматривают географическую культуру населения как один из факторов устойчивого развития.

Эдуард Полетаев, модератор заседания, обратил внимание на то, что если Евросоюз граничит с 19-ю государствами (13 в Европе, а остальные с французскими заморскими департаментами), то у ЕАЭС граница с 24-мя странами. «Общие границы – один из основных географических факторов», – констатировал он.

Айдархан Кусаинов, специалист по консалтингу, упомянул книгу Роберта Каплана «Месть географии», один из тезисов которой гласит, что география может рассказать о целях и стратегиях государства гораздо больше, чем его идеология или внешняя политика. Г-н Кусаинов привык рассматривать науки с точки зрения практической пользы для государства и общества, поэтому в географии видит «нормальный идеологический инструмент».«Интеграция не будет возможной без ментальной интеграции. Это не экономика», – подчеркнул он.

«Геополитика – это география и история. У морских, равнинных и горных народов ментальность очевидно отличается», – обратил внимание Антон Морозов. Политика и география часто вступают в конфликт, из-за чего сформировалась теория на эту тему. Например, когда обширная территория и мало людей, то надежды на «невидимую руку рынка» нет никакой и многие важные вопросы в свои руки берет государство.

Политолог Рустам Бурнашев в свете развития внутреннего туризма Казахстана заметил, что для представителя современного мира лететь 7 часов самолетом – это долго. 12 часов – это еще больше, но многие туристы готовы проделать такой путь, если в конце их ждет тотальная экзотика или что-то другое, но очень интересное. Здесь работает формула «география плюс еще что-то».

Участники дискуссии сошлись во мнении, что принимая во внимание масштабы стран-участниц Евразийского экономического союза будут вполне уместны субсидии и планово-убыточные предприятия, которые работают на помощь в преодолении больших пространств. Издержки в этом моменте будут многократно компенсированы тем, что люди с легкостью попадают из пункта А в пункт Б, а попутно решаются вопросы работы, образования, личных контактов, туризма и многие другие. Г-н Бурнашев акцентировал внимание на том, что ЕАЭС – это совершенно не региональное образование, а гораздо более масштабное. Потому что нет региона, который объединял бы Армению и тихоокеанское побережье России.

Сергей Козлов, журналист, в свое время прочитал воспоминания немецких военачальников, участвовавших в войне с СССР, и испытал удивление от их удивления страной, с которой им пришлось воевать. То есть люди, просторы, расстояния, климат, дороги, массивы лесов – все это получилось для полководцев вермахта неожиданным и однозначно внесло вклад в поражение Германии. В общем, когда идешь на реально большое дело, нельзя пренебрегать географией. «Объединяют ли климат и ландшафт народы Евразии? – В какой-то мере непременно», – уверен г-н Козлов.

«Расположение – это тоже рычаг влияния, если расположен в выгодном месте», – отметил Казбек Бейсебаев, в прошлом дипломат. Он считает, что Казахстан недостаточно пользуется своим географическим положением для влияния. К тому же география оказывает воздействие на экономику и в свете этого РК нужно больше заниматься растениеводством и животноводством. В ходе дискуссии выяснилось, что Иран отказался от импорта зерна из Казахстана, поскольку ухудшилось его качество.

«Географический фактор невозможен без учета политических реалий, – акцентировал Юрий Киринициянов, журналист. – Сегодня географический фактор уходит на второй-третий план». В свете затронутой темы Булат Султанов указал: «Те, кто пытается поссорить нас с соседями, могут привести к неоизоляционизму. В условиях отсутствия выхода к открытому морю это особенно опасно». Сам эксперт исходит из того, что Казахстан и Центральная Азия сильно зависят от ситуации на глобальном уровне.

Политолог Замир Каражанов подчеркнул значимость экологического фактора, когда нельзя к ресурсам, подаренным тебе географией, относиться хищнически и нерационально. В качестве негативного примера здесь выступает Китай, у которого много питьевых и грунтовых вод, однако большая часть их сегодня отравлена. В будущем можно отказаться от нефти, но не от воды.

Участники экспертного клуба согласились с тезисом о том, что растет практическая значимость географии в решении проблем взаимодействия природы и общества, в международном сотрудничестве.

Владислав ЮРИЦЫН

 
Источник: ZONAkz

Эксперт: «Евразийскую интеграцию должны продвигать люди с географическим мышлением»

На минувшей неделе в Алматы казахстанские эксперты – общественные деятели, политологи, экономисты и журналисты – обсудили «географический фактор» развития евразийской интеграции. Тема дискуссии, организованной Общественным фондом «Мир Евразии», довольно редкая в повестке дня «интеграционных» диалоговых площадок. Между тем, роль географии, оказывающей серьезное влияние на развитие экономических и гуманитарных связей в международном сотрудничестве, в настоящее время сильно недооценивается. Такое мнение в беседе с корреспондентом «IQ» высказал руководитель ОФ «Мир Евразии», известный казахстанский политолог Эдуард ПОЛЕТАЕВ.

— Эдуард, тема экспертного заседания звучит довольно неожиданно: «Географический фактор Евразии: дружба, судьба и развитие». У большинства людей среднего возраста упоминание о географии ограничивается ассоциациями с атрибутами средней школы: глобус на учительском столе, физическая карта мира на стене, в лучшем случае – карта полезных ископаемых региона. У молодежи, уверена, еще более скудное представление о науке. При чем тут дружба, судьба, интеграция?

— В вашем вопросе уже содержится часть ответа. Действительно и в советский период география не была, скажем так, популярной школьной дисциплиной. Хотя, в то время эту науку изучали более предметно. Если помните, существовали в школьной программе даже два направления – физическая и экономическая география.

Сегодня, к сожалению, география у нас стала почти факультативным предметом. Речь не только о Казахстане. Думаю, аналогичная ситуация на всем постсоветском пространстве.

Но, на мой взгляд, именно нынешние условия актуализируют географию не только как науку, но и как практическую деятельность, которой нужно уделять большое внимание.

Почему? Ведь, казалось бы, еще в эпоху великих географических открытий «большая география» сформировала нынешний мир и дала важнейшие знания о нем. Безусловно, таких героев первооткрывателей как Колумб, например, больше не будет. Земля освоена вся.

Это так. Но в наше время географический фактор лежит в основе экономической региональной интеграции – большинство интеграционных объединений мира начинались с нескольких соседних стран, расположенных на одном континенте, в непосредственной географической близости друг от друга.

Казахстан географически расположен в центре евразийского континента. Это один из ключевых факторов, на основе которого Президент республики Нурсултан Назарбаев выдвинул в 1994 году идею создания Евразийского союза. В настоящее время экономическая интеграция рассматривается в географических энциклопедиях и справочниках, как развитие глубоких и устойчивых взаимосвязей отдельных групп стран, основанных на проведении ими согласованной межгосударственной политики. Она является следствием усложняющегося международного географического разделения труда.

И это, согласитесь, весомый аргумент в пользу того, что географическая культура населения в наше время должна интенсивно повышаться. Это позволит, во-первых, видеть мир в более адекватном отражении, более предметно анализировать события и явления, а во-вторых, избежать критических ошибок, катастроф, которых, как мы знаем, было немало в XX веке. Они случались, когда политико-экономическая детальность шла вразрез с законами географии.

Можно взять, например, трагедию Аральского моря, главной причиной которой стала специфика советской экономики – необходимо было гнать план по хлопку, а в итоге случилась экологическая катастрофа. Аналогичных примеров множество по всему миру – и наводнения в Китае, и трагедия фауны Австралии, когда на материк были завезены кролики. Расплодившись, они нарушили природный баланс.

Наш коллега Марат Шибутов часто говорит о том, что эконмическое развитие Алматы, особенно в 90-х и 2000-х годах, не учитывало географический и климатический фактор, в результате в городе необратимо испортилась экология.

— Как географический фактор влияет на процесс евразийской интеграции? И в каком направлении это влияние нужно корректировать, по вашему мнению?

— Любая экономика, которую ведет страна, хозяйство, человек, должна быть построена рационально. А это значит, она должна учитывать географические особенности определенной территории.

У государств Евразии своя общая географическая специфика: общность природно-климатических условий, схожесть условий хозяйствования и логистической инфраструктуры, широкие равнинные пространства, взаимодействие без участия Мирового океана.

Таким образом, евразийскую интеграцию должны также строить и продвигать люди с географическим мышлением. И таких людей должно быть как можно больше. Они обязаны видеть в своей деятельности не отдельные сегменты – территорию, экономику, население, границы, ресурсы, промышленные объекты и так далее, но охватывать взором и оценивать общую систему, связанную географическими закономерностями.

Игнорирование географического фактора некоторыми политиками, людьми, далекими от восприятия территории как географической среды, неизбежно ведет к возникновению проблем и конфликтов.

Поэтому для мира и процветания жителей Евразии, без географических приоритетов (в том числе развития географической культуры населения) никак не обойтись.

Географическая грамотность все более востребована в обществе, потому что силу набирают международные интеграционные процессы, миграция, как мы знаем, увеличивается с каждым годом, растет мировая торговля, туризм. При этом уровень географической культуры остается достаточно низким. Из-за этого влияние стереотипов очень сильно давит и мешает людям развиваться в нынешних экономических условиях.

Существует географическая аксиома: влияние природных условий, географической среды на развитие интеграции и вообще экономических отношений по мере развития производительных сил либо ослабевает, либо развивается. Например, когда-то реки служили преградой для развития, но когда люди научились строить мосты и корабли, реки, напротив, стали фактором транспортной доступности.

Широко обсуждаемый нынче проект Экономического пояса Шелкового пути – тоже фактор влияния географической среды, изменения развития производительных сил. Ведь еще лет 20-30 назад и в мыслях ни у кого не было, что Китай может выделить значительные ресурсы на строительство транспортных коммуникаций, скоростных дорог через территорию, которая в транспортном отношении считалась глубокой провинцией. Тем не менее, теперь мы видим взаимовлияние экономического развития и географического потенциала территории.

С другой стороны, мы видим и свидетельства того, как стремление стать частью другого географического пространства приводит к конфликтам и экономическим проблемам. Самый яркий пример – Украина. Ведь и политическое, и ментальное разделение страны, шло еще до «революции достоинства» – разные моральные и культурные ценности пропагандировались в разных частях страны: запад мигрировал в сторону европейского географического пространства, восток – в сторону евразийского пространства.

К сожалению, это привело к гражданской войне, появлению двух самостоятельных непризнанных республик и другим печальным событиям.

— То есть, здесь мы видим взаимодействие географического и ментально-культурного фактора, который, очевидно, тоже необходимо учитывать в оценках перспектив интеграции?

— Безусловно, это очень важный аспект. Ну, вот еще один яркий пример из недавней истории – помните Совет экономической взаимопомощи?

— Помним! СЭВ – плацдарм взаимодействия Советского Союза с государствами «социалистического лагеря»…

— Он самый. В определенной степени это был «прообраз» ЕАЭС, но в иной политической реальности.

СССР достаточно много средств вкладывал в модернизацию Восточной Европы. Сколько там заводов было построено, как сельское хозяйство развивалось! Один газопровод Уренгой-Помары -Ужгород чего стоил!

Но к чему это привело в итоге?

После развала Советского Союза вся Восточная Европа «ушла» в иное географическое пространство, все предприятия, которые были построены, включая и атомные электростанции, были закрыты либо разорены, потому что в новом географическом пространстве странам Восточной Европы не дано было стать экономически продвинутыми государствами.

Это яркий пример диссонанса географического и ментального факторов.

Безусловно, такой опыт нужно учитывать и в продвижении евразийской интеграции.

— На ваш взгляд, нет ли предпосылок для подобного диссонанса между географическим и ментальным фактором во взаимоотношениях субъектов интеграции ЕАЭС?

— На мой взгляд, такие риски крайне невелики. Во-первых, не нужно забывать, что Евразийский экономический союз – это добровольное объединение государств на прагматичной экономической основе.

Что касается ментальности, то наш специфический географический фактор породил плеяду выдающихся ученых, сблизивших своей деятельностью разные народы. Географами были Лев Гумилев, Чокан Валиханов, Петр Семенов-Тянь-Шанский, Григорий Потанин, Николай Пржевальский, память о которых бережно сохраняют в дружественных странах.

Этот же фактор задает основной тон научной перспективе евразийства. «Многократно усиливается роль географии, — говорил Лев Гумилев незадолго до своей кончины, в 1992 году. — Благодаря евразийству и той солидной исторической подготовке, которой обладали евразийские теоретики, ныне можно объединить такие науки, как история, география и природоведение. И в этом я вижу главное научное достижение, а равно и главную научную перспективу евразийства».

— Вы инициировали очень интересную дискуссию, которая может иметь и весьма полезный практический эффект в подготовке специалистов для наднационального органа ЕАЭС – Евразийской экономической комиссии…

— Вы правы. Недавняя экспертная встреча показала актуальность темы, наличие ряда очень интересных мнений по различным ее аспектам. Думаю, мы будем развивать дискуссию, в том числе при участии российских коллег и коллег из других государств ЕАЭС.

Источник: iq-expert

Географический принцип стимулирует развитие ЕАЭС

В Алматы состоялось заседание экспертного клуба на тему «Географический фактор Евразии: дружба, судьба и развитие», организованного ОФ «Мир Евразии». В мероприятии приняли участие известные казахстанские общественные деятели, политологи, экономисты и журналисты.
Понятие «географический фактор» играет важную роль во многих сферах деятельности: экономика, международное сотрудничество, культурные, научные, образовательные связи и т.д. Географический фактор также лежит в основе региональной экономической интеграции. Большинство интеграционных объединений мира начинались с нескольких соседних стран, расположенных на одном континенте, в непосредственной географической близости друг от друга.
Со времен эпохи великих географических открытий «большая география» сформировала нынешний мир и дала важнейшие знания о нем. Казахстан географически расположен в центре евразийского континента. Это один из ключевых факторов, на основе которого Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев выдвинул в 1994 году идею создания Евразийского союза. В настоящее время экономическая интеграция рассматривается в географических энциклопедиях и справочниках, как развитие глубоких и устойчивых взаимосвязей отдельных групп стран, основанных на проведении ими согласованной межгосударственной политики. Она является следствием усложняющегося международного географического разделения труда.
Географический фактор породил целую плеяду выдающихся ученых, сблизивших своей деятельностью народы. Географами были Лев Гумилев, Шокан Валиханов, Петр Семенов-Тянь-Шанский, Григорий Потанин, Николай Прижевальский, память о которых бережно хранится в дружественных странах. Этот же фактор задает основной тон научной перспективе евразийства. «Многократно усиливается роль географии, — говорил Лев Гумилев незадолго до своей кончины, в 1992 году. — Благодаря евразийству и той солидной исторической подготовке, которой обладали евразийские теоретики, ныне можно объединить такие науки, как история, география и природоведение. И в этом я вижу главное научное достижение, а равно и главную научную перспективу евразийства».
У государств Евразии есть географическая специфика: общность природно-климатических условий хозяйствования и логистической инфраструктуры, широкие равнинные пространства, взаимодействие без участия Мирового океана. При этом, если игнорируется географический фактор и политику делают люди, далекие от восприятия территории как географической среды, то неизбежно возникновение различных проблем и конфликтов. Поэтому для мира и процветания жителей Евразии, без географических приоритетов (в том числе развития географической культуры населения) никак не обойтись.
«С учетом географического фактора, надо понимать, что нужно развивать ЕАЭС, — считает директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Булат Султанов. — Географический принцип буквально заставляет нас этим заниматься. Его пытаются тормозить всевозможные демагоги, но, если вспомнить многовековой опыт человечества, то существует аксиома — территориальные соседи или торгуют друг с другом, или воюют. Другой альтернативы просто нет, это много раз уже было доказано».

Еуроодақ еуразиялық одақпен әріптестік орнатуға мүдделі ме?

«Еуразия әлемі» пікірсайыс клубында бас қосқан сарапшылар «Еуразия және Еуропа: әріптестік болашағы қандай?» деген тақырыпты талқыға салды.
Жиынның шымылдығын түрген саясаттанушы Эдуард Полетаевтың пікірінше Еуразиялық және Еуропалық одақтың бірігіп жұмыс жасайтын мүмкіндігі мол. «Биылғы жылдың күзінде екі Одақтың біріккен форумы өтуі тиіс. Осы форумда әріптестік мәселесі кеңінен талқыланады деп ойлаймын» дейді бұл ретте Полетаев.
Ал саясаттанушы Андрей Чеботаревтың айтуынша Еуразиялық және Еуропалық одақтың тиімді жұмыс істеуі үшін Ресей Минскі келісімшарттарын орындауы қажет. «Еуроодақ Мәскеуге дәл осындай талап қойып отыр. Бұл арада Еуроодақ өз мүддесін көздеп отыр» деді ол.
Журналист Владислав Юрицынның пікірінше, Еуроодақ Еуразиялық одаққа әріптес емес, бәсекелес. Сондықтан әріптестік мәселесі көтерілгенде экономикалық мүддені ұмытпау керек. Ал журналист Сергей Козлов болса: «Еуропалықтар, оның ішінде Батыс журналистері, сарапшылар, саясаттанушылар Еуразиялық одақты экономикалық одақ ретінде қарастырмайды. Олар бұл одақты Ресейдің жобасы деп санайды және осы одаққа біріккен өзге мемлекеттердің Мәскеудің айтқанымен жүреді деп есептейді» деген пікір білдірді.
Отырысты түйіндеген тарихшы Болат Сұлтанов өз кезегінде: «Екі Одақтың бірігіп жұмыс істеуі орындалмас арман. Себебі, Батыс ешқашан да Ресейді құшақ жая қарсы алмайды. Батыс әлемі Ресейді өз өркениетіне қабылдағысы келмейді» деген пікір білдірді.

Источник: Nauka.kz

Международная видеоконференция «Религиозный экстремизм в странах Прикаспия и Центральной Азии» Астрахань-Алматы-Бишкек

16 июня пройдет Международная видеоконференция «Религиозный экстремизм в странах Прикаспия и Центральной Азии», организованной Центром международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия», Астраханским региональным телеканалом «Астрахань-24» и ЦАИ «Евразийский мониторинг» (Республика Казахстан)

В ходе конференции будут обсуждаться следующие вопросы:

Причины и формы распространения религиозного экстремизма на постсоветском пространстве
Направления противодействия религиозному экстремизму на международном уровне
Профилактика религиозного экстремизма среди молодежи
К участию в мероприятии приглашены:

Модераторы:
Александр Васильев, политический обозреватель, главный редактор Астраханского регионального телеканала «Астрахань-24», кандидат политических наук (г. Астрахань)

Алибек Тажибаев, директор Центра аналитических исследований «Евразийский мониторинг» (г. Алматы)

Участники дискуссии:

Российская сторона:

Андрей Сызранов, руководитель Центра международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия» «Каспий-Евразия», кандидат исторических наук (г. Астрахань)

Эльдар Идрисов, заместитель директора по науке и территориальному отделению ВШГУ Аф РАНХиГС, кандидат политических наук (г. Астрахань)

Казахстанская сторона:

Эдуард Полетаев, руководитель Общественного фонда «Мир Евразии» (г. Алматы).

Кыргызская сторона:

Денис Бердаков, политолог (г. Бишкек)

Алина Молдокеева, политолог, эксперт в области религиозного экстремизма (г. Бишкек).

Адреса: г. Астрахань, ул. Набережная 1 Мая / Шаумяна, д. 75/48, г. Алматы, «Atakent Park Hotel Almaty», конференц-зал Алатау, ул. Темирязева, д 42

Контакты для аккредитации: Валентина Юрьевна Гайфитдинова, gayfitdinova@mail.ru, 8-903-378-82-58, в Алматы: Тажибаев Алибек Тимитаевич, +7 (701) 888 9263, alibek1984@gmail.com

Источник: Евразийский мониторинговый центр

Еуразия және Еуропа: әріптестік болашағы қандай?

«Еуразия әлемі» пікірсайыс клубында бас қосқан сарапшылар «Еуразия және Еуропа: әріптестік болашағы қандай?» деген тақырыпты талқыға салды.

Жиынның шымылдығын түрген саясаттанушы Эдуард Полетаевтың пікірінше Еуразиялық және Еуропалық одақтың бірігіп жұмыс жасайтын мүмкіндігі мол. «Биылғы жылдың күзінде екі Одақтың біріккен форумы өтуі тиіс. Осы форумда әріптестік мәселесі кеңінен талқыланады деп ойлаймын» дейді бұл ретте Полетаев.

Ал саясаттанушы Андрей Чеботаревтың айтуынша Еуразиялық және Еуропалық одақтың тиімді жұмыс істеуі үшін Ресей Минскі келісімшарттарын орындауы қажет. «Еуроодақ Мәскеуге дәл осындай талап қойып отыр. Бұл арада Еуроодақ өз мүддесін көздеп отыр» деді ол.

Журналист Владислав Юрицынның пікірінше, Еуроодақ Еуразиялық одаққа әріптес емес, бәсекелес. Сондықтан әріптестік мәселесі көтерілгенде экономикалық мүддені ұмытпау керек. Ал журналист Сергей Козлов болса: «Еуропалықтар, оның ішінде Батыс журналистері, сарапшылар, саясаттанушылар Еуразиялық одақты экономикалық одақ ретінде қарастырмайды. Олар бұл одақты Ресейдің жобасы деп санайды және осы одаққа біріккен өзге мемлекеттердің Мәскеудің айтқанымен жүреді деп есептейді» деген пікір білдірді.

Отырысты түйіндеген тарихшы Болат Сұлтанов өз кезегінде: «Екі Одақтың бірігіп жұмыс істеуі орындалмас арман. Себебі, Батыс ешқашан да Ресейді құшақ жая қарсы алмайды. Батыс әлемі Ресейді өз өркениетіне қабылдағысы келмейді» деген пікір білдірді.

Источник: DalaNews

Услышать друг друга. Казахстан построит мост для диалога

Казахстан, председательствующий в этом году в ЕАЭС, выдвинул инициативу объявить его «Годом углубления экономических отношений Союза с третьими странами и ключевыми интеграционными объединениями», в число которых входит Европейский союз. О перспективах развития отношений ЕАЭС-ЕС и задачах публичной дипломатии рассуждали участники экспертного клуба «Мир Евразии», собравшиеся в Алматы.

Как известно, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сообщил о достигнутой с председателем Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером договоренности о проведении осенью 2016 года совместного форума ЕАЭС-ЕС. Подробности пока неизвестны, но курс ЕАЭС на расширение внешних контактов виден отчетливо. Предполагается, что данная инициатива может помочь политикам и экспертам расставить точки над «и», избавиться от некоторых стереотипов в отношении евразийской и европейской идентичностей.

— Есть надежда, что партнерские контакты двух крупных объединений помогут улучшить экономические отношения Москвы и Брюсселя, – считает политолог Эдуард Полетаев. – Кроме того, ЕАЭС – организация молодая, нуждается в легитимизации своей правосубъектности. Организации надо еще работать над международным признанием. Нужна консолидирующая материк идея. Поэтому, помимо налаживания контактов с ЕС, сопряжения ЕАЭС с китайской инициативой Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП), недавно на саммите АСЕАН в Сочи обговаривалось возможное сотрудничество евразийского проекта с этой организацией. Отмечу также, что ЕАЭС давно стала договороспособной организацией международного уровня, особенно после того, как было подписано соглашение о создании Зоны свободной торговли с Вьетнамом.

Эдуард Полетаев напомнил, что еще в прошлом году глава итальянского МИДа Франко Фраттини заявил, что пришло время начать новые переговоры между Евросоюзом и ЕАЭС, так как «не в интересах Европы изолировать европейский формат от остального мира». Также председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Виктор Христенко говорил о том, что ЕС – традиционный и крупнейший торгово-экономический партнер стран ЕАЭС. При этом он назвал Евросоюз «держателем контрольного пакета в торговле с ЕАЭС».

— В этом году уже состоялось несколько мероприятий с участием отдельных лиц, которые так или иначе связаны с Европейским союзом, – продолжает Эдуард Полетаев. – Они заявляли о том, что конфронтация, санкции – это непродуктивно, необходимо эти вопросы решать. К примеру, когда экс-председатель Европейской Комиссии и бывший премьер-министр Италии Романо Проди приезжал на Астанинский экономический форум, во время встречи с президентом Казахстана, он обратил внимание на то, что между ЕАЭС и ЕС существует большой потенциал развития отношений, и они могут принести пользу всем сторонам, в том числе Казахстану. Кроме того, руководство Минэкономразвития РФ заявляло о желании России возобновить консультации между ЕАЭС и Евросоюзом по единому экономическому пространству в любом удобном формате. К тому же, когда отношения между Москвой и Брюсселем были на хорошем уровне, много было обсуждений по поводу «дружбы от Лиссабона до Владивостока».

При этом, как считает политолог, европейский бизнес видит открывающиеся перед ним большие возможности и улучшение взаимоотношений по линии ЕАЭС-ЕС неизбежно произойдет. Как в силу временных факторов (новейшая история показывает, что санкции, даже продолжающиеся десятилетиями, все равно снимаются), так и политических (эмоциональные европейские политики, настроенные на противостояние, часто проигрывают на выборах своим конкурентам, предпочитающим здоровый прагматизм).

— Посредничество Казахстана также играет свою положительную роль, – говорит Эдуард Полетаев. – Президент Нурсултан Назарбаев не раз негативно отзывался о санкциях, как о негативном инструменте, притом что на Казахстан никто их не накладывал. В то же время Астана уже имеет хороший опыт организации крупных международных форумов и выработки на них конструктивных решений. Это удобная переговорная площадка, где, как мы знаем, два года назад был подписан Договор о создании ЕАЭС. Здесь же в конце прошлого года подписали нацеленное на углубление торговых и экономических связей масштабное Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве между Казахстаном и ЕС, охватывающее 29 сфер взаимодействия, и учитывающее обязательства перед странами ЕАЭС. Поэтому форум в Астане мог бы получиться весьма представительным. В Казахстане пристальное внимание уделяется гуманитарному сотрудничеству, наша страна неоднократно выдвигает инициативы на различных авторитетных международных мероприятиях.

Так, 31мая на астанинском заседании Высшего Евразийского экономического совета состоялся значимый обмен мнениями по поводу расширения торгово-экономических связей с другими интеграционными объединениями. В результате этого, как отметил Нурсултан Назарбаев, у деятельности ЕАЭС появится дополнительный импульс. «Надо самим быть сильными, укреплять всячески свой союз. Тогда нам легче будет вести диалог и с Евросоюзом, и с КНР и другими», – сказал президент Казахстана.

О роли публичной дипломатии в налаживании отношений между Европой и Евразией высказался и политолог Олег Сидоров:

— ЕАЭС – молодой механизм, он еще не обкатан, разгоняется с перебоями. Но потенциал у него огромный. Ведь недаром возникает интерес к этому объединению со стороны других стран – Вьетнама, Израиля и т.д., которые заинтересованы в создании зоны свободной торговли. И на постсоветском пространстве тоже есть интерес к этому объединению. Что касается сотрудничества ЕАЭС и ЕС. Вы помните, в прошлом году председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Виктор Христенко написал письмо в адрес председателя Европейской комиссии Жан-Клода Юнкера. Последнему, также передали памятную записку «Евразийский экономический союз – Европейский союз: контуры сотрудничества», одобренную Евразийским межправительственным советом.

Юнкер в свою очередь отправил письмо на имя президента РФ Владимира Путина, в котором несколько уклончиво подчеркнул возможность рассмотреть взаимодействие с ЕАЭС в режиме консультаций со странами-членами и при синхронизации с реализацией минских соглашений. Как видим, игра в «пинг-понг» продолжается и носит скорее позиционный характер, нежели реальный процесс по налаживанию сближения двух объединений. Что нужно сделать? Не знаю, насколько это просто, но, на мой взгляд, нужна диалоговая площадка. Кто первый ее создаст (площадку), тот и пожнет лавры.

О пользе создания диалоговой площадки высказался и директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев.

— Жан-Клод Юнкер написал письмо Путину, где выразил готовность рассмотреть возможность взаимодействия между ЕС и ЕАЭС в режиме консультаций со странами-членами Евросоюза, – напомнил эксперт. – При этом глава Еврокомиссии четко дал понять президенту РФ, что положительное решение данного вопроса со стороны Евросоюза должно быть синхронизировано с выполнением Россией Минских соглашений. Поэтому здесь непонятно: либо ЕС реально заинтересован в определенном взаимодействии с ЕАЭС, либо он просто использует эту тему для оказания воздействия на Россию для возможного получения определенных уступок с ее стороны по Украине. Сейчас, как видим, идет новый виток дипломатии не по линии Москва – Брюссель, а по линии Астана – Брюссель. Понятно, что, председательствуя в этом году в высших органах ЕАЭС, Казахстан заинтересован извлечь максимум выгод для себя. Поскольку у него не получилось стать реальным посредником между Россией и Западом по Украине, то теперь появилась возможность попытаться хотя бы обсудить вопросы соприкосновения РФ и Евросоюза по линии евразийской интеграции. По крайней мере, и Москва, и Брюссель так или иначе оценят данные устремления Астаны.

О том, что намеченный форум благоприятно скажется на имидже Казахстана согласен главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин. По его словам, форум ЕС – ЕАЭС можно будет назвать форумом медиаторов и даже фасилитаторов.

— Понятно, что повестку объявят одну, а цели будут другими, – считает он. – Повестка нас ждет экономическая, но реальная цель форума – создать дополнительную площадку, чтобы снизить градус противоречий между Российской Федерацией и Европейским союзом. Что это даст Казахстану, сказать сложно. Сомнительно, что результатом станет весомое потепление отношений между Россией и ЕС. Однако для Акорды это, несомненно, шанс еще раз продемонстрировать свою приверженность дипломатическим методам решения споров и очередная попытка реализоваться в качестве миротворца.

Конечно, пока в деле углубления экономических отношений ЕАЭС и ЕС, возникает немало вопросов. В частности насколько Евросоюз заинтересован в установлении и развитии отношений с ЕАЭС и в каком формате может осуществляться их взаимодействие. Поэтому остается лишь дождаться проведения осенью этого года заявленного президентом РК Нурсултаном Назарбаевым совместного форума ЕАЭС – Евросоюз
и его результатов. Лишь тогда более-менее могут проявиться контуры перспектив возможного взаимодействия между Евразией и Европой.

Владимир ДЕМИДОВ, специально для Матрица.kz

Источник: Матрица.kz

Разрушение стереотипов поможет сблизить Восток и Запад

Культурно-гуманитарное сотрудничество способно сыграть большую роль в развитии отношений, доверия и сотрудничества между ЕАЭС и ЕС. К такому мнению пришли участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии», в числе которых – казахстанские историки, политологи, журналисты.
«Евразия и Европа: каково будущее?» – так звучала тема, вынесенная на обсуждение собравшихся экспертов. Как было отмечено, в 2016 году Казахстан председательствует в Евразийском экономическом союзе. Среди приоритетов этого председательствования – налаживание отношений между ЕАЭС и Европейским союзом. В силу ряда причин отношения между двумя интеграционными объединениями пока находятся не в лучшей форме. Однако, трудные времена пройдут, и наряду с политическими и экономическими инструментами, не последнее место в налаживании связей сыграет культурно-гуманитарный диалог.
– Уверен, что большую роль сыграет культурно-гуманитарное сотрудничество по линии ЕАЭС-ЕС, – считает политолог Эдуард Полетаев. – На мой взгляд, оно сильно взаимодействует с экономикой. Если растет экономика, то и культурно-гуманитарное сотрудничество набирает новые обороты, потому что в него вкладываются деньги. Скажу, что не случайно одним из приоритетов соглашения, подписанного Казахстаном с ЕС, является сфера образования и развития человеческого капитала, где будет усилено взаимодействие и появится много возможностей в рамках образовательных программ, научно-исследовательской деятельности.
На самом деле, страны ЕАЭС и ЕС уже давно имеют связи и сотрудничают в различных областях культурно-гуманитарной сферы, отметил Эдуард Полетаев. Они закономерны и исторически обусловлены. Достаточно вспомнить хотя бы начало 1990-х, когда основные экономические контракты еще не были подписаны: именно культурно-гуманитарное сотрудничество в те годы играло серьезную роль. Появлялись какие-то фонды поддержки, наши граждане совершали первые вояжи за рубеж, к нам приезжали европейские творческие коллективы, показывали кинофильмы, налаживали партнерство в различных областях образования, научных исследований.
– Сейчас часто говорят об общественной дипломатии, «мягкой силе» и ее возросшей роли, но забывают о том, что тот же спорт может принести много пользы, вспомните лозунг: «О, спорт, ты – мир!», – продолжает политолог. – Кроме того, гуманитарное сотрудничество имеет положительные экономические последствия, измеряемые конкретными показателями. Например, это трудовая, академическая и творческая мобильность.
Так же политолог напомнил, что страны ЕАЭС участвуют в Болонском процессе. И это тоже культурное взаимодействие с Европой, которая весьма заинтересована в наших студентах, и от них не отказывается. Вузы Старого света активно привлекают нашу молодежь, потому что, во-первых, это деньги от студентов, во-вторых – влияние на умы. Есть немало программ с возможностью бесплатного получения высшего образования. И молодежь охотно едет учиться в Европу, потому что в будущем это даст шанс на больший уровень оплаты труда.
-То есть, такая сфера, как образование демонстрирует, что культурно-гуманитарные контакты не подвержены политическому влиянию, – говорит Эдуард Полетаев. – Понятное дело, эти вопросы касаются взаимодействия отдельных стран, потому что в ЕАЭС образовательный пул не сформирован. Но недавно в Санкт-Петербурге проходил международный форум «Евразийская экономическая перспектива». Там речь шла о сетевом взаимодействии в сфере образования и науки. Следовательно, есть понимание, что образование и культурно-гуманитарное сотрудничество должно быть за рамками политических противоречий и приносить пользу.
Однако, как считает главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Леся Каратаева, несмотря на все усилия, предпринимаемые в образовательной сфере, предстоит еще сделать немало для того, чтобы улучшить имидж жителей стран ЕАЭС среди европейцев.
– Можно выделить три серьезных фактора, формирующих текущую ситуацию: геоэкономический, геополитический и, если так можно сказать, геоинформационный, – говорит она. – Последний фактор – это беспрецедентная мифологизация процессов, культуры и образа евразийского пространства в странах Запада. Спектр мифов потрясает своим разнообразием – от особенностей организации быта и национальной кухни, до восприятия ЕАЭС как реинкарнации СССР. Эти мифы являются серьезным препятствием для развития взаимовыгодного сотрудничества между ЕС и ЕАЭС.
По ее словам, причины такого неадекватного восприятия евразийского пространства нужно искать и в истории периода холодной войны, и в философии формирования европейской идентичности. В частности, эксперты отмечают, что Европа остро нуждается в Евразии, как средоточии «иных». То есть наличие евразийского пространства, населенного «иными», способствует идентификационной сплоченности Европы. Однако немаловажной причиной являются и недостатки евразийской информационной политики. Задачи, которые стоят перед странами ЕАЭС располагаются как в плоскости формирования контента, так и в плоскости механизмов его продвижения. Очевидно, не каждому государству-участнику ЕАЭС под силу создать и содержать свой собственный телеканал, вещающий на территории ЕС, но можно использовать возможности, предоставляемые интернетом. И дешево, и в тренде, заметила Леся Каратаева.
-Что касается контента, то наряду с аудиовизуальным форматом, характерным для интернет-сетей, большим потенциалом обладает кинематографическая продукция, – продолжает она. – Что может сегодня предложить наш кинематограф Европе, чтобы заинтересовать, чтобы стать более привлекательными? Хороший выход был бы в развитии сектора документалистики. Кроме того, мы должны научиться говорить «на их языке». Есть разница между информационной политикой, ориентированной на внутреннее пространство, и политикой, ориентированной на внешнее. Когда наши статьи переводят на английский язык и размещают в интернет-пространстве, – это вовсе не означает, что западный читатель это увидит и КПД будет таким, каким мы ожидаем. Надо в корне пересматривать нашу информационную политику, ориентированную на внешний мир.
Как отметил политический обозреватель республиканской общественно-политической газеты «Литер» Олег Сидоров, сейчас во многих странах Европы хитом последнего времени является мультсериал «Маша и медведь». Большой популярностью пользуется продукция с соответствующим брендом – маечки, детские рюкзаки и все остальное. С одной стороны, смешно, но ведь это можно рассматривать и как определенную стратегию развития – через детей влиять на их родителей. В свое время в СССР приглашали детей из-за рубежа или дарили путевки в самый известный пионерский лагерь «Артек», которые считались престижной наградой не только для советских детей, но и для зарубежных.
– Программы обмена у нас есть и сейчас. Другое дело, наличествуют ли показатели? Процессы идут, но их недостаточно освещают, – считает Олег Сидоров. – А ведь их можно вынести на более качественный уровень, донести до населения. Сказать, что у нас, может быть, экономические взаимоотношения не очень хорошие, но мы пытаемся наладить мосты в других сферах, чтобы понять друг друга.
С тем, что нам нужно изучать механизм информационной работы, его эффективность, полностью согласен президент ОЮЛ «Интернет Ассоциация Казахстана» Шавкат Сабиров. При этом он задается вопросом:
– Если сравнить бюджеты наших и российских медиахолдингов, то получим не слишком большую разницу. Но результат почему-то совершенно разный. Может, мы принимаем на работу непрофессионалов вместо того, чтобы нанять нормальных людей, которые помогли бы формировать информационную политику самостоятельно?
Свое видение проблемы высказал и директор института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Булат Султанов.
– Даже в советское время в СМИ были фельетоны, какая-то сатира, карикатуры. Еще ранее, в царское время Николай Гоголь написал комедию «Ревизор» и его смогли поставить в театрах, – говорит он. – Сейчас попробуйте представить «Ревизора» в отечественном варианте – его отсекут на ближних подступах. Что нам предложить собственному гражданину? С чем мы пойдем на мировую арену? Разве с новыми «Мертвыми душами» или «Ревизором»? Когда мы говорим о конкуренции с мировой культурой, единственное, что есть, это «Маша и медведь»? Ну, давайте сделаем «Маша мен аю» в казахском варианте.
Хотя заключительная фраза была шуткой, но в ней есть доля правды. Как отметил Эдуард Полетаев, в диалоге с европейцами, действительно, надо разговаривать на их языке, использовать понятный культурный код. Достаточно вспомнить живучий детский миф об Африке, возникший у нас благодаря писателю Корнею Чуковскому: «Не ходите, дети, в Африку гулять». И по сей день, если кто-нибудь из наших сограждан окажется в Африке, то демонстрирует данный факт, словно подвиг, хотя некоторые африканские страны вполне безопасны, а некоторые по своему потенциалу и ВВП обогнали Казахстан. Мы мало что знаем об этом. Примерно также европейцы, приезжая в наш регион, находятся во власти стереотипов. Вот их и надо разрушать всеми доступными средствами.

Владимир ДЕМИДОВ

Источник: Nomad

«Торговля — это не только экономические связи, но и принципы, которые она преследует и устанавливает»

«Интуитивно мы понимаем, что общие угрозы, решение тех или иных проблем гораздо сильнее консолидируют людей, общества и страны», сказал политолог, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов, выступая на заседании экспертного клуба на тему: «Евразия и Европа: каково будущее?».
StanRadar.com приводит выдержку из выступления эксперта:
Казахстан всегда был сторонником расширения торговых связей. Например, недавно к нам приезжал министр иностранных дел КНР. На переговорах с ним поднимался вопрос наращивания товарооборота между нашими странами. Предложение в принципе верное. Но если взглянуть на статистику, видно, что Казахстан проигрывает в торговле со своими внешнеэкономическими партнерами. Если раньше у нас падали объемы экспорта, то теперь тенденция затронула даже импорт.
Поэтому, когда идут предложения об увеличении товарооборота или создании благоприятных условий для него, надо спросить: а зачем это нужно? Торговля ради торговли?
Мы не можем пока дать ответ. А в Европе более полувека назад знали, зачем им нужна торговля, общий рынок и Евросоюз. Укрепление торговых связей было необходимо для того, чтобы, во-первых, избежать новой большой войны на континенте. Разобщенная Европа была бы обречена на конфликт, дестабилизацию, хаос. Во-вторых, тесные экономические связи, объединение европейских стран позволяло им противостоять в условиях, сложившихся после Первой и Второй мировых войн, большевистской России, придержать распространение коммунистических идей.
Факт остается фактом. Не интеграция сама по себе выступала движущим фактором в Европе, а цели и принципы, которые устанавливала торговля.
Поэтому при создании ЕАЭС, при расширении партнерской сети союза также уместно спросить: а какие принципы преследуются в данном случае? Очевидно, что торговля, экономика должны способствовать улучшению качества жизни людей. Об этом Казахстан говорил в середине 1990-х годов, когда предлагал интеграционные проекты. Но этого недостаточно для ЕАЭС, для процесса расширения участников интеграции.
Умом мы все понимаем правильность подобных постулатов, но интуитивно – общие угрозы, решение тех или иных проблем гораздо сильнее консолидируют людей, общества, страны.
Мы рассуждаем о возможности создания партнерских отношений с Евросоюзом, но надо задаться вопросом: а что нам это может дать, и чего мы сможем избежать? Допустим, избежим напряженности между Россией и Европой, а Казахстан – косвенных убытков от санкций, которые сдерживают его рост экономики (вызвало снижение роста ВВП на 1-1,5%). На мой взгляд, такие моменты должны фигурировать в аргументации торговых моделей, которые мы строим.
Торговля — это не только экономические связи, но и принципы, которые она преследует и устанавливает. Когда Казахстан расширяет пул торговых друзей — это хорошо. Но торговля, это не только рост экономических связей, благосостояния населения, это еще и утверждение принципов. И хотя речь идет о прагматичных вещах, явлениях, тем не менее, культурная, идеологическая составляющая должна присутствовать, то есть следует, как европейцы более полувека назад, четко отвечать на вопрос: зачем нам это надо?

Заседание экспертного клуба на тему «История объединяет: фундамент единства прошлого и реализация возможностей будущего» было организовано ОФ «Мир Евразии». Материал предоставлен организаторами мероприятия.

Источник: StanRadar.com

В.Павленко: «ЭКСПО-2017» следует использовать для продвижения евразийских ценностей

О том, чем страны-участницы ЕАЭС могут быть интересны европейцам в свете потенциального сближения двух интеграционных объединений, рассуждали на днях члены экспертного клуба «Мир Евразии».

На фоне продолжающейся санкционной конфронтации России и Запада, Казахстан свое председательство в ЕАЭС в 2016 году предложил провести под эгидой «Года углубления экономических отношений союза с третьими странами и ключевыми интеграционными объединениями». Недавно же президент Нурсултан Назарбаев сообщил: по договоренности с председателем Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером осенью 2016 года может состояться совместный форум ЕАЭС – ЕС. Эти события стали поводом для дискуссии казахстанских экспертов относительно будущего Евразии и Европы.
— Есть санкции во взаимоотношениях между Россией и Европой, но нет санкций и сложностей во взаимоотношениях между Европейским и Евразийским экономическими союзами, – отметил политолог Эдуард Полетаев.
Однако пока, когда речь заходит о взаимоотношениях ЕС и ЕАЭС, эксперты добавляют слово «теоретические». Казахстанские политологи, экономисты и журналисты, участвовавшие в заседании, считают, что евразийская пятерка заинтересована в сотрудничестве с Европой в большей степени, чем европейцы во взаимодействии с ЕАЭС. Например, Евросоюз для Казахстана и России был и остается крупнейшим торговым партнером. При этом весь евразийский рынок, территориально огромный и растянутый на тысячи километров вдоль и поперек, значительно меньше европейского.
— Евразийский экономический союз – это 183 млн человек, Европейский союз – более 500 млн человек. Мы говорим о разных весовых категориях, о разном возрасте этих интеграционных проектов, уровне их развития, этапах функционирования. Естественно, это рождает много вопросов. Знать ответ про то, каково их будущее, достаточно сложно. Будут это форматы Е-партнерство, Е-сотрудничество, Е-соседство или Е-конкуренция – ответа прямого, мне кажется, нет, – полагает руководитель представительства Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК (КИСИ) в Алматы Мадина Нургалиева.
По ее мнению, декларируемый сейчас вектор на сближение с Евросоюзом –это один из моментов проявления многовекторной политики, в том числе и Казахстана. Впрочем, дело не столько в политике. Ссылаясь на Международный валютный фонд, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge, политолог Замир Каражанов сказал, что «из-за взаимных санкций России и ЕС страны Центральной Азии теряют 1-1,5% ВВП». Именно поэтому страны-участницы ЕАЭС возлагают большие надежды на то, что использование возможностей интеграционного объединения позволит обойти барьеры, выставленные политиками ряда государств.
— ЕС не торопится устанавливать отношения с ЕАЭС, – говорит политолог Антон Морозов. – При этом свое нежелание европейцы объясняют несколькими причинами. Это институциональная слабость ЕАЭС, низкие объемы взаимной торговли и ограниченные компетенции наднациональных органов. Следовательно, стоит ожидать, что какие-то подвижки в сотрудничестве возникнут тогда, когда все эти факторы будут преодолены.
В свою очередь, политический обозреватель республиканской общественно-политической газеты «Литер» Олег Сидоров напомнил, что ЕС ведет свою историю с 1957 года, когда шесть государств учредили Европейское экономическое сообщество, а ЕАЭС начал работать чуть больше года назад. Даже если приплюсовать время функционирования Таможенного союза, который стартовал в 2010 году, в любом случае возраст двух интеграционных проектов говорит сам за себя. «Поэтому требовать от ЕАЭС того, чтобы все работало эффективно, без проволочек, было бы слишком наивно», – заметил он.
Нельзя забывать также о том, говорили эксперты, что ЕАЭС, в отличие от ЕС, подразумевает только экономическую интеграцию. Тем менее, в ходе заседания неоднократно звучало, что евразийцам для углубления экономических отношений с Европой следует заинтересовать европейцев чем-то еще, помимо экономики.
— Уверен, что большую роль также сыграет культурно-гуманитарное сотрудничество по линии ЕАЭС-ЕС. На мой взгляд, оно сильно взаимодействует с экономикой. Если растет экономика, то и культурно-гуманитарное сотрудничество набирает новые обороты, потому что в него вкладываются деньги и многие проблемы отпадают. Скажу, что не случайно одним из приоритетов соглашения, подписанного в прошлом году Казахстаном с ЕС, является сфера образования и развития человеческого капитала, где будет усилено взаимодействие и появится много возможностей в рамках образовательных программ, научно-исследовательской деятельности, – высказал свое мнение Эдуард Полетаев. – На самом деле, страны ЕАЭС и ЕС уже давно имеют связи и сотрудничают в различных областях культурно-гуманитарной сферы. Они закономерны и исторически обусловлены. Вспомним хотя бы начало 1990-х, когда еще основные экономические контракты не были подписаны, именно культурно-гуманитарное сотрудничество играло серьезную роль. Появлялись какие-то фонды поддержки, наши граждане осуществляли первые поездки за рубеж, к нам приезжали европейские творческие коллективы, показывали зарубежные фильмы, налаживали партнерство в различных областях образования, научных исследований. На сегодня позиция мягкой силы недостаточно задействована, нужно в первую очередь на ней акцентировать внимание, а потом уже потихоньку переходить на экономику и политику.
Речь идет о том, что сегодня необходимо транслировать евразийские ценности на Запад для того, чтобы европейцы лучше нас понимали. Поскольку сегодня, по словам главного научного сотрудника КИСИ, доктора исторических наук Леси Каратаевой в странах Запада наблюдается «беспрецедентная мифологизация процессов, культуры и образа евразийского пространства».
— Спектр мифов потрясает своим разнообразием, от особенностей организации быта и национальной кухни, до восприятия ЕАЭС как реинкарнации СССР. Эти мифы являются серьезным препятствием для развития взаимовыгодного сотрудничества между ЕС и ЕАЭС. Причины такого неадекватного восприятия евразийского пространства вполне допустимо искать и в истории периода холодной войны, и в философии формирования европейской идентичности, – считает Каратаева.
По ее мнению, можно задействовать такой инструмент, как документальное кино. Ведь наряду с аудиовизуальным форматом, характерным для интернет-сетей, большим потенциалом обладает кинематографическая продукция. Что может сегодня предложить евразийский кинематограф Европе, чтобы заинтересовать, чтобы стать более привлекательными? Хороший выход был бы в развитии сектора документалистики.
А вот представитель Казахстанской коммуникативной ассоциации, PR-консультант Владимир Павленко считает, что для продвижения евразийских ценностей надо использовать возможности международной выставки «ЭКСПО-2017», которая пройдет в следующем году в Астане. Он напомнил, что посетив Всемирную выставку 1878 года в Париже, корреспонденты европейских СМИ восторженно отзывались об этом целебном напитке. По мнению PR-консультанта, есть что предложить европейцам и в достаточно узких, специфических направлениях совместной деятельности:
— Говоря о назревшей необходимости выйти из ловушки недопонимания и возможных новых формах и трендах сотрудничества, стоит отметить следующую информацию. Полиция ряда стран Европы озабочена проблемой, как распознать в потоке мигрантов скрытых террористов. Между тем, лет пять назад в Казахстане очень серьезно, на уровне заместителя министра внутренних дел, этот вопрос поднимался. Говорилось, что в Казахстане работают над методикой выявления радикалов. Здесь возможен обмен мнениями и наработанным опытом.
Возможности для углубления взаимоотношений есть, в свою очередь констатировал Эдуард Полетаев. Он уверен, что в диалоге с европейцами надо «говорить на одном языке», использовать понятный культурный код.
— Вспомните живучий детский миф об Африке, возникший в бывшем СССР благодаря писателю Корнею Чуковскому: «Не ходите, дети, в Африку гулять». И по сей день, если кто-нибудь из наших сограждан окажется в Африке, то демонстрирует данный факт, словно подвиг, хотя некоторые африканские страны вполне безопасны, а некоторые по своему потенциалу и ВВП обогнали Казахстан. Мы мало что знаем об этом. Примерно также европейцы, приезжая в наш регион, находятся во власти стереотипов. Вот их надо разрушать. Язык культуры – это в то же время мировой язык, опера и балет не нуждаются в переводе, как и спорт. О культурном аспекте забывать нельзя, его нужно всячески поддерживать, – резюмировал политолог.

Виктор Санькович

Источник: Информационно-аналитический центр

Эксперт: Молодежь Казахстана авансом поддерживает ЕАЭС

«Процесс интеграции идет тяжело. Сейчас его надо повернуть к простому человеку, чтобы он получил реальные дивиденды в свой собственный карман», — сказал д.и.н., директор института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Булат Султанов, выступая на заседании экспертного клуба на тему: «Евразия и Европа: каково будущее?»
StanRadar.com приводит выдержку из выступления эксперта:
К вопросу взаимосвязей ЕАЭС и ЕС надо относиться осторожно и деликатно. В мире идет массовый глубинный процесс. Это спорно, наверное, но, мне кажется, что происходит переход от однополярного мира к полицентричному.
Согласимся мы с этим или нет, но обратите внимание на синофобию, которая вдруг возникла. До 2015 года я был в Китае, выступал там по тематике Таможенного союза. На мой взгляд, соседи сначала насторожено относились к Таможенному, а потом и к Евразийскому союзу. Но 8 мая прошлого года произошел прорыв – было подписано соглашение о сопряжении ЕАЭС и китайской инициативы Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП).
Теперь насчет сближения с Евросоюзом. Для меня час истины пробил, когда стало понятно отношение ЕС к России. В одном из своих интервью общественный деятель Ирина Хакамада сказала, что она всей душой стремилась к Европе и ратовала, чтобы Россия стремилась на Запад, пока один из европейцев прямо не сказал, что они никогда Россию не примут в Европу. Правда, он облек это все в такие одежды, что, мол, Россия слишком большая, а Европа маленькая. Мне же кажется, что с тех времен, когда Петр I прорубил окно в Европу, и началось неприятие России. Поэтому надо исходить из того, что европейская элита пока не готова к сближению ни с Россией, ни с ЕАЭС.
При этом надо понимать, что Европейский союз – не единое целое. Если мы посмотрим на малые государства, то, например, Финляндия процветает тогда, когда процветает СССР или Россия. Как только в России наступают проблемы, у Финляндии экономика впадает в предкоматозное состояние.
Европа хотела бы видеть Россию слабой, стоящей на коленях, просящей гуманитарную помощь. Это реалии, и их нужно понимать.
Я в 1995 году работал посольстве Казахстана в Германии. Когда встречался с немецкими политологами, они говорили: «Вот Россия до какой жизни докатилась – военный бюджет ФРГ больше, чем военный бюджет России». Германия, Европейский союз готовы были с Россией разговаривать, правда, свысока…
Вот другой диалог. Разговаривал с экспертами, которые сказали: «Между нами, если бы Германия была на месте России, мы бы вели себя точно также. Мы продаем нефть и газ, не хотите – не покупайте». Когда я завел речь о странах Балтии, немец мне сказал, что у них число безработных больше, чем все население трех балтийских государств, так что с ними особо никто не считается. Поэтому когда мы говорим о «Северном потоке», о нереализованном «Южном потоке», понятно, что это попытка выключить проблемные страны из цепи поставок энергоресурсов.
Что касается взаимоотношений с Евросоюзом, то надо четко знать, с кем там нужно работать. Я думаю, что надо с Германией, одним из локомотивов ЕС, тем более, что он раздираем противоречиями. Германия всегда была «заточена» на Восток, она заинтересована в получении сырья, а мы — в новых технологиях.
По поводу сопряжения ЕАЭС с ЭПШП. Мы вступили в этот процесс, и Казахстан продвигает свою новую экономическую политику «Нұрлы Жол» в том числе для того, чтобы снизить накал критики от тех представителей творческой интеллигенции, которые много шумят о колониализме и неоколониализме.
Недавно Я прочитал материал, посвященный результатам социологического опроса среди молодежи. Ее большинство поддерживает евразийский экономический процесс. Правда, автор нас предупреждает, что эта поддержка – большой аванс, и если что-то не получится, то цифры пойдут в обратную сторону. И в этом он прав. Процесс идет тяжело, сейчас его надо повернуть к простому человеку, чтобы он получил реальные дивиденды в свой собственный карман от евразийской экономической интеграции.
Также не стоит стремиться расширить ЕАЭС, лишь бы объединиться. В этом опасность, которую уже допустил Европейский союз: в погоне за политическими дивидендами, за расширением, не была учтена экономическая составляющая. Поэтому если мы союз называем экономическим, то нужно ставить соответствующие вопросы на первый план. Если же нужны политические дивиденды, то не надо торопиться, потому что «не зная броду, не суйся в воду».

Заседание экспертного клуба на тему «История объединяет: фундамент единства прошлого и реализация возможностей будущего» было организовано ОФ «Мир Евразии». Материал предоставлен организаторами мероприятия.

Источник: StanRadar.com

Евразии надо говорить с Европой на одном языке

О том, чем страны-участницы ЕАЭС могут быть интересны европейцам в свете потенциального сближения двух интеграционных объединений, рассуждали на днях члены экспертного клуба «Мир Евразии».

На фоне продолжающейся санкционной конфронтации России и Запада, Казахстан свое председательство в ЕАЭС в 2016 году предложил провести под эгидой «Года углубления экономических отношений союза с третьими странами и ключевыми интеграционными объединениями». Недавно же президент Нурсултан Назарбаев сообщил: по договоренности с председателем Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером осенью 2016 года может состояться совместный форум ЕАЭС – ЕС. Эти события стали поводом для дискуссии казахстанских экспертов относительно будущего Евразии и Европы.

Есть санкции во взаимоотношениях между Россией и Европой, но нет санкций и сложностей во взаимоотношениях между Европейским и Евразийским экономическими союзами, – отметил политолог Эдуард Полетаев.

Однако пока, когда речь заходит о взаимоотношениях ЕС и ЕАЭС, эксперты добавляют слово «теоретические». Казахстанские политологи, экономисты и журналисты, участвовавшие в заседании, считают, что евразийская пятерка заинтересована в сотрудничестве с Европой в большей степени, чем европейцы во взаимодействии с ЕАЭС. Например, Евросоюз для Казахстана и России был и остается крупнейшим торговым партнером. При этом весь евразийский рынок, территориально огромный и растянутый на тысячи километров вдоль и поперек, значительно меньше европейского.

Евразийский экономический союз – это 183 млн человек, Европейский союз – более 500 млн человек. Мы говорим о разных весовых категориях, о разном возрасте этих интеграционных проектов, уровне их развития, этапах функционирования. Естественно, это рождает много вопросов. Знать ответ про то, каково их будущее, достаточно сложно. Будут это форматы Е-партнерство, Е-сотрудничество, Е-соседство или Е-конкуренция – ответа прямого, мне кажется, нет, – полагает руководитель представительства Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК (КИСИ) в АлматыМадина Нургалиева.

По ее мнению, декларируемый сейчас вектор на сближение с Евросоюзом –это один из моментов проявления многовекторной политики, в том числе и Казахстана. Впрочем, дело не столько в политике. Ссылаясь на Международный валютный фонд, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge, политолог Замир Каражанов сказал, что «из-за взаимных санкций России и ЕС страны Центральной Азии теряют 1-1,5% ВВП». Именно поэтому страны-участницы ЕАЭС возлагают большие надежды на то, что использование возможностей интеграционного объединения позволит обойти барьеры, выставленные политиками ряда государств.

ЕС не торопится устанавливать отношения с ЕАЭС, – говорит политолог Антон Морозов. – При этом свое нежелание европейцы объясняют несколькими причинами. Это институциональная слабость ЕАЭС, низкие объемы взаимной торговли и ограниченные компетенции наднациональных органов. Следовательно, стоит ожидать, что какие-то подвижки в сотрудничестве возникнут тогда, когда все эти факторы будут преодолены.

В свою очередь, политический обозреватель республиканской общественно-политической газеты «Литер» Олег Сидоровнапомнил, что ЕС ведет свою историю с 1957 года, когда шесть государств учредили Европейское экономическое сообщество, а ЕАЭС начал работать чуть больше года назад. Даже если приплюсовать время функционирования Таможенного союза, который стартовал в 2010 году, в любом случае возраст двух интеграционных проектов говорит сам за себя. «Поэтому требовать от ЕАЭС того, чтобы все работало эффективно, без проволочек, было бы слишком наивно», – заметил он.

Нельзя забывать также о том, говорили эксперты, что ЕАЭС, в отличие от ЕС, подразумевает только экономическую интеграцию. Тем менее, в ходе заседания неоднократно звучало, что евразийцам для углубления экономических отношений с Европой следует заинтересовать европейцев чем-то еще, помимо экономики.

Уверен, что большую роль также сыграет культурно-гуманитарное сотрудничество по линии ЕАЭС-ЕС. На мой взгляд, оно сильно взаимодействует с экономикой. Если растет экономика, то и культурно-гуманитарное сотрудничество набирает новые обороты, потому что в него вкладываются деньги и многие проблемы отпадают. Скажу, что не случайно одним из приоритетов соглашения, подписанного в прошлом году Казахстаном с ЕС, является сфера образования и развития человеческого капитала, где будет усилено взаимодействие и появится много возможностей в рамках образовательных программ, научно-исследовательской деятельности, – высказал свое мнение Эдуард Полетаев. – На самом деле, страны ЕАЭС и ЕС уже давно имеют связи и сотрудничают в различных областях культурно-гуманитарной сферы. Они закономерны и исторически обусловлены. Вспомним хотя бы начало 1990-х, когда еще основные экономические контракты не были подписаны, именно культурно-гуманитарное сотрудничество играло серьезную роль. Появлялись какие-то фонды поддержки, наши граждане осуществляли первые поездки за рубеж, к нам приезжали европейские творческие коллективы, показывали зарубежные фильмы, налаживали партнерство в различных областях образования, научных исследований. На сегодня позиция мягкой силы недостаточно задействована, нужно в первую очередь на ней акцентировать внимание, а потом уже потихоньку переходить на экономику и политику.

Речь идет о том, что сегодня необходимо транслировать евразийские ценности на Запад для того, чтобы европейцы лучше нас понимали. Поскольку сегодня, по словам главного научного сотрудника КИСИ, доктора исторических наук Леси Каратаевой в странах Запада наблюдается «беспрецедентная мифологизация процессов, культуры и образа евразийского пространства».

— Спектр мифов потрясает своим разнообразием, от особенностей организации быта и национальной кухни, до восприятия ЕАЭС как реинкарнации СССР. Эти мифы являются серьезным препятствием для развития взаимовыгодного сотрудничества между ЕС и ЕАЭС. Причины такого неадекватного восприятия  евразийского пространства вполне допустимо искать и в истории периода холодной войны, и в философии формирования европейской идентичности, – считает Каратаева.

По ее мнению, можно задействовать такой инструмент, как документальное кино. Ведь наряду с аудиовизуальным форматом, характерным для интернет-сетей, большим потенциалом обладает кинематографическая продукция. Что может сегодня предложить евразийский кинематограф Европе, чтобы заинтересовать, чтобы стать более привлекательными? Хороший выход был бы в развитии сектора документалистики.

А вот представитель Казахстанской коммуникативной ассоциации, PR-консультант Владимир Павленко считает, что для продвижения евразийских ценностей надо использовать возможности международной выставки «ЭКСПО-2017», которая пройдет в следующем году в Астане. Он напомнил, что посетив Всемирную выставку 1878 года в Париже, корреспонденты европейских СМИ восторженно отзывались об этом целебном напитке. По мнению PR-консультанта, есть что предложить европейцам и в достаточно узких, специфических направлениях совместной деятельности:

— Говоря о назревшей необходимости выйти из ловушки недопонимания и возможных  новых формах  и трендах  сотрудничества, стоит отметить следующую информацию. Полиция ряда стран Европы озабочена проблемой, как распознать в потоке мигрантов скрытых террористов. Между тем, лет пять назад в Казахстане очень серьезно, на уровне заместителя министра внутренних дел, этот вопрос поднимался. Говорилось, что в Казахстане работают над методикой выявления радикалов. Здесь возможен обмен мнениями и наработанным опытом.

Возможности для углубления взаимоотношений есть, в свою очередь констатировал Эдуард Полетаев. Он уверен, что в диалоге с европейцами надо «говорить на одном языке», использовать понятный культурный код.

Вспомните живучий детский миф об Африке, возникший в бывшем СССР благодаря писателю Корнею Чуковскому: «Не ходите, дети, в Африку гулять». И по сей день, если кто-нибудь из наших сограждан окажется в Африке, то демонстрирует данный факт, словно подвиг, хотя некоторые африканские страны вполне безопасны, а некоторые по своему потенциалу и ВВП обогнали Казахстан. Мы мало что знаем об этом. Примерно также европейцы, приезжая в наш регион, находятся во власти стереотипов. Вот их надо разрушать. Язык культуры – это в то же время мировой язык, опера и балет не нуждаются в переводе, как и спорт. О культурном аспекте забывать нельзя, его нужно всячески поддерживать, – резюмировал политолог.

Виктор САНЬКОВИЧ

Источник: «Контур» информационно-аналитическое издание

Астана взяла курс на Брюссель

Евразийский экономический союз под председательством Казахстана в 2016 году пытается наладить отношения с Европейским союзом. Однако имеет место мифологизация процессов, культуры и образа евразийского пространства в странах Запада. О перспективах и сложностях взаимодействия двух интеграционных объединений говорили участники экспертного клуба «Мир Евразии», прошедшего в Алматы.

«Евразия и Европа: каково будущее?» – таким вопросом задались казахстанские политологи, историки, журналисты и экономисты. Сближение ЕАЭС и ЕС вынесено на повестку на самом высоком уровне. Объявлено, что председательство Казахстана в ЕАЭС будет посвящено углублению экономических отношений с ключевыми интеграционными объединениями.
«Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сообщил о достигнутой с председателем Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером договоренности о проведении осенью 2016 года совместного форума ЕАЭС — ЕС. Курс ЕАЭС на расширение внешних контактов виден отчетливо», – сказал политолог Эдуард Полетаев.
Однако, по мнению многих участников дискуссии, представители Евразийского экономического союза заинтересованы в сотрудничестве с ЕС больше, чем европейцы в углублении связей со странами ЕАЭС.
«Взаимоотношения ЕС и ЕАЭС сегодня рассматриваются редко. Исходя даже из моего опыта по торговым делам, рассматриваются в основном отношения Казахстана и ЕС, – рассказал президент ОЮЛ «Интернет-ассоциация Казахстана» Шавкат Сабиров. – Даже последние мои переговоры в марте в Марокко с представителями европейских стран в части того же виртуального бизнеса: они попросили сразу убрать пока в сторону все, что связано с ЕАЭС, и говорить только про Казахстан. В то же время с точки зрения взаимоотношений ЕАЭС и Шанхайской организации сотрудничества все вопросы рассматриваются более чем адекватно. Что касается экономики и бизнеса, даже вижу по Национальной палате предпринимателей РК, где я тоже имею честь работать и представлять интересы, из ЕАЭС порой «выдергивается» Казахстан и ставится на «отдельную полку» для обсуждения. ЕАЭС пока не воспринимается как сторона переговоров».
Директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев заметил, что позиция Евросоюза пока не совсем ясна:
«Сейчас, как видим, идет новый виток дипломатии не по линии Москва — Брюссель, а по линии Астана — Брюссель. Понятно, что, председательствуя в этом году в высших органах ЕАЭС, Казахстан заинтересован извлечь максимум выгод для себя. Вместе с тем возникает ряд вопросов. Главный из них: насколько Евросоюз заинтересован в установлении и развитии отношений с ЕАЭС? Понятно, что в условиях «войны санкций» он заметно ограничен в возможностях торговать с Казахстаном и другими странами Центральной Азии и использовать для транзита своих товаров российскую территорию. Но насколько это сейчас для ЕС принципиально, тоже неизвестно. К тому же есть определенные маршруты обхода России. В частности, речь идет о Транскаспийском международном транспортном маршруте, призванном обеспечить контейнерные грузоперевозки из Китая в Европу через Казахстан, страны Южного Кавказа и Турцию».
Меньшую заинтересованность Европы в сотрудничестве с государствами ЕАЭС на языке экономики объяснил главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин: «Европа была, есть и останется нашим ключевым торговым партнером. Если брать Россию и Казахстан, то это самый крупный торговый партнер двух стран. На самом деле есть большой потенциал для сотрудничества. Конечно, с точки зрения европейцев, ЕАЭС – небольшой рынок весом менее 2% мирового ВВП. Но маленькой гирькой на весах в условиях, когда Европа вступает в активное взаимодействие с США (ЕС и США создают Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство, которое, по предварительным расчетам, будет контролировать 50% мирового ВВП – прим. ИА Total.kz) по торговым делам, мы можем стать. В какой-то перспективе мы сможем выйти на создание зоны свободной торговли с ЕС. Но это, на мой взгляд, пока далекая перспектива – не раньше, чем через 10 лет».
Между тем представители бизнеса в Европе видят большие возможности на рынке ЕАЭС, который составляет 183 млн потребителей. Необходимо признать, что сегодня интересы предпринимателей отошли на задний план из-за политического противостояния России и Запада. Но Эдуард Полетаев уверен, что трудные времена пройдут:
«Улучшение взаимоотношений ЕАЭС и ЕС неизбежно произойдет как в силу временных факторов – новейшая история показывает, что санкции, даже продолжающиеся десятилетиями, все равно снимаются, так и политических – эмоциональные европейские политики, настроенные на противостояние, часто проигрывают на выборах своим конкурентам, предпочитающим здоровый прагматизм».
Есть надежда, что партнерские контакты двух крупных объединений помогут улучшить экономические отношения Москвы и Брюсселя, отметил политолог, говоря о намеченном на осень нынешнего года форуме ЕАЭС и ЕС.
«В этом году уже состоялось несколько мероприятий с участием отдельных лиц, которые так или иначе связаны с ЕС. Они заявляли о том, что конфронтация, санкции – это непродуктивно, необходимо эти вопросы решать. К примеру, когда экс-председатель Европейской комиссии и бывший премьер-министр Италии Романо Проди приезжал на Астанинский экономический форум, во время встречи с президентом Казахстана он обратил внимание на то, что между ЕАЭС и ЕС существует большой потенциал развития отношений, и они могут принести пользу всем сторонам, в том числе Казахстану», – сказал Эдуард Полетаев.
Также в ходе заседания было отмечено, что параллельно с налаживанием взаимоотношений с другими интеграционными объединениями необходимо решать внутренние проблемы ЕАЭС. В союзе, как считает Андрей Чеботарев, «достаточно разногласий, не позволяющих полноценно определять и проводить единую линию на международном уровне». Сергей Домнин тоже ратует за единообразие, хотя бы в части стандартов: «В ЕАЭС идет большая работа по принятию, потом изменению, потом еще раз принятию и еще раз изменению разных техрегламентов. Поскольку мы в среднесрочной перспективе хотим выйти на европейский рынок, нужно серьезно работать именно над унификацией регламентов».
Кроме того, эксперт считает необходимым проводить разъяснительную работу среди представителей бизнеса других государств. По его словам, зарубежные чиновники уже понимают, что подразумевается под аббревиатурой ЕАЭС, а вот на корпоративном уровне интеграционное объединение евразийской пятерки, похоже, еще не признали.
«Мне рассказали несколько историй от бизнесменов, которые являются дилерами продукции иностранных производителей. Главная проблема в том, что, когда они объясняют условия взаимодействия на рынке ЕАЭС, дистрибьюторы им выставляют разные цены: для России – одни, для Казахстана – другие, чаще всего дороже. В результате бизнес теряет доходы из-за перетока части спроса на соседний рынок, – поведал Сергей Домнин. – Может быть, действительно нужно активнее работать евразийской бюрократии с тем, чтобы это признание, наконец, состоялось и на корпоративном уровне. Нужно проводить не только форумы, где еврочиновник встречается с евразийским чиновником, но и организовывать площадки, на которых есть возможность для контакта бизнеса с чиновниками и бизнеса с бизнесом».
О необходимости создания различных диалоговых площадок говорили и другие участники заседания. При этом большую роль в углублении сотрудничества, считают казахстанские эксперты, может сыграть так называемая мягкая сила. Причем в этом отношении стоит брать пример с самих европейцев и представителей США, которые в 90-е годы, когда экономические отношения с бывшими советскими республиками еще не были налажены, использовали все возможные инструменты культурно-гуманитарного сотрудничества – начиная с кинофильмов и заканчивая различными выставками. Таким же образом и евразийцы могли бы дать понять Европе, что с ними можно и стоит иметь дело. Сегодня, как отметила главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК, доктор исторических наук Леся Каратаева, мы сталкиваемся с «беспрецедентной мифологизацией процессов, культуры и образа евразийского пространства в странах Запада»: «Спектр мифов потрясает своим разнообразием – от особенностей организации быта и национальной кухни до восприятия ЕАЭС как реинкарнации СССР. Эти мифы являются серьезным препятствием для развития взаимовыгодного сотрудничества между ЕС и ЕАЭС. Причины такого неадекватного восприятия евразийского пространства вполне допустимо искать и в истории периода холодной войны, и в философии формирования европейской идентичности. В частности, европейские эксперты отмечают, что Европа остро нуждается в Евразии как средоточии «иных». То есть наличие евразийского пространства, населенного «иными», способствует идентификационной сплоченности Европы. Однако немаловажной причиной являются и недостатки евразийской информационной политики».
И эту политику, убеждены казахстанские эксперты, необходимо вырабатывать. Нужно учиться представлять себя в выгодном свете за рубежом, говоря при этом на понятном для иностранцев «языке». В том числе на языке искусства.

ИА Total.kz

Источник: ИА Total.kz