Monthly Archives: Октябрь 2014

Развитие евразийского транзитного потенциала Казахстана связано с альтернативными маршрутами

АСТАНА /Trend/ — Евразийский транзитный потенциал Казахстана может развиваться в тандеме с альтернативными маршрутами, в частности проходящими через Азербайджан. Об этом сказал генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» в Алматы на тему «Расширяя единый рынок: транзитный потенциал ЕАЭС».

«Мы [Казахстан] можем развивать евразийский транзитный потенциал своей активностью в альтернативном направлении. Речь идет о развитии транзита в своем коридоре, а также альтернативных путей за пределами ЕАЭС», — сказал он.

Гендиректор отметил, что транспортный потенциал ЕАЭС в значительной степени зависит от России, так как коридор «Азия-Европа» проходит в основном по ее территории.

«Поэтому у российских монополистов-транспортников появляется соблазн занять соответствующую нишу. В этой связи необходимо создавать альтернативные коридоры через Казахстан, в частности через Каспий, Азербайджан», — сказал эксперт.

По его словам, именно такая активность по отношению к альтернативным маршрутам, как ни парадоксально, может стимулировать развитие транзитного потенциала самого Евразийского экономического союза.

Автор: Данияр Мухтаров. Редактор: Константин Шапиро

Источник: Trend News Agency

Названы направления, по которым Казахстану выгоднее развивать транзитные коридоры

АСТАНА /Trend/ — Казахстану выгоднее развивать транзитные коридоры в направлениях «Китай-Иран» и «Китай-Средняя Азия». Об этом сказал представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему: «Расширяя единый рынок: транзитный потенциал ЕАЭС» в Астане.

По его словам, чем больше ужесточится позиция Запада по отношению к России, тем больше ей придется делать уступок Китаю.

«Тем самым Россия все равно придет к транзиту через Казахстан. Поэтому, чем жестче будут санкции в отношении России, тем лучше станет развиваться транзитный потенциал Казахстана. У России просто не окажется другого выхода», — сказал он.

По словам Шибутова, позиция монополиста ничего не значит, когда нет денег.

«Китайцы дают минимальную кредитную линию в 500 миллионов долларов, то есть речь пойдет о десятках миллиардов долларов», — сказал он.

Как сказал на заседании политический обозреватель Олег Сидоров, сегодняшняя мировая политика в области транзита нефти и газа такова, что становится выгоднее иметь несколько маршрутов поставок, чтобы не зависеть от политики другого государства.

Он отметил, что связка «Россия-газ-Европа» актуализируется в этом смысле едва ли не каждый год.

«Но с учетом того, что Россия получила самый масштабный контракт в своей истории [«Газпром» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация заключили сделку на 400 миллиардов долларов], европейское направление экспорта газа может стать менее конфликтным»,- сказал Сидоров.

Автор: Данияр Мухтаров. Редактор: Константин Шапиро

Источник: Trend News Agency

ЕАЭС поможет Казахстану использовать транзитный потенциал

АСТАНА /Trend/ — Евразийский экономический союз (ЕАЭС) может обеспечить Казахстану лидирующие позиции за счет использования территории и беспрепятственного транзита, считает казахстанский политолог Эдуард Полетаев.

«Транзитный потенциал – это один из мощнейших потенциалов, его часто называют главным стратегическим вопросом, который наши страны могут решить в рамках ЕАЭС благодаря возможности выхода на глобальные рынки. Считается, что расположение между зоной Юго-Восточной Азии, или Азиатско-Тихоокеанского региона, и Европейским союзом позволит заработать гораздо больше денег, чем это имеет место сейчас. Это путь преодоления замкнутости нашего региона», — сказал Эдуард Полетаев, выступая в четверг на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» в Алматы на тему «Расширяя единый рынок: транзитный потенциал ЕАЭС».

По его словам, прогнозируется, что в рамках ЕАЭС импульс получит инвестиционная привлекательность Казахстана, России и Беларуси.

Эксперт напомнил, что существующие транзитные маршруты и новые дороги, которые строятся или уже построены, и даже железнодорожные пути не полностью загружены.

«Но чтобы их вывести на уровень окупаемости и чтобы они составили реальную конкуренцию морским перевозкам, конечно, еще многое предстоит сделать. Если мы ведем речь, например, о поставках из Китая на рынок Европы, то, как известно, есть проблема разной колеи: приходится заменять подвижной состав»,- сказал Полетаев.

Но, тем не менее, по его мнению, есть положительные предпосылки: Китай все дальше продолжает открываться для иностранных партнеров, а китайские производители из-за перегруженности прибрежных районов все дальше сдвигают свое производство ближе к Казахстану – в Синьцзян-Уйгурский автономный район и т.д.

«И вообще политика развития города Урумчи и Синьцзяна в целом предусматривает очень серьезные вложения, которые должны сделать город главным торговым центром региона, что в какой-то степени осуществляется уже сейчас. И, конечно, здесь транзитный потенциал Казахстана будет востребован», – сказал Полетаев.

Он напомнил, что есть еще и Кыргызстан, через который идет определенный поток товаров, например на рынок Дордой, и оттуда уже распределяется по разным направлениям.

«В связи с вступлением в ЕАЭС (а когда Кыргызстан вступит пока неизвестно – сроки еще не обозначены) у Кыргызстана есть шанс помочь экспорту своих производителей сельхозпродукции и легкой промышленности, потому что единые тарифы, которые предлагают Казахстан, Россия, Беларусь, упрощают логистические проблемы», – считает политолог.

Он напомнил, что в рамках ЕАЭС видится возможной дальнейшая реализация проекта «Шелковый путь», который Китай поддержал.

«В связи с этим Казахстану открывается доступ к морю, а это пока еще дешевый вид перевозок, это тот же хаб, который может предложить, например, Санкт-Петербург, то есть выход на Балтийское море. В этом смысле ЕАЭС может обеспечить Казахстану лидирующие позиции за счет использования территории, беспрепятственного транзита», — считает политолог.

Кроме того, сказал он, ЕАЭС дает гарантированный доступ к российским трубопроводам. Он напомнил, что нынешние квоты на транзит казахстанской нефти значительно увеличились по сравнению с теми квотами, которые существовали в начале 2000-х, хотя ЕАЭС еще не работает.

В то же время, по словам эксперта, есть проблемы с использованием транзитного потенциала. Например, это проблема автомобильного транспорта в существующей инфраструктуре.

«Дело в том, что перевозчики используют устаревшую технику, а требования по транзиту и качеству подвижного состава с каждым годом увеличиваются. Тем более что на территории ЕАЭС только налаживается качественный и эффективный контроль за транспортными средствами», — сказал Полетаев.

Он напомнил, что есть такой фактор, как конкурентоспособность отечественных автоперевозчиков.

«Скажем, на рынке центральноазиатских государств турецкие или иранские перевозчики занимают весомое положение, они конкурентоспособны. Еще одна проблема – дефицит подвижного состава. Как мы знаем, в Казахстане эта проблема решается. В частности, начали производить вагоны для перевозки зерна, которых не хватало. Есть проблемы неточности методики расчета стоимости, состава услуг. Сроки работ по перегрузу не всегда выполняются, не всегда можно обеспечить сохранность перевозимых грузов. Задержки бывают при подаче вагонов, при погрузке. То есть на практике, конечно, не все гладко», — резюмировал Эдуард Полетаев.

Как сообщалось ранее, для развития транзитного потенциала Казахстана к 2020 году государство планирует вложить в транспортную инфраструктуру в рамках разных проектов до 28 миллиардов долларов. В Казахстане сразу несколько инфраструктурных проектов, которые призваны реализовать транзитный потенциал.

В ноябре будет открыта железная дорога Туркменистан – Иран. В следующем году планируется завершить проект Западная Европа – Западный Китай.

У Казахстана в китайском порту Ляньюньган уже есть собственная терминальная инфраструктура для консолидации грузопотоков в районе Юго-Восточной Азии.

Развиваются автодороги: Темиртау – Астана строится, Астана – Павлодар – Усть-Каменогорск будут строить. Также строится железная дорога Жезказган – Шалкар – Бейнеу, то есть связываются восток и запад страны.

Также существуют инфраструктурные проекты по расширению Актауского порта, Хоргоса.

Автор: Данияр Мухтаров. Редактор: Ирина Парфёнова

Источник: Trend News Agency

Марат Шибутов: «Караванная экономика всегда была основой нашего региона»

Представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов уверен, что чем больше через территорию Казахстана пройдет газопроводов и нефтепроводов, тем лучше. Об этом он заявил в ходе своего выступления на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Расширяя единый рынок: транзитный потенциал Евразийского экономического союза», который состоялся в Алматы.

В реальности у Казахстана нет такого количества грузов, которое бы позволило окупить наши дороги без транзита. Ту же железную дорогу «Казахстан – Иран» или автодорогу «Западная Европа – Западный Китай», значительная часть которой идет по нашей территории, без китайских, российских, европейских грузов мы не сделаем прибыльными. В стране плотность населения и грузоперевозки не настолько большие. Почему Казахстану нужен газопровод, допустим, через Астану в Китай? Потому что параллельно мы газифицируем несколько северных областей. Например, газопровод «Казахстан – Китай» позволил полностью газифицировать Алматинскую, Жамбылскую области и город Алматы. С нашей плотностью населения ряд проблем без транзита не решить.

Как известно, в августе Казахстан предложил россиянам строить газопровод в Китай через свою территорию. Российско-китайский газопровод планировалось провести через Алтайские горы напрямую в Китай, но Казахстан выступил с предложением построить газопровод через Астану и вывести его в районе пограничного пункта Хоргос — Алашанькоу. У нас тут леса нет, есть инфраструктура, и через Казахстан строительство обойдется гораздо дешевле – максимум 5 млрд долларов. И мы будем получать дополнительно за транзит как минимум 300-400 млн долларов, не считая того, что газопровод поможет обеспечить голубым топливом пять областей Казахстана.

Хотел бы привести цифры, сколько Казахстан получает и сколько тратит на транзит. Если взять период с 2002 по 2013 годы, то за это время у нас 5 лет сальдо было положительным, 8 лет – отрицательным, то есть мы платили больше. В прошлом году 2 млрд 286 млн долларов Казахстан получил за транзит через свою территорию, а 2 млрд 268 млн заплатил за транзит по чужой территории. То есть практически «копейка в копейку». В основном мы получаем деньги от транзита российского и китайского газа через нашу территорию – это около 1 млрд 96 млн долларов. Далее идут железнодорожные перевозки – это порядка 850 млн, и 250 млн – это автомобильный транспорт. Меньше всего поступлений от транзита приносит воздушный транспорт – 86 млн долларов.

По импорту немного другая ситуация. Мы платим около 895 млн долларов за автомобильный транспорт, 420 млн – за воздушный, 859 млн – за железнодорожный, 91 млн – за морской. А вот за трубопроводный почти не платим, потому что доводим углеводороды до Самары, а дальше там вступают в дело посредники.

Что касается железнодорожного транзита. У китайцев есть 5 железнодорожных маршрутов, через которые они направляют товар в Европу. Самый большой из них – «Чуньцин – Синьцзян – Казахстан – Россия – Германия». Доставка по нему на 16 суток быстрее, чем отправление из Чунцина через море в Гамбург, но за счет того, что россияне установили высокие тарифы, он не очень выгоден. Поэтому поезд редко пускают – раз или два раза в неделю. Этого мало. То есть препятствие — не столько разница размеров ширины колеи, а высокие железнодорожные тарифы.

В середине октября, когда по приглашению председателя правительства России Дмитрия Медведева в Москву приехал премьер Государственного Совета Китая Ли Кэцян, был подписан меморандум о разработке проекта Евразийского высокоскоростного транспортного коридора Москва-Пекин, включающего приоритетный проект высокоскоростной магистрали Москва-Казань. Возможно, в рамках этого проекта после его реализации будут понижать транзитные тарифы, что будет выгодно и Казахстану. У России просто не окажется другого выхода. Какая монополистическая позиция, когда денег нет? У китайцев, вы же сами понимаете, минимальная кредитная линия – 500 млн долларов, то есть речь пойдет о десятках миллиардов.

Я бы также предположил, что если санкционная политика Запада в отношении России усилится, то она будет расширять сотрудничество с Китаем. Соответственно, транспортный коридор заработает, а идет он через Казахстан, который будет получать от транзита более-менее нормальные деньги.

Следующее, что важно – это торговля с Ираном. Причем, Казахстану придется посредничать, чтобы торговля этой страны шла не только с европейской частью России, но и с Сибирью. Допустим, Омск и Новосибирск через Казахстан отправляли бы и получали грузы по новой железной дороге «Жезказган – Бейнеу». Таким образом, транзитный потенциал будет расти за счет улучшения сотрудничества между РФ и КНР, а также Россией и Ираном.

Вспоминаю также проект АО «Казпочта» по организации сухого порта. Есть намерение сделать свое отделение на погранпункте Хоргос и оттуда возить посылки не только по Казахстану, но и в Россию. То есть не как обычно – морем, потом через Европу в Москву, а через Казахстан. Почтовые отправления – это ведь большие деньги. Тем более, в организацию пришел новый руководитель Багдат Мусин, который сказал, что в рамках трансформации АО «Казпочта» сконцентрируется на электронной коммерции. Я думаю, ему вполне по плечу логистику организовать через Казахстан.

Караванная экономика всегда была основой нашего региона. То есть казахстанский народ, да и все население Центральной Азии, генетически настроены на использование транзитного потенциала, развитие экономики сервисного обслуживания.

Цифры, которые я привел выше, это просто плата за транзит. На самом деле тратят больше. За счет нескольких трасс можно добиться роста ВВП на 1-2%. Допустим, как только газопровод «Казахстан – Китай» начал работать и сразу пошла от него польза. Поэтому, чем больше через нас пройдет газопроводов и нефтепроводов, тем лучше. Я уж не говорю про то, когда железнодорожное сообщение станет лучше.

В любом случае Казахстан намерен строить мультимодальные станции. В стране на каждую область приходится всего 3-4 станции, которые могут принимать контейнеры. Этого очень мало. И перед нами не стоит вопрос: развивать или не развивать разные виды транспортного сообщения. Пока идет транзитная струя Россия – Китай и Россия – Иран, надо в нее вписываться. Если у зарубежных партнеров вдруг потом сотрудничество на нет сойдет, у нас хотя бы дорога останется. Хорошая бетонная дорога, по которой можно хотя бы на охоту ездить.

Источник: Caspian bridge — информационно-аналитический центр

Эдуард Полетаев: «Любая дорога вовлекает в товарооборот»

Состоялось заседание экспертного клуба на тему «Расширяя единый рынок: транзитный потенциал ЕАЭС» (организован ОФ «Мир Евразии»)

«Если в пунктах А и Б есть экономическая активность, то создание дороги между ними активность повышает», – сослался на пример из учебника Сергей Домнин, заместитель главного редактора журнала «Эксперт-Казахстан». «Нет такого вопроса: развивать или не развивать? Надо развивать транзитный потенциал!» – подчеркнул Марат Шибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане. В ходе экспертного обсуждения «Расширяя единый рынок: транзитный потенциал ЕАЭС» участники пытались ответить на вопрос «как?»

транзитный потенциал ЕАЭС

По состоянию общей транспортной среды Казахстан занимает 88-ое место в мировой табели о рангах (между Шри-Ланкой и Коста-Рикой). По качеству инфраструктуры у страны уже 106-ое место, а по качеству дорог – 117-ое. Цифры привел Сергей Домнин. Попутно он заметил, что планы увеличить через ЕАЭС долю китайского товарооборота с Евросоюзом с 1% до 8% теоретически осуществимы, но для этого нужно хорошо поработать (в частности, заменить 1/3 железнодорожной сети). Г-н Домнин отметил, что сама философия входящих в Евразийский экономический союз транспортных структур порой сильно отличается. Так, РЖД по своим повадкам сильно напоминает советское МПС (Министерство путей сообщения), а КТЖ движется по пути превращения в транснациональную компанию.

Эдуард Полетаев, модератор заседания, заметил, что мировой транспортный рынок оценивается в $3 трлн (около 7% мирового ВВП). Но чтобы откусить пропорциональный кусок от данного пирога тому же Казахстану требуются вагоны-зерновозы, просто новые вагоны, да и автомобильный парк в стране устаревший.

«Транспортная отрасль требует очень четких цифр», – акцентировал г-н Полетаев. В развитие темы Марат Шибутов привел совокупные данные по экспорту и импорту автомобильного, воздушного, железнодорожного, трубопроводного и водного транспорта за 2002 – 2013 гг. За этот период сальдо Казахстана 5 лет было положительным и 8 отрицательным. В 2013 году казахстанский транспортный экспорт составил $2,286 млрд, а импорт – $2,268 млрд. Но это только плата за транзит, то есть расходы на ГСМ, технический сервис, питание, проживание в гостиницах и прочие сопутствующие моменты здесь не учитываются.

«Дороги нужны сами по себе – забота о людях, доступность, мобильность», – указал Антон Морозов, политолог. «В Казахстане издержки от плохих дорог составляют порядка 3% ВВП», – привел он расчеты. Отдельно были цифры по тому, сколько дорог в РК считаются плохими и хорошими. «Хорошие дороги по нашим понятиям и по европейским – это разные хорошие дороги», – заметил на это Олег Сидоров, политобозреватель газеты «Литер». Как положительный момент эксперты оценили заявление президента о том, что в ближайшие три года дорожное строительство будет приоритетом государственной политики в Казахстане. Только Марат Шибутов рекомендует поменять в программе дорожного строительства «Астана-центрированность на экономико-центрированность».

18 октября подписан меморандум о развитии транспортного коридора Москва – Пекин. «Если Россию прижмут санкциями, то ее сотрудничество с Китаем усилится. Торговля Москвы с Ираном тоже вовлекает Казахстан», – обратил внимание г-н Шибутов. Транспортный коридор «Север – Юг» как бы то ни было работает. «В случае с Китаем мы предстаем страной, предоставляющий определенные услуги, но без существенного развития для собственной экономики, – подчеркнул Рустам Бурнашев, политолог. – Мы создаем инфраструктуру для китайцев, а надо в первую очередь для себя».

«Транзитный потенциал СССР был эффективен благодаря централизации. Сейчас же несколько национальных государств со своими интересами», – считает Андрей Хан, Центр военно-стратегических исследований. Он сторонник подхода, при котором надо смотреть в будущее и готовить инфраструктуру под перспективные потребности, а не в догоняющем формате.

«Стабильность, безопасность и комфорт», – обозначил триаду конкурентоспособности Казахстана в сфере транспорта Замир Каражанов, политолог. Поэтому с обеспеченностью магистралей горючим, авариями, коррупцией на пунктах пропуска, сервисной базой надо срочно что-то делать.

Мировая линейка грузов дает определенный спектр товаров (сравнительно дорогих и малогабаритных, вроде айфонов), для которых транспортировка по суше выгоднее морских перевозок, если дает значимый выигрыш во времени. То есть объемы, потенциально подпадающие под транзит на маршрутах ЕАЭС, однозначно есть, но для их привлечения нужно работать.

Как один из шагов по развитию транзитного потенциала Айдархан Кусаинов, генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест», предлагает создать хаб в Актюбинске, где пересекались бы товары из Китая и Ирана. По аналогии с Дубаем, который по сути является транзитным хабом и люди едут туда из Европы покупать японское оборудование, благодаря чему экономят время (до Страны восходящего солнца из Евросоюза гораздо дальше).

В ходе экспертного клуба прозвучало: «Караванная экономика была основой экономического потенциала региона». В общем, ментальная основа для возрождения Великого Шелкового пути есть – дело за практическими шагами и конкретной комплексной работой.

 

Эдуард Полетаев: В Казахстане никто не паникует из-за спада товарооборота в ТС

В Казахстане никто не паникует из-за спада товарооборота и взамных инвестиций в Таможенном союзе. Так прокомментировал казахстанский политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев заявление советника президента России Сергея Глазьева о снижении экономических процессов между странами ТС. Сообщает «ВБ».

Ранее советник Владимира Путина заявил на конференции ЕАБР, что в странах Таможенного союза падают взаимные инвестиции и товарооборот.

«По поводу снижения товарооборота я в Казахстане не вижу никакой паники. Более того, у нас пошли на спад антиевразийские настроения», — сказал Полетаев.

По словам политолога, замедление взаимной торговли и инвестиций ощущается лишь на макроуровне. Однако, как сообщил эксперт, в Казахстане никто из-за этого в панику не впадает, потому что это цикличный процесс. «Бизнес выбирает соответствующие ниши, отрасли, где можно заработать. Например, подорожали автомобили. Казахстан построил несколько заводов по сборке. Соответственно, РК заинтересована, чтобы покупали отечественную продукцию. Мы меньше начинаем покупать автомобили из России. Нельзя сказать, что это следствие только интеграционных процессов. Это следствие диверсификации экономики», — объяснил он.

По словам Полетаева, прогнозируется, что ситуация исправится в ближайшие год-два, и уровень инвестиций и взаимной торговли снова пойдет по нарастающей. Более того, благодаря созданию ЕАЭС рассчитывают увеличить ВВП.

Он отметил, что в плане инвестиций существует выгодный для РК перекос: в Казахстан из России и Беларуси приходит много вложений от бизнеса, но казахские инвестиции в гораздо меньшем объеме пошли в Беларусь или в Россию. «С Беларусью вообще все сложно, потому что там много монополий и государственных предприятий. Но некоторые наши предприятия среднего бизнеса начали регистрироваться в Казахстане, а работать — в приграничье или на территории РФ, потому что у нас налогообложение гораздо либеральнее, чем в России», — добавил глава ОФ «Мир Евразии».

По его данным, такой перекос пошел на пользу, и появилось много совместных предприятий с Россией. «Нужно также учитывать, что почти половина взаимного товарооборота идет со странами Европейского союза — это нефть, нефтепродукты, драгоценные металлы и прочее. Скоро РК подпишет соглашение о сотрудничестве с Евросоюзом. Это тоже сказывается на торговых отношениях с Россией. Эти связи в большинстве своем выстроены в 90-е годы», — пояснил эксперт.

Полетаев добавил, что никто не ожидает от ЕАЭС «манны небесной», и для большего роста экономики нужно время. «Все останется примерно так же. Это очень долгоиграющий процесс, и до обретения различных экономических выгод, например в случае с Евросоюзом, проходили десятилетия», — привел он пример.

Напомним, Кыргызстан планирует вступить в Таможенный союз и в Евразийский экономический союз в 2015 году.

Источник: Focus.kg.

Эксперт: В Казахстане не ожидают больших изменений от Кыргызстана в ТС

От присоединения Кыргызстана и Армении к Таможенному союзу в Казахстане не ожидают больших изменений. Об этом в интервью «ВБ» сказал казахстанский политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии» Эдуард Полетаев.

«Кыргызстан, в принципе, и без Таможенного союза получал от Казахстана экспортные товары — муку, подсолнечное масло. Союз тут какой-то существенной роли не сыграет. Другое дело, что Кыргызстан может предложить Казахстану больше конкурентной, недорогой рабочей силы. Это может облегчить ситуацию на рынке труда в Казахстане, которому прогнозируют нехватку рабочих рук в связи с амбициозными экономическими программами», — сказа Полетаев.

По его словам, к 2018 году Казахстану понадобится около 500 тыс. мигрантов. «Как раз нужны люди со средним техническим образованием. Трудоизбыточный Кыргызстан может частично заполнить эту нишу. Это будет хорошо экономике и Казахстана, и Кыргызстана», — добавил эксперт.

Кроме того, считает он, благодаря интеграции Кыргызстана нивелируются сложности на границе, например, фитосанитарный и ветеринарный контроль. «Это, конечно, проще для бизнеса. Те же экспортные товары Кыргыгызстана, которые, например, в Алматы хорошо знают, — молочная продукция, напитки, сейчас испытывают сложности. И на рынках чувствуется недостаток кыргызстанской продукции. Но это чисто региональный фактор, который распространяется только на приграничную зону. Естественно, кыргызстанская экономика не сможет обеспечить весь Казахстан своей продукцией. Как и Казахстан не сможет серьезно помочь Кыргызстану», — констатировал Полетаев.

При этом, по его словам, в случае с Кыргызстаном есть определенные опасения, что при перевозке товаров могут использоваться серые схемы на границе. «Это может негативно сказаться на налогообложении, потому что там собирают приличные налоги. Может возникнуть конкуренция для казахстанских товаров. Но это не столь существенно. Например, легкая промышленность у нас и так не занимает серьезную долю в экономике», — пояснил эксперт.

Полетаев заметил, что, тем не менее, любой союз подразумевает лучшие отношения друг с другом — появляются шансы получить хороший кредит, экономическую и политическую поддержку от партнеров. «Тем более самые развитые страны все состоят в каких-то экономических союза», — аргументировал он.

По мнению политолога, Кыргызстан в союзе также принесет большую безопасность в регионе. «Нам нужен стабильный партнер. А Кыргызстан, не находясь в каком-нибудь экономическом союзе, рискует быть идеологически разорванным. Его могут настроить против евразийских интеграционных процессов, как настроили политическую элиту Украины. Регион у нас и так не самый благополучный в плане безопасности», — объяснил эксперт.

Полетаев выразил мнение, что в целом в интеграционном процессе учитываются не только соображения экономической выгоды. «Рано или поздно все равно Кыргызстану необходимо вступать. Это просто объективный ход истории», — заключил он.

Напомним, Кыргызстан планирует вступить в Таможенный союз и в Евразийский экономический союз в 2015 году.

Анна Яловкина

Источник: Издательский дом «Вечерний Бишкек»

Активное использование возможностей ЕАЭС должно расширить транзитный потенциал

24 октября 2014 г. в Алматы состоялось заседание экспертного клуба на тему «Расширяя единый рынок: транзитный потенциал ЕАЭС», организованного ОФ «Мир Евразии», в котором приняли участие известные казахстанские политологи, экономисты и журналисты.
5-k-poletaevu-zasedanie-kluba
Одним из ключевых преимуществ создания ЕЭС считается открытие больших возможностей на рынке перевозок и логистики. Среди них – географическое расположение между ЕС и АТР, повышение инвестиционной привлекательности, снижение транспортных издержек, дебюрократизация процедур, развитие логистической базы, возможность равного доступа к морским перевозкам и трубопроводам и т.д. «Необходимо развивать сектор логистических услуг. Прежде всего, речь идет о максимальном использовании территории ТС для транспортировки наших грузов», — отметил президент РК Нурсултан Назарбаев в послании «Казахстанский путь — 2050: Единая цель, единые интересы, единое будущее». Система взглядов стран ЕАЭС на роль и развитие транспорта и транспортной инфраструктуры является целеустремленной и последовательной. Ведь в большинстве стран логистика – это прибыльный сегмент экономики. Мировой транспортный рынок оценивается примерно в 3 трлн. долларов США (7% мирового ВВП). В некоторых странах логистика играет важнейшую роль, превышая 20% ВВП. Однако доля логистических издержек в конечной стоимости продукции в странах-членах ТС остается пока высокой (по средним оценкам 20-30%) при среднемировом показателе чуть более 10%. В итоге, активное использование возможностей ЕАЭС должно не только расширить транзитный потенциал, но и поднять на новый уровень транспортно-логистический комплекс, снизив потери при перевозках и сократив сроки транспортировки.
Важным моментом в данном вопросе является тарифная политика, так как логистический бизнес в основной своей массе носит международный характер. С 1 января 2013 года между странами ЕЭП не стало транзитного тарифа, вместо которого стал применяться унифицированный тариф каждого государства. Недавно ЕЭК был разработан проект Основных направлений экономического развития государств-членов ЕАЭС. Документ, который планируется принять в 2015 году, должен стать комплексной экономической программой по реализации интеграционного потенциала до 2030 года. Среди определенных в нем 9 направлений — инфраструктурное развитие, в том числе реализация транзитного потенциала.

Эдуард Полетаев обозначил предварительные итоги участия Казахстана в таможенном Союзе и ЕЭП

Выступая перед участниками Клуба евразийских политологов в Бишкеке казахстанский эксперт, президент Общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев обозначил предварительные итоги участия Казахстана в таможенном Союзе и ЕЭП: товарооборот Казахстана с РФ и РБ в 2013г. увеличился на 87,6% (по сравнению с 2009 г.)
На 64% увеличился казахстанский экспорт
На 34% выросли общие объемы иностранных инвестиций (с 21,4 до 28,3 млрд.$)
В 4 раза вырос экспорт казахстанской продукции.
Основными преимуществами для бизнеса казахстанский эксперт назвал:
— Создание единого интегрированного экономического блока в международных отношениях усиливает национальные экономики стран-участниц ЕАЭС.
— Объемный рынок потребления повышает инвестиционную привлекательность
В своем выступлении эксперт подробно охарактеризовал четыре «свободы», функционирование которых предполагается в составе Евразийского экономичесого Союза. По мнению Полетаева существование свободы передвижения капитала и рабочей силы является серьезным преимуществом, в том числе для Кыргызстана.

Источник: Информационно-аналитический центр

ЕАЭС – ПРОГНОЗЫ И ОЖИДАНИЯ

Юрий БАРСУКОВ

Как известно, с 1 января 2015 года вступит в силу подписанный 29 мая с. г. в Астане Президентами Казахстана, России и Белоруссии договор о создании Евразийского экономического союза. Ряд экспертов называют этот документ историческим и амбициозным. Такие глобальные цели на постсоветском пространстве поставлены впервые. По прогнозам экспертов, в результате вхождения в экономический союз каждая из наших стран может получить дополнительно до 20-ти процентов прироста ВВП. Суммарно это почти 700 млрд. долларов. Простые граждане смогут свободно пересекать границы, а трудовые мигранты будут защищены законодательно.

Необходимо отметить, что основой решения о создании ЕАЭС стало понимание того, что вместе три и без того взаимосвязанные экономики смогут не только смягчить вероятные негативные последствия глобальной нестабильности в мире, но активно продвигать свою продукцию на внешних рынках.

Обладая крупнейшими в мире запасами нефти и газа, входя в тройку мировых производителей электроэнергии, а также будучи одним из крупнейших производителей сельскохозяйственной продукции, ЕАЭС активно занимается модернизацией экономики, опираясь на собственные ресурсы. Это особенно актуально для Казахстана, ранее являющегося в основном аграрной страной с огромными сырьевыми ресурсами.
Основными причинами, которые подтолкнули наши страны к экономической интеграции, являются их совместный ресурсно-промышленный потенциал, а также взаимодополняемость экономик. Характерно, что этот потенциал включает в себя не только энергоносители, но и стратегическое сырье, необходимое для реструктуризации промышленности на принципах ее модернизации и технологического развития. Интенсивность использования этого потенциала пока еще низка. Мы в состоянии совместно обеспечить всего лишь 3,5 процента мирового экспорта товаров и 2,5 процента услуг.
Для нашей страны интеграционный процесс служит своего рода двигателем развития собственной обрабатывающей промышленности, в которой основой является государственная программа форсированного индустриально-инновационного развития (ГП ФИИР). Из промежуточных результатов этой программы можно выделить следующее: за последнее 5 лет реальный прирост в обрабатывающей промышленности составил 24,5 процента. С учетом среднегодовых темпов роста в экономике 6,4 процента, обеспечен рост реального ВВП на 30 процентов по итогам 2013 года в сравнении 2008 годом. В номинальном же выражении за указанный период произошло удвоение ВВП до 34,1 трлн. тенге в 2013 году.
Необходимо подчеркнуть, что евразийское сотрудничество Казахстана нисколько не сказалось на показателях роста торговли с третьими странами, в частности с государствами Евросоюза и Китаем. По итогам первого квартала нынешнего года самым весомым партнером Казахстана стала Италия, с оборотом 5,4 млрд. долларов. Вторым – Китай (5 млрд. долларов). Объемы торговли с Россией – на третьем месте (4,1 млрд. долларов). В пятерку вошли также Нидерланды и Франция, с объемами 2,6 и 2,1 млрд. долларов соответственно. Общий же прирост торговли за указанный период составил 4,3 процента, достигнув 31,1 млрд. долларов. Таким образом, статистикой внешней торговли развеян миф о доминирования торговли с Россией вследствие интеграционного процесса. Из чего можно сделать вывод, что участие Казахстана в евразийской интеграции не мешает, а лишь способствует его активному продвижению в разных направлениях.

ЕАЭС: УГЛУБЛЕНИЕ
ИНТЕГРАЦИИ
По мнению казахстанских экспертов, выгоды от вступления Казахстана в ЕАЭС ощутимы уже в настоящее время. К примеру, товарооборот с 2008 года увеличился на 88 процентов и достиг 24,2 млрд. долларов. Экспорт в Россию и Белоруссию вырос в 2 раза. Сегодня совокупный объем товарооборота трех стран достиг 2,2 трлн. долларов. Общий объем выпуска продукции составляет до 1,5 трлн. долларов. Очевидно, что это уже сейчас серьезное интеграционное объединение, которое будет конкурировать с подобными мировыми структурами в условиях глобализации.
Нынешний год стал знаковым для процесса евразийской интеграции. С одной стороны, идея о создании Евразийского экономического союза прошла непростой путь длиною в два десятилетия. Как известно ее инициатором стал наш Президент Нурсултан Назарбаев, выступивший 29 марта 1994 года в МГУ им. М. Ломоносова. Второй важный аспект: именно в нынешнем году евразийская интеграция вышла на качественно новый уровень – 29 мая в Астане главы Казахстана, России и Белоруссии подписали договор о создании интеграционного экономического союза. Этот договор ряд экспертов называют историческим, а сам проект, нацеленный на глубокую экономическую интеграцию – амбициозным. От объединения, по прогнозам специалистов, каждая страна может получать дополнительно до 20-ти процентов прироста ВВП. Суммарно это почти 700 млрд. долларов.
Наш Президент также видит очевидные выгоды от создания экономического союза. Он успокоил общественность, что ни о каком ущемлении суверенитета речь не идет: «Интеграционное экономическое объединение – это абсолютная выгода для нашей страны. При этом, конечно, решение экономических вопросов в рамках ЕАЭС мы добровольно передадим наднациональным органам. Как Европейский союз – Европейской комиссии. Это касается таможенных вопросов, товаров, торговли, тарифов, транспортировки нефти, газа, электроэнергии, железных и автомобильных дорог».
При этом эксперты уверяют, что Евразийский экономический союз будет работать под жестким контролем, и все ключевые решения будут приниматься только с одобрения глав государств. Напомним, что договор о создания ЕАЭС вступит в силу с 1 января 2015 года.

Источник: Мысль — Республиканский общественно-политический журнал

Большому союзу – большие свободы

В преддверии минского заседания Высшего Евразийского экономического совета на уровне глав государств в Алматы прошло заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Четыре свободы интеграции: по труду и награда», в котором участвовали казахстанские журналисты, экономисты и политологи.

Заседание экспертного клуба

Четыре свободы интеграции ЕАЭС подразумевают свободу капиталов (то есть отсутствие многих барьеров при открытии бизнеса), человеческих ресурсов или рабочей силы (упрощенную миграцию и равные трудовые, социальные права мигрантов из стран-участниц ЕАЭС), а также свободу товаров и свободу услуг (наличие единого сертификата качества и происхождения товара, отсутствие таможенных, фитосанитарных, ветеринарных и иных видов контроля, кроме пограничного, ряда других барьеров во взаимной торговле).

Как известно, свободу передвижения товаров обеспечило ранее создание Таможенного союза, в 2012 году была создана правовая база для Единого экономического пространства, которая обеспечила еще три свободы: капитала, рабочей силы и услуг. В настоящее время нормативно-правовая база должна обеспечивать все эти четыре свободы. Главное, что было отмечено президентами стран-участниц ЕАЭС, все четыре свободы должны действовать в Едином экономическом пространстве с 2015 года без изъятий.

Сам термин Four freedoms («четыре свободы») заимствован из опыта европейской интеграции, а в Европе об этих четырех свободах говорили достаточно давно, еще в 1950-х годах. Тем не менее, поскольку новый полюс экономической интеграции формируется в масштабах Евразии, именно здесь об этом термине заговорили с новой энергией. «Четыре свободы» демонстрируются как достаточно простой и эффективный аргумент в защиту той пользы, которую должен принести ЕАЭС и в конечном счете положительно повлиять на качество жизни граждан. Четыре свободы обостряют конкуренцию, что несет только плюсы потребителю. За него с большей силой начинают бороться производители, предлагая более дешевый и качественный товар.

Ряд казахстанских наблюдателей отмечают, что в последнее время все же заметен позитивный институциональный эффект. Мы видим, что бизнес-сообщество Казахстана, в частности Национальная палата предпринимателей, очень активно работает по вопросу создания ЕАЭС. Рынок открывается, пересматриваются инвестиционные и бизнес-планы. То есть культура мышления претерпевает изменения, хотя иногда, конечно, возникают некоторые рецидивы, которые связаны с опасением возросшей конкуренции.

Понятное дело, сам Евразийский экономический союз будет основан на определенном компромиссе. Мы видим, что сейчас есть определенные сложности с непаритетным доступом на рынок, например, алкогольной продукции, есть вопрос авторских прав, среди кондитеров особенно эта тема актуальна. На повестке дня также вопрос утилизационного сбора автомобилей, который ввела Россия. Но это проблемы технического характера, они не связаны с самим принципом интеграции, а скорее возникают как раз из-за того, что все-таки и сам договор о создании ЕАЭС носит наднациональный характер. Местные исполнительные органы не совсем привыкли к тому, что с этим характером надо считаться. По привычке каждый чиновник ориентировался долгое время на национальное законодательство. И все же многие вопросы между странами решаются в рабочем порядке: например, Евразийская экономическая комиссия разработала несколько сценариев по гармонизации ставок акцизов на алкоголь.

Что же касается имеющихся в Казахстане опасений по поводу того, что простым гражданам ЕАЭС ничего не даст, то очевидно, что нет пока должной разъяснительной работы, да и эффективность исполнительской работы чиновников низка. Бумаги подписываются, но для их воплощения в жизнь нужны информационная поддержка и оперативность самих чиновников. И эти проблемы решатся: не будем забывать, что экономическая интеграция в стране позиционируется как важное условие для того, чтобы страна в соответствии с программным документом «Стратегия-2050: новый политический курс состоявшегося государства» вошла в будущем в 30 развитых государств мира.

К тому же практика экономической дезинтеграции показывает, что усложненные визовые процедуры уменьшают объемы миграции рабочей силы и торговли, вызывают недоверие и снижают эффективность сотрудничества между странами. В плане бизнеса, как правило, диалог происходит преимущественно между мощными корпорациями и правительствами, малый и средний бизнес стран остается фактически ни с чем.

По мнению заместителя главного редактора делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергея Домнина, надо помнить, что евразийская интеграция, по крайней мере с казахстанской стороны, позиционировалась как интеграция, в которой в первую очередь отечественный бизнес проявит себя лучше остальных.

«Про благоденствие для потребителя говорилось вскользь, – считает он. – Под развитие же бизнеса подгонялись разные государственные программы, часть из которых успешно работает, другая часть не так уж успешна, а оставшиеся вообще никак не повлияют на развитие в рамках ЕАЭС. Если не ошибаюсь, в первой программе форсированного индустриально-инновационного развития речь вообще не шла ни о каком экспорте. Во второй программе уже говорится, что приграничные регионы России – это пояс, который будет для наших производителей интересен».

Как считает представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов, для эффективной работы принципа «четырех свобод» в рамках ЕАЭС необходимо устранить ряд проблем. «Первая проблема – это политика торговых сетей в России, которые требуют огромные объемы товаров, внушительные вложения в рекламу. У нашего производителя на это не хватает денег. Вторая проблема – государственная монополия во многих сферах в Беларуси. То есть независимым производителям нельзя туда зайти. И третья – исключения по 700 позициям товаров. Это три проблемы, которые нам мешают и которые надо решать», – сказал М. Шибутов.

«По услугам существует вопрос государственных закупок, – продолжил он. – То есть доступов в электронные системы госзакупок и признание лицензий. Другими словами, если в одной стране получил какую-то лицензию, она должна признаваться и в других двух также. Надо сопоставлять список лицензий, которые действуют на территории одной страны, со списком тех, которые действуют на территории трех стран одновременно. Этого пока еще нет. А если говорить об обычных услугах – интеллектуальных, например, то не вижу никаких проблем», – подчеркнул эксперт.

Что касается капитала, то, по словам М. Шибутова, с 2010 года произошло конкретное изменение потоков капитала, что видно по валовым инвестициям. Из Казахстана инвестиции в Россию и Беларусь сильно сокращаются, а вложения России и Беларуси в Казахстан наоборот растут. То есть мы видим хороший переток капиталов в Казахстан. Эксперт высказался и по человеческим ресурсам. «Официальная статистика такова, что количество казахстанцев в России растет, но и количество россиян в Казахстане также. Ключевая проблема, общая для всех, – 90 дней, по истечении которых мигрантам надо выезжать из страны. Для общего рынка труда это крайне осторожная мера. Потом есть сложности с регистрацией членов семьи, очередями в школы и детсады», – сказал он. По мнению политолога, необходимо будет делать дорожные карты, то есть трансформировать наднациональные договоры до нормативно-методических документов, инструкций для ведомств. Ведь бюрократический аппарат работает по инструкциям, которые у него есть. Это достаточно сложно. То есть для устранения проблем должна быть хорошо поставлена законодательная работа с чиновниками.

В этом смысле М. Шибутова поддержал профессор Казахстанско-немецкого университетаРустам Бурнашев, в качестве примера приведший частый факт наличия размещенного в открытых источниках закона и отсутствия подзаконных актов к нему. «При этом сам закон абсолютно не объясняет технически, как должны решаться те или иные вопросы, – отметил политолог. – Поэтому очень важно сразу переводить решения на технический уровень и делать их открытыми».

С его точки зрения, процедуры принятия должны идти одновременно. «Когда принимается закон, надо сразу принимать и подзаконный акт, где все инструкции прописаны. У нас получается так, что мы закон принимаем, а как он будет работать технически, абсолютно непонятно. Создаются подзаконные акты года через два или три – люди о законе уже забывают. То есть что-то мы ожидали, а оно не работает, потому что нет технического регламента. А когда он начинает работать, нам это уже неинтересно – информационное поле разорвано», – разъяснил Р. Бурнашев.

Действительно, на пространстве ЕАЭС четыре свободы уже есть и в определенной степени они реализуются, часто вне контекста ЕАЭС, точнее, их обеспечение было во многом возможно в рамках предыдущих интеграционных инициатив.

На заседании клуба эксперты отметили также важность доступности транспорта, тем более что расстояния между городами на пространствах Евразии довольно существенные, не сравнимые с европейскими. В частности, был отмечен факт, на который указывали ответственные компетентные чиновники, – говорилось, что стоимость авиабилетов на рейсы между столицами стран, входящих в ЕЭП, очень дорога. На железных дорогах используется международный тариф, повышающий стоимость билета на 50%. Итоговая стоимость усложняет свободное перемещение человеческих ресурсов. Известно также, что вслед за услугой клиент, в частности турист, передвигается уже давно. Многие жители приграничных областей Казахстана, когда отправляются на отдых, скажем в Турцию, то делают это из российских аэропортов, это было еще до Таможенного союза. Ну а сегодня, благодаря развитию интернет-технологий, и клиент, и тот, кто предоставляет услуги, могут спокойно работать в своих странах, в то время как через границу перемещается сама услуга.

Свободное перемещение капитала, судя по европейским лекалам, считается самым сложным и длительным процессом. Эта свобода позволяет бизнесменам делать оптимальный выбор местонахождения их головного офиса и таким образом получать экономические выгоды от интеграции. В Казахстане особых проблем это не составляет – многие российские предприниматели уже открыли головные офисы в Казахстане, где уровень налогообложения существенно ниже.

Так или иначе, но состоявшаяся дискуссия еще раз показала, что есть много проблемных зон, которые нужно устранять. Ну а чтобы получить синергию от интеграции, необходимо приводить больше жизненных примеров, ориентироваться на кейсы, взятые из потребностей простых людей.

Эдуард Полетаев

Источник: «Ритм Евразии» интернет-портал

Евразийская интеграция: по труду и награда

Для развития экономики к четырем свободам передвижения следует добавить пятую — цены на транспортные услуги

С 1 января 2015 года начинает функционировать Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Последние новости демонстрируют неизменный интерес к этому событию со стороны стран-участниц: их парламенты практически синхронно намерены ратифицировать договор об ЕАЭС. 10 октября в Минске пройдет встреча президентов Казахстана, России и Беларуси. Тема «четырех свобод» для развития экономики, укрепляющих позицию ЕАЭС в глобальной конкуренции, интересна и экспертам. Насколько реально улучшить условия работы граждан стран ЕАЭС благодаря «четырем свободам», обсудили члены экспертного клуба «Мир Евразии».

— «Четыре свободы» – это передвижение товара, капитала, рабочей силы и услуг, — уточнил политолог Эдуард Полетаев, — Известно, что термин «Four freedoms» («четыре свободы») был заимствован из опыта европейской интеграции. Поскольку новый полюс экономической интеграции формируется в масштабах Евразии, то именно здесь об этом термине заговорили с новой энергией. Самое главное, о чем мы говорим: что может дать экономическая интеграция и эти четыре свободы простым гражданам? Насколько реально четыре свободы воплотить в жизнь в полноценном формате? Какие могут быть сложности, например, связанные с миграционным законодательством? Есть ли опасность того, что рабочая сила будет передвигаться через открытые границы, и малонаселенный Казахстан, сам нуждающийся в рабочей силе, может испытывать нехватку трудовых ресурсов? Ведь известно, что ограничения четырех свобод являются угрозой экономическому сотрудничеству.

Айдархан Кусаинов, генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» в ответ высказал обобщенную точку зрения:

— Мне кажется, не стоит ждать какого-то взрывного роста или эффекта от этих четырех свобод в рамках ЕАЭС просто потому, что информационная поддержка пока недостаточно сильна. Если Евросоюз интегрировался на протяжении долгих лет, то это обсуждалось, муссировалось и т.д. Там принятие законов было каким-то триггером для реализации ожиданий. Поэтому понадобится еще, может быть, год или два для того, чтобы мы почувствовали массированные движения, как по капиталу, так и по людям.

Марат Шибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане, отметил, что в вопросе человеческих ресурсов официальная статистика такова, что количество казахстанцев в России растет, как и количество россиян в Казахстане:

— Но ключевая проблема, общая для всех: 90 дней, по истечении которых мигрантам надо выезжать из страны. Для общего рынка труда это крайне осторожная мера. Потом, есть сложности с регистрацией членов семьи, очередями в школы и детские сады. Тем не менее, эти вопросы можно решить.

Кандидата политических наук, политолога Антона Морозова также настораживает миграция человеческого капитала.

— Да, мы знаем, что свято место пусто не бывает – уедут наши специалисты, приедут другие, — подчеркнул он. — Но уже сейчас надо просчитать, как изменится социальная, национальная, профессиональная структура. Потому что очевидно, что если все заработает, как положено, произойдут очень серьезные демографические сдвиги. Надо думать над тем, как их предотвратить.

Главный редактор международной газеты «Весь мир» Юрий Киринициянов, говоря опять же о человеческом капитале, напомнил, что российским пенсионерам в низкий сезон дают на железнодорожные билеты скидку в 50%.

— У нас такого нет, а зря, — качает головой эксперт. — С другой стороны, премьер-министр России Дмитрий Медведев повысить пенсионный возраст россиян, но там еще дискуссии своего пика не достигли. Стандарты будут выравниваться и дай бог, чтобы они выравнивались и для простых людей.

Сергей Домнин, заместитель главного редактора делового журнала «Эксперт-Казахстан», отметил, что интеграцию надо постоянно расщеплять на идеологическую сущность, а также на теоретическую и практическую, чего мы не делаем и от этого иногда складываются слишком мрачные ожидания, либо, наоборот, слишком радужные. «В реальности это большой объем работы для всех, в том числе и для бизнеса. Когда общаешься с предпринимателями, это начинаешь понимать», — заметил он.

Марат Шибутов, подхватив тему, указал, что к четырем озвученным свободам следует добавить пятую, и это именно цены на транспортные услуги.

— Это цены на транзит, это дороги, это международные перевозки, и, конечно, тарифы на прокачку нефти. Вот что нас больше всего интересует! – высказался Шибутов. — Насчет миграции: в нашей стране приняли в конце прошлого года комплексный план по предотвращению миграции казахстанских граждан, правительство уже этим озаботилось. Там расписано, что в этом году должны быть разработаны мероприятия, чтобы люди не уезжали. Россия не будет вводить никаких протекционистских мер по одной простой причине: в РФ 6-7 млн мигрантов, некоторые считают, что 10 млн – это и есть та емкость рынка, которую страна может спокойно принять. Плюс еще вакансии, которые эти трудовые мигранты не занимают, т.е. еще где-то около 2 млн человек. Получается, порядка 12 млн. человек Россия спокойно может принять, а это больше, чем все наше экономически активное население численностью 9 млн. человек. Теоретически, Россия может принять весь переехавший Казахстан и еще Беларусь. Теперь же правительством РК выработан план и, скорее всего, со свободой перемещения будут как-то работать.

— Конечно, важен транспортный вопрос, — подтвердил Эдуард Полетаев. — В частности, факт, на который указывали ответственные компетентные чиновники: стоимость авиабилетов на рейсы  между столицами стран, входящих в ЕЭП, очень дорога. Если вы зайдете на какой-нибудь сайт самостоятельных путешественников, то увидите, что многие небогатые туристы едут, например, из Алматы до Москвы поездом, пересаживаются на автобус в приграничье и вновь садятся на поезд. Получается почти на 50% дешевле, потому что международный тариф исключается. Мне кажется, его надо убирать. Его стоимость усложняет свободное перемещение. При этом свобода перемещения услуг существует уже давно. Клиентам приходится передвигаться вслед за услугой. Многие жители приграничных областей Казахстана, когда отправляются на отдых, скажем, в Турцию, то делают это из российских аэропортов, это было еще до ТС, ЕЭП и ЕАЭС. Если мы говорим о свободе перемещения услуг, наладить эту ситуацию нужно так, чтобы и в Казахстане не говорили об оттоке определенного капитала вместе с этими туристами. В целом, чтобы получить синергию от интеграции, необходимо обсуждать и претворять в жизнь больше кейсов, взятых из потребностей простых людей.

Татьяна Виннер

Источник: Altyn-orda.kz

Сенаторы ратифицировали важнейший документ — Договор о Евразийском Экономическом Союзе

Евразийский экономический союз – это мегапроект, нацеленный на глубокое экономическое сотрудничество.

Сегодня под председательством Касым-Жомарта Токаева состоялось заседание Сената Парламента Республики Казахстан, сообщает пресс-служба Сената.
Открывая заседание, Председатель Сената акцентировал внимание коллег на историческом характере Договора о Евразийском экономическом Союзе. К.Токаев подчеркнул особую значимость документа. Подписанный по инициативе Главы государства Н.Назарбаева договор направлен на развитие евразийской интеграции в новых геополитических условиях.
«Евразийский экономический союз – это мегапроект, нацеленный на глубокое экономическое сотрудничество. В рамках союза будет создан общий рынок с огромным потенциалом, который расширит новые возможности для привлечения инвестиций, открытия новых производств, и самое главное − повысит благосостояние народа», — сказал К.Токаев.
В ходе обстоятельных дискуссий сенаторы отмечали, что договор направлен на создание условий для стабильного развития экономик государств-членов Евразийского экономического союза с целью повышения жизненного уровня их населения, а также формирования единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов, повышения конкурентоспособности национальных экономик в условиях глобальной экономики. Ратификация Договора послужит дальнейшему углублению экономической интеграции и сотрудничеству государств-членов Евразийского экономического Союза и позволит Казахстану развивать перерабатывающие производства на основе расширения рынков сбыта и повышения инвестиционной привлекательности, обеспечить доступ к газотранспортной, железнодорожной, автомобильной инфраструктуре, устранить барьеры по выходу отечественных товаров на рынки государств- членов Евразийского экономического союза. Сенат ратифицировал данный договор.
Палата также ратифицировала Конвенцию об основах, содействующих безопасности и гигиене труда (Конвенция 187). Участие Республики Казахстан в указанной Конвенции и реализация ее положений через национальное законодательство повысит ответственность работодателей в сфере безопасности и гигиене труда, что приведет к снижению уровня производственных травм и профессиональных заболеваний.
Сенаторы рассмотрели в двух чтениях законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам передачи таможенным органам функций ветеринарно-санитарного контроля и контроля по карантину растений в автомобильных пунктах пропуска через таможенную границу Таможенного союза». После всестороннего обсуждения Палата направила документ с поправками Сената в Мажилис.
Направлен в Мажилис в соответствии с регламентом и законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам противодействия экстремизму и терроризму», рассмотренный сенаторами во втором чтении.
В ходе заседания заслушаны депутатские запросы сенаторов Куаныша Айтаханова, Жабала Ергалиева, Сергея Плотникова, Сарсенбая Енсегенова, Мурата Бактиярулы и Сергея Громова.
Депутаты почтили минутой молчания память сенатора Ирана Амирова, скончавшегося 6 октября с.г. К.Токаев отметил профессиональные и моральные качества И.Амирова как профессионального юриста и депутата Сената и его весомый вклад в развитие отечественного парламентаризма.

Источник: Информационное агентство Zakon.kz

ЭТАПЫ ИНТЕГРАЦИИ КАЗАХСТАНА В ЕЭС

Аманжол Кошанов,
академик НАН РК,
Институт экономики КН МОН РК

Евразийский экономический союз (ЕЭС) – прежде всего экономическое объединение, потому естественно четко представить каков эффект от интеграции потенциалов, какие экономические интересы преследует каждый из членов союза. Прежде всего общая для всех членов задача – решить проблему технологической и производственной отсталости путем тесной кооперации, интеграции и унификации таможенных пошлин, уйти от сырьевой зависимости. При этом каждый из участников, решая свои проблемы, от объединения экономик ожидает определенного мультипликативного эффекта, выраженного в росте технологического уровня производства и ВВП в целом.

Казахстан в центре континента Евразии относится к числу т. н. landlockedcountries (закрытых стран). Для нас критически важен доступ к мировым рынкам как для экспорта, так и импорта. В определенной мере вопрос решается в условиях Таможенного союза. Мы должны понимать, что если у нас не будет ЕЭП (Единого экономического пространства), то возникнут проблемы как в реализации, так и в транзите наших товаров. В конце 90-х гг. квота на экспорт нефти через российскую систему трубопроводов (КТП) была 3,5 млн. т, сегодня экспортируем более 70 млн. т.1

Преимущества и выгоды Казахстана в составе ЕЭС очевидны:
– более упрощенный вариант транзита и продажи наших основных товаров (нефти, сырья, зерна и пр.) основным потребителям;
– по условиям создания и ведения бизнеса Казахстан более привлекателен для иностранных и союзных инвесторов. Целый ряд российских и белорусских предприятий открыли свои филиалы в Казахстане. Российские бизнесмены заинтересованы в нас как в потребителях промышленных товаров (машин, оборудования) и как крупный поставщик сырья.
В макроэкономическом плане от ЕЭС в выигрыше крупные промышленные предприятия в нефтегазовой, горнодобывающей, металлургической, химической и других стратегических отраслях страны, формирующих основу нашего бюджетного благополучия. Российский бизнес нуждается в нас как в потребителях промышленных товаров. Это видно по структуре нашего товарооборота. Почти 40% всего машиностроительного экспорта России (2013 г.) поступает в Казахстан.2 В условиях нарастающей конкуренции на мировом рынке объективно взаимная интеграция должна крепнуть, тем более когда пресс экономических санкций со стороны США и Запада может негативно повлиять на экономику России.
Как показывает мировая практика, даже самодостаточные экономики США и ЕС нуждаются во взаимной поддержке и расширении своих рынков. Эти страны активно обсуждают вопрос о создании зоны свободной торговли в рамках регулярных встреч G-20,G-8, а также более тесного сотрудничества на уровне международных интеграционных объединений НАФТА, Меркосур, АСЕАН и др. Европейский союз, несмотря на полувековой опыт функционирования, до сих пор занят поиском наилучших решений и доработок существующих норм, особенно в области совершенствования Маастрихтских соглашений (1992 г.) и создания единого финансового центра (пула) по регулированию экономики стран-членов ЕС, особенно в условиях мирового кризиса.
Следует признать, страны ТС (ЕЭП) по отдельности и вместе по технологическому уровню и эффективности экономики пока недостаточно конкурентоспособны. Цель создания ТС изначально: преимущественная защита внутреннего рынка от внешней конкуренции. Евразийская интеграция потому охватывает исключительно вопросы экономического взаимодействия государств. Это важнейший принцип интеграции. В рамках экономической интеграции не рассматриваются положения, выходящие за эти проблемы, включая вопросы безопасности, обороны, общего парламента, паспортно-визового режима, социальной политики. Это позиция Казахстана, которая неоднократно была четко выражена Президентом РК на заседаниях Высшего Совета Евразийского экономического союза.
Реализация преимуществ единого рынка на общей таможенной территории в рамках ТС не может происходить успешно, если не анализировать вызревающие сегодня некоторые сложные спорные вопросы в рамках ТС и ЕЭП и не искать пути их решения. Важно, насколько четко политические дивиденды такого объединения или выгоды перевозки (транзит) важных ресурсов за пределы и внутри ТС, ЕЭП сочетаются с интересами комплексного развития экономики республики, построения вертикально-интегрированных холдингов с получением конечной продукции как базовых сфер национальной экономической системы.
В Евразийском союзе Казахстан пока не занимает лидирующего положения. Страна в значительной мере зависима от импорта промышленных и потребительских товаров. Надежда и целевая установка республики по ЕЭС – ставка на мобилизацию внутренних резервов, использование либерализованного внешнего рынка, более низкого уровня налогообложения. Это важно в конкурентной борьбе и приспособлении к новым условиям ЕЭС и ВТО.
Казахстан на сегодня глубоко интегрирован в мировую экономику, торгует со 184 странами мира. Республика – один из крупнейших экспортеров сырьевых ресурсов – нефти и газа, металлов, урана. Экспортная квота (более 76%), корреляция курса тенге (20%) – все эти меры – фактическая поддержка экспортоориентированных секторов национальной экономики. При этом главный выигрыш получают экспортеры.3
Опыт Европейского союза подтверждает, члены объединения последовательно подключаются к экономической интеграции, доведя свои отрасли и сферы до уровня международной конкурентоспособности. В этом плане готовы только добывающие производства. Экономика Казахстана на начальной стадии диверсификации. Республика еще не готова к реальным процессам международной экономической интеграции в европейском понимании. Конкурентоспособны пока недиверсифицированные добывающие отрасли, которые и так имеют свободный доступ на мировые рынки углеводородного сырья и металлов. Решение проблемы диверсификации для Казахстана в рамках ТС пока весьма сложно, ибо каждая из стран имеет свою стратегию, например, «Россия-2030», «Казахстан-2050», направленных на диверсификацию со сходной конечной целью. Потому отрасли и сферы каждой из стран-членов союза преследуют свои цели, с самого начала находятся в острой конкурентной борьбе. Сферы кооперации, комбинирования в межрегиональном, отраслевом аспектах решают свои задачи, выбирают ограничительные меры по отношению к другим государствам (высокие тарифы) и более низкие тарифы для сбыта своей продукции на внутреннем рынке. В реальности такая политика объективно отражает направления внутриблоковой конкуренции по продвижению российских и белорусских товаров и торможение идентичной продукции Казахстана.
Предстоит внимательно изучить методы, механизмы и институциональную направленность внутриблоковой конкуренции в ЕЭС в целях преодоления «верховенства прав сильного», характерного для западной интеграции с «максимизацией индивидуальных результатов». Интеграция ЕЭС (Евроазиатского экономического союза) должна строиться на принципах взаимодействия и взаимных гарантий, равноправия и сотрудничества как условия сотрудничества на внутренних рынках. Недопустимо ущемление интересов стран-участников, что вызовет противодействие со стороны национальных правительств.
Абсолютное превалирование в ТС экономического потенциала России обусловило то, что 92% ставок ее импортных пошлин легли в основу норм ТС. Их более высокий уровень приводит к росту инфляции и внутренних цен. Экономика республики сохраняет пока выраженный сырьевой характер: 80% экспорта РК приходится на добывающий сектор, туда же привлекается 80% инвестиций.4 Для сбыта своих товаров в ТС Россия использует т. н. ограничительные (более низкие) пошлины, что равнозначно экспансии (демпингу) российских товаров в Казахстан в ущерб организации производства идентичной продукции в самой республике.
Для новых предприятий Казахстана, вводимых по программе ФИИР, особенно инновационных, а также продукции обрабатывающих сфер встает вопрос о рынке сбыта. Это сдерживающий фактор диверсификации национальной экономики. Встает проблема конкуренции на внешнем рынке аналогичной продукции. Для готовой продукции России рынок Казахстана выгоден по спросу и цене и безальтернативен, что, в конечном счете, сдерживает расширение производства готовой продукции и соответственно, потребление товаров в Казахстане. Решающее и определяющее значение для равноправных экономических отношений имеет масштаб национальных экономик, их структура, различия в логистике и инфраструктуры.
Политические аспекты интеграции, институциональное, таможенное, техническое регулирование опережают бизнес-процессы, спрос на промышленные товары, машины, оборудование в значительной мере решается за счет поставок из России и Китая. Радикальных изменений в структуре, технологическом уровне экономики Казахстана пока не происходит. Процесс интеграции в ЕЭС, набирая темпы, находится в начальной стадии.
Формирование интеграционного процесса по ЕЭС пока характеризуется нестыковками по ряду важных позиций, требующих эволюционного решения. Так, объективно вопросы создания общего рынка нефти и нефтепродуктов, электроэнергетики отложены до 2025 г. То же самое относится к тарифам перевозок на железнодорожном транспорте. Высокие тарифы выгодны России, а перевозки товаров на большие расстояния не субсидируются. Пока не решена проблема равного доступа к трубопроводам и равных тарифов за прокачку энергоресурсов, в т. ч. из Казахстана. Эти важные инфраструктурные вопросы, имеющие прямой выход на функционирование указанных сфер в экономике членов ЕЭС, должны напрямую определять эффективность и равную выгоду нового интеграционного объединения.
Требует серьезного внимания сложившееся неравноправное институциональное распределение таможенных пошлин: РФ – 88%, РК – 7,5% и Республика Беларусь (РБ) – 3,5%. В той же мере несправедливо распределение голосов интеграционного союза: 75% – РФ, по 21,5% – у РК и РБ. При таком раскладе консенсус по любому вопросу не достижим. Абсолютный перевес априори остается за РФ, которая и так доминирует по экономическому, инфраструктурному, кадровому потенциалу. Как это принято в межгосударственных объединениях, например по ЕС, должно быть по голосу у каждой стороны с абсолютным консенсусом (равенстве) при решении всех кардинальных вопросов организации, совершенствования деятельности ЕЭС.
Что же касается расширения ЕЭС за счет новых членов, то проблема осложняется не только из-за «разноскоростной» интеграции новых членов в соответствии с особенностями и предпосылками каждого из участников. Не менее сложная проблема – согласование и стыковка разнонаправленных целей его потенциальных членов. Развитые страны рассматривают интеграцию как устранение барьеров в торговле и в перемещении факторов производства. Для сравнения – намерение Турции стать членом ТС и практика вступления России в ВТО и предстоящее решение по Казахстану, где ВТО в больше степени предстает как инструмент экономического развития и индустриализации страны.
Положение радикально меняется с вступлением России в члены ВТО. Либерализация внешней торговли и снятие завышенных импортных пошлин неизбежны. Нынешние барьеры на импорт из-за пределов ТС (ЕЭП, ЕЭС) уже изъяты. Но при этом таможенные тарифы РФ определяют нормативы Казахстана. Здесь явный механический перенос зависимого положения Казахстана по ЕТТ ТС, когда оно на 92% определялось нормативами РФ. Обязательства РФ по ВТО априори механически становятся частью обязательства Казахстана, регулируемых теперь положениями ВТО. Такое положение ограничивает возможности маневра Казахстана при вступлении в ВТО. Принуждение Казахстана следовать в фарватере РФ ущемляет его государственный суверенитет в рамках ВТО. Таможенные тарифы по Казахстану в зависимости от значимости, специализации тех или иных сфер должны решаться в интересах Казахстана.
Мировая экономика на выходе из кризиса – на этапе смены прежнего технического базиса, активно решает вопросы перехода на новый технологический уклад, переживает т. н. «шторм нововведений», расходы на освоение нововведений, как и масштаб их применения по развитым странам, растут ежегодно на 35%. По оценкам, перестройка экономики передовых индустриальных стран мира на основе нового технологического уклада продлится еще 3-5 лет. В антикризисных решениях и программах приоритет науки и нововведений бесспорен. Расходы на науку по развитым странам, как правило, на уровне 3% ВВП. При уровне этого показателя по Казахстану в 0,17% есть серьезная опасность отставания от других стран.
Суть проблемы не в валовом увеличении расходов на науку, а в управлении этим процессом. Научно-инновационная деятельность пронизывает все сферы народного хозяйства. Важно уйти от попыток управления наукой как отдельной отраслью. Необходимо создать специальный орган, координирующий научную и инновационную политику во всех структурах исполнительной власти. Этот орган отвечал бы за проведение государственной инновационной и научно-технической политики. Его задача: формирование условий и предпосылок научно-производственного и интеллектуального потенциала, включая информационную инфраструктуру, доступ к современным знаниям и техническим достижениям, система оценок и выбора приоритетных направлений научно-технического прогресса. Все это необходимо в целях определения перспективных, приоритетных направлений развития науки и инноваций с максимально эффективным использованием имеющихся средств.
Нерешенная проблема – чрезвычайно высокий уровень технологической неоднородности национальной экономики, что сдерживает структурно-технологическую модернизацию и определяет низкую эффективность инвестиций. Качественная неоднородность экономики препятствует рыночному переливу капитала. Структурно-технологическая модернизация экономики не может ограничиться только установкой на создание новых «прогрессивных» секторов. Такая ориентация больше увеличит качественную неоднородность экономики, снизит общеэкономический эффект проводимой политики. Курс на восстановление отраслей специализации национальной экономики и развитие новых инновационных отраслей и сфер – это закономерность и объективный путь эволюционного совершенствования технологической и отраслевой структуры экономики страны. В условиях сырьевой экономики с учетом ее положения в международном разделении труда значительная часть промышленности, в том числе и высокотехнологичной, в обозримой перспективе продолжит работать на обеспечение потребностей и переработки природного сырья. Государственно-частное партнерство, особенно на этапе коммерциализации передовых технологий, будет стимулировать наукоемкий тип смежных отраслей.
Требует специального внимания и решения научных и исполнительных органов вопрос о целесообразности передачи принадлежащих государству природных ресурсов в управление особой государственной компании, функционирующей в коммерческом режиме. Природная рента, сопутствующая собственности на недра, является одним из факторных доходов, формирование которых в обычных условиях осуществляется рынком. Уход от универсальной налоговой формы учета дохода в форму селективного, рентного механизма позволило бы на основе применения конкурентных процедур точнее учитывать специфические характеристики отдельных недр. Специальная компания оперировала бы активами, которые государство готово предоставлять частному сектору на основе аренды. Там, где крупным акционером является государство, исполнительная власть вправе осуществлять функции собственника. Для предприятий, имеющих стратегическое значение для экономики страны, управление со стороны государства оправдано. Здесь регулятор выполняет одновременно функции собственника.
Текущий технологический уровень стран ТС и ЕЭП не позволяет рассматривать сотрудничество с ними в качестве базы для инновационной модернизации экономик стран-членов, в том числе и Казахстана. Лаг времени достижения уровня развитых стран реально длителен. Поэтому увеличение доли технологичной продукции, трансфер новой техники возможен в решающей мере за счет третьих стран. Роль государственной инициативы и выход на технологические рынки развитых государств имеет на среднесрочный период важное стратегическое значение. В этом ключ не только удовлетворения насущных нужд внутреннего рынка, но и ведущее звено повышения конкурентоспособности экономики Казахстана. В этом аспекте торгово-экономическое сотрудничество с высокотехнологичным рынком Европейского союза в условиях вступления в ВТО имеет определяющее значение в аспекте структурной перестройки экономики, последовательного углубления производственно-технологической интеграции с индустриально развитыми государствами.
В Стратегии «Казахстан-2050» впервые формулируется концепция нового содержания социальных нормативов качества жизни населения с учетом практики индустриально развитых, социально ориентированных государств. Проблема заключается в разработке научно обоснованных гарантированных государством минимальных ключевых параметров и индикаторов качества жизни, включая уровень заработной платы, пенсий, пособий, объем гарантированных медицинских услуг, механизм формирования минимальной и рациональной потребительской корзины на одного казахстанца. При соответствующем повышении минимальной заработной платы, базовых пенсий, всех социальных пособий и выплат такая мера явится стартовой площадкой для выравнивания с нормативами социально ориентированных государств. В этом аспекте разработка новых социальных стандартов и гарантий потребует новых методологических подходов и обоснования вариантов минимального и рационального потребительских бюджетов по республике и регионам.
В условиях нарастающего демографического кризиса в республике (высокие темпы урбанизации и эмиграции при общем снижении показателя фертильности) приобретает особую остроту проблема разработки и принятия специального Закона «О государственных гарантиях поддержки семей с детьми». Общая численность населения республики за годы независимости республики фактически стагнирует на уровне 16,8–17,0 млн. человек. Молодежь, получающая образование за рубежом, особенно в России, ввиду создаваемых для выпускников преференций в значительной части остается за пределами страны. Нарастает тренд общего миграционного потока. Масштабные программы второй и последующих пятилеток форсированной индустриализации до 2030 и 2050 гг. предъявляют особые требования к квалификации нового поколения кадров, которые должны генерировать в основном наши семейные ячейки. Поэтому особо важно уже сейчас добиваться установления реально обеспеченных гарантий государственной поддержки семей при рождении и воспитании детей, с приоритетным установлением научно обоснованных пособий, оплачиваемых отпусков, налоговых и жилищных льгот. Эти меры потребуют увеличения доли расходов в ВВП на семейные и материнские пособия. По докладу Российской академии наук, по РФ они составят 1,2% к 2015 г., до 2% – в 2020 г. и до 2,5% – к 2025 г.
Предложенный вашему вниманию ряд аспектов повышения экономических позиций Казахстана в новом интеграционном союзе направлен, прежде всего, на преодоление складывающихся диспропорций в таможенно-тарифном, налоговом регулировании, неоправданных протекционистских мер и попыток форсирования наднациональных функций в ЕврАзЭС. Предметом особого внимания должна явиться проблема преодоления технологического отставания стран ЕЭС в целом, Казахстана в особенности. Актуальна разработка теоретических и методологических основ новой научно-технологической концепции и активизации инновационных связей с третьими, индустриально развитыми странами. Научная общественность заинтересована в позитивном решении отмеченных дисбалансов в экономическом сотрудничестве стран-членов ЕврАзЭС.

г. Алматы

НАША СПРАВКА
Аманжол Кошанович КОШАНОВ родился 11 октября 1934 года в совхозе «Заря» Сергеевского района Северо-Казахстанской области.
Окончил экономический факультет МГУ им. Ломоносова (1957), экономист. Доктор экономических наук (1979). Тема докторской диссертации: «Закономерности и проблемы индустриального роста Казахстана в период развитого социализма». Профессор. Академик Академии наук КазССР (1989). С 1957 года – преподаватель Актюбинского кооперативного техникума. С 1959 года – аспирант, младший, старший научный сотрудник, ученый секретарь, заведующий отделом, заместитель директора Института экономики Академии наук КазССР. С 1988 года – директор Института экономики Академии наук КазССР. С 1989 года – главный ученый секретарь президиума Академии наук КазССР (РК). С февраля 1994 года – академик-секретарь отделения общественных и гуманитарных наук Национальной академии наук РК. Вице-президент Академии наук РК по гуманитарным и общественным наукам (1997–1999).
Автор книг «Внутрирайонные проблемы социально-экономического развития союзной республики» (1983), «Социально-экономические основы образа жизни в регионе» (1986), «Формирование регионального комплекса отраслей группы Б» (1988), «Малые города при переходе к рынку» (1992), «Экономические основы и политика разгосударствления и приватизации в Республике Казахстан» (1993), «Трудное восхождение. На путях к рынку» (2004), «Национальные экономические интересы и отношения собственности» (2009), более 450 научных работ.
Владеет казахским, русским и английским языками.
Награжден орденом «Парасат» (2004); медалями «За доблестный труд», «Ветеран труда»; дважды знаками «За заслуги в развитии науки РК»; Почетной грамотой Верховного Совета Казахстана. Лауреат премии им. Ч. Валиханова. Заслуженный деятель науки и техники РК.
Женат: супруга – Раушан Кошанова, кандидат биологических наук, доцент. Имеет двух дочерей.

Поздравляем нашего уважаемого автора, члена редакционного совета журнала Аманжола Кошановича Кошанова с 80-летним юбилеем! Желаем ему крепкого здоровья и новых творческих успехов!

Источник: Мысль — Республиканский общественно-политический журнал

БӘСЕКЕЛЕСТІК ЭКОНОМИКАНЫҢ ҚОЗҒАУШЫ КҮШІ

Келер жылдың басында іске кірісетін Еуразия экономикалық одағының мүмкіндіктері, үш елдің әлеуметтік-экономикалық тұрмысын түзеудегі әлеуеті туралы аз айтылып жүрген жоқ.
Дегенмен, соңғы уақытта осынау одаққа қатысты «four freedoms» – төрт еркіндік термині өзекті болып тұр.

«Еуразия әлемі» пікір-сайыс клубында дәл осы тақырып талқыға салынды., «Four freedoms» бұл тауардың, капиталдың, жұмыс күші мен қызметтің еркін айналымы дегенді білдіреді. Дөңгелек үстел қатысушылары «бәсекелестікке жол ашатын осы төрт еркіндікті дамытуда қандай да бір кедергілер туындауы мүмкін бе?» деген сауалдың төңірегіндегі өз ой-пікірлерін ортаға салды. Саясаттанушы Эдуард Полетаевтың айтуынша бұл бағыт бойынша еліміздің Ұлттық кәсіпкерлер палатасы белсенді жұмыс атқаруда. «Атап айтқанда жаңа бизнес жобалар, инвестициялық жоспарлар құрылуда» деді өз сөзінде саясаттанушы. Ал экономист Айгүл Омарованың пікірінше бұл тарапта түйіні тарқатылмай отырған түйткілдер көп. «Айталық, ішімдік және кондитерлік өнімдерді Ресей нарығына тасымалдауда қиындықтар бар. Ресей бұл тараптағы Қазақстанның талабын ескеріп отырған жоқ» деді ол.

Өз кезегінде «Алмагест» консалтингілік компаниясының басшысы Айдархан Құсайынов әзір одаққа қол қойған үш елдің арасында бәсекелестік туралы заңның жобасы әзірленіп жатқанын және оның ұлтаралық сипатқа ие екенін айтып өтті.

Саясаттанушы Марат Шибұтовтың пікірінше аталған «төрт еркіндікті» толықтай жүзеге асыру ауыр. «Ресей шекарасындағы тіркеу процедуралары әлі де болса азайған жоқ. Ал бұл өз кезегінде көрші елге барып еңбек еткісі келетін жұмыс күшінің ынтасына тежеу салып, екі елдің арасындағы сауда байланысын төмендетеді» деді. Дегенмен, жиынға қатысқан бірқатар сарапшылар Шибұтовтың сөзіне қарсы шықты. Айталық, саясаттанушы Антон Морозов қазіргі таңда Қазақстандағы жұмыс күшін көрші елге жіберудің еш қажеті жоқтығын айтты. 2013 жылғы Еңбек және халықты әлеуметтік қорғау министрлігінің дерегінше Қазақстанға 30 мыңға тарта жұмыс күші жетпейді. Бұл аз ба? Меніңше, бұл арада бізге нақты стратегия қажет. Айталық, ертең мұндай ақпаратты естіген ресейліктер, ондағы қыруар жұмыс күші Қазақстанға қоныс аударып келсе қайтпексіз? Сондықтан ішкі рынокты сыртқы жұмыс күшінен қорғаудың жобасын әзірлеу керек» деді ол.

Ал «Эксперт Қазақстан» журналының сарапшысы Сергей Домниннің айтуынша үш елдің арасындағы еркін тауар алмасуда әлі күнге кедергілер көп. «Бұған біріншіден Ресейдегі ірі сауда жүйелері кедергі келтіріп отыр. Ал Белоруссияда сауда саласы монополизацияланған. Ол жақтағы мемлекеттік монополияның кесірінен тәуелсіз тауар өндірушілер аталған нарыққа еркін ене алмайды» деді Домнин өз сөзінде.

Источник: Айқын

ЦГИ «Берлек-Единство»: Четыре свободы евразийской интеграции

Давно уже замечено, что осмысление интеграционных процессов в категориях классической социологии (класс, страта, общество, границы) проблематично. Скорее речь следует вести о коммуникативной онтологии социальности, представляющей, например, структуру общества как конфигурацию социальных отношений и обеспечивающих существование различного рода мобильностей. Английский социолог Д. Урри в свое время даже предлагал заменить понятие «общество» понятием «мобильности» для лучшего понимания социальных процессов. В этом контексте интеграцию национальных экономик и социальностей можно понимать именно как создание условий для развития разнообразных мобильностей.

Успех интеграции в таком случае зависит не только от воли к интеграции субъектов социального действия (нации, элиты или, например, молодежи), но и от способности сложных социальных систем аккумулировать и воспроизводить интеграционный капитал. Действительно, в эпоху глобализации ключевым моментом развития является контакты, включенность, а выключенность из взаимодействия означает остановку, замедление развития или даже регресс. Проблемам создания такой инфраструктуры мобильностей Евразийской интеграции недавно было посвящено прошедшее в Алматы заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Четыре свободы интеграции: по труду и награда».

Казахстанские эксперты предложили осмыслить интеграционный процесс в категориях концепции «четырех свобод». Речь идет о достаточно простом и эффективном аргументе в защиту тех преимуществ, которые может принести ЕАЭС. Четыре свободы – это передвижение товаров, капиталов, рабочей силы и услуг. Именно они, в конечном счете, могут привнести мобильности евразийской интеграции. Так или иначе, все отмеченные выше свободы реализуются в евразийской интеграции в рамках единого экономического пространства и Таможенного Союза.

Продекларированная главами государств формирующегося Евразийского экономического союза – сотрудничества без изъятий, на сегодняшний день выступает в качестве важнейшего vision евразийской интеграции, к которому нужно стремиться. Возвращаясь к концепции «четырех свобод» хотелось бы отметить, какие ограничители и перспективы в контексте евразийской интеграции существуют.

1.Передвижение товаров. Формирование единого экономического пространства предполагает свободный доступ товаров на рынки всех стран. Сегодня исключение составляют около 700 товаров, это серьезный показатель. Во всех странах Таможенного союза национальные правительства используют протекционизм, но главное, что есть понимание о необходимости отхода от такой политики.

2.Перемещение капиталов. Субъекты экономической активности постепенно осваивают экономики других государств, и здесь важно как

сработают чиновники, задача которых создать политико-правовые механизмы для интенсификации капиталов. В свете обострения внешнеполитических отношений России и Запада, обеспечение мобильности капиталов в рамках евразийской интеграции не менее перспективно, чем обеспечение свободного перемещения товаров.

3.Перемещение рабочей силы. Две из трех стран Таможенного Союза – нуждаются в дополнительном притоке рабочей силы, которая идет в основном из республик Центральной Азии. Однако и мобильности трудовых ресурсов между Россией и Казахстаном также развиваются. В этом плане существует ограничитель (90 дневное пребывание на территории соседнего государства), который, скорее всего, будет устранен.

4.Перемещение услуг. Это элемент интеграционной инфраструктуры, который пока наименее развит, однако никаких институциональных препятствий для его реализации нет. Можно констатировать, что рынку услуг на евразийском пространстве не хватает конкретного содержания.

Интенсивность этой мобильности сопряжена с предыдущими свободами, хотя и при определенных условиях способна выступить и самостоятельным драйвером евразийской интеграции. Если инновационный потенциал экономик стран-участниц будет продуцировать проактивные услуги, то они, несомненно, будут востребованы в других странах.

Обсуждение проблемы «четырех свобод» – это попытка выйти на уровень рефлексии гуманитарного измерения евразийской интеграции. Задача экспертного сообщества заключается также и в том, чтобы идентифицировать латентные импульсы евразийской интеграции. Несмотря на то, что принцип «четырех свобод» уже существует и реализуется в рамках Таможенного Союза, полностью воплотить его в жизнь не так-то просто. Для этого нужна рутинная и кропотливая работа по доведения системы до нужного уровня работы, а гуманитарное измерение процесса, рассмотрение проблемы с точки зрения структуры жизненного мира постсоветского человека поможет определить пути решения проблемы.

Дмитрий Михайличенко — ЦГИ «Берлек-Единство»

Источник: Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Four freedoms: простой и эффективный аргумент

Дискуссии своего пика не достигли. Стандарты будут выравниваться, что должно означать одно – «четыре свободы» из лозунгов превращаются в реальную жизнь.

Как утверждают представители Евразийской экономической комиссии, совокупный ВВП стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) к 2030 году должен вырасти на 1 трлн. долларов вследствие интеграционного эффекта. Это случится, когда будут достигнуты основные цели ЕАЭС — повышение устойчивости и потенциала развития национальных экономик в более крупном формате, обеспечение емкого единого рынка и притока дополнительных инвестиций. Произойдет это благодаря принципу четырех свобод, которые дает интеграция для развития экономики – беспрепятственного перемещения товаров, услуг, капитала и человеческих ресурсов. Об этом говорили известные казахстанские политологи, экономисты и журналисты на заседании экспертного клуба «Четыре свободы интеграции: по труду и награда», которое состоялось в Алматы.

«Известно, что термин «Four freedoms» («четыре свободы») в принципе был позаимствован из опыта европейской интеграции, и более того, об этих свободах говорили достаточно давно, еще в 50-х годах, — напомнил политолог Эдуард Полетаев. — Тем не менее, поскольку новый полюс экономической интеграции формируется в масштабах Евразии, то именно здесь об этом термине заговорили с новой энергией, а поскольку широкая общественность, за исключением специалистов, мало интересовалась нюансами, то термин достаточно уверенно приживается в казахстанской, российской и белорусской журналистике».

Руководитель Центра Первого Президента РК Института мировой экономики и политики Айдар Амребаев разъяснил собравшимся, что европейские четыре свободы относятся к системным свободам, которые имеют страны Евросоюза и которые согласованы между ними. «Это свободное перемещение товаров, произведенных в ЕС или свободно торгуемых на этом пространстве. Свободное предоставление услуг, которое предполагает создание равных условий и инфраструктуры для предоставляемых услуг. Неограниченное ничем движение капитала на всем пространстве ЕС и, прежде всего, доступ к финансовым ресурсам по согласованным ставкам, единый налоговый режим. И свободный режим трудовой миграции, который означает предоставление гарантии соблюдения единых социальных стандартов, например, в сферах пенсионного обеспечения, социальных пособий и т.д.» — сказал он.

По мнению генерального директора консалтинговой компании «Алмагест» Айдархана Кусаинова, странам ЕАЭС пока не стоит ждать «взрывного потока эффектов» от этих четырех свобод. «Информационная поддержка на самом деле по большому счету слабая, — подчеркнул он. — Если Евросоюз интегрировался на протяжении долгих лет, то это обсуждалось, муссировалось. Там принятие законов было каким-то триггером для реализации ожиданий. Нам же понадобится еще, может быть, год или два для того, чтобы страны почувствовали массированные движения, как по капиталу, так и по людям».

Марат Шибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане, полагает, что четыре свободы в странах ЕАЭС уже есть и в определенной степени даже работают. «Вопрос в том, что необходимо будет делать дорожные карты, то есть трансформировать наднациональные договоры до нормативно-методических документов, инструкций для ведомств. Ведь бюрократический аппарат работает по инструкциям, которые у него есть. Это достаточно сложно. То есть законодательная работа с чиновниками должна быть хорошо поставлена», — заявил он. При этом эксперт обратил внимание на то, что пока сравнение ЕАЭС и его четырех свобод с Европейским союзом некорректно, так как аналогом нашего экономического пространства является Европейское экономическое сообщество, которое было до ЕС, а Евросоюз – это следующая ступень интеграции, которая включает в себя валютный и финансовый контроль. «Надо сравнивать ЕАЭС с Североамериканским соглашением о свободной торговле» — заявил он.

О проблемах законодательного обеспечения интеграции говорил и профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев, в качестве примера приведший частый факт наличия размещенного в открытых источниках закона и отсутствия подзаконных актов к нему. «При этом сам закон абсолютно не объясняет технически, как должны решаться те или иные вопросы, — отметил политолог. — Поэтому очень важно сразу переводить решения на технический уровень и делать их открытыми».

С его точки зрения, процедуры принятия должны идти одновременно. «Когда принимается закон надо сразу принимать и подзаконный акт, где все инструкции прописаны. У нас получается так, что мы закон принимаем, а как он будет работать технически, абсолютно непонятно. Создаются подзаконные акты года через два или три – люди о законе уже забывают. То есть что-то мы ожидали, а оно не работает, потому что нет технического регламента. А когда он начинает работать, нам это уже неинтересно – информационное поле разорвано», — разъяснил он.

«Ближайшие годы надо посвятить работе по конкретной выработке четких подзаконных актов и нормальной информационной работе», — поддержал эксперта Айдар Кусаинов.

Заместитель главного редактора делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин сказал, что по его мнению, интеграцию надо постоянно расщеплять на идеологическую сущность, а также на теоретическую и практическую, чего мы не делаем и от этого иногда складываются слишком мрачные ожидания, либо, наоборот, слишком радужные. «В реальности это большой объем работы для всех, в том числе и для бизнеса. Когда общаешься с предпринимателями, это начинаешь понимать», — заметил он.

Политический обозреватель Владислав Юрицын заметил, что его интеграция больше всего интересует с точки зрения простого человека, так как он является наемным работником. «Из практики могу сказать, что в плане свободы обучения эта система работает. Моя дочка с казахстанском паспортом поступила на бюджетное место в российском университете, получает стипендию. Простой человек, если для него меняется рынок труда и свобода перемещения, уже ощущает плюсы», — поделился он.

«Четыре свободы» — достаточно простой и эффективный аргумент в защиту тех польз, которые должен принести ЕАЭС и, в конечном счете, положительно повлиять на качество жизни граждан», — считает политолог Эдуард Полетаев. Эти свободы, по его мнению, обостряют конкуренцию, что несет только плюсы потребителю. За него с большей силой начинают бороться производители, предлагая более дешевый и качественный товар.

Главный редактор международной газеты «Весь мир» Юрий Кирициниянов отметил, что тематические интеграционные дискуссии своего пика не достигли. «Стандарты будут выравниваться, следовательно, «четыре свободы» из лозунгов со временем превратятся в реальную жизнь. Простые люди от этого только выиграют, — подчеркнул он. — Откровенно говоря, меня раздражает, когда политики произносят заученные фразы, повторяют какие-то абстрактные вещи без какой-либо «привязки» к интересам простого человека. Что получит он от интеграции? Казахстанец, россиянин, беларус? Надо все время задавать этот вопрос со страниц газет и с экранов телевизоров. Пресса должна критиковать нерадивых, показывать положительные примеры в интеграционном процессе. При этом имея в виду эти же «четыре свободы».

Аманжол Смагулов

Источник: Caspian bridge — информационно-аналитический центр

Время «бумажной архитектуры» Евразийского экономического союза заканчивается — политолог

АСТАНА /Trend/ — Время «бумажной архитектуры» Евразийского экономического союза (ЕАЭС) заканчивается, начинается реальное строительство из камня, считает казахстанский политолог Эдуард Полетаев.

«Время «бумажной архитектуры» Евразийского экономического союза (ЕАЭС) заканчивается, начинается реальное строительство из камня», — сказал Эдуард Полетаев в четверг в ходе заседание экспертного клуба на тему «Четыре свободы интеграции: по труду и награда».

Он напомнил, что парламенты трех стран практически синхронно намерены ратифицировать договор о ЕАЭС, а 10 октября в Минске планируется встреча президентов Казахстана, России и Беларуси.

«Для укрепления ЕАЭС в глобальном мире нужно, чтобы реализовался принцип «четыре свободы». По многим из направлений стороны уже закрепили существующие договоренности, которые раньше были достигнуты в рамках формирования Единого экономического пространства (ЕЭП). Обновлен арсенал, задачи, инструменты достижения этих четырех свобод. Правовая база еще в рамках ЕЭП была создана в 2012 году», — сказал Полетаев.

Термин «четыре свободы» – это передвижение товара, капитала, рабочей силы и услуг. Известно, что термин «Four freedoms» («четыре свободы») был позаимствован из опыта европейской интеграции, и более того, об этих четырех свободах говорили достаточно давно, еще в 50-х годах.

В то же время, по мнению политолога, сегодня возникло немало сложностей на пути формирования Единого экономического пространства, на устранение которых потребуется время.

«Мы видим и сейчас, что есть определенные сложности с непаритетным доступом на рынок, например, алкогольной продукции, есть вопрос авторских прав, среди кондитеров особенно тема актуальна. Есть вопрос утилизационного сбора автомобилей, который ввела Россия», — перечислил эксперт.

По его мнению, до сих пор открытыми остаются некоторые вопросы. Насколько реально четыре свободы воплотить в жизнь в полноценном формате? Какие могут быть сложности, например, связанные с миграционным законодательством? Есть ли опасность того, что рабочая сила будет передвигаться через открытые границы, и малонаселенный Казахстан, сам нуждающийся в рабочей силе, может испытывать нехватку трудовых ресурсов?

«Я недавно разговаривал с коллегами из России, и выяснилось, что там далеко не все знают, что казахстанцы могут в упрощенном порядке трудоустроиться на работу, то есть нюансов много. Мы видим, что бумаги подписываются, но для их беспроблемного воплощения в жизнь нужны разъяснительные работы, эффективное исполнительское мастерство чиновников», — сказал Эдуард Полетаев.

Автор: Данияр Мухтаров. Редактор: Ирина Парфёнова

Источник: Trend News Agency ALL RIGHTS RESERVED

Сельские виды

Комбайн на поле около деревни Яцково Минской области

Комбайн на поле около деревни Яцково Минской области
© РИА Новости. Егор Еремов
Казахстан и Беларусь опасаются, что от интеграции с большим соседом пострадает, как обычно, самый проблемный сектор экономики – сельское хозяйство. Российские аграрии получают бо́льшую поддержку со стороны государства и могут запросто задавить других производителей на едином рынке Таможенного союза – таков главный страх. Но на самом деле партнеры России по ТС могут только выиграть от эмбарго на ввоз сельскохозяйственной продукции из Европы и США. Мы продолжаем разбираться в опасениях, связанных с евразийской интеграцией.

Об опасности яиц и сухого молока

Заместитель председателя правления Национальной палаты предпринимателей Республики Казахстан Рахим Ошакбаев заявил, что производители сельскохозяйственной продукции в трех странах Таможенного союза поставлены в неравные условия. «Сейчас мы видим, что то соглашение, которое было подписано в 2010 году в рамках Таможенного союза, об ограничении уровня господдержки в пределах 10% сельскохозяйственного ВВП во-первых, оно в настоящий момент не в полной мере соблюдается. Во-вторых, сам принцип не дает нам надежной защиты сельхозпроизводителей ввиду того, что даже разрешенный уровень государственной поддержки можно направить на отдельные приоритетные виды отрасли, в итоге эта продукция получается субсидируемая, и она заходит на наш рынок. Мы имеем эффект несправедливой, нечестной конкуренции», — считает Ошакбаев.

Примеров тому, по его мнению, очень много: это и «пресловутое белорусское сухое молоко» и российские яйца, которые поставляются на рынок Казахстана «вне легального оборота, без уплаты налогов, и в итоге это не дает развиваться нашему яичному производству». Особенно тревожат зампредседателя правления казахстанской Национальной палаты предпринимателей российские производители, которые получают господдержку не только на федеральном, но и региональном уровне. «Если мы говорим про Россию, то это более актуально, поскольку порядка 50% господдержки идет не на федеральном уровне, а на уровне субъектов Федерации. Таким образом, отдельная область и губерния может оказывать очень приоритетный вид поддержки и достигать этого эффекта несправедливой конкуренции», — пояснил он.

Особенно тревожат зампредседателя правления казахстанской Национальной палаты предпринимателей российские производители, которые получают господдержку не только на федеральном, но и региональном уровне

Поясним, что Беларусь давно является крупным поставщиком различных видов молочных продуктов на рынок ТС. Только в январе — июле 2014 года страна экспортировала в Россию 90 тыс. т уже упомянутого сухого и сгущенного молока и сливок, в Казахстан — еще 10 тыс. т, а также 100 тыс. т и 1,2 тыс. т соответственно несгущенного молока и сливок. Различные молочные продукты, в том числе сыры и творог, составляют основу белорусского импорта в РФ. За прошедшую половину 2014 года общий объем поставок в денежном эквиваленте составил порядка 800 млн долларов. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года он снизилсяна 2,6%, но теперь белорусские аграрии надеются наверстать упущенное, пользуясь введенным эмбарго на европейские товары.

Сельские виды
© РИА Новости. Егор Еремов

Надо сказать, что белорусское сухое молоко из года в год занимает большую долю рынка в странах ТС. Оно используется при производстве молочных изделий, мороженого, кондитерской продукции, детского питания и другого. Молочка не раз становилась причиной «продуктовых войн» между РФ и Беларусью. Неоднократно «Союзмолоко» обращался к российскому правительству с просьбой ограничить импорт белорусской продукции, которая наносит серьезный удар по отечественным производителям. Интересно, что при этом опасения казахстанских производителей не совсем понятны. Как говорится в отчете Евразийской экономической комиссии, основным поставщиком молочных продуктов в Казахстан является вовсе не Белоруссия, а Россия.

Что касается производства яиц, то, как утверждают сами владельцы казахстанских фабрик, им не приходится бояться конкуренции со стороны РФ. Во-первых, оказывается, цены на привозную российскую продукцию выше, чем на местную, и не могут всерьез угрожать рынку. Как правила, яйца с российских птицефабрик поставляются в приграничные регионы Казахстана, дальше везти их сложно и дорого. К тому же власти РК также оказывают поддержку своим производителям, которая составляет около 2,6 тенге за каждое яйцо. При этом по оптовым ценам каждое яйцо стоит примерно 13–15 тенге в зависимости от категории.

Как правила, яйца с российских птицефабрик поставляются в приграничные регионы Казахстана, дальше везти их сложно и дорого

В 2011 году российские производители действительно устроили на казахстанском рынке демпинг, пытаясь побыстрее продать яйца, у которых заканчивался срок годности. Местным производителям тогда пришлось подстраиваться под низкие цены конкурентов, а у прессы появился повод поупражняться в искусстве остроумных заголовков на тему «роковые яйца».

В целом опасения казахстанской стороны за состояние агрорынка в РК понятны, предложенное Рахимом Ошакбаевым решение — осуществлять мониторинг и сравнивать размер государственной поддержки отдельных видов сельского хозяйства — кажется логичным. Впрочем, и российские, и белорусские агропроизводители с этим вряд ли согласятся.

Когда каждый сам за себя

Уровень государственной поддержки АПК в странах Таможенного союза по договоренности, достигнутой еще в 2010 году, не должен превышать 10% от валовой стоимости произведенной сельхозпродукции. На самом деле в Казахстане сейчас он составляет 4–5%, в России — порядка 6%, а в Белоруссии — все 18%, хотя белорусская сторона часто заявляет, что они финансируют своих сельхозпроизводителей на уровне 8,7%. И то и другое верно, все зависит от того, как считать.

 

Во время уборки урожая картофеля в Борисовском районе Минской области
© РИА Новости. Егор Еремов

Как рассказал агентству «Новости-Казахстан» первый заместитель премьер-министра Казахстана, председатель координационного совета Казахстана по вопросам интеграции, член совета Евразийской экономической комиссии Бакытжан Сагинтаев, Белоруссия берет в расчет стоимость не сырья, а уже готовой продукции. «Нужно понять, каким образом рассчитывать господдержку, относительно товара или продукции: когда мы говорим о господдержке в сельском хозяйстве, мы должны смотреть на сырье, а Белоруссия берет в расчет уже конечную продукцию и говорит, что они не превышают договоренности — до 10%. А если считать только относительно сырья, тогда у них господдержка получается 18,3%, то есть это немного неконкурентное действие», — пояснил казахстанский вице-премьер.

 

Белорусская сторона в ответ ссылается на практику Евросоюза, где уровень господдержки различается от страны к стране (от 2,5% в Болгарии до 49% в Финляндии), при этом большинство выплат осуществляется за счет средств общего бюджета ЕС. Газета «Коммерсант» пишет, что перед подписанием договора о создании ЕАЭС в мае этого года Белоруссия до последнего защищала существующие в стране государственные субсидии для аграриев. В итоге Минску удалось договориться, что уменьшение господдержки АПК будет происходить постепенно до 2016 года.

Белорусская сторона ссылается на практику Евросоюза, где уровень господдержки различается от страны к стране (от 2,5% в Болгарии до 49% в Финляндии)

В молочной отрасли, одной из самых приоритетных для Белоруссии, субсидии предоставляются на гектар и литр проданного молока, кроме того, производители имеют льготные кредиты на 15 лет. В России же льготные кредиты действуют на 8 лет, субсидии на гектар многократно меньше, что ставит отечественных молочников в менее выгодные условия.

Вице-премьер Аркадий Дворкович, который курирует в правительстве РФ сектор реальной экономики, заявил, что, возможно, льготные кредиты будут выдавать на 15 лет. «Разница между 15- и 8-летним кредитом в пересчете на литр молока может достигать 5 рублей», — пояснилпредседатель правления Национального союза производителей молока («Союзмолоко») Андрей Даниленко.

«Союзмолоко» часто жалуется в Минсельхоз на белорусских поставщиков, которые сильно усложняют отечественным производителям жизнь. Так, в этом году российским предприятиям уже пришлось сократить объемы производства сухих молочных продуктов на 8,7%, а сыров и сырных продуктов — на 4,3%.

«Сегодня безусловным лидером на рынке является Белоруссия. Ее продукция остается наиболее конкурентоспособной благодаря тому, что издержки для белорусских производителей гораздо ниже. Там государство контролирует цены на ЖКХ, нет такой высокой платы за подключение к сетям, а после девальвации взятые кредиты еще и обесценились. Для белорусских производителей сегодня открылись дополнительные возможности увеличить свою долю на российском рынке: из-за санкций импорт молочной продукции из ЕС приостановлен и на рынке образовалась ниша. Скорее российским производителям впору бояться конкуренции со стороны Белоруссии», — отметил Даниленко в интервью ЕКЦ.

 

Упаковка куриного мяса на белорусском предприятии "1-я Минская птицефабрика"
© РИА Новости. Егор Еремов

У всех свои недостатки

 

Сельское хозяйство в Казахстане далеко не так развито, да и госрегулирование в отрасли не такое мощное, как в Беларуси. В производстве молока Казахстан отстает, однако в стране традиционно большие объемы выращивания зерна. В торговом балансе РК преобладает импорт. Так, в 2013 году страна экспортировала сельхозпродукции на 2,7 млрд долларов, а импортировала на 4,6 млрд долларов. При этом значительную часть экспорта составило именно зерно.

По остальным видам сельского хозяйства ситуация гораздо сложнее. Например, даже в традиционном для Казахстана овцеводстве наблюдается упадок. Страна завозит баранину из России, Австралии и Уругвая и сама почти ничего не экспортирует. В целом за последние пять лет экспорт продуктов питания из РК снизился на 6%, а импорт вырос на четверть.

Можно было бы обвинять в этом российских производителей, которые слишком агрессивно ведут себя на казахстанском рынке, однако на самом деле проблема системная и состояние сельского хозяйства в стране начало ухудшаться еще в 1990-е годы. Как пишет агентство«КазТАГ», постепенно аграрный сектор из крупнотоварного производства превратился в натуральное мелкое хозяйство. Принятая правительством программа «Агробизнес-2020» также вряд ли сможет существенно изменить ситуацию, так как направлена она главным образом на списание долговых обязательств крупных хозяйств, чья основная деятельность направлена на экспорт зерновых.

 

Президент Назарбаев во время встречи с сельхозпроизводителями
© www.akorda.kz

Белорусские власти в свое время спасли свое сельское хозяйство, выделяя субсидии и делая ставку на экспорт в Россию. При этом, как признал сам президент Александр Лукашенко, без господдержки треть предприятий страны вообще не выживет. «Без учета государственной поддержки более 500 организаций (треть от общего количества) являются убыточными. Очень высока закредитованность аграрного сектора. Это серьезные минусы в работе отрасли», — отметил он в послании к белорусскому народу и Национальному собранию. Сами сельхозпроизводители смотрят на свой бизнес еще более пессимистично. Как показывают опросы, среди руководителей белорусских сельхозпредприятий только 8,7% считают свои предприятия прибыльными.

 

Как признал сам президент Александр Лукашенко, без господдержки треть предприятий страны вообще не выживет

Казахстан каждый год увеличивает субсидии в сельское хозяйство: в прошлом году сумма составила 88 млрд тенге, в этом — 160 млрд. При этом с нынешнего года появились инвестиционные субсидии. К примеру, при строительстве мелиорационных сетей 40% затрат покрывает госбюджет, при строительстве мясных ферм эта сумма составляет 50%.

Кроме того, с 2015 года в стране вводятся поправки в Налоговый кодекс, которые касаются уплаты НДС. Они облегчат налоговое бремя предпринимателей и магазинов, которые покупают товар напрямую у сельхозпроизводителей. Тем не менее, по словам министра сельского хозяйства Асылжана Мамытбекова, главной проблемой аграрной отрасли в Казахстане остается нехватка обрабатываемых земель и квалифицированных кадров.

Ищи кому выгодно

Когда в августе этого года Россия ввела ограничения на импорт европейских сельскохозяйственных продуктов, в Белоруссии эту новость встретили с воодушевлением. Первый заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Белоруссии Леонид Маринич даже назвал российское эмбарго клондайком для страны. До конца текущего года Белоруссия планирует удвоить поставки своей молочной продукции (из которых сыров — на 40 тыс. т) и на 15–40% увеличить экспорт мясных полуфабрикатов. Объемы поставок овощей из страны могут вырасти до 40%, а картофеля — в два раза (свыше 1 млн т).

 

Работники убирают капусту на поле в Минским районе Белоруссии
© РИА Новости. Егор Еремов

«Без белорусских производителей для России влияние санкций на рынок, безусловно, было бы гораздо более сильным. Что касается Казахстана, то объемы производства молока там небольшие, и Астана традиционно импортирует большие объемы сырья. Думаю, ситуация не изменится в ближайшее время», — отметил председатель «Союзмолока» Андрей Даниленко в разговоре с ЕКЦ.

 

Независимый белорусский экономист Сергей Чалый, напротив, считает, что продуктовый рынок страны очень быстро перестроится на экспорт в Россию, даже если это повлечет за собой проблемы на внутреннем рынке. «Если Белоруссия воспользуется своими складскими запасами, она имеет шанс повысить поставки продуктов питания в Россию на 15–20%. Кроме того, ради увеличения экспорта Белоруссия будет готова пожертвовать внутренним рынком, такой опыт уже есть», — сказал эксперт.

Впрочем, Чалый сомневается, что Белоруссии целесообразно вкладываться в долгосрочные производственные проекты, которые ориентированы исключительно на Россию. «Для Москвы западные санкции и последовавшее за ними продуктовое эмбарго стали неприятностью, которая в любой момент может быть отыграна обратно. Если запрет будет снят раньше, не факт, что после этого расклад импортеров останется прежним», — рассуждает экономист.

Те же опасения есть и в Казахстане. Несмотря на это глава Национальной палаты предпринимателей Казахстана Аблай Мырзахметов заявлял, что республика намерена занять позиции запрещенных европейских импортеров на российском рынке, передавали Tengrinews.kz. Тогда же были определены наиболее перспективные группы товаров, поставки которых в РФ можно увеличить.

Два крупнейших казахстанских производителя молока заявили, что не хотят поставлять свою продукцию в Россию и подрывать уже сложившуюся систему поставок на внутренний рынок

Так, первый заместитель премьер-министра Казахстана Бакытжан Сагинтаев сообщил, что более 20 казахстанских предприятий готовы поставлять в Россию муку, рис, гречневую крупу, лук, консервированные овощи, мед и кондитерские изделия. Однако с другими позициями ситуация остается неясной. Два крупнейших казахстанских производителя молока заявили, что не хотят поставлять свою продукцию в Россию и подрывать уже сложившуюся систему поставок на внутренний рынок.

Вопрос с поставками казахстанского мяса в Россию пока не решен. В любом случае самым перспективным продуктом эксперты считают говядину. Так, если в первое полугодие 2013 года объемы экспорта мяса крупного рогатого скота из Казахстана составили всего 11,8 т (на 61,9 тыс. долларов), то за аналогичный период 2014 года они выросли до 280,1 т (на сумму 1,2 млн долларов).

По мнению директора аналитической компании «Группа оценки рисков», политолога Досыма Сатпаева, заинтересованность России в продуктах из Казахстана могла бы стать импульсом развития сельского хозяйства в стране. «Россия могла бы импортировать казахстанскую сельхозпродукцию, овощи и фрукты, однако пока эти категории товаров импортируются в Казахстан из Китая и Средней Азии. Это связано с чрезмерной поддержкой сырьевого сегмента экономики в обход инвестиций в сельское хозяйство», — сказал Сатпаев.

Политолог Эдуард Полетаев также считает, что Казахстан мог бы воспользоваться случаем и увеличить экспорт на опустевший российский рынок. «Представители властей неоднократно заявляли, что сложившаяся ситуация — отличный шанс увеличить экспорт продукции в Россию, тем более что членство в Таможенном союзе снимает возможные логистические проблемы», — отметил эксперт. По его мнению, увеличение поставок из Казахстана может покрыть в первую очередь потребности приграничных регионов — Омской, Челябинской и Оренбургской областей. «Безусловно, казахстанская продукция не сможет полностью покрыть потребности всей России, тем более что номенклатура предлагаемых товаров довольно узкая», — считает политолог. В то же время он отметил, что производителю может быть невыгодно ориентироваться на рынок, который может просуществовать только год. Однако Полетаев уверен, что за это время экспортный расклад радикально поменяется.

Увеличение поставок из Казахстана может покрыть в первую очередь потребности приграничных регионов — Омской, Челябинской и Оренбургской областей

Досым Сатпаев также не исключает, что многие казахские производители переключатся на переработку продукции из ЕС. «Правительство Казахстана поддержит производство из иностранного сырья, поскольку это будет подпадать под программу развития нецелевого сектора», — поясняет он.

Интересно, что подобный опыт уже есть у Белоруссии. Журнал «Огонек» рассказывал о лучшем в стране молокозаводе — Туровском молочном комбинате (ТМК), который работает на итальянском оборудовании и с привлечением иностранных специалистов. Конечно, не слишком патриотично, зато недавно запущенный комбинат производит итальянские сыры отличного качества. Большую их часть, конечно, и так планировалось отправлять в Россию, а после введения санкций предприятию и вовсе выпал счастливый билет. В начале сентября белорусская продукция уже была представлена на полках основных ритейлеров в Москве и Санкт-Петербурге. Это хорошая альтернатива банальному реэкспорту европейских товаров, так как позволяет развивать собственное производство, а не просто ставить автоматы для переклейки этикеток.

Источник: Евразийский коммуникационный центр

Прорывной саммит

Вопрос статуса Каспия сдвинулся с мертвой точки

Четвертый саммит глав прикаспийских стран в Астрахани открыл новую страницу во взаимодействии пяти прибрежных государств. По итогам саммита было принято политическое заявление о создании на Каспии суверенных прибрежных зон и недопущении вмешательства третьих стран, а также подписано три соглашения по защите биоресурсов, предупреждению и предотвращению чрезвычайных ситуаций, сотрудничеству в сфере гидрометеорологии.

Своими оценками итогов саммита в интервью газете «Каспiй» поделились отечественные и зарубежные эксперты.

1386670348_tofig

Тофик АББАСОВ, политолог:

— Вопреки многим пессимистическим высказываниям относительно прорыва в каспийском вопросе, в Астрахани данный прорыв имел место. Главное, что характеризует эту встречу — у всех глав пяти прикаспийских государств был позитивный настрой и политическая воля, чтобы перешагнуть через очень высокий барьер. Дело в том, что за 20 лет переговоров по проблеме статуса, когда проходили многочисленные встречи рабочих групп и личных представителей президентов, наряду с маленькими шажками по направлению к урегулированию основной проблемы, накапливались и проблемные вопросы, становившиеся камнем преткновения перед решением основной задачи. С этой точки зрения на встрече в Астрахани восторжествовал дух взаимопонимания и главы государств дали понять, что откладывание проблемы статуса в долгий ящик не приводит к ее решению, а лишь позволяет ей обрастать балластами, что в будущем будет только мешать поиску общих точек соприкосновения.

Говоря о проблеме разграничения на Каспии, достаточно вспомнить успешно решенные аналогичные вопросы по разграничению Великих озер между США и Канадой, Персидского залива между соседними государствами. То есть, вопрос разграничения водоемов не является чем-то необычным в мировой практике. Главное, чтобы был выработан механизм раздела. Предложенная российской стороной схема на основе суверенных зон, по всей видимости, оказалось единственно приемлемой и компромиссной для всех сторон.

Что касается позиции Азербайджана в этом вопросе, то я не думаю, что если бы суверенная зона была бы невыгодна нашей стране, Президент Ильхам Алиев согласился на нее. Учитывая сложную ситуацию в мире, необходимо уметь находить консенсус по проблемным вопросам, чтобы сформировать общую атмосферу доверия на Каспии. В силу этого принятие российского предложения о суверенных зонах является меньшим из зол, которое поможет снизить накал эмоций и предоставит возможность для подготовки новых экономических и коммуникационных проектов.

Кроме того, несмотря на подписанное заявление, именно Азербайджан остается пионером в нефтегазовых разработках на шельфе Каспия, подавшим пример другим прикаспийским странам. Никто не собирается оспаривать у нас эту роль или претендовать на уже разрабатываемые нами месторождения.

Что же касается спорных месторождений на Каспии, то их можно разрабатывать совместными усилиями двух государств. В свое время Азербайджан предлагал Туркменистану применить этот способ к месторождению «Кяпаз», но Ашгабад отказался. Сейчас же наступили новые времена, и всем придется договариваться.

При этом следует помнить, что даже принятие статуса не будет означать автоматического решения всех проблем, имеющихся на Каспии. Но зато в этих условиях будут уже применяться более мягкие подходы к решению проблем. А это уже не составит труда азербайджанцам с туркменами и иранцами находить общие точки соприкосновения и решать межгосударственные проблемы.

В связи с благоприятным настроем глав прикаспийских государств на прошедшем саммите, есть надежда, что к 2016 году — времени проведения нового саммита в Казахстане в случае отсутствия каких-то экстраординарных событий, стороны смогут выработать статус Каспия.

rustam_mamedov

Рустам МАМЕДОВ, политолог, эксперт по вопросам Каспия:

— Встреча глав прикаспийских государств стала большим событием и благодаря этому саммиту каспийский вопрос сдвинулся с мертвой точки. Во-вторых, в вопросе определения статуса Каспия также имелись некоторые подвижки. В частности, было подписано политическое заявление, в котором обговаривались вопросы создания суверенных зон. До сих пор ничего подобного подписано не было.

Вместе с тем, суверенная зона будет несколько ограничивать интересы Азербайджана в вопросе национального сектора, так как не совпадает с его границами и является намного меньше его. Наряду с этим следует понимать, что политическая декларация является только предварительным документом и статус Каспия еще не определен. Только после определения статуса будет прояснена картина с границами секторов. Но, несмотря на оптимистический настрой глав прикаспийских государств, считаю маловероятным решение вопроса статуса через два года на очередном саммите.

Ïðåññ-êîíôåðåíöèÿ Öåíòðà ðåãèîíàëüíîãî ðàçâèòèÿ Àçåðáàéäæàíà

Чингиз ИСМАЙЛОВ, руководитель Центра регионального развития:

— Выступление на прошедшем в Астрахани саммите нашего Президента Ильхама Алиева показало, что вопросы безопасности в каспийском регионе остаются наиболее актуальными. Но основным камнем преткновения на пути развития экономических связей и интеграционного сотрудничества в регионе является военная агрессия со стороны Армении и нерешенная проблема, связанная с оккупацией Ереваном части азербайджанской территории. Это важно, несмотря на некоторую отдаленность Нагорного Карабаха от каспийского побережья.

Относительно итогов саммита хочу сказать, что прорывных решений принято не было, так как такие моменты связаны лишь с определением статуса Каспия. Позиции сторон серьезно разнятся между собой. Были подписаны другие менее важные документы. Подписанное же заявление о 15 мильной суверенной зоне, на мой взгляд, не соответствует интересам Азербайджана. Дело в том, что наша страна располагает на Каспии рядом островов, и такого количества островов ни у кого больше на этом море нет. Некоторые из них находятся на пределами 15 мильной зоны. За пределами этой зоны находятся и наши основные месторождения — блок АЧГ.

Более того, за пределами 15-мильной суверенной зоны будет позволено свободно передвигаться судам других государств любого назначения, как пассажирских, рыболовецких, так и военных. Они могут создать проблему для передвижения наших морских и воздушных судов, так как на переговорах речь идет и об обобщении воздушного пространства над морем, за исключением суверенной зоны. Таким образом, будет возникать опасность и для вертолетов, перевозящих вахтовиков на нефтегазовые месторождения.

Стоит отметить, что в настоящее время мы не используем полностью потенциал островов, но в перспективе все будет иначе. И их нахождение за пределами 15 мильной зоны станет невыгодным Азербайджану. К примеру, представим себе такую картину, когда за пределами 15 мильной зоны между азербайджанским берегом и каким-нибудь островом выстраивается несколько ракетных кораблей какой-то другой прикаспийской страны. При этом они не осуществляют никаких враждебных действий. Но что нам предпринять, чтобы гражданские суда прошли к острову — просить иностранные суда пропустить наши корабли к своим же островам?

Таким образом, учитывая наличие множество островов у Азербайджана и наличие у нас активной воздушной и морской связи с многочисленными нефтегазовыми месторождениями на море, этот вопрос надо урегулировать. В это заявление должны быть внесены поправки для Азербайджана, принимающие во внимание наши острова и месторождения. С этой точки зрения 15-мильная зона является очень большой уступкой с азербайджанской стороны. Нам необходима 45-мильная зона.

Что касается возможности добиться принятия статуса Каспия в 2016 году, то, на мой взгляд, это очень маловероятно. Скорее всего, это лишь политическое заявление, так как не думаю, что за столь краткий срок Иран и Туркменистан поменяют свои прежние позиции. Если бы речь шла только об Азербайджане, России и Казахстане, то договор о статусе можно было бы подписать, так как между нашими странами есть понимание по ключевым вопросам. И только изменение позиций Тегерана и Ашгабада ускорит этот процесс.

Эдуард Полетаев

Эдуард ПОЛЕТАЕВ, политолог:

— Саммит получился эффективным и продуктивным. Подписано три соглашения, озвучены интересные инициативы (о зоне свободной торговли), предложены полезные проекты (кольцевая железная дорога). Должен отметить, что со времени последнего такого мероприятия каспийской пятерки (2010 г.) прошло достаточно много времени (главы государств тогда договорились встречаться каждый год). Да и Конвенция о правовом статусе Каспия казалось скептикам вечноподписываемым документом, мол, определенное статус-кво на Каспии есть, следовательно, и торопиться некуда. Однако судя по весьма оптимистичному тону лидеров прикаспийских стран, в вопросе удалось значительно подвинуться и приблизить дату подписания. Это говорит о том, что компромисс на Каспии возможен и договориться можно без внешних игроков-советников.

Что касается позиции Казахстана, то ему и так принадлежит 29% береговой линии Каспия — это больше, чем у других государств. Кроме того, к Казахстану относится относительно мелководная часть моря, с островами и заливами, что облегчает его освоение. Здесь Астану все устраивает. Пока договорились по зонам суверенитета и рыболовства. Но по самому вкусному — шельфу — согласия еще нет. Тут, конечно, вопрос в позиции Ирана, которому мало предлагаемых ему 13,8%. Если поделить шельф одинаково, на равные 20% доли, тогда Казахстану это не выгодно. Пока вполне устраивает соглашение по срединной линии, подписанное в 2003 году с Россией и Азербайджаном. Да и Туркменистан не оспаривает право Казахстана на добычу нефти на шельфе.

Роман ТЕМНИКОВ
r.v.temnikov@list.ru

Источник: Каsрi

Путин и Назарбаев запустили новую «Евразию»

Казахстан в реализации амбициозных проектов рассчитывает на помощь России


казахстан, россия, назарбаев, путин, энергетика, таможенный союз, проект, евразияВладимир Путин и Нурсултан Назарбаев посетили выставочный павильон Форума. Фото с официального сайта президента РФВчера в Атырау, что на северном берегу Каспия, состоялся XI Форум межрегионального сотрудничества Казахстана и России, в работе которого приняли участие президенты Нурсултан Назарбаев и Владимир Путин. Главы государств обсудили энергетические вопросы, а также повестку дня предстоящих саммитов – глав государств Таможенного союза (ТС) и Евразийского экономического союза (ЕАЭС), которые состоятся 10 октября в Минске. Среди прочего в этот день будет объявлено о присоединении Армении к интеграционному проекту.

Межрегиональный форум – это традиционное мероприятие с участием президентов России и Казахстана, проходящее с 2003 года. Несмотря на то что тема каждого форума обозначена, а в Атырау, в частности, речь шла об инновациях в углеводородной сфере, Путин и Назарбаев, как правило,  обсуждают и другие вопросы, что, помимо прочего, обусловлено участием в форуме губернаторов приграничных областей, глав районов, представителей предпринимательских слоев и молодежных организаций.

«Подобные встречи являются в некотором смысле предтечей интеграционных процессов. На регионы приграничного сотрудничества – 7 казахстанских и 12 российских областей – приходится 70–75% ежегодного товарооборота, объем которого, например, в 2013 году составил 28,5 млрд долл. Треть всего объема прямых инвестиций между двумя государствами приходится именно на приграничные районы. Это серьезная основа для углубления евразийской интеграции», – сказал «НГ» казахстанский политолог Эдуард Полетаев.

Однако, по его словам, в российско-казахстанских отношениях не все так безоблачно, как может казаться, есть достаточно сложные проблемы. «В двусторонней торговле Казахстан поставляет на российский рынок сырье, а на свой рынок принимает готовые российские товары. Соответственно перед Казахстаном стоит задача – поставить на ноги инновационные отрасли и увеличить долю их продукции в общем обороте торговли. Не случайно, что в Атырау Назарбаев и Путин обсуждали вопросы расширения инновационного сотрудничества в энергетической сфере», – отметил Полетаев.

У Астаны, по его словам, разработаны амбициозные проекты по глубокой переработке нефти, и для их реализации уже ведется реконструкция перерабатывающих заводов. Сюда же вписывается проект «Евразия», старт реализации которого вчера дали президенты двух стран. Этот проект предполагает разведку пластов на глубине более 10 тыс. метров и требует новейших технологий, которые теоретически могут предоставить российские партнеры. По данным «НГ», бурение будет происходить в районе Прикаспийской впадины, где, по словам вице-министра энергетики Казахстана Узакбая Карабалина, сосредоточено около 80% ресурсов углеводородов Казахстана. К слову, 30% Прикаспийской впадины являются территорией РФ. Для реализации проекта с ориентировочной стоимостью в полмиллиарда долларов предполагается создать консорциум с участием известных энергетических компаний. Интерес к «Евразии» уже обозначили ЛУКОЙЛ, «Роснефть», а также Shell, Chevron и др.

В Атырау Нурсултан Назарбаев отметил, что в текущем году «наблюдается некоторый спад в товарообороте», но выразил надежду, что «это временное явление». По его мнению, правительствам двух стран нужно принять необходимые решения, чтобы вернуться на прежний уровень товарооборота. Владимир Путин поддержал коллегу, заметив, что «в этом году в первом полугодии, действительно, есть определенная корректировка». Спад, по его мнению, связан с некоторым сокращением торговли в нефтегазовой сфере, тогда как по другим составляющим, наоборот, зафиксирован рост.

По итогам переговоров Путин и Назарбаев подписали перспективные контракты в торгово-экономической сфере, области машиностроения, а также межправительственные соглашения о хозяйственной деятельности на приграничной территории при добыче медно-колчеданных руд и об использовании радиочастотного спектра на территории комплекса «Байконур».

«Относительно частые встречи президентов России и Казахстана свидетельствуют о высокой плотности контактов Москвы и Астаны в преддверии начала работы Евразийского экономического союза. В этом контексте показательно, сколь значительное внимание уделяется углублению сотрудничества государств на региональном уровне. Эффект от экономического взаимодействия регионов можно считать своеобразным «барометром» успешности евразийской интеграции. Причем, судя по всему, стороны настроены не снижать динамику и темп взаимодействия в тот небольшой период, который остается до начала функционирования ЕАЭС 1 января 2015 года», – сказала «НГ» исполнительный директор политологического центра «Север–Юг» Юлия Якушева. По ее словам, следующая встреча Путина и Назарбаева, очевидно, состоится 10 октября в Минске, где должно будет состояться официальное подтверждение расширения интеграционного проекта за счет присоединения Армении.

 Виктория Панфилова 

 

Источник: Независимая газета